WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Происходит приращение ранее усмотренного в тексте метасмысла «пустоты и фальшивости божественного»; средствами прямой номинации автором утверждается смысл «отделенность от Бога», «вера в себя вместо веры в Божий промысел». При попытке осмысления читателем всей сцены отправления лодок данный смысл растягивается до усмотрения символических категорий, что происходит следующим образом. Неожиданно для всех в селе появляется новый лидер Иван Нерета (по рождению здешний, но до того давно живший где-то в других краях), на которого только и возлагаются надежды попавших в беду и устремлены взоры всех собравшихся, словам которого внимают оставшиеся на берегу, как когда-то народ внимал стоявшему в лодке Христу. Вместо выполнения своих иных обязанностей несколько человек под руководством Ивана идут на лодках спасать людей. Через фиксацию рефлексии в поясе предметных представлений мД возможен выход читателя в пояс действительности чистого мышления М: сопоставление происходящего в повести «Разлив» и евангельского сюжета призвания рыбаков к христианскому служению, а также известного обращения Христа к своим ученикам «Я сделаю вас ловцами человеков» [Мф. 4, 19] приводит к усмотрению параллельных смыслов «долгожданное обретение бесценной истины», «бесспорная правота лидера», «признание ее народом». Выход же реципиента в пояс коммуникативной действительности М-К усматривает наряду с другими и такое средство текстопостроения, как говорящая фамилия: «нерета – рыболовный снаряд, верша …, плетёная из лозы; кошель на обручах, вязеный, из сети» [Даль 2004: 877], что возвращает рефлексию читателя в пояс М, закрепляя уже созданный автором образ Учителя, обладающего правом и истиной. Однако рефлексия выводит реципиента не только к евангельским реминисценциям, но и к сюжету, общему для житийной литературы: будущий святой/учитель в юности покидает родной дом, поскольку привычная среда не удовлетворяет потребностям его ищущего духа; становится учеником мудрого наставника и обретает истину; возвращается в родные места, чтобы нести свет этой истины людям. Все названные выше смыслы встраиваются в парадигму христианских онтологических структур, экзистенциальную основу русской культуры.

При сопоставлении текстов повести «Разлив» 1923 года и романа «Разгром», написанного четыре года спустя, достаточно ясно прослеживается усиление идеологической определенности, что сопровождается сужением спектра смыслов при их большей эксплицированности. В повести при изобилии опредмеченных экзистенциальных смыслов, таких как Жизнь, Смерть, Истина, Любовь, Милосердие, Зло и т.д., усматривается полнота бытия «старого» мира, одним из которых является метасмысл «“новое” как один из вариантов многообразия жизни; ожидание и появление начала нового мира и попытка утверждения его в качестве истинного в среде старой жизни». В романе указанные выше экзистенциальные смыслы не рядоположены, а подчинены одному метасмыслу – «безусловный примат нового над старым, безусловная подчиненность земного существования высшей цели», при этом указанный метасмысл перевыражается в развертывании метасмысла «жертвенность во имя счастья людей»: именно на смысловой нагрузке категории жертвенности выстроена оппозиция положительных (Метелица, Морозко, Левинсон, весь отряд) и отрицательных героев романа (Мечик, попик, лавочник). Очевидно, что метасмысл «жертвенность» – один из ведущих в евангельском повествовании.

В Заключении формулируются выводы по итогам проведенного исследования, а также указываются некоторые направления дальнейших исследований.

Основное содержание работы отражено в следующих публикациях

А. Публикации в рецензируемом издании

  1. Шахин О.В. Динамика перевыражения евангельских смыслов в художественном тексте литературы советского периода // Дом Бурганова. Пространство культуры. – Москва, 2008. – № 1. – С. 196–205.
  2. Шахин О.В. Перевыражение евангельских смыслов в художественном тексте (на материале ранней повести А.Фадеева «Разлив») // Библиотековедение.– Москва: Российская государственная библиотека, 2008. – № 2. – С. 68–71.

Б. Другие публикации

  1. Шахин О.В. Снижение евангельских смыслов как один из способов его возвышения (на материале романа М. Шолохова

«Поднятая целина») // Hermeneutics in Russia. – http://www.tversu.ru/Science/Hermeneutics/, 1999.

  1. Шахин О.В. Реминисценции Священного писания в художественной литературе для детей // Детская литература и воспитание: Сб. науч. тр. – Тверь: Твер. гос. ун-т, 2004. – С.207–210.
  2. Шахин О.В. Отражение евангельских смысл в романе А.Фадеева «Разгром» // Вестник Тверского государственного университета. – 2006. – № 3 (20). – Серия «Филология». – Выпуск 6 «Лингвистика и межкультурная коммуникация». – С. 191–196.
  3. Шахин О.В. О динамике снижения и возвышения евангельских истин в художественном тексте // Вестник Тверского государственного университета. – 2007. – № 29 (57) – Серия «Филология». – Выпуск 11 «Лингвистика и межкультурная коммуникация». – С. 297–303.
  4. Шахин О.В. Методологические основы исследования процессов перевыражения онтологических смыслов в художественном тексте // Иностранные языки: лингвистические и методологические аспекты: Межвуз. сб. науч. тр. – Тверь: Твер. гос. ун-т, 2008. – С.159–163.
  5. Шахин О.В. О методологии исследования динамики пере- выражения экзистенциальных смыслов в художественном тексте // Язык для специальных целей: система, функции, среда: Сб. мат-лов II конф. / Курск: Курск. гос. техн. ун-т, 2008. – C. 221–225.
Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»