WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

Среди новейших работ, посвященных теме воздействия войны на общественное сознание, можно выделить диссертационное исследование Е.А. Гладкой30. Автор анализирует отношение к Русско-японской войне в контексте «оборонного сознания», свойственного в целом русскому обществу. Уникальность конфликта, по мнению Е.А. Гладкой, состоит в том, что впервые отношение к войне изменилось непосредственно в процессе войны (с популярной на непопулярную), при этом «образ врага» с Японии и японцев был перенесен на российское самодержавие. В числе причин, вызвавших изменение отношения к войне, автор рассматривает неудачное пропагандистское воздействие на общество со стороны правящих кругов.

Зарубежная историография представлена огромным количеством работ, посвященных истории Русско-японской войны, особенно военному, политическому и дипломатическому аспектам. Однако есть и специальные труды, рассматривающие социальное, культурное, литературное и интеллектуальное влияние войны на страны Запада и Восточной Азии, символическое значение конфликта31. Интересна также работа японского исследователя Наоко Шимазу32, посвященная влиянию Русско-японской войны на японское общество, и работа Себастьяна Добсона33, в которой рассматривается образ Русско-японской войны в западных и японских изданиях.

Таким образом, за последние два десятилетия произошли существенные сдвиги в освещении Русско-японской войны 1904-1905 гг., исследователи наконец-то обратились к теме ее воздействия на общественное сознание. Однако механизмы этого воздействия изучены еще недостаточно. В отношении влияния изучаемого конфликта конкретно на Сибирь и Дальний Восток исследователями констатируется как тяжелое положение региона вследствие боевых действий, так и широкое участие сибиряков и дальневосточников в войне, ее во многом «народный характер», но не делается попыток эти факты объяснить и увязать между собой.

Широкое привлечение в исследовании региональных периодических изданий времен Русско-японской войны, вызванное тем, что пресса служила главным источником формирования общественного мнения и одновременно его выразителем, обязывает нас остановиться и на вопросе изучения истории периодической печати Сибири и Дальнего Востока начала ХХ в. Историография этого вопроса также подразделяется на три периода: досоветский, советский и постсоветский. В первый период основной упор был сделан на отображение роли политической ссылки в развитии культуры, литературы, периодики Сибири, взаимодействия областников и социалистов, сбор материала о местных публицистах. Ведущие повременные издания региона активно публиковали на своих страницах биографические материалы о журналистах, издателях, редакторах сибирских газет и журналов, отмечали вновь появляющиеся издания и т.д.

Советский период характеризуется «креном» в сторону изучения большевистской прессы как орудия воздействия РСДРП (б) на общественное сознание. Этому подходу полностью соответствуют как серия сборников «Журналистика в Сибири»34, так и работы дальневосточных исследователей И.П. Трофимова, Н.А. Глущенко, П.Я. Гурова и других35.

В 1980-е гг. исследование сибирской журналистики велось главным образом с позиции изучения вопросов литературной критики. Так, в Институте истории, филологии и философии СО АН СССР вышла серия сборников, посвященных истории сибирской печати и литературной критики Сибири36, причем авторами их стали исследователи со всего региона (В.Г. Одиноков, Л.П. Якимова, Е.А. Куклина, Б.А. Чмыхало, А.С. Янушкевич, Ф.З. Канунова и другие). В этом же ключе был написан и самый значительный (по данной тематике) труд – двухтомник «Очерки русской литературы Сибири»37, в котором рассматривалась история развития литературы, журналистики и литературной критики в сибирском регионе. В Красноярске исследования по истории сибирской журналистики и литературы велись Б.А. Чмыхало, также с упором на литературную критику38.

На Дальнем Востоке в этот же период была впервые предпринята попытка комплексного изучения дальневосточной печати начала ХХ в.. Здесь большая работа была проделана И.Г. Стрюченко, который составил аннотированный указатель дореволюционной периодики Дальнего Востока и Забайкалья39. Среди работ 1980-х гг., посвященных периодике Сибири и Дальнего Востока, стоит выделить и небольшое, но весьма информативное исследование Е.Д. Петряева о сотрудниках газеты «Восточное обозрение»40, в котором автор собрал сведения о более чем 600 корреспондентах, авторах и журналистах газеты.

Однако наиболее значимыми, на наш взгляд, являются работы 1990-х и далее годов, т.е. постсоветского периода. Прежде всего, это исследования иркутского ученого С.И. Гольдфарба, посвященные газете «Восточное обозрение», а также в целом газетному делу в Сибири в ХIХ – начале XX веков41. В них рассмотрен процесс формирования газетного рынка в Сибири и его особенности; выявлены типологические черты сибирской периодики; раскрыт вопрос о взаимоотношениях власти и СМИ.

Истории газеты «Сибирская Жизнь», ее первому редактору, П.И. Макушину, и периодике Сибири посвящены публикации Е.Н. Косых42.

Исследования по дальневосточной периодике представлены работой И.А. Шаховой43, в которой рассмотрены особенности взаимодействия прессы и власти в дальневосточном регионе, характерные черты частной периодической печати здесь в изучаемый период. Комплексное исследование дальневосточной прессы содержится также в монографиях по истории Дальнего Востока44.

Для периода 1990-х гг. было характерно наличие большого количества газетных публикаций по истории прессы, однако их недостатком было отсутствие глубокого анализа и фрагментарность. Исключением явились статьи А.В. Лосева и А.А. Хисамутдинова45.

Среди публикаций общего плана (посвященных истории журналистики в целом), стоит отметить исследования С.Я. Махониной46, в которых дается великолепный типологический разбор прессы (в том числе и региональной). Пресса как институт формирования, структурирования и трансляции общественного мнения рассматривается в работе Н.Н. Родигиной47. Весьма ценной, на наш взгляд, является и работа Г.В. Жиркова по истории цензуры в России48, поскольку без рассмотрения этого вопроса невозможно понять особенности функционирования отечественной прессы.

В целом изучение истории периодической печати Сибири и Дальнего Востока начала ХХ в. еще далеко от своего завершения, особенно дальневосточной периодики. Сведения даже о крупнейших изданиях региона приходится собирать буквально по крупицам. Очень мало затронут вопрос об эволюции периодических изданий, недостаточно изучено и взаимодействие в рамках триады «власть-общество-СМИ».

Цели и задачи работы. Целью нашей работы является исследование воздействия Русско-японской войны 1904-1905 гг. на общественное мнение Сибири и Дальнего Востока, раскрытие внутренних механизмов формирования общественного мнения. Для достижения данной цели потребовалось решить ряд взаимосвязанных задач:

  1. проанализировать стратегию правящих кругов по созданию образа конфликта, выделить основные направления и способы формирования общественного мнения;
  2. рассмотреть «образ врага» в общественном сознании населения Сибири и Дальнего Востока, специфику восприятия Японии и японцев в зависимости от региональной принадлежности населения;
  3. проследить динамику и особенности изменения общественного мнения в период войны, выделить «критические точки» в ее восприятии;
  4. выявить ключевые проблемы периода Русско-японской войны, оказавшиеся в центре внимания общественности, влияние их на ее восприятие;
  5. рассмотреть способы проявления общественного мнения.

Объектом исследования в работе является общественное мнение Сибири и Дальнего Востока начала ХХ века. Предмет исследования – Русско-японская война 1904-1905 гг. в общественном сознании населения Сибири и Дальнего Востока, изменение регионального общественного мнения под воздействием данного вооруженного конфликта.

Территориальные границы исследования охватывают Сибирь и Дальний Восток, т.е. Тобольскую, Томскую, Енисейскую, Иркутскую губернии, Акмолинскую, Якутскую, Забайкальскую, Амурскую, Приморскую области, о.Сахалин. На момент Русско-японской войны Тобольская, Томская губернии, Акмолинская область входили в Омский военный округ; Енисейская и Иркутская губернии, Якутская область – соответственно в Иркутский военный округ и Иркутское генерал-губернаторство (с 1906 г. в состав округа вошла Забайкальская область), Амурская, Приморская, Забайкальская области, о.Сахалин составляли Приамурское генерал-губернаторство и Приамурский военный округ.

Хронологические рамки работы охватывают период Русско-японской войны, то есть с 27 января 1904 г. по 23 августа 1905 гг. (подписание Портсмутского мирного договора), хотя в отдельных случаях привлекаются данные и более раннего, и более позднего времени (образ Японии в русском обществе, некоторые моменты демобилизации воинов Маньчжурских армий и т.д.). Хронологические рамки обусловлены как самой темой исследования (влияние на общественное мнение именно самой Русско-японской войны), так и тем, что по мере окончания активных боевых действий и решения вопроса о мире, спектр интереса печати сместился в сторону вопросов внутренней жизни.

Методология и методы исследования. Методологической основой решения поставленных проблем явились принципы историзма и системности, которые предполагают изучение общественного явления в его конкретно-исторической обусловленности и развитии, а также отношение к предмету и объекту как к целостным функционирующим и эволюционирующим структурам, обладающим многообразными внутренними и внешними связями.

В качестве теоретической основы настоящей работы положены современные исторические и социологические концепции, рассматривающие феномен общественного сознания. Оно понимается ими как реальное сознание, состоящее из знаний, мнений, ценностных ориентаций, установок, потребностей и интересов. Каждый из этих структурных элементов вырастает из непосредственно практической деятельности и не отделен от общественного бытия. Более того, они отражают не только случайные, стихийные связи и отношения, но и устойчивые закономерности и тенденции развития общества. Возникая как реакция на непосредственное восприятие действительности, как отражение сложившихся условий существования, реальное сознание приобретает самостоятельную роль, выражаясь в общественном мнении, умонастроениях людей.

Общественное мнение – довольно сложное образование. В целом оно рассматривается как совокупность суждений и оценок, характеризующих консолидированное отношение массового сознания к наиболее значимым и актуализированным проблемам, событиям и фактам экономики, политики, культуры, общественной жизни. Важным для современного понимания общественного сознания является концепция, что общественное (реальное) сознание не есть собрание или механическое обобщение идей и взглядов – оно образует новую специфическую сущность, в которой проявляются устойчивые тенденции, объективно отражающие как состояние сознания, так и глубину осмысления им общественного бытия. Общественное сознание неизбежно реализуется в деятельности, поведении людей.

Центральной для новейших концепций социологии становятся идеи роли человека как активного социального субъекта, под влиянием которого осуществляются преобразования как в макро-, так и в мезо- и микросреде. Общественное сознание и поведение считаются основным критерием общественных изменений, силой, которая при особых ситуациях определяет ход исторического процесса.

Данная парадигма особенно выпукло представлена в трудах П.А. Сорокина. Рассматривая факторы социальной эволюции, он пришел к выводу, что сущностью всех социальных явлений служит факт сознательного взаимодействия индивидов и групп, и таким образом социальное явление есть мир понятий, мир логического бытия. Поэтому мысль составляет и основу социальной эволюции, перевороту социальному предшествует переворот психический. По мнению П.А. Сорокина, закономерность в истории означает только то, что не может быть ни одного исторического факта, который противоречил бы свойствам человека или совершался бы помимо его.

На похожих позициях стоит экзистенциальная социология, которая рассматривает общество как результат поступков отдельных индивидов, обладающих свободой выбора; «в сущности вне человека нет ничего такого, что принуждало бы его действовать тем или иным образом». Таким образом, в центре исследования оказывается состояние и тенденции общественного сознания и поведения в тесной связи с объективными условиями существования как общества в целом, так и его отдельных слоев и индивидуумов.

В работе применялись специальные методы исторического исследования. Главным инструментарием стало сочетание историко-генетического, историко-сравнительного и историко-системного методов. В исследовании использовались также наработки смежных с историей наук – социологии, журналистики; анализировалась вероятностная степень воздействия материалов периодической печати на читателя. Применялся метод контент-анализа и статистический метод.

Источниковая основа диссертации. В основу данной диссертационной работы положен сравнительный анализ трех ведущих газет Сибири и Дальнего Востока: «Сибирская Жизнь», «Восточное обозрение», «Дальний Восток». Обращение к периодике как ведущему источнику обусловлено тем, что в рассматриваемый нами период пресса исполняла двоякую функцию: с одной стороны, она формировала общественное мнение, с другой – была основным каналом его выражения. Причем в данном качестве выступала, главным образом, частная либеральная пресса, официозные и правые издания почти не пользовались влиянием. Выбор конкретных газет из числа частных либеральных изданий Сибири и Дальнего Востока был обусловлен длительностью выхода издания, ареалом распространения газеты, ее авторитетом, периодичностью издания и тиражом. По совокупности этих признаков были отобраны «Дальний Восток» (Владивосток, 1892-1917, ежедневно), «Сибирская Жизнь» (Томск, 1897-1919, ежедневно, тираж 15 тыс. экз.), «Восточное обозрение» (Иркутск, 1888-1906, ежедневно, тираж 12 тыс. экз.).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»