WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Малин Игорь Игорьевич

Влияние культуры семейного

общения на нравственно-психологическое

здоровье подростка

19.00.07 – Педагогическая психология

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Нижний Новгород - 2012

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО "Нижегородский государственный

лингвистический университет имени  Н.А. Добролюбова"

_______________________________________________________

Научный руководитель

доктор психологических наук, профессор

Рыжов Василий Васильевич

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор

Гапонова София Александровна

(ФГБОУ ВПО "Нижегородский государственный

педагогический университет им. К. Минина"),

кандидат психологических наук, доцент

Курышева Ирина Валерьяновна

(Волжский гуманитарный институт ФГБОУ ВПО

"Волгоградский государственный университет")

Ведущая организация

ГОУ ВПО "Арзамасский государственный педагогический

институт им. А.П. Гайдара"

Защита состоится 26 марта 2012 года на заседании диссертационного совета ДМ 212.162.05 при ФБГОУ ВПО "Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет" по адресу: 603022, Нижний Новгород, ул. Тимирязева, д. 31, ауд. 215.

       С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФБГОУ ВПО "Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет".

       

       Автореферат размещен на официальном сайте ВАК Министерства образования и науки РФ http://vak.ed.gov.ru

       Автореферат разослан 24 февраля 2012 года.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат педагогических наук, доцент  Н.Ф. Комарова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования и постановка проблемы. Междисциплинарный научный интерес к изучению института семьи и семейных отношений сохраняет свою актуальность, поскольку все попытки "осмысления общественной жизни людей, так или иначе, но неминуемо связаны с пониманием семейно-ролевой организации" (А.И. Антонов, 2005, с. 17).

Исследование процесса воспитания и развития личности ребенка в семье, его взаимодействие с другими членами семейной системы позволяет в максимальной степени учитывать как собственно социальное, так и человеческое измерение, связанное с учетом личностных особенностей и интересов конкретного индивида. Семья, являясь коллективным носителем социокультурных традиций, по справедливому утверждению Е.Е. Сапоговой, создает самобытное микросоциальное пространство: "это внутреннее для семьи и первоначально внешнее для ребенка пространство малой культуры является своеобразным сколком, проекцией внешнего человеческого опыта, свернутого в "большой" культуре" (Е.Е. Сапогова, 2002, с. 97).

В семье происходит первичная социализация ребенка, создаются уникальные условия развития личности ребенка, формируются установки, которыми он впоследствии будет руководствоваться в организации, осмыслении и оценке своего жизненного пути (Л.И. Божович,  Л.С.Выготский, А.И. Захаров, И.С. Кон, А.С. Спиваковская, В.А. Сысенко, Д.И. Фельдштейн, В.К. Шабельников).

Важным фактором в понимании семейной социализации становится феномен семейного самосознания, фиксированного в "семейной культурной концепции" как системе значений, символизируемых качеств, атрибутов, отношений, поведенческих паттернов, образующих психологическую культуру общения в семье. Необходимое с нашей точки зрения понятие "семейная психологическая культура общения" является новым и мало разработанным в современной педагогической психологии. А ведь именно семья отбирает и адаптирует известные ей и значимые для ее членов культурные ценности, стили взаимодействия, формы и типы взаимоотношений и придает им при трансляции ребенку статус "настроек" сознания, поведения и целостной личности.

Другим важным моментом в данной проблеме  является специфическое влияние, которое оказывает  психологическая культура семейного общения и лежащие в ее основе нравственно-психологические ценности и смыслы на состояние и уровень  развития личности ребенка, его я-концепцию и психологическое здоровье. Проблема сохранения и развития нравственно-психологического здоровья ребенка  в условиях семьи, равно как и само понятие нравственно-психологического здоровья, также пока остается неразработанным в педагогической психологии.

Основные вопросы, которые создают проблему данного исследования,  состоят в следующем:

1) Какие основные роли и функции выполняют родители в отношении ребенка в семье? Какая система ценностей определяет эти роли?

2) К чему приводит дефицит той или иной функции семьи в плане психического развития и нравственно-психологического здоровья ребенка?

3) Что представляют собой нарушения нравственно-психологического здоровья ребенка, обусловленные влиянием семьи и взрослых, так называемые антропогенные синдромы?

4) Какова структура психологической культуры общения в семье, каковы типы этой культуры?

5) Как влияют определенные типы психологической культуры семьи на состояние и уровень развития и нравственно-психологического здоровья ребенка?

Перечисленные вопросы составляют проблемное поле  нашего исследования и задают его основные ориентиры. Разработка представлений о психологической культуре общения в семье связана с изучением более широкого спектра проблем психологии общения, психологического климата, коммуникативных стратегий и качеств личности, сущности семьи и ее функций, семейной структуры и т.п. Семья – один из важнейших социальных институтов общества. Рассмотрение семьи как социального института предполагает понимание ее как системы связей, взаимодействий и отношений индивидов, выпол­няющих функции воспроизводства человеческого рода на основе определенных ценностей и норм, подверженных социальному контролю через систему позитивных и нега­тивных санкций (О.У. Гогицаева, 2008; Н.Д. Никандров, 1998; А.Г. Харчев, 1982). Понятие семья в тол­ковых словарях русского языка В.И. Даля и С.И.Ожегова определяется как "совокупность близких родственников, живущих вместе". Однако, семья не просто совокупность или группа совместно живущих людей. Б.Т.Лихачев, например, отмечает, что "родители и дети представляют собой экономическое, юридическое, духов­но-нравственное единение, характеризующееся взаимной любовью, честностью, открытостью в отношениях" (Б.Т. Лихачев, 1997). На­ряду с основной репродуктивной функцией семья призвана решать ряд важных социальных задач, таких как: а) воспитательная, предполагающая социализацию молодого поколения, поддержание куль­турного воспроизводства общества; б) хозяйственно-бытовая – поддержание физического здоровья членов общества, уход за детьми и престарелыми членами семьи; в) экономическая – получение материальных средств, поддержка несовершеннолетних и нетрудоспособных членов общества; г) досуговая – организация рациональ­ного досуга, взаимообогащение интересов; д) эмоцио­нальная – получение в семье психологической защиты, эмоциональной поддержки, эмоцио­нальная стабилизация индивидов и их психологическая терапия; е) духовного общения – духовное развитие чле­нов семьи, духовное взаимообогащение (Г.М. Андреева, А.И. Антонов, Б.С. Братусь, С.М. Голод, В.Н. Дружинин, И.В. Дубровина, В.В. Зеньковский, В.П.Зинченко, Е.А. Личко, Б.В. Ничипоров, В.В. Рыжов, Т.М. Трапезникова, А.Г. Харчев, Э.Г. Эйдемиллер).

Основные психологические функции семьи можно разделить на два больших класса:

– защитные, реализуя которые семья обеспечивает ребенку условия для полноценного развития в соответствии с его собственным предназначением и индивидуальными особенностями;

– воспитательные,  реализуя которые семья обеспечивает, главным образом, социализацию ребенка, его становление в соответствии с социальными нормами.

Сегодня становится все более очевидно, что как пренебрежение какими-либо из этих функций, так и чрезмерное усердие в их реализации, одинаково негативно сказывается на личности ребенка. Также ясно, что основное направление деятельности семьи по реализации всех ее функций должно состоять в духовном наставничестве детей взрослыми  (В.В. Рыжов, 2003; В.И.Слободчиков, А.В.Шувалов, 2002).

Анализ концепций и подходов к общению современных отечественных и зарубежных авторов (А.А. Бодалев, А.Б. Добрович, Г.А.Ковалев, В.В.Рыжов, В.А.Сухомлинский, Т.А.Флоренская, Р.Бернс, А. Маслоу, К.Роджерс) позволяет предположить, что диалог является наиболее продуктивным стилем общения, а диалогический климат семейного общения – наиболее благоприятным условием формирования позитивной Я-концепции  ребенка и его целостного психологического личностного здоровья. Главные характеристики диалогического общения – это взаимодоверие, открытость, равноправие, взаимопонимание, доброжелательность, взаимопроникновение.

В чем состоят оптимальные условия семейного общения, создающие наиболее благоприятную социальную ситуацию развития личности ребенка, сохранения и укрепления  его нравственно-психологического здоровья?

Цель исследования – изучение влияния психологической культуры семейного общения, ее доминирующего типа на формирование личности и нравственно-психологического здоровья ребенка.

Объект исследования – семья как психолого-педагогическая и социальная система с ее психологической культурой общения и межличностного взаимодействия.

Предмет исследования  – психологическая культура общения в семье и ее типы в их влиянии на формирование личности и нравственно-психологического здоровья ребенка.

Под психологической культурой семейного общения в данной работе понимается система норм, ценностных ориентаций, мотивационно-целевых установок, определенных моделей, форм, способов и стилей поведения, общения и взаимоотношений в семье, практикуемых в системе взаимодействия и общения родителей и детей. Выделяя и анализируя в данном исследовании следующие пять основных типов психологической культуры семейного общения (конформно-рефлексивную, доверительно-альтруистическую, индиффферентно-манипулятивную, авторитарно-монологическую, диалогическую), мы полагаем, что эта система оказывает существенное влияние на формирование психологических установок и качеств  личности ребенка, характеристик усваиваемых  им нравственных ценностей и норм.

Гипотеза исследования  представлена следующими основными положениями, подлежащими проверке в теоретическом и экспериментальном исследовании:

1. Наиболее существенное значение для оценки состояния нравственно-психологического здоровья личности имеют: эмоциональная устойчивость, здоровая личностная самооценка, уверенность в себе, уровень открытости-общительности личности, уровень и стабильность настроения, уровень ценностно-нравственных ориентаций личности. От них в большой мере зависит психологическое благополучие личности, ее нормальное психическое развитие и целостное состояние психологического личностного здоровья.

2. Формирование названных свойств  зависит от преобладающего в семье типа психологической культуры общения и базовых нравственно-психологических семейных ценностей. 

3.Оптимальным условием формирования нравственно-психологического здоровья подростка является личностно и духовно ориентированное общение в семье, реализующее диалогическую культуру семейного общения.

В исследовании осуществлена разработка типологии психологической культуры семейного общения, что является основой для последующего изучения роли культуры общения в формировании психологического здоровья и целостной личности ребенка.

Основные задачи исследования:

1.Определить и описать содержание психологической культуры общения в семье, выделив критерии и факторы для ее описания на основе изучения отечественной и зарубежной литературы.

2. Выявить типологию и описать психологические особенности разных типов культуры общения, определить оптимальный для эффективного выполнения функций и решения проблем семьи тип психологической культуры семейного общения.

3. Уточнить содержание представлений о психологическом и нравственном здоровье ребенка как основной цели семьи, Выявить взаимосвязь уровня развития нравственно-психологического здоровья ребенка и типа психологической культуры семейного общения.

4. Проследить в диагностическом и формирующем экспериментах указанную взаимосвязь, описать систему условий оптимальной психологической культуры семейного общения.

Методологической базой и теоретической основой исследования явились принципы единства субъективного и объективного в любом психическом явлении (С.Л. Рубинштейн); теоретические положения о специфике психического развития (Л.С. Выготский); концепция формирования личности как системы отражения сущности объективно существующих социальных отношений (В.Н. Мясищев); психолого-педагогические концепции личностного развития (Б.Г. Ананьев, Д.И. Фельдштейн, В.С. Мерлин, Р. Бернс); групповые межличностные отношения  как условия развития личности (Я.Л. Коломинский, Т.А. Репина,  В.С. Мухина, М.И. Лисина); теоретические позиции о семейной среде (А. Адлер, А.Я. Варга, А.А. Бодалев, А.С. Спиваковская), ее психологических функциях (Э.К. Васильева, Н.В. Малярова, Н.А. Юркевич); представления супругов о распределении семейных ролей (Е.В. Антонюк, Т.М. Трапезникова); особенности супружеских конфликтов (С.В. Дворяк, О.Э. Зуськова, Х.Ш. Ибрагимова, Н.Н. Коростылева, В.П. Левкович, Г.А. Навайтис, С.А. Петрулевич, В.А. Сысенко, Б.Г. Херсонский); причинное поле нарушений межличностного взаимодействия в семье (Л.А. Андреева, Л.Я. Гозман, Е.И. Гилягина, М.А. Дмитриева, А.Н. Елизаров, М.В. Полевая, О.В. Соловьева, О.В. Шапатина); концепция родительства как психологического и социокультурного феномена (И.С. Кон, Р.В. Овчарова); понятие родительская позиция (Т.В. Архиереева, Т.В. Брагина, Е.Л. Пороцкая, А.С. Спиваковская, А.А. Чекалина и др.); влияние родительской позиции на воспитательную практику (А.Г. Головина, С.С. Жигалин, Е.Е. Ромицина и др.); особенности влияния семьи и отдельных родителей (матери, отца) на личностное развитие ребенка (Д.В. Берко, М.Б. Богатырева, Е.Б. Весна, Г.Г. Вылегжанина, А.Д. Давлетова, А.Н. Евсеева, А.И. Захаров, В.П. Козлов, Н.Т. Колесник, Е.В. Куфтяк, О.В. Лишин, М.В. Лысогорская, Н.Г. Марковская, М.В. Сапоровская, И.В. Ткаченко, Г.Б. Черевач, А.З. Шапиро, Д.В. Шатров); характеристики разных типов семейного воспитания (Н.Г. Айварова, Е.В. Голубева, С.Э. Карклина, А.Г. Ковалев, Г.Д. Кравцов, И.А. Кузнецова, Л.Г. Лаврова, С.А. Ламзина, О.С. Михно, Ю.П. Петров, Д.И. Фельденштейн).

Нами были использованы научные данные в области психологии общения (Б. Г. Ананьев, Л. С. Выготский, Н. Я. Грот, А. Б. Добрович, А. Маслоу, К. Роджерс, В. В. Рыжов, В. Франкл, Э. Эриксон), развития личности ребенка и формирования его психического здоровья (В. М. Бехтерев, Б. С. Братусь, В. И. Брутман, А. Я. Варга, Д. Винникотт, А. И. Захаров, В. Н. Мясищев, С. Л. Рубинштейн, Г.Г. Филиппова), учтены последние исследования в области психологического здоровья ребенка и роли психологической службы в его сохранении (И.В.Дубровина, В.И.Слободчиков, Г.А. Цукерман и другие).

Нами изучены работы в области духовной психологии (Б.С.Братусь, Ф.Е. Василюк, В. П. Зинченко, Н.О. Лосский, В. С. Соловьев, Т.А. Флоренская, С.А. Черняева, В. Д. Шадриков, Л.Ф. Шеховцова, А. А. Ухтомский, Дж. Макдауэлл, Э. Эвальдс и др.), анализа свойств личности и характеристик нравственно-психологического здоровья (А.А. Андрущакевич, Б.С. Братусь, В.И. Слободчиков, А.В. Шувалов и др.), исследования происходящих под влиянием семьи изменений нравственной сферы (М.В. Ганина, А.А. Чуприна, Д.В. Шатров).

Методы исследования – анализ общей и специальной литературы по теме, психодиагностические методы, адекватные целям и задачам исследования, формирующий психолого-педагогический эксперимент, привлечение в качестве экспертов практикующих педагогов-психологов, методы статистической обработки экспериментальных данных (многофункциональный критерий различий – угловое преобразование Фишера,  коэффициент линейной корреляции Пирсона, кластерный  анализ и др.).

       Экспериментальная база исследования. Экспериментальное исследование проводилось в семьях подростков на базе муниципальных образовательных учреждений: "Средняя общеобразовательная школа с углубленным изучением отдельных предметов №34" г. Саранска; "Лицей №31" г. Саранска; "Луховский лицей", г. Саранск, п. Луховка, Республика Мордовия. В соответствии с целью и задачами исследования обследовано 210 детей подросткового возраста из 115 семей. Кроме того, в обследовании приняли участие родители детей, педагоги и педагоги-психологи. Общий объем выборки составил 490 человек.

Этапы исследования. Теоретико-экспериментальное исследование проводилось с 2004 по 2011 год. Первый этап был нацелен на изучение и анализ психологической литературы, монографических и диссертационных работ, авторефератов по проблеме исследования. В результате была выявлена проблема, сформулированы гипотеза и задачи, определена основная идея и методы исследования, разработан методический инструментарий, а также обобщен и систематизирован полученный материал. На втором этапе  осуществлен сбор данных констатирующей части эксперимента. Полученные данные были подвергнуты первичной обработке: составлены таблицы, построены графики, гистограммы, затем осуществлена математико-статистическая обработка. Третий этап был посвящен разработке программы консультативной и формирующей работы с родителями, педагогами и детьми, направленной на оптимизацию психологической культуры семейного общения в группах семей ЭГ и КГ, осуществлению сравнительного анализа данных, направленного на проверку эффективности разработанной и реализованной программы.

Достоверность и обоснованность результатов обеспечивались всесторонним анализом проблемы, применением обоснованного психодиагностического инструментария, использованием математико-статистических методов анализа экспериментальных данных, репрезентативностью выборки испытуемых, содержательным анализом выявленных фактов, зависимостей и закономерностей.

       Апробация материалов исследования. Основные результаты исследования докладывались на III Международной научно-практической конференции "Гуманизм и духовность в образовании (Нижний Новгород, 2004); на III международной научной конференции "Государство, общество, церковь в истории России ХХ века" (Иваново, 2009); на международной заочной научно-практической конференции "Современная психология: актуальные проблемы и тенденции развития" (Новосибирск, 2010); на  VI Всероссийской научно-практической конференции с международным участием "Актуальные психолого-педагогические проблемы подготовки специалиста" (Стерлитамак, 2010); на  VI Всероссийской научно-практической конференции "Современное образование: научные подходы, опыт, проблемы, перспективы" (Пенза, 2010); на VI международном форуме "Задонские Свято-Тихоновские образовательные чтения" (Липецк, 2010); на межвузовской конференции студентов, аспирантов и молодых ученых "Актуальные проблемы этнической и социальной психологии" (Москва, 2011); на Четвертой Всероссийской научно-практической конференции "Психологическая культура и психологическое здоровье в образовании" (Барнаул, 2011); на VII международном форуме "Задонские Свято-Тихоновские образовательные чтения" (Липецк, 2011); обсуждались на заседаниях лаборатории "Подготовка профессионала" и кафедры педагогики и психологии ФГБОУ ВПО НГЛУ им. Н.А. Добролюбова, представлены в 25 публикациях автора, в том числе двух статьях в изданиях из перечня ВАК и учебно-методическом пособии.





       Научная новизна исследования определяется следующими основными результатами, полученными автором:

– разработана структурно-функциональная модель психологической культуры семейного общения, интегрирующая коммуникативную, эмоциональную, операциональную, ценностно-нравственную и духовную составляющие в их взаимодействии и влиянии на формирование личности и нравственно-психологического здоровья подростка в семье;

– построена типология психологической культуры семейного общения с выделением пяти типов культуры, различающихся по структуре и особенностям влияния на формирование личности и нравственно-психологического здоровья подростка в семье: авторитарно-монологическая, индифферентно-манипулятивная, конформно-рефлексивная, доверительно-альтруистическая,  диалогическая культура общения;

– выработаны научные представления о нравственно-психологическом здоровье подростка и дано его авторское определение, конкретизирующие общие представления о психическом здоровье личности и уровнях его сформированности; показана определяющая роль в структуре нравственно-психологического здоровья ценностно-смысловых и духовных характеристик личности;

– осуществлен анализ взаимосвязи родительских ролей и функций с состоянием и уровнем нравственно-психологического здоровья подростка в семье: показано, что дефицит любой функции (роли) взрослых в семье ("родитель", "учитель", "умелец", "наставник") или пренебрежение ими приводят к возникновению нарушений нравственно-психологического здоровья подростка – антропогенным синдромам; рассмотрена и описана классификация антропогенных синдромов;

– теоретически и экспериментально доказана оптимальность диалогической         культуры  семейного общения в сравнении со всеми другими ее типами: показано, что в условиях диалогической культуры семейного общения наилучшим образом согласованы коммуникативные, эмоциональные, операциональные, ценностные и духовные составляющие атмосферы семьи; соотнесены роли и функции взрослых и детей; достигается высокий уровень и стабильность показателей нравственно-психологического здоровья подростка; все это свидетельствует о высоком психолого-педагогическом потенциале диалогической культуры семейного общения.

Теоретически значимыми, помимо описанных инноваций, являются также следующие результаты исследования:

– осуществлен теоретический анализ современных психолого-педагогических проблем семьи и взаимодействия взрослых с подростками с точки зрения их влияния на формирование личности и укрепление нравственно-психологического здоровья подростков; выявлена особая  значимость ценностно-смысловых и нравственно-духовных проблем в этой области;

– расширены представления о психическом здоровье личности через рассмотрение нравственно-психологического здоровья подростков и построение его структурной модели;

– теоретические положения о семье как психолого-педагогической системе и факторах ее влияния на формирование личности подростка существенно обогащены: представлениями  о психологической культуре семейного общения и построением ее структурно-функциональной модели; описанием взаимосвязи функционально-ролевых позиций взрослых и нарушений нравственно-психологического здоровья детей (антропогенных синдромов);

– теоретически обоснована комплексная программа консультативно-диагностической и психолого-педагогической работы с семьей, направленной на оптимизацию психологической культуры семейного общения и укрепление нравственно-психологического здоровья подростков в семье.

Практическая значимость исследования состоит в разработке и реализации экспериментальной программы консультативно-диагностической и психолого-педагогической работы с семьей на основе структурно-функциональной модели психологической культуры семейного общения и структурной модели нравственно-психологического здоровья в их взаимодействии. Результаты и выводы исследования могут использоваться и используются в практической психолого-педагогической и консультативной работе с семьей в целях оптимизации семейного общения, развития и укрепления  психического здоровья детей и подростков. Разработанные в ходе исследования материалы могут использоваться в профессиональной подготовке студентов – будущих педагогов по курсам возрастной и педагогической психологии, психологии консультирования, психологии семьи, проблемам психологической службы.

Положения, выносимые на защиту:

1. На защиту выносятся выработанные в исследовании представления о психологической культуре семейного общения и ее основных типах. Психологическая культура семейного общения представлена системой норм, ценностных ориентаций, мотивационно-целевых установок, определенных моделей, форм, способов и стилей поведения, общения и взаимоотношений в семье, практикуемых в системе взаимодействия и общения родителей и детей. В исследовании выделены и проанализированы следующие пять типов психологической культуры семейного общения: авторитарно-монологическая, индифферентно-манипулятивная, конформно-рефлексивная,  доверительно-альтруистическая, диалогическая. Эта система оказывает существенное влияние на формирование личности и нравственно-психологического здоровья подростка в семье.

2. Защищаются выработанные научные представления о нравственно-психологическом здоровье подростка и его авторское определение, которое конкретизирует общие представления о психическом здоровье личности и об уровнях его сформированности. На защиту выносятся положения об определяющей роли ценностно-смысловых и духовных характеристик личности в структуре нравственно-психологического здоровья подростка, а также ведущей роли ценностно-нравственных и духовных характеристик семьи в формировании личности и здоровья ребенка.

3. Защищается положение о взаимосвязи функционально-ролевых позиций взрослых в семье ("родитель", "учитель", "умелец", "наставник") с состоянием и уровнем нравственно-психологического здоровья подростка. Выявлено, что дефицит любой функции взрослых в семье  или пренебрежение ею приводит к нарушениям психологического здоровья подростка – антропогенным синдромам, таким как безродность, чувство заброшенности-одиночества, нереализованность, дезадаптация, духовная опустошенность и другие, степень проявления которых связана с глубиной дефицита и дефектами психологической культуры общения в семье.

4. Защищается теоретически и экспериментально подтвержденная оптимальность диалогической         культуры  семейного общения в сравнении с  другими ее типами. Выявлено, что в условиях диалогической культуры семейного общения наилучшим образом согласованы коммуникативные, эмоциональные, операциональные, ценностные и духовные составляющие семейной атмосферы; оптимально реализуются функционально-ролевые обязанности взрослых и детей; достигается высокий уровень и стабильность показателей нравственно-психологического здоровья подростка, что убедительно свидетельствует о высоком психолого-педагогическом потенциале этого типа культуры семейного общения.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка, включающего 296 наименований, в том числе 10 на иностранных языках. Иллюстрирована таблицами, графиками, рисунками, схемами.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

       В первой главе "Семья, культура общения и нравственно-психологическое здоровье подростка в проблематике исследований педагогической психологии" осуществлен теоретический анализ и обобщение исследований по изучаемой проблеме. На основе этого анализа выработаны авторские позиции по основным вопросам и понятиям исследования: психологическая культура семейного общения, нравственно-психологическое здоровье, функционально-ролевые взаимодействия в семье, сущность и типы антропогенных синдромов.

       В параграфе 1.1 содержится теоретический анализ проблемы взаимодействия в семье и вырабатываются представления о психологической культуре семейного общения, осуществлена разработка понятия и типологии психологической культуры семейного общения, что является основой для последующего изучения роли культуры общения в формировании психологического здоровья личности.

Выделение двух основных типов психологического климата общения в семье (авторитарно-монологического и диалогического) является обобщением более обширной классификации видов и форм общения, разрабатываемой нами в русле концепции психологической культуры общения (В.В.Рыжов, С.В. Кузьмина, И.И. Малин). Согласно основным положениям указанной концепции и разработанной в ней классификации типов психологической культуры общения мы выделяем следующие критерии анализа общения в семье: 1)  организационная и ценностно-целевая структура взаимоотношений и деятельности, доминирующие ориентации предметно-целевой активности семьи; 2) типы и уровни межличностного общения, в которых реализуются предметно-целевые ориентации семьи; 3) виды направленности общения.

В соответствии с первым из названных критериев мы выделяем два основных измерения коммуникативной структуры семьи: а) гибкость, творчество – стереотипность, стабильность; б) внутреннее единство, общность – дифференциация, разобщенность и соперничество, соотношение которых позволяет выделить четыре типа взаимодействий.

В соответствии со вторым критерием мы рассматриваем уровни и типы общения по параметрам ценностных и личностных ориентаций, творчества, свободы, открытости, ответственности во взаимодействии людей. Перечисленные критерии, как известно,  лежат в основе анализа диалогичности общения (Г.М. Андреева, М.М. Бахтин, А.А. Бодалев, С.Л.Братченко, М. Бубер, А.Б. Добрович, Г.В. Дьяконов, Г.А. Ковалев, Т.И. Пашукова, В.В. Рыжов и др.).

Анализ диалогической парадигмы в психологии вообще и психологии общения, в частности, открывает большие объяснительные возможности этого подхода. В конечном итоге, этот анализ приводит к пониманию того, что именно на путях диалогизма возможно построение глубоко обоснованной типологии психологической культуры общения в семье. Анализ социально-психологических исследований диалога обнаруживает ряд направлений в поиске типов и уровней общения. Так, Г.М. Андреева отмечает в качестве основной характеристики диалогического общения обеспечение обратной связи в общении. Ю.Н.Емельянов выдвигает понятие паритетного диалога и определяет его как разговор равных партнеров, прошедших школу демократии. Он рассматривает диалог в контексте коммуникативной компетент­ности, которая понимается как уровень обученности индивида успешному взаимодействию с окружающими людьми в конкретных социальных условиях.  Анализ структуры межличностного общения Ю.Н. Емельянов конкретизирует в своей модели межличностной ситуации, которая включает: 1) цели действующих лиц и целевую структуру ситуации, 2) правила общения, 3) роли участников общения, 4) репертуары действий участников коммуникации, 5) паттерны взаимодействий, 6) понятия как средства взаимо­понимания, 7) коммуникативные коды, 8) соотнесенность с физической и предметной средой.

Диалогическая парадигма в психологии – это не просто определенный подход к общению, но глубинное понимание личности и ее развития (М.М. Бахтин, М. Бубер, Г.А. Ковалев, А.Ф. Копьев, В.А. Петровский, Т.А. Флоренская, А.У. Хараш, Г.Г. Шпет и др.). Например, Л.И.Габдуллина исследовала личностные особенности субъектов общения и установила, что субъекты общения с диалогической коммуникативной направленностью воспринимают и переживают собственную жизнь как более интересную, эмоционально насыщенную и осмысленную, чем субъекты авторитарного общения. "Диалогичные" личности открыты в общении и доверяют другим людям, эмпатийны и не склонны к грубости и злости, принимают себя и ощущают свою самоценность, ожидают позитивное отношение от других, имеют более гармоничную самооценку. Л.И.Габдуллина приходит к выводу, что само­определение личности – это ценностный выбор личности, в основе которого лежат механизмы диалога. Особый интерес в контексте диалогического подхода представляет ис­следование эгоизма и альтруизма в групповом взаимодействии. Т.Н.Березина рассматривает различные научные подходы к объяснению природы альтруизма: концепции следования социальным нор­мам, теорию социального обмена, теорию эмпатии (сочувствия), концепцию эмоционального резонанса и даже идею "гена альтруизма". По мнению Т.А.Флоренской, высшие чувства, возникающие в диалоге, –это чувства любви. Однако Т.Н.Березина в эксперименте обнаружила, что выбор альтруистичной позиции определялся не любовью. Результаты исследования привели к выводу, что для обозначения альтруистических чувств более всего подходит слово доверие. Весьма интересным является установление того, что основными факторами, которые мешают людям вести себя в жизни альтруистично (а, следовательно, и диалогично), – это жадность, глупость и недоверие. Важнейшее место в социально-личностном исследовании диалога зани­мают исследования эгоцентризма и духовности личности.

В работах Т.И.Пашуковой феномен эгоцентризма рассматривается как полиморфное явление, которое может выступать как свойство познавательных процессов, как эмоциональное состояние и переживание, как состояние личности, как качество личности и как механизм стабилизации эго-системы личности в трудные периоды развития. Исследование духовного развития приводит Т.И.Пашукову к выводу, что важ­нейшим условием духовного восхождения личности является преодоление эгоцентризма и формирование такого отношения к людям и миру, которое глубоко созвучно диалогическому мироотношению. Обращение к работам представителей русской христианской философии, педагогики и психологии Н.А.Бердяева, В.В. Зеньковского, И.А.Ильина, Н.О. Лосского, В.В. Розанова, В.А. Снегирева, В.С. Соловьева, А.С. Хомякова, современных отечественных и зарубежных ученых Б.С. Братуся, Ф.Е. Василюка, В.Х. Манерова, В.И. Слободчикова, В.В.Рыжова, Т.А.Флоренской, С.С. Хоружего, Л.Ф. Шеховцовой, К.Роджерса, А.Маслоу, В.Франкла, показало, что духовность личности, ее ориентация на ценности добра, любви, красоты, истины лежат в основе подлинно человеческого способа отношения к другому человеку, в основе общения, ориентированного на эти ценности в другом человеке, что является созидающим в формировании личности участников духовно ориентированного диалога.

Несмотря на многообразие теоретических и эмпирических подходов к социально-психологическому исследованию диалога, в настоящее время отсутствуют общепринятые представления об основных формах, видах и типах диалога. Одной из первых работ, в которых явление диалога обретает статус фундаментально-системообразующего и ценностно-духовного феномена, яв­ляется работа  Г.А.Ковалева и В.А.Кан-Калика, посвященная анализу педаго­гического общения как предмета теоретического и прикладного исследования. Здесь были выделены и описаны следующие типы общения: диалогический со сложным отражением, личностным отношением и открытым обращением; доверительный с простым отражением, личностным отношением и открытым обращением; рефлексивный со сложным отражением, личностным отношением и закрытым обращением; альтруистический с простым отражением, личностным отношением, закрытым обращением; манипулятивный со сложным отражением, ролевым отношением, открытым обращением; псевдодиалогический с простым отражением, ролевым отношением, открытым обращением; конформный со сложным отражением, ролевым отношением и закрытым обращением; монологический  с простым отражением, ролевым отношением, закрытым обращением. Каждый из этих типов интегрирует в себе возможные соотношения пара­метров трех основных компонентов функциональной структуры общения: отражения, отношения и обращения. Многие авторы подчеркивают, что высшим уровнем является диалогический тип общения, который оптимален с точки зрения коммуникации и обладает максимальным развивающим, воспитывающим и творческим потенциалом.

В соответствии с третьим критерием анализа психологической культуры общения мы рассматриваем положения о видах направленности в общении С.Л.Братченко. Здесь выдвинуто представление о направлен­ности личности в общении как индивидуальной "коммуникативной пара­дигме", включающей представления о смысле общения, его средствах, желательных и допустимых способах поведения в общении. В разработанной С.Л. Братченко системе представлений выделены шесть основных видов направленности личности в общении: диалогическая, альтруистическая, авторитарная, манипулятивная, конформная и индиф­ферентная.

Диалогическая направленность заключается в ориентации на равно­правное общение, основанное на взаимном уважении и доверии. Альтруистическая направленность – это добровольная "центрация" на собеседнике, ориентация на его цели, потребности, связанная с бескорыстным стремлением жертвовать своими интересами, целями. Авторитарная направленность состоит в ориентации на доминирование в общении, стремлении подавить личность собеседника, подчинить его себе. Манипулятивная направленность связана с ориентацией на использо­вание собеседника и всего общения в своих целях, для получения разного рода выгоды. Конформная направленность заключается в отказе от равноправия в общении в пользу собеседника, направленности на подражание и готовности "подстроиться" под собеседника. Индифферентная направленность состоит в игнорировании общения, в ориентации на сугубо "деловые" вопросы и "уходе" от общения как такового.

Комплексный анализ общения с точки зрения всех трех критериев позволил нам предложить следующую классификацию типов психологической культуры общения в семье, включающую пять основных типов:

– авторитарно-монологическая культура (объединяет признаки закрытости, внутреннего единства и жесткой стабильности ценностно-целевых ориентаций, авторитарной направленности и монологического типа межличностного взаимодействия с простым отражением, ролевым отношением и закрытым обращением с партнерами);

– индифферентно-манипулятивная культура (объединяет признаки открытости семьи внешнему миру при внутренней дифференциации и негибкой ценностно-целевой ориентации активности, индифферентной направленности и манипулятивного типа межличностного взаимодействия со сложным отражением партнера и ролевым отношением к нему);

– конформно-рефлексивная культура (объединяет признаки внутреннего единства и закрытости семьи, с достаточно гибкой ценностно-целевой ориентацией внутрисемейной активности, конформной ориентации и рефлексивного типа межличностного взаимодействия со сложным отражением, личностным отношением и закрытым обращением с партнерами);

– доверительно-альтруистическая культура  (объединяет признаки открытости семьи внешнему миру при внутренней дифференциации и достаточно гибкой ценностно-целевой ориентации, альтруистической направленности и доверительного типа межличностного взаимодействия с простым отражением, личностным отношением  и открытым обращением с партнерами);

– диалогическая культура общения (объединяет позитивные признаки всех предыдущих типов: доброжелательность и толерантность, целеустремленность и деловитость, альтруизм, самоотдачу и творческую направленность с  диалогическим типом направленности межличностного взаимодействия со сложным отражением, личностным отношением и открытым обращением с партнерами).

Таким образом, структурно-функциональная модель психологической культуры семейного общения включает коммуникативный, эмоциональный, ценностно-целевой, нравственно-духовный компоненты в их взаимосвязи. В каждом отдельном типе психологической культуры эти компоненты представлены в своеобразии содержания и уровня проявления. Для выявления доминирующего типа культуры общения в семье нами разработана диагностическая методика, включенная в программу опытно-экспериментальной работы, описанной во второй главе диссертации.

Параграф 1.2. посвящен теоретическому анализу и построению на этой основе структурной модели нравственно-психологического здоровья подростка в семье. Проблема психического здоровья является актуальной и разрабатывается сегодня рядом исследователей (В.А. Ананьев, Б.С. Братусь, И.Н. Гурвич, Н.Г. Гаранян, В.Э. Пахальян, В.И. Слободчиков, А.М. Степанов, А.Б. Холмогорова и др.). Проблеме психологического здоровья детей посвящены труды В.В. Давыдова, И.В. Дубровиной, Г.С. Никифорова, О.В. Хухлаевой, Д.Б. Эльконина и др.

При рассмотрении здоровья в широком смысле выделяются три его  уровня: 1) высший уровень – личностно-смысловой или уровень личностного здоровья, который определяется качеством смысловых отношений человека; 2) уровень индивидуально-психологического здоровья, оценка которого зависит от способностей человека построить адекватные способы реализации смысловых устремлений; 3) уровень психофизиологического здоровья, который определяется особенностями внутренней, мозговой, нейрофизиологической организации актов психической деятельности (Б.С. Братусь). Понятие психологического здоровья, введенное в научный оборот И.В. Дубровиной, фиксирует различение "психического здоровья", имеющего отношение к отдельным психическим процессам и механизмам, и "психологического здоровья", характеризующего личность в целом. Анализ тенденций современного общества позволяет утверждать, что для все большего числа людей становится характерным диагноз: "психически здоров, но личностно болен" (Б.С. Братусь, В.И. Слободчиков, А.В. Шувалов).

Психологическое здоровье (по И.В. Дубровиной), это психологические аспекты психического здоровья, то есть совокупность личностных характеристик, являющихся предпосылками стрессоустойчивости, социальной адаптации, успешной самореализации, творческого самочувствия, в целом успешной социализации. По мнению И.В.Дубровиной, О.В.Хухлаевой и других исследователей, психологическое здоровье, как важнейший фактор социализации, личностного, творческого и нравственно-духовного развития личности, следует целенаправленно формировать. Мы полагаем, что одним из важнейших факторов формирования психологического, в том числе нравственно-психологического здоровья является культура общения в семье.

Рассматривая проблему психологического здоровья подростка в духовно-нравственной парадигме, мы формируем представления о нравственно-психологическом здоровье, в структуре которого, помимо отмеченных выше личностно-смысловых характеристик и отношений подростка, выделяются состояние и уровень сформированности системы нравственных ценностей, а также соответствие этой системы оптимальной диспозиционной структуре личностных ценностей подростка (А.А. Андрущакевич, Б.С. Братусь, В.А. Веденкина, В.В. Рыжов. В.Д. Трошин, В.А. Ядов). На основе обобщения данных теоретического анализа мы выделили в структуре нравственно-психологического здоровья подростка следующие основные компоненты, подлежащие диагностике и последующей оптимизации в нашем экспериментальном исследовании: эмоциональная устойчивость, здоровая личностная самооценка, уверенность в себе, уровень открытости-общительности, уровень и стабильность настроения, уровень ценностно-нравственных ориентаций личности. Для экспериментального изучения этих показателей нравственно-психологического здоровья нами разработан и реализован психодиагностический комплекс, описанный  во второй главе диссертации.

В параграфе 1.3 изучаются функционально-ролевые позиции родителей в семье во взаимной связи с нарушениями нравственно-психологического здоровья подростков – антропогенными синдромами. Представления об антропогениях как психологических нарушениях  поведения и личности детей, обусловленных влиянием других людей, выработаны в исследованиях И.В. Дубровиной, А.И. Захарова, В.И. Слободчикова, А.В. Шувалова на основе положений об интерсубъектной природе психологического здоровья ребенка, конкретизирующих известные представления Л.С. Выготского об интерпсихическом этапе развития всякой высшей психической функции. В соответствии с этими положениями, в течение периода детства подлинным субъектом развития является не ребенок сам по себе, а общность, диалогическое единство ребенка и значимого взрослого. Отношение взрослого, как форма и способ его сопричастности к жизненному миру ребенка, является фактором  детского психологического здоровья. Личностная зрелость, психологическое здоровье и здоровый образ жизни близких взрослых (родителей) являются основой психологического здоровья и здорового образа жизни ребенка. И наоборот, аномалии психологического здоровья взрослых и нездоровый образ их жизни являются причиной аномалий психологического здоровья детей. Пагубное влияние взрослых на психологическое здоровье ребенка получило в психологической литературе последнего времени название антропогений, то есть обусловленных человеком латентных, доклинических аномалий внутреннего мира ребенка, имеющих серьезные последствия в последующей его жизни (В.И.Слободчиков, Г.А. Цукерман, А.В. Шувалов). Среди таких аномалий называют безродность, переживаемую подростком как заброшенность, отчужденность и одинокость; бесперспективность, переживаемую как беспомощность и бессмысленность жизни; нереализованность, переживаемую как практическую ограниченность, неумелость и неприспособленность к жизни вплоть до дезадаптации; духовная опустошенность и обезличенность, нравственный релятивизм;  различные формы бытового экстремизма и агрессивности. Проведенный анализ показал, что различные формы антропогенных синдромов соотнесены с соответствующими функционально-ролевыми позициями взрослых в семье ("родитель", "учитель", "умелец", "наставник") и являются следствием дефицита соответствующих функций взрослого и дефектов психологической культуры семейного общения.

В параграфе 1.4 в качестве итога теоретического исследования первой главы построена авторская модель взаимосвязи культуры семейного общения и нравственно-психологического здоровья подростка. В параграфе формулируются научные гипотезы исследования. В результате теоретического исследования выработаны представления о взаимной связи психологической культуры семейного общения, с одной стороны, и нравственно-психологического здоровья подростка, с другой стороны. Эта взаимосвязь является главным фактором благополучия семьи и успешности решения ею своей социальной роли – быть главнейшим условием социализации личности.

На рисунке 1, представленном ниже, схематически отображена модель указанной взаимосвязи. Теоретический анализ позволяет предположить, что формирование качеств и характеристик, составляющих нравственно-психологическое здоровье подростка, в значительной мере зависит от  характера и содержания взаимоотношений  в семье, от преобладающего в ней  психологического климата общения, доминирующего типа психологической культуры общения. При этом предполагается, что формирование здоровой  самооценки, высокой эмоциональной устойчивости, уверенности подростка в себе, отсутствие у него чувства вины, высокий уровень и стабильность настроения, достаточный уровень ценностно-нравственных ориентаций возможны только в здоровой семье и только в позитивных условиях диалогической культуры семейного общения.

Рис.1 Модель взаимодействия культуры семейного общения

и нравственно-психологического здоровья подростка

Анализ исследований, посвященных изучению различных стилей и форм общения, таких как авторитарно-примитивный, стандартизованный (А.Б. Добрович), конформный, манипулятивный (С.Л. Братченко), авторитарный, конфликтный (С.А.Шеин), времяпрепровождение и игры (Э.Берн), дистантный, подавляющий, властный, нейтральный и другие (Е.В. Залюбовская, Р.П.Козлова), показывает, что эти непродуктивные стили общения чреваты негативными последствиями для развивающейся личности ребенка, так как его силы направлены не столько  на личностное развитие, сколько на постоянную психологическую защиту от "агрессии" взрослых.

С другой стороны, отмечается оптимальность диалогического  уровня и культуры общения, объединяющих такие стили общения, как доверительно-диалогический (С.А.Шеин), диалогический (Г.А.Ковалев, В.А.Кан-Калик, С.Л.Братченко), близость (Э.Берн), духовное общение (А.Б. Добрович). Все они характеризуются, прежде всего, отношениями равноправных партнеров по общению, признанием неповторимости и уникальности друг друга, верой в позитивное начало, доброту и моральность ребенка (А.А. Бодалев, А.Б. Добрович, Т.А.Флоренская, Г.А.Ковалев, В.В.Рыжов, К.Роджерс, Р.Бернс, А. Маслоу).

Во второй главе "Разработка экспериментальной программы диагностической и формирующей работы по оптимизации психологической культуры  общения и нравственно-психологического здоровья подростка" представлено описание методики диагностического и формирующего экспериментов, описаны основные направления и содержание работы по проверке научных гипотез исследования.

В параграфе 2.1 дано обоснование экспериментальной программы на основе результатов теоретического анализа, проделанного в первой главе. Нас интересовало, каким образом и какими средствами возможны: оптимизация психологической культуры семейного общения, оптимальное соотнесение функционально-ролевых позиций членов семьи, возвышение ценностных и нравственных ориентаций самих подростков и их родителей, чтобы это способствовало формированию и укреплению психологического здоровья подростка, оптимальному процессу его социализации и личностного развития, обретению высокого уровня социальной компетентности. Социальная компетентность, как интегральное проявление психологически здоровой личности является наиболее важным системным фактором личности в условиях современного мира (О.С. Дейнека, В.Н. Журков, Л.В. Куликов, А.В. Морозов, И.И. Скрипюк и др.). Личность как субъект общения и жизнедеятельности проявляется в системе отношений к обществу, другим людям, себе и труду. Показателями социальной компетентности является наличие обширного поведенческого репертуара и отсутствие социальных страхов и чувства вины, наличие "здоровой Я-концепции" и самооценки, эмоциональной устойчивости и доверия себе как предпосылки уверенности в себе, которая, в свою очередь, находится во взаимосвязи с эмпатической и интерперсональной компетенциями и способностью к приемлемому самоутверждению с адекватным уровнем эмоциональной стабильности. Базой формирования всей совокупности названных характеристик, является семья, где закладываются, а затем укрепляются и стабилизируются качества личности как человека и гражданина. Основными принципами построения программы являются принципы сотрудничества и диалога, раскрытые в теоретическом анализе и реализованные в построении структуры и содержания программы, с учетом особенностей подросткового возраста, который является периодом активного формирования новых форм адаптации, новых механизмов преодоления стресса, приспособления к среде, накопления и обогащения ценностных ориентаций, поиска смысла жизни и активной реализации себя в социально значимой деятельности. Это обосновывает партисипативную модель организации психолого-педагогической формирующей работы всех участников процесса: родителей и педагогов, самих подростков и семей в целом.

       Апробированная программа, включающая диагностическую и формирующую части, ориентирована на подростков 12-15 лет и их родителей. Работа по экспериментальному апробированию программы проводилась в период 2009-2011 года на базе МОУ СОШ №34" г. Саранска; МОУ "Лицей №31" г. Саранска; МОУ "Луховский лицей", г. Саранск, п. Луховка, Республики Мордовия. В соответствии с целью и задачами исследования обследовано 210 детей подросткового возраста из 115 семей и их родители, педагоги и педагоги-психологи. Объем выборки составил 490 человек.

Методика диагностического исследования (параграф 2.2) включает следующие процедуры, составляющие два диагностических блока, использованных как в первичной, так и в контрольной диагностике.

Первый блок составили методики изучения психологической культуры семейного общения. Здесь использовались две диагностические процедуры: 1) разработанная С.В. Кузьминой и модифицированная нами диагностика доминирующего  типа психологической культуры общения в семье; 2) комплексная методика "Семейная жизнь глазами матери" Е.Ю. Шулаковой. В методике диагностики доминирующего  типа психологической культуры родителям предлагается дать оценку реального состояния процессов взаимодействия, отношений, климата общения, ведущих ценностей и целей их семьи. Для оценки предлагались описания параметров пяти смоделированных нами типов психологической культуры семейного общения. Методика "Семейная жизнь глазами матери" позволяет получить показатели уровня диалогичности семейного общения, а также уровня ориентаций на духовно-нравственные ценности семейной жизни.

Второй блок методики – диагностика состояния и уровня нравственно-психологического здоровья подростков включала шесть диагностических процедур: диагностика показателей эмоциональной устойчивости (тесты эмоциональной устойчивости К.Хека, Х. Хесса и Л.И. Вассермана); диагностика оптимальности самооценки (шкалы С. Будасси); измерение показателей уверенности в себе (методика А.М. Прихожан); измерение показателей адаптивности и уровня настроения (В.В. Бойко); диагностика уровня общительности-открытости (методика Ю.М. Орлова); диагностика диспозиционной структуры ценностных ориентаций подростков по М.Рокичу (В.А. Веденкина, В.В.Рыжов, В.А.Ядов).

По каждому блоку разработаны процедуры количественного анализа с целью получения обобщенных показателей типа психологической культуры семейного общения, состояния семейных ценностей, состояния и уровня нравственно-психологического здоровья испытуемых подростков. Для этой цели использовался статистический анализ процентных распределений испытуемых по уровням проявления изучаемых показателей и расчета среднего уровневого показателя (СУП) в трехуровневой шкале: 1 – низкий, 2 – средний, 3 – высокий уровень с оценкой значимости различий в процентных долях по -критерию.

По результатам диагностики на основе комплексной экспертной оценки выявлялись семьи: а) условно отнесенные к типу "диалогических" семей (куда были включены семьи с доминирующим диалогическим типом культуры общения, а также семьи с преобладанием черт доверительно-альтруистического и наличием черт диалогического типа); б) условно отнесенные к типу "монологических" семей.

Программа консультативно-формирующей психолого-педагогической работы, описанная далее в этой главе в  параграфе 2.3, была реализована в экспериментальной группе (ЭГ)  семей преобладающего "монологического" типа культуры общения с целью оптимизации семейного общения и укрепления нравственно-психологического здоровья подростков в этих семьях. В качестве контрольной группы семей (КГ) были использованы семьи с явно преобладающим "диалогическим" типом культуры общения. Программа построена на основе исходных научных гипотез исследования и включает три основных направления деятельности: 1) работа с родителями и педагогами; 2) работа с подростками; 3) работа с семьей в целом.

Работа с родителями и педагогами  была нацелена на повышение психолого-педагогической культуры родителей – просвещенческая деятельность; на организацию совместной продуктивной деятельности – оптимизацию родительско-детских отношений, на развитие эмпатии, диалогического единства и форм сотрудничества с детьми, развитие умений психологической поддержки. Формами работы с родителями подростков были: нетрадиционные собрания, переходящие в дискуссионный клуб, практический семинар; беседы и лекции специалистов педагогов, психологов; привлечение родителей к развитию социальной компетентности школьников; повышение их собственной  психолого-педагогической компетентности и стимулирование развивающего взаимодействия с детьми; совместные дела с детьми и учителями (участие в подготовке и оформлении концертов, театральных постановок, соревнований, участие в организации и проведении  благотворительных акций, походов, определение и расширение области ответственности подростка в семье). Важное место в работе с родителями отводилось участию родителей в учебно-тренировочных группах (УТГ) для проведения деловых игр и разыгрывания ситуаций семейного общения, разрешения конфликтов.

Работа с подростками была нацелена, прежде всего, на более глубокое включение, "погружение" в сферу семейного общения и взаимодействия, на мотивацию соучастия в жизни всех членов семьи, а также на укрепление личностных качеств и характеристик подростков, составляющих описанную выше структур нравственно-психологического здоровья.

Работа с семьей в целом предусматривала коллективные формы деятельности семей ЭГ в виде совместных мероприятий когнитивно-познавательного, мотивационного, тренировочного, рефлексивного типа, в том числе в виде совместного проведения праздников, объединяющих несколько семей группы ЭГ

В целом структура программы по каждому направлению включала решение задач по следующим, условно выделяемым содержательным блокам: когнитивно-познавательный, мотивационный, операциональный, ценностно-смысловой и рефлексивный. Например, в мотивационном блоке работы предусматриваются занятия по осознанию и принятию мотивации того или иного поведенческого выбора, мини-лекции, занятия УТГ, ролевые игры-упражнения ("Два типа личности", "Личностный рост", "Построение жизненных целей", "Смысл жизни", "Пять лет спустя", "Проблемы в письмах и вопросах" и другие виды работы), дискуссии "Препятствия личностному росту", "Ценности жизни"  и другие. В операциональном блоке большое значение придается играм и упражнениям "Как стать уверенным в себе", "Десять шагов к уверенности в себе" (по А.М. Прихожан), тренинг "Репетиция уверенного поведения", цикл занятий-игр "Отношения родитель-подросток" с разыгрыванием и решением ситуаций. В работе по рефлексивному блоку – занятия "Мои сильные стороны", "За что я себя уважаю", "Психологический автопортрет" и другие. По названным темам использовались формы занятий, подготовленные в вариантах для работы с подростками, с родителями и педагогами. Подробное описание материалов работы представлено в изданном нами пособии (И.И. Малин, 2011).

В третьей главе "Результаты экспериментальной работы по программе и их психологический анализ" представлены информационные материалы, отражающие результаты первичной  и контрольной сравнительной диагностики показателей психологической культуры общения ЭГ и КГ групп семей, а также личностных характеристик подростков ЭГ и КГ, отражающих состояние и уровень их нравственно-психологического здоровья. Осуществлен их анализ с целью проверки эффективности программы и лежащих в ее основе научных положений и гипотез исследования.

В параграфе 3.1 описаны результаты первичной и контрольной сравнительной диагностики доминирующего типа культуры общения в обследованных семьях. Из 115 обследованных семей в 85 удалось выявить преобладающий тип психологической культуры общения и соответствующий семейный климат. В 30 семьях доминирующий тип культуры общения не выявлен. При этом "диалогический" тип культуры общения диагностирован в 24 семьях (что составляет 21% общего числа обследованных семей) с количеством детей 73 человека, а "монологический" тип преобладает в 61семье (что составляет 53%) с количеством детей в этих семьях 81 человек. Эти данные говорят о том, что "монологические" типы общения более часты, чем "диалогические", а детность семей с диалогическим климатом общения  статистически значимо выше, чем семей с "монологическим" климатом (р<0,05). На основе данных первичной диагностики типа психологической культуры общения всей совокупности семей можно рассчитать условный средний уровневый показатель (СУП) диалогичности культуры общения, который составит для совокупной выборки СУП=1,68 (статистически ниже среднего, р<0,05)

В результате консультативно-формирующей работы с семьями ЭГ (61 семья "монологического" типа) произошли статистически значимые позитивные изменения в культуре общения этих семей. В 22 семьях ЭГ контрольной диагностикой зафиксирован диалогический тип культуры общения в 30 семьях монологический тип перестал быть доминирующим, хотя полного перехода на диалогический тип не произошло, в 9 семьях остался доминирующим "монологический" тип. В результате этих изменений условный уровневый показатель диалогичности культуры общения, рассчитанный по всей совокупности обследованных семей составил СУП=2,32 (р<0,01) против 1,68 на констатирующем этапе эксперимента, что свидетельствует о высоко статистически значимом позитивном влиянии формирующей программы на оптимизацию психологической культуры семейного общения. Соответственно этим изменениям в структуре семейной атмосферы произошли соответствующие названным типам культуры общения качественные изменения в ценностных ориентациях, мотивационных установках и формах родительско-детских отношений, описанных в данном параграфе.

В параграфе 3.2. проанализированы результаты контрольной сравнительной диагностики личностных свойств и характеристик, отражающих состояние и уровень нравственно-психологического здоровья подростков в изучаемых семьях. В таблице 1 приведены сравнительные данные контрольной диагностики названных характеристик подростков в семьях ЭГ ("монологических") и КГ ("диалогических") до и после осуществления экспериментальной формирующей программы с семьями и подростками ЭГ.

Таблица 1  Сравнительные данные уровневого анализа показателей нравственно-психологического здоровья  подростков ЭГ и КГ до и после эксперимента (СУП, р по -критерию)

Диагностируемые показатели

ЭГ

КГ

до

после

до

после

Эмоциональная устойчивость

1,90

2,34*

2,28

2,36

Оптимальность самооценки

1, 43

2,65**

2,52

2,67

Уровень настроения

2,07

2,45*

2,37

2,54

Уверенность в себе

1,87

2,49*

2,46

2,52

Открытость-общительность

1,89

2,46*

2,40

2,49

Ценностно-нравственные ориентации

1,91

2,56*

2,51

2,58

Интегральный уровневый показатель

1,84

2,49*

2,42

2,53

Значимость различий: * – р< 0,05;  ** р<0,01

Анализ приведенных данных позволяет сделать следующие выводы:

1. Исходный интегральный уровень нравственно-психологического здоровья подростков из "диалогических" (КГ) семей статистически значимо выше, чем у подростков из семей с "монологическими" типами культуры общения (2,42 против 1,84, р<0,05). Этим подтверждаются наши предположения о значительном влиянии типа культуры общения на психологическое здоровье подростка, с одной стороны, и оптимальности диалогического типа культуры общения, с другой стороны. Аналогичные данные характерны для всех отдельных показателей нравственно-психологического здоровья подростков.

2. В результате формирующей психолого-педагогической работы с семьями и подростками из ЭГ семей ("монологических") и существенной оптимизации культуры общения в этих семьях произошли значимые позитивные изменения во всех показателях нравственно-психологического здоровья подростков из этих семей. Эти показатели приблизились к показателям подростков из КГ семей ("диалогических"). Это свидетельствует о высокой эффективности разработанной и реализованной программы в формировании и укреплении нравственно-психологического здоровья подростков через оптимизацию (диалогизацию) психологической культуры семейного общения.

3. Специализированный диспозиционный анализ системы ценностей подростков ЭГ показал, что в системе их терминальных ценностей произошли значительные позитивные изменения: ценности элементарно-житейской диспозиции переместились с первого на свое собственное четвертое место, а ценностно-смысловая диспозиция  переместилась на второе место с занимаемого ранее четвертого. В результате таких изменений коэффициент корреляции Rтерм.=+0,46 (р<0,05), что выражает достаточное соответствие реальной и идеальной диспозиционных структур терминальных ценностей подростков ЭГ. В системе инструментальных ценностей существенных изменений не выявлено кроме некоторого повышения значимости ценностей честности, исполнительности и смелости в отстаивании своих взглядов, составляющих социально-нормативную диспозицию.

4. Что касается аналогичных показателей по всем блокам свойств подростков КГ, то статистически значимых изменений в этих показателях не обнаружено, хотя некоторые позитивные изменения произошли за период реализации программы. Следует иметь в виду, что в ЭГ группу изначально входили подростки из семей с наиболее неблагоприятным типом психологической культуры семейного общения – "явно монологического" типа. 

       Приведенные в информационных материалах третьей главы данные надежно  подтверждают высокую эффективность разработанной и реализованной с ЭГ семьями формирующей программы.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключении подведены итоги исследования. Результаты проведенного исследования свидетельствуют о достижении поставленной цели и позволяют сформулировать следующие основные выводы:

  1. Подтвердились и получили углубление положения, составляющие исходные гипотезы исследования:

– формирование свойств, определяющих нравственно-психологическое здоровье личности (таких как  эмоциональная устойчивость, оптимальная  личностная самооценка, уверенность в себе, открытость-общительность, уровень и стабильность настроения, уровень ценностно-нравственных ориентаций личности) зависит от преобладающего в семье типа психологической культуры общения и базовых нравственно-психологических семейных ценностей; 

       – оптимальным условием формирования нравственно-психологического здоровья является личностно и духовно ориентированное общение в семье, реализующее диалогическую культуру семейного общения.

  1. Изучение проблемы семейного общения, его стилей, содержания и форм организации позволили выработать новые представления о психологической культуре семейного общения, дать определение этого понятия и построить его типологию, объединяющую пять основных типов. 
  2. Анализ проблемы психологического здоровья личности привел к возможности определения нравственно-психологического здоровья, выражающегося в совокупности личностных характеристик и свойств подростка, таких как эмоциональная устойчивость, оптимальность самооценки, уровень и стабильность настроения, уверенность в себе, общительность, ценностно-нравственные ориентации. Их формирование и оптимизация составляют наиболее существенный аспект социализации личности. 
  3. Диагностическая программа позволила получить фактические данные, показавшие явное преобладание в обследованных семьях монологических и непродуктивных типов культуры общения, что негативно, согласно данным диагностического исследования, влияет на состояние и уровень нравственно-психологического здоровья детей         в семье, на систему их ценностно-нравственных ориентаций. Тем самым подтверждена существенная необходимость специальной работы с семьей по оптимизации психологической культуры семейного общения.
  4. Реализованная в эксперименте консультативно-формирующая программа психолого-педагогической работы с родителями, педагогами подростками показала высокую эффективность и подтвердила реальную возможность оптимизации психологической культуры общения в семье и, через это, формирование и укрепление нравственно-психологического здоровья подрастающего поколения.

6. По данным контрольной сравнительной диагностики сделан вывод о высокой эффективности разработанной и реализованной в эксперименте формирующей программы. Это позволяет утверждать релевантность основных научных идей, принципов, гипотез и условий, на основании которых разрабатывалась программа.

7. Высокая практическая значимость программы, подтвержденная результатами эксперимента, позволяет рекомендовать ее для внедрения в практику учебно-воспитательной работы с подростками и их семьями.

В результате исследования выработаны новые представления о психологической культуре семейного общения, структуре нравственно-психологического здоровья подростков и ее компонентах, обусловленных культурой семейного общения, о возможностях их психолого-педагогической оптимизации. Перспективы использования результатов нашего исследования мы видим в практической реализации семейными психологами и педагогами, консультантами  по вопросам семьи и брака в реальной практической работе представленных материалов. Перспективы дальнейшей научной разработки проблемы исследования мы видим в углублении концепции психологической культуры общения и совершенствовании на этой основе диагностического инструментария.

Содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

       Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК

1. Малин, И.И. Культура общения в семье, я-концепция и психологическое здоровье личности/ И.И. Малин // Вестник университета (Государственный университет управления).- 2011, № 21.- С. 68-70.

2. Малин, И.И. Типология психологической культуры общения в семье/ В.В. Рыжов, И.И. Малин// Вестник университета (Государственный университет управления).- 2011, № 22.- С. 57-60 (в соавт., личное участие 50%).

       Учебно-методическое пособие

3. Малин, И.И. Диагностико-консультативные материалы для психологической работы с семьей: учебно-методическое пособие/ И.И. Малин// Под ред. проф. В.В. Рыжова.- М.: Изд-во Русско-американского ун-та, 2011.

       Статьи и материалы конференций:

4. Малин, И.И. Состояние одиночества ребенка в семье и его психологические последствия / И.И. Малин // Актуальные проблемы науки и гуманитарного образования: Межвуз. сб. науч. тр. - Вып. 12. - М.: Изд-во Русско-американского института, 2008. - С. 155-160.

5. Малин, И.И. Понятие духовности в православной традиции: история и современность / И.И. Малин // Государство, общество, церковь в истории России ХХ века: материалы III междунар. науч. конф. - Иваново: Ивановский государственный университет, 2009.- Ч.1. - C. 321-326.

6. Малин, И.И. Климат общения в семье, я-концепция и психологическое здоровье ребенка / И.И. Малин, В.В. Рыжов // Актуальные проблемы науки и гуманитарного образования. Межвуз. сб. науч. тр. - Вып. 14. - М.: Изд-во Русско-американского института, 2009. - С. 80-88 (в соавт., личное участие 50%).

7. Малин, И.И. Психологические последствия состояния одиночества ребенка в семье / И.И. Малин // Современная психология: актуальные проблемы и тенденции развития. Материалы международной заочной научно-практической конференции. - Новосибирск, 2010. - С. 68-74. 

8. Малин, И.И. Психологические функции семьи и духовное состояние ребенка / И.И. Малин //  Актуальные психолого-педагогические проблемы подготовки специалиста: материалы VI Всерос. науч.-практ. конф. с международным участием, 24-25 ноября 2010, г. Стерлитамак, Республика Башкортостан /Отв. ред. Р. М. Салимова. - Стерлитамак: Гос. пед. академия им. Зайнаб Биишевой, 2010. - С. 128-134.

9. Малин, И.И. Единство родительской позиции, как условие психологического и духовного здоровья личности ребенка в семье / И.И. Малин [Текст] // Актуальные проблемы православной психологии, педагогики и антропологии. Сборник научных трудов (с международным участием). - Ростов-на-Дону: Изд-во Ростиздат, 2010. - С. 101-104.

10. Малин, И.И. Психологические проблемы социальной адаптации ребенка в семье / И.И. Малин, В.В. Рыжов // Социально-гуманитарный вестник Юга России. – 2010, № 6, часть 2. - C. 42-55. (в соавт., личное участ. 50%).

11. Малин, И.И.  Опыт духовно-психологической помощи детям,  находящимся в кризисной ситуации / И.И. Малин // Экзистенциальная традиция: философия, психология, психотерапия: Международный русскоязычный журнал по экзистенциальному праксису. - 2010, №2 (17). - С. 24-32.

12. Малин, И.И. Влияние климата общения в семье на я-концепцию и самооценку ребенка / И.И. Малин //Современное образование: научные подходы, опыт, проблемы, перспективы: матер. VI Всеросс. науч.-практ. конф. - Т. 3.- Пенза, 2010.- С. 85-90.

13. Малин, И.И.  Пять мифов о наркомании: почему мы обманываемся, и как нас обманывают / И.И. Малин // Саранские епархиальные ведомости, № 6, 2010. - С. 30-33.

14. Малин, И.И. Организация центра духовно-нравственной помощи лицам, страдающим наркотической зависимостью/ И.И. Малин // Саранские епархиальные ведомости, № 8, 2010. - С. 24-27.

15. Малин И.И. Одиночество ребенка в семье: православный взгляд на проблему и пути ее преодоления // "Свет Христов просвещает всех": Материалы VI Международного форума "Задонские свято-Тихоновские образовательные чтения" (26-27 ноября 2010 г.; г. Липецк-Задонск). - Липецк, 2011. - С. 214-216.

16. Малин, И.И. Анатомия прощения // Саранские епархиальные ведомости, № 1, 2011. - С. 13-15.

17. Малин, И.И. Невроз, праздность и обретение смысла // Саранские епархиальные ведомости, № 2, 2011. - С. 34-38

18. Малин, И.И. "Пастырь" в семье: душепопечение и психотерапия/ И.И.Малин // Актуальные проблемы науки и гуманитарного образования. Межвуз. сб. науч. тр. - Вып. 18. - М.: Изд-во Русско-американского института, 2011. - С. 69-75.

19. Малин, И.И. Основы психологии современной христианской семьи: любить, страдать, действовать и молиться/ И.И. Малин //Актуальные проблемы психологии, педагогики и антропологии: православно-религиозный и научный подходы: сборник научных статей. Институт психологии Южного федерального университета. - Ростов-на-Дону, 2011. - С. 45-48.

20. Малин, И.И. Семья и духовно-нравственное развитие личности ребенка в контексте современных социальных условий / И.И. Малин // Актуальные проблемы этнической и социальной психологии: материалы межвузовской конференции студентов, аспирантов и молодых ученых (30 марта 2011, Москва, РУДН). - М.: Российский университет дружбы народов, 2011. - С. 323-326.

21. Малин, И.И. Психологическая культура общения в семье и развитие личности ребенка / В.В. Рыжов, И.И.Малин // Актуальные проблемы науки и гуманитарного образования. Межвуз. сб. науч. тр. - Вып. 18. - М.: Изд-во Русско-американского института, 2011. - С. 87-101. (в соавт. личное участие 50%).

22. Малин, И.И. О некоторых проблемах психологического здоровья ребенка в современной семье / И.И. Малин // Психологическое здоровье и психологическая культура в образовании: сборник материалов IV всероссийской научно-практической конференции, Барнаул, 24-25 ноября 2011г., под ред. Л.С. Колмогоровой. - Барнаул: АлтГПА, 2011. с. 141-146.

23. Малин, И.И. Все лучшее детям? // Ведомости Мордовской митрополии Русской Православной Церкви, №11, 2011. – С. 30-35.

24. Малин, И.И. Психологические проблемы развития личности ребенка в условиях духовной депривации / И.И. Малин // Материалы VII Международного форума "Задонские Свято-Тихоновские образовательные чтения" (25-26 ноября 2011 года). – Липецк: Липецкий ГПУ,2011. 

25. Малин, И.И. О некоторых причинах родительско-педагогической запущенности личности ребенка в современной семье // Актуальные проблемы психологии, педагогики и антропологии: православно-религиозный и научный подходы. Сб.науч.тр. с междунар.участием. Вып. 3. - Ростов-на-Дону: Ростиздат, 2011. – с. 59-61.

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

ВЛИЯНИЕ КУЛЬТУРЫ СЕМЕЙНОГО

ОБЩЕНИЯ НА НРАВСТВЕННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ

ЗДОРОВЬЕ ПОДРОСТКА

Малин Игорь Игорьевич

Подписано в печать 6.02.2012 г.

Формат 60х90 1/16. Бумага офсет.

Печать цифровая. Таймс.

Объем 1,5 п.л. Тираж 100 экз. Заказ

___________________________________

Нижегородский государственный

архитектурно-строительный

университет, 603950, Нижний

Новгород, ул. Ильинская, 65.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.