WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Колесникова Галина Юрьевна

субъективный  мир лиц с НАРУШЕНИЯМИ ДВИГАТЕЛЬНОЙ СФЕРЫ

19.00.10 – коррекционная психология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Москва – 2012

Работа выполнена на кафедре коррекционной педагогики и психологии

Амурского гуманитарно-педагогического государственного университета

Научный руководитель:

Официальные оппоненты:

Ведущая организация:

Яссман Людмила Викторовна доктор психологических наук, профессор кафедры психологии ДВГУПС

Левченко Ирина Юрьевна

доктор психологических наук, профессор, заведующая кафедрой специальной психологии и клинических основ дефектологии МГГУ им. М.А.Шолохова

Кузнецова Людмила Вениаминовна

кандидат психологических наук, профессор, заведующая кафедрой специальной и клинической психологии РГСУ

Приамурский государственный университет имени Шолом-Алейхема

Защита состоится «29» ноября 2012 года в 11 часов на заседании диссертационного совета Д-850.013.01, созданного на базе Московского городского психолого-педагогического университета по адресу: 127051, г. Москва, ул. Сретенка, д.29

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского городского психолого-педагогического университета

Автореферат  разослан « » октября 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Кулагина И.Ю.

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Проблема изучения внутреннего мира человека находится в центре современных психологических исследований. Изучению психического как целостного образования на основе взаимодействия различных физиологических, психических и социальных факторов развития человека посвящены работы Б.Г. Ананьева, А.Н. Бернштейна, В.М. Бехтерева, Л.С. Выготского, С.С. Корсакова, А.Ф. Лазурского, В.С. Мерлина, В.Д. Шадрикова и др. Объединяющим для всех выступает возможность изучения разных уровней индивидуальности в субъекте психической деятельности, представлений о том, что основой индивидуальности является гармония свойств индивида, личности и субъекта деятельности.

Субъективное представление человека об окружающем мире в концепциях разных авторов обозначается палитрой терминов: «образ мира», «внутренний мир», «субъективный мир», «жизненный мир», «картина мира», «когнитивная карта», «модель мира», «представление мира», «интегральный образ реальности» и др. Наиболее значимый вклад в рассмотрение данного явления внес А.Н. Леонтьев, понимающий субъективный мир как систему представлений человека о мире, о себе в мире, как отражение мира в сознании человека, как некую модель реальности, построенную на основании личного опыта.

Сложившиеся в настоящее время исследовательские подходы к пониманию психологических механизмов формирования субъективного мира человека не охватывают всю совокупность проблемы. Практически не раскрытым остается вопрос о закономерностях и механизмах формирования субъективного мира личности в условиях нарушенного психофизического развития (в частности, при наличии нарушений двигательной сферы).

В работах физиологов, сторонников идеи физиологических коррелятов психических явлений (П.К. Анохин, В.М. Бехтерев, С.И. Вапнер, Х. Вернер, И.М. Сеченов, А.А. Ухтомский и др.) указывается на неотъемлемое участие движений во всех актах чувственного восприятия и в активной выработке объективно верного отражения мира. Еще И.М. Сеченов выдвигал предположение о специфической роли «темного мышечного чувства» в совокупной работе различных афферентных систем и указывал на всеобщую значимость этого чувства для ориентации в пространстве и времени.

Н.А. Бернштейн, Л.С. Выготский, А.В. Запорожец, Й. Лангмейер, М.И. Лисина, З. Матейчек, А.А. Ухтомский, Д.Б. Эльконин, развивая неклассическую физиологию – физиологию активности, обращают внимание на тот факт, что в случаях депривации двигательной сферы, проявляющейся ограничением в движениях, вызванных болезнью, увечьем, специфическими условиями жизни, имеют место психологические деформации. Исследуемая проблема освещена и в работах Э.С. Калижнюк, В.В. Лебединского, В.И. Лубовского, И.Ю. Левченко, И.И. Мамайчук, Е.М. Мастюковой,  О.Г. Приходько и др.

Изучение особенностей субъективного мира лиц с нарушениями двигательной сферы позволит существенно расширить наши представления о генезе психики в целом и о факторах, оказывающих влияние на формирование субъективного мира как психологической категории, в частности.

Недостаточное изучение влияния нарушений двигательной сферы человека на формирование психики в целом и субъективный мир, в частности определило актуальность исследования.

Цель исследования: выявить влияние двигательной сферы на формирование субъективного мира личности.

Объект: субъективный мир личности.

Предмет: особенности субъективного мира лиц с нарушениями двигательной сферы различного генеза.

Гипотеза: субъективный мир лиц с нарушениями двигательной сферы будет иметь качественное своеобразие по сравнению с их здоровыми сверстниками. Специфика проявлений тесно связана с различиями в генезе нарушения: врожденные и приобретенные ограничения по-разному искажают представления о мире и о себе в мире у молодежи с двигательной патологией.

Задачи исследования:

1. На основе теоретического анализа подходов к исследованию субъективного мира и его детерминант, представленных в трудах отечественных и зарубежных философов, психологов, физиологов и дефектологов, выявить значимые факторы, определяющие особенности формирования субъективного мира.

2. Выявить особенности оптико-пространственного синтеза, особенности личности и смысловой сферы лиц с нарушениями двигательной сферы.

3. Выявить и описать характерные проявления субъективного мира лиц с нарушениями двигательной сферы врожденного и приобретенного генеза.

4. Установить закономерности в проявлении выявленных различий: доказать зависимость субъективного мира от состояния двигательной сферы.

Методологической и теоретической основой исследования послужили:

- принцип системного подхода, представленный в отечественной психологии в работах Б.Г. Ананьева, А.Г. Асмолова, А.В. Брушлинского, Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, В.С. Мерлина, С.Л. Рубинштейна, В.Д. Шадрикова и др.;

- концепция «образа мира» (Е.Ю. Артемьева, Ф.Е. Василюк,  Е.С. Калмыкова, А.Н. Леонтьев, К. Левин, Д.А. Леонтьев, С.К. Нартова-Бочавер, С.Д. Смирнов и др.), психосемантический подход к исследованию сознания как многослойной уровневой системы, обладающей культурно-исторической природой (В.Ф. Петренко, А.Г. Шмелев);

- теория культурно-исторического развития психики Л.С. Выготского, А.Р. Лурии и проведенные на ее основе исследования физиологических коррелятов психических явлений (П.К. Анохин, Н.А. Бернштейн,  В.М. Бехтерев, И.М. Сеченов, А.А. Ухтомский), феномена взаимосвязи двигательной активности и психики (С. Вапнер, Х. Вернер);

- положения о закономерностях формирования психики в условиях дизонтогенеза (Т.А. Басилова, Н.Л. Белопольская, Н.А. Государев, Т.А. Добровольская, Л.В. Кузнецова, В.В. Лебединский, В.И. Лубовский, В.Г. Петрова, Л.И. Переслени и др.), особенностей развития психики и личности в условиях двигательной депривации врожденного генеза (М.В. Ипполитова, Е.И. Кириченко, В.В. Ковалев, И.Ю. Левченко, И.И. Мамайчук, Е.М. Мастюкова, К.А. Семенова, Л.М. Шипицына) и приобретенного генеза (М.Н. Гончарова, Л.И. Демидова, Л.П. Зарицкая, А.В. Смирнов и др.).

Организация исследования

Исследованием было охвачено 72 человека в возрасте 22–38 лет с нормальным и нарушенным опорно-двигательным аппаратом. Испытуемые не имеют нарушений интеллектуального развития, являются абитуриентами, студентами вуза, работающими, временно не работающими. Участники исследования были разделены следующим образом: 1 группа (22 чел.) – испытуемые с врожденными нарушениями функций ОДА; 2 группа (25 чел.) – испытуемые с приобретенными нарушениями функций ОДА; 3 группа (25 чел.) – испытуемые, не имеющие патологии психофизического развития.

Эмпирическое исследование особенностей субъективного мира лиц с нарушениями двигательной сферы проводилось на базах краевого государственного бюджетного учреждения «Хабаровский социально-оздоровительный центр инвалидов Хабаровского края», ФГБОУ ВПО «Дальневосточный государственный гуманитарный университет», некоммерческой организации «АРИДИ» с 2005 по 2011 годы.

Методы исследования

В качестве методов исследования применялись теоретический анализ литературы по проблеме исследования, метод изучения документов, наблюдение, беседа, экспертная оценка, тестирование, эксперимент, методы математической статистики (кластерный анализ, корреляционно-регрессивный анализ, анализ проверки гипотез).

Констатирующий эксперимент осуществлялся с использованием комплекса методик и опросников: методика «Копирование сложных фигур» Рея-Остеррица и Э. Тейлора; «Многофакторный личностный опросник  Р.Б. Кэттела (16PF)»; «Методика управляемой проекции» (МУП) В.В. Столина; «Социальный интеллект» Дж. Гилфорда и М. Салливена; «Личностный дифференциал»; «Ассоциативный эксперимент»; «Пиктограмма», «Семантический дифференциал», «Шкала аттитюдов ко времени» Ж. Ньютенна (в модификации К. Муздыбаева).

Научная новизна и теоретическая значимость исследования

Установлено, что субъективный мир личности описывается сочетанием таких конструктов, как: а) отношение к себе как индивиду; б) отношение к миру и способы бытия в нем; в) коммуникативная компетентность как актуальная способность к взаимодействию с окружающим миром.

Выявлено, что субъективный мир личности может быть представлен трехкомпонентной моделью взаимодействия человека с миром: восприятие информации об окружающем мире; отображение мира и себя в мире; внешняя активность (реагирование) человека в определенной жизненной ситуации, внешние экспрессивные формы его поведения.

Обнаружено, что некоторые феномены (интеллектуальные способности, наличие некоторых характерологических черт: дипломатичность – прямолинейность, консерватизм –  радикализм, смысловое отражение представлений о мире в рамках анализа категорий базовых и духовных ценностей человека, уровни содержания деятельности во внутреннем мире человека), не могут быть проанализированы с позиции наличия или отсутствия нарушений двигательной сферы; они могут быть объяснены социо-культурными факторами: принадлежностью к одной возрастной категории, одной социальной страте (материальное положение, образовательный статус, культурный уровень), что позволяет считать их характеристиками относительно свободными от влияния двигательной активности человека.

Доработана и структурирована процедура обработки данных методики «Копирование сложных фигур Рея-Остеррица и Э. Тейлора» (предложена система балльной оценки характеристик рисунков испытуемых).

Составлены сравнительные психологические характеристики (портреты) лиц с врожденными и приобретенными нарушениями двигательной сферы и людей, не имеющих двигательной патологии.

Практическая значимость исследования

Сформирован диагностический комплекс, необходимый для организации исследования субъективного мира лиц с нарушениями двигательной сферы. Выявленные и описанные особенности субъективного мира лиц – участников исследования – позволяют психологам, реабилитологам, специальным и социальным педагогам учитывать их индивидуально-типические особенности для оптимальной организации их психолого-педагогического и медико-социального сопровождения, эффективно решать проблемы интеграции лиц с нарушениями двигательной сферы в обществе. Полученные в ходе исследования данные используются для профессиональной подготовки специалистов в области специальной психологии и педагогики, психологии личности, социальной работе и пр.

Достоверность результатов исследования обеспечена научно-методологической обоснованностью, проверкой теоретических положений эмпирическими методами, адекватными цели, предмету и задачам работы. Статистическая достоверность обеспечивалась использованием статистических процедур обработки данных и анализа результатов, были применены компьютерные статистические программы STATISTICA 6.0., STAT GRAPHICS PLUS 5.0

Апробация и внедрение результатов исследования

Основные положения и результаты исследования обсуждались на кафедре коррекционной педагогики и психологии ФГБОУ ВПО «Амурский гуманитарно-педагогический государственный университет» (2008 – 2010 г.), на кафедре специальной психологии факультета клинической и специальной психологии ФГБОУ ВПО «Московский городской психолого-педагогический университет» (2011г.). Результаты исследования были изложены на региональных, всероссийских и международных научно-практических конференциях «Интегрированное и инклюзивное образование как актуальная проблема психолого-педагогического сопровождения лиц с особенностями развития» (Хабаровск, 2008 г.), «Теория и практика общего и специального образования» (Хабаровск, 2009 г.), «Молодежь и наука: реальность и будущее» (Невинномысск, 2010г.), «Современные технологии психолого-педагогического сопровождения развития детей в массовых и специальных школах и дошкольных учреждениях» (Биробиджан, 2010 г.).

Материалы диссертационного исследования легли в основу создания учебных программ по дисциплинам «Психология детей с нарушениями функций опорно-двигательного аппарата», «Специальная психология» факультета «Специальная психология и педагогика» ФГБОУ ВПО ДВГГУ, курсов повышения квалификации «Подготовка научно-педагогических кадров к организации образовательного пространства для молодежи с ограниченными возможностями здоровья», организуемых на базе ФГБОУ ВПО ДВГГУ и краевого государственного бюджетного образовательного учреждения дополнительного образования «Хабаровский краевой институт развития образования». Данные исследования применены в консультативной работе с семьями, воспитывающими ребенка с нарушением двигательной сферы на базе краевого центра для детей со сложными тяжелыми множественными нарушениями развития г. Хабаровска.

Результаты исследования отражены в ряде публикаций.

Достоверность результатов исследования обеспечена методологической обоснованностью его исходных позиций, теоретической проработкой проблемы, применением комплекса исследовательских методов, адекватных объекту, предмету, целям и задачам исследования, непротиворечивостью промежуточных результатов и выводов, применением принципа системного анализа, использованием непараметрических методов математико-статистической обработки полученных данных.

Положения, выносимые на защиту

  1. Формирование субъективного мира находится в прямой зависимости от состояния двигательной сферы индивида. В случаях ее нарушения (стойкие ограничения в движениях) имеют место качественные отличия представлений о мире и о себе в мире от субъективного мира здоровых людей.
  2. Субъективный мир лиц с врожденными нарушениями двигательной сферы имеет качественное отличие как от субъективного мира лиц с приобретенными физическими нарушениями, так и от субъективного мира лиц с нормативным развитием двигательной сферы.
  3. При оценке своеобразия субъективного мира молодежи с нарушениями двигательной сферы следует ориентироваться не только на выраженность патологии, время ее возникновения, но и на их индивидуальные психологические особенности и социо-культурные характеристики. Уровень интеллектуального развития, некоторые характерологические черты личности, отдельные стороны смыслового отражения представлений о мире являются характеристиками, относительно свободными от влияния двигательной активности человека.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы и приложений.

содержание работы

Во введении дано обоснование актуальности исследования, определены его объект, предмет, цель, показаны научная новизна, теоретическое и практическое значение. Сформулированы положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Субъективный мир лиц с нарушениями двигательной сферы: теоретический анализ проблемы» излагаются методологические и теоретические основы исследования.

Параграф 1.1. посвящен изложению современных представлений о субъективном мире человека как психологическом феномене.

В разделе 1.1.1. «Диалектика внешнего и внутреннего как принцип бытия человека в мире» представлены взгляды Б.С. Братуся, Л.С. Выготского,  А.Н. Леонтьева, С.Л. Рубинштейна, И.М. Сеченова, В.И. Слободчикова,  В.Э. Чудновского, М.Г. Ярошевского по вопросу детерминации формирования и развития личности внешними (условия его реального бытия, включенность в общественные отношения) и внутренними (особенности физического статуса, активность) факторами. Рассмотрены различные аспекты формирования личности под влиянием анатомо-физиологических факторов, образа жизни, деятельности, субъективной активности и пр. Раскрывается тезис о том, что субъективный мир человека находит свое отражение в диалектическом единстве внутренних условий, через которые преломляются все внешние воздействия.

В разделе 1.1.2. «Субъективный мир как психологическая категория» раскрыта сущность феномена «субъективный мир», его основные характеристики, связи с другими психическими явлениями, взаимосвязь субъективного мира и личности. В разделе осуществлен анализ семантического пространства понятий, имеющих отношение к описанию субъективного представления об объективной реальности человека, рассмотрены позиции физиков (Г. Герца, А. Эйнштейна, М. Планка и др.), физиологов (Дж. Гибсона, К. Гольдштейна и др.), психологов (Е.Ю. Артемьевой, В.П. Зинченко, Ф.Е. Василюка, Е.А. Климова, А.Н. Леонтьева, Д.А. Медведева, С.Д. Смирнова,  Ю.К. Стрелкова). Среди факторов, оказывающих влияние на формирование субъективного мира человека, особое внимание уделено рассмотрению роли движения и действий (Н.А. Бернштейн, В.П. Зинченко).

В параграфе 1.2. изложены основные концепции, рассматривающие двигательную сферу как системообразующий фактор формирования субъективного мира личности.

В разделе 1.2.1. «Психомоторная организация человека» раскрываются представления ученых о психомоторной деятельности индивида. Представлены взгляды, отражающие роль двигательной активности в формировании субъективного мира человека. Обосновано положение, что от характера двигательной активности напрямую зависит качество жизни человека, и, как следствие, особенности представлений о мире и о себе в мире.

Раздел 1.2.2. «Двигательная сфера и ее роль в формировании психики человека» посвящен изложению основных концепций, рассматривающих роль двигательной сферы в психическом развитии вообще и в формировании субъективного мира, в частности. Неотъемлемое участие движений во всех актах чувственного восприятия и в активной выработке объективно верного отражения мира описано в работах П.К. Анохина, В.М. Бехтерева,  И.П. Павлова, И.М. Сеченова, А.А. Ухтомского и др. Без участия двигательной сферы невозможно познание элементарных связей внешнего мира, формирование представлений о нем (Б. Прейер). Именно движение непосредственно осуществляет ту практическую связь человека с окружающим миром, которая лежит в основе развития его психических процессов и личности (Л.И. Божович, П.Я. Гальперин, А.Н. Леонтьев, М.С. Мухина).

В параграфе 1.3. рассмотрены нарушения двигательной сферы и их влияние на формирование субъективного мира личности.

В разделе 1.3.1. «Нарушение функций опорно-двигательного аппарата: основные клинические проявления» детально проанализировано понятие «нарушение функций опорно-двигательного аппарата (ОДА)», основные классификации и клинические проявления нарушений двигательной сферы врожденного и приобретенного генеза. Анализ составлен на основе трудов неврологов, ортопедов и дефектологов (Л.О. Бадалян, М.В. Волков, Е.М. Мастюкова, К.А. Семенова, В.Ф. Трубников, Л.М. Шипицина). На основе работ Р.Д. Бабенковой, А.А. Даниловой, М.В. Ипполитовой, Э.С. Калижнюк, И.Ю. Левченко, Х.Р. Мендоса, раскрыты представления об особенностях психической организации лиц с нарушениями функций ОДА.

Психологические деформации, к которым приводят нарушения двигательной сферы, по своей глубине не уступают, а порой и превосходят те физиологические аномалии, которые являются прямым следствием болезни или травмы. В разделе 1.3.2. «Личностные особенности лиц с нарушениями двигательной сферы» отражена специфика личностных деформаций в случаях врожденных (Н.А. Государев, В.В. Ковалев, Е.И. Кириченко, И.Ю. Левченко, Э.С. Калижнюк, О.А. Трифонов, Л.М. Шипицина) и приобретенных (И.Д. Булюбаш, Л.И. Демидова, Г.Е. Леевик, А.В. Смирнов и др.) нарушений функций ОДА. Тем самым доказывается положение об обусловленности психических явлений состоянием двигательной сферы, а так же то, что двигательная активность и образ жизни могут выступать системообразующими факторами формирования субъективного мира личности.

Итогом обзора научной литературы стали основные теоретические тезисы, которые легли в основу эмпирической части исследования. Нами сформулировано рабочее определение понятия «субъективный мир», под которым понимается представление человека о мире и себе в мире, формирующееся в процессе взаимодействия человека с внешним миром и развивающееся под влиянием социокультурной реальности, в которую погружен человек. Субъективный мир мы рассматриваем как структуру, включающую 3 взаимосвязанных компонента: восприятие информации об окружающем мире (перцептивный мир); отображение себя в мире (личностная сфера); отображение мира и отношение к миру (смысловая система). Субъективный мир зависит от состояния сенсомоторной сферы индивида, нарушения которой напрямую не детерминируют развитие личности, но становятся обстоятельствами, осложняющими познавательную деятельность, межличностное общение, формирование индивидуальности, а также средствами, которыми личность пользуется для оправдания своей жизненной позиции и своих поступков.

Все сказанное рассматривается нами как обоснование выбора диагностических процедур, примененных к изучению специфики характеристик субъективного мира лиц с нарушениями двигательной сферы.

Во второй главе «Эмпирическое исследование субъективного мира лиц с нарушениями двигательной сферы» осуществлен сравнительный анализ полученных эмпирических данных, уточнены и систематизированы результаты исследования.

В параграфе 2.1. описываются организационные аспекты исследования: этапы работы, клинико-психологическая характеристика участников, пакет методов и методик.

В параграфе 2.2. представлены результаты исследования оптико-пространственного синтеза у респондентов с нарушениями двигательной сферы.

Пространственные представления являются сложной матричной многофакторной структурой психики, проявляющей себя в разных видах деятельности и играющей системообразующую роль в формировании образа мира и рефлексивных структур сознания (Н.А. Бернштейн, Л.М. Веккер,  Б.М. Величковский, П.Я. Гальперин, И.М. Сеченов, Ю.К. Стрелков и др.). На тот факт, что формирование пространственно-временных представлений обеспечивается согласованной работой зрительного, слухового, двигательно-кинестетического, вестибулярного анализаторов указывают исследования  Н.А. Бернштейна, И.М. Сеченова, Л.О. Бадаляна, К.А. Семеновой. Естественно предположить, что в случаях нарушений двигательной сферы субъективное представление человека об объективной реальности будет иметь особенности.

Исследование оптико-пространственного синтеза осуществлялось посредством методики «Копирование сложных фигур» Рея-Остеррица и Э. Тейлора. Обработка и анализ полученных данных производились на основе подхода А.В. Семенович. Достоверность выявленных различий проверялась с помощью многомерного анализа данных доверительных интервалов.

Установлено, что между респондентами 1, 2 и 3 групп имеются значимые отличия. У испытуемых 1 группы выявлено грубое нарушение метрических, координаторных, структурно-топологических, проекционных представлений, осознанного восприятия целостного перцептивного поля, стратегии оптико-пространственной деятельности. Структура выявленной недостаточности оптико-пространственных синтезов определяется сложным патогенезом заболевания и обусловлены дисфункцией кинестетического, зрительного и в целом всего анализаторного аппарата.

У испытуемых 2 группы выявлена недостаточность координаторных, структурно-топологических, проекционных представлений, дискордантность результатов по критериям: стратегия оптико-пространственной деятельности, метрические представления, целостность перцептивного поля. Дискордантность результатов определяется наличием расстройства полимодального синтеза при диффузных поражениях теменно-затылочных, лобно-теменных отделов коры и межполушарных связей у части испытуемых, составивших изучаемую нами выборку. Кроме того, в отличие от респондентов 1 группы, испытуемые 2 группы демонстрировали склонность к обнаружению ошибок, адекватность эмоционального реагирования на них, стремление к исправлению недостатков изображения в процессе деятельности.

У испытуемых 3 группы нарушения оптико-пространственного синтеза отсутствуют. Полученные результаты позволяют говорить о связи между наличием нарушения двигательной сферы и спецификой сформированности оптико-пространственных синтезов у испытуемых 1 и 2 групп.

В параграфе 2.3. представлены результаты изучения особенностей личности испытуемых. .

Изучение психологических особенностей, вариабельных черт личности, построение характерных психологических портретов испытуемых было произведено при помощи «Многофакторного личностного опросника Р.Б. Кэттела (16 PF)». Обобщение результатов, указывающих на наличие совокупности личностных черт по группам испытуемых, представлено в табл. 1.

Таблица 1

Соотношение значимых шкал у разных групп испытуемых

Группы испытуемых

Весомые шкалы

1 группа

А-,С-,F-, G -,I+, L -, М+, О+, Q2-,Q3-, Q4 +,

2 группа

А-,С-,F-,Е+,I-,I+,М-,О+,О-,Q2-,Q3+,Q4+

3 группа

A+, С+, F+, Н+,М-,О-,Q2+,Q3+,Q4-

У испытуемых 1 группы выявлено наличие в профиле личности факторов (G-), (L+), характеризующих испытуемых как подозрительных, эгоистичных, нежелающих ограничивать себя в чем-либо ради других.

В профиле личности испытуемых 2 группы выявлено наличие фактора (Е+), что указывает на их настойчивость, конфликтность, неуступчивость.

Испытуемые 3 группы отличаются от испытуемых 1 и 2 групп отсутствием в профиле их личности фактора (I+,I-) и наличием фактора (Н+), что характеризует здоровых респондентов как смелых, активных, дружелюбных, не обеспокоенных состоянием своего здоровья.

Наибольшее совпадение факторов отмечается у испытуемых 1 и 2 групп: их сближает наличие в профиле факторов (А-), свидетельствующих о необщительности, закрытости, отгороженности, (С-) испытуемые демонстрируют яркую невротическую симптоматику, эмоциональную неустойчивость, неуверенность в себе, (F-) – сторонятся общества, склонны к намеренной самоизоляции (I+) – ипохондричны, проявляют увлеченность внутренними иллюзиями, (О+) – неуверенны, ранимы, озабочены, чувствительны к критике, (Q2-) – несамостоятельны, зависимы от внешнего влияния, (Q4+) – фрустрированы, изменчивы, избегают требований действительности. По фактору (I) выявлено, что некоторые испытуемые 2 группы склонны к проявлению сходных тенденций с испытуемыми 1 группы (I+), другие испытуемые 2 группы, напротив, реалистичны, не обращают внимания на физические страдания, демонстрируют независимость, самоуверенность, жизнерадостность (I-).

Имеет место совпадение у 2 и 3 групп испытуемых следующих проявлений: практичность, управляемость внешними реалиями; занятость устройством личных дел (М-), самоуверенность, самонадеянность, жизнерадостность, активность, беззаботность и нечувствительность к критике, замечаниям и упрекам (О-), высокий самоконтроль поведения (Q3+).

Примечателен факт, что по полученным данным отсутствует совпадение факторов в профилях личности у испытуемых 1 и 3 групп.

«Методика управляемой проекции» В.В. Столина позволила нам оценить непосредственно переживаемое отношение к себе, выраженное в категориях симпатии, уважения и близости, а так же произвести качественный анализ механизмов и стратегий психологических защит, обеспечивающих позитивное отношение к себе и самопринятие личности. Все результаты методики были проанализированы в соответствии с выделенными нами критериями оценки самоотношения личности: отношение к себе; отношение к здоровью; отношение к социальным контактам; трудности, препятствующие социализации; достижение целей; будущее; наличие внутриличностного конфликта; психологические защиты.

У испытуемых 1 группы обнаружено противоречивое отношение к себе: на рациональном уровне – приятие и самоуважение, на эмоциональном – неприятие, пренебрежение. Необъективность и неадекватность самоотношения проявляется в виде повышенного уважения, вплоть до формирования комплекса превосходства, либо чрезмерного уничижения до комплекса неполноценности. Выявленная избирательность в социальных контактах основывается на представлении об окружающих как непонимающих, равнодушных, не готовых к взаимодействию, в связи с этим они прибегают к тактике поиска и прикрепления к таким людям, которые однозначно проявляют опеку и поддержку по отношению к ним. В отношении людей, не входящих в круг значимых для них лиц, они превентивно враждебны, агрессивны, ожидают каверз и недоброжелательных поступков. Большинство жизненных трудностей связывают с непониманием со стороны окружающих, недооценкой тяжести их состояний. Демонстрируют стремление к достижению задуманного в сочетании с неуверенностью в собственных возможностях. Будущее представляется им неизвестным, бесперспективным, пугающим. Испытуемые демонстрируют наличие внутриличностного конфликта, экстернальность локус-контроля, преобладание внешне обвинительных реакций, обесценивание достижений здоровых людей: «Чего бы я мог добиться, имей я такое же здоровье, внешность и пр.». Участникам свойственно использование преимущественно непродуктивных поведенческих копинг-стратегий (агрессивность, покорность, протест, отступление).

У испытуемых 2 группы выявлено требовательное отношение к себе одновременно с тенденций к недооцениванию своих возможностей, занижению физических и психологических качеств, ощущение малоценности. Отмечено, что внутри группы встречаются испытуемые, которые озабочены состоянием своего здоровья, считают, что оно играет важную роль в их жизни. Однако есть и респонденты, которые полагают, что здоровье – не главное в жизни и не предпринимают никаких попыток по его улучшению, восстановлению утраченных функций. В сфере социальных контактов проявляется критическое отношение к своей личности как члену социума, отношение к окружающим отличается вариативностью (скрытая зависть – ожидание поддержки), избирательность контактов. Выявленная избирательность в контактах проявляется в ограничении круга общения, в поиске людей со сходным кругом интересов, проявляют настрой на длительные и глубокие отношения, в которых стремятся к утолению потребности социальной включенности и принятости. К основным трудностям, препятствующим социализации, они относят непонимание и неготовность окружающих к взаимодействию с ними, а также отношение к своему дефекту как к наказанию за проступки. Для одних респондентов с приобретенным двигательным нарушением характерно настойчивое стремление к достижению поставленных целей, для других – отсутствие стремления к достижению и реализации планов, признание бессмысленными проявления любой активности. Будущее представляется неопределенным, бесперспективным, но полным надежд. Испытуемые демонстрируют наличие внутриличностного конфликта в сочетании с интернальным (возлаганием на себя всей полноты ответственности за происходящее с ними) и экстернальным (склонность приписывать ответственность за результаты того, что происходит с ними внешним силам) локус-конролем. Участникам свойственно использование как продуктивных (сотрудничество, оптимизм), так  и непродуктивных (агрессивность, самообвинение) копинг-стратегий.

У испытуемых 3 группы выявлено адекватное положительное отношение к себе, удовлетворенность собой и своей жизнью. Проявляют пренебрежение к своему здоровью. Отношение испытуемых к социальным контактам характеризуются конгруэнтностью, высокой значимостью контактов, легкостью приспособления к различным ситуациям, высокой готовностью к сотрудничеству. Преимущественно поверхностный, временный характер отношений (контактов) при наличии общих интересов, взаимовыгоды. К основным трудностям, препятствующим социализации, относят прямолинейность, конфликтность, незначительные бытовые проблемы, непонимание со стороны окружающих. Они стремятся к достижению поставленных целей, считают, что достигнут высоких результатов. Отношение к будущему положительное, видят его наполненным перспективами. Отсутствие проявлений глубокого внутриличностного конфликта, использование преимущественно продуктивных когнитивных и поведенческих копинг-стратегий (проблемный анализ, сотрудничество).

Определение когнитивного компонента субъективного отношения к жизни осуществлялось  с  помощью методики  «Шкала аттитюдов ко времени»

Ж. Ньюттена (в модификации К. Муздыбаева).

Анализ полученных результатов позволил нам выявить у респондентов 2 группы преимущественно негативное отношение к прошлому (неприятное, ужасное, трудное, неудачное, пассивное, несвободное) в отличие от испытуемых 1 и 3 групп (приятное, прекрасное, легкое, успешное, значительное, интересное).

Описания настоящего схожи у испытуемых 1 и 2 групп (легкое, успешное, быстро проходящее) и у испытуемых 1 и 3 групп (безнадежное, насыщенное событиями). Испытуемые 2 группы были склонны преимущественно к положительному оцениванию настоящего (приятное, светлое, свободное). У респондентов 3 группы отмечено большее количество пессимистичных оценок (темное, трудное, пассивное).

Описания будущего имеют схожесть у испытуемых 1 и 3 групп, их характеризует позитивный настрой (исполненное надежд, прекрасное, успешное, быстро проходящее, активное), однако при всем положительном ожидании будущее им видеться несвободным.

Проведенный кластерный анализ полученных данных показал, что 1 и 3 группы связаны между собой (мера связи равна 5). Мера связи 2 группы с группами 1 и 3 равна 43. 2 группа выделена в отдельный кластер со смысловым расстоянием равным 1,74.

Социальный интеллект исследовался с помощью методики Дж. Гилфорда и М. Салливена. Обобщенный анализ результатов показал, что ни в одной группе испытуемых не были получены данные, указывающие на высокий уровень развития социального интеллекта.

Композитная оценка респондентов 1 группы (8,4) свидетельствует о наличии у них ниже среднего/низкого социального интеллекта. Их характеризует недостаточное понимание связей между поведением и его социальными последствиями, неверное представление результатов своих действий и поступков других, и, как следствие – совершение ошибок, попадание в конфликтные и опасные ситуации.. Отмечается низкий контроль поведения, несоблюдение социальных правил, зависимость от средового воздействия, отсутствие озабоченности переживаниями других людей, нежелание ограничивать себя в чем-либо ради других. Такая позиция оправдывается представлениями испытуемых об окружающем мире как о враждебно настроенном по отношению к ним.

Композитная оценка респондентов 2 группы (12,6) указывает на наличие у них среднего/ниже среднего уровня социального интеллекта, что проявляется в следующем: демонстрируют умение выстраивать стратегию своего поведения для достижения поставленной цели, способны правильно оценивать состояния, чувства, намерения людей по их невербальным проявлениям (поза, мимика, жесты), чувствительны к эмоциональным состояниям других людей в ситуациях межличностного общения. Вместе с тем, для них свойственна недостаточность предвосхищения дальнейших поступков людей на основе анализа реальных ситуации общения (семейного, делового, супружеского), недостаточная ориентировка в нормах и правилах поведения в обществе.

Композитная оценка респондентов 3 группы (15,7) указывает на наличие среднего/выше среднего социального интеллекта. Испытуемых характеризует высокая социальная активность, чувствительность к эмоциональным состояниям других людей в ситуациях межличностного общения, стремление взаимодействовать с группой, учитывать социальное мнение. Наличие высокой способности к адекватному отражению целей, намерений, потребностей участников коммуникации коррелирует со способностью предсказывать последствия поведения, рассматривать свою жизнь в контексте жизни других людей и во взаимосвязи с ними. Высокий самоконтроль поведения, принятие социальных норм.

Субъективное представление о себе исследовалось с помощью методики «Личностный дифференциал», адаптированой сотрудниками психоневрологического института им. В.М. Бехтерева. Результаты проанализированы с позиции 3-х классических факторов семантического дифференциала: «оценка», «сила» и «активность».

В ходе изучения данных по фактору «оценка» нами выявлено различие в самоописаниях испытуемых. Так, испытуемые 1 и 3 групп оценивают свою личность достаточно позитивно, демонстрируют удовлетворенность собой (обаятельный, справедливый, дружелюбный, честный), отмечают только по одной негативной личностной характеристике (эгоистичный у участников 1 группы, безответственный у 3 группы). У испытуемых 2 группы при наличии положительных характеристик (добросовестный, добрый, отзывчивый, справедливый), отмечена тенденция к более критическому отношению к своей личности, ощущению малоценности, о чем свидетельствовал выбор таких качеств, как непривлекательный, неискренний.

Анализ данных по фактору «сила» указывает на то, что испытуемые 1 и 3 групп высоко оценивают развитие своих волевых качеств, их результаты свидетельствуют об уверенности в себе, независимости, решительности, о самостоятельности и стремлении рассчитывать на собственные силы в разнообразных жизненных ситуациях. Отмечено, что при всей схожести самоописаний, респонденты 1 группы описывают себя как уступчивых, а респонденты 3 группы как упрямых. Установлено, что наиболее высокие оценки по фактору «сила» демонстрируют респонденты 1 группы, а самые низкие – респонденты 2 группы. О повышенном уровне тревожности, астенизации испытуемых 2 группы свидетельствуют полученные самоописания – несамостоятельный, слабый, напряженный, неуверенный, зависимый.

Результаты по фактору «активность» указывают на экстравертированность личности испытуемых 1 и 3 групп, однако более детальное сравнение полученных показателей свидетельствует о высокой степени открытости, деятельности, общительности только респондентов 3 группы. Испытуемые 1 группы, наравне с положительными самоописаниями, указывают на наличие негативных личностных характеристик – молчаливый, вялый. На интровертированность личности испытуемых 2 группы указывают негативные самоописания – замкнутый, нелюдимый.

Проведенный кластерный анализ всех результатов по факторам «оценка», «сила», «активность» показывает статистическую взаимосвязь 1 и 3 групп, т.к. группы первыми объединены в смысловой кластер с расстоянием равным 4,9. 2 группа выделена в отдельный кластер со смысловым расстоянием равным 10. На основании полученных данных можно констатировать схожесть самоописаний (самооценок) испытуемых 1 и 3 групп.

Подводя итоги изучения личностной сферы участников исследования, мы можем уверенно констатировать наличие связи между особенностями личности и характером двигательного нарушения. Сопоставительный анализ данных показал, что имеют место значимые различия в структуре личности (чертах личности, реалистичности самоописаний), в специфике самоотношения (показателях, отражающих отношение к себе, своему здоровью, социальным контактам, будущему, в трудностях социализации, достижениях цели, проявлениях психологических защит), в уровнях социального интеллекта, реалистичности оценивания прошлого, настоящего, будущего у молодежи с нарушениями двигательной сферы различного генеза и людей без двигательной патологии.

В параграфе 2.4. представлены результаты изучения особенностей смысловой сферы участников.

Методика «Ассоциативный эксперимент» позволяет проникнуть во внутренний мир людей с нарушениями двигательной сферы, открывает путь к пониманию глубины объяснений человеком мира. В соответствии с задачей исследования нами были подобраны стимульные слова, описывающие значимые сферы жизнедеятельности:

  1. Пространственная активность человека: пространство, время.
  2. Отношение к своему дефекту/переживание болезни: судьба, доля, здоровье, свобода.
  3. Социальная активность: спорт, работа, учёба, отдых.
  4. Базовые ценности: дом, семья, природа, совесть, деньги.
  5. Духовные ценности: душа, воля, закон, грех.

При анализе был применен алгоритм метода семантических универсалий (В.П. Серкин, 2004). В основу качественного анализа было положено представление о глубине концептуального видения предмета деятельности, позволяющее судить об особенностях субъективного мира человека (В.П. Яссман, 2005).

Всего в ходе исследования получено 3321 ассоциация. Кластерный анализ позволил разделить все ассоциации на значимые и незначимые. Значимые ассоциации были проанализированы нами по уровням отражения предмета деятельности во внутреннем мире человека. Наиболее интересные результаты мы получили при анализе ассоциаций на стимулы: пространственная активность человека; отношение к своему дефекту/переживание болезни; социальная активность; базовые ценности.

На стимул пространство для всех групп характерны семантические универсалии: вселенная, космос, мир, бесконечное, личное, перемещение, время. Вместе с тем, имеются и отличия. Так, у испытуемых 1 группы встречается большое количество абстрактных ассоциаций: бесконечное, безграничное, время, невесомость. Респонденты 2 группы описывают пространство в  негативно окрашенных характеристиках: недоступность, клетка, граница, средства помощи передвижения. Представления испытуемых 3 группы  сходны с представлениями испытуемых 1 группы, однако для них свойственны ассоциации, отражающие их социальную и личностную активность: направление, настоящее/будущее, внутренний мир, социум, семья.

На стимул время для всех групп характерны семантические универсалии: день, ночь, часы, жизнь, возраст, деньги, быстротечное, нестабильное. У испытуемых 1 и 3 групп имеет место совпадение ассоциаций: учеба, карьера, деньги, будущее. Однако, если для респондентов без двигательных нарушений характерно большее количество ассоциаций, отражающих значимость социального взаимодействия (спешить, пунктуальность, взаимодействие, перспектива), то  для респондентов 2 группы характерно субъективно-эмоциональное отношение ко времени, что проявляется в таких ассоциациях, как прошлое, непредсказуемость, деньги, зависимость, терпение.

На стимул судьба для всех респондентов характерны семантические универсалии: человек, дорога, рок, перемены, предназначение. В то же время у респондентов 1 и 2 групп выявлены общие универсалии, отражающие негативный, тревожно-депрессивный характер оценки судьбы (испытание, болезнь, беспощадна, безжалостна, догма, обреченность, неизвестность). Представление о судьбе 3 группы в целом позитивное: опыт, подарок, любовь, свобода, наслаждение, знак, карты.

На стимул свобода респонденты всех групп дают универсалии: небо, ветер, птица, активность, деньги, независимость. Одновременно установлено, что представления о свободе испытуемых 2 группы схожи как с представлениями 1 группы (тревога, запрет, бессмысленность), так и с представлениями 3 группы (воля, передвижение, самостоятельность, уверенность, выбор, жизнь).

На стимул доля у респондентов всех групп выявлены общие универсалии: предназначение, равенство, часть, половина, наследство. Однако у респондентов 1 и 2 групп понятие доля представлено в семантическом наполнении более развернуто и указывает на глубокие переживания: несправедливость, расплата, участь, тяжелая. Подобных экзистенциальных размышлений мы не выявили у респондентов 3 группы, которые давали ассоциации: часть, кусочек, половина чего-либо.

Общие универсалии на стимул здоровье: жизнь, спорт, перемещение, сила, работа. Однако, если для испытуемых 1 и 2 групп с этим понятием связаны экзистенциальные смыслы (свобода, основа, любовь) и ассоциации, обусловленные болезнью, ограничением физической активности (боль, больница,  лечебные процедуры), то у 3 группы преобладают бытийные смыслы (финансы, правильное питание, аптека, врачи, таблетки, здоровый образ жизни).

В ходе анализа ассоциаций сферы социальная активность и базовые ценности выявлены различия в семантическом наполнении таких понятий, как дом, спорт. Именно эти понятия тесно связаны с теми сферами жизнедеятельности человека, которые в наибольшей степени предполагают двигательную активность.

Семантические универсалии на стимул спорт характерны для всех групп: здоровье, олимпиада, сила, активность, соревнование. Одновременно установлено, что в 1 группе преобладают конкретные стереотипные ассоциации: сборная, комментатор, спортивная программа, дисквалификация, допинг, Пекин (на момент проведения исследования проходили XXIX летние Олимпийские игры 2008 в г. Пекине). Однако представление о спорте у респондентов 1 группы в целом более узкое, на что указывает ограниченное количество ассоциаций в целом. В отличие от 1 группы, для  2 и 3 групп характерны такие общие универсалии, как достижение, энергия, испытания, престиж, перспектива, гордость, что может указывать на место, которое спорт занимает в целом в смысловой сфере этих респондентов.

Вне зависимости от наличия депривации двигательной сферы для всех респондентов дом соотносится с местом, где человек чувствует себя защищенным, может отдохнуть, восстановить силы. Семантические универсалии на стимул дом характерны для всех групп респондентов: уют, тепло, семья, понимание, близкие люди, строение. Выявились и отличия: у испытуемых 1 группы преобладают конкретные (стены, комната, шторы, кровать, печь) и стереотипные (крепость) ассоциации, в то время как у испытуемых 2 и 3 групп при наличии большого количества конкретных ассоциаций значительное место занимают ассоциации, несущие оценочную характеристику (веселье, тыл, быт, помощь, поддержка, согласие, традиции, очаг, уважение, радость, дети).

Результаты ассоциативного эксперимента позволяют сделать некоторые обобщения. Для испытуемых 1 группы характерно представление о мире, во многом опосредованное особенностями жизнедеятельности, сложившееся вследствие физического дефекта. Зачастую их представления ограничены знаниями, полученными из СМИ, книг, рассказов окружающих. Респондентов 1 и 2 групп объединяет наличие негативных ассоциаций, что раскрывает их внутреннюю позицию, свидетельствует о том, что они оценивают мир через призму дефекта и болезни. Испытуемых 2 и 3 групп объединяет всестороннее представление о мире, стремление ориентироваться на собственный практический опыт. Респондентов 3 группы характеризует преобладание позитивного взгляда на мир.

Методика «Пиктограмма» в нашем исследовании выступает в качестве вспомогательного (дополнительного) средства для оценки характера соотношения слов и рисунков на стимулы, использованные в ходе ассоциативного эксперимента. Подавляющее большинство испытуемых 1 и 2 групп испытывали затруднения в выполнении даже самых примитивных рисунков. В основе выраженных затруднений графической деятельности лежат нарушения крупной и мелкой моторики (гиперкинезы, парезы, параличи), зрительно-моторной координации, оптико-пространственных синтезов, несформированность или распад графических навыков. Анализ изображений, полученных  в ходе применения метода пиктограмм, показал, что у испытуемых 1, 2 и 3 групп преобладают конкретно-ситуативные изображения.

Для нашего исследования представляет интерес соотношение характера слов-ассоциаций и рисунков, выявленных при помощи методов «Ассоциативного эксперимента» и «Пиктограммы». Следует отметить, что при анализе ассоциаций и рисунков, полученных в результате предъявления стимулов пространство, время у испытуемых 1 группы наблюдается резкий диссонанс между абстрактностью ассоциаций и конкретностью, упрощенностью, элементарностью рисунков-пиктограмм. Это можно объяснить бедностью и недостаточностью собственного перцептивно-двигательного опыта испытуемых этой группы, стремлением ориентироваться преимущественно на информацию из книг, рассказов окружающих и пр.

Исследование субъективного мира было дополнено методом «Семантического дифференциала», который является комбинацией метода контролируемых ассоциаций и процедуры субъективного шкалирования. В качестве стимульного слова предлагалось понятие «Мой мир». Результаты проанализированы с позиции 3-х классических факторов семантического дифференциала: «оценка», «сила» и «активность».

В результате кластерного анализа было выявлено, что смысловое расстояние между испытуемыми 1 и 2 групп по фактору «оценка» находится ближе и первым объединено в кластер. Таким образом, объединение данных 1 и 2 групп свидетельствовало о большей степени их схожести, нежели у групп 1 и 3, 2 и 3.

Испытуемые 1 группы оценивают свой мир как непривлекательный, эгоистичный, черствый, несправедливый, враждебный.

Испытуемые 2 группы, как непривлекательный, безответственный, эгоистичный, черствый, несправедливый, враждебный.

В отличие от них испытуемые 3 группы оценивают свой мир как обаятельный, добрый, отзывчивый, дружелюбный.

Таким образом, для испытуемых 1 и 2 групп характерно негативное восприятие и оценка своего мира в отличие от респондентов 3 группы, которые дали преимущественно положительные оценки.

В результате кластерного анализа было выявлено, что смысловое расстояние между испытуемыми 2 и 3 групп по фактору «сила» меньше и первым объединено в кластер. 1 группа выделена в отдельный кластер. Таким образом, испытуемые 2 и 3 групп схожи в оценках по фактору «сила».

Респонденты 1 группы оценивают свой мир как несамостоятельный, сильный, упрямый, напряженный, зависимый.

Респонденты 2 группы как самостоятельный, сильный, напряженный, уверенный.

Респонденты 3 группы как самостоятельный, сильный, решительный, уверенный.

Таким образом, анализ полученных данных свидетельствует о негативном отражении мира с позиции фактора «сила» испытуемыми 1 группы (несамостоятельный, упрямый, напряженный, зависимый). Анализ результатов 2 группы показывает нам наличие у них сходных характеристик оценки мира как с испытуемыми 1 группы (сильный, напряженный, зависимый), так и оценками респондентов 3 группы (самостоятельный, сильный, уверенный). Респондентов 3 группы характеризуют позитивные оценки мира (самостоятельный, сильный, решительный, уверенный).

Многомерный анализ оценок, полученных по фактору «активность» показал, что оценки по фактору «активность» наиболее приближены у испытуемых 1 и 3 групп (т.к. эти группы объединились в кластер первой очереди), и значительно отделены оценки 2 группы. По фактору «активность» нами получены следующие оценки:

– респонденты 1 группы оценивают свой мир как активный, динамичный, торопливый, но хаотичный, беспокойный.

– респонденты 2 группы как активный, динамичный, торопливый, но упорядоченный, подвижный, нелюдимый.

– респонденты 3 группы как активный, динамичный, торопливый, упорядоченный, но беспокойный.

Таким образом, на основании полученных данных можно утверждать, что все испытуемые воспринимают мир активным, динамичным, торопливым. Однако существенные различия по некоторым критериям все же были установлены: испытуемые 1 группы описывают мир как хаотичный, 2 группы как подвижный, нелюдимый. Схожесть отмечена между испытуемыми 1 и 3 группы, для них мир беспокойный, и между 2 и 3 группой, описывающих мир как упорядоченный.

Обобщая данные, полученные в ходе изучения смысловой сферы участников исследования, можно утверждать, что на формирование представлений о мире оказывает влияние наличие и характер нарушения двигательной сферы. Выявлена прямая связь между характером патологии и субъективным представлением о мире и отношением к миру у испытуемых.

В параграфе 2.5. обсуждаются полученные результаты проведенного эмпирического исследования, формулируются выводы. Для доказательства непротиворечивости выявленных характеристик, установления статистически достоверной связи между ними, определения степени тесноты связей показатели всего массива полученных данных подвергнуты корреляционному анализу групп генеральной совокупности. Большая часть связей (78,4%), выявленных при сопоставлении переменных, подтверждает наличие корреляционной зависимости между ними. Наглядно полученные в ходе анализа данные, находящиеся в зоне критических значений и подтверждающие наличие корреляционных отношений между исследуемыми параметрами, представлены нами в виде корреляционных плеяд. Плеяды выстраивались относительно связанных между собой переменных: отношение к себе, отношение к миру и способы бытия в мире, коммуникативная компетентность как актуальная способность к активному взаимодействию личности и мира.

Полученные данные легли в основу описания типичных проявлений субъективного мира лиц с нарушениями двигательной сферы различного генеза.

В заключении подведены итоги проведенного теоретического и эмпирического исследования, сформулированы основные выводы:

  1. Формирование субъективного мира детерминируется состоянием двигательной сферы индивида. Отмечено наличие статистически достоверных различий между особенностями субъективного мира лиц с нарушениями двигательной сферы и без таковой.
  2. Установлено, что оптико-пространственный синтез, личностная  и смысловая сферы человека представляют собой системное единство, функциональное состояние которого обусловлено состоянием двигательной сферы индивида.
  3. Обнаружено, что лица с нарушениями двигательной сферы не являются гомогенной группой, различия субъективного мира объясняются разным временем наступления и тяжестью двигательного нарушения.
  4. Показано, что вариативность внутригрупповых различий зависит не столько от тяжести состояния, сколько от времени возникновения двигательного нарушения и могут быть объяснены  переживаниями инвалидности как острой критической ситуации (ПТСР).
  5. Отличия в проявлениях исследуемых феноменов внутри группы лиц с приобретенными нарушениями опорно-двигательного аппарата могут быть связаны с тем, что они первоначально формировались в ходе нормального онтогенеза и по своим проявлениям почти не отличались от показателей участников, не имеющих двигательных нарушений. В то же время, некоторые из описываемых личностных характеристик трансформировались под воздействием приобретенного заболевания или травмы, что несколько сблизило их с показателями группы лиц с врожденной патологией двигательной сферы.
  6. Установлено, что такие феномены, как: интеллектуальные способности, наличие некоторых характерологических черт (дипломатичность – прямолинейность, консерватизм – радикализм), отдельные стороны смыслового отражения представлений о мире в рамках анализа онтологической категории и категории ценностей человека, а так же уровни содержания деятельности во внутреннем мире человека не могут быть проанализированы с позиции наличия или отсутствия нарушений двигательной сферы. Отсутствие значимых различий между всеми группами лиц, принявших участие в исследовании, могут быть объяснены возрастными и социо-культурными особенностями респондентов: принадлежностью к одной возрастной категории, одной социальной страте (материальное положение, образовательный статус, культурный уровень). Это позволяет считать их характеристиками, относительно свободными от влияния двигательной активности человека.
  7. На основе статистического анализа полученных в ходе проведенного исследования результатов установлено наличие тесных связей внутри конструктов:

-отношение к себе;

-отношение к миру и способы бытия в мире;

-коммуникативная компетентность как актуальная способность к активному взаимодействию с миром.

  1. Полученные в исследовании данные могут быть использованы специалистами системы медико-психолого-педагогического сопровождения лиц с ОВЗ. Знания об особенностях субъективного мира лиц с нарушениями двигательной сферы могут быть положены в основу разработки психокоррекционных и психореабилитационных мероприятий, направленных на оптимизацию процессов их профессионального определения, социально-психологической адаптации и интеграции в общество.

Таким образом, в диссертационном исследовании решены все поставленные задачи, достигнута цель исследования, получены значимые теоретические и научно-практические результаты, подтверждающие правомерность выдвинутой гипотезы.

Содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора:

Публикации в ведущих рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК РФ:

1. Колесникова Г.Ю. Особенности образа мира у лиц с ограниченными физическими возможностями // Научно-теоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований», 2010, выпуск 7. С. 136 – 146

2. Колесникова Г.Ю. Особенности образа мира лиц с недостаточной двигательной активностью: к вопросу об использовании ассоциативного эксперимента // Научно-теоретический  журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований», 2010, выпуск 8. С. 149 – 154

3. Колесникова Г.Ю. «Субъективный мир людей с нарушениями двигательной сферы в контексте гуманитарной психологии» // Научно-теоретический журнал «Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке», 2010,-№ 4. С. 112-120

Научные статьи, доклады, тезисы:

1. Колесникова Г.Ю. Сенсорно-тоническое поле восприятия как основа образа мира и Я-концепции: К вопросу о диагностике //Теория и практика общего и специального образования. Сборник научных статей по материалам 53 научной конференции ДВГГУ. – Хабаровск: ДВГГУ, 2007. С.52 – 62.

2.Колесникова Г.Ю. Изучение особенностей «Я-концепции» у лиц с нарушением функций ОДА) // Информационные и коммуникационные технологии в социализации и социальной адаптации детей с ограниченными возможностями. – Хабаровск: ДВАГС, 2007. С.66 – 99.

3.Колесникова Г.Ю. Особенности социального интеллекта у лиц с двигательной патологией //Теория и практика общего и специального образования: сборник научных статей по материалам 54 научной конференции ДВГГУ. – Хабаровск: Апекс , 2008. С.139-150.

4.Колесникова Г.Ю. Изучение перцептивной сферы как составляющей образа мира лиц с двигательной патологией // Здравоохранение Дальнего Востока: научно-практический рецензируемый журнал.- Хабаровск, 2009.-№ 4. С. 48 – 52.

5.Колесникова Г.Ю. Особенности образа  мира у лиц с ограниченными физическими возможностями (депривация двигательной активности) // Молодежь и наука: реальность и будущее: Материалы 3 Международной научно-практической конференции в 6 томах. Том 3: История. Политология. Психология. Философия.- Невинномысск, 2010. С. 272 – 274.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.