WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

В параграфе втором «Языковые единицы как предельные основания структуры» рассматриваются два главных способа представления языка посредством предельных оснований: слово и пауза. Мы считаем, что оба способа логически неполны и приводят к «остановке», объективации системы знания, к выведению субъекта за пределы конструированной системы. Из этого следует либо признание двух основополагающих принципов системы, что противоречиво, либо уничтожение голоса субъекта в системе. Полная объективация, скорее, задает диктат субъекта, который оказывается не диктатом мысли, но диктатом власти, устанавливающим «последнюю» объективную, самую истинную истину. Тогда «точка зрения» субъекта стремится утвердить себя в статусе «абсолютной точки зрения», принадлежащей не единичному субъекту, а коллективному или божественному. Как в том, так и в другом случае, она должна быть предельной и неопровержимой.

Мы считаем, что слово и пауза являются двумя способами описания языка, каждый из которых стремится к абсолютизации. Сведение языка к слову представляет сам язык как словесный конгломерат взаимосвязанных частей. При этом возникают неразрешимые проблемы знака и значения, исходного инварианта или языковой единицы. Основной метод, используемый в этом подходе - метод реконструкции. «Ре»-конструкция, по существу, предполагает вос-становление разрушенного, и, значит, в этом аспекте мир, объект или язык изначально должны неизбежно существовать как нечто разрушенное, сломанное, разбитое. Исследование предпринимается на руинах. Условием реконструкции выступает разрушение конструкции. Пре-бывание в разрушенности приводит к уничтожению целостности самого субъекта, его внутреннему разделению на субъект и объект. Исследователь перестает узнавать себя в разрушенном лике. Переживание субъектом собственной разорванности как разрушенности мира приводит его к состоянию кризиса, который осознается как кризис мира.

Преодоление кризиса связывают с невозможностью дальнейшего разрушения. Однако разрушить можно только то, что еще не разрушено. Следовательно, разрушение необходимо довести до полного конца, т.е. до основания, до предела. На этом принципе, как мы думаем, построен метод деконструкции Ж. Деррида.

В основании должно остаться нечто неразрушимое, незыблемое, неизменное. Разумеется, субъект слишком хрупок для этого и потому должен быть удален из мира как ненадежный фундамент. В этом смысле, нет ничего надежнее небытия, ибо нельзя разрушить то, чего нет. Акт разрушения становится всеобщим, ибо не переводится в акт творения.

Оба способа дают такие результаты в русле научной традиции, изначально ориентированной на объект. Как де-конструкция / в смысле Ж. Деррида /, так и ре-конструкция, находясь как бы в состоянии оппозиции, «переворачиваются», переходят друг в друга, не добавляя ничего нового к содержанию исследования. Оппозиционный подход, по нашему мнению, не продуктивен.

Итак, необходимо исходить из целостности мира, дабы не складывать его тщетно из частей. Он должен пониматься только в себетождественности и целостности. Исследование мира есть конструирование и только в нем он существует. «Точка зрения» исследователя в себетождественности задает раз-личенность и самоопределяется в своей самости до своего присутствия в мире.

В заключении подводятся основные итоги и намечаются перспективы дальнейшего исследования.

ВАЖНЕЙШИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

В целом данное диссертационное исследование представляет собой концептуальный анализ проблемы структурирования языка и бытия, рассмотренных в аспекте целостности с использованием метода тождества и предполагает разрешение проблем структурирования целостного бытия на основе саморазворачивания диалогической целостности языка как «точки зрения».

Теоретическая новизна работы заключается в следующем:

- исследована проблема структурирования бытия в частях / объект, субъект, взаимодействие / в аспекте объективации и выявлена степень эвристичности такого решения;

- раскрыта проблема структурирования бытия как целостного теоретического конструкта, самоопределяющегося в языковых структурах посредством «точки зрения»;

- критически проанализирована проблема структурирования лингвистических теоретических систем посредством базисной структуры и предельных языковых единиц;

- предложен возможный способ структурирования теоретических систем на основе «точки зрения» исследователя.

Теоретическая и практическая значимость работы определяются постановкой проблемы, которая заявлена на границе онтологии и гносеологии и может повлиять на оба раздела. Кроме того, может послужить общим методологическим основанием при анализе проблем бытия в аспекте целостности и элементаризма, а также способствовать решению ряда проблем в области философских проблем языка. Ее результаты могут быть практически использованы в качестве материалов для лекционных и семинарских спецкурсов по гуманитарным дисциплинам.

Апробация работы. Отдельные положения и идеи работы изложены в публикациях автора. Основные идеи и результаты исследования излагались им в спецкурсе «Проблемы структурирования бытия», а также в спецкурсе «Язык и бытие: проблемы структурирования», который читался на филологическом факультете Удмуртского государственного университета, и в ряде выступлений на конференциях: «Молодые ученые – науке и народному хозяйству» /Ижевск, 1989/, «Молодые ученые – науке и народному хозяйству Удмуртии» /Ижевск, 1988/. Теоретическое содержание диссертации было представлено в докладах, которые обсуждались на заседаниях кафедр философии ИППК при Уральском государственном университете, кафедры философии Уральского государственного педагогического института и кафедры философии Удмуртского государственного университета.

Основные идеи диссертации отражены в следующих публикациях:

  1. Оппозиция «научности» и «диалогичности» в философии. // Вестник Удмуртского университета. 1992. № 4. С. 16-28.
  2. Проблема дальнодействия и близкодействия в классической и современной физике / в соавт. /. // Депонировано в ИНИОН № 36874 от 03.02.1989. – 108 с.
  3. Проблема дальнодействия и близкодействия в физике И. Ньютона / в соавт. /. // Депонировано в ИНИОН № 186677 от 12.11.1984. – 22 с.
  4. К вопросу о философских корнях общей теории относительности. // Тезисы докладов научно-практической конференции «Молодые ученые ХХ съезду ВЛКСМ. Ижевск, 1987. С. 15-17.
  5. Методологическая критика в научном исследовании. О критерии корректности философской критики естественнонаучных теорий / в соавт. /. // Критическая функция марксистско-ленинской философии. Свердловск, 1988. С. 123-130.
  6. О критерии смены научной картины мира. // Молодые ученые ускорению научно-технического прогресса. Деп. в ИНИОН № 32983 от 05.03.1988. С. 28-32.
  7. Субстанциализация физического взаимодействия. // Тезисы докладов научно-теоретической конференции «Молодые ученые – науке и народному хозяйству Удмуртии» / посвященная 70-летию ВЛКСМ / Ижевск, 1988. С. 4-5.
  8. К вопросу о взаимосвязи НКМ и стиля научного мышления. // Тезисы докладов научно-теоретической конференции «Молодые ученые – науке и народному хозяйству». Ижевск, 1989.
Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»