WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

В третьем параграфе «Философско-теоретические основания понимания виртуальной социальной реальности» рассматриваются виды, модели реальности, уточняется специфика виртуальной социальной реальности.

Проанализированы четыре модели реальности: натуралистическая, реалистическая, деятельностная, феноменологическая. Диссертантом было показано, что виртуализацию достаточно трудно исследовать с помощью натуралистической и реалистической модели, поскольку они описывают статичный социум извне. Деятельностная модель более всего подходят для анализа виртуальных процессов, поскольку описывает динамичный социум изнутри. В связи с этим автор придерживается определения реальности как действительности.

Диссертантом было рассмотрено четыре вида реальностей: идеальная, материальная, актуальная, потенциальная. В виртуальной социальной реальности размываются границы между идеальным и материальным, актуальным и потенциальным. В связи с этим виртуальная социальная реальность определяется автором как система актуальных (полностью состоявшегося) и потенциальных социальных действий (частично реализуемого вероятностного действия, существующего как сторона реальности).

Диссертант выявил специфические признаки виртуальной социальной реальности, заключающиеся в том, что: 1) это мир знаков-символов, 2) это дискретная реальность, проявляющаяся здесь и сейчас, 3) это реальность, частично актуализированная в социальной реальности.

Философско-теоретическим основанием понимания виртуальной социальной реальности выступают: 1) представление о неотъемлемой связи содержания категории «реальность» с включенностью субъекта в познаваемый им мир, 2) трактовка понятия реальности как многоуровневой, 3) различение реальности на актуальную и потенциальную.

Во второй главе «Виртуализация социальных процессов» излагается авторская интерпретация процессов виртуализации, происходящих на всех социальных уровнях, осуществляется поиск виртуального в структурных элементах общества. Устанавливается, что происходит трансформация деятельности социальных институтов, социальных сообществ, изменяется поведение индивидов под воздействием процессов виртуализации.

В первом параграфе второй главы «Виртуализация социальных институтов» отмечается, что процессы виртуализации, охватывающие все социальные институты, приводят к изменению их организационной формы и деятельности.

Диссертант показывает, что процессы виртуализации социальных институтов осуществляются по пути компьютеризации. Появляется новая организационная форма институциональных взаимодействий – глобальная сеть, которая объединяет территориально разроненные социальные институты в единую коммуникационную систему. Поскольку глобальная сеть обладает изменчивой геометрией, институциональные взаимодействия быстро возникают и быстро распадаются, что способствует образованию временных альянсов. Сети обладают иерархией, но уже не вертикальной, а горизонтальной, доминированием неформальной структуры отношений. В деятельности институтов происходит их переориентация на производство симулятивных функций. Главным в деятельности социальных институтов становится формирование собственного имиджа. Образы социальных институтов зачастую не соответствуют реальной деятельности социальных институтов. Это связано с тем, что латентные функции начинают противоречить явным и приобретают негативный характер. Этому способствует ослабление нормативного контроля за деятельностью социальных институтов. Латентные функции могут не проявляться и не осознаваться. Однако, актуализировавшись и будучи осознанными, они вызывают у людей недоверие к социальным институтам и формируют негативные ценностные ориентации у индивидов.

Социальные институты обладают такими признаками виртуального как исчезновение означающего, быстрым формированием, актуализацией при наличии взаимодействия, быстрым исчезновением.

Диссертант подчеркивает, что трансформация социальных институтов, происходящая под влиянием процессов виртуализации, явилась необходимым условием адаптации социальных институтов к изменившейся социальной среде. Те социальные институты, которые не подверглись изменениям, не выдерживают конкуренции и им грозит полное исчезновение.

Во втором параграфе второй главы «Виртуализация социальных отношений и сообществ» выявляются новые тенденции образования и специфика социальных взаимодействий в виртуальных сообществах.

Диссертант обращает внимание на появление нового типа сообществ – виртуальных, основанных на глобальной сети Internet. Автор диссертационного исследования подчеркивает, что сеть, существовавшая в индустриальном обществе, была локальной, она объединяла физически локализованные во времени и пространстве социальные сообщества. В постиндустриальном обществе сеть приобрела глобальный характер, объединяя уже временно и пространственно разъединенные социальные сообщества. Происходит стирание пространственно-временных границ. Виртуальность можно считать признаком сети, поскольку сетевая организационная форма отношений способствует расширению и сжатию пространства одновременно, кроме того, ее геометрия достаточно изменчива, то есть узлы сети быстро формируются и быстро исчезают.

Виртуальные сообщества возникли как альтернатива социальным сообществам и сосуществуют наряду с ними. Виртуальные сообщества взаимодействуют, взаимосвязаны с социальными сообществами, оказывают на них воздействие через изменение поведения входящих в них индивидов.

Взаимодействия в виртуальных сообществах обладают спецификой. В виртуальных сообществах отсутствуют социальные ограничения, взаимодействие между индивидами носит анонимный характер. В виртуальных сообществах нормативный контроль ослабевает, действует механизм саморегуляции. Между субъектами присутствует обратная связь. Взаимодействия в виртуальных сообществах опосредованы компьютером, а компьютерная реальность обладает условностью, нематериальностью и широтой воздействия. Взаимодействия в виртуальных сообществах обладают признаками виртуальности: они быстро возникают, актуализируются при наличии у индивидов общего интереса и быстро распадаются. Виртуальные сообщества способствуют сжатию и расширению пространственных взаимодействий одновременно. В виртуальных сообществах, благодаря глобальной сети, индивиды могут расширять свои социальные взаимодействия за пределы своей территории, усиливать социальные взаимодействия внутри своей территории.

Делается вывод, что сетевая форма организации, имеющая глобальный характер, является альтернативой территориальной форме организации социума, имеющей локальный характер.

В третьем параграфе второй главы «Личность в виртуализируемом обществе» отмечается, что под влиянием процессов виртуализации происходит трансформация поведения личности.

Поведение личности в современном обществе становится все более лишенным связи с действительностью, театрализованным. Это связано с тем, что в виртуализируемом обществе исчезают аксиологические смыслы информации, которой обмениваются индивиды. Современные информационные технологии не просто ускоряют информационные потоки, но и трансформируют глубинную структуру информации. Информация становится мельканием означающих без связи с означаемым. Информация преобразуется в коммуницируемость, вещание, плодящее реальный и символический мир пустоты. Бесконечное продуцирование информации, игра с информацией, ее подтасовка, искажение, использование, превращение в орудие против кого-либо, оборачивается искажениями коммуникации, уходом ее от своей подлинности в лоно технологической и социальной спекуляций. Все сущее продолжает функционировать, тогда как смысл существования давно исчез. Виртуальные коммуникации все более уводят человека от коммуникации с существующим социумом. Социальные отношения развиваются за счет театрализованной коммуникации, включающей множество моделей поведения. Театрализация жизни проявляется в интерактивном обмене символами. По мере развития интерактивного информационного пространства спектакль сливается с жизнью, в которой различие мнимого и подлинного, публичного и интимного становится все более сложной задачей. Общественное растворяется в тотальной спектализации социального на своем пути к виртуальному обществу. Представления становятся все более реальными, приближенными к жизни и включенными в нее.

В Заключении подводятся итоги работы, намечаются перспективы дальнейшего исследования, связанные со становлением виртуального общества.

Основное содержание работы изложено в публикациях общим объемом 2,65 п.л.:

1. Степанова, А.Н. Процессы виртуализации как фактор трансформации образовательной сферы (философский анализ) / А. Н. Степанова // Философия образования, 2008. – № 1. – С. 60–65 (0,3 п.л.).

2. Степанова, А. Н. Трансформация социальной структуры современного общества под влиянием процессов виртуализации / А. Н. Степанова // Социальная онтология России (сборник научных статей по докладам I Всероссийских Копыловских чтений) – Новосибирск: НГТУ, 2007. Деп. В ИНИОН РАН № 60327 от 27.06.2007. – С. 452– 466 (0,9 п.л.).

3. Stepanova, A. N. Virtual reality as concept and the ontological phenomenon / A. N. Stepanova // Materials of the 9 Russian-Korean intern. symp. on science and technology “KORUS–2005”: proc., Novosibirsk, Russia, 26 june – 2 july 2005. – Novosibirsk: NSTU, 2005. – Vol. 1. – P. 1039–1043 (0,25 п.л.) [ Cтепанова, А.Н. Виртуальная реальность как понятие и онтологическое явление / А. Н. Степанова // Материалы 9-го Российско-Корейского международного симпозиума по науке и технологии “KORUS–2005”, Новосибирск, Россия, 26 июня – 2 июля 2005. – Новосибирск: НГТУ, 2005. – Том 1. – С. 1039–1043 (0,25 п.л.)].

4. Степанова, А. Н. Виртуальность и виртуальная реальность: интерпретация понятий и онтологический смысл / А. Н. Степанова, В. И. Игнатьев // Социально-гуманитарные исследования. Вып.3: Сб.науч.тр. – Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2006. – С. 86–95 (0,6 п.л., в т.ч. 0,3 – автор. вклад).

5. Степанова, А. Н. «Информационный резонанс» в социальной системе и методологии анализа современности / А. Н. Степанова, В. И. Игнатьев // Социально-гуманитарные исследования. Вып.3: Сб.науч.тр. – Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2006. – С. 77–86 ( 0,6 п.л., в т.ч. 0,3 – автор. вклад).

Отпечатано в типографии Новосибирского

государственного технического университета

630092, г. Новосибирск, пр. К. Маркса, 20,

тел./факс (383) 346-08-57

формат 60 X 84/16, объем п.л., тираж 100 экз.

заказ № подписано в печать 4.05.08 г.

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»