WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Как мы полагаем, способом построения социальной реальности дис­курсом власти, при котором она не потеряет своей целостности и останется осмысленной, является «со-в-местное» «со-общение» дискурса власти, осно­ванного на дискурсе доверия, определяющего возникновение добровольного «со-общества».

Согласно имманентной традиции власть как самодискурсивная практика манифестируется и осмысливается во всех социальных дискурсах. Поскольку субъект и объект власти становятся неопределенными, постольку дискурс власти оказывается самодостаточным. Его самоконструирование происходит на пределе невыраженного субъекта и объекта, в точках его са­моограничения. Такими границами являются субъективный дискурс доверия и объективный дискурс критики. Тождество, где дискурс власти становится собственным субъектом и объектом и выступает как целое и осмысленное, является дискурсом обещания.

Двумя направлениями, задаваемыми «со-общением» дискурса вла­сти, являются дискурс доверия и дискурс критики. Утверждение дискурса доверия позволяет возникнуть добровольным «со-обществам». В акте дове­рия социальный индивид «до-веряет» дискурсу власти право на структури­рование социальных отношений и осмысление социальной реальности. В процессе «до-верия», социальный индивид, основываясь на чувствах солидарности, авансирует его значения. Направляемый в ответ дискурсу доверия дискурс обещания является выражением рефлексивных будущих самолегитимирующих значений, которые предъявляются в модальностях «настоящего-в-будущем». Дискурс доверия как чувственное решение, всегда актуали­зирующееся в модальности «настоящего», а дискурс обещания как рефлек­сивный акт, осуществляющийся только в «прошлом», не-со-относятся друг с другом во времени, что приводит к «разрыву», кризису до-верия и является причиной появления дискурса критики. Дискурс обещания всегда существу­ет в «отсроченном» времени и в пространстве «отложенных» значений.

Пространство «не-до-верия» задается дискурсом критики, который является следствием недовольства, определяющим «не-хватку» воли как власти. Критика обнаруживает «не-хватку» властного дискурса обещания и лишает бытие власти полноты значений. В то же время она осмысливает эту нехватку, превращая дискурс власти в объект анализа, что приводит к индицированию новых властных дискурсов, выявляющих автономное мышление, формулируемое в «точке зрения» социального субъекта. Дискурс критики позволяет совершиться самоосмыслению дискурса власти, в «точке» само­рефлексии автономного критика как социального субъекта.

Таким образом, «со-общение» направлений дискурса власти через дискурс обещания в социальности задается дискурсом доверия и дискурсом критики, что способствует возникновению «со-общества» как «со-бытия» бытия социальной реальности.

Во втором параграфе «Субъект дискурса власти в социальной реальности» определяется социальная реальность как языковая, представ­ленная в «точке» социального субъекта осмысленными знаками, благодаря чему она представляет собой дискурс или текст самоосмысления власти.

Субъект дискурса власти осмысливает себя как объект с целью самообнаружения в социальном поле. Он проецирует себя как «истинный» поря­док, в соответствии с которым он конструирует социальные дискурсивные практики, передвигаясь внутри языка или текста. Стратегии власти опреде­ляются как тексты познания, биовласть, политика и другие направления са­моанализа власти, выражающегося в самообъективированном познании.

Бесконечное самопознание приводит к тому, что каждый дискурс власти оказывается удвоением реальности, когда становится непонятным, где объективируемая действительность, а где конструированная реальность. Действительность вытесняется новосозданиями бессмысленных знаков, т.е. превращается в симуляцию. Обессмысливание приводит к исчезновению субъекта. Поскольку дискурс власти не только создает симуляционное пространство, но и желает ему принадлежать, постольку он обращается, «со­вращая» сам себя, ниспровергаясь в воображаемое. То есть субъект и объект власти становятся неопределенными.

Однако «со-вращение» позволяет во-с-производиться дискурсу вла­сти. Через «точку» субъекта самополагается смысл дискурса власти, с одной стороны, определяется продуктивность, которая предстает источником субъективности, с другой стороны, представляется продукт, который позволяет объективировать субъективность. То есть определение структуры дискурсивности происходит в «точке» самоосмысления как «точке» субъекта дис­курса власти.

Актуализация дискурса власти происходит в «точке» самоконструирования субъектом смысла, где политический дискурс как реализация дис­курса власти в практических действиях оказывается способом социальной реализации философского дискурса.

Таким образом, субъект дискурса власти в акте самоконструирова­ния представляет себя как целое осмысленное «со-бытие», актуализирован­ное в политическом дискурсе.

В третьем параграфе «Самоконструирование дискурса власти в структуре социальной реальности» изучается самоосмысление дискурса власти, определяющееся в самоконструировании субъектом социальной реальности в процессе говорения, в области явленности языка.

Поле социальности как осмысленное «со-бытие» бытия дискурса власти является полем саморефлексии субъекта, что означает, что самоосознавание им себя происходит в «место-положении» дискурсов социальности.

«Место-положение» социального субъекта как «точки зрения» ма­нифестируется в говорении, т.е. в пространстве явленности языка. Языковая деятельность позволяет совершить политическое действие, актуализируясь в политическом дискурсе, который утверждается в «со-общении» к «со­обществу». Внутри социального пространства возникает коммуникация, ис­пользующая властно сконструированные значения. В процессе беспрерыв­ной саморефлексии эти значения бесконечно трансформируются. То есть дискурс власти определяет над языковые правила игры, которые суть прави­ла риторики.

Таким образом, социальный субъект как «точка» смысла дискурса власти самоконструирует целостность социальный реальности, актуализируясь в политическом дискурсе благодаря властным языковым значениям.

В заключении подводятся итоги исследования, делаются выводы, намечаются дальнейшие направления работы по теме исследования.

ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Полякова Н.Б. Толерантность как социально-политический миф //
    Сборник материалов VII научно-практической конференции «Современные
    социально-политические технологии в сфере формирования толерантного
    общественного сознания». - Ижевск: Изд. дом «Удмуртский университет»,
    2002. - С. 24-25.
  2. Полякова Н.Б. Власть и общество: традиции монолога и диалога. //
    Актуальные проблемы современной России. Сб. статей / Под ред. Г.В. Мерзляковой и других. - Ижевск: Изд. дом «Удмуртский университет», 2003. С.105-114.
  3. Полякова Н.Б. Экология социального в аспекте постмодерна. // Международная политэкономия и политические науки в аспекте глобализации (Российский и американский подходы). Материалы международной научно-практической конференции 13-14 мая 2003 года / Отв. ред. Г.В. Мерзлякова, научный ред. И.А. Латыпов. - Ижевск: Типография УдГУ, 2003. - С.133-137.
  4. Полякова Н.Б. Дискурс террора как стратегия власти в пространстве
    социума. // Международная политэкономия и политические науки в аспекте
    глобализации (Российский и американский подходы). Материалы международной научно-практической конференции 13-14 мая 2003 года / Отв. ред. Г.В. Мерзлякова, научный ред. И.А. Латыпов. - Ижевск: Типография УдГУ, 2003.- С.164-167.
  5. Полякова Н.Б. Проблема отношения критики и доверия в социаль­ном дискурсе. // Сборник материалов научно-практической конференции с
    международные участием «Культура и интеллигенция в России между рубежами веков. Метаморфозы общества. Интеллектуальные ландшафты (конец XX - начало XXI века)». - Омск: Изд-во ОмГУ, 2003. С.86-89.
  6. Полякова Н.Б. Власть традиции в аспекте смысла. // Тезисы докла­дов и выступлений Всероссийской научно-практической конференции «Информация. Коммуникация. Общество - 2003». - СПб.: Издательство «Акцио­нер и Ко», 2003. - С.330-339.
  7. Полякова Н.Б. Власть традиции. // «Герменевтика в России-2».
    Сборник материалов / Под ред. Е.Н. Ищенко. - Воронеж: Изд-во Воронежского гос. ун-та, 2003. С. 54-55.
Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»