WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Так, стремление новостных телепрограмм к объективному отражению окружающей действительности, проявляющееся в тенденции максимального сближения возможного с реальным, может нивелироваться журналистской субъективностью, лоббированием частных, порой весьма эгоистичных интересов, смещением информации о нежелательных событиях в медиапериферию и т.д. В результате данного процесса в виртуальной реальности новостей как виртуальности действительного порождаются симулятивные виртуальные объекты и ситуации.

В телевизионной же рекламе, основной целью которой является создание совершенного виртуального образа предлагаемого товара или услуги, этот образ может отрываться от означаемого им объекта, превращаясь в симулякр – означающее без означаемого, копию без оригинала. Виртуальная реальность рекламы как пример виртуальности возможного по мере усиления данной тенденции становится симулятивной.

Таким образом, телевизионная коммуникация выступает в роли поставщика виртуальных объектов и ситуаций всех трех основных типов виртуальной реальности в массовое сознание – основной объект воздействия технологий телевизионной коммуникации.

4. Наряду с очевидными положительными эффектами виртуализации массового сознания в телевизионной коммуникации (расширение творческих горизонтов, визуализация прошлого и будущего и т.п.), возможно проявление негативных эффектов в виде «стереотипизации» и «мифологизации» массового сознания, а также информационно-языковой террор, цель которого заключается в подчинении субъективного поля массового сознания и принуждении его к следованию схемам простейших реакций на воздействие симулятивных образов телевизионной виртуальной реальности.

Многоплановое и многозначное содержание создаваемой в телевизионной коммуникации виртуальной реальности, при проникновении в массовое сознание вступает в сложное и противоречивое взаимодействие с его внутренним содержанием. Телевиртуальные объекты и ситуации переплетаются с объективным знанием людей об окружающей действительности, в результате чего в массовом сознании образуется специфическое поле субъективности. Данное поле регулируется т.н. «и-кодами» или информационными кодами (Э.А. Галумов), включающими образные содержательные механизмы интерпретации информации о виртуальных и реальных объектах. При воздействии телевизионной коммуникации на регуляторные механизмы модальности информации происходит своеобразная виртуально-психологическая перенастройка «и-кодов» массового сознания, влекущая за собой изменения в моделях поведения и способах мышления людей.

Как уже отмечалось, телевизионная коммуникация как фактор виртуализации массового сознания входит в систему средств социального управления. Эту систему составляют силовые, административные, психологические и иные методы воздействия, а само социальное управление определяется как осознанное, систематическое, специально организованное воздействие на общество и его структурные элементы в целях упорядочения и совершенствования процессов его жизнедеятельности и развития (В.Н. Ковалев). Данное обстоятельство в совокупности с позитивным стремлением к решению задач телевизионной коммуникации как фактора формирования практического социального знания позволяет телевидению выстраивать в массовом сознании модели лучшего будущего. С активизацией этого процесса может измениться не только представление людей о социальной реальности – изменится сама социальная реальность.

Однако данный процесс в современном нам мире имеет и негативную сторону. Недобросовестность отдельных субъектов телевизионной коммуникации, решающих свои частные, сугубо эгоистические интересы наживы, стремления к власти, приводит к тому, что в процессе виртуализации массовое сознание «стереотипизируется» и «мифологизируется».

Стереотипы, весьма упрощённые и в то же время устойчивые психические образы, основанные на обобщении личного опыта, на предвзятых представлениях и стремлении быстро понять смысл и сущность явления, обладают уникальным свойством: они одновременно являются оценкой и психологической установкой. Подобные оценки и установки очень сильны, поскольку основаны на переживаниях, симпатиях или антипатиях, не нуждающихся в аргументации. Мифы – зомбирующая массовое сознание совокупность рассказов-историй – имеют цель логически и иррационально доказать, почему их содержание не может быть иным. Процесс кодировки массового сознания через телемифы и стереотипы вполне соответствует наблюдаемым повсеместно процессам унификации, стереотипизации и стандартизации. С их помощью ведётся «переформатирование» традиционных языковых объёмов, создаются «общеупотребимые» конcтрукты-суррогаты, формирующие соответствующий стиль мышления, поведения, сознания – то есть совокупный человеческий тип. С развитием телевизионных технологий автоматизация процессов усвоения визуально-вербальных объектов виртуальной реальности, воздействующих на массовое сознание и изменяющих его содержание в направлении универсализации, строгой дозированности и поверхностности, приобретает воистину промышленные масштабы. Всё это, вместе взятое, можно определить как манипулирование личностью, своеобразный информационно-языковой террор, который на сегодняшний день является самым негативным проявлением симулятивной виртуальной реальности в телевизионной коммуникации.

Основными путями противодействия данному негативному явлению могут быть названы выявление и изоляция симулятивных виртуальных объектов и ситуаций в содержании телевизионного контента, чему может способствовать повышение роли и уровня медиаобразования. Также сюда можно отнести и позитивное движение в направлении создания в будущем «общества информации» – глобального человеческого сообщества, общению между членами которого не будут препятствовать территориальные, национальные, культурные, религиозные и другие границы, а само содержание общения не будет искажаться средствами коммуникации.

IV. ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ И ЕГО АПРОБАЦИЯ

В ходе проведения диссертационного исследования автором сделан ряд теоретических выводов, которые имеют практическое значение, заключающихся в формулировке ряда рекомендаций организационно-практического и теоретико-методологического характера.

К организационно-практической группе рекомендаций относятся:

1. Военным обществоведам, ученым и педагогам ВУЗов материал диссертации может быть полезен в следующих аспектах:

  • для проведения занятий по философии, психологии, социологии, связям с общественностью, истории, культурологии и другим предметам;
  • для разработки по социальной философии тем: «Философия воздействия масс-медиа на массовое сознание», «Социальная сущность виртуализации массового сознания средствами массовой коммуникации»;
  • для подготовки и издания учебных пособий для слушателей, курсантов и студентов ВУЗов: «Телевизионные технологии виртуализации: сущность и содержание», «Виртуализация массового сознания в современной телевизионной коммуникации».

2. Офицерам, осуществляющим обучение, воспитание и руководство личным составом, материал диссертации поможет при подготовке и проведении занятий в системе общественно-государственной подготовки, а также в системе командирской подготовки по следующим темам:

  • для офицеров – «Феномен виртуализирующего воздействия телевизионной коммуникации на массовое сознание: сущность и содержание»;
  • для прапорщиков – «Телевизионные технологии воздействия на личность в современных условиях»;
  • для солдат и сержантов – «Основные направления воздействия средств массовой коммуникации на сознание общества».

Группу теоретических рекомендаций представляют направления дальнейшей теоретической разработки исследуемой проблемы:

  • социально-философский анализ источников и причин возникновения практики виртуализации;
  • изучение механизмов взаимовлияния различных направлений воздействия средств массовой коммуникации;
  • критический анализ концепций, обосновывающих манипулятивное применение технологий телевизионной коммуникации в системе социального управления;
  • разработка новых подходов к проблеме профилактики, организации противодействия виртуализирующему воздействию телевизионной коммуникации, а также ликвидации негативных последствий ее применения;
  • разработка научно обоснованного механизма виртуализации массового сознания средствами масс-медиа.

Содержание диссертации, сделанные в ней выводы и рекомендации создают определенную теоретическую основу для более глубокого уяснения сущности и специфики процесса виртуализации массового сознания в телевизионной коммуникации.

Апробация работы. Основные теоретические положения диссертации апробированы в процессе обсуждения основных положений исследования на кафедре философии и религиоведения Военного университета, в процессе проведения занятий с курсантами Военного университета.

Результаты исследования нашли отражение в публикациях:

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК:

  1. Губенко М.С. Механизмы общественного сознания и общественной памяти // Вестник МГОУ. Серия «Философские науки». 2008. № 4 (13). – 0,5 п.л.

Публикации в других изданиях:

1. Губенко М.С. Социальная сущность телевизионных технологий воздействия // Сборник статей адъюнктов. 2008. № 16. – 1 п.л.

  1. Губенко М.С. Виртуализация массового сознания в телевизионной коммуникации // Соискатель. Приложение к научному журналу «Вестник Военного университета». 2008. № 4. – 0,75 п.л.
  2. Губенко М.С. Генезис и содержание понятия виртуального в философской традиции // Соискатель. Приложение к научному журналу «Вестник Военного университета». 2009. № 1. – 0,75 п.л.

Объем публикаций по теме исследования составил 3 печатных листа.

М. Губенко

Губенко М.С. Телевизионная коммуникация как фактор виртуализации массового сознания. Автореф. Дис. … канд. филос. наук. М., 2009. 26 с.


1 Макиавелли Н. Государь. – М., 1990.

2 См., например: Ортега-и-Гассет X. Восстание масс. – М., 2003; Тойнби А. Постижение истории. – М., 1996; Моска Г. Правящий класс // Социологические исследования. 1994. № 12; Парето В. Компендиум по общей социологии. – М., 2008; Этциони А. От империи к сообществу: новый подход к международным отношениям. – М., 2004.

3 См., например: Лебон Г. Психология народов и масс. – М., 2003; Тард Г. Общественное мнение и толпа. – М., 1902; Сигеле С. Преступная толпа. Опыт коллективной психологии. – М., 2006.

4 См.: Фрейд 3. Психопатология обыденной жизни. – СПб., 1997.

5 См., например: Вебер М. Избранное. Образ общества. – М., 1994; Зиммель Г. Созерцание жизни. – М., 1996; Мангейм К. Очерки социологии знания: Проблема поколения: состязательность и экономические амбиции. – М., 2000.

6 См., например: Фромм Э. Бегство от свободы. – М., 1989; Райх В. Психология масс и фашизм. – М., 1997.

7 См., например: Американская социологическая мысль. Тексты / Сост. Е.И. Кравченко. – М., 1994; Арендт X. Истоки тоталитаризма. – М., 1996.

8 См., например: Уотсон Дж., Торндайк Э. Бихевиоризм. – М., 1998; Skinner B. Was ist Behaviorismus – Hamburg, 1978.

9 См., например: Дилигенский Г.Г. Социально-политическая психология. – М., 1994; Ковальзон М.Я., Угринович Д.М. О предмете социальной психологии // Вестник МГУ. Серия «Философия». 1966. № 5; Овчинников Г.К. Массовое сознание как объект социологического анализа. – М., 1974; Судас Л.Г. Социология общественного мнения // Социально-политический журнал. 1995. №1.

10 См., например: Амбатьелос А. О формировании сознания современного рабочего класса // Проблемы мира и социализма. 1978. № 6; Барулин В.С. Социальная философия. – М., 1999; Грушин Б.А. Массовое сознание. – М., 1987; Спиркин А.Г. Сознание и самосознание. – М., 1972; Уледов А.К. Структура общественного сознания. – М., 1968.

11 См., например: Грушин Б.А. Указ. соч.; Яковлев А.И., Кириллов Н.П. Сознание народа. – Томск, 1999; Климов И.А. Телевидение: модальность существования // Социологические исследования. 2005. № 10; Науменко Т.В. Массовое сознание // Теоретический журнал «Credo». 2000. № 4.

12 См., например: Горовая С.В. Социально-философский анализ массового сознания и массовой культуры: Автореф. дис. …канд. филос. наук. – Махачкала, 2004; Ильин А.Н. Субъектность внутри массовой культуры // Знание. Понимание. Умение. 2008. № 4; Черняк М.А. Феномен массовой литературы ХХ века. – СПб., 2005.

13 См., например: Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием. – М., 2000; Почепцов Г.Г. Как «переключают» народы. Психологические/информационные операции как технологии воздействия на массовое сознание в ХХ веке. – К., 1998; Павлова Е.Д. Скрытое воздействие СМИ на массовое сознание как социо-культурный феномен: Автореф. дис. …канд. филос. наук. – М., 2004.

14 См., например: Липпманн У. Общественное мнение. – М., 2004; Lasswell H.D. The structure and function of communication in society. – N.Y., 1948; Bruntz G.G. Allied propaganda and the collapse of the German empire in 1918. – Stanford, 1938; Yarros V.S. The press and public opinion // The American Journal of Sociology. 1899. № 5.

15 См., например: Hovland C.I., Lumsdaine A.A. & Sheffield F.D. Experiments on mass communication. – N.Y., 1965; Lazarsfeld P., Berelson B. & Gaudet H. The people's choice. – N.Y., 1948; Klapper J.T. The effects of mass communication. – N.Y., 1960.

16 См., например: Маклюэн М. Понимание медиа: внешние расширения человека. – М., 2003; Tichenor P., Donohue G. & Ouen C. Mass media flow and differential growth in knowledge // Public Opinion Quarterly. 1970. № 34; Noelle-Neumann E. Return to the concept of powerful mass media // Studies of Broadcasting. 1973. № 9.

17 См., например: Rogers E.M. A history of communication study: A biographical approach. – N.Y., 1994; Stouffer S.A. A sociologist looks at communications research // Print, radio, and film in a democracy. – Chicago, 1942; The beginnings of communication study in America. A personal memoir by Wilbur Schramm. – Thousand Oaks, CA, 1997; Лемиш Д. Жертвы экрана. Влияние телевидения на развитие детей. – М., 2007.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»