WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

На правах рукописи

ЛЕЕНСОН ЕЛЕНА ИЛЬИНИЧНА

Поэтика автобиографической прозы

Б. Л. Пастернака и традиции Р. М. Рильке

Специальность 10.01.01 Русская литература

Автореферат
диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Тверь 2007

Работа выполнена на кафедре русской литературы XX – XXI веков

Тверского государственного университета

Научный руководитель: доктор филологических наук

Брызгалова Елена Николаевна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Миловидов Виктор Александрович

кандидат филологических наук, доцент

Гистер Марина Александровна

Ведущая организация: Московский Государственный Университет им. М. В. Ломоносова

Защита состоится « 8 » ноября 2007 г. в часов на заседании диссертационного совета К 212.263.03 при Тверском государственном университете по адресу: 170002, г. Тверь, проспект Чайковского, 70.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Тверского государственного университета.

Автореферат разослан «____» октября 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филологический наук,

профессор С. Ю. Николаева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность работы. Настоящая работа посвящена исследованию такого пограничного в системе литературных жанров явления, как проза поэта. В начале XX века к прозе обращались едва ли не все поэты, в том числе поэты первого ряда. Качество многих произведений такого рода чрезвычайно высоко. Высказывание «…лучшая русская проза в XX веке написана поэтами» принадлежит самому Иосифу Бродскому1. Между тем, и Бродский, и многие литературоведы сходятся в том, что «…проза поэта – не совсем то, что проза прозаика…»2. А значит, это явление требует особого изучения. И действительно, интерес к прозаическому наследию поэтов в современной науке достаточно велик. Однако обширность и сложность материала заставляет обращаться к этой теме снова и снова. Все это обуславливает актуальность настоящего исследования.

Целью работы является анализ поэтики автобиографической прозы Пастернака и изучение того, как Пастернак использует и развивает традиции

Р. М. Рильке. Исследование поэтики автобиографической прозы Пастернака строится преимущественно на анализе повести «Охранная грамота» (1930). Между тем, многие сделанные в работе выводы справедливы и по отношению к более позднему автобиографическому очерку поэта «Люди и положения» (1956, опубл. 1967). «Охранную грамоту» оказалось логичным сравнить с романом Р. М. Рильке «Записки Мальте Лауридса Бригге» (1910). Выбранный ракурс зрения объясняется несколькими причинами. Во-первых, двух поэтов – Б. Л. Пастернака и Р. М. Рильке – можно смело назвать современниками, а значит, родственные принципы в поэтике их произведений могли быть вызваны принадлежностью к одному времени, сформированностью единым кругом чтения. Во-вторых, между Рильке и Пастернаком существовала реальная биографическая связь. И, наконец, известны многочисленные высказывания Пастернака о том, что он учился у Рильке как поэт. Выявлению именно этих внутренних связей художественного мира Пастернака с творческими поисками Рильке и посвящено данное исследование. Многое объединяет и сами произведения, выбранные для анализа. Так, и повесть Пастернака, и роман Рильке в большей или в меньшей степени автобиографичны. В обоих случаях речь идет о творческом становлении поэта. Кроме того, «Охранная грамота» посвящена памяти Рильке; первоначально в замысел автора входило создать биографию любимого поэта.

В настоящем исследовании поставлены и решены следующие задачи:

  • рассмотреть особенности поэтики автобиографической прозы Пастернака и определить те традиции прозы Рильке, которые развивались в ней;
  • соотнести произведения Пастернака и Рильке с жанром автобиографии;
  • выяснить, как Пастернак понимает природу и назначение искусства и каким образом его представления продолжают эстетические идеи Рильке;
  • показать общность законов, действующих в художественном мире Пастернака и Рильке на уровне героя, на уровне пространственно-временной организации произведений (хронотоп), на уровне языка, а также в том, как писатели воспринимают и отражают внешний мир;
  • выявить преемственность между принципами поэтики в прозе Пастернака и Рильке;
  • доказать существование универсального принципа нарушения границ, реализующегося на разных уровнях как в прозе Пастернака, так и в прозе Рильке (изоморфизм художественных уровней);
  • соотнести художественные особенности прозы Пастернака и Рильке с их поэзией.

В основе работы – сравнение художественных миров двух поэтов, принадлежащих к разным национальным культурам. Поэтому в процессе исследования активно применялся сравнительно-типологический метод. В диссертации также использовался традиционный историко-литературный метод анализа.

Теоретико-методологической основой данного исследования являются труды М. М. Бахтина, В. М. Жирмунского, С. С. Аверинцева, Д. С Лихачева, Ю. М. Лотмана, Э. Ауэрбаха, В. Б. Шкловского, Р. Барта, Н. И. Конрада, А. А. Потебни, Л. С. Выготского, П. Рикера, К. Гамбургер, Д. Олни, а также работы М. Л. Гаспарова, Б. М. Гаспарова, Б. А. Успенского, А. П. Чудакова, С. Г. Бочарова, А. В. Карельского, Е. Б. Пастернака, Л. С. Флейшмана, М. Л. Рудницкого, Н. Т. Рымаря, В. Е. Хализева, Р. Якобсона, И. В. Фоменко, И. Ф. Асмуса, В. Шмидта, Г. Э. Хольтхузена, В. Леппманна, Э. Мазона, Д. Шиллера, В. Зайферта, Ф. Штанцеля и др. О месте Пастернака в историко-литературном контексте помогают говорить труды Ю. М. Лотмана, Д. С. Лихачева, Л. Флейшмана, М. Л. Гаспарова, К. М. Поливанова, Л. С. Борисовой и др.

Научная новизна работы определяется сложностью поставленных в ней задач. Концентрируясь на подробном рассмотрении поэтики автобиографической прозы Пастернака в свете традиций прозы Рильке, мы исходили из того, что фактическая сторона взаимоотношений между русским и немецким поэтом хорошо изучена. Переписка Р. М. Рильке, Б. Л. Пастернака и М. И. Цветаевой опубликована и прокомментирована.3 О биографических связях Пастернака и Рильке писали многие исследователи, труды которых посвящены отношениям Рильке с Россией и Пастернака с немецкой культурой (см. работы К. Азадовского, К. Э. Георге, Э. Нёльдеке, Г. Найденовой, Д. А. Решетило-Роте, Э. Фрайбергер, С. Брутцер, В. Беленчикова, Е. Б. Пастернака и др.). Творческими и биографическими связями между Рильке и Пастернаком занимались также Р. Миллер-Будницкая, И. Н. Бушман, К. Барнэ, А. Ливинстоун, Г. П. Струве, Х. Рёлинг, К. Азадовский, Е. Орловская-Бальзамо и др. Однако бльшая часть этих работ посвящена не прозе, а поэзии. Еще важнее, что ни в одном из исследований мы не находим развернутого сравнительного анализа художественных миров Рильке и Пастернака – ученые больше говорят о сходстве их жизненных позиций. В настоящей диссертации впервые проводится подробный сопоставительный анализ поэтики прозы двух поэтов. Изучение подобных взаимосвязей позволит глубже постичь творческую индивидуальность Б. Л. Пастернака, понять, чему русский поэт учился у немецкого именно в своем творчестве и как развивал его традиции. Настоящая работа призвана внести свой вклад и в более глубокое изучение взаимодействия русской и немецкой литератур первой половины ХХ века.

Научно-практическая значимость. Результаты исследования могут быть использованы при подготовке общих курсов и спецкурсов по истории русской и немецкой литератур и сравнительному литературоведению, а также специальных курсов по истории европейской прозы ХХ века, по особенностям жанра автобиографии, по проблеме «проза поэта», по творчеству Пастернака и Рильке и др.

Апробация результатов исследования проходила на научно-практических конференциях и съездах, таких как: Второй съезд Российского союза германистов «Русская германистика в 20 веке: темы и концепции» (Москва, МГПУ, РГГУ, 2004); Международная научная конференция «Русская, белорусская и мировая литература: история, современность, взаимосвязи» (Полоцк, ПГУ, 2004); Международная научная конференция «Русская, белорусская и мировая литература: история, современность, взаимосвязи» (Полоцк, ПГУ, 2006); VIII Международная научная конференция молодых ученых (Киев, институт литературы им. Т. Г. Шевченко НАН Украины, 2005); Международная научная конференция «Синтез документального и художественного в литературе и искусстве» (Казань, КГУ, 2006).

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Влияние Рильке на Пастернака следует искать, прежде всего, в художественном мире русского поэта, а не в его жизненных установках.

2. В автобиографической прозе Пастернака по-своему реализуется принцип соединения разных явлений в одно неделимое целое. Тот же принцип обнаруживается и в прозе Рильке.

3. Закон нарушения границ оказывается в прозе Пастернака и Рильке универсальным, он действует на разных уровнях рассматриваемых произведений: в области основных идей, в образе главного героя, во взаимоотношениях героя и окружающего мира, на уровне основных поэтологических категорий (таких, как время и пространство), в композиции, в языковых конструкциях. Налицо изоморфизм художественных уровней.

Структура работы. Общий объем диссертации составляет 185 стр. машинописного текста. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения (выводов) и списка литературы, включающего 294 пункта.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении показана необходимость и значимость выполненного научного исследования: обозначена актуальность работ, посвященных проблеме прозы поэтов, обоснован выбор определенных авторов и произведений для анализа, дан краткий очерк исследовательской литературы по теме диссертации, из которого становится очевидной научная новизна настоящего исследования, разъяснены методологические принципы анализа литературного материала.

Первая глава «Герой автобиографической прозы Б. Л. Пастернака» содержит три параграфа. В первом параграфе «Особенности жанра автобиографии» характеризуется жанр автобиографии в современном понимании (то есть речь идет о жанре, который сформировался после появления «Исповеди» Ж.-Ж. Руссо). Показан сложный характер взаимоотношений художественного и документального в произведении, в той или иной степени изображающем жизнь автора. Делается утверждение о том, что понятие «правдивости» по отношению к автобиографии может быть применено только условно. Делается вывод, что автобиографизм у Пастернака и Рильке – это автобиографизм именно такого рода, о котором можно говорить в связи с «Исповедью» Руссо. В «Охранной грамоте», а, тем более, в «Записках Мальте Лауридса Бригге» не стоит искать достоверного, документально выверенного рассказа о жизни обоих поэтов. Однако автобиографические черты в большей или в меньшей степени присутствуют в этих произведениях.

Во втором параграфе «Проблема автобиографизма в романе Р. М. Рильке “Записки Мальте Лауридса Бригге” и в повести Б. Л. Пастернака “Охранная грамота”. Биография поэта как история взаимовлияний» разбирается вопрос, который всегда встает при разговоре об автобиографии, – равен ли автор своему герою. И в случае с повестью Пастернака, и в связи с романом Рильке на этот вопрос сложно ответить однозначно. Рильке с его героем, молодым датским поэтом Мальте Лауридсом Бригге, роднит и поэтическое призвание, и легенда об аристократическом происхождении Рильке (аристократ и Мальте), и пребывание в чужом городе, Париже – здесь начинает свои записки Мальте, здесь же сам Рильке работал над монографией об Огюсте Родене. Многие записки героя романа почти дословно совпадают с письмами самого автора из Парижа. Рильке и его героя объединяет и пессимистический настрой – в Париже поэт переживал тяжелый душевный кризис. Об автобиографизме романа заставляет задуматься также форма повествования от первого лица. Однако как бы ни был похож главный герой на автора, это все равно другое лицо с другим именем и другой биографией. Сам поэт с иронией говорил о поспешности, с которой многие читатели поставили знак равенства между ним и Мальте. Герой и потому не может быть равен Рильке, что за ним стоит еще одна фигура: одним из его прототипов стал норвежский поэт-символист Сигбьёрн Обстфельдер, с которым Рильке познакомился в Париже. Между тем, Рильке объединил возможные толкования образа своего героя: «…его молодость была моей молодостью, он был я и одновременно кто-то другой»4 – писал он. А значит, автор записок – это одновременно и Мальте, и Рильке, и его знакомый и т.д. Ценность этого образа заключается для поэта именно в том, что в нем соединились осколки самых разных судеб. Таким образом, уже в образе главного героя проявился важнейший для поэтики романа принцип – разные, существующие отдельно друг от друга предметы и явления воспринимаются не как самостоятельные и обособленные, а как единое нераздельное целое. Значимость этих «других» судеб для натуры Мальте показывается в романе и через появление многочисленных персонажей, истории которых перекликаются с жизнью Мальте. Несколько раз читатель становится свидетелем полного неразличения между главным героем и другими лицами. Мальте начинает повторять движения окружающих, чтобы в полной мере ощутить себя ими.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»