WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Веселовский Дмитрий Павлович

Взаимосвязь психологических характеристик личности и группы с обыденными представлениями

об инкорпоративности

Специальность: 19.00.05 социальная психология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации  на соискание ученой степени
кандидата психологических наук

Москва 2012

Работа выполнена на кафедре социальной и этнической психологии Негосударственного некоммерческого образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московский гуманитарный университет»

Научный руководитель:

доктор психологических наук, профессор Лебедев Александр Николаевич

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор Асеев Владимир Георгиевич, 

профессор  кафедры акмеологии и психологии профессиональной деятельности ФГБОУ ВПО «Российская академия народного хозяйства

и государственной службы

при Президенте РФ»

кандидат психологических наук, доцент Изюмова Ирина Вячеславовна,

доцент  кафедры 501 производственного менеджмента  и маркетинга  ФГБОУ ВПО «Московский авиационный институт (национальный исследовательский университет)»

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Российский университет дружбы народов»

Защита диссертации состоится  22 мая 2012г. в 15.00 час. на заседании диссертационного совета Д 521.004.05 при ННОУ ВПО  «Московский гуманитарный университет» по адресу: 111395,  г. Москва, ул. Юности, 5/1, корпус 3, ауд. 511.

С диссертацией можно ознакомиться в  библиотеке ННОУ ВПО «Московский гуманитарный университет».

Автореферат разослан  « » апреля 2012г.

Ученый секретарь

диссертационного совета         Е.В. Гурова

  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В настоящее время в России происходят сложные социально-экономические и социально-психологические процессы, связанные с укоренением и широким распространением рыночных экономических ценностей на все уровни российского общества, что определяет пути его (общества) дальнейшего развития. В рамках этих отношений человек выступает представителем различных социальных групп, занимает в них определенное место, конкурирует с другими участниками за влияние и статус в группе. В связи с этим крайне актуальными являются исследования в области социальной психологии корпоративных (групповых) интересов, изучение личности в группе, явлений перехода людей из одних групп в другие, готовность или неготовность групп  включать в свой состав новых членов и т.д.

Термин «инкорпоративность группы» впервые был обоснован как научное понятие на Вторых Международных научных Ломовских чтениях в Москве в январе 1994 г. По мнению авторов, он характеризует «способность социальной группы включать в свой состав (инкорпорировать) новых участников и предоставлять им равные права с остальными членами группы, вошедшими в нее ранее». Если группа имеет низкий уровень инкорпоративности, то новый человек не получит равных прав и возможностей с остальными членами группы, ее «резидентами». Если уровень инкорпоративности высокий, то новый участник группы может получить равные права и даже стать ее лидером или руководителем, если имеет для этого все необходимые объективные основания.

Данная социально-психологическая характеристика изучалась в социальной психологии крайне мало. Ранее не проводился детальный сравнительный анализ различных социальных групп с акцентом на их инкорпоративность. Тем не менее, этот феномен крайне важен для понимания механизмов групповой динамики.

Прежде всего, анализу должны быть подвергнуты обыденные представления людей об инкорпоративности своей и других социальных групп, например, своей рабочей группы, семьи, группы общения, а в перспективе также – населения городов и стран. Поэтому данная проблема является сегодня крайне актуальной для фундаментальной и прикладной социальной психологии, для психологии организации, психологии труда, этнической психологии, психологии культуры и других отраслей психологии. Также решение данной научной проблемы актуально для практики, для решения практических проблем адаптации работника, развития организации, проблемы миграции населения и др.

Объектом исследования выступили представители разных социальных групп (студенты, сотрудники банка, военнослужащие) с высшим, неоконченным высшим, средним специальным и средним образованием. Общее число участников исследования составило 567 человек (311 женщин и 256 мужчин) в возрасте от 17 до 61 года.

Предметом исследования являются взаимосвязи между психологическими характеристиками группы и личности и обыденными представлениями об инкорпоративности.

Цель исследования состоит в анализе взаимосвязей психологических характеристик личности и группы с обыденными представлениями об инкорпоративности. Для решения поставленной цели исследования был сформулирован ряд задач.

Задачи исследования:

  1. Провести теоретический анализ понятия инкорпоративности и представлений об этом понятии.
  2. Разработать модель инкорпоративности и определить ее составляющие.
  3. Разработать адекватный, надежный и валидный  инструментарий для измерения представлений об инкорпоративности разных социальных групп, как больших, так и малых.
  4. Провести сравнительный анализ обыденных представлений об инкорпоративности в разных социальных группах.
  5. Выявить и описать связь представлений об инкорпоративности групп с теми характеристиками, которые приписываются их участникам.
  6. Выявить и описать связь представлений об инкорпоративности с социально-психологическими характеристиками группы (социально-психологическим климатом и уровнем развития группы).
  7. Выявить и описать связь представлений об инкорпоративности с индивидуально-психологическими характеристиками респондентов.

Общей  гипотезой  исследования  стало  предположение  о  том, что существует взаимосвязь психологических характеристик группы и личности с обыденными представлениями об инкорпоративности.

Также были сформулированы частные гипотезы:

  1. Существуют значимые различия в оценке инкорпоративности реальных групп (тех групп, в которых человек непосредственно осуществляет свое общение и взаимодействие с другими людьми) и условных групп (будь то профессиональное или этническое сообщество).
  2. Существует связь представлений об инкорпоративности групп с коммуникативными характеристиками, которые приписываются их участникам.
  3. Существует связь представлений об инкорпоративности с социально-психологическими характеристиками группы (социально-психологическим климатом и уровнем развития группы).
  4. Существует связь представлений об инкорпоративности с индивидуально-психологическими характеристиками респондентов: выше оценивают инкорпоративность респонденты с более высоким адаптивным потенциалом (коммуникативные способности и интеллект).

Теоретико-методологическую основу исследования составили: принцип системного подхода в психологии; теоретические работы, посвященные взаимодействию личности и группы и личности в группах, включающие: 1) исследования социально-психологической адаптации (А.Л. Журавлев, А.С. Горбатенко, А.А. Налчаджян и др.); 2) теории психологических отношений (А.Ф. Лазурский, В.Н. Мясищев, Б.Ф. Ломов, В.П. Позняков и др.); 3) теории социальной идентичности (Г. Тэджфелл, Д. Тернер); 4) работы, посвященные изучению группообразования (А.Л. Журавлев, Б.Ф. Поршнев, Р. Морленд, Дж. Ливайн); 5) исследования социально-психологических характеристик групп (А.Л. Журавлев, В.Н. Дружинин, Р.С. Немов, Б.Д. Парыгин, Е. Богардус и др.); 6) исследования организационных особенностей групп (А.А. Грачев, Т.Ю. Базаров, С.А. Липатов и др.); 7) теоретические работы, посвященные изучению открытых и закрытых систем (А. Бергсон, Л. Берталанфи, В. Сатир, В.И. Рюттингер др.), раскрывающие современные представления об инкорпоративности и ее структурных компонентах.

Методы исследования. Для достижения поставленной цели, решения задач и проверки гипотез  были использованы:

  1. Теоретико-аналитические и обобщающие методы (теоретическое изучение проблемы).
  2. Качественные и количественные и интерпретационные методы.
  3. Методы сбора эмпирических данных.

В целях исследования психологических особенностей личности использовались Опросник «16 личностных факторов» Р. Кеттела (№ 187) (Практикум по психодиагностике, 2002), Экспресс-опросник "Индекс толерантности" (Г.У. Солдатова, Л.А. Шайгерова, Т.Ю. Прокофьева, О.А. Кравцова, 2008), Шкала базовых убеждений Р. Янов-Бульман в адаптации О.А. Кравцовой (Г.У. Солдатова, Л.А. Шайгерова, Т.Ю. Прокофьева, О.А. Кравцова, 2008).

В целях исследования достоверности разработанной методики использовалась шкала «Открытость» Самооценочного опросника Немова Р.С. «Социально-психологическая самоаттестация группы как коллектива» (СПСК) (Р.С. Немов, 2008).

В целях исследования социально-психологических характеристик групп использовались Самооценочный опросник Немова Р.С. «Социально-психологическая самоаттестация группы как коллектива» (СПСК) (Р.С. Немов, 2008), Методика Климат (модифицированный вариант методики Б.Д. Парыгина) (Е.И. Рогов, 1999), Методика «Семантический дифференциал», Диагностический тест отношений Г.У. Солдатовой (Г.У. Солдатова, Л.А. Шайгерова, Т.Ю. Прокофьева, О.А. Кравцова, 2008).

В целях исследования изучаемого явления представлений об инкорпоративности групп использовалась авторская методика Веселовского Д.П. и Лебедева А.Н. «Оценка инкорпоративности социальной группы».

Основные научные результаты, полученные лично автором, и их научная новизна заключаются в самом концептуальном подходе к исследованию представлений об инкорпоративности, который учитывает специфику изучаемого явления и отражает объективные связи с психологическими характеристиками как группы, так и личности.

В результате эмпирического исследования на основе предложенного в работе определения инкорпоративности конкретизирована её модель.

Проведено сопоставление обыденных представлений об инкорпоративности как «реальных» («рабочая группа», семья, группа общения), так и «условных» («профессиональное сообщество», «российский народ», «американский народ») социальных групп у трех групп респондентов, которые отличаются родом деятельности.

Рассмотрены различия в уровне выраженности исследуемого признака как между группами респондентов, так и между оцениваемыми группами. Полученные результаты сопоставлены с экспертными оценками.

В диссертационном исследовании рассмотрены и проанализированы взаимосвязи:

- представлений об инкорпоративности с социально-психологическими характеристиками группы;

- представлений об инкорпоративности с индивидуально-психологическими характеристиками респондентов, отражающие готовность проявлять инкорпоративность в соответствии со своими особенностями;

- представлений об инкорпоративности групп с теми характеристиками, которые приписываются их участникам.

Разработана авторская методика  «Оценка инкорпоративности социальной группы.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что автор обогатил научное представление об инкорпоративности и ее взаимосвязях с психологическими характеристиками как группы, так и личности, что нашло  отражение в разработанной им модели инкорпоративности.

Инкорпоративность социальной группы  - относительно новое понятие для социальной психологии. Оно применимо к любой социальной группе (семья, коллектив, организация, корпорация, компания, население города, население страны, нация, этнос и пр.). Однако, феномен, обозначаемый данным термином, в предметном поле социальной психологии практически не был исследован, не было определено, какие компоненты входят в это явление.

Введенная и обоснованная в данной работе  модель инкорпоративности, в отличие от традиционных подходов  к изучению взаимодействия личности и группы, акцентирующих внимание на особенностях нового участника, позволяет поставить в центр анализа именно обыденные представления об особенностях социальных групп, которые способствуют или, напротив, препятствует инкорпорированию нового человека.

Таким образом, изучение обыденных представлений об  инкорпоративности видится достаточно перспективным в контексте процесса группообразования.

Практическая значимость. Результаты исследования будут актуальны для фундаментальной и прикладной социальной психологии, для психологии организации, психологии труда, этнической психологии, психологии культуры и других отраслей психологии.

Также результаты данной работы применимы для решения практических проблем адаптации, развития организации, проблемы миграции народов и др. Материалы диссертационного исследования могут быть использованы в учебно-образовательном процессе при чтении ряда курсов по социальной психологии.

Достоверность и обоснованность результатов и выводов проведенного эмпирического исследования обеспечена предварительным теоретическим анализом литературных данных по проблеме; репрезентативностью групп респондентов; применением адекватным задачам исследования психологических методов; соблюдением требований к валидности и надежности используемых методик исследования; использованием современных математико-статистических методов обработки и анализа данных; применением адекватных критериев оценки достоверности полученных результатов; высокой согласованностью и непротиворечивостью полученных результатов исследования

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. На основании теоретического и эмпирического анализа разработана и обоснована модель инкорпоративности. В соответствии с ней инкорпоративность включает в себя следующие структурные компоненты: готовность группы включать новых людей; положительное отношение к новому человеку; готовность группы оказывать помощь новичку; возможность, которую предоставляет группа новичку, чтобы он мог проявить себя.
  2. Разработанная  методика  «Оценка инкорпоративности социальной группы» позволяет измерять представления людей об инкорпоративности социальных групп. Доказанная надежность и валидность методики, позволяет использовать данный опросник в качестве психодиагностического средства для практической и исследовательской деятельности.
  3. Обыденные представления об инкорпоративности связаны с социально-психологическими характеристиками группы. Высокий уровень инкорпоративности имеют  группы с  благоприятным социально-психологическим климатом и высоким уровнем развития. При этом основным условием высокой инкорпоративности выступают  а) способность членов группы идти на контакт (доброжелательность, дружелюбие, оптимизм), б) участие (отзывчивость, заботливость), в) ответственность (добросовестность, последовательность, честность).
  4. Оценка инкорпоративности «реальных групп», тех групп, в которых человек непосредственно осуществляет свое общение и взаимодействие с другими людьми, тех групп, в которых происходит социализация человека, оценивается респондентами выше, чем инкорпоративность «условных групп» (будь то профессиональное или этническое сообщество). Это может свидетельствовать о высокой ценности инкорпоративности для респондентов. Об этом же говорит и тот факт, что наиболее высоко среди «реальных групп» оценивается инкорпоративность семьи, которая традиционно является наиболее значимой группой для людей.
  5. Обыденные представления об инкорпоративности связаны с индивидуально-психологическими характеристиками респондентов и отражают готовность проявлять инкорпоративность в соответствии со своими особенностями. Высоко оценивают общую инкорпоративность всех групп респонденты с высоким уровнем социальной адаптивности (высокий интеллект, выраженные коммуникативные способности).

Апробация и внедрение результатов работы. Основные идеи, положения, результаты и выводы исследования отражены в публикациях автора, 3 из которых опубликованы в изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации и докладывались на научных конференциях аспирантов и докторантов в ННОУ ВПО «Московский  гуманитарный университет» (2009, 2010, 2011 гг.), на аспирантском семинаре  в ФГБУН « Институт психологии РАН» (2008г.). Материалы и результаты работы используются в образовательном процессе ФГОБУ ВПО «Финансовый университет при правительстве Российской Федерации» и консультационной деятельности НОУ «Институт психогенетики».

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованной литературы, приложения.

  1. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, определяются цель, объект, предмет, задачи и гипотезы исследования, раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, перечисляются методы исследования, формулируются положения, выносимые на защиту, даются сведения об апробации полученных результатов.

В первой главе «Проблема инкорпоративности социальной группы в социальной психологии»  рассматривается проблема инкорпоративности в социальной психологии и смежных дисциплинах.

Дается трактовка понятия инкорпоративности (А.Н. Лебедев, 1994), разбирается близкое к инкорпоративности понятие «корпоративность» (Э. Гидденс, 2005; Н.И. Черноскутов, 2001; Л.Е. Гринин, 2005). В рамках теоретического анализа было установлено, что наиболее широко процесс взаимодействия нового человека и группы изучается в рамках проблемы социально-психологической адаптации (Г.М. Андреева, 2006; А.Л. Журавлев, 2006; Г.В. Залевский, 2007; В.В. Гриценко, 2005). При этом, как отмечает А.С. Горбатенко, исследователи незаслуженно считают несущественными особенности групп различного типа, включающих новичка, акцентируя внимание на особенностях нового индивида (А.С. Горбатенко, 1982). Заявленный в 1982 году тезис не претерпел значительных изменений и на сегодняшний день (А.Л. Журавлев 2006; В.В. Гриценко, 2005; О.Г. Посыпанов, 2006; И.А. Красильников, В.В. Константинов, 2009; А.А. Налчаджян, 1989). В частности, понятие адаптирующей способности группы не имеет четкого определения и не операционализировано на сегодняшний день. Остается не проясненным вопрос о том, что авторы в него вкладывают (А.С. Горбатенко, 1982; В.В. Гриценко, 2005).

Отчасти данная проблема решалась в социальной психологии при введении понятия открытости той или иной группы (Р.С. Немов, 2008; В.Н. Дружинин, 2001; А.Л. Журавлев, 2006) и социальной дистанции  (Е. Богардус). Открытость как характеристика группы в социальной психологии определяется в общем виде, как «отношение членов группы к другим группам или к новым участникам своей группы» (Р.С. Немов, 2008, с. 390),  и, очевидно, не отражает всей специфики тех процессов, которые происходят в группе при принятии нового человека. В этом контексте существует разделение групп на открытые и закрытые (А.Л. Журавлев, 2001; В.Н. Дружинин, 2001). Такое же разделение существует и при рассмотрении открытости в более широком междисциплинарном контексте, в рамках которого все общественные системы делятся на открытые и закрытые, описывая процессы взаимодействия человека и группы (Л. Берталанффи, 1962; В. Сатир, 1992; В. Рюттингер, 1992; Г.В. Залевский, 2007; Э.Г. Эйдемиллер, В. Юстицкис, 2009). Очевидно, что характеристика открытости социальной группы и разделение групп и систем только лишь на открытые и закрытые не отражает всей специфики тех процессов, которые происходят в группе при принятии нового человека. То же касается и социальной дистанции. В связи с этим операционализация понятия инкорпоративности и представлений о нем дает возможность глубже проанализировать данное явление.

Об этом же свидетельствует изучение других социально-психологических характеристик групп, например, характеристик социально-психологического климата в группе (Р.Л. Кричевский, Е.М. Дубовская, 2009; Б.Д. Парыгин, 1999; Р.С. Немов, 2008). Установление возможных взаимосвязей могло бы прояснить особенности функционирования социальных групп и взаимодействия человека и группы. Другим примером может быть уровень развития группы (Л.И. Уманский, 1975; А.В. Петровский, 1982; J.M. Levine, R.L. Moreland, 2006). Отечественные авторы рассматривали этот процесс через призму коллективообразования (А.Л. Журавлев, В.А. Соснин, М.А. Красников, 2006; В.П. Позняков, 1992; Т.Ю. Базаров,  Е.А. Аксенова, 1998).

Анализ современного состояния изучения проблем открытости и адаптации включает вопрос и рассмотрение психологических отношений человека и группы. В отечественной психологии идею отношения разрабатывали: А.Ф. Лазурский, В.Н. Мясищев, Б.Ф. Ломов, В.П. Позняков и И.Р. Сушков, обращались к изучению этого явления в своих работах и Е.В. Шорохова, Г.М. Андреева, Н.Н. Обозов, Е.В. Левченко. В рамках теорий психологических отношений на сегодняшний день принято рассматривать как психологические отношения конкретных личностей, так и отношения групп в целом к тем или иным объектам и явлениям окружающего мира, к другим людям (В.П. Позняков, 2009).

Проблема инкорпоративности социальных групп также достаточно близка к механизму интеграции, изучаемому в рамках теорий межгрупповых отношений (Б.Ф. Поршнев, 1979; Г.М. Андреева, 2006; R.S. Baron, N.L. Kerr, 2003; L.R. Frey, 2002). Инкорпоративность – это тоже отчасти интеграция, проявляющаяся не в объединении отдельно взятых групп, а во включении новых представителей в уже существующую группу. В рамках данного направления особое внимание уделяется изучению толерантности  (Г. Олпорт, 2003; Г.У. Солдатова, Л.А. Шайгерова, Т.Ю. Прокофьева, О.А. Кравцова, 2008).

При том,  что изложено выше, очевидным остается факт, который был сформулирован У. Томасом: «если люди воспринимают некоторую ситуацию в качестве реальной, то она будет реальной и по своим последствиям»  (Л.Г. Ионин, 1996, с. 66). Данный тезис был впоследствии развит Р. Мертоном и касался самодостаточности пророчества. Самодостаточность пророчества – это «степень вклада, вносимого людьми в создание таких жизненных обстоятельств, которые подтвердят их ранее существовавшие гипотезы об окружающем мире» (Г.М. Андреева, 2004, с.34). Видимо, как раз с этим связано то, что при изучении взаимодействия личности и группы на первый план выходят именно личностные и социально-психологические характеристики человека (Д.И. Ушаков, 2010; О.В. Лунева, 2006; М. Кетс Де Врис, 2008; С. Stangor, 2004). В этом контексте необходимо рассматривать инкорпоративность с позиций обыденных представлений людей об этой характеристике группы. Тем более, что измерение объективного уровня инкорпоративности группы предполагает использование социологического инструментария. Если его применение такого для малых социальных групп представляется вполне рациональным и оправданным, то при исследовании инкорпоративности больших социальных групп неминуемо возникнут сложности как с измерением, так и с достоверностью полученных результатов.

Обыденные представления – это более широкое понятие, нежели социальные представления. Они могут возникать относительного любого явления окружающей действительности, в частности и об инкорпоративности той или иной социальной группы. В отличие от социальных представлений, они имеют не групповую, а индивидуальную природу (Т.П. Емельянова, 2001). В связи с вышесказанным представляется логичным говорить именно об обыденных представлениях людей об инкорпоративности. Данный тезис, очевидно, предполагает включение в круг изучаемых вопросов не только групповых социально-психологических характеристик, но и тех психологических характеристик личности, которые могут быть связаны с представлениями об инкорпоративности той или иной социальной группы. Примером тому может быть изучение взаимосвязей с личностными факторами и убеждениями.

В результате теоретического анализа изучаемого явления была сформулирована предварительная модель инкорпоративности и выделены компоненты, ее составляющие.

Первым из них являются те групповые характеристики открытости группы, которые отражают способность группы включать новых людей, быть по отношению к ним открытой структурой, насколько она готова устанавливать с ним контакт.

Вторым компонентом являются условия для самоактуализации нового человека. А именно то, насколько группа, включая в свой состав нового человека, готова предоставить ему возможность проявить себя, наряду с ее резидентами, участвовать в ее жизнедеятельности, обеспечивая необходимыми правами и ресурсами.

Оба этих компонента взаимосвязаны, взаимообусловлены и логично входят в заявленное в данной работе определение понятия инкорпоративности.

Таким образом, на основании представленной модели инкорпоративности представления о ней могут быть обусловлены рядом факторов: групповыми (социально-психологический климат, уровень развития, характеристики групп и ее представителей) и индивидуально-психологическими (личностные характеристики респондентов и их убеждения). Существенное влияние также могут оказывать и институциональные факторы (тип организации, сфера деятельности и др.). 

Во второй главе «Результаты разработки авторской методики «Оценка инкорпоративности социальной группы» дается детальное описание программы эмпирического исследования и его основных этапов, описываются методы сбора и обработки эмпирических данных, дается обоснование выборки. Основное исследование было проведено с декабря 2009 года по декабрь 2010 года.

В первую очередь в процессе исследования был поставлен  вопрос о внутренней валидности опросника. Критерием оценки согласованности опросника служили ранговый коэффициент корреляции Спирмена и факторный анализ. Ретестовая надежность шкал опросника определялась путем расчета коэффициента корреляции Спирмена между данными двух опросов, проведенных с интервалом в месяц (r=0,933). Таким образом, имеются основания для вывода о том, что такой конструкт, как инкорпоративность социальной группы, достаточно устойчив во времени.

Критерием одномоментной надежности служил коэффициент Кронбаха (). Проведенный анализ показал достаточно высокую консистентность шкал окончательной версии опросника, включающей 17 вопросов. Чем выше данный показатель, тем выше участник оценивает инкорпоративность той или иной группы.

Дополнительный корреляционный анализ, проведенный в соответствии с теоретической моделью, представленной в данной работе, показал, что вопросы могут быть распределены по 4 шкалам по величине коэффициентов корреляции (ввиду того, что во всех случаях выявленные взаимосвязи являются значимыми, т.е. каждый вопрос коррелирует на значимом уровне с любой из шкал). Кроме того, правомерность разделения вопросов именно по этим шкалам подтверждается и корреляциями суммарных показателей шкал с суммой измеряемого в данной работе свойства группы (инкорпоративности) и подтвердило предположение о том, что все вопросы направлены на измерение одного свойства группы, а именно – инкорпоративности.

Таким образом, авторская методика «Оценка инкорпоративности социальной группы»  представляет собой опросник с высокими показателями внешней и внутренней валидности, высоким показателем надежности, что проверялось целым рядом статистических процедур. Содержание вопросов включает такие характеристики группы, как «отсутствие психологических барьеров при включении в состав группы новых членов», «отношение к идеям новых членов группы», «возможность новичка получить информацию от членов группы», «внимание к новому человеку», «умение прощать ошибки новым членам группы», «предоставление равных прав новым членам группы», «предоставление новым членам группы необходимых им материальных ресурсов», «характер общения с новыми членами группы», «возможность взять ответственность за нового члена группы» и другие. Отмечается, что для приведенного опросника справедливо как критериальное, так и факторное решение.

Результаты эмпирического исследования конкретизировали модель инкорпоративности.

В третьей главе «Результаты и анализ эмпирического исследования особенностей представлений об инкорпоративности в разных социальных группах» рассматриваются особенности представлений об инкорпоративности социальных групп у респондентов.

По мнению студентов, их «рабочие группы» обладают средним уровнем инкорпоративности. Они способны включать в свой состав новых людей и оказывать необходимую помощь. Отношение к новому человеку – нейтральное. Новичок в такой группе может получить возможность для того, чтобы проявить себя. При этом все эти характеристики демонстрируются и проявляются время от времени. Идентичны и представления о профессиональном сообществе.

Группы общения и семьи характеризуются студентами как довольно доброжелательные в отношении новых людей, в этих группах новичку нередко оказывается необходимая помощь для того, чтобы он почувствовал себя своим. При этом готовность групп включать новых людей и предоставлять им равные с резидентами права для проявления своих сильных сторон оцениваются как довольно средние.

Оценка инкорпоративности студентами двух аут-групп довольно низкая. По их мнению, отношение к новому человеку в этих группах негативное, резиденты этих групп неохотно оказывают новичкам помощь и не предоставляют необходимых возможностей для того, чтобы проявить себя. При этом  банковские служащие, по мнению студентов, с большей готовностью включают новых людей.

По мнению студентов, российский народ характеризуется неготовностью включать новых людей и оказывать им помощь. Отношение к новичкам недоброжелательное. Возможности проявить себя новичка в данной группе довольно низкие. Американцы, в отличие от россиян, воспринимаются студентами как более инкорпоративная группа, которая в большей степени способна включать новых людей, быть доброжелательной по отношению к ним и предоставлять больше возможностей для того, чтобы проявить себя.

Военнослужащие характеризуют свои «рабочие группы» и профессиональное сообщество в целом как среднеинкорпоративные. Данные группы, по их мнению, способны включать новых людей, предоставляя им необходимую помощь. Возможность новичка проявить себя в данной группе оценивается как довольно низкая. Отношение к новому человеку нейтральное.

Идентичная картина наблюдается и в оценке военнослужащими группы общения. С той лишь разницей, что данная группа более открыта для новых людей.  Семьи, по мнению военнослужащих, более инкорпоративны, чем предыдущие группы. В них более доброжелательное и внимательное отношение к новым людям и больше возможностей проявить себя. При этом готовность включать новых людей схожа с группой общения.

Оценка военнослужащими структурных компонентов инкорпоративности студенческих групп выше, нежели банковских. Студенты  характеризуются как группа в большей степени открытая, доброжелательная и готовая оказать помощь новым людям. При этом возможность новичка проявить себя в данных группах в обоих случаях оценивается как довольно низкая.

В отличие от студентов, «российский народ», по мнению военнослужащих, более инкорпоративен, нежели американский. В большей степени это касается готовности включать в свой состав новых людей. При этом отношение к новичкам в обеих группах скорее отрицательное.

Банковские служащие оценивают свои «рабочие группы» как довольно открытые, доброжелательные по отношению к новым людям и оказывающие им всю необходимую помощь. По их мнению, у новичка будут достаточно широкие возможности для того, чтобы реализовать свой потенциал. Несколько ниже (при этом выше среднего уровня) оценивается выраженность структурных компонентов инкорпоративности профессионального сообщества.

Выраженность структурных компонентов инкорпоративности семьи и группы общения, по мнению банковских служащих, также высокая. Эти группы характеризуются доброжелательным отношением к новым людям, способны оказать им необходимую помощь. Также они довольно открыты для новичков и легко предоставляют им возможности для того, чтобы проявить себя.

Банковские служащие считают, что студенты, в отличие от военнослужащих, гораздо более открыты, доброжелательны для новых людей. Они способны оказать необходимую помощь и предоставить возможность проявить себя. По мнению банковских служащих, в группах военнослужащих у новичка не будет возможности реализовать свой потенциал и получить необходимую помощь. Также новые люди не могут рассчитывать в этих группах на хорошее отношение со стороны резидентов.

Структурные компоненты инкорпоративности российского и американского народов примерно идентичны и находятся на среднем уровне. С той лишь разницей, что американцы, по мнению банковских служащих, более доброжелательно относятся к новым людям и предоставляют больше возможностей для самореализации.

При анализе различий в уровне признака (обыденных представлений об инкорпоративности социальных групп) было установлено, что банковские служащие оценивают инкорпоративность своей «рабочей» группы и «профессионального сообщества» выше, чем студенты и военнослужащие. Более высокие представления банковских служащих об инкорпоративности своих рабочих групп могут быть связаны с организационными факторами, и в частности с реализуемой в этих банках организационной культурой.

Наиболее высоко инкорпоративность военнослужащих оценивается самими военнослужащими. По мнению студентов и сотрудников банка, этот уровень существенно ниже. Идентичная картина наблюдается и в отношении инкорпоративности банковских служащих. С той лишь разницей, что сами банкиры считают свою группу более инкорпоративной, чем эта же группа оценивается студентами и военнослужащими. При этом сотрудники банка также оценивают инкорпоративность студентов выше, чем это делают сами студенты и военнослужащие. Представления последних об уровне инкорпоративности студентов примерно равны.

Обнаружен высокий уровень сходства между экспертной оценкой инкорпоративности студентов и военнослужащих и такой же оценкой членов этих групп, что говорит об адекватности представлений об инкорпоративности членов групп. В соответствии с этим, представления членов групп можно с достаточно высокой вероятностью считать отражающими действительную инкорпоративность данных групп. Кроме того, именно студенты и военнослужащие склонны к стеореотипным представлениям об инкорпоративности своих сообществ в целом. Данный факт подтверждается отсутствием значимых различий в оценке инкорпоративности своих «рабочих групп» и «профессионального сообщества в целом».

При том что,  в представлениях об инкорпоративности семьи и группы общения также установлены значимые различия, особого внимания заслуживает тот факт, что и для студентов, и для военнослужащих, и для сотрудников банка уровень инкорпоративности этих групп достаточно высок. По мнению участников исследования, семья является наиболее инкорпоративной группой. Именно в ней новому человеку будет оказано наиболее доброжелательное отношение, он сможет получить всю необходимую ему помощь и поддержку. А также именно в семье у новичка будут наиболее широкие возможности для того, чтобы проявить себя. При этом необходимо отметить, что значимых различий в оценке компонента, отражающего готовность включать новых людей, выявлено не было.

Существуют различия в представлении об инкорпоративности условных групп (военнослужащие, студенты, банковские служащие) в зависимости от рода деятельности. По мнению участников исследования, студенты являются наиболее инкорпоративной группой. При этом отсутствие значимых различий между оценкой инкорпоративности студентов и банковских служащих по показателям, отражающим готовность группы включать в свой состав новых людей и проявлять к ним доброжелательное отношение, во многом может быть обусловлено организационной культурой компаний у банковских служащих и неформальной направленностью межличностных отношений и общения у студентов. Кроме того, участники обеих этих групп по роду своей деятельности довольно активно взаимодействуют с новыми людьми. Именно данные особенности групп могут нивелировать различия по этим показателям. 

«Американский народ» представляется респондентам более инкорпоративным, чем российский. При этом, как отмечает В.В. Кочетков, американцы проще идут на контакт, количество их дружеских связей многочисленно. Характер устанавливаемых взаимоотношений поверхностный и непостоянный. Для русских же свойственно искать более тесные и постоянные взаимоотношения. Возможно, именно с этим связана более высокая оценка инкорпоративности «американского народа» со стороны студентов. При этом при рассмотрении представлений отдельно по профессиональным группам «российский народ» обладает более высокой инкорпоративностью, нежели американский, по мнению военнослужащих. Студенты и сотрудники банка считают более инкорпоративной группой американцев.

Оценка инкорпоративности «реальных групп», тех групп, в которых человек непосредственно осуществляет свое общение и взаимодействие с другими людьми, тех групп, в которых происходит социализация человека, в целом оценивается респондентами выше, чем инкорпоративность «условных групп» (будь то профессиональное или этническое сообщество). Оценка инкорпоративности реальных групп - тех групп, в которых человек непосредственно осуществляет свое общение и взаимодействие с другими людьми, тех групп, в которых происходит социализация человека,-  оценивается респондентами выше, чем инкорпоративность условных групп (будь то профессиональное или этническое сообщество). Наиболее высоко среди реальных групп оценивается инкорпоративность семьи, которая традиционно является наиболее значимой группой для людей и по отношению к которой больше всего проявляется феномен ингруппового фаворитизма.

В четвертой главе «Результаты и анализ эмпирического исследования взаимосвязей обыденных представлений об инкорпоративности с психологическими характеристиками личности и групп» обсуждаются: взаимосвязи обыденных представлений об инкорпоративности социальных групп  с психологическими характеристиками, приписываемыми их резидентам; взаимосвязи обыденных представлений об инкорпоративности с социально-психологическими характеристиками группы; взаимосвязи обыденных представлений личности об инкорпоративности различных социальных групп  с ее психологическими характеристиками.

Исследование взаимосвязи обыденных представлений об инкорпоративности социальных групп  с психологическими характеристиками, приписываемыми их резидентам  показало, что чем выше представления респондентов  об инкорпоративности групп, тем более позитивные характеристики приписываются ее представителям. Напротив, приписывание негативных характеристик, по мнению респондентов, говорит о более низкой выраженности параметров инкорпоративности.

Установлено, что представления о качествах, препятствующих инкорпоративности, более дифференцированы в отличие от качеств, способствующих инкорпоративности.

Также было выявлено, что представления об инкорпоративности групп связаны с коммуникативными, моральными и интеллектуальными качествами их резидентов. Выраженность положительных коммуникативных (дипломатичность, общительность, активность), интеллектуальных (находчивость, остроумие) и моральных (аккуратность)  качеств у представителей группы способствует более высокой оценке инкорпоративности группы. Напротив, чем сильнее выраженность отрицательных коммуникативных качеств (бесхарактерность, агрессивность, вспыльчивость,  ехидность), моральных (лицемерие, жадность), тем ниже оценка инкорпоративности группы.

Далее в работе анализируются взаимосвязи обыденных представлений об инкорпоративности с социально-психологическими характеристиками группы: социально-психологическим климатом и его структурными характеристиками, а также уровнем развития малой группы.

Взаимодействие человека как личности с окружающим миром осуществляется в системе объективных отношений, которые складываются между людьми в их общественной жизни, и, прежде всего в производственной деятельности, в малых группах (будь то подразделение коммерческой организации или студенческой группы). Одной из наиболее значимых характеристик рабочей группы является ее социально-психологический климат.

Значимые корреляции представлений об инкорпоративности «рабочей группы» с показателями «стремление к сохранению целостности группы» (r=0,65) и «сплоченность» (r=0,62) свидетельствуют о следующем. Чем в большей степени у членов группы наличествует единство мнений по  важным вопросам, чем в большей степени они стремятся сохранить целостность группы, тем более, по мнению участников исследования, данная группа будет склонна к включению в свой состав новых людей, демонстрируя по отношению к ним доброжелательное отношение и оказывая необходимую помощь. Кроме того, в сплоченных группах, стремящихся к сохранению целостности, согласно мнению респондентов, новый человек получит достаточно широкий круг возможностей для того, чтобы проявить себя в группе.

Стремление к сохранению целостности группы также называют  еще и «коллективизмом», который включает в себя заинтересованность членов группы в ее успехах, стремление противостоять тому, что разобщает, разрушает коллектив (Р.С. Немов, 2003, c. 532).

Чувство коллективизма не позволяет его членам оставаться равнодушными, если задеты интересы группы. В таком коллективе все важные вопросы решаются сообща и по возможности при общем согласии. Судя по всему, именно благодаря этому снимается, например, такой риск для группы со стороны нового человека, как конфликтность и какое-либо разобщающее воздействие на группу с его стороны. Члены группы готовы предоставить новому человеку все необходимые и комфортные для него условия в обмен на принятия установленного «коллективного» типа поведения. В случае же, если участник будет отклоняться от принятых норм, то вся группа будет готова выступить против него, но это никак не отражается на возможности быть включенным в эту группу.

Отчасти данное предположение подкрепляется однонаправленностью представлений об инкорпоративности «рабочей группы» с показателем «организованность» (r=0,62). Здесь под организованностью понимается «способность к быстрому созданию и изменению организационной структуры деловых взаимоотношений, необходимых для эффективной групповой работы» (Р.С. Немов, 2008, c. 393). Полученный результат свидетельствует о том, что организованность группы также способствует представлениям о доброжелательном отношении к новичку со стороны группы, о том, что участники группы готовы включать новых людей, оказывая им всю необходимую помощь и предоставляя возможность проявить себя.

Значимые корреляции представлений об инкорпоративности «рабочей группы» с показателями «информированность» (r=0,54), свидетельствует о том, что для того, чтобы новый человек стал полноправным членом группы, сама группа должна быть готова предоставить ему необходимую информацию о состоянии дел и о представителях группы. Логично и то, что предоставляя новому человеку необходимую информацию, участники группы демонстрируют к нему доверие, а соответственно, и достаточно доброжелательное отношение и открытость. В то же время информация может выступать и как помощь. Обладая и получая нужную информацию, у нового человека появляются и дополнительные возможности для того, чтобы проявить себя.

Кроме того, в исследовании сделано  еще одно предположение. Информированность сегодня рассматривается как важный фактор мотивации. Предоставление информации воспринимается как доверие со стороны коллег и руководителя, как поощрение и признание ценности человека для группы. Судя по всему, если в компании или подразделении принято информировать участников о значимых процессах, которые имеют к ним отношение, демонстрируя доверие и открытость, то данная групповая ценность автоматически может распространяться и на нового человека.

Приход в группу нового человека – это нередко риск. Если участники группы идут на него, они должны уметь брать на себя ответственность за новичка и его действия и поступки. Взаимосвязь представлений об инкорпоративности «рабочей группы» с «ответственностью» (r=0,57), подтверждает предположение о том, что группа, включая в свой состав нового человека, должна на первых парах быть готова к его ошибкам и неточностям и уметь оказать необходимую помощь. Также ответственные группы, по мнению респондентов, предоставляют новичкам более широкие возможности для проявления своих сильных сторон. Возможно, это объясняется и умением создать личностные взаимоотношения – это зачастую первый показатель, по которому на обыденном уровне люди судят о комфортности и доброжелательности отношений, преобладающих в группе (r=0,62). Очевидно, что чем лучше данные отношения, тем проще человеку будет стать «своим» в коллективе.

Близость такой характеристики группы, как открытость, к понятию инкорпоративность довольно очевидна.

Корреляционный анализ отдельно по группам также выявил значимые корреляции по всем пунктам. Таким образом, значимые корреляции представлений об инкорпоративности своей «рабочей» со структурными показателями зафиксированы во всех трех группах, принимавших участие в исследовании – и у военнослужащих, и у студентов, и у банковских служащих.

В социальной психологии существуют разнообразные точки зрения на характер развития малой группы. Отечественные авторы рассматривали эти процессы через призму коллективообразования. «Особенностью коллектива  является его интеграция с другими группами на основе направленности на более общие и широкие социально значимые цели» (А.Л. Журавлев, В.А. Соснин, М.А. Красников, 2006, с. 202). В соответствии с тезисом об интеграции логичным представляется вывод о том, что чем более высоким представляется уровень развития группы, чем ближе она находится (по уровню своего развития) к коллективу, тем более высоко будет оцениваться ее инкорпоративность.

Проведенный корреляционный анализ выявил значимую взаимосвязь между показателем, отражающим представлениями об инкорпоративности «рабочей группы, с уровнем ее развития (r=0, 61) и подтвердил наше предположение.

Таким образом, более высокий уровень инкорпоративности имеют  группы с  благоприятным социально-психологическим климатом и высоким уровнем развития.

После измерения обыденных представлений об инкорпоративности группы участникам было предложено оценить свою «рабочую группу» при помощи семантического дифференциала и отметить те характеристики, которые ей (группе) присущи. В результате было установлено, что основным условием высокой инкорпоративности выступают  а) способность членов группы идти на контакт (доброжелательность, дружелюбие, оптимизм), б) участие (отзывчивость, заботливость), в) ответственность (добросовестность, последовательность, честность).

Выявлены различия в представлении об инкорпоративности в зависимости от социального статуса. Так, студенты приписывают высокую инкорпоративность рабочей группе, характеризующейся благоприятными взаимоотношениями, свободой и независимостью,  возможностью участия в совместной деятельности, а военнослужащие считают основной характеристикой такой группы ответственность.

В результате изучения взаимосвязи обыденных представлений личности об инкорпоративности различных социальных групп  с ее психологическими характеристиками  было установлено, что существует связь представлений об инкорпоративности с индивидуально-психологическими характеристиками респондентов, которая говорит об их готовности проявлять инкорпоративность в соответствии со своими особенностями.

Высоко оценивают общую инкорпоративность всех групп респонденты с высоким уровнем социальной адаптивности (высокий интеллект, выраженные коммуникативные способности).

Высоко оценивают общую инкорпоративность «рабочей» группы (той группы, в которой они осуществляют свою деятельность) респонденты, обладающие более высоким творческим потенциалом и более зависимые от мнения группы.

Возможность для самоактуализации новичка высоко оценивают респонденты тревожные, с выраженным чувством долга, сензитивные.

Помощь новичку высоко оценивают жизнерадостные,  социально активные и толерантные (только для групп общения и семьи) люди.

Доброжелательное отношение к новичку больше приписывают семье и группе общения толерантные и убежденные в доброте других люди.

Готовность группы принимать новых членов выше оценивают респонденты, убежденные в доброте людей, убежденные в собственной ценности и своей способности управлять жизнью (по отношению к рабочей группе).

На основании проведенного исследования делаются следующие выводы:

  1. Теоретический анализ показал, что инкорпоративность имеет два аспекта: а) открытость группы (способность группы включать новых людей, устанавливать с ними контакт); б) условия для самоактуализации нового человека (возможность проявить себя, обеспечить необходимыми правами и ресурсами). Результаты эмпирического исследования конкретизировали модель инкорпоративности, которая включает в себя следующие структурные компоненты:

- готовность группы включать новых людей;

- положительное отношение к новому человеку;

- готовность группы оказывать помощь новичку;

- возможность, которую предоставляет группа новичку, чтобы он мог проявить себя.

  1. Разработана и апробирована методика  «Оценка инкорпоративности социальной группы», обладающая высокими показателями надежности, внешней и внутренней валидности, которая позволяет измерять представления людей об инкорпоративности своей и других социальных групп по выделенным четырем компонентам.
  2. Результаты сравнительного анализа обыденных представлений об инкорпоративности в разных социальных группах выявили высокий уровень сходства между экспертной оценкой инкорпоративности студентов и военнослужащих и такой же оценкой членов этих групп, что говорит об адекватности представлений об инкорпоративности членов групп. В соответствии с этим, представления членов групп можно с достаточно высокой вероятностью считать отражающими действительную инкорпоративность данных групп.
  3. Оценка инкорпоративности реальных групп выше, чем оценка инкорпоративности условных групп. Наиболее высоко среди реальных групп оценивается инкорпоративность семьи, которая традиционно является наиболее значимой группой для людей и по отношению к которой больше всего проявляется феномен ингруппового фаворитизма.
  4. Существуют различия в представлениях об инкорпоративности в зависимости от социального статуса. Так, студенты приписывают высокую инкорпоративность рабочей группе, характеризующейся благоприятными взаимоотношениями, свободой и независимостью, возможностью участия в совместной деятельности, а военнослужащие считают основной характеристикой такой группы ответственность.
  5. Существует связь представлений об инкорпоративности групп с теми характеристиками, которые приписываются их участникам: представления о качествах, препятствующих инкорпоративности, более дифференцированы, в отличие от качеств, способствующих инкорпоративности.
  6. Обыденные представления об инкорпоративности связаны с социально-психологическими характеристиками группы: высокий уровень инкорпоративности приписывается  группам с  благоприятным социально-психологическим климатом и высоким уровнем развития (контактность, участие, ответственность за других).
  7. Существует связь представлений об инкорпоративности с индивидуально-психологическими характеристиками респондентов, которая говорит об их готовности проявлять инкорпоративность в соответствии со своими особенностями:

- высоко оценивают общую инкорпоративность всех групп респонденты с высоким уровнем социальной адаптивности (высокий интеллект, выраженные коммуникативные способности);

- высоко оценивают общую инкорпоративность «рабочей» группы, (той группы, в которой они осуществляют свою деятельность) респонденты, обладающие: а) высоким творческим потенциалом и б) зависимые от мнения группы;

- возможность для самоактуализации новичка высоко оценивают респонденты тревожные, с выраженным чувством долга, сензитивные;

помощь новичку высоко оценивают жизнерадостные,  социально активные и толерантные (только для групп общения и семьи) люди;

- доброжелательное отношение к новичку больше приписывают семье и группе общения толерантные и убежденные в доброте других люди;

- готовность группы принимать новых членов выше оценивают респонденты, убежденные в доброте людей, убежденные в собственной ценности и своей способности управлять жизнью (по отношению к рабочей группе);

В Заключении обобщаются результаты исследования, формулируются общие выводы, а также намечаются дальнейшие перспективы  изучения феномена инкорпоративности.

В Приложении представлен опросный лист методики «Оценка инкорпоративности социальной группы.

III. Основное содержание работы отражено в следующих публикациях автора:

  1. Веселовский Д.П. Проблема инкорпоративности групп в социальной психологии // Знание. Понимание. Умение. 2011. №3. С. 300-304 (0,36 п.л).
  2. Веселовский Д.П. Взаимосвязь оценки инкорпоративности группы и социально-психологического климата // Вестник университета (Государственный университет управления). 2011. №15. С.117-120 (0,36 п.л.).
  3. Веселовский Д.П. Методика «Оценка инкорпоративности социальной группы»// Прикладная юридическая психология. 2011. №2. С.120-126 (0,4 п.л).
  4. Веселовский Д.П. Актуальные проблемы исследования малых групп в социальной психологии // Научные труды Московского гуманитарного университета. Вып.129. М.: Изд-во Московского гуманитарного университета «Социум», 2011. С. 94-97 (0,25 п.л.).
  5. Веселовский Д.П. Подход к изучению инкорпоративности социальных групп // Научные труды Московского гуманитарного университета. Вып.135. М.: Изд-во Московского гуманитарного университета «Социум», 2011. С. 81-83 (0,21 п.л.).
  6. Лебедев А.Н., Веселовский Д.П., Гордякова О.В. Взаимосвязь психологических характеристик личности с обыденными представлениями об инкопоративности социальных групп // Ученые записки ИМЭИ. 2011. №2 (2). С. 85-96 (1,0 п.л./0,5 п.л.).
  7. Лебедев А.Н., Веселовский Д.П., Гордякова О.В. Социальные представления российских студентов об инкорпоративности российского и американского народов // Особенности профессионального становления личности студента - будущего специалиста в сфере экономики и финансов.  Тула: Изд-во ТулГУ, 2011. С. 128-131 (0,16 п.л./0,08 п.л.).

Подписано в печать  18.04.2012 г. Заказ №____

Формат 60х84. 1/16. Объем 1,2 п.л. Тираж 100 экз.

Издательство ННОУ ВПО «Московский гуманитарный университет»

111395,  г. Москва, ул. Юности, 5/1

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.