WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Анализ пищевого рациона. Содержание общих белков в рационе 54,5 % женщин превысило рекомендуемые нормы на 30,7 % (75,9±4,4 г), большинства (88,9 %) мужчин — на 42,9 % (92,9±4,7 г). Выявлено, что многие больные употребляли избыточное количество белков животного происхождения. Так, в рационе 83,3 % мужчин количество животных белков превышало норму на 94,2 % (69,9±4,3 г), в рационе 68,2 % женщин — на 79,4 % (57,4±4,7 г). Потребление жиров всеми мужчинами и 77,3 % женщин превысило норму физиологических потребностей (на 88,7 % — 132,1±12,0 г и на 57,7 % — 94,6±7,1 г, соответственно), при этом в рационе 72,5 % больных было увеличено количество жиров животного происхождения на 11,1 % (74,5±7,5 г). Содержание насыщенных жирных кислот в питании большинства мужчин (94,4 %) и 50,0 % женщин превысило рекомендуемые нормы на 80,8 % (45,2±3,8 г) и 55,6 % (38,9±3,5 г), соответственно. У 17,5 % больных обнаружили увеличенное в 2 раза потребление холестерина (872,8±14,4 мг). Напротив, содержание углеводов в рационе больных было значительно ниже физиологических потребностей. Большинство мужчин (94,4 %) и все женщины потребляли углеводов меньше на треть (210,2±14,0 г и 172,0±10,4 г, соответственно). Энергетическая ценность пищевого рациона 72,2 % мужчин и 81,8 % женщин превысила норму на 33,9 % (2811,3±149,5 ккал) и на 25,3 % (2254,7±104,8 ккал), соответственно. Выявлено снижение содержания витамина А в рационе всех мужчин (на 76,3 % — 236,7±39,6 мкг) и женщин (на 79,7 % — 203,0±42,7 мкг). На треть было снижено количество потребляемого витамина В2 у 66,7 % мужчин (1,0±0,1 мг) и витаминов В1, В2 у 90,9 % женщин (0,7±0,04 мг и 0,8±0,1 мг). Большинство женщин потребляли в пищу недостаточно витамина С (на 69,4 % меньше — 48,6±3,6 мг) и витамина РР (на 18,3 % меньше — 9,8±0,7 мг). Количество витамина Е было снижено в рационе лишь 16,7 % мужчин и 31,8 % женщин (на 35 % — 6,5±2,1 мг и на 36,3 % — 5,1±0,7 мг, соответственно).

Доля энергетической ценности (ЭЦ) суточного рациона за счет общих белков составила 16,3±1,4 %, за счет общих жиров — 44,3±1,3 %, что превысило рекомендуемые нормы. Вклад углеводов в ЭЦ рациона составил 38,6±1,4 %, что значительно меньше рекомендуемых норм (рис. 1).

Рисунок 1. Доля энергетической ценности суточного рациона больных НАЖБП

за счет белков, жиров и углеводов

У больных, употребляющих увеличенное количество белков животного происхождения (86,6±14,7 г), выявлено резко выраженное дистальное затухание звука по данным УЗИ (р<0,05). В рационе больных с II стадией стеатогепатита содержание белков животного происхождения было больше (50,4±0,7 г), чем у больных с I стадией стеатогепатита (28,3±4,1 г) (р<0,05). Вероятно, увеличенное потребление белков животного происхождения имеет значение в прогрессировании стеатогепатита.

Выявлено, что эхогенность печени более повышена у больных, употребляющих большее количество холестерина (599,9±268,9 мг) (р<0,05). Резко выраженное дистальное затухание звука характерно для больных с большим содержанием в рационе НЖК (60,0±11,2 г) (р<0,05). Это согласуется с данными о влиянии избытка жиров, и в частности НЖК, в рационе на возникновение НАЖБП (Varman T. Samuel et al., 2004; Ito M. et al., 2006; Cai D. et al., 2005).

При дефиците в рационе -каротина достоверно чаще выявляли стеатогепатит с интенсивными воспалительными процессами, ультрасонографически — гепатомегалию. Так, более выраженную степень (II) стеатогепатита диагностировали при содержании -каротина в количестве 1017,1±98,5 мг, менее выраженную (I) степень — при содержании 2164,9±227,8 мг (р<0,05). Гепатомегалия по данным УЗИ выявлена при употреблении 1309,2±200,6 мг -каротина, а при нормальных размерах печени его количество составило 3012,1±882,1 мг (р<0,05). Повышение эхогенности печени было более выражено при дефиците в рационе аскорбиновой кислоты (22,6±4,8 мг) (р<0,05). По нашему мнению, снижение употребления -каротина и витамина С, являющихся антиоксидантными факторами, ведет к прогрессированию НАСГ, т.к. от состояния антиоксидантных систем, защитных внутриклеточных механизмов процессов митохондриального -окисления, зависит выраженность повреждающих эффектов свободных жирных кислот (Watson A. et al., 1999; Koruk M. et al., 2004).

Выводы

    1. У больных с полным и неполным метаболическим синдромом отсутствуют достоверные различия в клинических проявлениях, лабораторно-инструментальных признаках и морфологических характеристиках неалкогольной жировой болезни печени, что предполагает развитие заболевания на ранних стадиях формирования метаболического синдрома.
    2. Имеется прямая взаимосвязь активности воспалительных и фибротических процессов, ультрасонографической степени стеатоза печени с выраженностью абдоминального ожирения. Гепатомегалии сопутствует повышение уровня общего холестерина.
    3. Наблюдается взаимосвязь между показателями инсулинорезистентности и признаками поражения печени: уровнем инсулина сыворотки крови и наличием лабораторного синдрома цитолиза; уровнем С-пептида и ультрасонографической степенью стеатоза, а также размерами печени; увеличением показателя HOMA-IR и выраженностью фиброза печени.
    4. Гиперлептинемия, установленная у всех больных неалкогольной жировой болезнью печени, не отражает степень тяжести поражения печени у больных с метаболическим синдромом.
    5. Избыточная энергетическая ценность рациона, увеличение потребления продуктов животного происхождения (источники белков и жиров, в т.ч. насыщенных жирных кислот и холестерина), а также уменьшение потребления естественных антиоксидантов (витамин С и -каротин) способствуют неблагоприятному течению неалкогольной жировой болезни печени.
    6. Факторами риска неблагоприятного течения неалкогольной жировой болезни печени являются: желчнокаменная болезнь; злоупотребление алкоголем в прошлом; отягощенная наследственность по ряду заболеваний (ожирение, сахарный диабет 2 типа, дислипидемия, ранняя ИБС, нарушение мозгового кровообращения, артериальная гипертензия). Прием алкоголя, даже в низких дозах, приводит к более тяжелому течению неалкогольной жировой болезни печени.

Практические рекомендации

  1. Выявление признаков стеатоза при УЗИ требует дообследования пациентов с целью выявления начальной стадии метаболического синдрома. Для выявления инсулинорезистентности рекомендуется определение уровня С-пептида и расчет показателя HOMA-IR.
  2. Больным групп риска (имеющие желчнокаменную болезнь, отягощенную наследственность по артериальной гипертензии, сахарному диабету 2 типа, ожирению, дислипидемии, ранней ИБС, нарушению мозгового кровообращения, и употреблявшие в прошлом алкоголь в дозах, превышающих рекомендованные) для своевременного выявления неблагоприятного течения неалкогольной жировой болезни печени должна проводиться биопсия печени.
  3. Больным с метаболическим синдромом для профилактики неблагоприятного течения неалкогольной жировой болезни печени рекомендуется постепенное снижение массы тела.
  4. При неалкогольной жировой болезни печени показано умеренное ограничение энергетической ценности рациона, ограничение продуктов животного происхождения, увеличение в рационе продуктов, содержащих естественные антиоксиданты, исключение употребление алкоголя.

Список работ, опубликованных по теме диссертации

  1. Петрова Ю.Н. Цитолитический синдром при стеатогепатите у больных с различными типами ожирения. Тез. докл. 7-го Международного Славяно-Балтийского научного форума «Санкт-Петербург — Гастро-2005» / Ю.Н. Петрова, Л.И. Назаренко, К.Л. Райхельсон // Гастроэнтерология Санкт-Петербурга. — СПб., 2005.— №1–2. — С. М110–М111.
  2. Аль-Нахари М.А. Особенности нутриционного статуса у больных с алкогольной болезнью печени в форме стеатогепатита / М.А. Аль-Нахари, Л.И. Назаренко, К.Л. Райхельсон, Ю.Н. Петрова // Тез. докл. на девятый международный конгресс «Парентеральное и энтеральное питание». — М., 2005. — С. 6.
  3. Петрова Ю.Н. Показатели нутриционного статуса при жировой болезни печени / Ю.Н. Петрова, Л.И. Назаренко, К.Л. Райхельсон, М.А. Аль-Нахари // Тез. докл. на девятый международный конгресс «Парентеральное и энтеральное питание». — М., 2005. — С. 63.
  4. Петрова Ю.Н. Эффективность биологически активной добавки «Времена года. Всесезонная 1» в комплексном лечении стеатогепатита / Ю.Н. Петрова, Л.И. Назаренко, К.Л. Райхельсон, М.А. Аль-Нахари // Тез. докл. IX Международного конгресса «Парентеральное и энтеральное питание». — М., 2005. — С. 64.
  5. Петрова Ю.Н. Применение экстракта солянки холмовой в комплексном лечении больных стеатогепатитом / Ю.Н. Петрова, Л.И. Назаренко, М.А. Аль-Нахари, К.Л. Райхельсон // Сб. тез. науч.-практ. конф. «Немедикаментозные методы терапии». — СПб: Изд. дом СПб МАПО, 2006. — С. 139–140.
  6. Петрова Ю.Н. Роль алиментарного фактора в прогрессировании неалкогольной жировой болезни печени / Ю.Н. Петрова, Л.И. Назаренко, К.Л. Райхельсон, М.А. Аль-Нахари // Сб. тез. науч.-практ. конф. «Немедикаментозные методы терапии». — СПб: Изд. дом СПб МАПО, 2006. — С. 147–148.
  7. Михайличенко Т.Г. Психологическая диагностика в комплексной оценке психического статуса больных с метаболическим синдромом / Т.Г. Михайличенко, Д.П. Петров, Ю.Н. Петрова // Сб. тез. науч. конф. с международным участием «Психиатрические аспекты общемедицинской практики». — СПб, 2005. — С. 174–175.
  8. Петрова Ю.Н. Взаимосвязь выраженности стеатоза с развитием воспалительных и фибротических изменений при неалкогольной жировой болезни печени (НАЖБП). Тез. докл. 8-ого Международного Славяно-Балтийского научного форума «Санкт-Петербург — Гастро-2006»/ Ю.Н. Петрова, К.Л. Райхельсон, Л.И. Назаренко, М.А. Аль-Нахари, В.А. Крулевский // Гастроэнтерология Санкт-Петербурга. — СПб, 2006.— №1–2. — С. М121.
  9. Петрова Ю.Н. Иммунопозитивность фермента пероксидазы в гепатоцитах при различной степени стеатоза у больных с жировой болезнью печени. Тез. докл. 9-ого Международного Славяно-Балтийского научного форума «Санкт-Петербург — Гастро-2007» / Ю.Н. Петрова, М.А. Аль-Нахари, К.Л. Райхельсон, Л.И. Назаренко, В.А. Крулевский, А.Н. Петровский // Гастроэнтерология Санкт-Петербурга. — СПб, 2007. — №1–2. — С. М 88.
  10. Петрова Ю.Н. Особенности фактического рациона питания больных неалкогольной жировой болезнью печени (НАЖБП) / Ю.Н. Петрова, Л.И. Назаренко, К.Л. Райхельсон, М.А. Аль-Нахари // Тез. докл. X Международного конгресса «Парентеральное и энтеральное питание». — М., 2006. — С. 76–77.
  11. Райхельсон К.Л. Формирование воспаления и фиброза при неалкогольной жировой болезни печени / К.Л. Райхельсон, М.А. Аль-Нахари, Ю.Н. Петрова, Л.И. Назаренко, В.А. Крулевский // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Естественные науки. Спецвыпуск «Актуальные проблемы гастроэнтерологии». — Ростов-на-Дону, 2006. — С. 82–84.
  12. Петрова Ю.Н. Роль алиментарного фактора в генезе неалкогольной жировой болезни печени / Ю.Н. Петрова, Л.И. Назаренко, К.Л. Райхельсон // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Естественные науки. Спецвыпуск «Проблемы гастроэнтерологии Юга России». — Ростов-на-Дону, 2007. — С. 133–135.

Список сокращений

АЛТ — аланинаминотрансфераза

АСТ — аспартатаминотрансфераза

АГ — артериальная гипертензия

ЖКБ — желчнокаменная болезнь

ИБС — ишемическая болезнь сердца

ИМТ — индекс массы тела

ИРИ — иммунореактивный инсулин

МС — метаболический синдром

НАЖБП — неалкогольная жировая болезнь печени

НАСГ — неалкогольный стеатогепатит

НТГ — нарушение толерантности к глюкозе

ОТ — окружность талии

СД — сахарный диабет

СЖО — содержание жира в организме

ТГ — триглицериды

УЗИ — ультразвуковое исследование

ХС — холестерин

ХС ЛПВП — холестерин липопротеидов высокой плотности

ХС ЛПНП — холестерин липопротеидов низкой плотности

ЩФ — щелочная фосфатаза

ЭЦ — энергетическая ценность

HOMA-IR — (Homeostasis Model Assessment of Insulin Resistance) — модель оценки гомеостаза для инсулинорезистентности

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»