WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

В «настоящем» как «точке отсчета» и точке «здесь-и-теперь» «исторической реальности» происходит «темпорализация пространства» историчес­кого текста. «Темпорализация пространства» представляет собой субъективацию пространства исторического текста, то есть самоопределение его смыс­ла. «Исторические события» преобразуются в нарративную последователь­ность, которая понимается как временная последовательность. Конструиро­вание «исторических событий» в определенной временной последовательно­сти приводит к «опространстливанию времени», а историческое знание пред­ставляется в знаковой расстановке пространства «исторического текста». «Опространстливание времени» связано с объективацией смысла исторического текста. Историческое знание понимается как текст, смысл которого самооп­ределяется в «настоящем» как «точке отсчета», посредством саморефлексии исследовательской «точки зрения» субъекта.

Во второй главе «Нарративные структуры «исторической реальности» рассматривается возможность самоопределения «исторической реальности» как реальности системы исторического мышления в языковых структурах.

В параграфе первом «Самоопределение смысла текста «исторической реальности» в языковых структурах» показано, что радикальный вопрос фи­лософии истории - это вопрос о смысле истории: «существует ли смысл истории». Ответ на данный вопрос зависит от того, что принимается за ос­нование рассуждений «историческая действительность» или «историческая реальность».

Когда «историческая действительность» в качестве умозрительной схе­мы осмысливается в категориях тотальности: «цель», «назначение», «абсо­лютный смысл», тогда смысл «исторической действительности» определя­ется в «конце истории» и связан с установлением «универсального порядка» (теоретическая система Г.В.Ф. Гегеля, К. Маркса). Смысловая целостность существует только в «конце истории», а исторический процесс рассматрива­ется в «обратной перспективе». В результате весь смысл исторического про­цесса заключается в единственной «точке зрения», которая в силу исключи­тельности своего положения, претендует на статус «абсолютной точки зре­ния». «Абсолютная точка зрения» может принадлежать абсолютному субъек­ту, который устанавливает «последнюю» объективную истину. Абсолютный субъект выражает всегда «истину без местоимения», «видимую с «никакого» места» (X. Ортега-и-Гассет). Природу такого субъекта можно определить по-разному, в частности, он может рассматриваться в качестве коллективного субъекта, функции которого может выполнять общество в целом или какая-то его часть, например, партии, группы, классы и т.д.

«Историческая действительность» как объективная временная действи­тельность непосредственного человеческого проживания представляет со­бой незавершенное, незаконченное, именно поэтому несовершенное существование. В тотальных схемах философии истории исторический процесс представляет собой образец совершенного существования, которое гаранти­рует достижение «универсального порядка» в действительной истории. Со­здается утопическое представление о том, что исторический процесс дви­жется но пути прогрессивных изменений от «прошлого» через «настоящее» к «будущему», что соответствует движению от «пред»-истории к «пост» - исто­рическому периоду.

Когда понятия «цель», «смысл», «назначение» применяются в отноше­нии «жизни» конкретного индивида или «я», тогда возникает проблема по­нимания смысла жизни «другого», которая предполагает наличие «третьего», как своеобразного «посредника» между «мной» и «другим», субъектом и объектом. Процесс понимания предъявляется как процесс «перенесение-себя-на-место-другого», осуществляемый Объективным духом (теоретическая система В. Дильтея).

Отрицание идеи прогресса, а также уничтожение любой трансцендент­ной формы существования в истории выражено в философском постулате Ф. Ницше: «Бог умер». В современной философии постмодернизма ницше­анская формулировка неразрывно связана с идеей апокалипсиса, в которой идея смысла доведена до абсурда и приводит к обессмысливанию как истори­ческого процесса и существования человека в «исторической действительно­сти», так и «исторического текста» (Ж. Деррида). Поскольку само знание о «конце истории» содержится только в «исторических текстах», постольку смысл «исторического текста» должен быть непонятен, бесконечен, открыт. В современной философии истории происходит перевод исторической про­блематики в область языка.

В настоящее время основные идеи постмодернистов развивают представители «новой интеллектуальной истории». «Исторический нарратив» как авторский текст они рассматривают как открытое, изменчивое, текучее про­странство культурного «со-общения» в оппозиции автор-читатель. «Разрыв» между автором и «читателем» в итоге завершается потерей субъекта истори­ческого повествования, как автора текста «исторической реальности». «Смерть автора» текста «исторической реальности» приводит к обессмысливанию или исчезновению исторического дискурса.

В своем исследовании мы рассматриваем проблему смысла в аспекте субъективности, которая понимается как субъект-объектное тождество. Са­моопределение смысла текста «исторической реальности» разворачивается в процессе исторического повествования как «повествовательного монолога». С одной стороны, в «повествовательном монологе» присутствует «одно лицо» или «Я»-исследователь, с другой стороны, «повествовательный монолог» пред­ставляет собой определенную направленность со-общения. Это значит, что в «повествовательном монологе» со-общение «Я» представляет собой само­обращение. «Повествовательный монолог» представляет собой замкнутую систему, в котором существует изначальное тождество: «Я» = «Я».

Текст «исторической реальности» существует как авторский текст. Мож­но сказать, что «Я» является автором текста. В «повествовательном моноло­ге» направленность авторского со-общения предполагает наличие «читате­ля», иными словами, «повествовательный монолог» заключается в границах «автор» - «читатель». Замкнутая система «повествовательного монолога» ука­зывает на одновременное существование «автора» и «читателя». Одновре­менность понимается как со-временность, которая соотносится с «настоя­щим» как «точкой отсчета» конструирования систем исторического знания. В точке «настоящего» существует тождество «автор» = «читатель», которые сходятся в одной точке «Я» - исследователь. В «повествовательном монологе» самообращение «Я» в положении «автор» - «читатель» представляет собой вопросно-ответную целостность, то есть осуществляется путем ведения ди­алога. «Повествовательный монолог» оказывается и монологичным, и диалогичным. Смысл текста «исторической реальности» самоопределяется в про­цессе диалога в состояниях «Я» - спрашивающий (читатель) - «Я» - отвечаю­щий (автор). Иными словами, смысл текста «исторической реальности» са­моопределяется в языковых структурах «повествовательного монолога».

В параграфе втором «Самоидентификация субъекта «исторической ре­альности» в структурах повествовательности» рассматривается кризис пове­ствовательной идентичности, возникающий в результате «разрыва», суще­ствующего между повествующим субъектом, тем «кто говорит», который по­нимается как «автор» «исторического текста», и «другим», как «историчес­ким персонажем», который всегда есть «тот, о ком говорят».

Невозможность идентифицировать повествующего субъекта с самим со­бой, а «исторический текст» с «автором» приводит к анонимности «истори­ческого текста». «Автор» отчуждается от процесса повествования, поскольку в «историческом тексте» говорят «исторические персонажи», что, безусловно, приводит к тому, что говорит как бы сама «историческая действительность». Происходит объективация «исторического текста», как объективация выска­занной в нем истины, так как истину анонимного повествователя невозмож­но оспаривать.

«Исторический текст» существует в качестве авторского дискурса. Авторское присутствие обнаруживается на границе «исторического текста». Гра­ницей «исторического текста» является «подпись», которая «выдает» нам «имя автора». «Подпись» можно рассматривать как то, что находится «под» авторским текстом. «Исторический текст» ограничивает авторское присутствие в «подписи» текста, подчеркивая этим свою принадлежность к авторскому дискурсу. Таким образом, «имя автора» мы обнаруживаем на границе «исто­рического текста», когда текст «уже-не» существует, а «имя автора» «еще-не» существует. Это означает, что на границе «имя автора» находится в состоя­нии «еще-не» и «уже-не». Другими словами, оно является «местом-для-имени» или «место-имением» «Я». Существование «автора» обнаруживается в точке завершающей «исторический текст», то есть в «подписи», где мы узна­ем имя автора и получаем ответ на вопрос «кто говорит». Соответственно у нас реализуется субъект-объектное тождество. Тождество с самим собой, как повествование о самом себе - это и есть акт саморефлексии, где «автор» тож­дествен самому себе, иными словами, «Я» = «Я». Здесь «автор» осознает себя и предъявляет в качестве исследователя, а «исторический текст» суще­ствует как разворачивание исследовательской «точки зрения».

«Исторический текст» существует как авторский текст, но в таком слу­чае и «автор» принадлежит «историческому тексту». Историческое повество­вание является процессом само-именования «автора» и представляет собой процесс смены имен «автора», как смены имен «исторических персонажей» или субъектов истории. В пространстве «исторического текста» существует множество имен «исторических персонажей». В каждом из имен «историчес­ких персонажей» проявляются черты авторского «Я», анонимность истори­ческого повествования снимается.

В заключении диссертации автор формулирует основные выводы ис­следования, намечаются дальнейшие направления работы по теме исследо­вания.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикаци­ях:

1. Проблема конструирования исторической реальности: методологический аспект//Социально-политическое развитие России: проблемы, поис­ки, решения. Вып. 2. Ижевск: Изд-во Удмуртский университет, 1999. С. 28-34.

  1. Проблема становления понятийного аппарата в исторической науке /
    / Современная логика: проблемы теории, истории и применения в науке. Материалы 5-й Общероссийской научной конференции. СПб, 1998. С. 374-375.
  2. Индивид как субъект исторического процесса в системе Гегеля // Материалы третьей научной конференции «Российское государство: прошлое,
    настоящее, будущее». Ижевск, 1998. С. 72-73.
  3. Парадоксальное существование индивида в историческом процессе //
    Тезисы научной аспирантско-студенческой конференции экономического
    и философско-социологического факультетов УдГУ. «Социальные и экономические аспекты развития теории и практики». Ижевск: Изд-во УдГУ, 1998. С.64-65.
  4. Проблема определения предмета в отечественной философии исто­рии // Материалы научно-практической конференции «Возрождение Рос­сии: образование - культура - молодежь». Екатеринбург, 1998. С.4-5.
  5. Проблема методологического обоснования исторического познания /
    / Женщины и общество: вопросы теории, методологии и социальных исследований. Материалы традиционной 4-й Всероссийской конференции с меж­дународным участием. Ижевск, 1998. С. 141-143.
  6. Проблема реальности «присутствующего прошлого» // Человек - Философия - Гуманизм: тезисы докладов и выступлений Первого Российского
    философского конгресса. СПб, 1997. Т.4. С. 206-209.
  1. Структурирование исторического бытия// Вестник Удмуртского университета. № 5. Ижевск, 1997. С. 65-76.
  2. Время исторического бытия // Вестник Удмуртского университета. №
    5. Ижевск, 1997. С. 51-64.
  1. Темпорализация пространства и опространстливание времени в постмодернизме // Научный и информационный бюллетень. Ч. 1. Ижевск: Изд-во «Персей», 1997. С. 46-47.
  2. История как текст // Тезисы докладов 3-й Российской университетско-академической научно-практической конференции. Ч. 1,2. Ижевск: Изд-во Удм. ун-та, 1997. С. 104-105.
  3. Реальность как семиотическая система // Женщины и общество: вопросы теории, методологии и социальных исследований. Материалы 3-й Международной научно-практической конференции. Ижевск, 1997. С.103-104.
  4. Диахрония и синхрония в истории // Материалы Российской зональной научной конференции «Критерии социального прогресса». Ижевск,
    1996. С. 39-40.
Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»