WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |

Другой судьбоносныйэпизод в жизни Мономаха – обстоятельствагибели в 1093 г. единственного родного братаРостислава. Когда русские у Треполяпобежали отполовцев и стали переправляться через Стугну,Ростислав, совершивший страшный грех(убийство инока), начал тонуть на глазах Владимира,как и было ему предсказано. Пытаясь помочьсогрешившему брату (вернее – помешатьсвершитьсяБожьему правосудию), Мономах сам едва нетонет. Господь в очередной раз спасает Владимира, нои предупреждает...

В «Поучении» Мономаха имеются косвенныеуказания на болезнь и исцеление, и на спасение в водахСтугны.

Была в жизни князя иуже рассматривавшаяся встреча на Волге с послами от«братьев» со всеми еепоследствиями.

Можнопривести еще пример из жизни князя – избиениеИтларевой чади, несмотря на то, что «роте сними ходивъ». Только христианская мораль,отрицающаяязыческую «роту», могла оправдать его перед лицомсвоей совести. Не в этом ли отношениихристианинак язычникам заключался секрет особого успехаМономаха в борьбе с половцами В отличие отдругих князей, в той или иной степени скованных«языческими условностями», он поступал вотношении врагов рода русского, христианского, какбиблейские герои в отношении враговиудейскогонарода. В то же время, Мономах был терпим к«языческим слабостям» своихподданных.

Параграф третий –Идеальные образыкнязя-христианина в «Поучении» ВладимираМономаха и древнерусские реалии. «Поучение»Владимира Мономаха –один из наиболее ценных источников поистории Древней Руси, предоставляющийисследователю возможность получитьинформацию из «первых рук». Мономах, «поучая детей»,рисует идеальный образ князя в жанре«автопортрета». Но «портрет» этот пишет непросто «с себя», а с библейского образа правителя,которому придает свои индивидуальныечерты.

Главное для Владимира – достичь царствия небесного инаставить на тот же путь спасения своихдетей. Тем не менее, создается впечатление,что у Владимира Мономаха вповседневной жизни «руки недоходили» до воспитания детей в духехристианского благочестия. Инеобходимость учиться, о которой оннеоднократно упоминает, рассматриваласьим, скорее, как средство повышенияпрестижа, чем возможность, скажем, изучатьСв. Писание.И если сам Мономах Священные текстызнал не плохо по меркам тоговремени, то его сыновья,судя по всему, не знали другой молитвы, кроме «Господи помилуй».Но и этого, по мнению Владимира,достаточно, чтобы в периодвынужденного безделья не пускать в головупустыемысли и использовать время с пользой длядуши.

Дорога князю и «земнаябезопасность» его чад. Умудренный опытом,он дает имвполне практические советы, которые должныбыли помочь победам на рати и сохранитьжизнь. Особо заботится князь о престижесвоих сыновей, как хозяев и правителей, отом, чтобы их деятельность воспринималасьобществом в выгодном ракурсе.Для этого они должны, помимонадлежащего исполнения своих функций, бытьблизки людям, буквально каждому, и вповседневной будничности, и в печали. Нуи конечно, высокому социальному статусукнязя должен соответствовать его моральный облик.

Ведя речь о живучестиязыческих представлений в домонгольскойРуси, не стоит забывать, что в эпохуМономаха христианство пустило достаточноглубокиекорни в сознании высших слоев общества инаселения крупных городов. Конечно, по формальныммеркам даже князья оставались во многомязычниками...Но сами то эти язычникисчитали себя христианами! ИВладимир оперировал к этому христианскому самосознанию «язычников», наглядно показывая,что он тверже других в вере, а, следовательно, и выше. Этисвоеобразные «проповеди» ложились наблагодатную почву, особенно в условияхобострения противостояния с половцами. Говоря обопределенной исключительности Владимира,о том, что его мать была гречанкой,носительницей богатых христианскихтрадиций, не будем забывать, что и поотцовской линии князь являлсяхристианином в 4-м поколении. И если мывнимательнее присмотримся к княжой ибоярской среде, то христианский феноменМономаха,конечно, не померкнет, но и не покажетсятаким уж исключительным явлением.

Глава шестая – Государство иобщество Древней Руси X – начала XII в. глазамисовременников – состоит из двухчастей. Впервойчасти – Представления древнерусских книжниковXI – начала XII в. о«земле»/стране, власти, социуме –анализируются наиболее информативные иранние древнерусские источники(укладывающиеся хронологически визучаемую эпоху – до начала XII в.). Часть состоитиз 6 параграфов, посвященныхотдельным древнерусским произведениям: § 1 – Слово о законе и благодатимитрополита Илариона;§ 2– Память и похвала князю русскомуВладимиру; §3 – Житие Феодосия Печерского; § 4 – Чтение о святыхмучениках Борисе и Глебе;§ 5 – Сказание о Борисе и Глебе; § –6 Сказание очудесах святых мучеников Романа иДавыда. Взаключениипервой части осуществлен синтез результатовполученных по итогам анализа отдельныхдокументов. Для синтезного анализа быливзяты пересекающиеся представления оРусской земле/стране, власти, социуме.Уникальные известия проанализированы втексте соответствующих параграфов.

В сочинении Иларионастрана, область,земля выступают синонимами.Однако, к Руси понятие страна неприменяется: в основном – земля, один раз– область. ПонятияРуская земля, наша земля и т.п., с одной стороны, и руский язык (русский народ), иливсе (в смысле– людиРусской земли) могут выступать синонимами.Показательно смысловое взаимоналожениепонятийград иземля,Киев иРусская земля.

Квинтэссенцией земли у Иларионаявляются грады. Он знает формулу земля–грады–веси–люди, ноприменительно к Греческойземле, а в отношении Русской применяетвся земля =все грады=все люди.

Иаков Мних используетпонятие Русская земля,употребляемое втерриториальном смысле (чаще всего) и взначении русские люди(один раз отождествляет сдомомкнязя).Состоит Русскаяземля из городов и сел. В тоже времявся Русская земля = все грады.

Нестор («Чтение» и«Житие») применительно к Руси в основномиспользуетпонятие страна: Рускаястрана, вся страна, сея страна, его [князя Владимира. – В.П.] страна. Русь, как страна, состоит измножества стран. При этом страной могланазываться как отдельная земля, так и (в«Житии») составляющие ее городовые волости.Упоминаются иные и чужие страны.В «Чтении» по одному разуиспользуется вся Рускаяземля иземля сея. Областью можетназываться как княжеское владение, так и земля с главнымгородом. В «Житии» в качестве синонимов могутвыступать град, область, княжескийстол, а в «Чтении» – земля – страна – область.

В «Сказании»используются понятия Русская земля (чащевсего), Русскаястрана (сторона), Русь, Русская волость.Русская волость может пониматься и как Русская земля, и каквласть над Русской землей. Вся Русскаяземля состоит из отдельныхземель, городов и весей. Синонимом понятияРусская земля могут выступать мы, наш язык (народ),противопоставляемые,соответственно, всейземле/всемумиру и населяемым ее/егонародам.

В «Сказании чудес»также встречается Русскаяземля, вся Русская земля. Однако, в отличие от «Сказания»,вся Русская земля состоит из областей (синоним–волость), во главе сгородами. Понятием область моглаобозначаться и совокупность населения области.

Тема городаприсутствует во всех рассматриваемыхпроизведениях, однако представлена в них неравномерно.Наиболее значима она в «Слове», «Житии»,«Чтении» и «Сказании чудес». Город –главная составляющая несущейконструкцииРусскаяземля/страна – область/волостьи средоточие власти. Зачастую понятия город, земля иволостьвзаимозаменяемы.

Центральное место вполитической и социальной картине мирадревнерусских книжников XI – начала XII вв. занимал князь.Его социальный образ многогранен идифференцирован, в зависимости отхарактера и сюжетной линии произведения. Важнымдостижением рассматриваемого временистало начало выработки представлений об идеальномкнязе, что нашло наиболее полное отражениев «Слове», «Сказании» и«Чтении».

Важнаяинформацияоб отношении древнерусских книжников ктому или иному Рюриковичу, ихпредставлениях о сущности княжескойвласти, элитарных княжеских качествах, можно извлечь изанализа эпитетов, прилагаемых к князьям.Эпитеты подчинены определенной системе,как в рамках отдельного произведения, так иприменительно к рассматриваемому корпусуисточников в целом. Типологически ихможно разделить на три основныхгруппы: социальные (характеризующие качества, присущиекнязю-правителю); политические (характеризующие пределыкняжеской власти); христианские (характеризующие князя какхристианина). Показательно, что по отношению к князьям языческой эпохи применялись эпитеты, связанные непосредственно скняжой деятельностью, а в отношениикнязей-христиан (исключение – Владимир и Борис,для характеристикикоторыхприменяются все видыэпитетов) –христианские. Данное обстоятельство можетсвидетельствовать о сакральном значениикняжеской власти: от того, насколько князьявлялся добродетельным христианином,зависел успех его правления и сакральнаязащита вверенной ему Господом земли.Социальные добродетели были подчинены христианским ивытекали из них.

Важную информацию о своих герояхдревнерусские авторы моглизакладыватьв параллели с персонажамиветхозаветной и христианской истории.Такие параллели не толькоговорили о многом читателю, сведущему в Св. Писании и Святоотеческойлитературе, но и формировали в его сознаниисакральную иерархию русских князей. В конструированиитакой иерархии не последнюю роль игралгенеалогический фактор.

Законным иестественными способами занятия княжогостола в «Житии», «Чтении», «Сказании» и«Сказании чудес» считались воля отца (либо старшего вроду князя) и родовое старшинство. При этомправило старшинства не ограничивало волю отца,которой отдавалось предпочтение («Житие»,«Чтение», «Сказание» и «Сказание чудес»). Сыновьярассматривались как наследники отца ипреемникипрестола («Сказание чудес»). Все этипроизведения пытались обосновать принципзамещения столов, провозглашенный «РядомЯрослава», внешней санкцией для которогои служил подвиг Бориса и Глеба. В то жевремя, ни один из авторов не являлся сторонникомединодержавия. Более того, попытка Святополкасконцентрировать власть в одних руках,устранив братьев, и в «Чтении», и в«Сказании»рассматривалась как преступление, какакт,противный Господу. Идеал книжников – наследственнаявласть всех сыновей «по отцу». Власть надРусью одна, но делится она между князьями–наследниками своего отца. Особенно последовательно этамысль проводится в «Сказании». В то жевремя, в «Житии», как о само собойразумеющемся говорится опризвании князя жителями Тмутаракани припосредничестве Великого Никона. «Сказаниечудес» сообщает о призвании киевлянамиМономаха. Инициатива в его приглашенииотводится большим и нарочитыммужам, хотя не отрицается иучастие всех людей.

Принцип наследованиявласти, видимо, наиболее близок и Илариону,которыйакцентировано указывает нагенеалогическую преемственностьВладимира со Святославом и Игорем,Ярослава – сВладимиром. Иаков Мних также подчеркивает, что Владимирсел в Киеве на место своего отца и деда. В тоже время, Иларион больше делает упор насакральную составляющую передачивласти: Господь вверяеткнязю власть и людей.Представления о сакральном способеприобретения власти, покоящиеся нафундаменте провиденциализма, естественныи для других авторов.

Среди княжескихфункций особо выделяются сакральная,социальная и военная. Правда, авторы, как правило,не акцентируют на этом внимание и общаякартина ихпредставлений на этот счетреконструируется из «сопутствующей», побольшей части, информации.

Глубина отражениясакральной роли князя в жизни обществазависела не только от личных убежденийкнижников (вряд ли здесь были существенныеразличия), ихлитературного таланта, но и от характерапроизведения.

От характерапроизведения зависела и трактовкаматериальной стороны бытия князей. Особоярко она выражена в «Житии» и «Сказании».Для Нестора важно было, путемпротивопоставления, показать, что князья и бояре, вотличие отФеодосия,приверженцы, прежде всего, ценностей«сегомира». Автор«Сказания» стремился продемонстрироватьчитателю, откаких благ княжения «сего мира»отказался Борис в пользу«царства небесного». Прием контрастногопротивопоставления не только усиливалмотивацию и значимость духовного подвигаБориса, но и, «от обратного»,гиперболизировал истинные, вечные,ценности по сравнению с преходящими– земными,материальными.

Анализ «Жития» и«Сказания» не оставляет сомнений в том, чтои книжники, инаселение Древней Руси главнуюотличительную черту княжого бытавидели внеобычайном материальномбогатстве.

Мотив злоупотреблениявластью силен в древнерусской литературе.Вряд ли это был литературный топос. Берестяные грамоты(источник достаточно объективный)свидетельствуют о том же. Но в обществебыло не только понимание проблемы, но ипопытка решать ее на разныхуровнях.

В литературе XI – начала XII в. представленияо социальной структуре древнерусскогообщества находились в стадииформирования. У древнерусского книжникапревалировало не целостное, а дискретноевосприятие социума, представлявшее собоюнабор бинарных оппозиций по самым разнымпризнакам: духовенство–миряне,свободный–несвободный, богатый–нищий,знатный–простой и т.д.Однако имелось и «цельное», системноевидение социума. Реконструкция социальной структуры порассматриваемым произведениям даетчетырехчастную модель: духовенство – знать – простое свободное население–рабы. Однако в цельном,системном виде у книжников фигурируеттроичная модель (духовенство –знать –простое свободное население), в которойместа для несвободных ненаходилось. Это могло быть следствием того,что несвободные, в отличие даже от нищих и убогих, не являлисьсубъектом социальных отношений, поэтому непопадали вконструируемые книжником социальные иерархии.Несвободные,обычно, упоминались в казуальномплане,оттеняли социальный фон знати либоупоминалисьв оппозицияхсвободный–несвободный.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»