WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

КЛИМОВА Юлия Александровна

Структура личности и психологическая толерантность подростков к современной информационной среде жизнедеятельности

19.00.01 – общая психология, психология личности, история психологии

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Ставрополь – 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования

«Ставропольский государственный университет»

Научный руководитель:

Ахвердова Ольга Альбертовна, доктор психологических наук, профессор

Официальные оппоненты:

Волоскова Наталья Николаевна, доктор психологических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Ставропольский государственный университет»,
заведующая кафедрой психологии

Плугина Мария Ивановна, доктор психологических наук, доцент,
ФГБОУ ВПО «Ставропольская государственная медицинская академия», заведующая кафедрой педагогики, психологии и специальных дисциплин

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет
им. М. А. Шолохова»

Защита диссертации состоится 23 марта 2012 г. в 10.00 часов на заседании диссертационного совета 212.256.01 при ФГБОУ ВПО «Ставропольский государственный университет» по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул. Пушкина, 1, факультет психологии, ауд. 416, корпус 1а.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Ставропольский государственный университет» по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 129.

Автореферат разослан 22 февраля 2012 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета  Беляев Александр Васильевич

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Национальная безопасность нашей страны определяется не полити­чески­ми, военными или экономическими паритетами, а сохранностью и устойчиво­стью психологического и психического здоровья подростков, кото­рые в будущем будут управлять государством. Особую озабоченность вызывает тот факт, что на фоне социально-информационного стрессирования общества, в частности детей, подростков, молодежи, средствами телевидения, СМИ, видео­продукцией, в значительной степени деформируются индивидуально-типологические характе­ристики личности подростка, накладывая неизгла­ди­мый отпечаток на психоло­гическую и личностную толерантность субъекта. Личностная поведенческая изменчивость, в свою очередь, приводит к сниже­нию толерантности по отношению к социально-информационной среде жизне­деятельности, создавая прямую угрозу искажения национального самосознания, национальной культуры, духовности общества, а в целом, безопасности государства.

Психологическая и личностная толерантность – это сложный психологический феномен, который характеризует личность, ее отношение к миру, к самому себе, создавая мотивы и смыслы, определяя поведенческие векторы и жизненные позиции личности подростка. Именно поэтому толерантность представляет собой важнейшую психологическую составляющую, которая участвует в формировании межличностных отношений в обществе, что особенно актуально для российского общества. Толерантность невозможно изучать без взаимосвязи с социальными факторами, вступающими во взаимодействие с внутренними факторами личности (С. Л. Рубинштейн).

Социальная среда жизнедеятельности постоянно наполняется информационным содержанием, которое требует своего изучения по степени и смыслам воздействия на личность подростка. Известно, что современное развитие науки и техники создало реальную возможность массового распространения новейших технологий в системе масс-медиа, направленных на «расшатывание» психологического и психического здоровья человека с целью искусственного изменения личностных переживаний, поведенческих реакций, психологической толерантности к среде жизнедеятельности. Информационная среда российского общества отличается целенаправленным использованием информационных процессов для достижения субъективных целей (Абдеев Р. Ф., 1994; Карпенко М., 1992; Назаретян А. П., 1996), главной из которых правомерно считать деформацию индивидуально-психотипологических свойств личности подростка.

Информационная среда – преобладание криминальной хроники, натуралистических сцен насилия, садомазохистских, вульгарно-эротических, примитивно-карикатурных мультипликационных фильмов и фильмов ужасов, в которых гармония и красота персонажей замещаются физическим, моральным уродством и воспринимаются подростками как социальная норма с формированием соответствующего поведения. Навязывание безнравст­венных, растленных, упрощенных принципов жизни стало реальностью российской жизни, мощным источником деструктивного воздействия информационного характера на подростка. Эти воздействия ввергают подростков и общество в состояние перманентного психологического стресса с утратой гуманистических, альтруистических ценностей и заменой их на эгоистические, асоциальные, с повышением уровня тревожности, частичной деструктуризацией личностного психотипа субъекта. Способность подростка к продуктивным переживаниям и конструктивным действиям в информационной среде жизнедеятельности может считаться одним из аспектов современного понимания толерантности как важнейшего психологического феномена. В ряде исследований толерантность понимается как устойчивость к влиянию неблагоприятных факторов (В. Н. Куницина, Е. Г. Луковицкая и др.).

Существующие психотипологические особенности подростков отличаются тем, что для них социальные средовые факторы являются своего рода катализатором, приводящим к достаточно быстрому во временном интервале периоду формирования психотипологической изменчивости личности. Природное и социальное представляют собой не два компонента психики человека, а единый субъект с его живым психическим процессом социально-психологической адаптации. Подтверждается существование единых закономерностей психического развития субъекта, на которых настаивал А. В. Брушлинский, а затем и Б. С. Братусь независимо друг от друга.

Наименее исследованный аспект в настоящей проблематике – это изучение зависимости между индивидуально-типологическими характеристиками подростка и психологической толерантностью личности в условиях современной информационной среды жизнедеятельности.

Сформулирована цель исследования – изучить взаимозависимость и взаимообусловленность личностной структуры психотипа и психологической толерантности подростка во внешней среде.

Объект исследования – индивид, личность подростка, подвергшегося системному воздействию негативных социально-информационных факторов среды жизнедеятельности.

Предмет исследования – процесс формирования психологической толерантности личности подростка в условиях современной социальной среды.

Задачи исследования:

  1. Раскрыть теоретические аспекты формирования психологической толерантности личности подростка в современных социальных условиях.
  2. Провести дифференциальную психологическую диагностику подростков общей популяции с выделением двух сравниваемых личностных психотипов и доказать степень позитивного или негативного воздействия социальной среды.
  3. Выделить две группы подростков с различными качественными и количественными характеристиками социально-информационного воздейст­вия и проанализировать существование зависимости между психоти­пологической изменчивостью и толерантностью личности.
  4. Разработать комплекс специальной психологической помощи подросткам, направленный на повышение психологической толерантности к деструктивным социально-информационным факторам среды жизнедеятельности.

Эмпирическая гипотеза исследования. У подростков, находящихся в условиях информационной среды жизнедеятельности, психологическая толерантность зависит от структуры личностного психотипа. Неблагоприятная социально-информационная ситуация приводит к напряжению и «срыву» психотипологических механизмов компенсации и адаптации подростков, завершаясь снижением психологической толерантности и деформацией личностной структуры.

       Методологическую и теоретическую основы исследования составили основополагающие методологические принципы и концепции отечественной психологии о сущности личности и ее психологической структуре, генетической разноплановости личности, преемственности между биологическим и социальным в психическом развитии, о психическом «как процессе» (А. Н. Ананьев, Л. С. Выготский, В. П. Зинченко, К. К. Платонов, Л. С. Рубинштейн; Д. И. Фельдштейн); континуально-генетическая концепция (А. В. Брушлинский); учение об акцентуированных личностях и акцентуациях характера (А. Е. Личко, К. Леонгард, Г. К. Ушаков); представления об индивидуальных поведенческих стереотипах, зависящих от врожденных или наследственных конституциональных психических особенностей (Б. М. Теплов, В. Д. Небылицин, В. Н. Дружинин, О. А. Ахвердова, В. В. Бе­лоус, Б. С. Братусь, Е. А. Климов, В. С. Мерлин); отечественные и зарубежные принципы и подходы к проблемам оказания психологической помощи (Ю. Е. Алешина, А. А. Бодалев, И. В. Дубровина, А. Ф. Лосев, И. В. Макарова, Р. С. Немов, Л. А. Петровская, К. Роджерс, В. В. Столин; Blosher, R. May, R. A. Myers, W. C. Layton, H. H. Morgan, H. Triandis).

Материал и методики исследования.

Результаты исследований основаны на сплошном экспериментально-психологическом обследовании 548 подростков в возрасте 15–17 лет, находящихся в условиях современной среды жизнедеятельности, в период с 2006 г. по 2010 г. Все обследованные подростки в соответствии с методологическими принципами конституциональной психологии были разделены на два личностных психотипа – истероидный и эпилептоидный, для чего использовались дифференциально-диагностические психоло­гические методы с применением дискриминантного анализа.

1-я группа (основная) – 198  подростков, успешно учившихся в средней школе и характеризуемых социально приемлемым стереотипом поведения диапазона психологической нормы-акцентуации, подвергающихся воздействию деструктивных социально-информационных факторов среды жизнедеятельности. Все подростки разделились на две подгруппы: 1А – с эпилептоидной структурой личностного психотипа (112 человек) и 1Б – с истероидной структурой личностного психотипа (86 человек).

2-я группа (сравнительная) состояла из 152 подростков с социально-приемлемым стереотипом поведения, учившихся в школах со спортивным уклоном, также подвергающихся воздействию деструктивных социально-информационных факторов среды жизнедеятельности. Все подростки разделились на две подгруппы: 2А – с эпилептоидной структурой личностного психотипа (82 человека) и 2Б – с истероидной структурой личностного психотипа (70 человек).

3-я экспериментальная группа состояла из198 подростков, которым на протяжении одного года оказывалась специальная психологическая помощь в виде психопрофилактики с использованием методов психокоррекции и психологических тренингов с целью повышения психологической толерантности к неблагоприятным социально-информационным факторам среды жизнедеятельности. Были выделены две подгруппы: 3А – 106 подростков, учившиеся в средней школе с истероидным (52 человека) и эпилептоидным (54 человека) психотипами и 3Б – 92 подростка, учившиеся в школах со спортивным уклоном также с истероидным (44 человека) и эпилептоидным (48 человек) психотипами.

Методы психологической диагностики включали наблюдение, беседу, анализ истории жизни, личностные и клинические опросники: патохарактерологический диагностический опросник А. Е. Личко (1978), клинический опросник для выявления и оценки невротического состояния (Менделевич Д. М., Яхин К. К., 1978), методика определения уровня невротизации и психопатизации (Бажин Е. Ф. в соавт., 1976; Ласко И. Б., 1980), личностный опросник Айзенка (EPI), шкала тревоги (Teulor J., 1953). Дифференциальная психодиагностика основывалась на непараметрической математической статистике – дискриминантный анализ (Ступак С., Боев И. В., 1978). Специальная психологическая помощь, направленная на повышение психологической толерантности к деструктивным социально-информационным факторам, была основана на принципах патогенетической психотерапии (В. Н. Мясищев, Б. Д. Карвасарский, А. А. Александров) и кататимно-имагинативной (Leuner H., 1980; Обухов Я. Л., 2000; Боев И. В., Обухов Я. Л., 2005). Объективизация эффективности методов психологической помощи осуществлялась с помощью многовекторного психологического анализа (Ахвердова О. А., Боев И. В., 1998). Досто­верность различий полученных результатов после применения специальной психологической помощи между сравниваемыми группами подростков определялась с помощью критерия Х-квадрат, исходя из нулевой гипотезы, что никакого различия между сравниваемыми группами по эффективности психологической помощи нет (Браунли К. А., 1977).

Научная новизна исследования состоит в том, что изучены проявления психотипологической изменчивости у подростков, являющиеся внутренним условием для сохранения или снижения психологической толерантности в современной информационной среде жизнедеятельности. На психолого-математическом уровне доказательств подтверждено, что у подростков в первую очередь с истероидной, а затем с эпилептоидной структурами психотипов диапазона нормы без спортивных нагрузок в деструктивных условиях среды жизнедеятельности психологическая толе­рантность снижается и возникает высокая вероятность психотипо­логического дрейфа к границам диапазона акцентуации-аномалии, что требует оказания специальной психологической помощи. На доказательном уровне это подтверждается развитием реакций невротизации, психопа­тизации, эмоциональной нестабильности, невротической депрессии, психоло­ги­ческой склонности к алкоголизации и делинквентности, что и обуслов­ливает снижение психологической толерантности личности, открывая путь для дальнейших деструктивных социально-информационных воздействий, адресованных, в первую очередь, к подросткам диапазона нормы без спортивных нагрузок. Систематические занятия спортом укрепляют психотипологическую структуру личности, снижают степень социально-информационного влияния, а методы психопрофилактики позволяют дезавуировать направленность и интенсивность социальных деструктивных воздействий, укрепить механизмы защиты личности через повышение психологической толерантности подростка к факторам внешней среды.

Теоретическая значимость исследования состоит в обосновании и доказательстве продуктивности разработанного психолого-математического подхода к изучению динамики психологической толерантности через психотипическую изменчивость подростка, что вносит существенный вклад в разработку методологии системы специальной психологической помощи. Предложен новый научный взгляд на понимание психологической толерантности подростков по отношению к социально-информационным факторам среды жизнедеятельности с позиций конституциональной структуры личностных психотипов. Как закономерности элементарных психических процессов, так и динамика психотипологических свойств являются наиболее общими и потому действующими на всех уровнях. Предложенный онтологический план исследования толерантности  определяет разработку психологии субъекта (индивидуального, группового, видового и др.), что представляет собой одно из перспективных направлений к установлению единства всей психологической науки. В частности, объективизированное снижение психологической толерантности отражает влияние частного на общее – деформацию структуры личностного психотипа, подчеркивая неблагоприятный прогноз для психологического и психического здоровья подростка.

Практическая значимость исследования заключается в обосновании необходимости использования стандартного взаимосочетания параметров психологических методов, доступных практическим психологам, которые позволяют объективизировать динамику психологической толерантности, личностной изменчивости у подростков, находящихся в условиях деструктивной информационной среды жизнедеятельности. Психолого-математический анализ позволил разработать дифференциально-диагностические шкалы для выделения подростков с различными психотипами, которые сопряжены с выраженностью психологической толерантности. Разработана практико-ориентированная психологическая помощь подросткам, направленная на повышение психологической толерантности, которая может быть использована в практической работе психологов и других специализированных службах психологической помощи детям и подросткам.

Системное применение методов психопрофилактики, основанных на принципах патогенетической и кататимно-имагинативной психотерапии препятствует разрушительному воздействию деструктивных факторов среды жизнедеятельности на механизмы психологической защиты – психологической толерантности подростка. Научно подтверждена возможность включения результатов экспериментально-психологического исследования в программы профессиональной подготовки и переподготовки научно-педагогических, психологических кадров.

Достоверность и надежность полученных результатов обеспечивалась исходными теоретико-методологическими положениями, лежащими в основе экспериментально-психологического и психо­профилактического исследования, использованием стандартного комплекса апробированных психологических методов, подвергшихся непара­метрической математической обработке, адекватных предмету и задачам исследования, наконец, репрезентативностью выборки, значимостью полученных результатов при осуществлении практико-ориентированных методов психопрофилактики снижения толерантности подростков в деструктивных условиях социальной среды.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения и выводы диссертации докладывались, обсуждались и апробировались на заседаниях кафедры клинической психологии Ставропольского государственного университета, на научных конференциях различного уровня: Международной научно-практической конференции «Современные направления теоретических и прикладных исследований по педагогике, психологии и социологии» (Одесса, 2007); научно-практическом конгрессе III Всероссийского форума «Здоровье нации – основа процветания России» (Москва, 2007); IV Всероссийском съезде Российского психологического общества (Ростов-на-Дону, 2007); Юбилейной Всероссийской конференции РГПУ им. Герцена (Санкт-Петербург, 2007); VII Всероссийской научно-практической конференции «Дружининские чтения» (Сочи, 2008); научно-практической конференции преподавателей и студентов «Университетская наука – региону» (Ставрополь, 2009); южно-российском курортном форуме «Здравоохранение Северного Кавказа» (Кисловодск, 2010).

Положения, выносимые на защиту:

  1. В зависимости от конституционально-типологического личностного склада подросток может быть предрасположен к деструктивному влиянию социально-информационных стрессоров или же проявлять психологическую толерантность к социальным стрессорам.
  2. Надежность конституционально-психотипологических механизмов защиты подростков, находящихся в условиях неблагоприятной информационной среды жизнедеятельности, зависит от структуры личностного психотипа. Последствия деструктивного социально-информационного воздействия на личность подростка проявляются в виде системной личностной, психологической и поведенческой изменчивости, невротических и психоэмоцинальных дезадаптивных состояний, нарушающих процесс формирования психологической толерантности.
  3. Оптимальность методов специальной психологической помощи в виде психопрофилактики достигается в случае их направленности на конституциональные механизмы формирования психологической толерантности подростков к деструктивным социально-информационным факторам среды жизнедеятельности.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 14 работ общим авторским объемом 2,38 усл. п. л.; в том числе 3 работы – в журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы, включающего 365 источников, в том числе 78 иностранных. Работа изложена на 172 страницах, содержит 12 таблиц, 2 математические формулы дискриминантного анализа, 21 диаграмму, 13 рисунков.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обоснован выбор проблематики диссертационного исследования, определена актуальность работы, объект и предмет исследования, выдвинуты гипотеза исследования и основные положения, выносимые на защиту, поставлены цель и задачи работы, сформулированы научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы.

В первой главе «Методологические и психологические аспекты эксплицирования знаний в области психологической толерантности личности» представлен анализ отечественной и зарубежной научной психологической литературы, структурированы психологические теории толерантности (экзистенциально-гуманистическая, диверсификационная, личностная, диалогическая и фасилитативная), явившиеся основой рассмотрения условий применения конституционально-ориентированной психологической диагностики подростков, подвергшихся воздействию неблагоприятных факторов социально-информационной среды.

Во второй главе «Экспертные психодиагностические системы информационной среды жизнедеятельности личности» рассмотрены психологические методики, изучено влияние социально-информационной среды жизнедеятельности на формирование сущностных характеристик личности, отражены особенности среды жизнедеятельности как источника позитивного или деструктивного воздействия на личность, представлены методы, формы и следствия информационных воздействий на психоэмоциональное состояние личности.

В третьей главе «Объективизация результатов неблагоприятного воздействия среды жизнедеятельности на подростков и специальная психологическая помощь, направленная на повышение психологической толерантности подростков к деструктивным факторам среды» представлены материалы и анализ собственных результатов экспериментально-психологического изучения психологической толерантности личности к деструктивным факторам среды жизнедеятельности с учетом индивидуально-типологических характеристик подростка.

3.1. Результаты дифференциального психодиагностического обследования подростков 1-й (основной) и 2-й (сравнительной) групп выявили личностную и поведенческую изменчивость, отражающую психологическую толерантность у подростков, которые меняются в ответ на длительное неблагоприятное социально-информационное воздействие. Произведена дифференциальная психологическая диагностика между представителями двух изучаемых психотипов, а также между основной и сравниваемой группами. Получены психолого-математические результаты дифференциальной диагностики всех сравниваемых групп между собой. В качестве примера приводим психолого-математический дифференциальный (дискриминантный) анализ подростков с эпилептоидной и истероидной структурой личности в диапазоне психологической нормы-акцентуации, который позволил осуществить дифференциально-диагностическую процедуру сравниваемых групп, подтвердив различия в психотипологических структурах личности. Линейная дискриминантная функция при сопоставлении выделенных групп выглядит следующим образом:

Y = 1,9Х1 – 0,2Х2 + 0,02Х3 – 0,3Х4 + 0,5Х5 – 0,07Х6 + 0,19Х7,

где Х – конкретное значение психологических показателей методик ПДО, Айзенка.

Если при подстановке значений Х в уравнение совокупное значение Y будет больше дискриминантного индекса R, то полученные результаты следует отнести к группе эпилептоидных акцентуантов, если меньше дискриминант­ного индекса, то к группе истероидных акцентуантов диапазона нормы. Полученные уравнения линейных дискриминантных функций кроме подтверждения достоверности еще и предоставляют возможность их исполь­зования в качестве дифференциально-диагностических шкал для экспресс-диагностики при массовых обследованиях подростковых субпопуляций. Процент вероятностных ошибок в дифференциальной диагностике равен 5,26 в обеих группах, подтверждая высокую достоверность различий.

С помощью дискриминантного анализа выделена совокупность психологических маркеров, демонстрирующих дискриминационную линию различий между эпилептоидными и истероидными акцентуантами, с конкретным удельным весом каждого параметра в дифференциальную диагностику. Реакции эмансипации характерны для сравниваемых групп подростков, но индивидуально-типологическое сочетание истероидных и эпилептоидных черт отличается лишь показателем минимальной органической недостаточности (индекс «В») и значимым изменением шкалы нейротизма, эмоциональной неустойчивости. Индекс «В» часто определяется у подростков сравниваемых групп, нейротизм же преобладает у подростков с истероидной структурой личности.

D2 Махаланобиса отражает проекции центров средних значений психологических показателей сравниваемых групп акцентуантов, которые удалены в пространстве на расстояние 8,5 условных единиц, подчеркивая высоко достоверные психологические различия между сравниваемыми группами подростков (рис. 1). Наиболее нестабильная психологическая толерантность отмечается у подростков с истероидным психотипом, у которых наблюдается высокий риск заострения акцентуированных черт.

8,5  усл. ед.

 

– подростки диапазона нормы-акцентуации с эпилептоидным психотипом

  – подростки диапазона нормы-акцентуации с истероидным психотипом

Рис. 1. Центры проекций средних значений изучаемых психологических показателей при проекции на дискриминантную плоскость двух групп подростков с истероидным и эпилептоидным психотипами диапазона психологической нормы-акцентуации, проживающих в условиях неблагоприятной социально-информационной среды жизнедеятельности

Психотипологический дрейф к границам акцентуации в деструктивных условиях среды жизнедеятельности указывает на неустойчивость механизмов психологической компенсации по сравнению с подростками эпилептоидного психотипа.

Психолого-математический дифференциальный анализ подростков 1-й и 2-й групп с эпилептоидным психотипом диапазона нормы и с эпилеп­тоидным психотипом с преобладанием спортивных нагрузок позволил осуществить дифференциально-диагностическую процедуру, подтвердив различия в психотипологических структурах личности и устойчивости толерантности. Линейная дискриминантная функция при сопоставлении выделенных групп выглядит следующим образом:

Y = 0,93Х1 + 0,77Х2 + 1,33Х3 – 0,11Х4 + 0,25Х5 – 0,46Х6 + 0,92Х7,

где Х – средние значения психологических параметров.

Если при подстановке значений Х в уравнение совокупное значение Y будет больше дискриминантного индекса R, то полученные результаты следует отнести к группе эпилептоидных акцентуантов, если меньше дискриминант­ного индекса, то к группе эпилептоидных акцентуантов с преобладанием спортивных увлечений. Процент вероятных ошибок в дифференциальной диагностике нулевой в обеих группах, подтверждая высокую достоверность различий. Взаи­мо­сочетание маркеров дискрими­нации выглядит следующим образом: психоло­гическая склонность к алкоголизации – 9,8 %, делинквентности – 5,3 %, невроти­зация – 76,4 %, отделяя подростков с эпилептоидным психотипом диапазона нормы со снижением психологической толерантности по сравнению с подрост­ками, у которых преобладают спортивные нагрузки. Указанные проценты отра­жают удельный вес, значимость каждой переменной в дифференциальной диагностике.

D2 Махаланобиса показывает расстояние между центрами проекций средних значений психологических показателей сравниваемых групп в трехмерное пространство и составляет 43 условных единицы, подтверждая высокий уровень индивидуально-типологических различий и различия в психологической толерантности среди подростков сравниваемых групп.

Результаты сравнительного многовекторного психологического анализа подростков с эпилептоидным психотипом, когда одна группа отличалась систематическими спортивными нагрузками, занимающими практически все внеучебное время, а другая группа включала обычных школьников лицеев и гимназий Ставрополя (рис. 2). У подростков с эпилептоидным психотипом диапазона нормы без спортивных нагрузок обсессивно-фобические (шкала ОФН, p < 0,0001) и истерические (шкала И, p < 0,0001) проявления достоверно превышают аналогичные значения у подростков со спортивными нагрузками. Кроме этого, конституциональная тревожность (показатель НТ – 1,5 б., p < 0,0001), ситуативная тревожность (1,5 б., p < 0,0001) и психологическая склонность к алкоголизации (1,5 б., p < 0,0001) выше, чем у подростков с преобладанием спортивных нагрузок, отражая снижение психологической толерантности.

Рис. 2. Сравнительный многовекторный психологический анализ подростков с эпилептоидной структурой личностного психотипа диапазона нормы-акцентуации с увлечением спортивными занятиями и без этого
в условиях деструктивного воздействия социально-информационных факторов среды до проведения специальной психологической помощи

Примечание: шкалы- Е – эмансипация, V-психологическая склонность к алкоколизации, d- психологическая склонность к делинквентности, В - минимальная мозговая недостаточность (индекс В), М – маскулинизация, Ф феминизация, ВН- вегетативная неустойчивость, О-ФН обсессивно-фобические нарушения, А- астенизация, И – истерическое реагирование, НД – невротическая депрессия, Т- ситуационная тревожность, Невр.- невротизация, Псих.-психопатизация, Э-И – экстра-, интраверсия, НТ – нейротическая тревожность.

Нельзя не отметить, что у подростков с эпилептоидным психотипом без спортивных нагрузок под влиянием неблагоприятных условий среды отмечается тенденция к усилению обсессивно-фобических и истерических личностных проявлений, которые не соответствуют структуре личностного психотипа. Этот факт дает право предполагать неблагоприятный прогноз в виде усиления указанных личностных переживаний в реальной среде жизнедеятельности. У них же отмечается более высокая психологическая склонность к алкоголизации, подкрепляющаяся конституциональной тревожностью, отражая также неблагоприятный прогноз снижения толерантности и личностной поведенческой изменчивости в неблагоприятных условиях социальной среды.

Подростки с эпилептоидным психотипом диапазона нормы без спортивных нагрузок в деструктивных условиях среды жизнедеятельности отличаются тем, что механизмы психологической и поведенческой адаптации, компенсаторные личностные переживания находятся в состоянии напряжения – готовности к расширенному типу реагирования, психологическая толерантность снижается и возникает высокая вероятность психотипологического дрейфа к границам диапазона акцентуации-аномалии, что требует проведения мер системной психопрофилактики.

Психолого-математический дифференциальный анализ подростков 1-й и 2-й групп с истероидным психотипом диапазона нормы и с истероидным психотипом с преобладанием спортивных увлечений позволил осуществить дифференциально-диагностическую процедуру, построив линейную дискриминантную функцию, которая подтвердила различия в психотипологических структурах личности. Ошибки диагностики равны нулю. D2 Махаланобиса равен 93 условным единицам, отражая еще большее различие между подростками с истероидным психотипом, чем между подростками с эпилептоидным психотипом. Выделено взаимосочетание психологических маркеров дискриминации сравниваемых групп: 52,3 % показатели психопатизации, 34,1 % – невротизации, 7 % – невротической депрессии, позволяющие отличить подростков с истероидным психотипом диапазона нормы, у которых более снижена психологическая толерантность, чем у подростков с преобладанием спортивных нагрузок.

По данным многовекторного психологического анализа подростки с истероидным психотипом с приоритетом спортивных увлечений отличаются более выраженной реакцией эмансипации (p < 0,001) и показателями психопатизации (p < 0,001), что укрепляет психологическую толерантность по отношению к деструктивным факторам среды и позволяет им добиваться определенных успехов в спорте и отстаивать свои интересы в кругу сверстников. В то же время подростки с истероидным психотипом диапазона нормы отличаются преобладанием невротической субдепрессии (p < 0,001), конституциональной тревожности (p < 0,001), истерическим стереотипом поведения (p < 0,001) и признаками астенизации (p < 0,001) – любое снижение энергетики уменьшает психологическую толерантность к социально-информационным факторам среды. Психологическая склонность к делинквентности достоверно коррелирует (p < 0,0001) с истерическим типом реагирования, субдепрессивными личностными переживаниями, провоцируя еще и психологическую склонность к алкоголизации, что в целом снижает психологическую толерантность. Обращает внимание заметная феминизация (2 б., p < 0,001) подростков с истероидным психотипом, с чем, очевидно, связаны невысокие спортивные достижения и успехи.

Подростки с истероидным психотипом без спортивных увлечений, подвергаясь постоянному воздействию социально-информационных стрессовых факторов, отличались нейротической тревожностью (3 б., p < 0,001), истерическими переживаниями и поведением (2 б., p < 0,001), субдепрессивными переживаниями (2 б., p < 0,001). На этом фоне наблюдалась умеренно выраженная психологическая склонность к алкоголизации (2 б., p<0,001), что указывает на значительную психологическую изменчивость личностных и поведенческих параметров с уменьшением психологической толерантности в пределах нормы. Обращает внимание равнозначная выраженность маскулинизации и феминизации (1 б., p < 0,001), обсессивно-фобических, астенических и тревожных переживаний (по 1 б., p < 0,001). На этом же уровне выражена психопатизация и невротизация, делинквентность и эмансипация (по 1 б., p < 0,001), что указывает на достоверно более существенное уменьшение психологической толерантности под влиянием деструктивных социальных факторов подростков с истероидным психотипом без спортивных увлечений.

Итак, под влиянием социально-информационных стрессовых факторов подростки двух сравниваемых групп с истероидным психотипом характеризуются нарастанием сочетанных переживаний истерического и субдепрессивного характера, что усугубляет конституциональную тревожность, провоцируя психологическую склонность к делинквентному поведению и алкоголизации, приводя к снижению толерантности. Подростки же с истероидным психотипом, но отличающиеся постоянными спортивными занятиями, характеризуются гораздо меньшими тенденциями к невротическим переживаниям, истерическому поведению и делинквентности, что заставляет предполагать более устойчивую психологическую толерантность, а спортивные увлечения расценивать как заметные защитные функции по отношению к деструктивным информационным факторам социальной среды.

Таким образом, подростки, имеющие различную истероидную и эпилептоидную психотипологические структуры личности, на высоко достоверном уровне отличаются друг от друга количественными и качественными психологическими реакциями на неблагоприятные социально-информационные стрессоры внешней среды, к ведущим проявлениям которых следует отнести снижение психологической толерантности. На доказательном уровне это подтверждается развитием реакций невротизации, психопатизации, эмоциональной нестабильности, невротической депрессии, психологической склонности к алкоголизации и делинквентности, что и обусловливает снижение психологической толерантности личности, открывая путь для деструктивных социально-информационных воздействий, адресованных, в первую очередь, к подросткам диапазона нормы без спортивных нагрузок.

3.2. Результаты объективизации эффективности специальной психологической помощи в видекомбинированных методов патогенетической психотерапии и символ-драмы, направленных на восстановление психологической толерантности к деструктивным социально-информационным факторам среды жизнедеятельности.

Многовекторный психологический анализ явился тем инструментом, который позволил объективизировать динамику психологической толерантности, личностной и поведенческой изменчивости у подростков в границах психологической нормы-акцентуации в процессе проведения специальной психологической помощи в виде психопрофилактики, направленной на укрепление толерантности и психотипологических механизмов защиты от деструктивного влияния социально-информационных факторов среды.

Сравнительный многовекторный психологический анализ подростков с эпилептоидным психотипом диапазона нормы-акцентуации с преобладанием спортивных увлечений и обычных школьников после трех месяцев систематического психопрофилактического воздействия обнаружил тенденцию к позитивной изменчивости по показателям ситуативной тревожности (p < 0,001), дистимическим, обсессивным (p < 0,001) и фобическим переживаниям (p < 0,001), которые первыми отреагировали на методы специальной психологической помощи. С точки зрения эволюционной психологии перечисленные показатели можно считать последними показателями изменчивости, которые сформировались у подростков в условиях проживания в деструктивной среде жизнедеятельности. Необходимо отметить, что эти же образования подверглись в первую очередь редукции под влиянием методов психопрофилактики. Нивелирование указанных параметров у подростков со спортивными увлечениями в большей степени повышало психологическую толерантность к деструктивным факторам социальной среды по сравнению с подростками диапазона нормы из лицеев и гимназий.

Результаты многовекторного сравнительного психологического анализа подростков с эпилептоидным психотипом диапазона нормы наглядно продемонстрировали позитивные сдвиги по шкале психологической склонности к алкоголизации (p < 0,001), делинквентности (p < 0,001), ситуативной тревожности (p < 0,001), невротизации и психопатизации (p < 0,001), а также эмансипации (p < 0,0001). Это подтвердило возможность достоверных позитивных личностных и поведенческих изменений под влиянием методов психопрофилактики, направленных на усиление психо­логической толерантности, повышая степень защиты подростка от деструк­тивных социально-информационных факторов среды жизнедеятельности.

Под влиянием применения 6-месячной специальной психологической помощи у подростков лицеев и гимназий с эпилептоидной структурой психотипа диапазона нормы наблюдается позитивная изменчивость в виде уменьшения реакции эмансипации (p < 0,001), психологической склонности к алкоголизации (p < 0,001), делинквентности (p < 0,001), маскулинизации (p < 0,001) и нейротической тревожности (p < 0,001), что указывает на достаточно высокую эффективность применяемых методов комбинированной психопрофилактики, направленных на усиление психологической толерантности, позволяя с большим успехом нейтрализовать содержание деструктивных социально-информационных стрессоров среды жизнедеятельности.

Многовекторный психологический анализ демонстрирует позитивную изменчивость ряда параметров у подростков с эпилептоидным психотипом с преобладающими спортивными увлечениями по следующим параметрам: психологическая склонность к алкоголизации уменьшается до 0 б. (p < 0,001), ситуативная тревожность – до 0 б. (p < 0,001), психопатизация – до 0,5 б. (p < 0,001), свидетельствуя о возможности дальнейшего повышения психологической толерантности и успешной защиты подростков от деструктивных факторов среды под влиянием психопрофилактики.

Результаты многовекторного психологического анализа убедительно доказывают позитивную изменчивость под влиянием методов психопрофилактики. Спустя 12 месяцев у подростков с эпилептоидным психотипом и преобладанием спортивных увлечений отмечается в виде уменьшения проявление эмансипации до 1 б. (p < 0,0001), нивелируется психологическая склонность к алкоголизации (p < 0,0001) и делинквентности (p < 0,0001), невротизации (p < 0,0001), тревожности (p < 0,0001), а также невротической депрессии (p < 0,0001). Подростки приобретают возможность в полной мере реализовать свою природную энергетику, толерантность, которые ранее терялись под влиянием деструктивных социально-информационных воздействий, добиваясь оптимальных результатов в спорте. Показатели высокой энергетики, толерантности личности – это сохранность и гармонизация маскулинизации, психопатизации и эмансипации в пределах диапазона психологической нормы-акцентуации. Концентрация на спортивных достижениях и систематическое использование методов психопрофилактики позволили успешно противостоять социально-информационным стрессовым воздействиям. Полученные результаты (рис. 3) дают право утверждать, что систематические занятия спортом укрепляют психотипологическую структуру личности эпилептоидного психотипа, а методы психопрофилактики позволяют дезавуировать направленность и интенсивность социальных деструктивных воздействий, повышая психологическую толерантность.

Под влиянием методов психопрофилактики у подростков гимназий и лицеев с эпилептоидным психотипом на достоверном уровне зарегистрирована позитивная изменчивость в виде снижения психологической склонности к алкоголизации до 0,5 б. (p < 0,001), ситуативной тревожности до 0 б. (p < 0,001), проявления экстра-, интраверсии – 1 б. (p < 0,001). Можно утверждать, что дистимические проявления в диапазоне нормы у подростков данной группы могут служить достаточно точным маркером изменчивости, в том числе, психологической толерантности под влиянием неблагоприятных социальных факторов. В случае воздействия последних тенденции к проявлению невротической депрессии увеличиваются, а толерантности уменьшаются, в то же время при проведении психопрофилактики уменьшаются признаки невротической депрессии, а увеличивается психологическая толерантность. Аналогичным маркером с обратно-пропорциональной зависимостью может служить психологическая склонность к алкоголизации и психологическая толерантность, которые меняются в позитивную сторону при использовании методов психопрофилактики.

Рис. 3. Сравнительный многовекторный психологический анализ подростков с эпилептоидной структурой личностного психотипа диапазона нормы-акцентуации с преобладанием спортивных нагрузок
и без этого спустя 12 месяцев после проведения специальной психологической помощи

Обозначения по рис. 2.

Сравнительный многовекторный психологический анализ подростков с истероидным психотипом после проведения трехмесячного цикла психопрофилактики методами патогенетической психотерапии и символ-драмы не обнаружил достоверных значимых изменений психологических показателей, характеризующих психологическую толерантность, личностные переживания и поведенческие стереотипы подростков диапазона нормы.

Сравниваемые группы подростков с истероидным психотипом диапазона нормы со спортивными увлечениями и без отличает психологическая склонность к делинквентности (p < 0,001) и алкоголизации (p < 0,001), а также обсессивно-фобическим переживаниям (p<0,001) в случае отсутствия спортивных интересов. Подростки же со спортивными интересами отличаются наличием проявлений эмансипации (2 б., p < 0,001), психопатизации (2 б., p < 0,001), невротизации (2 б., p < 0,001) и невротической депрессии (2 б., p < 0,001). В данной группе подростков отмечается лишь тенденция к невротическим переживаниям, что на достоверном уровне позволяет их отличить друг от друга после проведения 6-месячной системной психопрофилактики.

У подростков с истероидным психотипом диапазона нормы под влиянием 6-месячной психопрофилактики нивелировались проявления психологической склонности к делинквентности (0 б., p < 0,001), невротической тревожности (1 б., p < 0,001), экстра-, интраверсии (p < 0,001) и обсессивно-фобических нарушениям (по 1 б., p < 0,001). Нивелированы проявления психопатизации (p<0,001), невротизации (p < 0,001), тревожности (p < 0,001) и субдепрессивных переживаний (p < 0,001), истерического стереотипа реагирования (p < 0,001), что в значительной мере препятствовало стабилизации психологической толерантности к внешним факторам среды жизнедеятельности. Нельзя не обратить внимание на сохранность обсессивно-фобических переживаний, которые не соответствуют структуре истероидного психотипа и психологической склонности к алкоголизации, что позволяет ожидать неблагоприятного прогноза в отношении развития невротических феноменов, алкоголизации и снижения психологической толерантности у подростков с истероидным психотипом с диапазоном психологической нормы-акцентуации без спортивных увлечений при отсутствии систематической психопрофилактики. Психопрофилактика на достоверном уровне повышает механизмы защиты личности в виде психологической толерантности, частично устраняя или нивелируя последствия деструктивных социально-информационных воздействий среды жизнедеятельности.

Многовекторный психологический анализ подростков с истероидным психотипом диапазона нормы-акцентуации, отличающихся спортивными увлечениями, после 6 месяцев проведения систематической психопрофилактики позволил добиться нивелировки реакции эмансипации (p < 0,0001) и психологической склонности к алкоголизации (по 1 б., (p < 0,0001), а также психопатизации (p < 0,0001), невротизации (p < 0,0001) и субдепрессии (по 1 б., p < 0,0001). Это дает основание утверждать о высокой защитной роли спортивных занятий в виде стабилизации психологической толерантности, защищающей подростка от деструктивного воздействия среды жизнедеятельности и снижающей степень социально-информационной деструктивности.

Анализ системного проведения психопрофилактики, направленной на повышение психологической толерантности с последующей нейтрализацией деструктивных воздействий внешней среды, подтвердил тот факт, что у подростков с преобладанием спортивных увлечений эффективность психопрофилактики оказалась достоверно выше (р < 0,0001), чем у подростков с истероидным психотипом диапазона нормы без спортивных увлечений. И в этом случае подтверждается защитная роль систематических занятий спортом.

Сравнительный многовекторный анализ подростков с истероидным психотипом диапазона нормы (рис. 3) спустя 12 месяцев после проведения системной психопрофилактики подтвердил следующее – у подростков без спортивных увлечений сохранялись проявления истерического стереотипа реагирования (1,5 б., p < 0,0001), астенические проявления (1,5 б., p < 0,0001) в ответ на воздействие деструктивных факторов внешней среды, что указывает на уязвимость толерантности в виде снижения энергетики личности. Отмечалась минимальная тенденция к психологической склонности к алкоголизации и делинквентности (1 б., p < 0,0001). У подростков же с преобладанием спортивных интересов под влиянием психопрофилактики отмечалась полная нивелировка (p < 0,0001) психологической склонности к алкоголизации и делинквентности, обсессивно-фобических, астенических и тревожных переживаний, что доказывает большую сохранность и устойчивость психологической толерантности личности у подростков.

Подростки с истероидным психотипом диапазона нормы без спортивных увлечений после 12-месячных занятий с психологом (рис. 3) характеризовались минимизацией проявлений психологической склонности к делинквентности, алкоголизации, истерического и астенического типов реагирования (по 1 б., p < 0,001). Полностью были нивелированы тревожность, субдепрессивные переживания, проявления невротизации и психопатизации (0 б., p < 0,001). Подростки отличались более устойчивой психологической толерантностью и адекватными эмансипированными реакциями (1 б., p < 0,001). Можно утверждать, что системное применение методов психопрофилактики препятствует разрушительному воздействию деструктивных факторов среды жизнедеятельности на механизмы психологической защиты – психологической толерантности.

Определенная активация истерического типа реагирования является компенсаторной реакцией, соответствующей истероидной структуре личностного психотипа, а некоторые астенические проявления указывают на частичную энергетическую недостаточность подростков с истероидной структурой психотипа диапазона психологической нормы, которая формирует уязвимость такого фактора защиты как психологическая толерантность по отношению к деструктивным факторам среды жизнедеятельности. Следовательно, подростки с истероидным психотипом диапазона нормы-акцентуации и с преобладанием спортивных интересов отличаются большей психологической толерантностью к деструктивным факторам среды, по сравнению с подростками, не имеющими спортивных увлечений.

Таким образом, одна группа подростков, проживающая в одинаковой социально-информационной среде жизнедеятельности, но имеющая различные социальные увлечения, демонстрирует существенные различия между собой. Системное использование комбинированных методов психопрофилактики в виде патогенетической и кататимно-имагинативной психотерапии восстанавливает необходимую психологическую толерантность подростков к деструктивным факторам социальной среды. Подростки с эпилептоидным психотипом отличаются большими резервными психолого-биологическими возможностями по сравнению с истероидной структурой психотипа.

Выводы

  1. Выявление психологических и личностных переживаний у подростков, не соответствующих структуре личностного психотипа, свидетельствует об уязвимости психологической толерантности личности. Этот факт противоречит причинно-следственным отношениям в формировании психотипологического консти­туциогенеза, указывая на неблагоприятный личностный, психологический и поведенческий прогноз конкретного подростка в неблагоприятных социально-информационных условиях среды.
  2. У подростков с эпилептоидным и истероидным психотипами диапазона нормы без спортивных нагрузок обсессивные, фобические, истерические проявления в неблагоприятной социальной среде нарастают и достоверно превышают аналогичные значения у подростков со спортивными нагрузками. Взаимосочетание конституциональной и ситуативной тревожности, психологической склонности к алкоголизации достоверно выше, чем у подростков с преобладанием спортивных нагрузок, отражая снижение психологической толерантности к социально-информационным стрессорам.
  3. Концентрация подростков с эпилептоидным и истероидным психотипами на системных спортивных нагрузках достоверно препятствует выраженному снижению толерантности, личностной и поведенческой изменчивости в рамках диапазона нормы под влиянием деструктивных социально-информационных факторов среды жизнедеятельности. При отсутствии спортивных нагрузок у подростков диапазона нормы доказано большее снижение психологической толерантности и более выраженная изменчивость личностных и поведенческих параметров под влиянием деструктивной социальной среды, чем у подростков с преобладанием спортивных нагрузок.
  4. Многовекторный психологический и психолого-математический анализы демонстрируют большую позитивную изменчивость ряда параметров у подростков с эпилептоидным психотипом и меньшую при истероидной структуре психотипа с преобладающими спортивными нагрузками под влиянием методов психопрофилактики по следующим параметрам: уменьшение психологической склонности к алкоголизации, ситуативной тревожности, психопатизации, свидетельствуя о возможности дальнейшего повышения психологической толерантности и успешной защиты подростков от деструктивных факторов социальной среды под влиянием психопрофилактики.
  5. Под влиянием применения 6-месячной специальной психо­логической помощи у подростков лицеев и гимназий с эпилептоидной структурой психотипа наблюдается большая позитивная изменчивость в виде уменьшения реакции эмансипации, психологической склонности к алкоголизации, делинквентности, маскулинизации и нейротической тревожности, чем при истероидном психотипе, указывая на достаточно высокую эффективность применяемых методов комбинированной психопрофилактики, направленных на усиление психологической толерантности, что позволяет с большим успехом нейтрализовать содержание деструктивных социально-информационных стрессоров среды жизнедеятельности.
  6. Через 12 месяцев после применения методов психопрофилактики на доказательном уровне удалось восстановить врожденную энергетику и толерантность, которые были частично нейтрализованы деструктивными социально-информационными воздействиями, обеспечив достижение оптимальных результатов в спорте, в первую очередь для эпилептоидного психотипа и в меньшей степени для истероидного психотипа.
  7. Сравнительные результаты многовекторного психологического и психолого-математического анализа подростков с изучаемыми психотипами диапазона нормы спустя 12 месяцев после проведения системной патогенетической психотерапии и символ-драмы доказывают, что в сочетании с концентрацией на спортивных достижениях удается дезавуировать влияние деструктивных социально-информационных стрессоров на личность подростков за счет повышения психологической толерантности к среде.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

ОТРАЖЕНО В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ:

I. В журналах, рекомендованных ВАК
Министерства образования и науки РФ:

  1. Васильева (Климова), Ю. А. Особенности диагностики деструктивного влияния информационных факторов среды на личностную и поведенческую изменчивость подростков [Текст] / Ю. А. Васильева // Вестник Московского университета МВД России. – М., 2009. – № 3. – С. 8–12. – 0,3 п. л.
  2. Васильева (Климова), Ю. А. Междисциплинарный характер и ключевые компетентности феномена толерантности психо­логи­ческой науки [Текст] / Ю. А. Васильева // Вестник Московского университета МВД России. – М., 2009. – № 7. – С. 21–25. – 0,3 п. л.
  3. Васильева (Климова), Ю. А. Формирование толерантности в условиях влияния информационных потоков на личность [Текст] / Ю. А. Васильева // Сибирский педагогический журнал. – Новосибирск, 2009. – № 11. – С. 261–267. – 0,3 п. л.

II. В других изданиях:

  1. Васильева (Климова), Ю. А. Изучение влияния психосоциальных факторов на возникновение невротических и психосоматических расстройств у подростков [Текст] / Ю. А. Васильева // Современные направления теоретических и прикладных исследований по педагогике, психологии и социологии : материалы Международной научно-практической конференции. – Одесса, 2007. – Т. 8. – С. 59 – 62. – 0,2 п. л.
  2. Васильева (Климова), Ю. А. Психолого-педагогические возмож­ности адаптации у подростков с психосоматическими заболе­ваниями [Текст] / Ю. А. Васильева // Здоровье нации – основа процветания России : материалы научно-практических конгрессов III Всероссийского форума. – М. : МГУ, 2007. – Т. 3. – Ч. 2. – С. 67–68. – 0,1 п. л.
  3. Васильева (Климова), Ю. А. Влияние информационных воздействий на психосоматическое состояние человека [Текст] / Ю. А. Васи­льева // Материалы IV Всероссийского съезда Российского психологического общества. – Ростов н/Д, 2007. – Т. 1. – С. 178. – 0,05 п. л.
  4. Васильева (Климова), Ю. А. Проблема психологического здоровья в современной практической психологии [Текст] / Ю. А. Васильева // Материалы Юбилейной Всероссийской конференции РГПУ им. Герцена. – СПб., 2007. – С. 451 – 455. – 0,17 п. л.
  5. Васильева (Климова), Ю. А. К вопросу о смысловом соотношении тревоги и стресса [Текст] / Ю. А. Васильева // Дружининские чте­ния : материалы VII Всероссийской научно-практической конференции. – Сочи, 2008. – С. 308–310. – 0,17 п. л.
  6. Васильева (Климова), Ю. А. Понимание феномена толерантности в современной науке [Текст] / Ю. А. Васильева, А. А. Хасанова // Университетская наука – региону : материалы 54-й научно-практической конференции преподавателей и студентов. – Ставрополь : СГУ, 2009. – С. 108–110 (авт. вклад – 0, 08 п. л.)
  7. Васильева (Климова), Ю. А. Методы комплексного информационного воздействия на личность подростка [Текст] / Ю. А. Васильева // Типология личности в символ-драме и других методах психотерапии : сборник научных работ. – Ставрополь, 2009. – С. 142–144. – 0,17 п. л.
  8. Васильева (Климова), Ю. А. Особенности кататимно-имагинативного метода конституционально-ориентированной психологической помощи подросткам в условиях социально-информационного стрессирования [Текст] / Ю. А. Васильева // Типология личности в символ-драмме и других методах психотерапии : сборник научных работ. – Ставрополь, 2009. – С. 144–146. – 0,17 п. л.
  9. Климова, Ю. А. Влияние курортных условий на формирование психологической толерантности подростков [Текст] / Ю. А. Климова // Кавказская здравница 2010 : материалы южно-российского курортного форума «Здравоохранение Северного Кавказа». – Кисловодск, 2010. – С. 90–91. – 0,1 п. л.
  10. Климова, Ю. А. Культурно-исторический подход к понятию «толерантность» [Текст] / Ю. А. Климова // Специальное образование и социальная реабилитация лиц с нарушениями развития: социально-правовые и психолого-педагогические аспекты : материалы Всероссийской научно-практической Интернет-конференции. - Ставрополь, Ставропольсервисшкола, 2011. - С. 172 - 174. – 0,17 п.л.
  11. Климова, Ю. А. Сущность экзистенциально-гуманистического подхода к изучению толерантности [Текст] / Ю. А. Климова // Специальное образование и социальная реабилитация лиц с нарушениями развития: социально-правовые и психолого-педагогические аспекты : материалы Всероссийской научно-практической Интернет-конференции. - Ставрополь, Ставропольсервисшкола, 2011. - С. 174-175. – 0,1 п.л.



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.