WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Полученные в процессе исследования медико-биологические данные обрабатывались c помощью программной системы STATISTICA for Windows (версия 5.11 Лиц. №AXXR402C29502 3FA). Данная система является интегрированной средой статистического анализа и обработки данных. Она осуществляет все расчеты по стандартным формулам математической статистики, используя только существующие, измеренные данные (все пропуски исключаются из расчетов и не учитываются при формировании выводов).

Результаты исследования

Все 180 пациентов были распределены на три группы в зависимости от варианта морфологических изменений вилочковой железы: I группа – тимома, 46 человек (25,4%), II группа – гиперплазия тимуса, 94 пациента (51,9%) и III группа – гистологически нормальное строение вилочковой железы – 40 человек (22,1%).

Таблица 1

Общая характеристика больных по группам

Количество

(n; %)

Пол

Дебют заболевания (среднее, лет)

Мужчины

Женщины

Тимома

46 (25,4%)

21 (45,7%)

25 (54,3%)

44

Гиперплазия

94 (51,9%)

14 (14,9%)

80 (85,1%)

26

Нормальное строение тимуса

40 (22,1%)

23 (57,5%)

17 (42,5%)

46

ВСЕГО

180 (100%)

58 (32,2%)

122 (67,8%)

35

Характеристика пациентов по группам в соответствии со степенью тяжести миастении на момент установления диагноза представлена в Таблице 2.

Таблица 2

Характеристика пациентов по группам в соответствии со степенью тяжести миастении на момент установления диагноза

Степень тяжести заболевания

Тимома

18 (39,1%)

20 (43,5%)

6 (13,0%)

2 (4.3%)

Гиперплазия

82 (87,2%)

12 (12,8%)

0 (0%)

0 (0%)

Нормальное строение тимуса

27 (67,5%)

9 (22,5%)

3 (7,5%)

1 (2,5%)

ВСЕГО

126 (70,0%)

42 (23,3%)

9 (5,0%)

3 (1,7%)

Неврологическая картина заболевания у обследованных пациентов не отличалась от таковой, описанной в отечественной и зарубежной литературе (Кузин М.И., Гехт Б.М., 1996; Сепп Е.К., Ланцова В.Б., 2002; Barohn R.J., 2008). Наиболее часто нами было описано наличие у пациентов патологической слабости и утомляемости скелетных мышц (96,7%), птоза (92,8%), слабости передней группы мышц шеи (88,3%), а также глазодвигательных нарушений (79,4%). Формула двигательных расстройств в исследуемой группе соответствовала классической схеме, описанной в литературе (Гехт Б.М., Санадзе А.Г., 2003; Grob D. et al., 1987).

Оперативное лечение – тимэктомия – было проведено всем пациентам в исследуемой группе. Средний возраст пациентов на момент операции составил 39 лет (8-81 год).

Определение титра антител к АХР до или после оперативного лечения проводилось у всех пациентов исследуемой группы (Таблица 3).

Таблица 3

Определение антител к ацетилхолиновому рецептору в исследуемых подгруппах

До операции (n, %)

После операции

(n, %)

Серопозитивные до операции (n, %)

Серонегативные до операции

(n, %)

Тимома

35 (76,1%)

11 (23,9%)

42 (91,3%)

4 (8,7%)

Гиперплазия

86 (91,5%)

8 (8,5%)

82 (87,2%)

12 (12,8%)

Нормальное строение тимуса

36 (90%)

4 (10%)

29 (72,5%)

11(82,5%)

ВСЕГО

157 (87,2%)

23 (12,8%)

153 (85%)

27(15%)

В большинстве случаев (87,2%) иммунологическое исследование проводилось в структуре клинического алгоритма установления диагноза генерализованной миастении. У 23 пациентов определение титра антител к АХР было выполнено после оперативного лечения. В подавляющем большинстве случаев (85%) миастения носила серопозитивный характер и лишь в 15% случаев (27 человек) при предоперационном исследовании была выявлена серонегативная форма заболевания. В этих случаях диагноз был подтвержден клиническими и нейрофизиологическими данными.

На графике (рис.1) представлены результаты статистического анализа уровня антител к АХР для всех пациентов на до- и послеоперационном этапе.

Рис.1. Уровень сывороточных антител к ацетилхолиновому рецептору относительно тимэктомии (ммоль/л)

По результатам статистического анализа выявлена тенденция к снижению уровня сывороточных антител к АХР после тимэктомии, однако достаточной статистической достоверности получено не было (0,05 р 0,1).

Нами был проведен анализ уровня антител к АХР до и после операции в исследуемых подгруппах, по результатам которого в группе II было отмечен более высокий уровень иммунологической активности на дооперационном этапе.

Результаты исследования после операционного периода не показали статистически достоверных различий между исследуемыми группами (р< 0,05).

Определение общего иммунологического статуса (субпопуляции лимфоцитов) было проведено у 20 больных генерализованной формой миастении. Специальной выборки этих пациентов не проводилось. Пациенты, вошедшие в данное исследование, получали различные варианты лечения: базовая терапия АХЭП в индивидуальных дозировках (100%), кортикостероидные препараты в малых дозах (12 больных, 60%), азатиоприн (3 больных, 15%). Среди больных 2 пациента относились к I группе, 14 – ко второй и 4 пациента – к III группе.

Определение уровня пролактина сыворотки было проведено у 160 пациентов из исследуемой группы. В качестве группы контроля была использована сыворотка здоровых доноров (группа сравнима по полу и возрасту) из биобанка для научных исследований Центра Молекулярной медицины при Каролинском институте Стокгольма. По результатам проведенного статистического анализа, показано, что статистически достоверно уровень пролактина сыворотки был повышен у пациентов исследуемой группы (до 11,9 ммоль/л). Наиболее значительно (p<0,00074) данный показатель был повышен у больных миастенией женского пола.

Результаты анализа уровня пролактина сыворотки в зависимости от типа морфологических изменений тимуса представлены на рисунке 16. Как видно из представленного графика, уровень пролактина сыворотки не имел статистически достоверных различий в исследуемых подгруппах, равно как и статистической корреляции с вариантом изменения структуры вилочковой железы.

Рис. 2. Уровень пролактина (ммоль/л) в исследуемых подгруппах

Также нами был проведено исследование возможной корреляции между уровнем антител к АХР и уровнем пролактина сыворотки до и после операции в исследуемой группе. В обоих случаях статистически достоверная корреляция получена не была (р = 1,026).

Схема терапии в исследуемой группе включала в себя базовый прием антихолинэстеразных препаратов (пиридостигмина бромид) в индивидуально подобранных дозах, а также иммуносупрессивные препараты в виде моно- или комбинированной терапии. В исследуемой группе 98 пациентов (54,4%) получали только базовую терапию АХЭП.

Из группы иммуносупрессивных препаратов наиболее часто применялись глюкокортикостероидные средства (метилпреднизолон), азатиоприн, циклоспорин, циклофосфамид. В единичных случаях были применены микофенолата мофетил, такролимус, внутривенное введение иммуноглобулина.

В 82 случаях (45,6%) описано применение как монотерапии одним из указанных средств, так и комбинированного лечения. Монотерапия одним из указанных иммуносупрессантов использовалась в 46 случаях (25,6%). У 36 пациентов (20%) были применены комбинированные варианты лечения.

Продолжительность цитостатической терапии составляла от нескольких дней (в случае пульс-терапии кортикостероидными препаратами) до 32 лет, в среднем, длительность приема составила 4 года. Длительность приема иммуносупрессивных препаратов относительно исследуемых подгрупп отражена в рисунке 3.

Рис. 3. Длительность иммуносупрессивной терапии в исследуемых группах (годы)

Глюкокортикостероидные препараты применялись в виде пульс-терапии из расчета 1,5-2-2,5 мг/кг/сут. Дозу препарата определяла тяжесть состояния пациента и переносимость. Кортикостероидные средства вводились, как правило, 3-4 суток внутривенно, капельно. Интервал проведения пульс-терапии составлял 4-12 месяцев (в среднем она проводилась каждые 6 месяцев) и определялся степенью тяжести заболевания.

Цитостатические препараты использовались строго в соответствии с рекомендациями по их применению. Наиболее часто (62 пациентов; 75,6%) отмечено применение азатиоприна, как в качестве монотерапии, так и в составе комбинированного лечения.

С учетом существования традиционного мнения (Лобзин В.С. с соавт., 1988; Косачев В.Д. с соавт., 2006) о возможном повышении частоты встречаемости онкологических заболеваний у пациентов, получающих цитостатическую терапию, мы провели соответствующий статистический анализ материала.

В ходе анализа нами не было найдено статистической корреляции между частотой использования цитостатиков и развитием онкологических заболеваний у пациентов в исследуемых группах: среди группы пациентов не получавших цитостатические препараты частота онкологических заболеваний составила 8,2% случаев, тогда как у получавших данный вариант лечения она составила 9,8% (р<0,05).

При условии проведения индивидуального лечения с использованием, в том числе различных иммуносупрессивных препаратов, ремиссия была достигнута в 31,1% (56 человек).

Под понятием «ремиссия» мы понимали полностью бессимптомное течение миастении без приема АХЭП, в том числе при условии адекватных физических нагрузок, при этом использование цитостатических препаратов мы считали приемлемым.

Максимальная длительность ремиссии на момент закрытия базы данных составила 32 года (группа II), минимальная – 6 месяцев. Частота наступления случаев ремиссии в исследуемых группах представлена на рисунке 4.

Рис.4. Частота наступления ремиссии в исследуемых группах

Частота ремиссии в исследуемых группах не отличалась, в том числе и у пациентов с тимомой: так в I группе ремиссия отмечена у 13 пациентов (28,2%), во второй группе – у 94 (37,2%) и в III группе у 9 больных (22,5%).

ВЫВОДЫ

  1. Установлена связь заболевания с наличием патологии вилочковой железы: среди обследованных 180 больных генерализованной формой миастенией в 77,8% (140 пациентов) отмечалось изменение морфологической структуры тимуса. В 32,9% случаев нами описано наличие тимомы, в 67,1% - лимфофолликулярной гиперплазии.
  2. Течение генерализованной формы миастении ассоциированной с тимомой по степени тяжести не отличается от других форм при условии адекватного использования цитостатических и иммуносупрессивных препаратов (уровень ремиссии в I группе составил 28,2%, во II - 37,2%, в III – 22,5%).
  3. Активное использование иммуносупрессантов не приводит к росту числа онкологических заболеваний (р < 0,05).
  4. Пролактин повышен у всех больных генерализованной формой миастении (11,9 ммоль/л, p<0,0025), однако у женщин он достигает более высоких значений (14,8 ммоль/л, p<0,00074), вне зависимости от варианта морфологических изменений вилочковой железы.
  5. Уровень пролактина сыворотки не коррелирует с уровнем антител к ацетилхолиновому рецептору (р = 1,026).
  6. Отсутствует достоверное снижение уровня антител к ацетилхолиновому рецептору после оперативного удаления вилочковой железы (0,05 р < 0,1).

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Лечение генерализованной формы миастении рекомендовано с учетом морфологического строения тимуса.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»