WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

97

21 / 21,7

8 /8,2

68 / 70,1

Всего АДС-М

197

53 / 26,9

21 / 10,7

123 / 62,4

АКДС

114

46 / 40,4**

7 / 6,1

61 / 53,5

АКДС+ОПВ

776

146 / 18,8**

132 / 17,1

498 / 64,1

Всего АКДС

890

192 / 21,6

139 / 15,6

559 / 62,8

Всего АКДС (АДС-М)

1087

245 / 22,5

160 / 14,8

682 /62,7

Корь

193

49 / 25,4• ••

13 / 6,7

131 / 67,9

Паротит

113

7 / 6,2•

1 / 0,9

105 / 92,9

Дивакцина (корь+паротит)

63

5 / 7,9••

6 / 9,5

52 / 82,6

Всего корь, паротит,

369

61 / 16,5

20 / 5,4

288 / 78,1

ОПВ

168

4 / 2,4

-

164 / 97,6

Всего живые

537

65 / 12,1

20 / 3,7

452 / 84,2

ИТОГО

1624

310 / 19,1

180 / 11,1

1134 / 69,8

** • ••р Х2<0,05

Поствакцинальные осложнения на АКДС диагностировали как неврологические в 46,8% случаев (90 из 192) и в 53,2% - как аллергические, после АДС-М - 30,2% и 69,8% соответственно, после коревой – 71,4% и 28,6%, после паротитной – в 100% - аллергические (7 случаев), после дивакцины - 20,% и 80,0%. Общие аллергические осложнения (аллергические сыпи) после АКДС (АДС-М) составили 28,9% (35,3%) случаев, у большинства это были местные реакции (отек, гиперемия более 8 см в диаметре). Частота аллергических осложнений увеличивалась с кратностью вакцинации (22,9% после 1-й прививки, 34,2% - после 2-й, 39,1% – после 3-й, 80,0% после 1-й ревакцинации, р<0,05), что подтверждает этиологическую роль вакцины. Напротив, частота судорожных состояний (неврологических осложнений) имела тенденцию к снижению от первого введения АКДС (77,1%) к ревакцинации (20,0%, Рх2<0,01) и в среднем (53,2%) была существенно меньше, чем на коревую прививку (71,4%, Рх2<0,05). Фебрильные судороги после ревакцинации АКДС не регистрировали, а частота афебрильных снижалась с 37,5% до 20,0% (Рх2<0,05). Афебрильные судороги после АКДС (19,3%) встречались не чаще, чем после коревой вакцины (20,4%) и АДС-М (15,1%). Фебрильные судороги в структуре осложнений после коревой прививки (51,0%) диагностировали достоверно чаще, чем после других вакцин, в том числе АКДС (33,9%, Рх2<0,05), так как основной причиной их развития является лихорадка, развитие которой более характерно после коревой вакцинации. После вакцинации против паротита судороги не отмечены, при введении дивакцины их частота снижалась до 20,0% (Рх2<0,05), что подтверждает целесообразность сочетанной вакцинации.

Проведенный анализ позволяет считать судороги в поствакцинальном периоде АКДС связанными с состоянием здоровья ребенка. Возраст начала АКДС вакцинации является возрастом реализации афебрильных пароксизмов при органической патологии ЦНС и фебрильных - за счет незрелости мозговой ткани, ее гидрофильности. Подтверждением является и отсутствие увеличения их числа с кратностью использования АКДС. Следовательно, возникает необходимость пересмотра отношения к судорожному синдрому как специфическому осложнению на АКДС вакцинацию и исключения афебрильных судорог из классификации поствакцинальных осложнений на АКДС вакцину.

Ведущее место среди патологии, с которой госпитализировали привитых детей, занимали интеркуррентные заболевания (табл.1), из них ОРЗ – 624 случая (55,0%), ОКИ и нейроинфекции - по 153 (13,5%), у 25 детей (2,3%) – капельные инфекции, у 139 (12,2%) - соматическая и другая патология и у 40 (3,5%) - паротит. Из 40 детей с клиникой паротита 39 были привиты моно или дивакциной против паротита, при этом отмечалась достоверная связь с паротитной вакциной (39 из 157 детей, получавших паротитную вакцину – 22,2%, и 1 из 1448, привитых другими вакцинами - 0,07%, р<0,0001). Это позволяет расценивать синдром паротита не как ИЗ, а как проявление паротитного вакцинального процесса. Явления паротита возникали на 18,88±1,57 дни, позже официального срока патронажа детей, привитых живыми вакцинами, что определяет необходимость пересмотра периода наблюдения после этой прививки.

Нейроинфекции в структуре интеркуррентных заболеваний у детей, привитых живыми вакцинами, диагностировали чаще, чем после АКДС(АДС-М) (23,1% и 7,4%, р<0,001). Структура нейроинфекций, наслоившихся в поствакцинальном периоде, различалась: гнойный менингит у привитых АКДС диагностировали в 46,3% случаев, коревой вакциной - в 28,6%, после паротитной – в 5,9% и ОПВ - в 8,7% (Рх2<0,05). Это свидетельствует о развитии временной иммуносупрессии после АКДС и коревой вакцин, что предрасполагает к наслоению бактериальных инфекций. У привитых против паротита достоверно чаще (79,4%), чем после других препаратов (4,1% - АКДС, 14,3% - коревой, 2,2% - ОПВ, Рх2<0,01), диагностирован серозный менингит. Из 36 случаев всех серозных менингитов 30 (83,3%) возникли у получавших монопаротитную или дивакцину, что определяет необходимость дальнейших исследований для исключения вакциноассоциированного характера заболевания. У привитых ОПВ достоверно чаще (73,9%) возникали миелиты (после коревой - 33,3%, паротитной - 8,8%, Рх2<0,05). При введении АКДС (АДС-М) миелиты диагностировали только при их сочетанной вакцинации с ОПВ. У 42 детей имел место нейромиалгический синдром: у 4 (9,5%), привитых ОПВ, и у 38 (90,5%) - вакцинами, содержащими гидроксид алюминия: 5- АДС-М (11,9%) и 33 (78,6%) - АКДС. У привитых ОПВ данный синдром развивался в среднем через 8,3±4,7 дней после прививки на фоне выявленной энтеровирусной инфекции, а у привитых неживыми вакцинами - в 1,0±0,2 день, в 94,3% случаев - при их повторном введении. Ни у одного привитого против кори и паротита не было нейромиалгического синдрома. Эти данные свидетельствуют о связи нейромиалгического синдрома с адъювантом вакцины и возможной роли аллергии в его развитии.

Причиной госпитализации детей с ИЗ в 22,5% случаев (366 поступивших) явился судорожный синдром: в 77,3% это были фебрильные судороги, в 22,7% - афебрильные. В структуре интеркуррентных заболеваний у привитых ОПВ судороги отмечали у 17,9%, АКДС - 22,2%, коревой - 33,7% (Р<0,05 с АКДС), паротитной - 15,0% (р<0,05 по сравнению с коревой). Эти данные также свидетельствуют об отсутствии влияния АКДС на повышение частоты судорог у детей.

Проведенный анализ позволяет сделать ряд заключений, расходящихся с привычным взглядом на поствакцинальные осложнения. Сочетанное введение вакцин снижает частоту развития поствакцинальной патологии. АКДС вакцина не является этиологическим фактором судорожного синдрома. Нейромиалгический синдром должен быть включен в группу заболеваний, требующих учета как состояние, связанное с адъювантом вакцины. Симптомы паротита у привитых паротитной вакциной - проявление вакцинального процесса, а серозный менингит может являться вакциноассоциированным заболеванием.

Клинико-анамнестические и лабораторные факторы риска развития поствакцинальных осложнений. Сроки развития поствакцинальных осложнений на АКДС (АДС-М) (1,85±0,11 дни), нормальных реакций (2,06±0,10 день) не различались. Интеркуррентные заболевания возникали достоверно позже (ОКИ – на 3,54±0,20, ОРВИ - 2,60±0,08, нейроинфекции - 4,42±0,67 дни, р<0,05). Выявлены возрастные различия: дети с аллергическими осложнениями были достоверно старше (20,98±3,35мес., р<0,01), чем с неврологическими (13,09±1,17мес.) и нормальными реакциями (8,45±0,61 мес.). Это связано с формированием сенсибилизации к компонентам только после повторного введения вакцины и с онтогенетически обусловленным увеличением синтеза IgЕ. Возраст детей с нейромиалгическим синдромом (19,85±1,97 мес.) и сроки его развития (1,37±0,17 дни) не отличались от аллергических осложнений. В отличии от нейромиалгического синдрома, миелиты (полинейропатии) развивались у более старших детей (32,22±7,43 мес.), на более поздних сроках (6,11±1,26 день, р<0,05). Это, так же, как высота лихорадки (37,41±0,14оС при нейромиалгиях и 38,35±0,14оС при полинейропатиях, р<0,01), ее длительность (1,32±0,08 и 2,2±0,15 дня, р<0,05), длительность нарушения походки (2,0±0,26 дня, и 6,87±0,73 дня, р<0,005), является первыми клиническими дифференциально-диагностическими критериями указанных состояний и подтверждает связь нейромиалгического синдрома с вакцинацией, а полинейропатий - с интеркуррентными заболеваниями.

Аллергические осложнения после коревой (60,93±17,72 мес.) и паротитной (68,5±21,27 мес.) вакцинации достоверно чаще возникают в более старшем возрасте, чем нормальные реакции (18,54±1,62 мес., р<0,05) и неврологические осложнения (23,97±4,66 мес.). Время их появления (3,5±0,84 дни, р<0,05), по сравнению с нормальными реакциями (6,0±0,69 дни) и неврологическими осложнениями (6,63±0,51дни), свидетельствует о роли дополнительных веществ вакцины. ОРВИ и ОКИ у привитых против паротита развивались в первые 4-5 дней (4,03±0,59 и 4,33±1,03 соответственно), то есть до разгара вакцинального процесса, что отличало их от серозного менингита (13,29±1,54 дней, р<0,01), при котором регистрировали и более длительную лихорадку (7,37±0,96 дней, при ОКИ - 3,67±0,50, при ОРВИ - 4,14±0,68, р<0,01). Возраст детей с ОРВИ (35,03±2,27 мес.) и ОКИ (18,22±1,39 мес.) достоверно отличался от возраста пациентов с серозным менингитом (73,70±7,83 мес., р<0,01) и группы с синдромом паротита (103,54±13,97 мес.). Таким образом, дети 5-6 лет и старше переносят вакцинацию тяжелее.

Изучение анамнеза позволило выявить факторы риска развития определенной патологии. Дети, у которых развились интеркуррентные заболевания, достоверно чаще были вакцинированы нездоровыми и при наличии семейного контакта с больными (в 38,7%, против 12,5% при осложнениях, р<0,001, и 14,7% - при обычном течении вакцинации, р<0,05). У детей с аллергическими осложнениями достоверно чаще имели место указания в анамнезе на аллергические реакции, не связанные с вакцинацией (66,0% против 5,2% при неврологических осложнениях, 23,5% - при нормальных реакциях и 24,1% - при ИЗ, р<0,05). У детей с неврологическими осложнениями (55,2%) и обычными (нормальными) вакцинальными реакциями (67,6%) существенно чаще (р<0,01), чем при аллергических осложнениях (24,0%) и ИЗ в анамнезе (37,9%), имела место предшествующая неврологическая патология. У 39,7% госпитализированных детей по клиническим проявлениям (сочетание неврологической патологии, частых заболеваний, перенесенных тяжелых инфекций в периоде новорожденности, нейтропенией, неблагополучным акушерским анамнезом у матери) была заподозрена внутриутробная инфекция. В 25% случаев диагноз был подтвержден лабораторно. У детей с афебрильными судорогами признаки ВУИ отмечали в 47,8% (при фебрильных - в 25,8%, р<0,05), а патология в акушерском анамнезе матерей - соответственно в 52,25% и 30,8% (р<0,05). Это показывает, что роль ВУИ в развитии патологии поствакцинального периода недооценена и что ее необходимо своевременно диагностировать до вакцинации.

В клиническом анализе крови детей с ИЗ при поступлении достоверно (р<0,05) увеличено число палочкоядерных нейтрофилов (11,60±1,26%) и СОЭ (18,05±1,81 мм/ч), по сравнению с детьми с аллергическими (5,96±0,41% и 10,14±0,69мм/ч) и неврологическими (6,61±0,68%, 11,69±0,73мм/ч) осложнениями. У детей с аллергическими осложнениями коревой прививки увеличено число эозинофилов (6,26±2,28% против 1,43±0,23% при нормальных реакциях, р<0,05).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»