WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Как показано в первом разделе третьей главы «Имплицитная модификация композиционного полифонизма», изменение точки зрения и интердискурсивность могут наблюдаться в некоторых произведениях XX века на фоне сохранения в качестве привилегированного повествователя одного субъекта речи, претерпевающего в таком случае расщепление, децентрацию и деперсонализацию («Изменение» М.Бютора). Имплицитная модификация композиционного полифонизма фиксируется, таким образом, в случае моносубъектного повествования, предполагающего максимальное устранение автора в пользу речи персонажей-свидетелей («Дело дАртеза» Г.Э.Носсака и «Групповой портрет с дамой» Г.Бёлля) или рассеивание его голоса в речи другого («Золотые плоды» Н.Саррот), что предполагает тотальную интертекстуальность. Имплицитной модификацией композиционного полифонизма следует также считать моноскопическое полисубъектное повествование, когда различные реципиенты каждый последовательно воспринимают разные события, что имеет место в «Карантине» В.Максимова, а также, на уровне вставных конструкций, в «Бессмертии» М.Кундеры.

«Эксплицитная модификация композиционного полифонизма», характеризуемая во втором разделе третьей главы, представляет собой полисубъектное повествование при полископической смене точки зрения, когда различные реципиенты каждый одновременно воспринимают одно и то же событие, за счет чего достигается стереометрический эффект изображения (в отличие от моноскопического повествования, когда различные реципиенты каждый последовательно воспринимают разные события). Эксплицитная модификация композиционного полифонизма, предполагающая подобную субъектную организацию повествования, позволяет автору противопоставлять различные способы интерпретации событий и может быть проиллюстрирована на примере целого ряда репрезентативных романов XX века («Улисс» Дж.Джойса, «Шум и ярость» и «Авессалом, Авессалом!» У.Фолкнера, «Коллекционер» Дж.Фаулза, а также «Два капитана» В.Каверина).

«Интерактивная модификация композиционного полифонизма», представленная в третьем разделе третьей главы, может предполагать наличие формально единого нарративного центра на протяжении всего романного целого, выраженного образом традиционного рассказчика, однако сам рассказчик закладывает в своей текст возможности варьирования и альтернации сюжетных линий. Повествование строится нелинейно, т.е. предлагаются варианты развития сюжетных событий, выбор которых требует проявления читательской активности. Произведения превращаются в своеобразную «модель для сборки», с многочисленными входами и выходами («Игра в классики» Кортасара и «Хазарский словарь» Павича), предлагая читателю порой выбор нескольких концовок («Любовница французского лейтенанта» Фаулза) или создавая интерактивную роман-игру (Г.Гарриссон «Стань стальной крысой!»). Отныне автор снимает с себя ответственность за развитие сюжета и предлагает своим героям и читателям разделить ее с ним, что было вполне в духе Кортасара, который ожидал также не читателя-потребителя, а соучастника творческого процесса. «Соавторские» функции читателя, по утверждению Ю.В.Доманского, стали обязательными в «неклассической парадигме художественности». «Здесь реципиент может порождать свой вариант того или иного текста-источника, и этот вариант может радикальным образам отличаться от принадлежащего другому реципиенту варианта того же самого источника»8.

В Заключении диссертационной работы подводятся итоги, обобщаются результаты теоретического и практического анализа заявленной проблемы, а также представляются все выявленные в ходе исследования модификации композиционного полифонизма в их системной взаимосвязи.

Параграф «Композиционный полифонизм в гуманитарном и естественно-научном контексте», составляющий приложение к основному тексту, раскрывает сущность композиционного полифонизма как универсального принципа художественного мышления, как способа организации художественного материала в различных видах искусства. В результате сопоставления литературного, изобразительного, кинематографического и музыкального текстов, организованных этим способом, было установлено их типологическое сходство, которое объяснимо, прежде всего, универсальными особенностями восприятия и отражения действительности человеческим сознанием. Так, в изобразительном искусстве проблеме композиционного полифонизма соответствует проблема ракурса, в кинематографе данная проблема со всей отчетливостью выступает, в первую очередь, как проблема монтажа.

Осознание проблематичности исчерпывающего описания системы литературного текста вне выхода за её пределы, убеждение, руководствующееся общими принципами системного подхода, о необходимости рассмотрения её в качестве элемента некой метасистемы более высокого порядка обязывает нас рассмотреть композиционной полифонизм в широком контексте культуры и науки. Краткий обзор эпистемологических предпосылок композиционного полифонизма в естественно-научном контексте показал его универсальность, обусловленную во многом научными открытиями в области естествознания (теория относительности А.Эйнштейна и принцип дополнительности Н.Бора), оказавшими большое влияние на процесс релятивизации понятия истинности в современном художественном сознании.

Публикации в рецензируемых научных журналах, входящих в перечень ВАК:

  1. Харитонов О.А. «Композиционный полифонизм»: содержание понятия [Текст] / О.А. Харитонов // Вестн. Тамбов. ун-та. Сер. Гуманит. науки. – Тамбов, 2007 – Вып.11(55). – С. 172–173.
  2. Харитонов О.А. Функция «композиционного полифонизма» в детективном романе У.Коллинза «Лунный камень» [Текст] / О.А. Харитонов // Вопросы филологии. – 2008. – № 4. – С. 153–156.

Основное содержание диссертации отражено также в следующих публикациях:

  1. Харитонов О.А. Композиционный полифонизм в романе XX века [Текст] / О.А. Харитонов // Классические и неклассические модели мира в отечественной и зарубежной литературах: материалы Междунар. науч. конф. – Волгоград, 2006. – С. 78–83.
  2. Харитонов О.А. Композиционный полифонизм в прозе Л.Н. Толстого [Текст] / О.А. Харитонов // Студенческий филологический вестник. – Елец, 2006. – Вып. 2. – С. 114–125.
  3. Харитонов О.А. Проблема авторской позиции в современном романе [Текст] / О.А. Харитонов // Вестн. Елец. гос. ун-та им. И.А. Бунина. – Елец, 2007 – Вып. 14. – С. 332–338.
  4. Харитонов О.А. Синтетические формы романа: «Бессмертие» М. Кундеры [Текст] / О.А. Харитонов // Художественный текст: варианты интерпретации: тр. XII межвуз. науч. конф.: в 2 ч. Бийск, 2007. – Ч. 2. – С. 301–305.
  5. Харитонов О.А. Модификация романной формы в «Школе нового романа» [Текст] / О.А. Харитонов // Концептуальные проблемы литературы: художественная когнитивность: материалы II Междунар. научн. конф. – Ростов н/Д., 2008. – С. 323–327.


1 Одинцов В.В. Стилистика текста. М., 1980. С. 171.

2 См.: Тамарченко Н.Д. Теоретическая поэтика: Хрестоматия-практикум: Учеб. пособие для студ. филол. фак. высш. учеб. заведений. М., 2004; Кайда Л.Г. Композиционный анализ художественного текста: Теория. Методология. Алгоритмы обратной связи. М., 2000.

3 Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. Исследования разных лет. М., 1975; Виноградов В.В. Избранные труды. О языке художественной прозы. М., 1980; Шкловский В.Б. О теории прозы. М., 1983; Успенский Б.А. Поэтика композиции. М., 1970; Лотман Ю.М. Структура художественного текста. М., 1970; Рымарь Н.Т. Поэтика романа. Самара, 1990; Корман. Б.О. Избранные труды по теории и истории литературы. Ижевск, 1992; Женетт Ж. Фигуры: В 2 т. М., 1998.

4 Теория литературы: Учеб пособие для студ. филол. фак высш. учеб. заведений: В 2 т. / Под ред. Н.Д. Тамарченко. Т. 1: Н.Д. Тамарченко, В.И.Тюпа, С.Н. Бройтман. Теория художественного дискурса. Теоретическая поэтика. М., 2004. С. 223.

5 Грифцов Б.А. Психология творчества. М., 1988; Валентинова О.И. Эстетика и лингвистика полифонии. М., 2001; Кристева Ю. Разрушение поэтики // Французская семиотика: От структурализма к постструктурализму. М., 2000.

6 См.: Женетт Ж. Фигуры. М., 1998; Корман Б.О. Изучение текста художественного произведения. М., 1972; Тодоров Цв. Поэтика. М., 1975; Успенский Б.А. Поэтика композиции. Семиотические исследования. М., 1970 и др.

7 Чумаков Ю.Н. Два фрагмента сюжетной полифонии «Моцарта и Сальери» // Болдинские чтения. Горький, 1981. С. 32-43.

8 Доманский Ю.В. Вариативность и интерпретация текста (Парадигма неклассической художественности): автореф. дис. … д-ра филол. наук. М., 2006. С. 12.

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»