WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

На правах рукописи

Воробьева Эвелина Александровна

РУССКО-ЯПОНСКАЯ ВОЙНА 1904-1905 ГОДОВ

И ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ СИБИРИ И ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА

(ПО МАТЕРИАЛАМ ВЕДУЩИХ МЕСТНЫХ ПЕРИОДИЧЕСКИХ ИЗДАНИЙ)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Новосибирск 2009

Работа выполнена

в секторе истории второй половины XVI – начала XX в.

Института истории СО РАН

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор М.В. Шиловский

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Н.Н. Родигина

кандидат исторических наук, доцент Н.Б. Симонова

Ведущая организация: Новосибирский государственный университет экономики и управления

Защита состоится 21 декабря в 14.00 на заседании диссертационного совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 003.030.01 при Институте истории СО РАН по адресу: г.Новосибирск, ул. академика Николаева, 8.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института истории СО РАН

Автореферат разослан « » ноября 2009 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета

доктор исторических наук,

профессор Н.П. Матханова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

Актуальность темы. Русско-японская война 1904-1905 гг. с самого начала привлекла к себе пристальное внимание исследователей. Однако из всех возможных аспектов конфликта больше всего «повезло» военному и политическому, а проблема его влияния на общественное сознание России осталась на периферии научного анализа. Между тем, исследование общественного сознания, общественного мнения периода Русско-японской войны позволяет глубже и полнее уяснить особенности ведения боевых действий со стороны Российской империи и ее итоги, трансформацию массового сознания за время войны, в условиях, когда состояние кризиса в стране переросло в полномасштабную революцию.

Весьма важно, что в период Русско-японской войны со стороны правящих кругов была впервые предпринята широкомасштабная попытка целенаправленного формирования общественного мнения; поэтому раскрытие механизмов его формирования, анализ выбранной правительством стратегии позволяет по-новому взглянуть на многие события конфликта, дать им более адекватную оценку. Как нам представляется, именно неудачная попытка правящих кругов продемонстрировать обществу «маленькую победоносную войну» сыграла свою роковую роль в восприятии власти как таковой.

Тема влияния Русско-японской войны на общественное мнение взята нами применительно к Сибири и Дальнему Востоку, так как именно на этот регион пришлись основные тяготы военных действий в Манчжурии. Показательно, какие именно проблемы и темы, вызванные войной, оказались в центре общественного внимания. Анализ основных форм проявления общественного мнения Сибири и Дальнего Востока того времени, анализ факторов, влиявших на общественное сознание сибиряков и дальневосточников, позволяет выявить те аспекты в восприятии обществом вооруженного конфликта, которые обычно оказываются обойденными исследователями. В частности, это позволяет объяснить, почему война, ставшая полностью непопулярной, продолжала оставаться народной по своему характеру.

Степень изученности темы. В целом отечественная историография Русско-японской войны 1904-1905 гг. включает в себя три этапа: дореволюционный, советский и постсоветский. Для первого было характерно сосредоточение внимания на военных и прикладных аспектах конфликта, попытки «свести счеты». Оценки отношения к войне в общественном сознании соответствовали идейному разлому русского общества по отношению к вопросу дальнейшего развития страны.

Для второго этапа характерна идеологизированная проблематика, подчеркивание империалистического характера войны, классовый подход; в отношении изучения общественного сознания изучаемого события характерно отсутствие альтернатив, сведение проблемы его формирования и проявления к деятельности РСДРП.

В постсоветское время развития отечественной историографии произошло расширение предмета исследования, возникли альтернативные точки зрения как на историю конфликта в целом, так и на ее отдельные аспекты, в том числе отношение к ней различных слоев русского общества.

Дореволюционная историография: Прежде всего, отметим обобщающие работы, посвященные войне1. Хотя основной упор в них делался на исследование «боевых» аспектов Русско-японской войны, попутно затрагивались и такие вопросы как особенности мобилизации войск, действия сибирских формирований на фронте и в тылу, вопросы помощи раненым и т.д. Предпринимались попытки объяснить причины, характер и последствия неудач России.

Можно также отметить работы отдельных русских военачальников, в том числе главнокомандующего Маньчжурской армией ген. А.Н. Куропаткина2, а также иностранных военных наблюдателей и советников как при русской, так и при японской армиях3, носящих полумемуарный, полуисследовательский характер. В них содержится анализ как боевых операций периода войны, так и руководящего состава русской армии и флота; даны также некоторые аспекты влияния военных действий на общественное сознание. В качестве причин поражения называются, в том числе, причины «идейного плана» – непопулярность войны в России, «забитость» и «неразвитость» русского солдата, пагубное воздействие отсутствия критики на положение дел на театре войны и т.д.

Среди специальных работ, посвященных вопросу влияния войны на общественное сознание, выделяются исследование Г.Е. Шумкова4 и К.И. Дружинина5. Они посвящены изучению психологического восприятия конфликта русскими солдатами и офицерами, эволюции их отношения к войне. В работе К.И. Дружинина подробно анализируются факторы, которые вели к поднятию боевого духа армии, формированию позитивного отношения к войне. Отмечается недостаточное или формальное использование этих факторов в период Русско-японской войны, рост критического отношения к ней в русском обществе. Дается анализ причин падения популярности образа войны, включающий как действия самой власти и командования, так и позицию общества. Автор приходит к обоснованному выводу, что современная война требует и от солдат, и от общества высокого самосознания, подлинного чувства патриотизма.

Советская историография: как уже отмечалось выше, носила идеологизированный характер. В своих оценках авторы повторяли выводы из публицистических статей В.И. Ленина. В публикациях Д.М. Позднеева, А.Л. Сидорова, П. Быкова, И.И. Бабикова, Е.М. Ярославского6 упор делался на исследование империалистических планов и идеологий противоборствующих сторон, большое внимание уделялось отношению к войне со стороны большевистской партии. Описание самого конфликта давалось в работах поверхностно и схематично. В том же ключе, но с подробным анализом операций Русско-японской войны написана работа Н.А. Левицкого7. Исключение из этого ряда составляют работы А.И. Сорокина8, содержащие большой фактический материал и фундаментальное исследование Б.А. Романова9, посвященное дипломатической истории войны. Б.А. Романовым введены в научный оборот масса ценных первоисточников, подробно проанализированы не только собственно дипломатическая борьба вокруг войны, но и ее причины, ход, политические итоги. В числе прочего затрагивалась тема отношения к войне общества, поданная, правда, в традиционном для советской историографии ключе (автор критиковал позицию правящих кругов и либералов; отстаивал вывод, что единственно верную позицию по отношению к войне занимала партия большевиков).

С конца 1950-х – начала 1960-х гг. история Русско-японской войны стала освещаться более интенсивно. Среди работ выделяется исследование ее истории сотрудников Института военной истории МО СССР под редакцией И.И. Ростунова10, монография о русской армии и флоте Л.Г. Бескровного11. Однако, несмотря на то, что в них содержался ценный статистический материал, раскрывались многие аспекты создания оборонного комплекса страны, по прежнему незначительно была освещена деятельность сибирского тыла, вопросы влияния войны на общественное сознание. В этот же период появляются работы об отношении к войне разных групп населения, в основном либералов, с критикой их позиций (см., например, К.Ф. Шацилло12).

Постсоветская историография. Общественно-политические изменения, произошедшие в России в 1980-х-1990-х гг., вызвали новый всплеск интереса к войне 1904-1905 гг., изменение многих старых оценок, расширение предмета исследования. Появилось огромное количество статей, посвященных русскому флоту в годы Русско-японской войны, в том числе по прикладным аспектам, а также причинам Цусимской трагедии (работы А.А. Аллилуева, Н.Н. Афонина, Ф. Громова, Н. Кобелева, Р.М. Мельникова, С.И. Тигушкина, И.Ю. Чернядьевой и других)13. Среди работ монографического характера, посвященных действиям русского флота в годы войны, выделяется исследование В.А. Золотарева и И.А. Козлова14. Хотя оно носит, скорее, военно-прикладной характер, все же отметим его основательность, широкое привлечение новых источников.

Обширной источниковой базой отличается исследование В.К. Шацилло15, хотя и находится в русле традиционных оценок причин войны (империалистические противоречия между Россией и Японией), ее хода и итогов. Альтернативную точку зрения на Русско-японскую войну излагают А.И. Уткин16 и Ю.А. Шушкевич17. По мнению А.И. Уткина, на рубеже XIX и XX вв. перед Россией встал вопрос определения ее роли в Азии, так называемой «тихоокеанской миссии». Однако сил на то, чтобы создавать и отстаивать в АТР свой центр геополитического влияния, у России не было. Искаженным, по мнению автора, было и само отношение общества к Русско-японской войне: причины поражений искали не в отсталости страны, а в «злом царе», радикалы, а вслед за ними и все общество, воспринимали армию как оплот самодержавия. Власть не сумела объяснить народу, ради чего Россия сражается, что с самого начала вызвало «разброд и шатание» как в обществе, так и в военной элите.

Ю.А. Шушкевич рассматривает Русско-японскую войну с позиции «акматического идеала» (продвижение России на Восток с целью обретения новых земель для «вольной и сытой жизни»). С его точки зрения, в начале конфликта наблюдалось совпадение интересов бюрократии с народной мечтой, попытка России завоевать Маньчжурию отвечала ее реальным интересам. Однако в дальнейшем акматический идеал был «подорван». Для успешного продолжения боевых действий, по мнению автора, требовалось объявить Маньчжурию территорией Российской империи, утвердить ее в глазах народа «своей». Однако это сделано не было, а со сдачей Порт-Артура акматический идеал окончательно рухнул, а война потеряла всякий смысл.

Характерно, что в современной историографии проблемы большое внимание уделяется ее психологическим и социологическим аспектам. В частности, в исследовании В.В. Серебрянникова18 анализируется воздействие войн на общество, отношение его к ним на разных этапах развития, особенности России («держава-воин»). В работе Е.С. Сенявской19 анализируются факторы, способствовавшие формированию «образа врага» в России накануне Русско-японской войны и эволюция этого образа в ее ходе.

Многие исследователи обратились к теме воздействия на общественное мнение периодической печати, причем как на «гражданское» общество, так и на самих участников военных действий. Исследовались такие аспекты, как: взаимодействие прессы и военной цензуры (О.Р. Айрапетов, С.Н. Лютов, А.И. Константинов и другие)20, Русско-японская война в иллюстрированных изданиях 1904-1905 гг. (В.А. Смородина21), библиотеки на войне (А.М. Панченко22), распространение антимонархических изданий среди русских пленных в Японии (С.А. Пайчадзе23) и т.д.

Весьма активно изучается тема «Русско-японская война и Сибирь». О народном характере конфликта, героизме сибиряков, их вкладе в войну (в тылу и на фронте) писали Г.В. Еремин, Ю.А. Фабрика, А.К. Кутник, Н.Н. Смирнов, Н.К. Струк и другие24. Главный вывод, который делают авторы: причина поражения не русские воины, а та государственная система, которая привела их к позору проигранной войны.

Сибирскому тылу посвящена серия работ Ю.П. Горелова, из которых наиболее значима его монография25. Рассматривая вопросы мобилизации, организации помощи раненым, семьям запасных, сиротам погибших воинов и др., он констатировал существенные масштабы сибирской благотворительности на нужды армии, исследовал особенности поведения сибиряков на полях сражений и их работу на армию в тылу.

Особенностям мобилизации во время Русско-японской войны в Сибири, отношению сибиряков к ней посвящены публикации В.И. Баяндина26, отмечавшего масштабность мобилизаций, отрицательное влияние Русско-японской войны на положение дел в Сибири, рост революционных настроений среди воинов Маньчжурской армии.

О тяготах, которые испытала Сибирь в Русско-японскую войну, сложностях решения вопросов, связанных с помощью раненым, семьям запасных нижних чинов, снабжения продовольствием населения и армии и т.д. писали М.В. Шиловский, Ю.А. Фабрика27. Наконец, проблеме отношения к войне в русском обществе уделено внимание как в коллективных монографиях, посвященных русскому консерватизму и либерализму28, так и в специальных работах. Выделяется в этом отношении исследование О.Р. Айрапетова, посвященное политике, стратегии и тактике России в Русско-японскую войну29. По мнению автора, к ней привели отсутствие единой внешнеполитической доктрины и переоценка возможностей страны. Поражение же обусловлено целым комплексом причин, начиная от традиционно фиксируемых (техническая отсталость, низкая квалификация командного состава и т.д.) и заканчивая «идеологическими» (негативное отношение общества к армии, незнание дальневосточных реалий, рост критических настроений в ходе конфликта, искаженное понимание патриотизма и т.д.).

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»