WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

4. В конфликтных ситуациях общения в рамках обиходно-бытового дискурса как американские, так и русские коммуниканты обращаются к конфронтационным коммуникативным стратегиям чаще, чем в профессиональном педагогическом дискурсе. Выбор коммуникативной стратегии в обиходно-бытовом дискурсе является гендерно-зависимым: в американской лингвокультуре представители женского пола более склонны к реализации конфронтационной стратегии, а представители мужского пола придерживаются стратегии дистанцирования. В русской лингвокультуре ситуация обратная: представительницы женского пола чаще обращаются к реализации коммуникативной стратегии дистанцирования и кооперации, в то время как российские мужчины более склонны к конфронтационной стратегии коммуникативного поведения.

5. Специфика интерпретации принципа вежливости, границы зон приватности и дистанцирования, выбор способов выражения несогласия, а также ролевой образ партнера по коммуникации в профессиональном педагогическом дискурсе русской и американской лингвокультур определяет характер коммуникативных взаимоотношений в стратегических плоскостях кооперации, конфронтации или дистанцирования.

Основные положения диссертации прошли апробацию в выступлениях и докладах в рамках работы международной школы-семинара по психолингвистике и когнитологии в г. Москва (2008г.), областной научной конференции «Молодые ученые Кузбассу» (г. Кемерово, 2002г.), международных научных конференциях «Наука и образование» г. Белово (2004, 2005, 2006 гг.), международной научно-практической конференции «Социальные, экономические и культурные проблемы устойчивого развития современной России» г. Новосибирск (2005г.), всероссийской научной конференции «Язык. Человек. Ментальность. Культура» г. Омск (2008г.), межвузовских научных конференциях «Студент и экономический потенциал Кузбасса», г. Кемерово (2004г.), областной научно-методической конференции «Интенсификация процесса обучения иностранным языкам в современных условиях» г. Кемерово (2004г.), VI региональном научном семинаре по проблемам систематики языка и речевой деятельности г. Иркутск (2001г); обсуждались на научных семинарах кафедры иностранных языков ГОУ ВПО «РГТЭУ» Кемеровский филиал, кафедры теории и практики перевода ГОУ ВПО «Кемеровский Государственный Университет».

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, заключения, списка используемой литературы и приложения, содержит 181 страницу, 16 рисунков и 4 таблицы.

Основное содержание работы

Во введении дано обоснование актуальности исследования, определены его цель, задачи, методологическая и теоретическая основы исследования, сформулирована научная новизна и теоретическая значимость диссертации, изложены основные положения, выносимые на защиту, дана характеристика эмпирической базы исследования.

В первой главе «Конфликт в коммуникации» рассмотрен феномен конфликта в коммуникации, его социальные и психологические основы. Обозначена проблематика изучения конфликтного дискурса с позиции этнопсихолингвистики, отрывающей перспективы его изучения в соответствии с национально-культурной спецификой. Психолингвистический подход к изучению конфликта позволяет анализировать причины конфликтного речевого поведения, выявлять специфику способов вербального выражения конфликтной коммуникации, а также проследить выбор коммуникантами стратегических направлений при вступлении в конфронтационную межличностную коммуникацию. Однако перспективным, но недостаточно разработанным направлением в исследовании конфликта в коммуникации является этнопсихолингвистический подход, позволяющий проанализировать специфику коммуникативного поведения в ситуации конфликта представителей различных лингвокультур. Этнопсихолингвистика является наукой «интегративного типа, объединяющая разноаспектное изучение речевой деятельности как одного из видов психической деятельности в аспекте ее национально-культурной вариантности» [Пищальникова, 2007, с. 14]. Среди важнейших постулатов этнопсихолингвистики, актуальных для данного исследования, называются следующие: национальная культура существует в ментальной, предметной и деятельностной формах; национально-культурная специфика сознания социума специфически обнаруживается в речевой деятельности, репрезентируя когнитивные структуры и механизмы смыслообразования, свойственные данной культуре. Наряду с изучением особенностей языкового сознания, представителями этнопсихолингвистического направления [А. А. Леонтьев 1997; В. А. Пищальникова 2007] подчеркивается актуальность проблемы отражения специфики национальных культур в речевой деятельности индивида, а также вопросы дискурсивных практик. Конфликтный дискурс, как предмет этнопсихолингвистического исследования, представляет собой интерес в плане детального изучения. Дискурсивный подход в исследованиях позволяет рассматривать связь между языковым общением, человеком, культурой и обществом и способствует созданию новых возможностей в исследовании коммуникативных процессов.

Под дискурсом понимается «связный текст в совокупности с экстралингвистическими – прагматическими, социокультурными, психологическими и другими факторами» [Арутюнова, 1990]. В рамках конфликтного дискурса могут иметь место различные речевые конфликтные ситуации, в том числе коммуникативный конфликт. В исследовании под коммуникативным конфликтом понимается речевое столкновение, основанное на агрессии, выраженной языковыми средствами [Седов, 2002]. Соответственно, ситуация, в которой может иметь место коммуникативный конфликт, является конфликтной ситуацией общения и представляет собой особое коммуникативное поведение ее участников. Коммуникативный конфликт как особый тип речевого поведения характеризуется направленным и, как правило, осознанным противодействием коммуникантов. Кроме того, в данной главе приводится анализ основных конфликтообразующих факторов в коммуникации, среди которых следует отметить следующие: несовпадение когнитивных систем собеседников, специфика интерпретации сообщения реципиентом, зависящая от социальных, культурных и внутриличностных установок, соблюдение или нарушение принципов бесконфликтного общения, а также несовпадение культурно-обусловленных характеристик коммуникативного поведения. Важным для данного исследования является выделение двух типов дискурса: институционального и личностного [Карасик 1998]. К институциональному типу относится профессиональный педагогический дискурс, который характеризуется рядом дифференциальных признаков и отличается ограниченностью во временном и пространственном отношении. В данном исследовании под профессиональным педагогическим дискурсом, понимается объективно существующая динамическая система, функционирующая в образовательной среде вуза, включающая участников дискурса, педагогические цели, ценности, содержательную составляющую образования, отражающая специфику взаимодействия субъектов и обеспечивающая формирование ключевых компетентностей участников образовательного процесса (социокультурной, коммуникативной, межкультурной, информационной) [Ежова, 2006]. Под обиходно-бытовым типом дискурса в данном исследовании, в отличие от профессионального дискурса, понимается процесс живого вербализированного общения, реализуемого в неофициальных ситуациях [Сиротина, 1994].Обиходно-бытовой дискурс относится к личностному типу, является ситуативно-зависимым и стилистически неоднородным.

Во второй главе «Этнокультурные стратегические особенности коммуникативного поведения в конфликтных ситуациях общения» рассмотрены понятия коммуникативной стратегии и тактики, а также предложена классификация коммуникативных стратегий и тактик применительно к конфликтному дискурсу. В рамках изучения этнической картины мира рассмотрены и описаны культурно-обусловленные факторы русского и американского коммуникативного поведения, способствующие реализации определенных стратегических линий в конфликтных ситуациях общения. Основываясь на определениях О. С. Иссерс [Иссерс, 2002], В. С. Третьяковой [Третьякова, 2003], под коммуникативной стратегией в данном исследовании понимается план речевого и невербального поведения, способствующий достижению цели коммуникации, а коммуникативные тактики рассматриваются как практические способы достижения плана, выбираемые или комбинированные в зависимости от коммуникативной стратегии.

По результатам анализа коммуникативных стратегий в отечественных и зарубежных исследованиях с учетом полученных эмпирических данных рече-ситуативного поведения российских и американских респондентов была составлена классификация основных коммуникативных стратегий с соответствующим арсеналом тактических приемов реализации применительно к конфликтному дискурсу. Принципом данной классификации является основание, учитывающее вектор направленности на партнера по коммуникации: на собеседника, против него или на его игнорирование. Соответственно можно говорить о стратегических линиях коммуникации конструктивной, конфронтационной или нейтральной направленности. Тремя базовыми видами коммуникативных стратегий в настоящем исследовании являются: конфронтационная стратегия, стратегия дистанцирования и стратегия кооперации. Каждая из названных стратегий имеет определенный арсенал тактик, представленных на рис.1.

Выделение автоагрессии как отдельного вида коммуникативной стратегии мы считаем необходимым в рамках данного исследования, т.к. несмотря на то, что автоагрессия причисляется к видам речевой агрессии «направленной на самого себя» [Левитов, 1972, с.170] и может препятствовать процессу эффективного общения, однозначное причисление данной стратегии к коммуникативной стратегии конфронтации, на наш взгляд, не является обоснованным, поскольку вербальная автоагрессия может способствовать предупреждению ответной грубости адресата и нейтрализации конфронтации, «выступая ритуальным способом смещения настоящего словесного нападения» [Щербинина, 2008, с.20].

Рассмотрение особенностей коммуникативного поведения представителей русской и американской культуры, позволяет выделить культурно-обусловленные различия выбора коммуникативных стратегий, базирующиеся на основных дифференциальных проявлениях культур: ориентации на коллективизм или индивидуализм, ценности демократичности или авторитаризма, высокой или низкой контекстуальности и степени эмоциональности.

Анализ теоретических исследований национальных особенностей коммуникации [И. А. Стернин 2000; К. М. Шилихина 2000; Т. В. Абрамова 2000; М. А. Токарева 2007; С. Г. Тер-Минасова 2000] позволяет сделать вывод о возможности обращения к конфронтационным коммуникативным стратегиям в русской лингвокультуре, в частности, к стратегии манипулирования и речевой агрессии. Коммуникация отличается повышенной эмоциональностью межличностного общения, апелляцией к оценке как конфликтообразующему фактору в речевой деятельности и склонностью к конфронтационным стратегиям в целом. Рассмотренные характеристики американского коммуникативного поведения обусловливают приоритет обращения к коммуникативной стратегии кооперации как в профессиональном, так и в обиходно-бытовом дискурсах. Этим обусловливается минимизация обращений к стратегиям речевой агрессии и манипулирования, ставящим под угрозу принцип сохранения «лица» речевого партнера.

Рис. 1 Классификации стратегий и тактик в конфликтном дискурсе

Принципы позитивности и вежливости способствуют реализациям конструктивных моделей коммуникативного поведения. Индивидуализм как основная черта американской культуры реализуется в коммуникации с помощью коммуникативной стратегии дистанцирования. Далее в исследовании рассмотрены возможные лингвистические маркеры коммуникативных стратегий в русском и английском языках. Для иллюстрации языковых реализаций коммуникативных тактик были отобраны примеры из практического материала, полученного при проведении экспериментального исследования. Наиболее сильными лексическими маркерами конфронтационной стратегии в русском языке является употребление оскорбительной лексики или инвектив, функция которых заключается в стимулировании негативных эмоций у речевого партнера. Коммуникативная стратегия манипулирования нередко достигается через кодовый конфликт: через разницу кодов адресант сознательно стремится к тому, чтобы собеседник его не понимал и не мог возразить, такое речевое поведение следует квалифицировать как имплицитное «лишение слова». В качестве языковых средств могут быть использованы узкоспециальная терминология, малоизвестные заимствования, жаргон, переход на другой язык, которым владеют не все коммуниканты и т.п. [Воронцова, 2006]. Показателями конфронтационных тактик возмущения, упрека, критики в русском языке могут служить усилительные частицы (например, «же», «ведь», «все-таки»), употребление которых может подчеркивать отрицание или несогласие, усиливая эмоциональную нагрузку речевого сообщения в конфликтном дискурсе: «Но сейчас же весна!», «Я же не робот, я живой!». Междометия также используется коммуникантами при реализации различных тактик конфронтационной стратегии общения: «Ой, ну, пожалуйста, не надо!!!», «Ой, ужас!!! Тройку не ставьте, умоляю!!!». Маркерами конфронтационных тактик критики, давления, иронии могут выступать различные виды тропов (метафора, гипербола, метонимия и др.). При анализе эмпирических данных было отмечено использование тропов в конфронтационном виде стратегии у русских коммуникантов, например, в реакциях на замечание со стороны преподавателя: «Тогда я сойду с ума», «Ага, хорошо, хотя проще сдохнуть, у трупов - то нет личной жизни» и др. В русском языке вербальные реакции манипулятивного плана часто характеризуются использованием модальных глаголов или повелительного наклонения: (студент в ответ на замечание преподавателя): «Преподаватель должен учить человека знаниям, а не обсуждать его внешний вид!», «Вы должны оценивать ум, а не внешний вид!», «Посмотрите на себя!». Дифференциальное использование местоимений «ты» и «Вы» в русской лингвокультуре может являться реализацией как кооперативной, так и конфронтационной коммуникативной стратегии. Их употребление определяется этнокультурными факторами и степенью вежливости и может варьироваться в зависимости от эмоциональной нагрузки и социальной роли. Языковыми маркерами реализации стратегии дистанцирования может выступать неагентивность говорящего, выражаемая посредством пассивного залога или возвратных глаголов (например: «Никуда не деться. Буду ждать другой автобус», «Все уладится само собой»). Нейтральная позиция обычно выражается короткими или односложными предложениями с отсутствием эмоциональной нагрузки, что выражается на письме отсутствием пунктуационных выделений, например: (студент в ответ на замечание преподавателя о внешнем виде другого студента) «Мне абсолютно все равно», «Это не мое дело», «Промолчу. Спорить себе дороже».

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»