WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Дискурс как некоторая целостность оформляется благодаря мыслительной и коммуникативной деятельности говорящего. Говорящий объединяет, детерминирует универсум дискурса, определяя его макро- и микроструктуры. С одной стороны, говорящий рассматривается нами в аспекте репрезентации его различными языковыми средствами, к числу которых относятся личные местоимения я, I, мен, притяжательные местоимения мой, my, наш, our морфологические средства – личные окончания глагола 1-го лица единственного и множественного числа в русском и карачаево-балкарском языках, дейктические наречия и местоимения, вводные единицы, номинативные единицы типа автор, исследователь и другие, относящиеся к эгоцентрическому полю языка. С другой стороны, говорящий квалифицируется в аспекте реализации его как автора дискурса, который объединяет в единое целое порождаемое им научное произведение, представляет в диалектическом единстве содержательную основу дискурса и способ его представления.

В работе пространство лингвистического дискурса рассматривается как представление говорящим результатов познанной и познаваемой информации сквозь призму его личностного восприятия.

При презентации объекта исследования говорящий осуществляет определенные мыслительные операции с понятиями, их анализ и синтез, выводит новое знание об объекте и представляет результаты исследования в определенным образом оформленном тексте. Лингвистический дискурс содержит не только описание объекта исследования, способа или последовательности мыслительных операций, подводящих к определенным выводам, но и сопровождается сочетанием презентации объективной информации элементами, делающими дискурс личностно ориентированным. К числу таких элементов относятся языковые единицы, связанные с процессом вывода нового знания. Говорящий размышляет, проводит критический обзор достижений предшественников, ссылается на них, соглашается с ними или приводит контраргументы, подвергает апробации и верификации свои положения, аргументирует их, спорит, открыто выражает свою позицию, выражает убежденность, делает выводы.

В работе отмечается, что временные и пространственные рамки дискурса соотносятся с говорящим. Система временных форм в дискурсе исследуемых языков (и видовых – в русском), используемых говорящим, с одной стороны, выражает этапы становления и развития авторской мысли, с другой, связывается с моментом развертывания дискурса, то есть соотносится с эгоцентрической координатой «сейчас».

Пространственные параметры дискурса также задаются самим говорящим. С «я» говорящего соотносится одно из основных эгоцентрических слов «здесь», которое связано, с одной стороны, с ситуацией и местом развертывания дискурса (с устным типом), с другой – дейктическим полем, в частности, с эгоцентрической координатой «это», которая в лингвистическом дискурсе находит реализацию в различных семантических вариациях (этот, тот, настоящий, данный, предыдущий, там, тут и т.д.). Например: This research brought to light a serious inadequacy of modern linguistic theory… [Chomsky 1964: 211]; Бу статья малкъар тилни окъутханлагъа бир кесек болушур деп жазабыз [Проблемы обучения родному и русскому языкам в балкарской школе 1994: 12]; Корреляция генетива с видом составляет предмет отдельного исследования, и в данной работе о виде речи не идет [Падучева 2006: 29].

В работе отмечается, что презентационная функция говорящего реализуется через представление структуры лингвистического дискурса в виде комбинации разных блоков информации, которые, представляя собой сложное переплетение разных видов знаний его автора, по-разному распределяются в текстовом пространстве. Каждому блоку автор отводит определенное место в системе дискурса.

Так, в диссертации анализируется смысловая структура лингвистического дискурса, определяемая говорящим, на примере статьи В.Ф.Новодрановой (Новодранова, 2002). В ней автор четко выделяет «ядерный коммуникативный блок», являющийся носителем основной информации: Одним из основных свойств человеческого мышления является его способность к классификации и категоризации. На языковом уровне это определяет процесс конструирования языкового значения и построения сложных моделей композиционной семантики, отражающих интеграцию различных когнитивных конструкций или ментальных пространств…[Новодранова 2002: 315].

Единицей презентации в ядерном коммуникативном блоке выступает композиционная семантика сложноструктурированных терминов, которую автор представляет как интеграцию концептов.

Динамику дискурсу автор придает введением вспомогательных коммуникативных блоков. В них говорящий определяет теоретические источники, на основе которых исследуется данная проблема: «Свою статью мы построили, основываясь на развитии идей Е.С.Кубряковой, разрабатывающей теорию композиционной семантики в рамках когнитивно-коммуникативной парадигмы лингвистического знания; «ментальных пространств», по терминологии Ж.Фоконье и М.Тернера, разрабатывающих теорию концептуальной интеграции, в 90-х годах прошлого столетия известную также как теория концептуальных слияний [там же: 315- 316].

Третий и четвертый коммуникативные блоки связаны с теорией «сложения смыслов» Л.В.Щербы и «комбинаторной семантики» М.В.Никитина. Например: В отечественной лингвистике задача разработки теории «сложения смыслов» и общее направление этой разработки сформулированы Л.В.Щербой; В традиционном русле попытки этого рода были предприняты М.В.Никитиным в его монографии..., где он… использует термины «комбинаторная семантика», «сочетаемостная семасиология» [там же: 316].

Пятый коммуникативный блок автор дискурса связывает с новым подходом к теории композиционной семантики. Например: Новый когнитивный подход в современной лингвистике… позволяет уточнить и развить дальше теорию композиционной семантики, помогает… сделать новые шаги в разъяснении правил семантической композиции знаков… [там же: 316].

Далее для конкретизации ядерного коммуникативного блока автор делает особый акцент на правилах семантической композиции, связанных с когнитивным подходом, и переходит к анализу исследуемого явления: Опираясь на теорию композиционной семантики, мы проанализировали сложноструктурированные термины, представляющие… соединение двух и более… концептов [там же: 317].

В дальнейшем развитии смысла дискурса особое место говорящим отводится описанию и интерпретации комплексных единиц. Кроме того, автор подчеркивает, что считает трудным в данной проблеме, выражая тем самым свое отношение: Особая трудность в разработке таких правил создается исключительной когнитивной сложностью термин. Внешне одинаковые 3-4- членные модели на самом деле демонстрируют разную когнитивную сложность… [там же: 317].

Следующий коммуникативный блок посвящен выводам, например: При истолковании таких терминов мы должны учитывать организацию комплексных знаков, устанавливать закономерности взаимодействия модификаторов с ядром, показывать, как строятся модели композиционной семантики [там же: 318].

К числу важных выводов диссертации относится положение о том, что лингвистический дискурс представляет собой структурированное знание. В способе структурной организации текста проявляется творческая индивидуальность автора. Структурируя дискурс, автор добивается нескольких целей: актуализирует проблему, выражает свое отношение к излагаемому, обеспечивает последовательность изложения, подготавливает читателя к тому, о чем будет повествоваться, используя для этого такие элементы эго-манифестации, как: в русском языке –подведем итоги, суммируя…, можно отметить, выше (ниже) было отмечено, вернемся к…, таким образом, итак, в заключение попытаемся…, во-первых…, в итоге; в английском – to sum up…, to conclude, this can be demonstrated by…, see fig. 1, it follows…, the answer to this question rests in the fact that… etc.; в карачаево-балкарском – къарарыкъбыз, биринчиден, энди уа… тенглешдирейик, алай бла, башында(былайда) айтылгъаннга кере, ахырында. Такие дискурсивные элементы позволяют автору представить содержание в расчлененном виде, последовательно выдвигая на первый план новую информацию и связывая ее со старой.

В диссертации определяется соотнесенность структурной организации таких жанров лингвистического дискурса, как монография и статья., поскольку в структурном отношении автор оформляет статью как мини-монографию. Как введение монографии, так и отдельный абзац статьи, предваряющие основное содержание, включают такие дискурсивные эгоориентированные элементы, как: «наша цель состоит в том…», «настоящая статья посвящена», «сказанным определяется выбор темы статьи», «предмет нашего исследования – эмоции», «в задачи статьи входит выявление» и т.д. в русском; ‘this research brought to light…’, ‘an object referred to…’, ‘we are prone to talk…’, ‘this article presents…’, ‘this article incorporates and summarizes research…’ etc. в английском и «бу ишде биз … къарарыкъбыз», « бу статья … устазлагъа… болушур деп жазабыз», «бу китап ол ишге жораланнганды», «статьяны елчемине кере… къарайыкъ» и т.д. в карачаево-балкарском языках.

В заключении для презентации выводного знания автор использует такие микросегменты, обращенные к читателю, как подведем некоторые итоги, в заключении отметим…, позволяют прийти к следующим выводам, итак, таким образом, установлено, что…, рассмотренный материал показывает… и т.д.

Особый интерес в рамках нашего исследования представляют не эти универсальные для всех типов дискурса структурные части, а то, как автор использует различные дискурсивные сегменты в других частях монографии и статьи. Во многих случаях эти сегменты выступают маркерами, предваряющими раздел монографии, переход от одной мысли к другой в статье и внутри разделов монографии.

Наибольшим прагмасемантическим потенциалом отличаются эгокоординированные микросегменты внутри разделов и абзацев. Эти сегменты прежде всего обеспечивают динамику в передаче информации: мы не будем подробно рассматривать здесь взгляды Милля… Для нас может представить интерес его доказательство принципа пользы… Вернемся к анализу узкого значения предложенного Сиджуиком… Из более поздних исследователей семантики остановимся на двух… Как будет показано ниже… [Арутюнова 1999: 152-162]; In the early stages of this research I argued against … with the result that I now use some of the same data to demonstrate… In this section I briefly present three analyses… In summary, we can see the variation… As noted above, object position in Old English is strongly influenced… [Pintzuk 2005: 115-127]; Энди бу стильлени къауумларына, аланы энчиликлерине къарайыкъБашда айтханыбызча, иш къагъытла кеп тюрлюдюле… Башда айтылгъан затла барысы да къуру суратлау литература тилни стильлерини энчиликлери болуп къалмайдыла [Проблемы обучения родному и русскому языкам в балкарской школе 1994: 12-18].

К факторам авторского построения лингвистического дискурса относятся в работе многочисленные интертекстуальные элементы, такие, как цитата или «текст в тексте», «текст о тексте», которые используются автором как узлы сцепления в семантико-композиционной структуре порождаемого им дискурса и дают возможность дальнейшего пояснения поставленной цели.

В работе особо отмечается, что, опираясь на прототипическую инвариантную модель научного дискурса, автор лингвистического дискурса, в целях успешной реализации своих прагматических установок определенным образом структурирует представляемую им информацию, относительно свободно используя релевантные языковые единицы, направленные как на обеспечение целостности дискурса, так и на придание ему диалогичности и экспрессивности.

К наиболее экспрессивным жанрам лингвистического дискурса, в котором эгомаркированность проявляется эксплицитно как в русском, так и английском языках, относятся рецензия и отзыв.

Отмечается, что ярко выраженая эгоориентированность данного типа дискурса определяется прежде всего особенностями рецензии как типа речи. Известно, что от автора рецензии требуется формирование критического, оценочного мнения о лингвистической работе. Для рецензента важным является определение актуальности, новизны, значимости рецензируемой работы, достоверности выводов, убедительности и обоснованности положений и т.д., то есть главной задачей автора рецензии является оценка научного произведения с точки зрения соответствия его содержания, структуры, языка и стиля предъявляемым требованиям. Рецензия как тип научного дискурса строится по определенной нежесткой модели, до известной степени повторяющей структуру рецензируемой работы. Модель описания, динамика, выбор того или иного композиционного решения текста рецензии зависят от автора.

В рецензиях и отзывах, как в оценочных жанрах, говорящий наиболее выпукло манифестирует себя использованием различных оценочных категорий, выражением своего отношения к обсуждаемой проблеме, которое выражается оценочными предикатами, как: бесcпорно, убедительно, обоснованно, интересно, ясно в русском; it is true, interestingly, it can be argued, to be fair, the most successful…, the one major shortcoming … в английском; айхай да, алай а, ол себепден, мени сейирсиндирген и т.д. в карачаево-балкарском языках.

В аргументативной части рецензии рецензент, ссылаясь на оцениваемый текст, акцентирует внимание автора рецензируемого научного произведения на недостатках/ достоинствах, спорных моментах и т.д. Именно в этой части рецензии автор наиболее ярко проявляет свою индивидуальность: опыт, знания и образность речи, например: Неоспоримым достоинством книги является ее простой и доходчивый язык… А.С.Чикобава решает этот вопрос прямо и недвусмысленнонаходит правильный выход из положения… Отметив ряд несомненных достоинств книги А.С.Чикобава, подчеркнем, что она в простой и сжатой форме раскрывает содержание соответствующих разделов новой программы… Вместе с тем хотелось бы указать на некоторые спорные и недостаточно раскрытые положения и отдельные досадные промахи и ошибки, которые, к сожалению, имеются в учебнике [Серебренников 1953: 121].

Третья глава «Языковое поле эгоцентризма в лингвистическом дискурсе» посвящена прагмасемантической конфигурации в лингвистическом дискурсе разноуровневых единиц, составляющих эгоцентрическое поле языка.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»