WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

В последнее времяусиливается интерес к устной истории,народным преданиям. Параллельно нарастают искептические настроения в отношенииглубины народной памяти, ее возможностейдля исторических реконструкций. Какпоказываеткомпаративный анализ, для прочностиисторической памяти требовались особыеусловия, из которых главнейшие, вероятно,суть –свобода личности и собственности,колонизация. Данное обстоятельствотребовало легитимации мигрантов наосваиваемых местах, своеобразногоидеологического сопровождения процессовформирования там системыновых общественных связей.

Исследования Г.НЧагина на русском материале Среднего УраласерединыXIX – начала ХХ в.показали, что глубина исторической памятикрестьянмогла быть значительной – от 200 лет и больше.Поэтому в конце XI –началеXII в. на Русидолжны были еще жить те, кому в детстве деды моглирассказать о событиях времен Святослава идаже Игоря.

Глава вторая – Образование Древнерусскогогосударства – состоит из шестипараграфов. В первом параграфе рассматриваютсяфакторы иэтапы политогенеза у восточныхславян.Анализируется историография проблемы, новейшиеметодологические концепции социальнойэволюции. Особое внимание уделяетсявопросу соотношения внутренних и внешнихфакторов восточнославянскогополитогенеза. Марксистскаяисториография проблему возникновениягосударственности трактовала с точкизрения становления классов, акцентируявнимание,прежде всего, на глубинных, внутреннихпроцессах развития общества. Рольвнешнегофактора занижалась, а порой и, практически,отрицалась. Работы Х. Ловмяньского, А.П.Новосельцева, И.П. Шаскольского (втораяполовина 1950–1960-е гг.), И.В. Дубова, А.Н.Кирпичникова, Г.С. Лебедева, Д.А. Мачинского,И.Я. Фроянова и др. (1970–1080-е гг.) положилиначало отхода от этой тенденции. В настоящеевремя большинство исследователейучитывают всю совокупность внутренних(производящее хозяйство, ведущее кстратификации общества, определенный уровеньплотности населения) и внешних (война,внешняя торговля) факторов политогенеза.Вместе с тем, во многих регионах планетыуровень плотности населения в древности исредневековье оставался незначительным. Здесьнедостаток связей внутренних должен былкомпенсироваться внешними импульсами. Можнопредположить, что для таких регионов,Восточной Европы в частности, особозначимую роль играли внешние факторы,прежде всего война и тесно связанная с нейвнешняя торговля.

Внешняя торговля в техусловиях не имела самостоятельногозначения. Она могла существовать лишьблагодаря войне и грабежу и не оказалаопределяющего влияния на стратификацию иимущественное расслоение ввосточнославянском обществе. Более важная,самостоятельная и универсальная роль винтеграционных процессах в ВосточнойЕвропе, как, наверное, и везде, принадлежалавойне, которая являлась средством интеграциив более крупные объединения, способомлегитимациивнешней эксплуатации, и эксплуатациичеловека человеком, средством достижениявысокого социального статуса, причем болеепрестижным, чем торговля. Потребности войны и внешнейэксплуатации обусловливали необходимостьформирования властных институтов,действие которых, первоначально, былонаправлено вовне. Важнейшие из них – институтывоенного вождя, народного ополчения и дружины. В любомслучае, трансформация родоплеменногообщества в дофеодальное (как идофеодального в феодальное) не моглаосуществляться сугубо на базе внутреннегоразвития. Требовался известный внешнийимпульс(завоевание, экономические, военные икультурные контакты и т.п.).

Изменения в обществе,происходящие под воздействием внутреннихи внешних факторов, закреплялись на уровне идеологии,выражавшейся в мифе, который не тольколегитимировал складывавшуюся системусоциальных связей, но и, в известной степени,являлся ее первоисточником, хотя и былвнешне направлен в прошлое, а небудущее.

К важнейшим факторам,действовавшим в эпохураннего и развитого средневековья, следует отнестипроцессы христианизации. Новая религия нетолько идеологически освящалаформирующиеся политические и социальные институты, но иактивно участвовала в их формировании,выводила на новый качественный уровеньмифологическую составляющую процессаполитогенеза, как в планеидеологического осмысления, так и в планешироты охвата всех сторон жизнедеятельностиобщества, глубины проникновения в общественноесознание.

Усложнение и эволюцияпотестарно-политических институтов шли полинииинтеграции родоплеменных образованийразличного уровня в более емкие и сложныесистемы. Высшей формой таких объединенийна догосударственном уровне являлись «суперсоюзыплемен»[далее – ССП] (объединения, состоявшие из двух и болееплеменных союзов). На материале Восточной Европы выделяетсятри основных типа ССП (не считаяпереходных форм), соответствующих различным уровням(стадиям) интеграции составлявших их«племенных союзов» [далее – ПС]. Первичнымобъединением такого рода (1-я стадияинтеграции) является военный союз ПС с цельюпротиводействия общей внешней опасности.Такие объединения недолговечны ираспадаются после исчезновения причин ихпородивших(либо вследствие раздоров), если только невыходят на более высокий уровеньинтеграции.



2-я стадия интеграции–объединение ПС под эгидой сильнейшего изних, который представлял по отношению к нимзародыш публичной власти. Зависимостьустанавливалась, в основном, силовым путем,выражалась в уплате дани и совместныхвоенных акциях. Порядок управления вподвластных ПС оставался прежним. 3-я стадияинтеграции начинается с того момента,когда господствующий ПС от периодического «наезда»за данью переходит к прямому управлениюподвластными ПС, посредством ликвидации(либо ограничения) местных органов власти изамены их наместниками с «центра».Достижение этого уровня интеграции предполагаетдалеко зашедший процесс распадародоплеменных отношений, известнуюстепень деструкции родоплеменнойобособленности и начальную стадию формированиясистемы территориальной организацииобщества. Кроме того, оно предусматривает,по крайней мере, для подчиненныхтерриторий, известный отлет публичнойвласти от основной массы населения иналичие аппарата принуждения,представленного княжескими дружинами иополчением господствующего ПС. Поэтому вобразованиях данного типа ужепросматриваются основные контуры раннейгосударственности.

Следующий этапполитогенеза у восточных славян – формированиегородов-государств. Особенностью этогопроцесса было то, что он происходил неавтономно, ав рамках Киевской Руси, способствуя еетрансформации из сложного суперсоюзаплемен (включающего в себя элементы,связанные разным уровнем интеграции) всложную федерацию земель.

Второй параграфпосвящен анализу хазарскойпроблемы, которойуделяетсявсе большее внимание в современнойисториографии. Показательно в этом планеусиление интереса к трудам О. Прицака, вкоторых преувеличивается роль хазар вистории восточных славян. В частности онведет речь о хазарском происхождении полян,основании хазарами Киева, господстве хазарв Киеве вплоть до 30-х гг. Х в. и т.п. Эти идеи,в той или иной степени, получившие развитиеу ряда зарубежных и отечественныхисториков, основываются на интерпретацииеврейско-хазарских документов Х в.,которым многие исследователи склонныдоверятьбольше, чем ПВЛ.

В параграфеанализируется полемика вокругеврейско-хазарских документов, их содержаниеи обстоятельства возникновения. Особоевнимание уделяется «Кембриджскомудокументу» (текст Шехтера) и «Киевскомуписьму», на которых базируется основнаясистема доказательств О. Прицака и егопоследователей. Проведенный анализ не даетоснования для кардинального пересмотратой схемы славяно-русо-хазарских отношений, котораяпредставлена в ПВЛ. В то же время, текстШехтера может пролить свет на некоторыетемные страницы древнерусской истории,свидетельствуя о том, что Хазарскийкаганат оказывал ожесточенное сопротивлениерусской экспансии в его сферу влияния.Вопреки идиллической картине ПВЛ, на этомпути у русов были не только победы, но итяжелые поражения. Отголоски этогопротивостояния и нашли отражение в текстеШехтера, только в панегирическом дляхазар тоне.

«Киевское письмо» несодержит известий, подтверждающих мнение опринадлежности Киева,на момент составлениядокумента,Хазарскому каганату и огосподствующем положении в городеиудейской общины. Не дают оснований длякардинального пересмотра традиционнойсхемы славяно-русо-хазарских отношений и новейшиеархеологическиеданные.

Параграф третий – «Призвание» или «завоевание»: оприроде «варяжской дани» – посвящен анализуполемики вокруг летописного «Сказания опризванииварягов», определению характераскандинавского присутствия в ВосточнойЕвропеIX–X вв.

Важное значение дляпонимания характера варяжскогоприсутствия в Восточной Европе имеет реконструкциясистемы даннических взаимоотношениймеждупришельцами и туземными «племенами». Сэтой целью были привлечены восточнославянскиеписьменные и этнографические источники,сравнительно-исторический материал(прежде всего – данные о скандинавах и западныхславянах).Особо следует выделить «Орозий короляАльфреда», содержащий рассказ норвежцаОттара о том, как он взимал дань с лопарей(конец IX в.).По словам Оттара, дань распределялась попринципу знатности: чем знатнее плательщик– тем большеплата. Порядок раскладки общественныхрасходов в зависимости от социального статусасуществовал практически повсеместно, в том числе иу славян. На Руси он продержался доустановления ордынского «выхода»,основанного на иных принципах раскладки.При характеристике системы данническихвзаимоотношений первых русских князей сославянскими и финно-угорскими племенаминеобходимо учитывать и другие особенности,характерные для скандинавов. Согласно сагам,размер и качество дани зависели отличности сборщика и количества сопровождавшихего воинов. Данное обстоятельствопроливает свет на обстоятельства гибеликнязя Игоря. Нет также оснований считать,что «варяжская» дань была легче «хазарской».





Даннические отношенияКиева с подвластными «племенами» конца IX– Х в. – это отношениямежду завоевателями-варягами иподчиненными восточнославянскими ифинно-угорскими ПС. Для варяго-русов, апотом и для русо-полян, и простое население,и знать подданных «племен» – данники. Союзотдельных представителей местной знати спредводителями варяжских дружин былвозможен, но только в плане организациисовместной эксплуатации других «племен» инародов.

Комплексный анализотечественных и зарубежных источников,особенностигеополитической ситуации в Европе «эпохивикингов», не подтверждают летописную версию о«призвании Рюрика», а свидетельствует в пользунепопулярной в отечественной историографииконцепции «варяжского завоевания».«Призвание»на княжение, скорее всего, вымыселлетописца второй половины XI – начала XII в.,отразившего более реалии своеговремени, чемIX столетия.

В четвертом параграфе– Объединение племенных союзов подвластью Киева. Политическая природа«Киевской Руси» Х в. – раскрываетсяпроцесс формирования Киевской Руси, выделяютсяэтапы огосударствления «племенныхтерриторий», анализируется интеграционнаяроль скандинавского фактора. Реконструируется следующая картина.В IX в. скандинавы активизируются в Восточной Европе. Дляпротиводействия им объединяются словене,кривичи, чудь, меря и, возможно, весь. Видимо, этобыл первичный ССП, который со временем могперерасти в более высокую форму интеграции.Однако произошло вмешательство третьейсилы. Приблизительно, в середине IX в.варяжскому конунгу Рюрику удалосьутвердиться в Ладоге и объединить подсвоей властью ряд славянских и финно-угорских ПС.Подвластная Рюрику территорияреконструируется наложением на карту известийПВЛ, сведений скандинавскихгеографических сочинений иархеологических данных. Основу еесоставили земли «племен»,фигурирующих в «Сказании о призвании». Летописныеизвестия о раздаче Рюриком городов своиммужам отразили процесс переходасформировавшегося под эгидой варяговСеверного ССП в третью, заключительнуюстадию интеграции. Это обстоятельствопозволило преемникам Рюрика начать новую волну экспансии.Взятие Смоленска иКиева привело к расширению Северного суперсоюза на юг иперенесению резиденции русов в Киев. Поскольку СеверныйССП находился уже на высшей стадииинтеграции, можно вести речь о первоначальномраннегосударственном ядре, его расширении,последующемогосударствлении зон 1-й и 2-й стадий интеграции.

В середине Х в. ядромразвивающегося ССП была территория,очерченная городами Киев, Вышгород,Чернигов, Любеч (Полянская земля, включая, возможно,западно-северянское пограничье), Смоленск(смоленские кривичи), земли Северного ССП. Онаохвачена 3-й стадией интеграции. ЛишьПолоцк на каком-то этапе выпал из этой«обоймы», до взятия его ВладимиромСвятославичем. «Все славинии» (лендзяне /волыняне/, северяне, дреговичи,древляне, часть кривичей) Константина Багрянородного,платившие дань Руси, находились на 2-йстадии интеграции по отношению к Киеву.Наконец, некоторые ПС вступали в военныйсоюз с Киевом (вятичи, хорваты, дулебы,тиверцы). В середине Х в., после погрома, устроенногоОльгой, 3-я стадия интеграциираспространяется на древлян.

Завершаетсяформирование Киевской Руси при ВладимиреСвятославиче, когда окончательно покоряютсяпод дань восточнославянские «племена», а в важнейшие городскиецентры назначаются княжеские наместники.Повторные завоевания ПС были обусловлены не толькопопытками освободитьсяиз-под опеки Киева, но истремлением киевскихкнязей охватить их 3-й стадией интеграции.

Распад родоплеменныхсвязей, далеко зашедший ко второй половинеХ в., ускорил трансформацию ПС вгорода-государства, по мере оформлениякоторыхсложный (включающий в себя элементы,связанные разным уровнем интеграции) ССПэволюционировал в федерацию земель(городов-государств) с центром в Киеве.Асинхронность политогенеза в разныхчастях восточнославянского мира придавала Руси концаХ – начала ХIв. сложный и неоднородный характер – она сочетала всебе элементы и суперсоюза племен, ифедерации земель (то есть, являласьобразованием переходным от суперсоюза«племен» к союзу /федерации/ земель).Окончательно «федерация» оформляется всередине ХI в. Ядром ее станет бывшаяПолянская земля, включая и районы наиболеесильного русо-полянского влияния – так называемаяРусская земляв «узком смысле слова».

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»