WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |

Пятый параграф – «Русь», «Рускаяземля»:борьба новгородской икиевскойкнижных традиций. Вдревнерусских летописях, как давноустановлено наукой, названия «Русь»,«Русская земля» использовались в двухзначениях: широком (применительно к территориивсей Руси) и узком (к территории СреднегоПоднепровья). Первичным, как показалиизыскания Д.С. Лихачева и И.В. Ведюшкиной, былоширокое значение, тогда как более узкоеполучает распространение в XII и XIII вв. О началеформирования «Русской земли» в СреднемПоднепровье можно говорить с моментапоявления здесь Аскольда и Дира. Их походна Константинополь стал для автора ПВЛисходным хронологическим рубежомдатировкисобытий русской истории, когда собственнои стала «прозывати Руская земля». Особыйстатус «среднеднепровской Руси» и ееглавных городов определялся тем, что онисформировались на основе Полянской земли– втерриториальном, и норманно-полянского синтеза– вэтнополитическом плане, что обеспечилогосподствующее положение региона ввосточнославянском мире. Этим же обстоятельством(зона русо-полянского синтеза) объясняетсяи использование в летописях названия «Русская земля» в«узком смысле». Эксплуатацияподвластных«племен» осуществлялась коллективнымиусилиями всех русо-полянских центров, чтообусловливало особый характер отношений между этими центрамии сохранение за крупнейшимииз них ведущей роли в восточнославянскоммире на протяжении ХI столетия.

Обстоятельстваутверждения династии Рюриковичей увосточных славян, особенностиисторического развития, способствовалистановлению на Руси своеобразногодвоевластия Киева и Новгорода, боровшихсяза право называться «старейшим градом».Противостояние велось не только вполитической, но и в идеологическойплоскости. Учитывая особенностьменталитета эпохи, борьба новгородских и киевскихкнижников за первенство вращалось вокругправа преемственности с варяжской «русью». Так,Н1Л, касаясь вопроса «о начале Русьскияземля» исходила из примата Новгорода.Преимущество новгородцев подчеркивалось и тем, чтокиевляне ведут свое происхождение отполян, а новгородцы, якобы, от варягов, откоторых «прозвашася Русь». Тем самымновгородские книжники проводили мысль, что Русская земля«прозвашася» от их предков.

Полностью отброситьэти аргументы киевские книжники не могли.Поэтому проблему «начала Руси» ониперевели в иное русло, акцентироваввнимание на вопросе, «кто въ Киеве начапервее княжити». Не отрицая того, что«людье Нооугородьци от рода Варяжьска»,южный летописец попытался генетическисвязать с варяго-русами полян.

По-разному решаликиевский и новгородский книжники вопрос осоотношениируси иварягов.

Перед нами борьба двухтрадиций –киевской и новгородской, полянской исловенской, которые, при всем собственномэтноцентризме, основываясь на сложившейся иерархииэтнических общностей, не могли не признать высокую, посравнению с другими восточнославянскимигруппами, престижность друг друга. Этатрадиция диалектического единства борьбыи признания выросла из исторических реалий,определивших особую сакральную иполитическую роль двух «старейших» городов наРуси и двухосновавших их «племен».

Шестой параграф– Место и рольскандинавских элементов в военно-политической системеформирующегося Древнерусскогогосударства (Х – первая половина XI в.).Ведущую роль в политическихпроцессах X– началаXI в. на Русииграли те регионы и центры, гдезафиксировано наиболее активноеприсутствиескандинавов. Такая роль сравнительномалочисленных варяжских элементов былаобеспечена рядом факторов: большийкультурно-исторический опыт по сравнению свосточнославянскими и финно-угорскимиобъединениями; военно-техническоепревосходство и др. По мередеструкции родоплеменных связей, роста славянскихгородов и консолидации местных общин,приобретения славянами военного опыта, атак же в связи с затуханием «эпохивикингов» эти преимущества постепенносходят на нет. Варяжские князья для укрепления своейвласти над подвластными ПС, достиженияпобеды в междоусобной борьбе, организации дальнихграбительских походов должны были нетолько пополнять дружину славянскимиэлементами, но все больше опираться нанародноеополчение, повышать его боеспособность. Ихотя окончательно норманнская эпохазавершилась при Владимире, уже применительно к правлениюИгоря и Святослава уместно вести речь онорманно-полянскомпериоде. С князя Владимираначинается собственно славянский (полянский) этап в историивосточных славян. «Варяжский ренессанс»при Ярославе протекал под контролемрусской администрации. А главное, роль варягов былаиной, чем в норманнскийпериод, как в планеучастия в аппарате управления, так и вплане удельного веса в системе военнойорганизации Древней Руси. Тем не менее, вмеждоусобных войнах еще побеждал тот, ктоопирался на варягов. Ни Владимир, ниЯрослав Мудрый, будучи новгородскими князьями,не могли противостоять Киеву безпривлечения варягов.

Однако, военноепревосходство варягов таяло на глазах.Битва на Листвине 1024 г. – первый известныйслучай, когда их участие на сторонеодного из претендентов на власть непринесло ему дивидендов. Подходила к концу«эпоха викингов», да и в военных услугахварягов Русь нуждалась все меньше.Формирование городов-государств вступало взавершающую стадию. Повышалась тактико-техническаяоснащенность народногоополчения, что обусловливалось как приобретавшимся опытоми заимствованиями у варягов и южныхсоседей, так и развитием ремесленного производства,добившегося в Х в.,как показал А.Н. Кирпичников,значительногопрогресса в производствевооружения. Следствием всех этих процессов сталатрансформация племенных ополчений вополчения земель, ядром которых, постепенно,становилась тяжеловооруженная пехотагорожан.Вскоре от былого превосходстваскандинавов не осталось и следа.

Варяги на территорииВосточной Европы преследовали собственныеинтересы. Нодля наиболее полного и оптимального ихудовлетворения они вынуждены были заключатьсоюзы с отдельными местными племеннымиобъединениями,что видно на примере словен и полян.Норманны не создавали для восточныхславянгосударственности, однако на протяжениидостаточно длительного времени выступали в качествеорганизующей военно-политической силы. Темсамым, они содействовалиформированию институтовпубличной власти и налоговой системы, возвышениюряда местных племенных объединений, чтопривело, в итоге, к доминированию полянской общины, апотом и Киевской земли над остальнымивосточнославянскими землями. Варяжскийфактор не только «подтолкнул» государствообразующиепроцессы у восточных славян, но и придал иммасштабность, катализировавинтеграционные явления на огромныхпространствах Восточной Европы. Этамасштабность являлась результатомвзаимодействия многих факторов, важнейшим изкоторых стало наложение двух колонизационныхпотоков–славянского и скандинавского. Будучиразличными по силе и по конечным целям, они, несмотряна временную гегемонию в отдельныхрегионах скандинавов, привели в итоге кгосподству восточнославянского элемента.

Третья глава – Формирование политических элит вэпоху становления Древнерусскогогосударства (межэтническийсимбиоз и социальная стратификация) –состоит из четырех параграфов. В первом– Вождь-харизматикдревних славян: представления о сакральнойсущности правителя в традиционномобществе – предпринимается попыткареконструкции сакральных функций вождяу древних славян, выявления элитныхкачеств и факторов, способствовавших достижениювысокого социального статуса. Особоевнимание уделяется происхождению такогораспространенного в древности явления, какпризнание власти иноэтничного правителя.Существование феномена добровольного признаниявласти иноплеменников, передача им статусаправящей элиты объясняется, в первуюочередь,двумя факторами: 1) особенностямитрадиционного мышления, склонного ксакрализации власти вождя, вере в особуюудачу избранных богами личностей; 2)иерархией этнических общностей, с точкизрения престижности принадлежности к ним.

Во втором параграфе– Пути формирования древнерусскойправящей элиты и судьба «родоплеменной»знати – анализируютсяпути и факторы формирования высшей правящей элиты вэпоху образования Древнерусскогогосударства.Особое внимание уделяется проблемепреемственности «племенной» идревнерусской правящих элит.

Наблюдения надвосточнославянским материалом,сравнительно-исторический анализ,показывают, что смена исторических эпохсопровождалась и сменой элит. Не былогенетической преемственности, занебольшими исключениями, между «племенной знатью» изнатью древнерусской, равно и как междунобилитетом «киевской» и «московскойэпох» (на последнее обстоятельство обращал внимание В.Б.Кобрин). Масштабная трансформация системысоциальных связей вела не только к сменеформ, но и содержания, перемещениюразличных социальных сегментов повертикали и горизонтали, замене однихэлементов социальной конструкции другими, в томчисле и на личностном уровне.

Особое значение впроцессах социальных трансформацийпериода становления древнерусскойгосударственности играл этнокультурныйфактор, компенсировавший, в известнойстепени, недостатоксоциально-экономических и политическихсвязей. В тех исторических условиях этовело к существенным сдвигам в иерархииэлит, вытеснением отдельных «туземных»сегментов «инородными». Вследствиеваряжского завоевания сформировалсявысший, «надплеменной», элитарный правящийслой, представленный варяго-русами.Завершение формирования Киевской Руси ивыход ее на 3-й уровень интеграции вели кликвидации, в основной своей массе,«племенного» нобилитета. Таким образом, ина уровне «земель» высший элитный слойоказался представлен наместникамикиевского князя и его дружинами.«Туземные» элиты теперь преобладали, восновном, на низовых общинных уровнях.Дальнейший процессформирования древнерусской правящейэлиты, первоначально варяжской в своейоснове, шел по пути кооптации в нееиноэтничных, прежде всего – славянских, элементов.

Третий параграф – Этнополитическая иерархия икачественные характеристики правящейэлиты в «Повести временных лет». У каждого этноса имеетсяопределенная градация других этносов поуровню престижности и, в той или инойстепени, разработанная системапредставлений о собственном месте в этойиерархии. Сказанное справедливо и кэтносам в целом, и к правящим в них элитам.Собственная шкала этнических ценностейсложилась и в Древней Руси. На высшейступени этнической иерархии ПВЛ стоялаРусь,пришедшая с Рюриком, и собственно славяне. Средивосточных славян имелась своя градация,которая, в несколько упрощенной троичнойконструкции, может быть представлена так:поляне–словене–остальные. Особый статус полян и словенобосновывался и их особым отношением кРуси. Изиноэтничного окружения особое местозанимали представители тюркского игерманского миров, во многом определявшихполитические процессы в Восточной ЕвропеVIII – начала XIв. Но если авары и хазары воспринималисьоднозначно как враги, то восприятиеварягов было двояким: среди них были исвои, ичужие.Отношение к варягам, во многом, как к своим объясняетсяне только соответствующим происхождениемзначительной части древнерусской правящейэлиты, но и большей этнокультурнойблизостью, более высокой позицией,занимаемой ими в выстроенной общественнымсознанием иерархии этносов. Свои варяги, судя поэлитным качествам (смысленые, храбрые),которыми характеризуются их представителив ПВЛ, стоят выше основной массывосточнославянских «племен», но уступаютполянам (смысленым имудрым). Показательно, чтоэпитеты высшего качества (смысленый и мудрый) прилагаютсяеще к византийцам и не прилагаются кпредставителям тюрских (аварам, хазарам,печенегам) и восточнославянских (кромеполян) этнообразований.

Смысленый и мудрый – это и социальныекачества, позволяющие выполнятьсоответствующие функции. Показательно, чтолетописец использует их для характеристикипредставителей древнерусской правящейэлиты, тогда как в отношении «племенной»знати употребляет понятия «лучьшие» и«нарочитые» мужи. «Лучьшие», судя повсему, добились высокого статуса личнымидостоинствами, а «нарочитые» приобрели егопо рождению.

Такая «качественная»градация, проводимая в ПВЛ на социальном иэтническомуровнях, достаточно прозрачна. Понятия«мудры» и «смыслены» обладают не тольковыраженной позитивной семантикой, но и«абсолютным», «безотносительным»качеством. Тогда как «лучшие» и«нарочитые» – качества «относительные». Даже узаведомо непрестижных этнополитическихобщностей (печенегов и пр.) могли быть свои «лучшие»и «нарочитые». Но среди них не могло быть«добрых», «смысленых» и, тем более,«мудрых».

Представления омудрости,смысленности как элитарных качествах былидостаточно широко распространены нетолько в Древней Руси («Слово», «Житие», «Сказание» и др.), но и в Античноммире (Аристотель), и средневековой Европе (РегинонПрюмский и др.).

В четвертомпараграфе – «Бояре/боляре»«Повестивременных лет»: особенности книжного образа –предпринята попыткареконструировать летописный портретдревнейшего боярства, определить его место вотображаемой книжником общественной иерархии,посредством анализа выполняемых функций изанимаемогоместа по отношению к другим социальным группам.

В ПВЛ упоминаютсябояре/боляреу русских, болгар, византийцев, венгров, поляков и даже египтян. Бояр из «племенныхсоюзов» ПВЛ не знает. Практически все«русские» бояре, так или иначе, связаны сРюриковичами и упоминаются в контексте сними, заисключением сообщений под 1015 и 1018 гг. оновгородских боярах и вышгородских болярьцах. В техслучаях, когда наряду с князьями и боярами фигурируют другие слоинаселения, бояре, по значимости, следуют сразу же закнязем. Характерна триада: князь – бояре – люди. Здесь налицобинарная оппозиция бояре – люди = знать – простые люди,которая сохраняется и тогда, когдаперечень социальных групп расширяется. Ккачественным характеристикам боярина, относитсябогатство, но, в отличие от знатности, ононе является его главной отличительнойчертой. Среди бояр существует градация. Наряду сбоярами/болярами, поодному разу упоминаются великие бояре (договор 911 г.) и болярьце. В первомслучае речь может идти об этикетной,возвеличивающей форме обращения вдоговоре, а во втором – о «мелких» боярахиз младшего города. Как младший город невполне город, а пригород, так и егобояре, не вполне бояре, а болярьце.

В ПВЛ содержится лишьодно (под 1093 г.) ясное указание на то, чтобояре входятв состав дружины. Оно же являетсяединственным свидетельством участия боярв сражении. В остальных сообщениях ПВЛрусские бояре никак не связаны с войной иливойском. В битве место мужам. Поэтому,когда отрок-кожемяка победил печенежина,Владимир «великимьмужемъ створи того и отцаего», а не боярином. Показательно, что когда речь идето вопросах войны и мира, строи земленем иоуставе земленем, то князья советуются с дружиною; выбореверы – сбоярами истарцами;суде над младшим князем – с боярами и людьми.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»