WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

4. Организационно-педагогическая база интеграции светского и религиозного образования: наличие организационных структур интеграции светского и религиозного образования; кадровое обеспечение конфессионально-ориентированных образовательных курсов; состояние учебно-методического обеспечения; организация полномочного общественного контроля соответствия преподавания конфессионально-ориентированных курсов требованиям светской системы образования; проведение анализа и обобщения опыта интеграции светского и религиозного образования.

Во второй главе «Состояние конфессионально-ориентированного образования Белгородской области» на основе материала эмпирических исследований анализируется состояние социокультурных оснований интеграции светского и религиозного образования в региональной системе образования. В первом параграфе «Социально-психологические основания интеграции светского и религиозного образования» выявляются мировоззренческие и социально-идентификационные основы интеграции светского и религиозного знания в условиях средней общеобразовательной школы. Результаты исследования показали, что мировоззренческие социокультурные основания интеграции светского и религиозного образования в основном сложились. В целом в общественном сознании доминирует позитивное отношение к религии как одной из важных составляющих процесса формирования этических норм.

Подавляющее большинство россиян (94% населения) высказывают «очень хорошее» и просто «хорошее» отношение к православию, мусульманству – 59%, к католицизму – 58%. За 1990-е гг. в России значительно увеличилось количество верующих, к которым себя причисляют 52% населения. Что касается социальных экспектаций, то от введения в школьную программу конфессионально-ориентированных предметов учащиеся ожидают динамичного проявления социальных последствий: положительные экспектации освоения русских культурных традиций (40.7%): повышение уровня нравственности в обществе (34.8%), толерантность к инаковерующим (16.3%) заметно преобладают над отрицательными – повышение уровня религиозной напряженности (8.5%) и ущемление прав инаковерующих (0.55%).

Вместе с тем реальное состояние общественного сознания не дает оснований говорить о том, что оно монолитно. Мировоззрение современной российской учащейся молодежи складывается под влиянием двух противоборствующих, конкурирующих социальных процессов: с одной стороны, усиление роли и влияния религии в российском обществе, с другой, инерция процесса секуляризации, связанного с утверждением в сознании людей в качестве глубинных мотивов жизнедеятельности нерелигиозных ценностей, идеалов и целей. В итоге, как свидетельствуют приведенные в работе эмпирические данные, в общественном мнении сейчас сформировано неоднозначное отношение к интеграции светского и религиозного образования.

Социально-идентификационные социокультурные основания интеграции светского и религиозного образования проявились в том, что и религиозная идентичность тех, кто оценивает себя как верующих, и референтные предпочтения представителей социальных групп, которые рассматривают новое углубленное знание о религии как ресурс личностного развития, формируют спектр общественного мнения, который позитивно воспринимает введение в светской школе конфессионально-ориентированного образования. Респонденты склонны воспринимать религию и ее влияние на культуру, общество и человека преимущественно в положительном ключе. Их ожидания от введения в школьную программу конфессионально-ориентированных дисциплин носят преимущественно позитивный характер. Но, тем не менее, большинство опрошенных учащихся, родителей, экспертов выступают за изучение подобных предметов в виде факультатива на основе свободного выбора. Представители неправославных конфессий Белгородской области выражают пожелания, чтобы наряду с изучением православной культуры на основе добровольного выбора вводилось изучение протестантской, исламской культуры. Социально-идентификационные основания, диагностируемые через религиозную самоидентификацию, отношение к введению в школьный курс конфессионально-ориентированных дисциплин, являются наиболее сложно формируемыми в системе регулирования интеграционных процессов. В постсоветской России происходит интенсивное становление религиозной самоидентификации в условиях кризиса идентичности и конфессионального плюрализма.

Во втором параграфе «Нормативно-правовые основания интеграции светского и религиозного образования» анализируются нормативно-правовые социокультурные основания интеграции светского и религиозного образования. Анализ показывает наличие достаточно широкого корпуса нормативно-правовых документов, которые определяют содержание и характер процесса, что, однако, не снимает остроту проблем, связанных с его нормативной регламентацией. И в законодательстве, и в правоприменительной практике имеют место существенные недостатки: в нормативных документах отсутствует строгое разграничение понятий «светское образование», «светский характер образования», «религиозное образование»; имеются разночтения в определении возраста ребенка, в котором он правомочен выразить отношение к религии; законодательно обозначены общие рамки, в которых будет происходить оформление конфигурации образовательного пространства с учетом интеграционных процессов, но отсутствует комплекс подзаконных актов, в которых бы рамочные положения получали конкретную расшифровку; не проработана правовая основа сотрудничества Министерства образования и науки и традиционных религиозных организаций.

В третьем параграфе «Организационно-педагогические основания интеграции светского и религиозного образования» рассматриваются особенности организации конфессионально-ориентированного образования в светской школе Белгородской области. Организационно-педагогические социокультурные основания интеграции обеспечиваются в Белгородской области исключительной ориентацией администрации области на поддержку РПЦ МП. Применительно к конфессионально-ориентированному образованию в школе острой представляется проблема квалификации и психологической готовности педагогов к работе в новых условиях. С учетом этого в ряде областей России начали разрабатываться программы подготовки учителей «Основ православной культуры», финансируемые за счет государства. На данный момент существует административное решение по подготовке необходимых кадров и первый опыт его реализации, осуществленный Белгородским региональным институтом повышения квалификации и переподготовки специалистов (БелРИПКиППС) и социально-теологическим факультетом Белгородского государственного университета. Однако кадровый вопрос окончательно не решен и требует проработки и оптимального решения. Возникает ряд трудностей, связанных с преподаванием конфессионально-ориентированных дисциплин. Согласно опросу преподавателей школ Белгородской области, проведенному в 2007 году, 59% респондентов сталкивались с трудностями в ходе преподавания «Православной культуры», вызванными недостаточным научно-методическим обеспечением преподавания конфессионально-ориентированных курсов; 59% – недостаточной профессиональной подготовленностью преподавателей; 28.2% – не соответствующим высоким требованиям имиджем священнослужителей, религиозных организаций.

Темпы интеграции выявляют и усиливают существующие противоречия на путях интеграции: сохраняющиеся установки атеистического воспитания и образования, секуляризованное сознание учащихся и их социального окружения; недостатки и противоречия в отечественном законодательстве о свободе совести и свободе вероисповеданий, недостаточная базовая подготовка педагогических работников в области содержания и методов изучения религии в светской школе, дефицит необходимого для этой подготовки и ведения учебно-воспитательного процесса научного, информационного, учебно-методического обеспечения; игнорирование поликонфессиональной представленности учащихся в современной российской школе, религиозная нетерпимость среди учащихся и их родителей.

В третьей главе «Направления совершенствования интеграции светского и религиозного образования» рассматриваются параметры влияния на регулирование образовательной деятельности эмпирически выявленных социокультурных условий, выступающих факторами развития и совершенствования взаимодействия светского и религиозного знания. В первом параграфе «Использование мирового опыта изучения религии в светской школе» рассматривается зарубежный опыт изучения религии в светской школе, преимущественно в странах с историей, культурой, этноконфессиональной структурой населения, сравнимыми с историей, культурой, этноконфессиональной структурой России. В современной российской системе образования необходима выработка мировоззренческих, социально-идентификационных, нормативно-правовых и организационно-методических направлений совершенствования интеграции светского и религиозного образования (с учетом международного опыта государственно-религиозных отношений), на основе исторических и культурных традиций российского общества. Если за рубежом процессы, возникающие в сфере свободы совести, регулируются государством, а контролируются гражданским обществом, то в России ввиду слабости последнего акцент пока приходится делать на регулирующей функции государства. Нормативно-правовые и организационно-педагогические основания интеграции светского и религиозного образования одновременно могут являться институциональными механизмами, находящимися в компетенции государства и поддающимися прямому регулированию, в отличие от мировоззренческих и социально-идентификационных оснований, которые выходят за рамки государственной компетенции и подразумевают косвенную регуляцию через деятельность различных социальных институтов.

Развивающиеся интеграционные процессы в сфере образования акцентируют внимание управления на необходимости систематического и широкого сбора и анализа информации о состоянии всех социокультурных основаниях интеграции светского и религиозного образования, опосредующих процесс, вне зависимости от возможности прямого вмешательства в его динамику и направление. Регулирующее воздействие на функциональной платформе реализуется как в формах косвенного управленческого воздействия, так и в действиях по прямому регулированию, нацеленных на краткосрочный результат, когда объектом воздействия становятся хорошо структурированные элементы социального процесса.

Во втором параграфе «Основные направления регулирования процесса интеграции знаний о религии в светскую школу (на примере Белгородской области)» предлагаются возможные направления регуляции интеграции светского и религиозного образования. Автор исходит из того, что основой регулирующего воздействия должны стать устранение препятствий в работе механизмов интеграции, мобилизация ресурсов: состояние общественного мнения, мировоззренческие и социально-идентификационные установки граждан. Мера реального управленческого воздействия будет реализовываться в границах реальной территориальной социокультурной ситуации, общественно-политических особенностей региона.

Анализируя относительную сформированность мировоззренческой базы интеграции светского и религиозного образования, необходимо иметь в виду, что существует область социального напряжения, вызванного неопределенностью границ и меры интеграционного взаимодействия светской и религиозной систем образования, опасениями административного форсирования процесса без учета его функциональной и факторной составляющей. Проведение единой культурной политики государства в регионах и на местах в условиях плюрализма мнений является приоритетным направлением в области религиозных отношений. Формирование установок толерантного поведения, веротерпимости, миролюбия, профилактика различных видов экстремизма имеют особую актуальность для многоконфессиональной России. Необходимо широкое информирование населения о религии, религиозных организациях, создание лояльного общественного мнения в отношении интеграции светского и религиозного образования, использование СМИ для распространения идеи толерантности, формирование образа Российской Федерации как правового многоконфессионального и полиэтничного государства.

Социально-идентификационная база интеграции светского и религиозного образования, также как и мировоззренческая база, складывается под влиянием развивающихся в обществе социальных процессов. Совершенствование социально-идентификационных условий интеграции реализуется в двух направлениях: религиозной и нормативно-правовой идентификации. Если на формирование религиозной идентичности направлены усилия религиозных организаций, то идентификация россиян как законопослушных граждан, использующих правовое поле для защиты своих интересов, – приоритет государства и его институтов воспитания и пропаганды. Готовность государства конструктивно реагировать на инициативы граждан в области интеграции светского и религиозного образования может способствовать формированию обратной связи между институтом власти и обществом, отдельными социальными группами.

Основным направлением регулирующего воздействия выступает совершенствование нормативно-правовой базы интеграции светского и религиозного образования. В нормативно-правовом пространстве интеграции светского и религиозного образования должны найти свое подтверждение права гражданского общества на соучастие в организации конфессионально-ориентированного образования в рамках светской школы. Необходимо законодательно закрепить практику социального партнерства, сложившуюся и развивающуюся между государством и религиозными организациями, что ликвидирует существующую в сознании людей нравственно-правовую раздвоенность и фактическое неисполнение законов; расширить понятийную базу, характеризующую государственно-церковные отношения, интеграцию знаний о религии в содержание светского образования. Важным направлением совершенствования законодательства об образовании должно стать закрепление правовых норм, регулирующих порядок преподавания знаний о религии в государственных и муниципальных образовательных учреждениях с учетом специфики территориального сообщества.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»