WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

На правах рукописи

Гергокаева Джамилят Джамаловна

ЭГОЦЕНТРИЗМ ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО ДИСКУРСА

(на материале русского, английского, карачаево-балкарского языков)

10.02.19 – теория языка

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Нальчик 2008

Работа выполнена в ГОУ ВПО «Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М.Бербекова»

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

Аликаев Рашид Султанович

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Новодранова Валентина Федоровна

кандидат филологических наук, доцент

Ордокова Фатима Мусовна

Ведущая организация: Таганрогский государственный

педагогический институт

Защита состоится 4 июля 2008 года в 9.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.076.05 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора филологических наук при ГОУ ВПО «Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М.Бербекова» по адресу: 360004, КБР, г. Нальчик, ул. Чернышевского, 173.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М.Бербекова»

Автореферат разослан «_____» июня 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Г.Е.Щербань

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Изучение текста как важнейшего лингвистического понятия, осознание значения текстуальных факторов в языкознании имеет свою историю. Выявлению сущности текста, трактовке этого понятия, определению текстовости, макро- и микротекста, типологии, стилистике, композиции, интеграции текста посвящены десятки и сотни специальных исследований (Амвросова 1991; Аликаев 1999; Баженова 2002; Бахтин 1997; Варгина 2003; Гальперин 1981; Данилевская 1992; Карасик 2004; Кожина 1994; Котюрова 1988; Лаврентьева 2002; Лосева 1980; Москальская 1981; Разинкина 1989; Свойкин 2006; Троянская 1982; Тураева 1986 и др.).

Современные исследования текста с актуализацией лингвокультурологического, психологического, социального аспектов получают название дискурсивных (Арутюнова 1990; Архипова 2002; Макаров 2003; Мароши 1996; Пушкин 1990; Diyk van T. 1985).

К настоящему времени выделены различные социолингвистические и прагмалингвистические типы дискурса: политический (Купина 1999, Баранов 1991; 1994, Чудинов 2003; 2007), деловой (Драбкина, Харьковская 1998; Кузнецова 2001; Яровидына 1999; Прошина 2000), рекламный (Анопина 1997; Лившиц 2001; Ильинова 1998; Кочетова 1999; Красавский 1999; Денисова 2002) и др., которые характеризуются разной степенью изученности.

В последнее десятилетие весьма активно исследуются различные аспекты научного дискурса (Аликаев 1999; Белых 1991; Бобырева 2000; Васильев 1998; Гришечкина 2002; Красильникова 1999; Кириллова 2001; Яцко 1998). При этом внимание исследователей в основном привлекают особенности текстов общенаучной направленности. Универсальные и специфические свойства текстов частнонаучной проблематики (естественных и гуманитарных) находятся на периферии интересов исследователей. Наименее изученным аспектом текстовой проблематики является специфика дискурса, обусловленная психологическими и социально-культурными особенностями языковой личности – его производителя.

В исследованиях последних лет безличность, признаваемая важным лингвистическим признаком научного текста, ставится под сомнение, отмечается, что научный дискурс не может не быть субъективным, поскольку является продуктом лингвокреативной деятельности индивида [Гяч Н.В., Сенкевич М.П., Кажарова Д.С.].

Говоря об актуальности изучения научного дискурса в указанном аспекте, следует отметить ярко выраженную неравномерность исследования эгоориентированности научного дискурса на материале разных языков. Если в германистике и русистике последних десятилетий текст и текстовые категории изучаются на основе общекогнитивного подхода и с использованием теории речевых актов, то в карачаево-балкарском языке нет специальных исследований, повященных научному дискурсу.

Вопрос о репрезентации субъекта в научном тексте в целом и некоторые аспекты этой проблемы в частности рассматриваются в отдельных статьях на материале научной речи [Котюрова 1986; Ивлева 2005; Архипова 2002; Барляева 1993; Болдырева, Кашкин 2001]. Что же касается лингвистического дискурса, то универсальные его характеристики как типа научного дискурса и способы манифестации в нем говорящего не были предметом специального монографического исследования как на материале отдельных языков, так и в типологическом аспекте.

Указанными обстоятельствами определяется актуальность темы диссертационного исследования.

Объектом исследования в настоящей диссертации выступает лингвистический дискурс на материале русского, английского и карачаево-балкарского языков и представленные в нем дискурсивные единицы, репрезентирующие говорящего.

Предметом исследования служат эксплицитные и имплицитные средства выражения «я-парадигмы» в лингвистическом дискурсе русского, английского и карачаево-балкарского языков.

Недостаточная изученность лингвистического дискурса в указанном русле, а также отсутствие специальных работ, посвященных репрезентации говорящего в исследуемых лингвистических традициях, предопределили цель работы, которая заключается в выявлении и описании комплекса языковых средств, репрезентирующих «ego», определении специфики их функционирования в русском, английском и карачаево-балкарском лингвистическом дискурсе.

В соответствии с поставленной целью в работе предполагается решение следующих задач:

  1. характеристика основных этапов формирования эгоцентрической концепции языка;
  2. выявление роли говорящего в дискурсообразовании и определение особенностей лингвистического дискурса, обусловленных лингвокреативной деятельностью «ego»;
  3. установление различных типов языковых репрезентаций «ego» в лингвистическом дискурсе русского, английского и карачаево-балкарского языков с актуализацией ядерного и периферийного зон и семантического и прагматического их потенциала;
  4. определение факторов, обусловливающих различную степень эгомаркированности лингвистического дискурса;
  5. выявление возможных сходств и различий языковых манифестаций «ego» в лингвистическом дискурсе русского, английского и карачаево-балкарского языков.

Эмпирической базой исследования послужили монографии, статьи, рецензии, отзывы на русском, английском и карачаево-балкарском языках, относящиеся к разным хронологическим этапам в развитии языкознания, а также электронные ресурсы с общим объемом около 6500 страниц (см.: «Источники иллюстративного материала» с.172-178).

Методологическую основу диссертационного исследования составили основные положения антропологической лингвистики и теории текста, дискурсивного анализа, теории речевых актов и прагматики. Значительный интерес представляли для нас теоретические исследования текста и дискурса С.В.Амвросовой, Р.С.Аликаева, И.В.Арнольд, Н.Д.Арутюновой, Е.И.Варгиной, В.И.Карасика, Н.М.Кожиной, М.П.Котюровой, М.Л.Макарова, Н.М.Разинкиной, Е.С.Троянской, З.Я.Тураевой, Widdowson H.G., rtman J., Virtanen, Barsky, Courtland, T. A. van Diyk и др. Поскольку проблема языкового эгоцентризма находится в русле современной антропоцентрической парадигмы гуманитарного знания, в диссертации используются идеи антропоцентрической и эгоцентрической концепций, представленные в трудах В.фон Гумбольдта, Э.Бенвениста, Ю.С.Степанова, В.А.Звегинцева, Н.Д.Арутюновой, Г.И.Берестнева, К.Бюлера, В.А.Гуреева, А.В.Кравченко, Г.В.Колшанского, Е.С.Кубряковой, Дж. Лайонза, В.А.Постоваловой, Б.Рассела, Б.А.Серебренникова, Ю.С.Степанова, В.Н.Телия, Р.О.Якобсона и др.

Специфика объекта исследования, намеченные цели и задачи обусловили комплексное использование различных методов и приемов: синхронно-описательного, контекстуального и интерпретационного, текстового и дискурсивного анализов, корпусной лингвистики. Главным для нас явился системный функционально-семантический анализ, или полевый подход.

В качестве рабочей гипотезы исследования послужило положение о том, что, вопреки расхожему мнению об «антисубъективности» научного дискурса, говорящий находит выражение в созданном им речевом произведении и в текстах разной жанровой отнесенности по-разному репрезентирует себя.

Научная новизна диссертации заключается в том, что в ней впервые предпринято комплексное типологическое исследование языковых средств выражения «ego» в лингвистическом дискурсе разносистемных языков с определением факторов, обусловливающих степень и динамику эгомаркированности данного типа дискурса в разных лингвокультурах. Новым является также рассмотрение говорящего как особой дискурсообразующей категории, выполняющей функции презентации, структурации и оценки.

Теоретическая значимость диссертационной работы состоит в том, что предпринятое в ней полиаспектное исследование эгорепрезентации и выявление качества и количества совпадений/расхождений в выражении субъективности в лингвистическом дискурсе разносистемных языков имеет выход в плоскость расширения и углубления новой теории – теории языкового эгоцентризма.

Практическая ценность исследования заключается в том, что его результаты могут быть использованы при разработке курсов по теории языка, лингвистике текста, стилистике, риторике. Положения и выводы диссертации могут способствовать совершенствованию филологического анализа текста и изучению языковой личности в лингвофилософском, психолингвистическом и прагматическом аспектах.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Эгоцентрическая концепция языка непосредственно связана с теорией языковой личности и теорией дискурса. Языковая личность (говорящий «ego») как автор текста и дискурс как созданное им речевое произведение выступают как концептуальные составляющие эгоцентрической концепции языка. Эгоцентризм определяется нами как отношение дискурса к его автору, говорящему как языковой личности. Говорящий представляет собой дискурсообразующую категорию, определяющую когнитивное и оценочное пространство дискурса и его коммуникативную и структурную организацию.
  2. Вопреки априорно предполагаемой «антисубъективности», научный дискурс, в том числе и лингвистический, характеризуется интересной, хотя и не всегда эксплицитно проявляемой отнесенностью к говорящему и соотносится с эгоцентрической координатой «я – здесь – сейчас». Лингвистический дискурс отличается от других типов научного дискурса меньшей формализованностью, более ярким проявлением индивидуального способа самопредставления говорящего. Эгомаркеры обеспечивают когезию и когерентность лингвистического дискурса, придают динамичность его структуре, не нарушая при этом стандартов данного типа дискурса.
  3. Говорящий выступает как интегративная функционально-семантическая категория, обладающая сложной структурой и представленная целым комплексом языковых средств выражения, что характерно для категорий, имеющих полевую структуру. Ядром языковых репрезентаций говорящего выступает местоимение «я», функционирование которого в лингвистическом дискурсе исследуемых языков регламентировано и индивидуально. Я–манифестацией говорящий репрезентирует себя, при этом маркируя свои социальные, психологические и индивидуальные характеристики и предпочтения. Местоимение «мы» как способ эгорепрезентации обладает наиболее значительным прагмасемантическим потенциалом в лингвистическом дискурсе исследуемых языков и представлено несколькими моделями: «мы=я»(«мы вежливости» или прием сокрытия «я»), «мы= я+вы»(автор и соавтор(ы), «мы=я+вы» (автора и адресат), наибольшей регулярностью из которых в разных жанрах лингвистического дискурса отличается модель «мы=я».
  4. Степень эксплицитной эгомаркированности лингвистического дискурса исследуемых языков зависит от разных факторов: типа речи (устный, письменный), жанровой отнесенности (монография, статья, рецензия, отзыв), содержательных особенностей – новизны и полемичности излагаемого материала, характера представления научного знания (описание, рассуждение, повествование), социально-статусных и индивидуально-личностных характеристик автора дискурса. Высокой степенью насыщенности эгомаркерами отличаются и такие композиционные части дискурса, как предисловие, вводная часть, а также заключение.
  5. Русский, английский и карачаево-балкарский лингвистические традиции характеризуются универсальными и специфическими признаками конкретной реализации эгорепрезентации в лингвистическом дискурсе. В английском лингвистическом дискурсе использование эгомаркера «я» зависит в основном от индивидуально-личностных характеристик ученого-лингвиста, тогда как репрезентация говорящего местоимением «я» в русском и карачаево-балкарском лингвистическом дискурсе обусловлена как индивидуально-личностными характеристиками автора, так и хронологическими и социально-культурными факторами. Лингвистический дискурс на русском и карачаево-балкарском языках, относящийся к 40-60-м годам ХХ века, характеризуется большей «обезличенностью», тогда как современный отличается явной тенденцией к эксплицитной эгорепрезентации. В английском лингвистическом дискурсе прямая эгореференция с использованием местоимения «я» относительно регулярна, в русском и карачаево-балкарском – нестабильна. В русском и карачаево-балкарском лингвистическом дискурсе для репрезентации говорящего регулярно используются морфологические маркеры 1-го лица единственного и множественного числа глагола, что не характерно для аналитического английского языка.

Апробация работы. Основные положения и результаты исследования, а также проблематика, связанная с диссертацией, были изложены в сборнике научных трудов молодых ученых (Нальчик, 2006), представлены и обсуждены на Международной научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов (Нальчик, 2008), Всероссийской научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых (Нальчик, 2006). Две статьи опубликованы в журналах «Вопросы Филологии» (Москва, 2006, №5) и «Известия Высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Проблемы филологии» (Ростов-на-Дону, 2006), которые включены в перечень ведущих научных изданий, рекомендованных ВАК. По теме диссертации опубликовано 5 работ.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»