WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

В третьей главе «Индивидуальный художественный стиль как смыслобразующее понятие формирования исполнительского мастерства танцоров» определяется комплексная характеристика выразительной стороны исполнительского мастерства в спортивном бальном танце. При этом эстетическая категория «художественный стиль» представляется безукоризненной моделью данной характеристики, в которой определены необходимые качества танцевального искусства в этом виде спорта, а, следовательно, и важнейшие направления соответствующего тренировочного процесса.

В первом параграфе «Становление спортивного бального танца в России и проблемы его дальнейшего развития» автор обращается к истокам возникновения бального танца, его зарождения в России, анализирует проблемы его современного состояния и их влияние на его дальнейшее развитие. Культура современного бального танца в Европе восходит к традициям, заложенным на придворных балах XIV в. В XVII в. бальные танцы распространились по всей Европе. В России же бальная культура начинает развиваться только в XVIII веке, в период реформ Петра I.

В первой половине XX в. на мировой арене бального танца уже происходит формирование программы конкурсных соревнований, проходивших сначала в отдельных странах, а затем – и в статусе международных. Постепенно число отобранных конкурсных танцев стабилизировалось на 10-ти, разбившись на две программы: европейскую и латиноамериканскую. Лидерами конкурсного бального танца становится Англия, где сформировалась и сохраняет своё значение до настоящего времени английская школа бальной хореографии, сформировавшая правила международного стандарта бальных танцев и создавшая систему техники их исполнения. К сожалению, Россия в этом отношении оказалась «за железным занавесом»: процесс популяризации международного стандарта бальных танцев натолкнулся на жестокое сопротивление советской идеологии.

Синтез танцевального искусства и спорта, характеризуемый «вхождением» художественного языка во всё большее количество видов спорта – яркое явление второй половины ХХ в. Поэтому переход конкурсного бального танца под эгиду спорта надо расценивать как закономерное явление: международная организация, занимающаяся выработкой правил судейства и проведения соревнования по спортивным бальным танцам на национальном и международном уровнях, в 1990 г. была переименована в Международную федерацию танцевального спорта (IDSF) и достигла признания как международная организация, представляющая ещё один вид спорта.

Как вид спорта бальный танец развивается очень динамично, однако, пока это развитие скорее экстенсивное, нежели интенсивное. Далеко не всегда сохраняется необходимый баланс между стремлением к повышению спортивных кондиций выступления (оснащение техническими приёмами и физическая подготовленность танцоров) и созданием в танце выразительной ауры духовного диалога пары, с присущей ей эмоциональностью и образностью. Среди «спортивных новаций», негативно повлиявших на характер бальных танцев, специалисты отмечают введение фигур повышенной сложности, неорганичных для бальной хореографии, и скорость движения.

Характеризуя бальный танец, как одно из самых интеллектуальных занятий, включающее в себя элементы различных видов искусств (музыка, изобразительное искусство, театр, мода), с одной стороны, и физическую нагрузку с другой, специалисты по хореографии бального танца обозначают имеющийся в нём потенциал большой информационной ёмкости, обеспеченный тщательно подобранной техникой телодвижения, фигур и поз. Реализация этого потенциала в интеллектуальном диалоге со зрителем идёт на уровне чувственного восприятия мышечных усилий, любому чувству эмоции соответствует мышечный эквивалент. Автор исследования делает вывод, что введение неорганичных характеру танца фигур повышенной сложности, приводит к несоответствию эмоционального и мышечного в танце, что в восприятии танца зрителем определяется как фальшь, что означает конец интеллектуального диалога.

По мнению автора, не менее пагубно влияет на художественную сторону исполнительского мастерства танцоров, стремление к ускорению движения танца. Стремление танцевать «быстрее, ещё быстрее» почти всегда приводит к силовому напору, поэтому зрительно танцоры воспринимаются жёсткими, а партнёрши к тому же теряют женственность: «желание… танцевать «на всю катушку» вытеснило так необходимые в танце полутона чувств, лишив танцоров эмоционального разнообразия отношений, реакции друг на друга, смены и переходов настроения» (Т. Тарсинов). А полутона в танце достигаются безупречной пластикой, которую глушит безоглядная на неё скорость движения.

Данная негативная тенденция современного этапа развития бального танца, во многом обусловленная необходимостью усиления спортивного аспекта в бальной хореографии, особенно пагубно сказывается в России, на долгие годы оказавшейся в изоляции от естественного поступательного процесса развития танцевальной культуры Запада и вновь вынужденной выступать в роли догоняющего её освоения. Анализ практики современного танцевания в России показал, что именно у нас наблюдается самая слабая сопротивляемость падению культуры бальной хореографии, выраженной в чрезмерном увеличении скорости движения, приведшее к заметному снижению его выразительности в танце.

По ходу исследования диссертант приходит к выводу, что можно в период всеобщего увлечения спортивностью взлететь на этой волне к медалям и высшего достоинства, но нельзя удержаться на вершине танцевального искусства, не обладая выразительной техникой и яркой эмоциональной индивидуальностью. Экспрессивный «стиль» современного спорта противопоказан самой природе танцевального искусства: меняя доминанту техники выразительной пластичности на изобразительные средства эффектно-броского характера, он разрушает эстетическую структуру танцев.

Замена выразительного характера танца на экспрессивно-силовой, уже названного в прессе «русским стилем», особенно нежелателен в России, где основной контингент танцоров, зарегистрированных в федерациях спортивного бального танца, представляют дети, подростки и юниоры (9-16 лет). При таком возрастном составе танцоров проблема эстетического воспитания в танцевальных коллективах, которая раньше, в известной степени, решалась в процессе обучения выразительному движению, приобретает особое значение, ибо подлинное мастерство будущих танцоров должно основываться на поступательном накоплении эмоционально-духовного потенциала.

Во втором параграфе «Художественный стиль как актуальная проблема эстетики спорта (на примере спортивных бальных танцев)» диссертантом предпринят анализ понятия художественный стиль, рассмотрение которого раскрывает природу взаимодействия формы и содержания явления. Автор считает, что в такой спортивной дисциплине как бальный танец, эстетическая структура которого и представляет собой единство выразительной формы и эмоционального содержания, отражающего взаимоотношения мужчины и женщины, исследование стилеобразования является актуальной проблемой.

Художественному стилю посвящено много исследовательских работ, но, как это не парадоксально, фактически отсутствует лаконичное и чёткое его определение. Исследователи нашли объяснение этому факту: «стиль находится «где-то посередине между содержанием и формой», неуловимо переходит от одного к другому, делает это понятие не предметным, а функциональным. Борев выдвигает положение о художественном стиле как «типологической целостности, принципе организации художественного мира личности, позволяющем распознать целое в каждой клетке его творения» (сравнение с генным набором). Выдвигая художественный стиль в качестве основного смыслообразующего параметра эстетической значимости исполнительского мастерства в технико-эстетических видах спорта, В. В. Иванов останавливается именно на этом подходе к его определению, усматривая в нём возможность ёмко и объективно оценить художественные достоинства быстротечных выступлений спортсменов.

В спортивном бальном танце значение индивидуального стиля танцора особенно велико по целому ряду причин: две из них лежат на поверхности. Во-первых, из всех спортивных танцев, бальный танец ближе всего к искусству. Во-вторых, условия соревнований по бальным танцам таковы, что пары демонстрируют своё исполнительское мастерство одновременно с ещё, как минимум, пятью другими парами. А если нет узнаваемости отдельных пар, то только большие гурманы могут усмотреть в этом «нечто» истинно художественное.

Сопоставительный анализ представлений специалистов бальной хореографии, включая выдающихся танцоров и тренеров, об особенностях стилеобразования в данном виде спорта с философским пониманием природы стиля позволил определить его место и характер связей в ряду уровней внутренней структуры этого понятия: историко-художественный стиль, историко-региональный стиль или стилистическое течение, индивидуальный стиль того или иного мастера и, наконец, «стиль техники» непосредственно переходящий в манеру.

Если «наложить» индивидуальный художественный стиль («стиль того или иного» мастера) на оставшуюся «канву», то легко можно сделать вывод, что при формировании индивидуального художественного стиля неизбежно пересекаются дух эпохи, национальный характер и творческие особенности личности. При этом динамика художественного стиля определяется взаимодействием двух основных движущих сил – традиции и инновации. Традиции, как правило, имеют региональный, этнический характер, инновации всегда личностный, т. е. наднациональный.

В последней трети ХХ в. в связи с серьёзными инновациями в видении спортивного бального танца, авторами которых являются итальянские танцоры, бальный мир столкнулся с проблемой появления второго «стиля» – итальянского (первый – английский).

По логике, основанной на философской трактовке понятия «стиля» и характере исторического становления стилевых течений, автор данного исследования приходит к выводу об отсутствии на данном этапе развития бальной хореографии различных стилей, а есть, да и то условно, две школы: английская и итальянская.

Под условностью здесь надо понимать исключительную роль Англии в разработке программы международного стандарта, включая технику исполнения и определение характера европейских танцев. А благодаря тому, что данная программа незамедлительно была принята мировым сообществом, а международные конкурсы стали популярнейшей формой её распространения по всему свету, английская школа, по существу, сразу же стала наднациональной. А соответственно и привносимые в бальную хореографию инновации носят характер личностных вкладов мировой элиты бального танца. На этом фоне вклад итальянских новаций, затронувших ключевые моменты музыкально-хореографического взаимодействия в бальном танце, уже могут рассматриваться как стилевое течение. Однако в отличие от сформировавшейся системы школы, родоначальником которой была Англия, итальянская школа ещё не достигла уровня согласованной во всём системы, спаянной определённой художественной идеей.

Внимание к спортивному направлению в современных бальных танцах своевременно и объяснимо. Однако, стихийное течение этого процесса, безответственное отношение к высочайшей культуре бальной хореографии со стороны известной части тренеров, а также судейского корпуса, очевидно не обладающего необходимой эстетической грамотностью, сильно скомпрометировали так называемый спортивный «стиль». Досадно, что наибольшее пристрастие к современнодействующей модели спортивного стиля проявили именно русские танцоры.

На сегодняшний день противостояние в предпочтении выразительности или экспрессивности в танце продолжается.

Третий параграф «Индивидуальный художественный стиль как эстетическая структура исполнительского мастерства в спортивных бальных танцах» посвящён поиску и разработке смыслообразующих компонентов эстетической структуры спортивного бального танца, установлению их связей и отношений, позволяющих осознать специфику стилеобразования в этом виде спорта.

С тревогой отмечая растущее однообразие, потерю «узнаваемости» танцевальных пар, выступающих на самом высоком уровне («я не вижу, к огромному сожалению, индивидуальности, стиля, разнообразия»), И. Кондрашов ищет причину этого явления в организации судейства: «Все зарубежные турниры международного уровня... практически обслуживает одна и та же судейская бригада. Эти же судьи выступают и в роли тренеров... Создается впечатление, что происходит селекционная работа, при которой отбирают определенный типаж танцоров». Необходимость менять эту однообразную картину на конкурсном паркете ощущает большая часть специалистов, занимающихся проблемами бальной хореографии и не в меньшей мере зрители.

Танцор должен обладать индивидуальным художественным стилем! Кондрашову же принадлежит удивительное по живости и предельно точное по сути его определение в бальном танце: «Когда встречаешься с уровнем, где талант и мастерство, жажда самореализации сплелись в крепкий узел, то все рассуждения о всевозможных нюансах кажутся пустыми и никчёмными, низводящими этот великолепный сплав до уровня конструкторского набора для детей дошкольного возраста».

В концепции настоящего исследования спортивный бальный танец может быть определён как ритмические движения тела или частей тела, которые исполняются в определённой технике под музыку с целью выражения эмоций и служат средством передачи индивидуального характера общезначимых взаимоотношений мужчины и женщины.

Данное понимание природы конкурсного бального танца предопределяет на данном этапе его развития следующий подбор основных компонентов его эстетической структуры:

1. Пластика. В системе средств выразительности бального танца первостепенную роль играет музыкально-пластический образ, воплощающий соединение духовного потенциала танцора и его телесной выразительности, обеспечивая, таким образом, становление одухотворённого мастерства. Но теоретически в хореографии рассматривается и пластический образ, имеющий достаточно сложную структуру.

Бальный танец относится к наиболее тонким пластическим формам танцевального искусства. Здесь способность танцевального движения к естественной, а не к иллюзорной выразительности (И. В. Мухин) должна вызывать живую ассоциацию у зрителей, каждый из которых способен, в той или иной степени спроецировать себя на паркете. Именно по этому из этих двух составляющих выразительную силу тела обуславливает не столько двигательная, сколько его пластическая природа.

2. Музыкальность. Музыка является той составляющей танцевального искусства, которая позволяет наполнить его конкретным художественно-образным смыслом и определяется способностью танцора в соответствии со своими индивидуальными особенностями раскрыть заложенную в ней идею-настроение.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»