WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Так, повесть Тауфика Айди «Кольцо» сохраняет каноны классического детектива. Действие произведения разворачивается на заводе «Тасманур». С завода похищена тысяча килограммов серебра, дело передается старшему инспектору Айбулату Байчурину. В результате проверок и следственных мероприятий выясняется, что с территории завода также была украдена фотобумага, фотопленка, спирт, жесть. Благодаря четкой, отлаженной работе милиции удается разоблачить преступную группу, возглавляемую Джамилем Гайнуллиным. Государственное имущество возвращается законному владельцу, а именно — заводу «Тасманур».

Второй раздел второй главы «Классический детектив в современных условиях (на примере романа «Вихрь» М.Маликовой)» посвящен творчеству известного прозаика второй половины ХХ века – М. Маликовой.

М. Маликова обращается к разным жанрам и темам. В ее творчестве мы найдем и лирические, и психологические произведения, и, конечно, детективы. Но во всех своих произведениях она ставит одну цель: освещение морального состояния жизни общества. Автора особенно интересуют проблемы взаимоотношения молодежи, семьи и воспитания, места человека в обществе и т.д.

Произведения, очерки М. Маликовой, посвященные теме искусства, морали, опубликованные на страницах журналов, получают хорошие отзывы от читательской аудитории.

На протяжении всей творческой деятельности М.Маликова постоянно обращалась к детективу. Повести «Суд» («Хкем», 1969), «В первый вечер августа» («Августны беренче киченд», 1970), «Где дорога для заблудшего» («Адашканга юл кайда», 1971), «Потерянные яхонты» («Югалган якутлар», 2003), «Цветочный мед» («Ччк балы», 2005) и роман «Вихрь» («ерм», 2002), как и требует жанр детектива, построены на интересных, захватывающих сюжетных линиях. В этих произведениях писательница дает своим персонажам четкую психологическую характеристику, раскрывает их человеческую сущность, поднимает актуальные социально-этические проблемы.

Наибольшей глубины анализа явлений современности она достигла в детективном романе «Вихрь», который рассматривается как образец современного детективного романа.

Д.Ф. Загидуллина отмечает, что на рубеже веков увеличилось число писателей-детективщиков, но, тем не менее, М. Маликова остается наиболее опытным виртуозом данной формы. Одним из лучших ее произведений, написанным за последние годы, является роман «Вихрь» («ерм»), вышедший в журнале «Казан утлары» в 2002 году, который является образцом использования возможностей традиционного детектива. Роман начинается с криминального события – с обнаружения трупа поэтессы Джаухарии Бикбуловой. Преступление мотивировано субъективными причинами. В романе нет идеологизированности как в советском детективе, и этот факт свидетельствует о том, что детектив в татарской литературе в конце ХХ века возвратился в классическое русло.

И сюжет, и три решаемых вопроса стандартны. Выделяются две сюжетные линии: первая – поиск преступника, которая заканчивается разоблачением Данифа, вторая – история становления общества милосердия, через которое дается оценка постсоветскому бытию. Именно вторая сюжетная линия позволила автору расширить смысловое пространство романа и демонстрировать неприглядные стороны постсоветской действительности.

Выделяются три главных героя: жертва, преступник и сыщик (Джаухария, Даниф и Харис). Авторская позиция выражена четко и ясно, повествователь оценивает своих персонажей исходя из их поведения, нравственных ориентиров, конкретных дел. Можно резюмировать, что «положительными» предстают герои, живущие горестями и радостями окружающих, способные на самопожертвование (Джаухария, Равиль, Харис и др.) – автор их изображает в амплуа романтиков, а «отрицательными» – эгоисты, прагматики, использующие других в своих корыстных целях (Артур Кимович, Даниф, Матвей Шайдуллин и др.), которые изображены в традициях критического реализма.

Сюжетная схема и композиционные особенности, использование эффекта «ложной» кульминации, наличие «ложного» следа (подозрительность мужа поэтессы) и многие другие приметы традиционного детектива превращают сюжет в динамичное, центростремительное целое. Красивая любовная история, рассказанная в ретроспективном плане, и обращение особого внимания на деятельность поэтессы в обществе милосердия сделали жертву главным героем. Разные грани жизни в постсоветском пространстве предстают в романе в богатстве их предметно-бытовых реалий, которые позволяют представить среду, вчерашний день персонажа, его сегодняшнее положение и психологическое состояние. Многие из действующих лиц приобретают нехарактерную для детектива самостоятельность, оказываются в центре «своего» микроромана. Структура романа, кроме поиска преступника, как бы моделирует поиск истины: в чем смысл жизни – что способствует осмыслению происходящего в контексте истории постсоветской России и человечества. Создание духовной атмосферы эпохи поставлено в связь с необходимостью самоопределения по отношению к прошлому и будущему. Проблемы бомжей, безразличия к судьбам других, бюрократизма вышестоящих, чиновников, межнациональных браков, русификаторской политики, потери многовековых национальных традиций, нравственности, организованной преступности и другие представлены именно как актуальнейшие проблемы постсоветской эпохи.

Третья глава, названная «Трансформация детектива в конце ХХ века», анализирует качественное обновление жанра на рубеже веков, которое связано прежде всего с проникновением элементов постмодернизма в литературу в целом.

Перый раздел второй главы «Новые тенденции в литературном процессе» – начинается с рассмотрения терминов «модернизм», «постмодернизм», относящихся к эстетике и искусству XX века, которые не подчиняются классическим канонам.

У критиков и литературоведов термин «постмодернизм» вызывает разные отклики – от самой актуальной тенденции на нынешний день, вплоть до «философского памятника скуке»19. Существует ряд различных теорий в оценке самого феномена постмодернизм. Одни ученые сопоставляют его с модернизмом, рассматривают их как антитезу (И.Хассан, В. Халилов, И. Данилова и др.). Другие считают постмодернизм следующим этапом развития в исторической спирали: Х. Кюгн, А.Якимович и др. Ж.-Ф. Лиотар, к примеру, считает, что постмодернизм вообще является частью модернизма, и не должен рассматриваться как самостоятельное явление.

Многие сходятся в главном, что постмодернизм проникает во все сферы культуры и искусства (архитектура, литература, живопись и т.д.), науку (философия, социология) и т.д. Под условный заголовок «западный постмодернизм» включаются страны Западной Европы и Америки, в которых новое движение развивается в условиях демократии, впитывая в себя особенности многогранной европейской культуры. Это литература оптимистического характера, и отличается отсутствием «автора» произведений.

В «восточный постмодернизм» входят страны Восточной Европы и все постсоветское пространство. Эта литература возникла в рамках скудной, однообразной и схематической культуры тоталитарного режима. Особенностью стала критическая переоценка советской идеологии, порою доведенная до абсурда.

В татарскую литературу элементы постмодернизма проникают, в первую очередь, через русскую литературу. Резкие изменения, произошедшие в русской литературе в конце 1980-х – начале 1990-х годов, связаны с первыми демократическими реформами и исчезновением политической цензуры.

Широкой аудитории читателей возвращаются запрещенные произведения из-за рубежа, неопубликованная литература. Такой же процесс наблюдается и в татарской литературе. Читатели знакомятся с запрещенными произведениями Г. Ибрагимова, Ш. Усманова, Ф.Бурнаша, Х. Туфана, И.Салахова и др.

В столичных литературных газетах и журналах идут дискуссии о постмодернизме, в печати выходит литература андеграунда. Известные критики: Е. Попов, М. Эпштейн и др., оповещают читателя о существовании нетрадиционной литературы, не поддающейся привычным нормам советской жизни.

О творчестве диссидентов, об их существовании в татарской литературе пишут и татарские критики, поэты: Т. Галиуллин, М.Галиев и др.20

Хотя вопрос о существовании постмодернистской литературы остается спорным, однако нельзя игнорировать того, что в татарской литературе конца ХХ века произошли фундаментальные изменения: возникли явления, свойственные современной мировой литературе, хоть они может и проявляются не столь ярко, и зачастую проступают незаметно.

Второй раздел – «Трилогия Т. Галиуллина «Саид Сакманов»: традиционность и постмодернистские приемы» – посвящен анализу этого своеобразного произведения татарской литературы конца ХХ века, где главные приметы массовой и элитарной литератур синтезированы, сопряжены в соответствии с задумкой прозаика.

Т. Галиуллин в трилогии, состоящей из романов «Покаяние» (1997), «Петля» (1998), «Ночные дороги» (2003) воссоздает новый тип «героя» как знак протеста против неустроенного, несбалансированного общества конца XX века.

Выход в свет первого романа из трилогии Т.Галиуллина «Саид Сакманов» вызвал на страницах газет и журналов ряд дискуссий, причиной которого стало именно несоответствие романа ни детективным, ни элитарным традициям. Несомненно, отсутствие положительного героя, свойственного татарской классике, критическая оценка советской и постсоветской действительности – все это было ново для татарской литературы. На это обращали внимание и литературоведы. Например, Д.Ф. Загидуллина оценивает роман как модификацию приключенческой литературы, обогащенную постмодернистскими приемами. «На первый взгляд кажется, что романы задумывались как приключенческие. В центре романов – свойственная приключенческим произведениям цепь преступлений, убийства. Но в традиционном приключенческом произведении присутствует история совершения преступления, его раскрытие, эта история заканчивается торжеством правды, победы добра над злом, среди детективных персонажей обязательно присутствие трех главных героев: жертвы, убийцы и сыщика. Один из этих персонажей, безусловно, должен быть положительным героем: либо жертва, либо человек, на которого падает подозрение, либо сыщик»21. Д.Ф. Загидуллина отмечает, что в трилогии этого не наблюдается. На страницах романов совершаются преступления, проливается кровь невинных людей, но нет даже стремления к раскрытию преступлений. Известны и преступники, но писатель не ставит целью изображение процесса раскрытия убийств. Он пытается довести до читателя ту истину, что такие явления, как заказные убийства, борьба за деньги, власть, месть, запугивание, измена стали нормой в обществе. Бесчеловечность, жестокость в современном мире – главная тема трилогии. Всю ущербность постсоветской действительности автор пытается раскрыть сквозь призму абсурдной логики. В таком обществе герои, борцы за справедливость превращаются в преступников, в созидателей и распространителей этого зла, а невинные люди становятся жертвами. Единственно положительным героем в трилогии является сам автор (повествователь), его отношение к обществу, критика, призыв читателя к анализу этих явлений.

События в трилогии разворачиваются вокруг одного центра – противоречивого героя Сакманова, через описание жизненных перипетий которого происходит переоценка социальных, идеологических представлений и ценностей. В этом плане роман напоминает классические произведения, однако, если в классике описывается история жизни и борьбы главного героя, направленная на улучшение окружающего мира, то здесь воссоздается путь превращения главного героя в преступника. Например, в первом романе через детальное описание жизненных коллизий вереницы героев автор приводит своего читателя к печальному выводу, что в современном обществе, где растет число людей, которых волнуют лишь личные интересы, невозможно законным путем обеспечить нормальную жизнь. Тем самым он подчеркивает «типичность» превращения законопослушного гражданина в преступника. Характерная для литературы восточного постмодернизма тенденция оценки постсоветского общества как цельного преступного пространства в трилогии проявляется с особой силой и драматизмом. В связи с этим, наиболее верным средством решения проблем, единственной возможностью для восстановления «справедливости» остается месть, в противоположность прощению у классиков. Постоянно повторяющийся мотив преступления-отместки требует широкого применения приемов приключенческой, детективной литературы. Но общая концепция противоречит модели детектива: здесь убийства стали нормой, преступники известны и такое состояние является привычным для данного общества. Так прозаик воссоздает модель общества, не подчиняющегося общечеловеческим законам, и доводит ее до абсурда. Социальная действительность, проявляющаяся в разных ипостасях: в отношениях людей, в порядках «взаимодействия» власти и народа, в поступках и мыслях власть держащих и т.п. – предстает перед читателем не как упорядоченная целостность (космос), а как нечто беспорядочное (хаос).

Главный герой так же не похож на персонажей классических детективов. Сакманов в молодости работал в правоохранительных органах, оттуда его увольняют за поиск справедливости, оставшись безработным, устраивается «вышибалой» в ресторан, продает водку «из-под полы», пытается открыть свое дело, за что тоже наказывается и в результате становится во главе мафиозной структуры. Позднее, будучи авторитетом крупной преступной группировки, пытается стать депутатом... С одной стороны, Сакманов, для которого жизнь человека ничего не стоит, — настоящий преступник. Тем не менее, автор главного героя ни в чем не обвиняет, он изображает его порождением своего времени, детищем своей эпохи, порой не скрывая своей симпатии к нему как к человеку талантливому от природы. Произведение крушит гуманистические представления о личности, показывая, что зло глубоко засело в сознании и подсознании людей, воспитанных тоталитарной идеологией. Применяется прием игры, углубляется философский подтекст, когда оказывается невозможным скрывать под маской тот факт, что положительный герой советской литературы и кровавый монстр постсоветского общества – это одно лицо.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»