WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Фиброз центральных вен наблюдался чаще у больных АБП (44,4 и 10,0 % соответственно). У больных АБП по сравнению с НАЖБП отмечалась выраженная коллагенизация пограничных пластинок. Различие между группами носило характер тенденции (0,1>р>0,05). Минимальная коллагенизация наблюдалась только у (6,7%) НАЖБП. Инфильтрация по ходу пограничных пластинок наблюдалось одинаково часто в обеих группах (53,3 и 55,6%).

При анализе выраженности лобулярного воспаления установлено, что у больных НАЖБП чаще (66,7%) встречалась минимальная выраженность лобулярного воспаления, а у больных АБП в 66,6% случаев отмечено умеренное лобулярное воспаление.

Для оценки степени активности воспалительного процесса (гепатита) и степени фиброзирования в печени также использован индекс гистологической активности R.G. Knodlle (1981) в модификации V. J Desmet (1994) (табл. 4).

Таблица 4

Индекс гистологической активности (по R.G. Knodlle, 1981)

Степени активности

1 группа

(НАЖБП)

n=30

2 группа

(АБП)

n=9

р

n (%)

n (%)

Минимальная

9 (30,0)

3 (33,3)

>0,05

Слабовыраженная

13 (46,7)

1 (11,1)

>0,05

Умеренная

7 (23,3)

3 (33,3)

>0,05

Выраженная

1 (3,3)

2 (22,2)

>0,05

Степень фиброза:

– слабая

15 (50,0)

2 (22,2)

>0,05

– умеренная

14 (46,7)

2 (22,2)

>0,05

– тяжелая

1 (3,3)

4 (44,4)

<0,01

Цирроз

1 (11,1 %)

>0,05

Сопоставляя степени гистологической активности и фиброза по R.G. Knodell с выраженностью стеатоза гепатоцитов по E. Brunt нам удалось выявить, что по мере нарастания стеатоза печени увеличивается степень как гистологической активности, так и фиброза (р<0,05). Так, при наличии стеатоза более чем в 2/3 гепатоцитов ИГА составил 66,7%, а степень фиброза — 75,0%, при наличии стеатоза в 1/3–2/3 гепатоцитов ИГА составил 33,3%, а степень фиброза — 25,0%, при наличии стеатоза менее чем в 1/3 гепатоцитов ИГА и степень фиброза были равны 0,0%.

При корреляционном анализе дозы алкоголя и фиброза в ткани печени установлена прямая линейная связь в группе больных с АБП между повышением дозы алкоголя, степенью фиброза по R.G Knodell и стадией стеатогепатита по E. Brunt, кроме того, была выявлена взаимосвязь дозы алкоголя с наличием лимфо-лейкоцитарной инфильтрации синусоидов и инфильтрацией портальных трактов.

Изучая взаимосвязь между наличием стеатогепатита по морфологическим данным и синдромом цитолиза, мы нашли, что у всех больных АБП стеатогепатит сопровождался синдромом цитолиза, а при НАЖБП — только у 40%. Таким образом, отсутствие синдрома цитолиза в момент обследования не исключает наличие стеатогепатита.

При иммуногистохимическом исследовании биоптатов печени оценивалось качественное наличие, а также степень интенсивности реакций, выявляющих пероксидазу, Bcl-2, TGF- и TNF-R1. В целом в обеих группах положительная реакция к пероксидазе отмечена у 17 (85,0%) больных, положительная реакция к Bcl-2 — у всех больных, положительная реакция к TGF- — у 19 (95,0%), и положительная реакция к TNF-R1 — у 18 (90,0%). При этом реакция к пероксидазе, TGF- и TNF-R1 отмечена только в цитоплазме гепатоцитов, а реакция к Bcl-2 — в ядрах гепатоцитов.

Выраженная активность реакции к пероксидазе наблюдалась у всех больных АБП, а у больных НАЖБП примерно в половине случаев она была минимальной. Выявлены статистически достоверные различия в доле гепатоцитов, в цитоплазме которых наблюдалась положительная пероксидазная реакция: при НАЖБП только в 6,7% биоптатов наблюдалась реакция более чем в 1/3 гепатоцитов, а при АБП положительная реакция к пероксидазе во всех биоптатах была более чем в 1/3 гепатоцитов (р<0,05). Анализ корреляции выраженности стеатоза и положительной реакции к пероксидазе в гепатоцитах подтвердил, что основным фактором, ускоряющим воспаление (стеатогепатит) и фиброз, является накопление продуктов ПОЛ. Это согласуется с данными ряда авторов (Oliveira C.P. et al., 2005).

Морфологическое исследование выявило наличие апоптоза во всех биоптатах. Это не противоречит данным литературы (Nan Y.M., Wu W.J. et. al., 2007). Антиапоптический белок Bcl-2 экспрессируется при действии агрессивных факторов и является одним из главных компонентов системы защиты клетки (Ahlbom E., Brandison L. et al., 1998; и др.). У всех больных с НАЖБП и с АБП была найдена иммунопозитивная реакция к Bcl-2. Положительная реакция менее чем в 1/3 гепатоцитов с локализацией в ядре регистрировалась чаще при НАЖБП, чем при АБП (у 100,0 и 66,7 % больных соответственно). Положительная реакция в 1/3—2/3 гепатоцитов отмечена у 1/3 больных АБП и вообще не наблюдалась у больных НАЖБП (р<0,05). Это совпадает с данными Ribiero P.S. et al. (2004). Выявлена корреляционная зависимость между экспрессией Bcl-2 и степенью гистологической активности по Кнодлю.

Положительная иммуногистохимическая реакция к TGF- наблюдалась у 95,0% больных НАЖБП и АБП. У всех больных с АБП имела место выраженная активность реакции, а у больных НАЖБП — минимальная и выраженная. В обеих группах отмечена реакция в цитоплазме как менее чем в 1/3, так и в 1/3–2/3 гепатоцитов. Однако при НАЖБП по сравнению с АБП преобладало число случаев с минимальной площадью (менее 1/3) поражения гепатоцитов, в то время как при АБП у половины больных отмечалась положительная реакция менее чем в 1/3 гепатоцитов, у другой половины — в 1/3–2/3 гепатоцитов. Таким образом, выраженность иммунопозитивной реакции в цитоплазме была выше у больных АБП, что подтверждает роль цитокинов и TGF- в развитии процессов фиброзирования печени (Маянский Д.Н., Зубахин А.А., 1999).

Положительная иммунопозитивная реакция на TNF-R1 наблюдалась у 88,2% больных НАЖБП и 100,0% — АБП. Минимальная активность реакции к TNF-R1 выявлена у 1/3 больных НАЖБП и у 2/3 больных АБП. Выраженная активность реакции встречалась, наоборот, чаще при НАЖБП по сравнению с АБП: у 2/3 и у 1/3 больных соответственно. Положительная реакция на TNF-R1, зарегистрированная в 1/3 гепатоцитов, имела место у 60% больных НАЖБП и у 100% больных АБП. Эта же реакция, захватывающая 1/3–2/3 гепатоцитов, была отмечена у 40% больных НАЖБП и ни у одного больного АБП. При изучении корреляционной взаимосвязи между выраженностью иммунопозитивной реакции к TNF-R1 и дозой употребляемого алкоголя было выявлено, что выраженная активность реакции к TNF-R1 в цитоплазме отмечалась у 77,8% больных, не употребляющих алкоголь, у 11,1% больных, употребляющих алкоголь в дозах 15–35 ед. (для женщин) и 22–50 ед. (для мужчин), и у 11,1% больных, употреблявших алкоголь в дозах больше 36 ед. (для женщин) и 50 ед. (для мужчин), (р<0,05). Можно сделать вывод, что при повышении дозы алкоголя уменьшается количество рецепторов TNF-R1, вероятно, за счет развития фиброзирования.

Нами показано, что стеатоз печени независимо от этиологии, алкогольного или неалкогольного генеза, повышает активность пероксидазы, способствует экспрессии Bcl-2, индуцирует TGF- и влияет на рецепторы TNF-R1. Иммуногистохимические методы исследования подтвердили роль ПОЛ в патогенезе стеатогепатита (иммунопозитивная реакция к пероксидазе), фиброзирования (реакция к TGF-) а также показали значение рецептора TNF-R1 при стеатогепатите, индуцированном этанолом (реакция к TNF-R1). Экспрессия Bcl-2 на большей площади гепатоцитов указывает на более значимые процессы антиапоптоза при АБП по сравнению с НАЖБП.

ВЫВОДЫ

1. Основными клиническими проявлениями стеатоза и стеатогепатита являются диспепсический, болевой и астеновегетативный синдромы. При алкогольном стеатогепатите достоверно чаще, чем при НАЖБП, встречаются тошнота, спленомегалия и болевой синдром, который носит более выраженный характер.

2. Гистологическая картина АБП характеризуется большей выраженностью стеатоза, а также воспалительно-некротических изменений и фиброза по сравнению с НАЖБП. Интенсивность лимфо-лейкоцитарной инфильтрации синусоидов и инфильтрации портальных трактов прямо зависит от дозы употребляемого алкоголя.

3. Для стеатогепатита, вне зависимости от его генеза, характерен апоптоз гепатоцитов. Антиапоптические процессы более выражены при алкогольном стеатогепатите. В формировании воспаления и фиброза при стеатогепатитах ведущую роль играют процессы перекисного окисления липидов, что подтверждается более выраженной иммунопозитивной реакцией к пероксидазе в цитоплазме гепатоцитов при алкогольной болезни печени, чем при неалкогольной жировой болезни печени.

4. Для дифференциальной диагностики алкогольного и неалкогольного стеатогепатита можно использовать следующие морфологические и иммуногистохимические критерии: наличие и характер инфильтрации синусоидов, характер дискомплексации печеночных балок, присутствие телец Маллори, выраженность стеатоза, фиброза портальных трактов, перипортальной стромы и зоны 3, выраженность иммунопозитивной реакции к пероксидазе, TGF-, TNF-R1 и Bcl-2.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Учитывая малосимптомное течение жировой болезни печени, для своевременной диагностики заболевания степени и стадии заболевания рекомендуется выполнение пункционной биопсии печени.

2. Комплексное обследование больных с жировой болезнью печени, включающее ультрасонографическое, морфологическое и иммуногистохими-ческое исследование повышает точность диагностики и позволяет определить степень и течение жировой болезни печени.

3. Отсутствие синдрома цитолиза при неалкогольной жировой болезни печени не исключает наличия воспаления (стеатогепатита).

4. Пациентам с алкогольной болезнью печени рекомендуется полное воздержание от употребления алкоголя.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

1. Аль Нахари М.А. Особенности нутриционного статуса у больных алкогольной болезнью печени в форме стеатогепатита. / М.А.Аль Нахари, Л.И.Назаренко, К.Л.Райхельсон, Ю.Н.Петрова // Тез. докл. на IХ Межд. конгрессе «Парентеральное и энтеральное питание».- М, 2005.– С. 63.

2. Райхельсон К.Л. Формирование воспаления и фиброза при неалкогольной жировой болезни печени / К.Л.Райхельсон, М.А.Аль Нахари, Ю.Н.Петрова, Л.И.Назаренко, В.А.Крулевский // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Естественные науки. Спецвыпуск «Актуальные проблемы гастроэнтерологии».– 2006. – С.82 – 84.

3. Петрова Ю.Н. Показатели нутриционного статуса при жировой болезни печени / Ю.Н.Петрова, Л.И.Назаренко, К.Л.Райхельсон, М.А.Аль Нахари // Тез. докл. на IХ Межд. конгрессе «Парентеральное и энтеральное питание».- М., 2005.– С.63.

4. Петрова Ю.Н. Цитолитический синдром при стеатогепатите у больных с различными типами ожирения. Тез. докл. 7-го Славяно-Балтийского научного форума Санкт-Петербург-Гастро-2005 / Ю.Н.Петрова, К.Л.Райхельсон, Л.И.Назаренко, М.А.Аль Нахари // Гастроэнтерология Санкт-Петербурга.- СПб.- 2005.- № 1-2.– С. 110.

5. Петрова Ю.Н. Взаимосвязь выраженности стеатоза печени с развитием воспалительных и фибротических изменений при неалкогольной жировой болезни (НАЖБП). Тез. докл. 8-го Славяно-Балтийского научного форума Санкт-Петербург-Гастро-2006 / Ю.Н.Петрова, К.Л.Райхельсон, Л.И.Назаренко, М.А. Аль Нахари, В.А.Крулевский // Гастроэнтерология Санкт-Петербурга.- СПб.- 2006.- № 1-2.– С. 121.

6. Петрова Ю.Н. Особенности фактического рациона питания больных неалкогольной болезнью печени (НАЖБП) / Ю.Н.Петрова, К.Л.Райхельсон, Л.И.Назаренко, М.А. Аль Нахари // Тезисы докл. Х Межд. конгресса «Парентеральное и энтеральное питание».- М., 2006.– С. 76 – 77.

7. Петрова Ю.Н. Роль алиментарного фактора в прогрессировании неалкогольной болезни печени. / Ю.Н.Петрова, К.Л.Райхельсон, Л.И.Назаренко, М.А. Аль Нахари // Сб. тез. науч.-практ. конф. «Немедикаментозные методы терапии».– СПб.: Издательский дом СПбМАПО, 2006.– С. 147 – 148.

8. Петрова Ю.Н. Применение экстракта солянки холмовой в комплексном лечении больных стеатогепатитом / Ю.Н.Петрова, К.Л.Райхельсон, Л.И.Назаренко, М.А.Аль Нахари // Сб. тез. науч.-практ. конф. «Немедикаментозные методы терапии».– СПб.: Издательский дом СПбМАПО, 2006.– С. 139 – 140.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

АБП — алкогольная болезнь печени

АЛТ — аланин-аминотрансфераза

АСГ — алкогольный стеатогепатит

АСТ — аспартат-аминотрансфераза

ЖБП — жировая болезнь печени

ИГА — индекс гистологической активности

НАЖБП — неалкогольная жировая болезнь печени

НАСГ — неалкогольный стеатогепатит

ПОЛ — перекисное окисление липидов

УЗИ — ультразвуковое исследование

Bcl-2 — B-cell lymphoma protein-2 (протеин В-клеточной лимфомы-2)

TNF-R1 — Tumor Necrosis Factor Receptor-1 (рецептор 1 фактора некроза опухолей альфа)

TGF- — Transforming Growth Factor beta-1(трансформирующий фактор роста бета)

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»