WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

В дискурсивном анализе тексты изучаются с учетом условий их формирования и в связи с экстралингвистической деятельностью, то есть факторами, лежащими за пределами лингвистической реальности. Основными параметральными признаками понятия дискурс являются следующие характеристики:

– динамизм, процесс использования языка;

–детерминация изучаемого объекта экстралингвистическими факторами, условиями производства речи;

– историзм;

– тексты (письменные и устные) как результат речевой деятельности.

Специфику теории дискурса составляет ее повышенное внимание к психологической стороне речи, феномену непрозрачности смысла высказывания, невысказанному в тексте, проблеме субъекта в дискурсе, идеологизации [Кожина 2004].

Термин «дискурс», как он понимается в современной лингвистике, близок по смыслу понятию «текст», однако подчеркивает динамический характер языкового общения; в противоположность этому, текст мыслится преимущественно как статический объект, результат языковой деятельности.

Иногда «дискурс» понимается как включающий — в единстве — два компонента: и динамический процесс языковой деятельности, вписанный в ее социальный контекст, и ее результат, то есть текст; именно такое понимание, на наш взгляд, является предпочтительным.

Для определения статуса дискурса и его лингвистического анализа значимым является описание конкретного дискурса в рамках лингвопрагматической парадигмы. Для выполнения такой задачи становится необходимым перейти от определения какой или чей дискурс к ситуации для кого или для чего (дискурс).

Исследователи дискурса опираются на важнейшие понятия теории речевых актов: интенцию говорящего, пропозицию, категории субъекта речи (автора), объекта речи (адресата), иллокутивный, перлокутивный акт, коммуникативный контекст. В рамках теории речевых актов основное внимание уделяется исследованию экстралингвистических измерений дискурса, то есть интенциям говорящего, ценностным ориентациям, категориям субъекта речи (автора), объекта речи (адресата) и отношениям между ними, знаниям о мире, характеристикам коммуникативной ситуации.

В терминах юриспруденции лингвистическое понятие интенции трансформируется в понятие умысла и имеет большое значение для правильной квалификации правонарушения. Применительно к делам о защите чести и достоинства можно говорить об интенции снижения положительного образа истца со стороны ответчика.

Прагматический подход к интерпретации понятия «унижение чести» позволяет учитывать, с одной стороны, намерение автора текста, с другой — оценку интерпретации данного текста субъектом, посчитавшим себя униженным. В этом заключается преимущество прагматического подхода к тексту, способствующего адекватному пониманию конфликтогенного высказывания.

Прагматический и дискурсивный подходы различаются отношением исследователей к контексту. В теории речевых актов основной единицей анализа является прежде всего речевой акт, при этом контекст выполняет вспомогательную роль. Контекст как объяснительный фактор привлекается эпизодически для восполнения недостающей в тексте информации. «Как бы ни была велика роль анализа коммуникативного контекста, не вызывает никакого сомнения тот факт, что окончательное восприятие того или иного высказывания как вполне определенного речевого акта должно основываться на анализе самого высказывания» [Дейк ван 1989: 31]. В дискурсивном анализе смысл высказывания, напротив, определяется не из его внутренней структуры, а главным образом посредством привлечения широкого экстралингвистического контекста, что, на наш взгляд, расширяет возможности интерпретации понятия «унижение чести».

В главе 2 «Судебный дискурс: понятие, структура, функции» рассматриваются особенности научного направления юрислингвистики и судебного дискурса. Анализируются понятия «честь, достоинство, репутация, деловая репутация», описывается алгоритм интерпретации понятия «унижение чести» участниками судебного процесса.

Юридизация языка понимается нами как онтологический процесс, обусловленный внеязыковыми, общенаучными и собственно лингвистическими факторами. Высокая социальная значимость юридического функционирования языка определяет активный социальный заказ на его исследование. Исследования юристов касаются проблем языковой политики, лингвистической экспертизы законопроектов, юридической техники, толкования норм права, языка и стиля процессуальных документов, судебной лингвистики. Большой интерес для лингвистов представляют работы правоведов, посвященные вопросам о природе языка (А.С.Александров, С.С.Алексеев, Н.А.Любимов).

Естественный язык является органической частью правовой коммуникации, ее структурной составляющей. В правовой коммуникации знаки естественного языка могут наполняться другим содержанием, что является отличительной особенностью юрислингвистической коммуникации. Сложность функционирования естественного языка в языке права обусловлена дихотомией однозначность, формальность (закона) — валентность, гибкость (языкового знака).

Унижение в праве — это комплексная категория, находящая отражение в понятиях чести, достоинства и деловой репутации.

В русском языке данные лексемы традиционно носят морально-этическую трактовку. Честь — достойные уважения и гордости моральные качества и этические принципы личности, достоинство — совокупность высоких моральных качеств, а также уважение этих качеств в самом себе, репутация — приобретенная общественная оценка, создавшееся общее мнение о качествах, достоинствах и недостатках кого-чего-н.

В юриспруденции данные понятия являются прежде всего общественно значимыми категориями. В праве отличительными признаками данных понятий являются элементы «оценка личности», «отражение качеств личности в общественном сознании».

Достоинство — понятие более субъективное, чем честь. Если достоинство личности определяется прежде всего ее собственным сознанием, носит субъективную окраску, то честь — это в первую очередь объективная, общественная оценка личности, характеризующая неопороченную репутацию человека в обществе. Деловая репутация — более узкое понятие, чем честь, означающее отражение деловых либо профессиональных качеств лица в общественном сознании. Соотношение понятий честь, достоинство, деловая репутация носит взаимодополняющий и даже взаимопроникающий характер.

Понятия чести, достоинства и деловой репутации можно рассматривать в двух аспектах: как логико-философские понятия (юридическое толкование) и как морально-этические категории (культурологическая трактовка понятия).

Для актуализации у пострадавшего права на иск о защите чести, достоинства и деловой репутации необходимо наличие таких составляющих ситуации, как распространение недостоверных сведений, направленность сведений на конкретного адресата, утвердительный, фактуальный, порочащий характер сведений. Данные составляющие следует рассматривать как признаки понятий чести, достоинства и деловой репутации.

Интерпретация понятий чести, достоинства, деловой репутации есть привнесение смысла каждым участником судебного процесса.

Интерпретация конфликтогенного текста всеми участниками судебного процесса может быть описана нами обобщенно в виде алгоритма из пяти шагов:

  1. Извлечение из текста конфликтогенных единиц.
  2. Аппликация правовой нормы на ситуацию унижения.
  3. Учет экстралингвистических характеристик ситуации.
  4. Интенсификация/ ослабление субъективно-интерпретационной деятельности.
  5. Смыслопостроение.

На первом этапе интерпретатор выделяет сведения, содержащие, по его представлениям, признак унизительности. Второй этап предполагает соотнесение ситуации унижения с конкретной правовой нормой. На этом этапе происходит идентификация личности пострадавшего в тексте, определяется истинность/ ложность высказывания, устанавливается порочащий характер сведений, соотносится фактуальная и оценочная составляющие высказывания, устанавливается утвердительная или предположительная формы подачи сведений. Это наиболее трудоемкий этап, требующий от интерпретатора специальных знаний. На третьем этапе интерпретатор «погружает» текст в ситуацию, что предполагает изучение внелингвистических факторов: целевых установок автора, особенностей психологии пострадавшего, аксиологического уровня восприятия, социального статуса участника конфликта, степени и способа распространения сведений, общественно-исторического контекста, идеологических установок коммуникантов, случайности/ неслучайности возникшего конфликта и др. Четвертый этап становится возможным, если учитываются показатели третьего. Учет экстралингвистических факторов усиливает субъективно-интерпретативную деятельность, что приводит к наращиванию смыслов конфликтогенного высказывания. Пятый, заключительный этап означает смыслопорождение, которое является результатом либо сужения объема толкуемого понятия либо его расширения, либо сохранения первоначального объема значения.

В главе 3 «Дискурсивный анализ судебных документов» на материале конфликтогенных текстов, вовлеченных в юридическую практику, апробируется идея об интерпретации, обусловленной дискурсивными параметрами самой конфликтогенной ситуации. Позиции сторон анализируются в связи с такими документами, как исковое заявление, возражение на иск (встречный иск), экспертное заключение и решение суда. Описываются особенности алгоритма интерпретации конфликтогенных текстов со стороны истца, ответчика, эксперта и судьи.

Чаще всего объектами судебных разбирательств по делам о защите чести и достоинства являются известные в обществе личности (55%). Такой экстралингвистический параметр, как публичность лица, придает слову особое свойство — напряженность. На наш взгляд, напряженность слова — это особое состояние слова, при котором активизируется его потенциальная конфликтогенность.

В интерпретации истца понятие «унижение чести» представляет собой сложное образование, в содержание которого входят такие составляющие, как обвинение в нарушении законов (35,2%), умаление личностных качеств лица (26,3%), принижение профессиональных характеристик истца (24,5%), осуждение идейных установок лица (11%), сниженное именование истца (3%).

Стандартными обвинениями государственных служащих являются утверждения о махинациях, взяточничестве, нецелевом расходовании бюджетных средств, использовании служебного положения.

Во многих случаях притязания истцов остаются не удовлетворенными судом (42%), что свидетельствует о глубоком расхождении в понимании участниками процесса содержания рассматриваемого понятия.

Заключение об изменении объема исходного понятия «унижение чести» выносится нами на основании сопоставительного анализа количества спорных высказываний, содержащихся в просительной части искового заявления и резолютивной части решения суда.

Механизм интерпретационной деятельности истца исследуется нами на основе мотивировочной и просительной частей искового заявления. Интерпретация ответчика вычленяется нами из аргументов и доводов возражения на иск. Алгоритм интерпретационных процессов со стороны специалиста-эксперта выявляется на основании исследовательской части заключения эксперта. Процедура анализа интерпретационных механизмов судьи соотносится с мотивировочной и резолютивной частями судебного решения.

Наличие разных подходов к интерпретации понятия «унижение чести» в рамках одного судебного процесса позволяет говорить о множественности интерпретаций. Интерпретация каждого участника процесса отмечается направленностью на различные стороны понимания: эмоции, факт, социальную детерминанту, научный аргумент. Например, интерпретируя фразу Результат, конечно, ошеломляющий: только за один год из трех лет работы в карманах смекалистых предпринимателей-газовиков осело около 150 млн. рублей, истец исходит из эмоционально-психологического восприятия информации (превышен допустимый порог, составляющий тайну его профессиональной деятельности), а также социального понимания (оценка руководителей предприятия отразилась в общественном сознании). Интерпретация судьи ориентирована на факт, т.е. выявление соответствия действительности сведений, утверждающих о сокрытии денежных средств руководителями предприятия. Интерпретация ответчика-журналиста соотносится с социальной значимостью вопроса (150 млн. рублей не поступило в бюджет области). Целью интерпретации эксперта является направленность на научное объяснение: он устанавливает факт направленности высказывания на истца, а также утвердительный, порочащий характер распространенных сведений.

Различия в интерпретации понятия «унижение чести» участниками судебного процесса обусловлены главным образом природой их языкового сознания; истец является носителем обыденного сознания, ответчик (журналист), эксперт и судья — представителями профессионального сознания.

Инициатором процессов о защите чести и достоинства личности обычно выступает человек с обыденным сознанием. Толкование истцом спорного высказывания останавливается на первой ступени понимания, связанного с оценкой социального ущерба, нанесенного публикацией. Обыденное сознание не способно подняться на более высокую ступень — оценить социальную значимость высказывания. В данном случае понимание унижения истцом носит ярко выраженный индивидуальный характер, поскольку осуществляется в отрыве от широкого социального контекста ситуации, в то время как профессиональное сознание ответчика-журналиста и судьи проецирует конфликтный текст на социальный контекст, что соотносится со второй ступенью понимания, включающего учет социальной значимости конфликтной ситуации.

Особенности восприятии понятия «унижение чести» следует соотносить с разнонаправленностью векторов интерпретации по отношению к тексту: для обыденного сознания исходным пунктом интерпретации является субъект с его психологизмом, для профессионального сознания — социальная составляющая значения. Как психологический, так и социальный фактор являются дискурсивными, то есть внелингвистическими характеристиками. Столкновение их в одной точке — тексте — вызывает конфликт интерпретаций в пределах обыденного и профессионального сознания.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»