WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Поскольку в данной диссертационной работе анализируется конструирование дискурса власти в пространстве социальности, постольку нельзя было обойти стороной философские проблемы, связанные с конструктивиз­мом. Способы конструирования социальной реальности предлагаются П. Бергером, Д. Блура, Дж. Дестом, Э. Дюркгеймом, М. Каллоном, Ф. Коркюфом, Б. Латура, Т. Лукманом, Дж. Сереле, А. Сикурела, Ю. Давыдовым, С. Цоколовым.

При рассмотрении категорий «социальный субъект», «со-в-местность», «со-общение», «смысл» используются труды следующих авто­ров: П. Бурдье, Ж. Бодрийяр, Ж. Гийому, Ж. Делез, Ж. Деррида, Ж.-Л. Нанси, А. Рено, П. Рикер, Г. Фреге, М. Фуко, М. Хайдеггер, А.Л. Блинов, А.А. Брудный, Е. Гурко, А.И. Немировская, А.А. Смирнов, И.П. Смирнов.

Вследствие того, что категория «легитимация» выступает одним из основных понятий представленного диссертационного исследования, свя­занные с ней понятия «традиции» и «критики» выступают определяющими в конструировании дискурса власти в поле социальности. Наиболее полно они разработаны в трудах А. Данто, Г.Г. Гадамера, Г Гегеля, Р. Ленуара, Ж.-Ф. Лиотара, П. Рикера, П. Слотердайка, М. Уолцера, Ф. Фукуямы, В.Н. Фурса.

Результаты установления абсолютной «точки зрения» как «идеи» в пространстве социума проанализированы в работах Т. Адорно, X. Арендт, Р. Барта, Ж. Бодрийяра, П. Козловски, К. Манхейма, Ж.-Л. Нанси, У. Эко, Э. Юнгера, Р.А. Витковского, М. К. Рыклина.

Политический дискурс представляет социальные стратегии субъекта дискурса власти в социальном пространстве. Его направляют и формируют правила риторики, которые манифестируются в языковых играх. Наиболее полно эти проблемы представлены в концептуальных разработках П. Бурдье, Ф. Гваттари, Ж. Делеза, Г. Картиана, Ф. Коркюфа, Ж.-Ж. Куртени, Ф. Лаку-Лабарта, Р. Ленуара, М. Пешё, Р. Сенета, А.Н. Дмитриева, Н.А. Шматко и других.

Рассмотрение дискурса власти в аспекте самоконструирования социальной реальности становится возможным при использовании принципа онтологии знания Й.Ф.В. Шеллинга. Основой этого подхода является метод субъект-объектного тождества. С этой точки зрения дискурс власти можно задать в целостности и самотождественности в структурах самоконструирующегося и самопознающего социального субъекта. Данный подход позво­ляет решить поставленные задачи исследования и достичь выдвинутой цели.

Научная новизна основных результатов исследования состоит в следующем:

- дискурс власти предъявляется в трансцендентном и имманентном порядках, определяющих возможность существования смысла в пределах социальной реальности;

  • «со-в-местность» конструкций дискурса власти устанавливается в точке «со-общении» со-бытия поля социальности;
  • социальная легитимация смысла дискурса власти обосновывается через установление законных правил властного дискурса, объективируясь в
    идеологии как абсолютной «точке зрения», пределом которой является террор;
  • направления дискурса власти как «со-бытия» в пространстве социальности выделяются в дискурсе доверия и дискурсе критики, которые «со­-общаются» через дискурс обещания, образующего возможность «со-общества» как «со-бытия» бытия социальности, актуализирующегося в
    «точке» автономности социального субъекта;
  • самоопределение субъекта дискурса власти задается как самополагание «со-бытия» дискурса власти в политическом дискурсе, который актуали­зируется в «точке» субъекта;

- самоконструирование смысла представляется в границах правил риторики языковых игр властных значений, самопредъявляясь в «место-положении» социального субъекта как «точки зрения».

Теоретическая и практическая значимость полученных резуль­татов. Теоретическая значимость работы состоит в понимании власти не как насилия, а как «со-в-местного» «со-общения» конструкций властного дис­курса в поле социальности, где cratos рассматривается как целое осмыслен­ное «со-бытие» «со-общества». Практическая значимость заключается в возможности использования выводов, содержащихся в диссертации, в даль­нейших философских, социологических и политологических исследованиях, а также в учебном процессе, например, в спецкурсе по проблемам актуали­зации власти в современном социальном дискурсе.

Апробация работы. Основные положения диссертации неодно­кратно обсуждались на кафедре философии УдГУ. Были представлены на Республиканской научно-практической конференции «Толерантность как социально-политический миф» (Ижевск, 2002), на 3 Межвузовской конфе­ренции студентов и молодых ученых (Ижевск, 2003), на Международной научно-практической конференции «Международная политэкономия и по­литические науки в аспекте глобализации (Российско-американский подхо­ды)» (Ижевск, 2003), на Всероссийской научно-практической конференции «Герменевтика в России-2» (Воронеж, 2003), на Всероссийской конференции «Информация. Коммуникация. Общество - 2003» (Санкт-Петербург, 2003), на V Всероссийской научной конференции с международным участием «Культура и интеллигенция России между рубежами веков: Власть. Метаморфозы творчества. Интеллектуальные ландшафты (конец XIX - начала XX веков)» (Омск, 2003), на VI Российской университетско-академической на­учно-практической конференции (Ижевск, 2003). Материалы по тематике диссертации опубликованы в ряде сборников статей и тезисов конференций.

Основные идеи диссертации нашли применение в разработке спец­курсов по политической социологии и современной философии власти.

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из вве­дения, двух глав, заключения и библиографического списка. Объем диссер­тации представлен на 122 страницах основного текста и 20 страницах биб­лиографического списка, включающего 253 наименования.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационной работы, раскрывается степень ее разработанности в отечественной и зару­бежной литературе, формулируются цель и задачи исследования, отмечается его научная новизна и специфика подход к предмету изучения.

В первой главе «Бытие дискурса власти» задаются основные спо­собы бытия дискурса власти в структурах социальности через порядки «со-в-местного» существования властного дискурса и через способы легитимации его смысла.

В первом параграфе «Дискурсивные позиции власти в социаль­ной реальности» изучаются возможности социологического теоретизирова­ния дискурса власти.

Социальные теории представляются как мыслительные конструк­ции, структурированные языком, «точки зрения» исследователей, которые описывают и интерпретируют социальную реальность, предъявляя свою позицию.

Современные социально-философские исследования задают две по­зиции социального конструирования дискурса власти: трансцендентную и имманентную. С позиций трансцендентализма позиция дискурса власти за­дается трансцендентным субъектом, который выбирает «местом» предъяв­ления своей «точки зрения» социальную реальность. Здесь дискурс власти оказывается насильственным насаждением социального порядка, который устанавливается идеологическим дискурсом формируемым социальным субъектом. Согласно имманентному подходу дискурс власти является внутриположенным в социальной реальности. Поскольку дискурс выражает при­сутствие социальной реальности в ее целостности, которая тождественна неделимому смыслу, постольку дискурс власти наполняет смыслом всю со­циальность.

Имманентная позиция, определяемая герменевтическим подходом, дополненным принципом социального конструктивизма, позволяет анализировать дискурс власти как дискурсивную конструкцию социального субъек­та, который находится внутри социальной реальности, и, исходя из занимае­мого контекстуального «места», конструирует ее осмысление, производя себя как «точку зрения».

Таким образом, предъявляется трансцендентная или имманентная позиция дискурса власти в зависимости от положения исследователя по от­ношению к социальной реальности, согласно которым происходит ее осмысление.

Во втором параграфе «Порядок «со-в-местного» существования конструкций властного дискурса в поле социальности» изучается конст­руирование дискурса власти, связанное с внутренней способностью общест­ва к самоорганизации, определяемое конструкциями «со-в-местности».

«Со-в-местность» задается герменевтической традицией, в соответ­ствии с которой происходит отождествление языка, бытия и мышления, что дает возможность представить бытие дискурса власти как осмысленную целостность.

В социальном пространстве «со-в-местное» существование потен­циально определено бытием власти. «Со-в-местность» предстает как осмысленное бытие. В акте саморефлексии бытие обращается к самому себе, в ре­зультате чего возникает «со-общение» бытия с самим собой или «со­общество» как со-бытие бытия. «Co-общество» представляет собой конст­рукт присутствия. «Co-общение» бытия на границе оказывается местом самопредъявления со-бытия, проявляющегося в структурах пространства и времени.

«Со-в-местность» как со-бытие, возникающее в «точке» предела, оказывается со-положенностью смыслов в самоотношении мышления. Пре­дел бытия представляется как дву-смысленное единство: либо власть опре­деляется тотальностью одного; либо как дискурсивная со-гласованность яв­ляется потенциальным условием актуализации «со-в-местного» существова­ния, где власть основана на единстве смысла. Это приводит к манифестации множества «точек зрения», пересекающихся в момент говорения субъекта, свободно использующего любые речевые стратегии.

Поскольку власть самоосмысливает себя на пределе, постольку она определяется в точке пересечения пространственных объективации «со­общества» в «со-в-местности» и временной субъективации «со-бытия» соци­альной реальности. Власть как единство сторон социального пространства и времени, выступает в соотношении определенной неопределенности и неоп­ределенной определенности. Как соотносящиеся стороны они возникают на границах, где чистая определенность задает полную объективацию отноше­ний без временной составляющей, чистая неопределенность определяет субъективацию без пространственной составляющей.

Таким образом, «со-в-местность» конструирования дискурса власти устанавливается в точке самоотношения смысла как со-бытие социального бытия.

В третьем параграфе «Способы легитимации смысла дискурса власти» рассматривается необходимо выстраиваемая легитимация, являющаяся следствием чистой определенности или объективированности дискур­са власти.

Установление легитимных принципов дискурса власти разворачива­ется через «точку» дискурса обещания. Здесь социальная реальность посред­ством выстраивания законных правил властного дискурса, позволяющих осуществлять доверительные отношения внутри «со-общества», наполняется смыслом.

Пространство самолегитимации дискурса власти заполняет соци­альную реальность с помощью выстраивания дискурса традиции. В точке «со-бытия» дискурс власти саморефлексирует, находя свое значение в про­шлых выстроенных позициях. В акте саморефлексии возникает критика, по­зволяющая бесконечно трансформировать социальное бытие дискурса вла­сти. Об-ращение к традиции придает дискурсу власти значимость и автори­тет, которые транслируются им в настоящее. В обращенном времени дис­курс власти обретает семиотический характер, становится текстом. Он ак­туализируется в модальности «настоящее-в-прошлом».

Самолегитимация также полагает самоосмысление дискурса власти посредством построения идеологического дискурса, оказываясь предъявле­нием «точки зрения» как «идеи», которая определяет позиции положения субъекта в социальной реальности. Установление идеологического дискурса, разворачиваясь в языковых структурах, властно наполняет социальное бытие трансцендентным смыслом,

Между различными «точками зрения» возникает борьба за приори­тетное предъявление истинности описания социальной реальности. Либо они начинают «со-общаться» между собой в свободном говорении социального субъекта, либо одна из представленных «идей» начинает доминировать, ут­верждаясь посредством тотализации навязываемых ею языковых конструк­ций.

Появляется возможность тоталитарного дискурса, пределом которо­го является террор. Полная объективация социальной реальности приводит к тому, что она заменяется террором властного дискурса. Основным воплоще­нием идеологического дискурса становится «атомизация» социальных инди­видов и апелляция к несуществующему референту, массе. Поскольку соци­альный индивид рассматривается внутри властного дискурса социальности как тиражированный знак, манифестирующий массу, постольку формирует­ся «коллективное слово». Социальная реальность выписывается как идеоло­гический текст, заключающий в себе пустое коллективное слово, вытесняю­щее смысл социальной реальности как присутствия. Появляется опусто­шающее имплозирующее пространство симуляции, в котором, как в знаке социальности, возникает бессмыслица.

Крайней предельной «точкой» симуляции, как предъявления несво­боды и бессмыслицы является «террор», позволяющий совершить поворот к новому осмыслению социальной реальности. Террор суть бессмысленная локация, пытающаяся достигнуть своего осмысления в момент террористи­ческого акта. Самоактуализируясь, он доводит до уничтожения пределы смыслов дискурсивности, нарушая логику мышления сложившейся «точки зрения», но в тоже время позволяет совершиться об-ращенности бытия дис­курса власти. Момент поворота есть не осознание изменений дискурса вла­сти, а фиксация происходящих изменений, которые возможно позволят в дальнейшем дискурсу власти саморефлексировать посредством самокритики для утверждения новых легитимных порядков социальной реальности.

Таким образом, объективация дискурса власти оказывается возмож­ной через установление самолегитимирующих правил, основанных на тра­диции, что приводит к тотализации абсолютной «точки зрения», предельным состоянием которой выступает нерефлексивный дискурс террора.

Во второй главе «Смыслополагание дискурсивности в структу­рах социальной субъективности» исследуются способы самоконструиро­вания дискурса власти как его «со-общение» в социальной реальности через «точку» субъекта.

В первом параграфе « «Со-общение» дискурса власти в про­странстве социальности» «со-общение» изучается в направлениях задаваемых дискурсом власти, - дискурс доверия и дискурс критики, - которые смыслоопределяются в точке пересечения или точке тождества, т.е. в дис­курсе обещания.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»