WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Изучены личностно–психологические особенности и психическое состояние матерей, у которых дети больны БА.

В психическом состоянии обследованных женщин обращает на себя внимание доминирование симптоматики тревожного спектра (81,8% матерей). Частота и выраженность фобических (агорафобия, преимущественно незначительная, клаустрофобия у 36,4% матерей) и обсессивных расстройств (навязчивые сомнения – 36,4%, мысли – 63,6%), а также паники (36,4%) меньше по сравнению с симптомами разлитой тревоги. У всех женщин отмечено беспокойство, чувство напряженности – у 73% обследованных, тревожные ожидания, немотивированное беспокойство, опасения, двигательное возбуждение – 45,5%. Характерны симптомы соматизации тревоги (36 – 64% матерей): ознобы, ощущение прилива крови к голове, головокружения, неприятные ощущения в области сердца, сердцебиение, сухость во рту, неприятные ощущения в мышцах. Следует подчеркнуть, что более чем в половине наблюдений выявлен страх находиться среди людей. У 54,5% матерей существенное место в переживаниях занимает страх болезни.

Обнаруживаются клинически выраженные проявления депрессивного спектра: гипотимия (72,7% матерей, из них 27,2% – выраженное снижение настроения), слезливость (63,6%), чувство вины (73%), неуверенность в себе (82%), когнитивные расстройства в виде ухудшения памяти и мыслительных процессов, пессимистическая оценка перспектив, анергия, ограничение общения, потребность в одиночестве. В 45,4% случаях имеются суточные колебания настроения с ухудшением в утренние часы, что отражает наличие эндогенного компонента психического расстройства. У всех обследованных женщин выявлены идеи самоуничижения.

Более чем в половине случаев отмечена ипохондрическая фиксация. Характерны эмоциональная лабильность и конверсионная симптоматика (63,6% случаев). В 36,4% случаев обследованные отметили наличие сексуальной неудовлетворенности. Типична диссомния, причем примерно одинаково часто встречаются как интрасомнические, так и инсомнические расстройства.

Наибольшей выраженности, согласно самооценке обследованных женщин, достигали явления гипотимии со слезливостью, тревога, напряженность, чувство вины, вегетативные расстройства, а именно головные боли, анергия (в среднем 1,25+0,3 балла при среднем балле по всем симптомам 0,51+0,09 балла), то есть в клинической картине преобладали тревожно–депрессивные расстройства невротического уровня. Психологическая защита как преимущественно неосознаваемая, глубинная внутрипсихологическая деятельность характеризуется повышением по сравнению с общей популяцией напряженности механизма «отрицание» (наличия проблемы). Данные свидетельствуют о слабости большинства защит в обследованной группе, что может указывать на срыв адаптационных механизмов. Этот результат согласуется с высокими показателями тревоги по самоотчетам обследованных. Большинство обследованных матерей, так же как и их дети, используют конструктивный когнитивный копинг «сохранение апломба» (самообладания), то есть стараются сохранять самообладание и не показывать окружающим своего состояния (24,1%). 20,4% матерей прибегают к неконструктивной диссимуляции трудностей.

В эмоциональной сфере отчетливо доминирует конструктивный копинг–механизм «оптимизация» с оптимистической оценкой перспектив (61,1%). Для матерей, у которых дети болеют БА, не типичны «пассивная кооперация», «покорность» и «самообвинение».

Поведенческая сфера характеризуется преобладанием конструктивных стратегий: «обращение» (за помощью) – 24,1%; «сотрудничество» (со значимыми лицами в преодолении трудностей) – 16,7%; «компенсация» – 18,5% случаев.

Таким образом, копинг–поведение матерей обследованных в значительной степени совпадает со стратегиями совладания детей с БА. С другой стороны, активная позиция матерей в решении проблем сочетается с пассивностью больных в этих вопросах, что косвенно отражает наличие черт зависимости у детей с БА.

Полученные данные отражают тот факт, что совладающее поведение детей с БА формируется в значительной степени под влиянием матери.

Следует также отметить особенности реагирования в стрессовой ситуации, связанные с подавлением эмоций, являются фактором риска психосоматических расстройств у обследованных женщин.

Таким образом, развитие БА у детей, вероятно, является следствием наследуемой склонности к развитию психосоматических расстройств, обусловленных, в частности, и особенностями копинг–поведения, отражающего адаптационные свойства индивидуума.

Полученные данные демонстрируют необходимость комплексного подхода к ведению этой категории больных с включением семейной психотерапии и психологической коррекции дезадаптивных стереотипов поведения.

Качество жизни детей с БА

Данные, приведенные в таблице, свидетельствуют, что связанное со здоровьем качество жизни детей с БА достоверно отличается от такового в контрольной группе практически здоровых учащихся средней школы по большинству параметров.

Таблица 1

Показатели качества жизни у детей с БА

Показатели КЖ

Дети с БА

(М±m)

Контрольная группа

(М±m)

Достовер-ность

различий

PF–способность к физическим нагрузкам

86,9±3,2

97,5 ± 0,8

p<0,05

RP–влияние физического состояния на ролевое функционирование

73,4±9,3

86,25 ± 6,1

p<0,05

BP–болевой синдром

82,7±6,6

70,45 ± 3,7

GH–общее состояние здоровья

59,5±5,8

82,75 ± 2,6

p<0,01

VT–физическая активность, энергичность

67,6±4,7

79,0 ± 2,4

SF–социальное функционирование

83,1±6,4

91,87 ± 2,1

p<0,05

RE–влияние эмоционального состояния на ролевое функционирование

74,2±9,1

86,64 ± 4,6

p<0,05

MH–психическое здоровье

73,4±3,5

80,6 ± 3,6

p<0,05

HT–оценка своего состояния в динамике за год

2,3±0,4

2,5 ± 0,22

Анализ отдельных составляющих качества жизни выявил, что большинство обследованных пациентов с БА оценили состояние своего здоровья как хорошее, причем это наименьшая градация из трех возможных положительных градаций ответа: отличное, очень хорошее и хорошее (57,5%). 25% больных рассматривают состояние своего здоровья как посредственное и только 3,8% – как плохое.

Оценка своего состояния в динамике развития и лечения болезни продемонстрировала, что 40% больных не отмечают заметных изменений за последний год. В то же время, более половины пациентов констатировали ту или иную степень улучшения состояния (53,7%). Только 6,3% считают, что их состояние за этот период ухудшилось.

Несмотря на достаточную удовлетворенность своим здоровьем, больные испытывают некоторое ограничение своего ролевого (будничного) функционирования вследствие физического состояния, причем выраженность ограничивающего влияния нарастает пропорционально тяжести нагрузки, а легкие нагрузки практически не ограничены. Та же закономерность наблюдается в отношении возможностей передвигаться.

Возможности самообслуживания обследованных больных практически не страдают: 98,8% пациентов не испытывают каких–либо ограничений.

На фоне ухудшения соматического состояния (за последние 4 недели) наблюдается ограничение возможностей выполнения какой–либо работы примерно в 30% случаев, 17,5% пациентов также были вынуждены сократить количество времени, затрачиваемое на труд. От 20 до 30% больных испытывали различное ограничивающее влияние эмоционального состояния на выполнение работы, в том числе на ее качество (в среднем 28,8%). В наибольшей степени страдало выполнение отдельных видов работы, в то время как продолжительность деятельности и общая трудоспособность оставались сохранными в большинстве случаев.

Эмоциональное и физическое состояние примерно в половине случаев в той или иной степени ограничивало возможности общения больных на фоне ухудшения самочувствия в течение последних четырех недель. Однако в подавляющем большинстве случаев удовлетворенность больных общением с близкими заметно не снижалась (90%).

В обследованной группе преобладают невыраженные болевые ощущения. В то же время, более чем в половине наблюдений болевые ощущения различной степени присутствовали и в 38,5% в разной степени ограничивали возможности функционирования пациентов.

Нами отмечено отсутствие значительного снижения уровня жизненной энергии у больных бронхиальной астмой подросткового возраста.

Настроение больных согласно их самооценке было преимущественно ровным. Из психических нарушений преобладало чувство тревоги, депрессивные переживания встречались заметно реже.

Несмотря на юный возраст, осознание тяжелой хронической болезни уже определяется в значительном числе случаев – 22,5%. Еще 17,5% пациентов убеждены, что их здоровье не хуже, чем у большинства других людей («определенно верно»). Это выражается в достаточно частом признании своей болезненности, хотя многие больные отмечают хороший уровень здоровья в целом по сравнению с окружающими, а 41,3% больных считают свое здоровье отличным. 62,6% пациентов оценивают прогноз своего заболевания оптимистично и не ждут ухудшения.

В целом, качество жизни больных заметно ниже по сравнению с контрольной группой практически здоровых лиц того же возраста. Сравнительный анализ больных в группах сравнения выявил более низкие параметры у больных БА по большинству составляющих качества жизни. Достоверно ниже у больных бронхиальной астмой способность к физическим нагрузкам (PF), меньше удовлетворенность социальным функционированием (SF) и психическим здоровьем (MH), больше выражено ограничивающее влияние эмоционального состояния на ролевое функционирование (RE).

Качество жизни детей с БА в значительной степени опосредовано как особенностями болезни, так и их личностно-психологическими особенностями. Удовлетворенность физическим состоянием достоверно меньше у тревожных больных, с повышенными показателями, как ситуативной тревожности (тревоги), так и стабильной личностной характеристики – личностной тревожности (критерий Пирсона –,236 и –,230 соответственно, p<0.05). Чем выше показатели тревожности, как ситуативной, так и личностной, тем больше выражено переживание боли (критерий Пирсона –,274; p<0.05 и –,415; p<0.01 соответственно). Витальность (энергичность) больных, то есть субъективное ощущение себя полным сил или, напротив, утомляемым, ослабленным зависит, по нашим данным, не от тяжести болезни, а от уровня ситуативной и личностной тревожности (критерий Пирсона –,368; p<0,01 и –,509; p<0,01 соответственно). Субъективные ограничения физического функционирования больше выражены не только при объективно более тяжелом течении БА, но и больше переживаются больными с повышенной личностной тревожностью (критерий Пирсона –,258; p<0.01 и –,239; p<0.05 соответственно). Удовлетворенность пациентов уровнем своего социального функционирования также опосредуется, как соматогенными (тяжесть заболевания), так и психогенными (тревога) факторами (критерий Пирсона –,224 и –,251; p<0.05 соответственно). Самооценка своего психического здоровья в целом у больных детей с БА зависит, прежде всего, от личностно–психологических особенностей и не связана, по нашим данным, с характеристиками болезни и лечения, а заметно ниже у тревожных пациентов (критерий Пирсона –,520; p<0,01). Эмоциональное состояние, по мнению больных, не оказывает значимого влияния на способность к функционированию. Не обнаружено заметного влияния особенностей терапии в виде использования кортикостероидов на качество жизни детей с БА.

Сравнительный анализ качества жизни у больных с сердечно–сосудистой патологией и БА выявил достоверно более высокие показатели ряда параметров качества жизни в группе сравнения кардиологических пациентов. Это относится ко всем сферам жизнедеятельности: физическому, социальному и эмоциональному функционированию.

Возраст и степень тяжести заболевания не оказывают достоверного влияния на уровень КЖ, однако выявлена его достоверная связь с некоторыми личностными свойствами.

Более высокое КЖ наблюдается у детей с БА легких в общении, эмоциональных, открытых, доверчивых, адаптивных, экспрессивных, спокойных, умеющих держать себя в руках, реалистичных в отношении к жизни, настойчивых, свободных от невротических симптомов, доминантных, независимых, напористых, смелых, жизнерадостных, бодрых, энергичных, находчивых, легкомысленных, смелых, отзывчивых, дружелюбных, склонных находиться в центре внимания.

КЖ ниже у детей замкнутых, скрытных, ригидных, тревожных, легко расстраивающихся, возбудимых, неумеющих доводить дело до конца, имеющих невротические симптомы, конформных, зависимых, робких, осторожных, неуверенных в себе, пессимистичных, вялых, интровертированных, застенчивых, чувствительных к опасности, склонных к уединению, озлобленных.

ВЫВОДЫ:

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»