WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

ХАРИТОНОВА ЕВГЕНИЯ ВЛАДИМИРОВНА

СТРУКТУРА И ДИНАМИКА СОЦИАЛЬНО-ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ВОСТРЕБОВАННОСТИ ЛИЧНОСТИ

Специальность 19.00.03 – Психология труда, инженерная психология, эргономика (психологические наук

и)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук Москва – 2012

Работа выполнена в лаборатории психологии труда Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института психологии Российской академии наук Научный консультант доктор психологических наук, профессор, заведующая лабораторией психологии труда ФГБУН Института психологии РАН Дикая Лариса Григорьевна

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор, заведующий лабораторией инженерной психологии и эргономики ФГБУН Института психологии РАН Обознов Александр Александрович доктор психологических наук, профессор, заведующий отделом проблем и приоритетов социальной сферы Всероссийского научноисследовательского института технической эстетики Минобрнауки РФ Зараковский Георгий Михайлович доктор психологических наук, доцент, доцент кафедры психологии труда и инженерной психологии факультета психологии МГУ им.

М.В. Ломоносова Иванова Елена Михайловна

Ведущая организация: ФБГОУ ВПО «Тверской государственный университет»

Защита диссертации состоится «17» декабря 2012 г. в 15.00 часов на заседании диссертационного совета Д 002.016.01 при Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте психологии Российской академии наук по адресу:

129366, Москва, ул. Ярославская, д. 13, ауд. 2

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института психологии Российской академии наук

Автореферат разослан «____» ___________ 2012 г.

Автореферат диссертации размещен на сайте ВАК: www.vak.ed.gov.ru «___»_____________ 2012г.



Ученый секретарь Диссертационного Совета канд. психол. наук Е.А. Андреева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Постановка проблемы и актуальность исследования. Социальноэкономические глобализационные процессы, происходящие в нашей стране и в мире в целом, обусловили выраженный интерес со стороны многих исследователей к феномену востребованности/невостребованности личности. На фоне постулирования безработицы и недоиспользования трудового потенциала личности как основных характеристик современного рынка труда (А.А. Дрегало, В.И. Ульяновский;

А.Л. Журавлев, А.Б. Купрейченко; И.В. Соболева; И.В. Царева и др.) в исследованиях отмечается характерная для современной России невостребованность наиболее образованной и высококвалифицированной части общества. Ряд ученых подчеркивают, что невостребованные кадры, годами не работающие, теряют свою квалификацию, становятся неспособными к труду и деградируют как личности (А.А. Дрегало, В.И. Ульяновский). Положение дел отягощается еще тем, что в современных социокультурных и экономических условиях востребованность профессионала уже не регулируется обществом, государством, и человек может положиться в основном только на себя. Выключение из сферы материального и социокультурного производства значительной части человеческого потенциала сопровождается ростом социального неравенства и маргинализацией целых социальных групп (В.Т. Кривошеев). Таким образом, общество стоит перед необходимостью создания научно обоснованных механизмов эффективной реализации социального и профессионального ресурсов личности молодежи – носителя потенциала будущего, а также людей зрелого и пожилого возраста – обладателей накопленного потенциала прошлого и настоящего. Поэтому актуальность системного анализа социально-профессиональной востребованности личности (СПВЛ) имеет важное не только научное, но и выраженное практическое значение. Своевременное решение задачи активизации личностных ресурсов востребованности будет способствовать не только эффективному использованию трудового потенциала страны, но и обеспечению социальной, экономической и психологической безопасности личности и общества в целом.

На теоретико-методологическом уровне актуальность исследования определяется отсутствием в психологии подходов и целостной разработки проблемы, концепций и определения понятия «востребованность личности». Попытки феноменологического определения и операционализации этого понятия осуществлялись в социологических (Н.В. Воронкова, К. Обухова, Е.А. Радаева, Е.А. Хохлова и др.), экономических (Е.В. Бурлюкина, Н.Г. Васильченко О.В. Сагинова и др.) и отчасти в ряде педагогических исследований (Г.В. Красильник, В.В. Сериков, Е.В. Тараканова, Т.Н. Шевченко). При этом в каждой из работ производится анализ какой-то одной стороны этой многогранной проблемы без осуществления интеграции знаний из других областей знания. Продвижение вперед в понимании востребованности как психологического явления требует дальнейшего развития, как отдельных теоретических положений, так и междисциплинарной интеграции знаний для получения целостной картины востребованности, предложения обобщающей, системной модели, содержательно отражающей особенности ее формирования на разных этапах персоно- и профессиогенеза личности. На фоне выраженного интереса ученых к средовым факторам востребованности остаются практически не изученными ее внутриличностные факторы и ресурсы.

На уровне социальной и организационной практики актуальность исследования связана с необходимостью выявления детерминант, условий и механизмов достижения баланса во взаимоотношениях трех составляющих востребованности – социума, личности и профессии, что позволит разработать технологии социальнопсихологического сопровождения личности на разных этапах персоно- и профессиогенеза как для достижения востребованности, так и выхода из кризиса востребованности.

В последние годы отмечен рост числа междисциплинарных исследований востребованности. Психолого-педагогические работы в основном посвящены изучению соотношения компетентности и востребованности специалиста (В.А. Болотов, Е.Я. Бутко, А.Г. Глазунов, И.А. Дельгас, В.В. Сериков, С.А. Хазова и др.); экономикопедагогические – маркетинговым исследованиям образовательных услуг, в которых учет востребованности выпускников является обязательным компонентом (В.А. Яровенко). Специалисты центров занятости в процессе работы постоянно обращаются к проблеме профессиональной невостребованности личности (Т.А. Козел, Е.Д. Курдояк, Н.А. Гришин, В.С. Метлин и др.). Главные направления использования данного термина в работе центров занятости тесно связаны с различными этапами профессиогенеза личности: обращение к востребованности выпускников образовательных учреждений, невостребованность специалистов среднего возраста в связи с высвобождением занятого персонала. При этом под востребованностью понимается лишь трудоустройство специалиста, что чрезвычайно ограничивает понимание данного феномена. Актуальной задачей также является разработка практико-ориентированного психологического инструментария оценки социально-профессиональной востребованности личности. На уровне социальной и организационной практики существует осознание значимости изучения востребованности личности и признание недостаточной изученности природы этого феномена в психологии труда, что обусловливает актуальность данного исследования, призванного разрешить указанное противоречие.

Таким образом, рассматриваемая проблема обусловлена рядом объективно существующих противоречий: между растущей практико-ориентированной, социальной необходимостью разработки научно обоснованных концепций востребованности личности и отсутствием комплексного системного подхода к психологической интерпретации данного феномена; необходимостью разрешения задачи оценки критериев социально-профессиональной востребованности личности и отсутствием адекватного психодиагностического инструментария; актуальной потребностью социальной практики в разработке дифференцированных технологий оптимизации личностных ресурсов востребованности и отсутствием концептуальных оснований для создания условий этой оптимизации.

Цель исследования: целостное изучение феномена социально-профессиональной востребованности личности.

Объект исследования – личность как субъект социально-профессиональной востребованности.

Предмет исследования – социально-психологические структура, стили, механизмы и динамика социально-профессиональной востребованности личности.

Гипотеза исследования: исследование социально-профессиональной востребованности личности (СПВЛ) возможно при рассмотрении понятия «социальнопрофессиональная востребованность личности» как метасистемы отношений личности, социума и профессии, формирующейся на основе осознания субъектом своей реализации в личностно- и социально-значимой деятельности, и описания ее в виде трехфакторной модели, включающей социальную, личностную и профессиональную составляющие, отражающих направленность личности на реализацию соответственно в социальной, личностной и профессиональной сферах; определения понятия «востребованной личности» – как человека, способного к осознанию и своевременной объективации своих личностных, социальных и профессиональных ресурсов, способствующих его самореализации в личностно и социально значимой деятельности.

Предполагается, что на разных этапах жизненного и профессионального пути человека взаимодействие его личности, социума и профессии характеризуется разными вкладами со стороны каждой составляющей в становление метасистемы СПВЛ и в формирование стилей СПВЛ.

Дополнительные гипотезы.

1. Специфика социально-профессиональной востребованности личности определяется социально-психологической детерминацией на макроуровне (общество, государство), экзоуровне (рынок труда), мезоуровне (организация), микроуровне (семья и референтные группы) – и уровне личности, оказывающими влияние не только на ее сформированность, но и степень эффективности в различных ситуациях. На каждом из уровней детерминации СПВЛ представлена в идеальной (установки субъекта на реализацию личностно- и социально-значимой деятельности) и реальной форме (условия, благоприятные или препятствующие реализации человека в личностно- и социально-значимой деятельности).

2. На личностном уровне социально-профессиональная востребованность может определяться качественным своеобразием личностно-, социально- и профессионально-ориентированных характеристик, обусловливающих определенный стиль и уровень СПВЛ.

3. Кризис СПВЛ является следствием конфликтных взаимоотношений между социумом, личностью и профессией в результате сочетанного влияния как внутренних, так и внешних факторов.

4. Востребованность влияет как на активность, так и на результативность поведения человека, обусловливая эффективность его адаптации в изменяющихся социальном, личностном и профессиональном пространствах.

Задачи исследования.

1. Провести анализ концептуальных и методологических подходов к изучению востребованности личности, выделить основные детерминанты, особенности структуры и содержания социально-профессиональной востребованности личности в контексте различных подходов к ее исследованию.

2. Разработать и обосновать концептуальный, понятийный и методический аппарат изучения феномена социально-профессиональной востребованности личности в пространстве взаимодействия трех составляющих – социума, личности и профессии.

3. Выделить психологические компоненты социально-профессиональной востребованности личности.

4. Разработать и апробировать диагностический инструментарий, позволяющий описывать феномен в аспекте решения практических задач (профессионального отбора, психологического сопровождения личности, построения индивидуального маршрута достижения социально-профессиональной востребованности).

5. Выявить эмпирические условия детерминации и изменения социальнопрофессиональной востребованности на разных этапах профессиогенеза, раскрыть механизмы ее детерминации на разных уровнях.

6. Разработать стили социально-профессиональной востребованности личности и выявить их основные эмпирические критерии.

Методологические и теоретические основы исследования.

Методологическую основу интегрирующей концептуализации исследования социально-профессиональной востребованности личности составляют положения психо-социального подхода, в том числе принципы социальной детерминации личности, позволяющего системно рассматривать взаимодействие личности, социума и профессии (С.Л. Рубинштейн, В.Н. Мясищев, Б.Ф. Ломов, А.А. Бодалев, А.В. Брушлинский, А.Л. Журавлев и др.); комплексного подхода – как основания анализа востребованности с учетом социально-экономических, организационно-управленческих, психологических, нравственных и других регуляторов трудового поведения личности (Б.Г. Ананьев, Л.И. Анцыферова); системного подхода, давшего возможность целостного осмысления взаимоотношений составляющих СПВЛ (Б.Ф. Ломов, В.А. Барабанщиков, Д.Н. Завалишина, В.П. Кузьмин и др.); метасистемного подхода (Дж. Флейвелл, А.В. Карпов), показывающего удвоенное существование объективно существующих отношений между составляющими СПВЛ в виде субъективной реальности; субъектно-деятельностного – как основания преобразующей целенаправленной, в том числе своевременной активности личности (С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, К.А. Абульханова, А.В. Брушлинский и др.); системогенетического подхода, позволившего системно в динамике показать развитие СПВЛ (В.Д. Шадриков, В.А. Барабанщиков).

Теоретическими основаниями концепции выступили: теория отношений (В.Н. Мясищев); представления о метаиндивидуальности (Н.Е. Андреева, Б.А. Вяткин, Л.Я. Дорфман, B.C. Мерлин, А.В. Петровский, В.А. Петровский и др.), о профессиогенезе личности и кризисах профессионального развития (Э.Ф. Зеер, Г.Г. Горелова, А.Н. Демин, Е.М. Иванова, Ф.С. Исмагилова, Е.А. Климов, А.К. Маркова, Н.С. Пряжников, Э.Э. Сыманюк, А.Р. Фонарев, В.Д. Шадриков, Б.А. Ясько и др.), научные концепции и исследования возрастных изменений личности (Л.И. Анцыферова, М.Д. Александрова, Н.Х. Александрова, П.Б. Балтес, Дж. Боулби, М.В. Ермолаева, И.С. Кон, Г. Крайг, О.В. Краснова, А.Г. Лидерс, Л.И. Лисина, Б. Ньюгартен, Д.И. Фельдштейн, Н.Ф. Шахматов, М.Д.С. Эйнсуорт, Э. Эриксон, Р. Янофф-Бульман и др. и др.), положения о нравственной и духовной обусловленности социального и профессионального поведения (А. Адлер, В.А. Бодров, Л.Г. Дикая, Е.П. Ермолаева, А.Л. Журавлев, А.Н. Занковский, Г.М. Зараковский, А. Маслоу, Э. Фромм и др.), представления о социальной реализации профессионала (Г.М. Зараковский, Е.П. Ермолаева, Е.М. Иванова), о востребованности специалистов в социологических (С.И. Агабеков, И.М. Михаев, Е.А. Радаева и др.), экономических (Е.В. Бурлюкина, Н.Г. Васильченко, Т.И. Мельник, С.В. Метлин, Е.В. Царева и др.) и педагогических исследованиях (Г.О. Абдыллаева, В.В. Сериков, Е.В. Тараканова, С.А. Хазова, Т.Н. Шевченко и др.).

Методы исследования. Для реализации цели, проверки гипотезы и решения поставленных задач использован комплекс методов, взаимно проверяющих и дополняющих друг друга. Теоретические методы включали в себя анализ, синтез, систематизацию, теоретическое моделирование, типологизацию, описание и интерпретацию. Эмпирические методы: анкетирование, интервьюирование, опрос, контент-анализ. Параметрические и непараметрические методы статистической обработки данных: корреляционный, факторный, дисперсионный, кластерный, регресионный анализы, методы сравнения выборок на основе статистических программ SPSS for Windows 19.0.

Эмпирическая база исследования. Эмпирическое исследование проводилось в течение 2002-2012 гг. на базах Кубанского государственного университета, лаборатории развития личности Института экономики и управления КГМА, Института переподготовки и повышения квалификации специалистов КубГУ, Института международного права, экономики, гуманитарных наук и управления имени К.В. Россинского, Краевого геронтологического центра «Екатеринодар», Краевого и городских центров занятости населения г. Краснодара, региональных центров занятости населения Краснодарского края, бюджетных и коммерческих организаций г. Краснодара, центров социального обслуживания г. Краснодара и г. Белореченска, а также на базе свободной выборки.

В пилотажном исследовании участвовали 950 человек; на этапе стандартизации опросника – 642 человека, на этапе верификации концепции и диагностического инструментария – 1206 человек. Совокупная выборка исследования составила более 2600 человек.

Достоверность и обоснованность выводов и результатов исследования обеспечиваются методологической обоснованностью исходных теоретических посылок исследования; согласованностью различных подходов к решению поставленной проблемы; применением апробированного методического инструментария, репрезентативностью и большим объемом выборки, корректным применением математикостатистического анализа данных с помощью профессиональных компьютерных программ.

Этапы исследования. Исследование проводилось в течение десяти лет и включало несколько этапов.

I этап (2002–2006 гг.) – изучение научной литературы с целью систематизации существующих подходов и теорий; разработка концептуальных положений исследования; формулирование гипотез и проведение пилотажных исследований.

II этап (2007–2008 гг.) – разработка программы эмпирического исследования, выбор психодиагностического инструментария; разработка и стандартизация валидной методики психодиагностики социально-профессиональной востребованности личности.

III этап (2009–2010 г.) – организация эмпирического исследования социальнопрофессиональной востребованности личности; качественная и количественная обработка, систематизация и анализ полученных данных.

IV этап (2011–2012 г) – уточнение положений теоретической концепции; формулирование основных выводов.

Научная новизна исследования. Разработана и обоснована научная концепция социально-профессиональной востребованности личности как целостного, интегрального и многомерного психического явления, как метасистемы, раскрывающая его структурные и функциональные характеристики, механизмы и закономерности развития. На междисциплинарном уровне осуществлено обобщение различных подходов к исследованию востребованности личности; введены понятия «значимость для другого», «востребованность личности», «востребованная личность», «социальнопрофессиональная востребованность личности», «кризис социальнопрофессиональной востребованности личности».

Рассмотрение социально-профессиональной востребованности в неразрывном единстве социума, личности и профессии позволило выдвинуть, теоретически обосновать и эмпирически верифицировать трехфакторную модель востребованности, включающую социальный, личностный, профессиональный векторы согласно трем основным сферам самореализации человека. Предложенная модель легла в основу стилей социально-профессиональной востребованности личности, позволяющих анализировать не только поведенческие, но и внутренние, смысловые и мотивационноценностные аспекты востребованности.

Выделены социальные, личностные и профессиональные критерии достижения социально-профессиональной востребованности, а также уровни функционирования СПВЛ, обусловленные особенностями взаимоотношений между личностью, социумом и профессией. Показано, что уровни СПВЛ определяются опорой личности на внутренние и внешние ресурсы и выраженностью у нее социально-, личностно- и профессионально-ориентированных характеристик.

Определена структура социально-профессиональной востребованности личности, включающая следующие компоненты: самоэффективностный, идентификационный, самореализационный, компетентностный, авторитетностный, социальнореализационный. Разработан и апробирован инновационный диагностический инструментарий для выявления особенностей социально-профессиональной востребованности личности.

Определены наиболее важные ориентиры для развития потенциала личности по достижению ею социально-профессиональной востребованности: базисные убеждения, системы самоотношения, смыслообразования и построения ценностных и мотивационных ориентиров поведения, совладающее поведение, система саморегуляции, адаптационные способности.

Теоретическая значимость исследования. Предложена концепция социальнопрофессиональной востребованности личности, расширяющая теоретическую базу социальной психологии труда. Разработаны концепция и понятийный аппарат, способствующие более успешному решению задач управления человеческими ресурсами, актуализации субъектных ресурсов личности. Предложенная концепция востребованности расширяет научные представления о персоно- и профессиогенезе личности, о механизмах кризисов профессионального развития, о связях феномена с составляющими социума, личности и профессии (профессиональных сфер).

Результаты исследования формируют теоретико-методологические предпосылки для решения широкого спектра фундаментальных и прикладных задач социальной психологии труда, а также вносят вклад в область психологии труда, социальной психологии, психологии развития и др., утверждая представления о том, что отношение личности к себе как к значимому для других является ресурсом ее психологического благополучия и продуктивности на разных этапах персоно- и профессиогенеза.

Практическая значимость. Разработанная концепция социальнопрофессиональной востребованности личности применима для решения задач:

разработки социальных мероприятий, реализуемых различными уровнями государственной власти для решения проблем реализации профессионального потенциала личности на разных этапах ее профессиогенеза;

к совершенствованию системы профессиональной ориентации старшеклассников и студентов в рамках работы психологических служб СО, СПО и ВПО, для обеспечения более адекватного выбора профессии с целью достижения в дальнейшем оптимальных условий их личностной и профессиональной самореализации;

внедрения в систему психосоциальной помощи в рамках работы служб занятости и органов социальной защиты населения всем категориям граждан для построения индивидуального маршрута достижения социально-профессиональной востребованности, выбора траектории выхода из кризиса востребованности, а также психологических служб центров социального обслуживания для оптимизации психологического состояния лиц пожилого возраста, переживающих кризис востребованности;

к совершенствованию системы психологического профессионального сопровождения работников в организации, смещая акцент с профессионально-технических компетенций на их ценностно-нравственные и мотивационные компоненты;

повышения квалификации исследователей и преподавателей в области решения проблем реализации личностного и профессионального потенциала человека;

внедрения образовательных программ, курсов повышения квалификации психологов, кадров управления, специалистов центров занятости и социального облуживания населения, психологических служб различных организаций и др. в рамках дисциплин: «Психология труда», «Психология профессиональной деятельности», «Социальная психология», «Психология развития», «Акмеология» и др.

Предложен и апробирован психодиагностический инструментарий по оценке социально-профессиональной востребованности личности, использование которого позволяет не только скорректировать индивидуальный маршрут достижения востребованности, но и своевременно выделить круг лиц, переживающих кризис СПВЛ.

Положения, выносимые на защиту.

1. Концепция социально профессиональной востребованности личности обосновывает необходимость рассмотрения данного социально-психологического феномена как метасистемы отношений личности, социума и профессии, формирующейся на основе осознания субъектом своей реализации в личностно и социально значимой деятельности, а «востребованной личности» – как человека, способного к осознанию и своевременной объективации своих личностных, социальных и профессиональных ресурсов, способствующих его самореализации в личностно- и социально-значимой деятельности.

2. Исследование социально-профессиональной востребованности личности возможно только на основе интеграции организационных и психологических факторов, отражающих специфику взаимоотношений составляющих метасистемы «социумличность-профессия» на разных этапах персоно- и профессиогенеза.

3. На концептуальном уровне социально-профессиональная востребованность личности содержательно представлена дескриптивной и детерминационной моделями, включающими структурно-содержательные компоненты, уровни и критерии, детерминанты, психологические закономерности формирования и функционирования СПВЛ.

4. Структура социально-профессиональной востребованности личности иерархична и объясняется многоуровневой детерминацией, включающей в себя макросоциальный, экзосоциальный, мезосоциальный, микросоциальный и личностный уровни. Каждый уровень структуры определяется специфическими детерминантами, условиями и механизмами формирования и функционирования и может быть представлен в идеальной и реальной формах.

5. Вступая во взаимоотношения на этапах жизненного и профессионального пути, социум, личность и профессия обеспечивают разный вклад со стороны каждой составляющей в становление системы СПВЛ. В зависимости от особенностей отношений личности с социумом и профессиональными сферами выделены начальный и основной этапы профессиогенеза СПВЛ.

6. Социально-профессиональная востребованность личности включает компоненты: самоэффективностный, идентификационный, самореализационный, компетентностный, авторитетностный, социально-реализационный, состоящие в сложной иерархической связи по отношению друг к другу на разных этапах персоногенеза. В соответствии со структурными компонентами востребованности можно систематизировать механизмы ее становления: «Я смог…» (механизмы своевременной оценки и управления ресурсами), «Я принадлежу к…» (механизмы идентификации, присоединения к группе), «Я самореализовался…» (механизмы самореализации в профессиональной деятельности), «Я способен…» (механизмы мобилизации профессиональных знаний, умений и опыта), «Меня уважают…» (механизмы межличностной аттракции и референтности), «Я полезен для других…» (механизмы оценки результатов своей деятельности).

7. В процессе персоногенеза личности происходит дифференциации параметров СПВЛ за счет проявления различных факторов (пола, семейного, профессионального и образовательного статусов).

8. Социально-профессиональная востребованность как процесс предполагает динамику соответствующих уровней, отражающих степень сформированности социально-, личностно- и профессионально-ориентированных характеристик и специфику опоры человека на внутриличностные и/или средовые ресурсы.

9. Социально-профессиональная востребованность личности описывается с помощью трехфакторной модели, включающей соответственно социальный, личностный и профессиональный векторы, соотносимые со сферами самореализации личности.

10. На основании трехфакторной модели разработаны стили социальнопрофессиональной востребованности личности, содержащие ценностно-смысловые, мотивационно-потребностные и поведенчески-результативные характеристики, соотносимые с определенными этапами персоно- и профессиогенеза личности.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные результаты, полученные в диссертационном исследовании, докладывались и обсуждались на IV и V Всероссийских съездах Российского психологического общества (2007, 2012); XIII– XV симпозиумах «Психологические проблемы смысла жизни и акме» (Москва, 2008– 2010), IV Всероссийском съезде психологов образования России «Психология и современное образование» (Москва, 2008), а также российских и международных конгрессах и конференциях (Гоа, Индия (2004), Далянь, Китай (2005), Москва (2003– 2012), Санкт-Петербург (2005, 2006), Белореченск (2005–2007), Владивосток (2008– 2012), Геленджик (2008), Екатеринбург (2010, 2011), Казань (2006, 2008, 2009), Кострома (2007), Краснодар (2005–2012), Таганрог (2005), Мурманск (2009, 2011), Новосибирск (2006), ВДЦ «Орленок» (2008), Ростов-на-Дону (2007), Саранск (2011), Саратов (2008, 2011), Томск (2004, 2007), Ярославль (2011) и др.

Основные положения диссертации обсуждались также на: заседаниях лаборатории психологии труда Института психологии РАН, кафедры психологии личности Института экономики и управления Кубанской государственной медицинской академии, кафедры педагогики и психологии Кубанского государственного университета (КубГУ), кафедры управления образованием Института переподготовки и повышения квалификации специалистов КубГУ (ИППК КубГУ), кафедры психологических и педагогических наук Института международного права, экономики, гуманитарных наук и управления имени К.В. Россинского.

Публикации: по теме исследования опубликовано более 100 печатных работ (общий объем – 84,8 печ. л.), в том числе 2 учебных пособия, 2 монографии, 85 статей, 16 из которых в рецензируемых ВАК журналах.

Структура диссертации включает введение, девять глав, заключения, список литературы, содержащий 542 источника, а также приложения (2 том).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность и проблема исследования, определяются объект и предмет исследования, формулируются цель, задачи, гипотезы, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость, а также определяются положения, выносимые на защиту.

Глава 1. «Социально-профессиональная востребованность личности в системе научного знания» содержит обобщение и анализ основных научных предпосылок возникновения в психологии нового направления – психологии востребованности личности (параграф 1), представлен анализ структуры и содержания социальнопрофессиональной востребованности личности в контексте различных подходов к ее исследованию (параграф 2).

В параграфе 1 «Предпосылки формирования концепции социальнопрофессиональной востребованности личности» ввиду отсутствия определения в большинстве общих толковых, философских и лингвистических словарей термина «востребованность» выделяется ряд близких понятий – «необходимость», «полезность», «значимость», «нужность», «производительность». Основываясь на выделенных понятиях, был проведен анализ фокуса преломления феномена востребованности в контексте различных психологических концепций.

Показано, что востребованность как значимость для другого имплицитно представлена в различных зарубежных концепциях психоаналитического и экзистенциально-гуманистического направлений в основном как составляющая врожденной потребности либо как смыслообразующее начало жизни личности. В концепциях экзистенциально-гуманистического направления позиционируется активная роль самого человека в достижении чувства значимости для других (V. Frankl, E.Fromm, A. Lngle, А.Н. Maslow и др.). Востребованность как полезность, значимость для другого можно увидеть в характеристике психологически здоровой (самоактуализирующейся) личности по А. Маслоу, проявление потенций человека в стремлении отдавать, делиться с другими социально полезного типа по Э. Фромму и пр. Психологическими предикторами становления востребованности выступает не внешняя среда, способствующая или препятствующая раскрытию индивидуумами своего потенциала, а их стремление проявить свою активность вне самих себя, ради чего-то/кого-то.

Вне зависимости от рассматриваемых концепций можно выделить три основные сферы проявляемой активности: общение, профессиональная деятельность и самопознание.

В отечественных психологических концепциях феномен востребованности отчетливо просматривается уже не только в контексте экзистенциальной, но и в рамках субъектной парадигмы. Востребованность можно рассматривать не только как составляющую смысла жизни (Б.С. Братусь, И.С. Кон и др.), идеальную представленность в другом (А.В. Петровский, В.А. Петровский), основу его субъективных представлений о сущности и размерах своего «вклада» (Л.Я. Дорфман), как предиктор благополучного старения (Л.И. Анцыферова), но и как фактор объективации и своевременности активности (К.А. Абульханова), критерий высшего уровня состоятельности (В.А. Петровский). Важной базой для разработки рассматриваемого феномена выступает теория отношений В.Н. Мясищева, представления об активности и субъекте (К.А. Абульханова, А.В. Брушлинский, С.Л. Рубинштейн и др.), а также о метаиндивидуальности как феномене продолжения жизни человека в делах, поступках других людей (Н.Е. Андреева, Л.Я. Дорфман, В.С. Мерлин, А.В. Петровский, В.А. Петровский и др.); положения об отраженном Я как идеальной представленности и продолженности человека в людях (А.В. Петровский, В.А. Петровский), чувстве собственной востребованности как отражения состоятельности самотрансценденции (В.А. Петровский), об экспектациях как идеальном представлении личности об отношениях к ней окружающих (К.А. Абульханова), самоутверждении как убежденности человека в том, что он обладает определенной ценностью – собственным Я (Н.Е. Харламенкова). В большинстве концепций экзистенциального направления подчеркивается, что именно труд дает возможность личности осознавать себя одинаково нужным и творящим необходимое дело. Труд как «вклад» в общность наряду с идеальной представленностью в другом придает жизни осмысленность. В зависимости от уровня развития системы динамических смыслов понимание востребованности разное: от достижения материальных благ на эгоцентрическом уровне, нужности и полезности лишь для близких людей – на группоцентрическом, до стремления приносить пользу другим (всем и каждому, близким и незнакомым людям, в том числе будущим поколениям) – на просоциальном уровне.

В отечественных экзистенциальных концепциях, как и в ряде зарубежных, психологическими предикторами становления метасистемы востребованности выступает не нечто внешнее по отношению к человеку, а именно стремление самой личности проявить свою активность. Самыми важными предпосылками концепции СПВЛ и в отечественных, и в зарубежных концепциях мы считаем позиционированное в них стремление личности к раскрытию своего потенциала для себя и «вне самих себя» ради кого-то. В основном востребованность рассматривается в них как внутриличностный феномен, и представить ее можно как целостную систему субъективных, индивидуальных, избирательных, сознательных отношений личности к себе как к значимому для других. Формируясь на протяжении всего персоногенеза, вбирая в себя личный опыт человека, внутренне определяя его действия и переживания, востребованность является свидетельством достижения человеком личностной зрелости и предопределяет наделение им своей жизни осмысленностью. В целом востребованную личность можно определить как человека, который вне зависимости от внешних условий, выходя за пределы необходимого уровня проявления активности в каждой конкретной ситуации, ориентируясь на благо даже далеких для него людей, отдает обществу свои силы и способности, своевременно объективируя свою активность в труде, достигая при этом высшего уровня состоятельности.

В параграфе 2 представлен анализ структуры и содержания социальнопрофессиональной востребованности личности в контексте различных подходов к ее исследованию.

Состояние научной разработанности проблемы. За последние несколько лет использование термина «востребованность» резко возросло в междисциплинарном пространстве разных наук (социологии, экономики, психологии, педагогики, политологии). В отечественной социологии приоритетными направлениями исследования востребованности являются: анализ востребованности как показателя эффективности использования трудовых ресурсов (Е.М. Авраамова, Ю.Б. Верпаховская, А.Ю. Живага, И.М. Михаев, А.И Кочетов, В.П. Селезнев, Л.Н. Тимирова; Ю.Ф. Флоринская, Т.Г. Рощина, О.В. Черковец и др.), в том числе в контексте исследования причин невостребованности человеческого капитала (С.И. Агабеков, И.М. Михаев, Е.В. Царева и др.), выявления роли государства в регулировании безработицы (И.Ф. Файзуллин, Ф.С. Файзуллин и др.), анализа востребованности кадрового потенциала (Н.В. Воронкова, К. Обухова, Е.А. Радаева, Е.А. Хохлова и др.).





В экономических исследованиях интерес к проблеме профессиональной востребованности личности проявляется в виде следующих основных направлений: оценка профессиональной востребованности на внутреннем и внешнем рынках труда (С.В. Метлин); оценка кадрового потенциала (Е.Ю. Никольская) и его используемости (И.С. Сальникова), в том числе построение эффективной структуры занятости населения (Е.В. Царева); маркетинг востребованности выпускников вуза (Д.Л. Бакусова, А.В. Бурков, О.П. Ковалева, Т.И. Мельник и др.), включая определение рейтинга востребованных специальностей (Н.В. Бондаренко, Г.И. Лазарев); маркетинг образовательных услуг (Е.В. Бурлюкина, Н.Г. Васильченко и др.).

Педагогические исследования в основном посвящены проблеме востребованности выпускников средних и высших профессиональных образовательных учреждений.

При этом востребованность специалиста рассматривается как: конечный результат реализации индивидуальной профессионально-образовательной траектории и в целом карьерной подготовки (Г.В. Красильник, В.В. Сериков, Е.В. Тараканова, Т.Н. Шевченко); показатель оценочной шкалы для определения рейтинга образовательных учреждений, составления рейтинга востребованных специальностей; один из факторов, определяющий развитие системы высшего профессионального образования (Г.О. Абдыллаева); обязательный компонент профориентационной работы со старшеклассниками (формирование представление о востребованных профессиях) (В.Н. Кузнецова) и др. Ряд прикладных педагогических исследований посвящен изучению личностных и деловых качеств, обеспечивающих востребованность специалистов на рынке труда (Е.П. Алисиевич, Н.И. Биркун, Б. Зельцерман), а также выяснению причин невостребованности выпускников (В.А. Яровенко).

В психологических исследованиях термин «востребованность» в основном используется как: составляющая профессионализации и профессионализма (И.А. Акидинова, Ф.С. Исмагилова, Э.Ф. Зеер, Б.А. Ясько); одна из важнейших характеристик профессии (Е.М. Иванова); внешнее условие самореализации (А.А. Волков, Н.Н. Радул, О.В. Хлудова) и реализации ресурсных возможностей в профессиональной деятельности (Е.М. Лысенко); необходимое условие профессионального здоровья (Н.Н. Радул); мотив трудовой деятельности (Г.Г. Горелова, Е.Н. Молодых); ресурс поздних этапов персоногенеза (Л.И. Анцыферова, Э.В. Карюхин, Л.А. Регуш). Отдельного внимания заслуживают феномены, рассматриваемые в рамках психологии труда: сознательное предвосхищение социально ценного результата (знание о продукте – результате труда, осознание его социальной значимости (Е.А. Климов); «чувство собственного достоинства» (Дж. Ролз), «чувство (или ощущение) собственной значимости» (Н.С. Пряжников); а также в психологии личности, где чувство востребованности предстает как характеристика высшего уровня состоятельности (В.А. Петровский). Важно отметить также прикладные исследования невостребованности как деятельностного фактора риска деструкции в организационном поведении и нарушения корпоративной безопасности (И.С. Бусыгина), как предиктора профессиональной мобильности (Социальная дифференциация…). Многие авторы указывают на необходимость учета профессиональной востребованности как важного критерия профессионализма (Э.Ф. Зеер, О.Н. Шахматова, В.М. Шепель). Особо стоит отметить исследования психологических особенностей безработицы и безработных, а также недоиспользования трудовых ресурсов. В отличие от социологических и экономических, в психологических исследованиях безработицы термин «востребованность» употребляется редко, что на фоне отсутствия междисциплинарной связи в этих исследованиях значительно снижает возможность полного раскрытия данного феномена.

В целом, можно отметить выраженную ширину феноменологической сущности понятия «востребованность» – от востребованности профессии как соотношения емкости спроса и емкости предложения на рынке труда (http://mirslovarei), востребованности специалиста как «степени соответствия совокупности экономических, профессиональных, личностных и социальных характеристик специалиста, сформированных в процессе освоения специализированной образовательной программы, сложившемуся спросу для данной специальности (образовательной программы) на рынке труда» (Е.В. Бурлюкина), востребованности как вторичной функции организации по формированию и реализации ее социального потенциала (Н.В. Воронкова) до чувства собственной востребованности как показателе состоятельности самотрансценденции, состоящем в осознании человеком того, что ему не придется искать возможность быть полезным другому; когда надо – его позовут (В.А. Петровский). Каждое из определений востребованности основано не только на выделении разных феноменологических признаков и структурных элементов, но и подразумевает разные обусловливающие их факторы, что осложняет понимание сущности самого явления, особенностей его развития и способов диагностики. Предлагаемые разными авторами технологии и методы оценки востребованности (в основном в рамках социологических и экономических исследований) учитывают лишь оценку внешних факторов, влияющих на востребованность без обращения к внутриличностным ресурсам.

Таким образом, на данный момент можно выделить две основные группы подходов, анализирующих содержание востребованности: с внепсихологических (организационные подходы) и психологических позиций. Организационные подходы значительно превалируют над психологическими и представлены в социологических, экономических, педагогических и прикладных исследованиях в области социальной сферы и имеют более высокий уровень научной аргументации. Тем не менее, из первой и второй группы можно выделить следующие основные кардинально различные подходы к изучению отдельных сторон феномена СПВЛ: 1) анализ востребованности специалистов как необходимого условия эффективности экономической (государственной и региональной) политики; 2) оценка востребованности специалистов в контексте функционирования рынка труда, в том числе подготовка, переподготовка востребованных специалистов и альтернативные источники рабочей силы; 3) исследование востребованности личности в контексте реализации профессионального потенциала персонала в организации; 4) анализ востребованности как характеристики личности профессионала. Выделенные четыре основных подхода к изучению востребованности фактически представляют четыре различных уровня е оценки: макроанализ востребованности трудовых ресурсов как показателя эффективности их использования; экзоанализ факторов формирования востребованности специалистов в контексте функционирования рынка труда; мезоанализ различных моделей формирования благоприятных условий по рациональному использованию профессиональных способностей (знаний, опыта) и актуализации скрытых возможностей персонала в организации; а также внутриличностный анализ механизмов и факторов активизации личностных ресурсов востребованности.

С одной стороны, значительное количество работ по данной проблеме свидетельствует о важности исследований востребованности личности. С другой стороны, даже в рамках каждого из выделенных подходов отсутствует не только единое концептуальное объяснение факторов, структуры и механизмов формирования востребованности, но и определение самого термина «востребованность личности». Отсутствие единого взгляда на данный феномен препятствует осуществлению как объяснительных, так и прогностических функций существующих моделей востребованности личности. В качестве путей преодоления трудностей в исследовании востребованности личности можно назвать уход от методологических подходов, ограничивающих рассмотрение только профессиональной востребованности как показателя эффективности трудоустройства граждан или использования профессионального ресурса человека, через раскрытие междисциплинарного статуса данного феномена, предполагающего многоуровневый анализ факторов и условий реализации профессионального потенциала личности в личностно- и социально-значимой деятельности.

Анализ востребованности специалистов в социологических исследованиях проводится в плоскости «социум – профессия», при этом ряд авторов считают перспективным анализ проблем отдельного человека или группы людей, а не рассмотрение общих вопросов глобализации культуры и общества (А.Н. Воронин). Анализ востребованности в большинстве психологических и экономических работ проводится с учетом таких демографических характеристик личности, как пол и возраст, в лучшем случае с привлечением данных об образовательном статусе профессионала, что значительно ограничивает прогностический характер результатов таких исследований, поскольку анализ ведется в системе отношений «личность – профессия». Расширение анализа субъекта профессиональной деятельности и его развития возможно при переходе к анализу в системе отношений «человек – мир» (В.А. Бодров, Л.Г. Дикая, А.Л. Журавлев, Д.Н. Завалишина). Во многих исследованиях подчеркивается важность социальной составляющей при достижении человеком своей востребованности, но при этом анализ данной составляющей сводится лишь к выявлению роли социальных сетей в построении карьеры и поиске работы, что значительно ограничивает роль социума в построении СПВЛ.

В главе 2 представлена концепция социально-профессиональной востребованности личности. В связи с неоднозначностью трактовки термина «востребованность», методологическим фундаментом изучения социально-профессиональной востребованности личности обозначен интегративный подход. Уход от указанных недостатков изучения востребованности возможен лишь при рассмотрении социальнопрофессиональной востребованности личности как социально-психологического феномена. Под социально-профессиональной востребованности личностью мы понимаем метасистему взаимоотношений трех составляющих: социума, личности и профессии. Концептуальная схема исследования СПВЛ представлена на рис. 1.

Рис.1. Концептуальная схема исследования социально-профессиональной востребованности личности (СПВЛ) Как видно из представленной схемы оценка востребованности личности только со стороны общества является односторонней, так как важно не только какова система отношений между рассматриваемыми составляющими, а формирующаяся метасистема СПВЛ на основе осознания субъектом своей собственной востребованности на уровне личности, профессии, социума.

С учетом взаимоотношений трех составляющих основные научные подходы к изучению востребованности можно представить в виде следующей иерархической схемы (рис. 2).

Рис. 2. Иерархическая схема анализа СПВЛ Функционирование данного динамического метасистемного образования обусловлено осознанием личностью своей востребованности в социуме (социальной значимости, т.е. значимости для другого) и предполагает взаимодействие, взаимообусловленность трех ее составляющих: социума, личности и профессии. Социальнопрофессиональная востребованность личности порождается ее способностью к своевременному проявлению активности в личностно- и социально-значимой деятельности при одновременном учете требований к ней со стороны социума и профессии, а точнее конкретной социально-профессиональной среды, в рамках которой личность осуществляет свою деятельность.

Исходя из иерархической схемы анализа можно предложить детерминационную модель социально-профессиональной востребованности личности, состоящую из пяти уровней влияния на востребованность личности (рис. 3). Каждый уровень имеет свои факторы, условия и механизмы формирования и функционаирования и представлен в идеальной и реальной формах:

- макросоциальный уровень детерминации востребованности – характеристики макросоциальной ситуации с точки зрения глобальных процессов, происходящих в мировой экономике, препятствующих или способствующих реализации ресурсов человека как субъекта профессиональной деятельности; государственная политика по эффективности использования трудовых ресурсов и регулированию рынка труда, наличие действенных правовых механизмов защиты прав субъекта труда; общество:

ценность труда и общественно-полезной деятельности, представление о востребованной личности, востребованной профессии (модели соответствия «общество, государство – профессия») – механизмы государственного регулирования рынка труда и формирования общественного сознания;

Рис. 3. Детерминационная модель социально-профессиональной востребованности личности - экзосоциальный уровень детерминации востребованности – особенности федеральной и региональной политики по управлению рынком труда и учет востребованности профессий при регулировании работы учреждений профессионального образования (НПО, СПО и ВПО); провозглашаемая и реальная востребованность профессии на рынке труда, представления о труде и профессиях в этнических и региональных сообществах (модели соответствия «рынок труда – личность») – механизмы регионального регулирования рынка труда и формирования общественного сознания;

- мезосоциальный уровень детерминации востребованности – объективные и субъективные возможности трудового поста в реализации профессионального потенциала субъекта труда; представление администрации о профессионале в условиях конкретной организации: профессионал не только должен соответствовать требованиям работодателя по уровню выраженности у него требуемых профессиональных качеств, но принимать организационную культуру, коллектив (модели соответствия «организация – личность») – механизмы административного регулирования реализации социального и профессионального потенциала личности;

- микросоциальный уровень детерминации востребованности – отношение ближайшего социального окружения к личности как субъекту профессиональной деятельности (модели соответствия «семья, референтные группы – личность») – механизмы межличностной аттракции, аффилиации, референтности;

- личностный уровень детерминации востребованности – качественное своеобразие социально-, личностно- и профессионально-ориентированных характеристик, обусловливающих уровень притязания и потребности личности в самореализации в деятельности полезной и значимой для себя/других (модели активизации личностных ресурсов востребованности) – механизмы своевременной самооценки и управления личностью своими ресурсами.

Первые четыре уровня детерминации отражают внешние факторы и лишь личностный уровень – внутренние факторы.

Метасистемный анализ СПВЛ. Внешняя – объективная реальность, т.е. система отношений сначала между личностью и социумом, а затем – между личностью, социумом и профессией получает в психике «удвоенное» существование в форме системы субъективных отношений личности к себе как к значимой для себя и других.

Субъективная реальность, с одной стороны, представлена как субъективная модель объективных отношений, а, с другой стороны, отражает объективную реальность, в которую личность реально включена. Несовпадение этих двух модусов субъективной реальности может служить источником большинства психологических проблем личности, преодоление которых выступает мощным фактором е развития. Анализ социально-профессиональной востребованности личности следует проводить только при одновременном учете реальных взаимоотношений между личностью, социумом и профессией и их субъективной внутренней картины.

Структурный анализ СПВЛ. Общим для всех метасистем является метасистемный принцип их организации – включение в себя пяти основных уровней: метасистемный – метасистема субъективных отношений к себе как к значимому для других;

системный – системы отношений «личность – социум», «социум – профессия», «профессия – личность»; субсистемный – микросистемные отношения личности с социальными (семья, референтные группы) и профессиональными группами (администрация, коллеги), внутриличностные отношения; компонентный – функциональные и структурные компоненты; элементный – восприятие отношения других и самоотношение как к значимому для других. В рамках трех выделяемых основных систем отношений можно предложить трехмерную модель востребованности личности (рис. 4).

Рис. 4. Трехмерная модель социально-профессиональной востребованности личности: С+ и С-, Л+ и Л-, П+ и П- – выраженность социально-, личностно- и профессиональноориентированного векторов; серым фоном выделены два крайних варианта выраженности характеристик (С-Л-П- и С+Л+П+) Кризис социально-профессиональной востребованности является следствием конфликтных отношений между составляющими «личность», «социум» и «профессия» вследствие влияния как внутренних так и внешних факторов (на рис. 4 секторы с С-, Л- и П-). Максимальные конфликтные отношения между составляющими СПВЛ наблюдаются у типа С-Л-П-, в качестве эталонной модели выступает тип С+Л+П+, предполагающем максимальную реализованность человека как профессионала и личности в деятельности значимой и полезной для себя и других.

Компонентный анализ СПВЛ. Компоненты СПВЛ можно выделить по «морфологическому» и функциональному принципам. Структурные компоненты: самоэффективностный, идентификационный, самореализационный, компетентностный, авторитетностный, социально-реализационный (рис. 5).

Рис.5. Структурные компоненты социально-профессиональной востребованности личности (СПВЛ): УРПП – удовлетворенность степенью реализации профессионального потенциала, ПС – профессиональная самореализация, ППС – принадлежность к профессиональному сообществу, ПА – профессиональная авторитетность, ПК – профессиональная компетентность, ОРПД – оценка результатов профессиональной деятельности.

Функциональные компоненты: социально-, личностно- и профессиональноориентированные психологические характеристики личности, определяющие е направленность на самореализацию в определенной сфере.

Функциональный анализ СПВЛ. СПВЛ как система со «встроенным» метасистемным уровнем активно использует в качестве механизмов и средств своей функциональной, процессуальной организации структурную и временню системность, обладая при этом средствами саморегулирования. Использование структурной системности происходит при сочетанном изменении социального, личностного и профессионального компонентов СПВЛ. Благодаря временнй системности личность способна распределять свой функциональный ресурс «вдоль оси времени» – как предвосхищая (еще не вступив в отношения, человек может предвосхищать их, моделируя, прогнозируя, оценивая возможные последствия, характерен в основном для юношеского возраста), так и продлевая уже не существующие в реальном времени отношения в субъективной реальности за счет воспоминаний, характерен в основном для пожилого возраста). Используя оба механизма, личность оказывается в состоянии управлять процессами объективной реальности, причем не только меняя отношения к ним, но и реально изменяя их за счет регуляции своего поведения.

Генетический анализ СПВЛ (динамика СПВЛ в процессе персоногенеза и профессиогенеза личности). Функционирование динамической метасистемы СПВЛ обусловлено осознанием личностью своей востребованности в социуме (социальной значимости, т.е. значимости для другого), зависит от конкретных условий протекания социализации и профессионализации человека и предполагает взаимодействие, взаимообусловленность социума, личности и профессии. Системообразующим фактором метасистемы СПВЛ выступает личность как субъект социально-профессиональных отношений.

На разных этапах жизненного и профессионального пути социум, личность и профессия вступают в разные взаимоотношения, обеспечивая разный вклад со стороны каждой составляющей в становление метасистемы СПВЛ. В зависимости от доминирующего влияния на становление метасистемы СПВЛ отношений между отдельными составляющими можно выделить периоды и этапы формирования и соответствующие им стили социально-профессиональной востребованности личности. Допрофессиональный период СПВЛ длится от рождения до подросткового возраста включительно. Профессиональный период СПВЛ включает в себя юношеский, средний и пожилой возрастные периоды (в случае продолжения профессиональной деятельности после наступления пенсионного возраста) и делится на два этапа – начальный (юношеский и первый период среднего возраста) и основной (второй период среднего и пожилой возраст) этапы профессиогенеза СПВЛ. Постпрофессиональный период СПВЛ присущ людям пожилого возраст, нормативно вышедших на пенсию. В рамках каждого из доминирующих стилей отношений человек вынужден разрешать возникающие противоречия в системах отношений «социум – личность», «профессия – личность», «социум – профессия».

Включение в персоногенезе человека в метасистему востребованности третьей составляющей сопровождается дифференциацией стилей взаимоотношения между составляющими и увеличением круга других в стремлении личности к социальной значимости: начиная с младенческого возраста, круг значимых отношений личности растет от системы «ребенок – мама» (ребенок для мамы) до системы «профессионал – общество» (профессионал для общества). Максимальное возможное количество стилей – восемь (согласно трехмерной модели СПВЛ), наблюдается в профессиональный период СПВЛ.

Глава 3 «Динамика социально-профессиональной востребованности в процессе персоногенеза и профессиогенеза личности» включает описание психологических предпосылок социальной востребованности, особенностей формирования социально-профессиональной востребованности на этапе оптации, а также профессионально-социальной востребованности на этапах профессиональной карьеры. Трансформация смысла востребованности заключается в переоценке значимости для личности отдельных составляющих данного феномена. На начальных этапах персоногенеза преобладает социальная составляющая, в подростковом возрасте – личностная, а с первого периода зрелого возраста – профессиональная составляющая.

На начальных этапах персоногенеза доминирующее влияние на становление метасистемы СПВЛ оказывают отношения между составляющими социум и личность, обусловливая формирование социального типа востребованности. Становление личности на начальных этапах персоногенеза отражает фактически ее способность к адаптации в социуме, что предполагает овладение средствами и формами деятельности на основе усвоения социальных ценностей и норм.

В подростковом возрасте, имея представление о социально востребованном поведении, личность проверяет возможные границы и варианты его проявления. Кроме того, данный возраст является начальным этапом в становлении профессионального самосознания. Характерный для большинства подростков неосознанный выбор профессии, а также ориентация на внешнюю эмоциональную привлекательность отдельных сторон профессии свидетельствуют об их неготовности включаться в систему отношений «личность – профессия», отсутствие ориентации в востребованных профессиях в социуме – в систему отношений «социум – профессия», что отражает допрофессиональный этап в становлении метасистемы СПВЛ. Юношеский возраст выступает связующим звеном между периодами допрофессионального развития, выбора профессии и непосредственно профессионального развития. Характерное для личности в юношеском возрасте стремление к поиску смысла жизни, определение своей роли в социуме, нечеткое представление о своей будущей профессии, о своей степени готовности отвечать требованиям профессии, о востребованности данной профессии в обществе позволяют говорить о преобладании на этом этапе личностнодопрофессионального типа востребованности. Помимо уже включенных в метасистему СПВЛ на предыдущих этапах отношений между социумом и личностью, в юношеском возрасте проявляется система отношений между личностью и профессией и имплицитно представлено системное взаимоотношение «социум – профессия».

В среднем возрасте состояние метасистемы СПВЛ в значительной степени предопределяется особенностями отношения между системами «социум – профессия» и «личность – профессия», что позволяет выделить характерный для большинства людей этого возраста профессионально-социальный тип востребованности. На профессиональном этапе развития метасистемы СПВЛ проявляется его основное противоречие – между стремлением индивида к максимальной реализации своего потенциала в профессии и потребностью общества и профессии в данном профессионале.

В юношеском возрасте востребованность для личности может приобрести частично условный характер: кроме положительного самоотношения (личностная составляющая), ожидания положительного отношения со стороны членов своей семьи, друзей (социальная составляющая) личность предполагает ожидаемую значимость для общества результатов будущей профессиональной деятельности (профессиональная составляющая). В среднем возрасте, уже, будучи погруженным в профессиональную деятельность, человек осознает полезность, значимость результатов своего труда для других людей и общества в целом.

На постпрофессиональном этапе развития СПВЛ переживание своей нужности, необходимости, незаменимости для дела, для близких людей, для общества способствует поддержанию жизнеспособности человека, выступает высокозначимым мотивом его деятельности. Для большинства пожилых людей именно социальнопрофессиональная востребованность через отношение к себе как значимому для себя и других профессионалу может выступить мощным ресурсом социальной адаптации, фактором достижения субъектности, сохранности профессиональной и личностной идентичности. Постпрофессиональный этап развития СПВЛ характеризуется снижением удельного веса профессиональной составляющей в метасистеме СПВЛ. Ввиду нормативно обостряющегося конфликтного взаимодействия составляющих «социум» и «профессия», «профессия» и «личность» пожилой человек вынужден разрешить противоречие между потребностью продолжать профессиональную деятельность и невозможностью ее полноценного осуществления, при этом размер пенсии многими пенсионерами воспринимается как отражение их незначимости, ненужности для государства. В пожилом возрасте ввиду сложных взаимоотношений с близкими может также обостряться и взаимодействие составляющих «личность» и «социум». Важно отметить, что, в отличие от допрофессиональных этапов, на постпрофессиональном этапе составляющая «профессия» даже в случае прекращения профессиональной деятельности часто выступает для личности в роли своеобразного балансира во взаимоотношениях личности и социума, чему способствует положительная оценка пожилым человеком результатов своего труда как продолженность его в обществе.

В целом проведенный анализ подтверждает выдвинутое нами предположение о том, что функционирование метасистемы СПВЛ предполагает взаимодействие, взаимообусловленность всех трех ее составляющих: социума, личности и профессии, причем вклад каждой из них в развитие метасистемы СПВЛ различен на разных этапах персоно- и профессиогенеза, что обусловливает формирование определенных стилей СПВЛ.

В главе 4 представлены особенности организации исследования.

В первом параграфе освещены этапы исследования, краткая характеристика использованных методов и методик. В эмпирическом исследовании были использованы следующие методы и методики: «Обзор ценностей» и «Профиль личности» (Ш. Шварц), «Тест смысложизненных ориентаций» (Д.А. Леонтьев), «Эссе о смысле жизни» (Д.А. Леонтьев, Е.Н. Осин), «Шкала базисных убеждений» (Р. Янов-Бульман, в обработке М.А. Падун, А.В. Котельниковой), русскоязычная версия «Теста жизнестойкости» (С. Мадди, в обработке Д.А. Леонтьева и Е.И. Рассказовой), «Диагностика мотивационной структуры личности» (Э. Мильман), «Стиль саморегуляции поведения» (В.И. Моросанова), «Копинг-поведение в стрессовых ситуациях» (в адаптации Т.Л. Крюковой), а также «Многоуровневый личностный опросник» (А.Г. Маклаков, С.В. Чермянин) с оценкой шкал четырех уровней: базовых шкал СМИЛ (MMPI), дезадаптационных нарушений, адаптационных способностей и личностного адаптационного потенциала. Изучаемые параметры были условно разделили на три группы:

личностно-, социально- и профессионально-ориентированные (или деятельностноориентированные) характеристики. Параметры социально-профессиональной востребованности выявлялись с применением специально разработанного для этих целей опросника «СПВЛ».

Во втором параграфе представлены характеристики и основные сведения о стандартизации опросника «Социально-профессиональная востребованность личности».

Опросник «СПВЛ» был разработан в 2008 г. Утверждения опросника построены на принципе стандартизованного самоотчета оценки субъективного отношения к себе как значимому для других профессионалу и не имеют непосредственной связи со спецификой какой-либо профессиональной деятельностью. Цель методики – это диагностика уровня социально-профессиональной востребованности личности и ее индивидуального профиля, включающего показатели отношения к себе как профессионалу, реализовавшему свой потенциал; принадлежности к профессиональному сообществу; переживания профессиональной самореализации; отношения к себе как компетентному и авторитетному профессионалу; оценки профессиональной деятельности и ее результатов; восприятия отношения других и самоотношения к себе как значимому для других профессионалу. За основу были взяты концепты СПВЛ, описанные в литературе, а также полученные нами в ходе эмпирического исследования социальных представлений об этом феномене (Харитонова, 2006). Все пункты опросника обсуждались с экспертами-психологами.

Модифицированный опросник был апробирован на выборке, состоящий из 6студентов и специалистов г. Краснодара и Воронежа (2009 г.), из них 219 мужчин и 423 женщины (М = 35,7 лет). Окончательный (второй) вариант опросника содержит 47 утверждений, к каждому из которых прилагается 4 варианта ответа. Опросник работает как единая шкала «Общий уровень СПВЛ». Утверждения опросника формируют шесть основных и две вспомогательные шкалы, выделенные в соответствии с основными смысловыми конструктами СПВЛ. Процедура стандартизации методики осуществлялась в несколько этапов. На первом этапе на основе теоретического анализа и результатов эмпирического исследования социальных представлений о социально-профессиональной востребованности личности (N = 382), а также данных пилотажного исследования с использованием процедуры контент-анализа (N = 950) уточнялось концептуальное содержание шкал. С целью оценки очевидной валидности и степени понимания полученного текста проводился экспертный анализ пунктов опросника. На втором этапе осуществлялось пилотажное исследование с целью первичной психометрической оценки опросника СПВЛ (N = 120). Для обеспечения репрезентативности опросника каждый пункт проверялся на дискриминативность с использованием коэффициента дельта Фергюсона. Пункты с низкой различительной силой, ответы на которые были одинаковыми более чем в 80,0% случаев, исключались или редактировались. На третьем этапе изучалась конструктная валидность методики. В целом конструктная валидность опросника СПВЛ была обеспечена соответствием смысла понятия «социально-профессиональная востребованность личности» и процедуры получения пунктов теста. Содержание измерений СПВЛ выделялось нами на протяжении 2002–2009 гг. в ходе теоретического анализа и эмпирических исследований, утверждения для опросника собирались в течение 2004–2008 гг.

Кроме того, на третьем этапе, признав результаты пилотажного исследования в целом удовлетворительными, мы увеличили объем выборки на 422 чел. (включены студенты г. Краснодара и специалисты Краснодара, Краснодарского края и г. Воронежа). Общая численность выборки составила 642 чел., что отвечает психометрическим требованиям надежности и валидности. Некоторые пункты по итогам факторного анализа были исключены из опросника в связи с одинаковой неинформативностью нагрузки по всем выделенным факторам. Правомерность выделения в опроснике 8 шкал и содержательная валидность его утверждений подтверждена с использованием факторного анализа по методу главных компонент с Varimaxвращением. В процессе факторного анализа полученных результатов было выделено факторов (57,81% дисперсии результатов). Согласно выделенным факторам сформированы шкалы (вопросы, относящиеся к факторам 3, 4, 6 и 8, были подвергнуты инверсии). Заключение экспертизы данных, полученных с помощью метода контрастных групп, позволяет сделать вывод о достаточной содержательной валидности и целесообразности дальнейшего применения опросника СПВЛ. Критериальная валидность также исследовалась путем соотнесения полученных данных-характеристик СПВЛ с показателями теста-опросника самоотношения (В.В. Столин, С.Р. Пантелеев), шкалой базовых убеждений (Р. Янофф-Бульман, в обработке М.А. Падун, А.В. Котельниковой) и др.. Согласно данным корреляционного анализа имеется тесная корреляционная взаимосвязь между параметрами самоотношения, базовых убеждений и СПВЛ (в основном р 0,001). На пятом этапе апробации опросника была осуществлена проверка надежности опросника как измерительного инструмента с использованием коэффициента синхронной надежности Кронбаха, формулы Спирмена – Брауна. Тест-ретестовая форма надежности проверялась с помощью b-коэффициента Кендалла (N = 44). Для изучения внутренней однородности были подсчитаны коэффициенты интеркорреляций шкал теста. В целом полученные результаты позволяют утверждать, что предлагаемый нами опросник СПВЛ полностью отражает концептуальную структуру феномена СПВЛ, который далеко не исчерпывается только трудоустройством специалиста или созданием благоприятных условий, предполагающих рациональное использование его профессиональных способностей. В целом проведенная работа по созданию и психометрической экспертизе психодиагностического опросника «СПВЛ» свидетельствует о его достаточной валидности и надежности.

Глава 5. «Особенности социально-профессиональной востребованности на разных этапах профессиогенеза» посвящена эмпирическим исследованиям гендерно-возрастных аспектов СПВЛ (параграф 1), специфике СПВЛ на разных этапах профессионального развития (параграф 2), особенностей социально-профессиональной востребованности личности с разным семейным статусом (параграф 3).

Характеристика выборки по возрастным периодам согласно периодизации, принятой Международным симпозиумом по возрастной периодизации (Москва, 1965 г.), представлена в табл. 1.

Таблица Характеристика выборки по возрастным периодам Период Пол респондентов (возраст респондентов, М/Ж) Мужчины, чел. (%) Женщины, чел. (%) Юношеский (17–21/16–20) 63 (16,4) 116 (18,7) Средний возраст, 1-й период (22–35/21–35) 141 (36,6) 250 (40,3) Средний возраст, 2-й период (36–60/36–55) 140 (36,4) 191 (30,8) Пожилой возраст (61–74/56–74) 41 (10,6) 64 (10,3) Всего 385 (100,0) 621 (100,0) Для оценки особенностей социально-профессиональной востребованности был использован опросник СПВЛ (шкала от 1 до 4 баллов (Харитонова, Ясько, 2008) была заменена также на 4-балльную – от 0 до 3).

В параграфе 1 показано, что имеются выраженные возрастные особенности параметров социально-профессиональной востребованности личности, в целом проявляющиеся в росте параметров СПВЛ на протяжении всего периода профессиогенеза.

Наибольший рост параметров СПВЛ у мужчин происходит при переходе от юношеского к первому периоду средней взрослости, у женщин – по ряду параметров еще и при переходе от первого ко второму периоду среднего возраста, что соответствует их вторичному выходу на рынок труда после рождения ребенка. На фоне практически не различающихся параметров СПВЛ у востребованных респондентов, имеются гендерные и возрастные различия параметров СПВЛ (рис. 6).

Вне зависимости от пола и возраста большой вклад в развитие кризиса СПВЛ вносит неудовлетворенность степенью реализации профессионального потенциала, в юношеском возрасте и у мужчин пожилого возраста – низкая идентификация с профессиональным сообществом, в среднем возрасте – отношение к себе как к авторитетному и компетентному профессионалу. Крайне низкие значения большинства параметров СПВЛ у невостребованных респондентов юношеского возраста и мужчин второго периода среднего возраста свидетельствуют о более тяжелом протекании у них кризиса востребованности. Анализ гендерных различий параметров СПВЛ у невостребованных респондентов позволил выявить меньшую степень деформации метасистемы СПВЛ у женщин по сравнению с мужчинами в юношеском, втором периоде среднего возраста и большую степень – в первом периоде среднего возраста.

В параграфе 2 представлен анализ кризисов профессионального развития в преломлении социально-профессиональной востребованности личности, что позволяет наполнить их новым психологическим содержанием с выделением гендерных аспектов их протекания.

Рис. 6. Особенности параметров СПВЛ у востребованных и невостребованных респондентов разного возраста: УРПП – удовлетворенность степенью реализации профессионального потенциала; ППС – принадлежность к профессиональному сообществу; ПС – профессиональная самореализация; ПК – профессиональная компетентность; ПА – профессиональная авторитетность; ОРПД – оценка результатов профессиональной деятельности; ОД – отношение других; СО – самоотношение; * – р < 0,05; ** – р < 0,01.

Более тяжело у женщин протекают кризисы профессиональной ориентации, профессиональных экспектаций и профессиональной карьеры, а у мужчин – кризисы профессионального обучения, профессиональной самоактуализации и стабильный период 43–54 лет. Кризис утраты профессиональной деятельности можно наблюдать у пожилых людей, нормативно вышедших на пенсию, что сопровождается деформацией метасистемы СПВЛ у женщин за счет снижения переживания профессиональной самореализации и самоотношения, у мужчин – за счет снижения переживания профессиональной самореализации, отношения к себе как к компетентному и авторитетному профессионалу и оценивания результатов профессиональной деятельности.

В целом исследование показало, что при анализе индивидуальных показателей по шкалам опросника СПВЛ необходимо учитывать возраст человека и этап его профессиогенеза. Более низкие значения отношения к себе как к значимому для других профессионалу, характерные для большинства респондентов на начальных этапах профессиогенеза, являются адекватным отражением несоответствия знаний и умений большинства молодых специалистов требованиям конкретной практической деятельности, а также еще неполной идентификации их с профессиональным сообществом, в связи с чем низкие показатели параметров СПВЛ не следует интерпретировать как признаки кризиса востребованности у начинающих специалистов. По мере становления профессионала растет не только его соответствие требованиям профессиональной среды, но и степень реализации его профессионального потенциала, вклад результатов его труда в развитие общества, что сопровождается ростом положительного отношения к себе как к значимому для других профессионалу.

В параграфе 3 показано, что внимание со стороны близких помогает личности обрести положительное самоотношение как к значимому для других профессионалу.

Причем если для мужчин значимым является отношение супруги, то для женщин – отношение супруга и детей. Семейный человек не склонен к переживанию невостребованности результатов своей деятельности, опыта, оцениванию их как незначимых для других. Для него характерно дифференцированное представление о себе как представителе определенного профессионального сообщества и в связи с этим положительное эмоциональное отношение к себе и к ценностям, производимым в данной области труда, к людям, производящим и потребляющим их. Он не сомневается в своей профессиональной компетентности и уверен, что в профессиональном плане является авторитетом для коллег, руководства, близких. На фоне высокого оценивания результатов своей профессиональной деятельности для него характерно ожидание положительного отношения со стороны других людей и позитивное самоотношение, обусловленное значимостью его как профессионала для близких. Полученные результаты подтверждают выдвинутое предположение о различиях параметров СПВЛ у респондентов с разным семейным статусом, что в свою очередь подтверждает тесную взаимосвязь социальной и профессиональной составляющих востребованности.

Возрастная и гендерная специфика этого взаимопроникновения проявляется в большей значимости для мужчин зрелого и пожилого возраста супруги, а для женщин – в большей значимости в среднем возрасте детей, а в пожилом возрасте – супруга.

В главе 6 представлены личностно-стилевые особенности социальнопрофессиональной востребованности. На основе данных кластерного анализа выделены и проанализированы стили СПВЛ, характерные для личности с разным социально-демографическим и профессиональным статусом. В процессе кластеризации данных респондентов в каждой подвыборке было выделено по три кластера в подвыборках невостребованных и средневостребованных респондентов и два кластера востребованных респондентов, оптимально описывающих все наблюдаемые случаи каждой выборки.

Стиль С1 (кластер 1) – самый распространенный, включает 329 респондентов из 693 исследованных (47,47%): из них 40% мужчин, 60% женщин; присущ респондентам среднего возраста (Св1 – 45%, Св2 – 31%, Юв – 17%, Пв – 7%), из них 46,26% состоят в браке и 47,89 % воспитывают детей. Для представителей данного стиля по сравнению с двумя другими характерен более высокий уровень выраженности большинства параметров СПВЛ (за исключением достоверно не различимых при сравнении со стилем С3 удовлетворенности степенью реализации профессионального потенциала и переживания профессиональной самореализации). Особенности профессионального статуса респондентов стиля С1 состоят в довольно высоком проценте безработных: 20 из 132 мужчин (15,15%) и 40 из 197 женщин (20,30%) – безработные, состоят на учете в центре занятости, причем лишь по одному человеку из безработных мужчин и безработных женщин и не указали в анкете свою профессию и изъявили желание приобрести любую другую востребованную профессию на рынке, остальные ищут работу по специальности или в близких профессиональных областях, высказав готовность пройти курсы повышения квалификации. В эссе о смысле жизни респонденты этой группы пишут о необходимости получения профессиональных навыков, своей готовности повышать квалификацию, в том числе за счет получения дополнительного, близкого к первому, профессионального образования (например, при наличии диплома психолога, получение дополнительного образования по специальности «Логопедия»).

Стиль С2 (кластер 3) является вторым по распространенности, включает 283 респондента (40,84%): из них 37% мужчин, 63% женщин; присущ респондентам в основном среднего возраста (Св2 – 45%, Св1 – 34%, Пв – 17 %, Юв – 4%), большинство из них состоят в браке (56,54%) и имеют детей (59,01%), причем отмечено частичное несовпадение семейного и родительного статусов (8,48% разведены, воспитывают детей, 5,65% состоят в браке, детей нет). Отличительная особенность профессионального статуса респондентов данного стиля – высокий процент неработающих по тем или иным причинам. 16 из 105 мужчин этого стиля (15,24%) и 31 из 128 женщин (24,22%) – безработные, состоят на учете в центре занятости. Другой особенностью является, наоборот, высокий процент работающих среди пенсионеров: 11 мужчин (52,38%) из 21 и 20 женщин (76,92%) из 26. Кроме того, в женской выборке 13 девушек пока только имеют возможность заниматься подрабатывающей деятельностью, так как еще учатся на 4-м и 5-м курсах. 14,49% респондентов данного стиля достигли высокого профессионального статуса (директоры, зам. директоров, зав. отделениями, управляющие).

Стиль С3 (кластер 2) включает 81 респондента (11,69%): из них 38% мужчин, 62% женщин; присущ респондентам юношеского и первого периода среднего возраста (Юв – 51%, Св1 – 42%, Св2 – 7%, Пв – 0%), большинство из них не состоят в браке (78,95%) и не имеют детей (80,00%). Для представителей данного стиля по сравнению с двумя другими характерен более низкий уровень выраженности большинства параметров СПВЛ (не выявлено достоверных различий лишь в выраженности профессиональной компетентности по сравнению со стилем С2). Отличительной особенностью профессионального статуса респондентов юношеского возраста является подрабатывающая деятельность на фоне получения высшего и среднего специального образования. Среди мужчин и женщин этого стиля довольно высокий процент неработающих:

в мужской выборке 8 из 31 (25,81%), в женской – 7 из 50 (14,00%). В данном случае имеет место так называемая пролонгированная безработица, связанная с поиском более приемлемого места работы после окончания вуза. Анализ уровневых характеристик параметров СПВЛ с учетом среднего возраста респондентов этого стиля (20,лет) показал средние значения по всем параметрам СПВЛ.

Стиль Н1 (кластер 3) является самым распространенным в выборке невостребованных респондентов, включает 69 человек из 127 исследованных (54,33%): из них 32% мужчин, 68% женщин; присущ респондентам среднего и пожилого возраста (Св– 49%, Св1 – 29%, Пв – 22%, Юв – 0%), большинство из них состоят в браке (57,90%) и воспитывают детей (67,90%). Для представителей данного стиля по сравнению с двумя другими характерен более высокий уровень выраженности большинства параметров СПВЛ (исключение составляет профессиональная компетентность).

Отличительной особенностью профессионального статуса работающих респондентов данного стиля является работа по специальности; при этом лишь 2 из 22 мужчин (9,09%) и 7 из 47 женщин (14,89%) – безработные, состоят на учете в центре занятости. Для многих характерна бльшая ориентация на семью и воспитание детей, чем на профессиональную деятельность, что может быть связано с невозможностью самореализации на работе, подтверждением чему служат высказывания респондентов о смысле жизни и данные интервью. В отличие от стилей Н2 и Н3 ряд представителей стиля Н1 смогли добиться высокого профессионального статуса (3 чел. – 4,35%), но их профессиональная востребованность сопровождается социальной невостребованностью (т.е. выраженными конфликтными отношениями между составляющими личность – социум): мужчина, 40 лет, директор фирмы, находится в состоянии бракоразводного процесса; женщина, 45 лет, директор школы, после развода так и не смогла выйти замуж, одна воспитывает сына, главным смыслом своей жизни считает ожидание внуков); женщина, 56 лет, зав. производством, разведена, одна воспитала детей, которые сейчас живут отдельно).

Стиль Н2 (кластер 2) является вторым по распространенности, включает 35 респондентов (27,56%): из них 23% мужчин, 77% женщин; присущ респондентам в основном юношеского и первого периода среднего возраста (Св1 – 43%, Юв – 40%, Св– 14%, Пв – 3%), 38,71% из них состоят в браке, 33,33% воспитывают детей. Примечателен портрет единственного представителя старшего поколения, на момент исследования пытающегося разрешить задачи, в основном разрешаемые в молодости. В своем эссе о смысле жизни этот мужчина написал: «В данный временной отрезок питаю интерес к особе женского пола. Несмотря на ее постоянные отказы, не теряю надежды на то, что она ответит взаимностью» (64 года, водитель). Отличительной особенностью профессионального статуса работающих респондентов данного стиля является работа не по специальности; лишь у 3 женщин (психолог, инженер и учитель) профессиональная деятельность связана с полученным образованием. Из 8 мужчин этого типа 2 (25,00%) после увольнения с военной службы обустраиваются в гражданской жизни (40 и 42 года) и 5 из 27 женщин (18,52%) – безработные, состоят на учете в центре занятости. Анализ уровневых характеристик параметров СПВЛ с учетом среднего возраста респондентов этого стиля (26,06 лет) показал, что отношение к себе как к компетентному профессионалу имеет средний уровень выраженности, остальные показатели находятся в низкой зоне. Исходя из приведенных характеристик стиля Н2, условно его можно назвать «невостребованный специалист, не нашедший адекватного применения своим знаниям и умениям». Полученные результаты совпадают с рядом литературных источников, согласно которым как у молодых специалистов на начальном периоде профессиональной адаптации, так и у сформировавшихся специалистов возможна сниженная самооценка значимости действительно достигнутых результатов, что в первом случае связано с осознанием человеком неадекватности своих знаний и умений требованиям практической деятельности, а во втором случае – со вторичным снижением продуктивности из-за изменения отношения к работе (Водопьянова, Старченкова, 2005).

Стиль Н3 (кластер 1) включает 23 респондента (18,11%): из них 43% мужчин, 57% женщин; присущ респондентам юношеского возраста (Юв – 91%, Св2 – 9%, Св1, Пв – 0%), большинство из них не состоят в браке (95,65%) и не имеют детей (91,30%). Для представителей данного стиля по сравнению с двумя другими характерен более низкий уровень выраженности большинства параметров СПВЛ (не выявлено достоверных различий лишь в выраженности переживания профессиональной самореализации и профессиональной компетентности по сравнению со стилем Н2). Отличительной особенностью профессионального статуса работающих респондентов данного стиля является работа не по специальности во время получения среднего и высшего профессионального образования. Примечателен портрет двух мужчин второго периода среднего возраста, вошедших в эту группу. Один из них – мужчина лет разведен, имеет ребенка от первого брака, без определенного места жительства, на момент исследования проходил курс лечения от алкоголизма в наркодиспансере.

Свою профессию он назвал «перевозчик», а в качестве места работы – проезжую часть, в анкете он даже указал стаж своей «профессиональной» деятельности – 2 года, содержанием которой является попрошайничество на проезжей части. Второй респондент зрелого возраста – мужчина 47 лет, конструктор, проходящий испытательный срок в крупной компании, категорически не приемлющий низкий уровень возможности проявления имеющихся навыков и специфически негативную корпоративную культуру общения сотрудников, позиционированную руководством.

Стиль В1 (кластер 2) является самым распространенным среди востребованных респондентов, включает 130 чел. из 184 исследованных (70,65%): из них 40% мужчин, 60% женщин; присущ респондентам среднего и пожилого возраста (Св2 – 41%, Св1 – 32%, Пв – 15%, Юв – 12%), большинство из них состоят в браке (63,96%) и воспитывают детей (66,04%). Для представителей данного стиля характерен гармоничный профиль. Отличительная особенность профессионального статуса работающих респондентов стиля В1 – работа по специальности. При этом высок процент работающих пенсионеров (в мужской выборке работают 8 чел. (100%), в женской выборке не работают лишь 2 из 12 (16,7%). Еще одним характерным признаком данного стиля является низкий процент безработных среди мужчин (3 из 52 мужчин – 5,77%) и довольно высокий процент в женской выборке (14 из 78 женщин – 17,95%), причем многие респонденты в анкете отметили свой статус не как «безработный», а как «временно не работающий». Среди респондентов стиля В1 отмечен самый высокий процент профессионалов, достигших высокого профессионального статуса (16,15% занимают руководящие посты, 3,1% имеют звание заслуженного строителя, учителя, работника культуры). Многим респондентам свойственна ориентация на нужность, полезность, максимальную реализацию заложенного в них потенциала, а также выраженная способность к проявлению созидательной активности несмотря на часто сдерживающие внешние условия.

Стиль В2 (кластер 1) включает 54 респондента из 184 исследованных (29,35%):

из них 43% мужчин, 67% женщин; присущ респондентам в основном юношеского и первого периода среднего возраста (Св1 – 65%, Юв – 33%, Св2 – 2 %, Пв – 0%), лишь 36,00% из них состоят в браке, 38,30% воспитывают детей. Отличительная особенность профессионального статуса работающих респондентов данного типа – работа по специальности. При этом лишь 1 из 23 мужчин это типа (4,35%) и 4 из 31 женщины (12,90%) – безработные, ищущие наиболее приемлемые для них места работы.

3,7% респондентов достигли высокого профессионального статуса. Анализ уровневых характеристик параметров СПВЛ с учетом среднего возраста респондентов этого стиля (24,85 лет) показал, что по удовлетворенности степенью реализации профессионального потенциала, переживанию профессиональной самореализации, профессиональной компетентности, оценке результатов профессиональной деятельности респонденты имеют средние показатели, по остальным – высокие.

В целом развитость параметров отношения к себе как к значимому для других профессионалу, реализующих различные компоненты индивидуальной системы СПВЛ, описывается индивидуальными профилями. С учетом опыта консультативной работы были сформулированы следующие рекомендации (табл. 2).

Таблица Структура профилей (стилей) СПВЛ Структура личностно-стилевых особенностей компонентов СПВЛ Профиль/стиль Сильная Слабая Рекомендации сторона сторона Средний уровень СПВЛ Стиль С1: средневостребованная личность, ППС, УРПП, Повышение профессистремящаяся к личностной и профессио- ОРПД, ПК ональной компетентнональной самореализации (Св1) ОД сти Стиль С2: средневостребованная зрелая личность, в сложившихся условиях не ППС, УРПП, Повышение самооценимеющая возможности максимально реа- ОРПД, ПК, ки и переоценка уже лизовать свой профессиональный потенци- ОД ПА достигнутого ал (Св2 и Пв) Повышение профессиСтиль С3: средневостребованная личность ПС, ПК, ональной компетентнона стадии адепта (Юв) ОРПД ПА сти Низкий уровень СПВЛ Повышение профессиСтиль Н1: невостребованная личность ональной компетентнозрелого возраста, положительно оценива- ПС, ПК, сти, тренинги личностющая результаты своей деятельности (Св2 ОРПД ПА ного роста, эффективи Пв) ной самопрезентации Псих. сопровождение Стиль Н2: невостребованный специалист, (тренинги личностного ПС, УРПП, не нашедший адекватного применения роста, эффективной саПК ПА своим знаниям и умениям (Юв и Св1) мопрезентации, переоценка достигнутого) Изменение места рабоУРПП, Стиль Н3: невостребованная личность на ты, переквалификация, ППС, стадии адепта, не идентифицирующая се- ПС, псих. сопровождение ПА, бя с профессиональным сообществом ПК (тренинги личн. роста, ОРПД, (Юв) эффект. самопрезентаОД, СО ции) Высокий уровень СПВЛ Стиль В1: востребованная личность зре- Гармоничлого возраста, активно преодолевающая ный про- трудности (Св2, Пв) филь Стиль В2: востребованный специалист, ППС, способный активно преодолевать труд- ПС, ПК, ности и быть конкурентоспособным на ОРПД, ПА рынке труда (Юв и Св1) ОД Примечание: Юв – юношеский возраст; Св1 и Св2 первый и второй периоды среднего возраста, Пв – пожилой возраст.

Структура профилей и соответственно стилей СПВЛ отражает не только характерные для определенного возраста особенности отношения к себе как к значимому для других профессионалу, но и уровень личностного и профессионального развития человека. Гармоничные профили СПВЛ, сформированные на высоком и средневысоком уровне, являются отражением высокой профессиональной и личностной успешности человека. Низкий уровень сформированности основных компонентов СПВЛ свидетельствует о переживании человеком чувства ненужности, бесполезности и является отражением не только его профессиональной неуспешности, но и кризисного характера взаимодействия его с миром и с самим собой.

Анализ интеркорреляционной взаимосвязи параметров СПВЛ показывает ее выраженную специфику в каждом из выделяемых стилей (рис.7).

Рис. 7. Стилевые особенности взаимосвязи компонентов СПВЛ: ОУ – общий уровень СПВЛ;

УРПП – удовлетворенность степенью реализации профессионального потенциала; ППС – принадлежность к профессиональному сообществу; ПС – профессиональная самореализация;

ПК – профессиональная компетентность; ПА – профессиональная авторитетность; ОРПД – оценка результатов профессиональной деятельности; ОД – отношение других; СО – самоотношение Максимально согласованной и непротиворечивой внутренней структурой взаимосвязи параметров СПВЛ обладает стиль В1 (Св2, Пв) – 100% положительных связей.

В отличие от него у стиля В2 (Юв, Св1) не только меньшее количество связей, но и часть из них обладает не согласованным характером. Причем если у стиля Внаибольшее количество связей выявлено с идентификационным, авторитетностным и социально-реализационным компонентами, то у стиля В2 – с самореализационным и самоотношением.

Для средневостребованных респондентов характерна внутренняя рассогласованность. Наиболее согласована внутренняя структура взаимосвязей у стиля С2 (Св2, Пв) – 80% положительных связей. Наибольший вклад во внутреннюю согласованность СПВЛ у стиля С2 (Св2, Пв) вносит идентификационный компонент и отношение других, у стиля С1 (Св1) – компетентностный и социально-реализационный, у стиля С3 (Юв) – идентификационный, авторитетностный компоненты и отношение других.

Наибольший вклад в рассогласование у стиля С2 вносит самореализационный, у стиля С1 – самоэффективностный, самореализационный и самоотношение, у стиля С– самоэффективностный и компетентностный компоненты. На фоне значительной рассогласованности внутренней структуры СПВЛ у стиля Н1 (Св2, Пв; 44 % отрицательных связей) согласовывает структуру лишь социально-реализационный компонент, у стиля Н2 (Юв, Св1; 52% положительных связей) – идентификационный, а у стиля Н3 (Юв; 100% положительных связей) – самоэффективность и отношение других. При этом у стиля Н1 рассогласование выявлено по большинству компонентов, а у стиля Н2 – по самоэффективности, компетентности и отношению других.

В целом из приведенных корреляционных плеяд очевидна закономерность: у респондентов старшего возраста отмечено большее количество взаимосвязей между параметрами СПВЛ, а у респондентов с более высоким уровнем СПВЛ отмечено меньшее количество несогласованных взаимосвязей. Исключение составляет лишь стиль Н3 «невостребованная личность на стадии адепта», для которого характерны самые малочисленные взаимосвязи, но при этом все они имеют положительный характер, что возможно связано еще только с построением системы востребованности.

Обращает также на себя внимание, что, несмотря на несогласованный характер взаимосвязи между некоторыми параметрами СПВЛ, все они с интегральным показателем СПВЛ связаны всегда только положительно.

Факторный анализ позволил выявить значительную дифференцированность и иерархичность компонентов внутри каждой выборки. В основном в выборках было выявлено по три фактора, объясняющих более 60–70 % дисперсии. Исключение составили стили С1 и Н1 (по 4 фактора). Полученные факторные структуры с учетом выделяемой направленности шкал и характера корреляционных связей позволили нам предположить следующую направленность стилей, совпадающую со смысложизненной направленностью, выявленной при помощи «Эссе о смысле жизни»:

профессионально-социально-личностный стиль (стиль В1, Св и Пв) – самоэффективность (П), отношение других (С) и самореализация (Л);

личностно-профессиональный стиль (стиль В2, Юв и Св1) – авторитетность (С), самоотношение (Л) и самореализация (Л);

личностно-социальный стиль (стиль С1, Св1 и Св2) – самоотношение (Л), компетентность (П), отношение других (С) и идентификация (С);

социально-профессиональный стиль (стиль С2, Св2 и Пв) – авторитетность (С), социальная реализация (Л) и компетентность (П);

личностный стиль (стиль С3, Юв) – самоотношение (Л), общий уровень СПВЛ и самореализация (Л);

социальный стиль (стиль Н1, Св2 и Пв) некомпетентность (П), общий уровень СПВЛ, авторитетность (С) и идентификация (С);

профессиональный стиль (стиль Н2, Св1 и Св2) – социальная реализация (Л), авторитетность (С) и самореализация (Л);

недифференцированный стиль (стиль Н3, Юв) – авторитетность (С), социальная реализация (Л) и самореализация (Л).

Выделенные факторы отражают высокую степень дифференцированности как в целом выборки, так и каждого выделенного стиля. Полученные факторы отражают большую ориентацию старшего поколения на профессиональные (самоэффективность и компетентность) и социальные характеристики востребованности (идентификацию и авторитетность), в то время как молодежь больше ориентирована на личностные характеристики (самореализацию и самоотношение), что соответствует ментальным представлениям двух поколений о востребованности. Старшее более ориентировано на других и самоэффективность, а молодое – на себя и свою реализованность.

Кроме того выделенная направленность стилей полностью соответствует предложенной трехфакторной модели социально-профессиональной востребованности личности, построенной нами на основе данных теоретического и эмпирического анализа.

Глава 7. «Психологические особенности личности с разным уровнем социально-профессиональной востребованности» посвящена эмпирическим исследованиям психологических характеристик личности с разным уровнем СПВЛ.

В целом полученные эмпирические результаты с использованием пакета психодиагностических методик, описанных в параграфе 4.2, свидетельствуют о том, что для востребованной личности по сравнению с невостребованной характерны более высокие значения инициативно-притязательных и поведенчески-результативных характеристик человека. Причем наибольшие различия в выраженности индивидуальнопсихологических особенностей у респондентов с разным уровнем СПВЛ выявлены не только в среднем, но и в пожилом возрасте.

Востребованная личность – это человек, положительно относящийся к себе как к значимому для других профессионалу; удовлетворенный степенью реализации профессионального потенциала; оценивающий результаты своей профессиональной деятельности как общественно полезные; положительно относящийся к себе как к компетентному профессионалу, способному справиться с любыми сложными задачами;

позитивно воспринимающий отношение к себе как к профессионалу со стороны коллег, руководства, близкого социального окружения.

Востребованная личность уважает себя, ответственна за культурные и религиозные обычаи и идеи, для нее важно сохранение и повышение благополучия близких людей, а также защита благополучия всех людей и природы. Ей свойственны самостоятельность мысли и действия; для нее важна безопасность и стабильность общества, отношений и самого себя, она стремится к новизне и достижению личного успеха в соответствии с социальными стандартами. Для нее характерно выраженное стремление к социальной полезности, а также «рабочая» направленность.

Прошлое, настоящее и будущее востребованного профессионала осмысленны, он считает себя сильной личностью, обладающей свободой выбора, и убежден в способности к контролю своей жизни, свободному принятию решений и воплощению их в жизнь.

Выраженность компонентов жизнестойкости, а также базовых убеждений в доброжелательности, справедливости и контролируемости окружающего мира, позитивный образ Я и вера в удачу способствуют совладанию такой личности со стрессами и восприятию их как менее значимых, препятствуют возникновению внутреннего напряжения в стрессовых ситуациях при неблагоприятных изменениях профессионального статуса респондентов.

Востребованная личность склонна преодолевать возникающие трудности, а не переживать о том, что они возникают. Высокий уровень сформированности индивидуальной системы саморегуляции произвольной активности у такой личности способствует преодолению кризиса востребованности и достижению человеком устойчивого положительного отношения к себе как к значимому для других. Она не склонна к нервно-психическим срывам, адекватно воспринимает действительность, не испытывает затруднений в построении контактов с окружающими, а также адекватно оценивает свое место и роль в коллективе.

На личностном уровне индикаторами кризиса СПВЛ выступают: деформация системы базовых убеждений, в том числе сомнение в справедливости окружающего мира; деформированная система убеждений в своей жизнестойкости; низкая осмысленность жизни в прошлом, настоящем и будущем; экстернальность локусов контроля;

пассивная жизненная позиция, умеренный уровень притязаний, потребительская ориентация в семье; склонность к гомеостатическому комфорту, эмоциональным переживаниям гедонистического и пассивного типа; отсутствие способности к саморегуляции в трудных ситуациях, раздражительность и склонность к использованию защитных механизмов; ситуативность разрешения стрессовых ситуаций; неустойчивая система саморегуляции; затруднение адаптации в изменяющихся условиях в связи с отсутствием стремления к проявлению инициативы и плохим самоконтролем в трудных жизненных обстоятельствах (самые низкие показатели СПВЛ наблюдаются при снижении регуляторных личностных свойств – гибкости и самостоятельности); низкий уровень поведенческой регуляции, склонность к нервно-психическим срывам, неадекватность самооценки и восприятия действительности; высокий уровень выраженности дезадаптационных расстройств.

На основе данных теоретического и эмпирического анализа проблемы нами была разработана система функциональных компонентов СПВЛ:

- социально-ориентированные характеристики – сформированность имплицитных представлений о мире; ориентация в своем поведении на ценности самотрансцендентности и консерватизма; мотивационная направленность на общение и общественную пользу; развитый коммуникативный потенциал, морально-нравственная нормативность поведения, выраженность социальной интроверсии;

- личностно-ориентированные характеристики – сформированность имплицитных представлений о себе (ценности, значимости Я и убеждение о своей удачливости); осмысленность жизни в прошлом, настоящем и будущем; сформированность системы самоотношения; значимость на уровне нормативных идеалов и поведения ценностей самовозвышения и гедонизма; ориентация на потребительские мотивы; выраженность индивидуалистичности;

- профессионально-ориентированные характеристики – сформированность имплицитного представления о своей способности контролировать события мира и своей жизнестойкости; значимость на уровне нормативных идеалов и поведения ценности открытости изменениям; высокий уровень значимости производительных мотивов (творческой активности и общественной пользы); интернальный локус контроля;

сформированность поведенческой регуляции; стрессоустойчивость; стеничность эмоциональных предпочтений и фрустрационного поведения; проблемноориентированный копинг; развитые навыки саморегуляции (моделирование, оценивание результатов, личностная гибкость), ориентация в своем поведении на самостоятельность; развитый личностный адаптивный потенциал.

При высоком уровне СПВЛ сформированность социально-, личностно- и профессионально-ориентированных характеристик и опора на внутриличностные ресурсы позволяет человеку быть практически независимым от средовых условий. При среднем уровне СПВЛ несформированность ряда выделенных характеристик проявляется в неспособности разрешить конфликтные проявления в отношениях между личностью, социумом и профессией, часто для их разрешения личности необходима опора не только на внутренние, но и на средовые ресурсы (тьютерство, обращение в центры занятости, помощь родственников в оплате дополнительного образования и пр.).

Психологические характеристики невостребованной личности свидетельствуют не только о несформированности характеристик СПВЛ, но и об отсутствии у человека способности к актуализации внутриличностных ресурсов, а часто и затруднений при использовании средовых ресурсов (например, даже при нахождении сотрудником центра занятости выгодных вакансий неспособность пройти собеседование и пр.).

Глава 8. «Взаимобусловленность социально-профессиональной востребованности и психологических особенностей личности» посвящена эмпирическим исследованиям взаимобусловленности параметров СПВЛ и психологических характеристик личности.

Согласно результатам дисперсионного анализа факторами, влияющими на становление метасиcтемы СПВЛ являются сформированность инициативнопритязательных и результативных характеристик личности, в том числе системы базисных убеждений, ценностно-смысловой и мотивационно-потребностной сферы, интернальности локусов контроля, адаптационного ресурса, конструктивных стратегий преодоления стрессовых ситуаций. В свою очередь параметры СПВЛ оказывают значительное влияние как на инициативно-притязательные, так и на результативные характеристики личности, обусловливая положительные изменения в системе базовых убеждений, ценностно-смысловой и мотивационно-потребностной сферах, конструктивных способах преодоления стрессовых ситуаций и в целом, адаптационных способностях личности. Встраиваясь в систему инициативно-притязательных и результативных характеристик личности, социально-профессиональная востребованность достигает максимальной согласованности с ними во втором периоде среднего возраста, обеспечивая в значительной степени их сохранность в пожилом возрасте.

Результаты исследования также подтверждают гипотезу о том, что имеются возрастные и гендерные особенности взаимобусловленности параметров социальнопрофессиональной востребованности и индивидуально-психологических особенностей личности, что проявляется в значительной дифференциации связи параметров СПВЛ и инициативно-притязательных и результативных характеристик у мужчин и женщин на разных этапах персоногенеза. Проведенная интерпретация результатов факторного анализа показала, что, находясь в тесной взаимосвязи с характеристиками личности вне зависимости от рассматриваемых этапов персоногенеза социальнопрофессиональная востребованность выступает причиной согласованной изменчивости базисных убеждений, параметров жизнестойкости, ценностно-смысловой сферы, совладающего поведения и саморегуляции, а в среднем возрасте мотивационных характеристик и адаптивных возможностей личности. Кроме того имеется выраженная гендерная и возрастная специфика совместной изменчивости параметров СПВЛ и психологических характеристик личности. Наибольшее влияние на результативные характеристики личности профессиональная востребованность оказывает в среднем возрасте, обусловливая в пожилом возрасте сохранность ценностно-смысловой и мотивационно-потребностной сфер, а также способность человека к саморегуляции и конструктивные способы преодоления мужчинами стрессовых ситуаций.

Сравнение результатов факторного и регрессионного анализов позволяют говорить о разном характере связи параметров СПВЛ и психологических характеристик личности. Для мужской выборки характерны в основном прямые детерминационные взаимовлияния, а для женской выборки – опосредованные связи. Согласно данным регрессионного анализа наибольшее количество взаимовлияний СПВЛ и исследуемых психологических характеристик личности выявлено в юношеском, втором периоде среднего и в пожилом возрасте, в женской выборке – во втором периоде среднего и пожилом возрасте.

Кроме того содержательная характеристика детерминационных связей свидетельствует о разных предикторах востребованности мужчин и женщин разного возраста:

юношеский возраст: юноши – сформированность систем ценностных ориентаций (29–84% дисперсии), личностные особенности (прежде всего, отсутствие склонности к депрессивности и психастении на фоне выраженности ипохондрии, т.е.

склонности к социальной пассивности, подчиняемости (26–56%), самоотношение (26–48% дисперсии), жизнестойкость (29–32%) и саморегуляция поведения (30–46% дисперсии), а также удовлетворенность мотива общей активности (26–50%) и др.; девушки – удовлетворенность мотива общественной пользы (28%);

первый период среднего возраста: мужчины – удовлетворенность статуснопрестижной мотивации и общей активности (27–33%), способность влиять на ход собственной жизни и самостоятельно осуществлять жизненный выбор (27–28%), ориентация в своем поведении на достижения, доброту и традиции (27%), вовлеченность в процесс жизни (26%); женщины – сформированность системы самоотношения, прежде всего самоуверенности и самопонимания (24–27%), удовлетворенность мотивов поддержания жизнеобеспечения, общественной пользы и статуснопрестижной мотивации (22–28%), вовлеченность в процесс жизни и убежденность в своей способности контролировать свою деятельность (26%);

второй период среднего возраста: мужчины – жизнестойкость, прежде всего вовлеченность в процесс жизни и склонность к риску (56%); осмысленность целей и процесса жизни, а также уверенность в возможности самостоятельно осуществлять жизненный выбор (45%); значимость достижений при незначимости гедонизма и отсутствии ориентации на универсализм (43%); удовлетворенность мотивов творческой активности и общественной пользы (38–43%), личностные особенности (прежде всего, отсутствие склонности к депрессивности и социальной интроверсии на фоне выраженности ипохондрии (26-40%) и др.; женщины – осмысленность целей и убежденность в своей способности контролировать свою деятельность (25–36%); личностные особенности (прежде всего, отсутствие склонности к депрессивности, психастении и психопатии (27–32%) и др.;

пожилой возраст: мужчины – ориентация в своем поведении на власть, достижения и доброту при незначимости гедонизма (27–52%); сформированность системы базисных убеждений, прежде всего в ценности и значимости своего Я и своей удачливости, а также возможности контроля происходящих в жизни событий (30–50%);

жизнестойкость, в основном за счет убежденности в своей способности контролировать свою деятельность (26–41%); личностные особенности (прежде всего отсутствие склонности к депрессивности на фоне выраженности эмоциональной лабильности (25–38%) и др.; женщины – удовлетворенность мотивов общей, творческой активности и общественной пользы (28–44%), осмысленность результата (25–34%); самоуважение и самоуверенность (26–34%) и др.;

В главе показано, что социально-профессиональная востребованность является одной из психологических характеристик личности, ответственных за сохранность базисных убеждений личности, ценностно-смысловой и мотивационнопотребностной сфер, эффективность адаптации, саморегуляции поведения и совладания с жизненными трудностями. Для мужчин характерны в основном прямые детерминационные взаимовлияния, а для женщин – опосредованные связи. Кроме того психологические предикторы востребованности мужчин и женщин разного возраста различны.

В главе 9 проведен анализ психологических особенностей личности с разным стилем СПВЛ. Основной целью данного этапа исследования выступило предположение о том, что на личностном уровне социально-профессиональная востребованность личности определяется качественным своеобразием личностно-, социально- и профессионально-ориентированных характеристик, которые обусловливают стиль востребованности личности и уровень ее сформированности.

Согласно результатам кластерного анализа, представленного в главе 4, выборка была разделена на 8 подвыборок, расположенных в порядке возрастания востребованности: 1 (Н3), 2 (Н2), 3 (Н1), 4 (С3), 5 (С1), 6 (С2), 7 (В2) и 8 (В1). Анализ проводился как с целью выявления различий между респондентами с одинаковым уровнем востребованности (соответственно: Н1-Н2-Н3, С1-С2-С3 и В1-В2), а также между востребованными и невостребованными респондентами (соответственно Н3, Н2 и В2, Н1 и В1). В последнем случае анализ производился в рамках двух возрастных этапов, которые мы условно обозначили следующим образом: юношеский возраст и первый период среднего возраста – начальный этап профессиогенеза СПВЛ; второй период среднего и пожилой возраст – основной этап профессиогенеза СПВЛ.

Проведенный анализ показал рост от стиля Н3 к стилю В1 сформированности базисных убеждений о себе и о мире, системы самоотношения, осмысленности жизни, интернальности локусов контроля, стрессоустойчивости с широким диапазоном эмоциональных предпочтений, выраженности конструктивного копинга при снижении неконструктивного, жизнестойкости, сформированности адаптационных способностей при снижении выраженности психотических расстройств и дезадаптационных нарушений, а также ряд других особенностей от низких значений указанных параметров у стиля Н3 до высоких значений у стиля В1. В целом выделенные стили СПВЛ кратко могут быть описаны следующим образом.

1. Стиль Н3 – незрелая зависимая личность, не доверяющая миру и себе, высоко подвластная средовым воздействиям (невостребованная личность на стадии адепта, не идентифицирующая себя с профессиональным сообществом (Юв): выраженное недоверие к миру при повышенных значениях самообвинения; незначимость достижений как ценностного ориентира, оказывающего влияние на всю личность;

фрустрация мотивов поддержания жизнеобеспечения, комфорта и творческой активности и отвержение статусно-престижной мотивации; неразвитость планировании деятельности, неадекватность самооценки и оценки результатов своей деятельности и поведения, чрезмерная зависимость от мнений и оценок окружающих; низкий уровень жизнестойкости; выраженность психопатических черт возбудимого типа, импульсивности, конфликтности; преобладание пассивно-сострадательной позиции, неуверенности в себе и ситуации, высокой подвластности средовым воздействиям.

2. Стиль Н2 – незрелая депрессивная личность с выраженным комплексом неполноценности (невостребованный специалист, не нашедший адекватного применения своим знаниям и умениям, Юв, Св1): при ориентации в своем поведении на самостоятельность, универсализм и гедонизм отвержение стимуляции, а также значимость самостоятельности как ценности, влияющей на всю личность в целом; фрустрация мотивов поддержания жизнеобеспечения и творческой активности в рабочей сфере, сниженные показатели моделирования и регуляторно-личностных свойств гибкости и самостоятельности, зависимость от мнений и оценок окружающих; депрессивный тип реагирования, склонность к острому переживанию неудач, повышенное чувство вины и неуверенность в себе.

3. Стиль Н1 – созерцатель, не готовый к изменениям, ожидающий поддержки от других (невостребованная личность зрелого возраста, положительно оценивающая результаты своей деятельности (Св2, Пв): ориентация в поведении на самостоятельность, доброту и безопасность при неготовности к новизне и глубоким переживаниям;

потребительская ориентация в общежитейской при значимости комфорта и производительной ориентации в рабочей сфере; неразвитость моделирования в связи с чем высокая чувствительность к неудачам, чрезмерная самокритичность, неустойчивость самоконтроля, сниженные показатели гибкости свидетельствуют о неспособности адекватно реагировать на быстрые изменения ситуации и затрудненном самоконтроле в трудных жизненных обстоятельствах; обособленно-созерцательная личностная позиция, преобладание склонности к раздумьям над действенной активностью.

4. Стиль С3 – гедонист (средневостребованная личность на стадии адепта, Юв):

ориентация в своем поведении на доброту, самостоятельность и гедонизм при отвержении универсализма; в общежитейской сфере ориентация на статус при отвержении общественной пользы, в рабочей сфере ориентация на поддержание жизнеобеспечения, комфорта, творческой активности и общественной пользы; неразвитость моделирования, в связи с чем склонность к фиксации на своих ошибках, высокая чувствительность к неудачам, чрезмерная самокритичность, неустойчивость самоконтроля;

обособленно-созерцательная личностная позиция, преобладание склонности к раздумьям над действенной активностью.

5. Стиль С1 – созерцатель, стремящийся к самореализации (средневостребованная личность, стремящаяся к личностной и профессиональной самореализации, Св1); ориентация в своем поведении на доброту, самостоятельность и безопасность при отвержении стимуляции и гедонизма; ориентация на статус при отвержении общественной пользы в общежитейской сфере, при ориентации на поддержание жизнеобеспечения, комфорта, творческой активности и общественной пользы в рабочей сфере; обособленно-созерцательная личностная позиция, преобладание склонности к раздумьям над действенной активностью.

6. Стиль С2 – личность, избегающая неудачи (средневостребованная зрелая личность, в сложившихся условиях не имеющая возможности максимально реализовать свой профессиональный потенциал, Св2, Пв): ориентация в своем поведении на доброту, самостоятельность и безопасность; значимость в общежитейской сфере статуса и отвержение общественной пользы, в рабочей сфере ориентация на поддержание жизнеобеспечения, комфорта, мотивов творческой активности и общественной пользы; преобладание пассивной личностной позиции, выраженность тенденции к избеганию неудачи.

7. Стиль В2 – максималист, стремящийся к успеху и склонный к риску (востребованный специалист, способный активно преодолевать трудности и быть конкурентоспособным на рынке труда, Юв, Св1): ориентация в своем поведении на безопасность, самостоятельность и достижения; потребительская ориентация в общежитейской сфере при выраженной производительной в рабочей сфере, ведущий мотивационный ориентир в рабочей сфере – творческая активность; сформированность системы саморегуляции при сниженном оценивании результатов, некритичность к своим действиям; высокий уровень принятия риска; выраженность оптимистичности.

8. Стиль В1 – зрелая личность с выраженным социальным интересом, способная своевременно объективировать свою активность в неадаптивной активности (востребованная личность зрелого возраста, активно преодолевающая трудности Св2, Пв); высокая выраженность ориентации на доброту, достижения и безопасность; ведущие мотивационные ориентиры – творческая активность и общественная польза при выраженной производительной ориентации в рабочей сфере; высокий уровень сформированности системы саморегуляции; стремление к избеганию неуспеха при выраженной аффилиативной потребности и серьезного вдумчивого отношения к выполняемой работе, обращенность в мир внутренних переживаний, приверженность социальным интересам и социальной уступчивости.

Таким образом, анализ выделенных стилей свидетельствует о двух разных стратегиях достижения чувства востребованности. Благодаря выраженной социальной и производительной ориентации востребованность старшего поколения предстает как результирующая эффективности реализации профессионального и личностного потенциалов в деятельности полезной и значимой для других, в том числе для общества.

Стремление к успеху при выраженной склонности к риску, сниженном оценивании результатов, некритичности к своим действиям молодого поколения отражает характерные для них стратегии в достижении чувства востребованности – через профессиональную самореализацию, при которой оценка других интересна лишь как подтверждение своей самооценки.

В табл. 3 представлены стили СПВЛ в соответствии с выраженностью у них трех выделяемых векторов.

Таблица Стилевые особенности выраженности личностно-, социально- и профессиональноориентированных характеристик Социально- Личностно- ПрофессиональноСтиль СПВЛ ориентированные ориентированные ориентированные (возр. период) характеристики характеристики характеристики В1 (Св2, Пв) + + + В2 (Юв, Св1) – + + С2 (Св2, Пв) + + – С1 (Св1) – + + С3 (Юв, С1) – + – Н1 (Св2, Пв) + – – Н2 (Юв, Св1) – – + Н3 (Юв) – – – Примечание: светло-серым фоном выделены параметры, выраженные у стилей СПВЛ первого периода, темно-серым фоном – у стилей второго периода профессиогенеза СПВЛ.

Из представленных данных можно увидеть преобладание социальноориентированных характеристик во втором периоде, личностно-ориентированных характеристик – в первом периоде профессиогенеза СПВЛ.

В целом социально-профессиональную востребованность личности можно представить в виде дескриптивной модели (рис. 8).

Рис. 8. Дескриптивная модель социально-профессиональной востребованности личности В Заключении работы подведены итоги проведенного теоретического и эмпирического исследования, обозначены перспективы его дальнейшего продолжения, сформулированы общие выводы.

1. В рамках психо-социального подхода разработана концепция социальнопрофессиональной востребованности личности как метасистемы отношений личности, социума и профессии, основанной на осознании субъектом своей востребованности на уровне личностной, социальной и профессиональной составляющих системы, соответствующих трем основным сторонам его самореализации. В концепции СПВЛ отражено феноменологическое поле конструкта востребованности с описанием структуры, детерминант и закономерностей е динамики, а также критериев и стилей СПВЛ.

2. Структура социально-профессиональной востребованности личности иерархична и включает макросоциальный, экзосоциальный, мезосоциальный, микросоциальный и личностный уровни, имеющие свои факторы, условия и механизмы формирования и представленные в идеальной и реальной формах:

- макросоциальный уровень детерминации востребованности – влияние общества на формирование образа востребованной личности, востребованной профессии, а также влияние государственной политики на востребованность определенных профессий (модели соответствия «общество – профессия»);

- экзосоциальный уровень детерминации востребованности – провозглашаемая и реальная востребованность профессии на рынке труда, готовность личности соответствовать востребованной профессии (модели соответствия «рынок труда – личность»);

- мезосоциальный уровень детерминации востребованности – представление администрации о профессионале в условиях конкретной организации и готовность личности им соответствовать (модели соответствия «организация – личность»);

- микросоциальный уровень детерминации востребованности – отношение ближайшего социального окружения и его субъективное восприятие личностью (модели соответствия «семья, референтные группы – личность»);

- личностный уровень детерминации востребованности – качественное своеобразие социально-, личностно- и профессионально-ориентированных характеристик (модели активизации личностных ресурсов востребованности).

3. На разных этапах жизненного и профессионального пути социум, личность и профессия вступают во взаимоотношения, отражающие разный вклад со стороны каждой составляющей в становление метасистемы СПВЛ. В зависимости от вклада составляющих метасистемы «социум-личность-профессия» выделены различные периоды и этапы формирования и стили социальнопрофессиональной востребованности личности, обусловленные доминирующими отношениями между составляющими метасистемы. В рамках каждого из доминирующих стилей отношений человек вынужден разрешать возникающие противоречия в системах отношений «социум – личность», «профессия – личность», «социум – профессия».

4. На основе контент-анализа теоретических источников, а также данных эмпирического исследования образов востребованной-невостребованной личности установлено, что социально-профессиональная востребованность личности содержательно включает следующие компоненты: самоэффективностный, идентификационный, самореализационный, компетентностный, авторитетностный, социально-реализационный, состоящих в сложной иерархической связи по отношению друг к другу, различной на разных этапах персоногенеза. Выделенные компоненты позволили разработать шкалы для диагностической методики исследования СПВЛ.

5. В соответствии со структурными компонентами востребованности можно систематизировать механизмы ее становления: «Я смог…» (механизмы своевременной оценки и управления ресурсами), «Я принадлежу к…» (механизмы идентификации, присоединения к группе), «Я самореализовался…» (механизмы самореализации в профессиональной деятельности), «Я способен…» (механизмы мобилизации профессиональных знаний, умений и опыта), «Меня уважают…» (механизмы межличностной аттракции и референтности), «Я полезен для других…» (механизмы оценки результатов своей деятельности). В соответствии с выделенными механизмами в качестве барьеров социальнопрофессиональной востребованности могут выступать выученная беспомощность; маргинализм, отчуждение от профессиональной группы; болезненное переживание невозможности профессиональной самореализации; некомпетентность, отчуждение, нереферентность для других; убежденность в ненужности, бесполезности своего труда.

6. Существует выраженная возрастная динамика параметров социальнопрофессиональной востребованности личности, а также усиление с возрастом их дифференциации за счет проявления различных факторов (пола, семейного, профессионального и образовательного статусов).

7. Социально-профессиональная востребованность, как процесс, предполагает динамику и соответственно уровни функционирования: высокий уровень – востребованность личности при сформированности социально-, личностно- и профессионально-ориентированных характеристик и опоре на внутриличностные ресурсы; средний уровень – востребованность при недостаточном уровне сформированности выделенных характеристик, в связи с чем возможны конфликтные проявления в отношениях между личностью, социумом и профессией, при разрешении которых личности необходима опора не только на внутренние, но и на средовые ресурсы; низкий уровень – невостребованность личности при несформированности характеристик СПВЛ и неспособности актуализации внутриличностных ресурсов и затруднений при использовании средовых ресурсов.

8. На личностном уровне социально-профессиональная востребованность личности определяется качественным своеобразием личностно-, социально- и профессионально-ориентированных характеристик, которые обусловливают стиль востребованности личности и уровень ее сформированности. В свою очередь, востребованность влияет как активность, так и на результативность поведения человека, обусловливая эффективность его адаптации.

9. Психологическими индикаторами социально-профессиональной востребованности личности являются сформированность системы базисных убеждений о мире и о себе, систем самоотношения, смыслообразования и построения ценностных и мотивационных ориентиров поведения, совладающего поведения, саморегуляции и адаптационные способности.

10. Кризис социально-профессиональной востребованности является следствием конфликтных взаимоотношений между отдельными составляющими метасистемы в результате сочетанного влияния как внутренних, так и внешних факторов. На личностном уровне индикаторами кризиса СПВЛ выступают: деформация системы базисных убеждений, ценностно-смысловой и мотивационнопотребностной сфер, а также несформированность системы саморегуляции и низкая результативность поведения человека. Разрешение кризиса возможно при изменении внешних или внутренних условий, определяющих отношения личности, социума и профессии, в качестве четырех основных стратегий разрешения кризиса СПВЛ являются: пассивное ожидание изменения социальнопрофессиональной среды, в рамках которой личность осуществляет свою деятельность, изменение личности в направлении достижения соответствия требованиям конкретной социально-профессиональной среды, изменение самой среды (например, переход на новую работу, изменение круга общения и др.) либо изменение отношения к ней.

11. Разработана трехфакторная модель социально-профессиональной востребованности личности, рассматривающей это явление в пространстве взаимодействия социума, личности и профессии, предполагающей выделение двух основных этапов профессиогенеза СПВЛ: начальный (юношеский и первый период среднего возраста) и основной (второй период среднего и пожилой возраст) и включающей соответственно социальный, личностный и профессиональный компоненты, соотносимые со сферами самореализации личности, а также основными структурными компонентами СПВЛ. Эмпирически подтверждено преобладание личностно-ориентированных характеристик на первом этапе, социально- и профессионально-ориентированных характеристик – на втором этапе профессиогенеза СПВЛ.

12. На основании трехфакторной модели выделены 8 стилей СПВЛ, дифференцированных по уровню сформированности социально-, личностно- и профессионально-ориентированных характеристик, обусловливающих разный уровень выраженности у личности социального интереса, самоотношения и эффективных способов взаимодействия с окружающей ее действительностью: стиль Н– незрелая зависимая личность, не доверяющая миру и себе, высоко подвластная средовым воздействиям; стиль Н2 – незрелая депрессивная личность с выраженным комплексом неполноценности; стиль Н1 – созерцатель, не готовый к изменениям, ожидающий поддержки от других; стиль С3 – гедонист; стиль С– созерцатель, стремящийся к самореализации; стиль С2 – средневостребованная личность, избегающая неудачи; стиль В2 – максималист, стремящийся к успеху и склонный к риску; стиль В1 – зрелая личность с выраженным социальным интересом, способная своевременно объективировать свою активность в неадаптивной активности.

13. Выделенные стили СПВЛ потенциально выступают в качестве этапов формирования востребованности от незрелой личности, не доверяющей миру и себе, полагающейся на внешние ресурсы, до идеального стиля СПВЛ (зрелая личность с выраженным социальным интересом, способная своевременно объективировать свою активность в неадаптивной активности), предполагающего максимальную реализацию человека в социальном, личностном и профессиональной сферах и способного эффективно актуализировать как внутриличностные, так и средовые ресурсы.

14. Социально-профессиональная востребованность личности порождается ее способностью к своевременному проявлению активности в личностно- и социально-значимой деятельности при одновременном учете требований к ней со стороны социума и профессии, а точнее конкретной социально-профессиональной среды, в рамках которой личность осуществляет свою деятельность. Имеются различия в стратегиях достижения социально-профессиональной востребованности на первом и втором этапах профессиогенеза СПВЛ: молодежь достигает востребованности за счет стремления к максимальной самореализации в личностно-значимой деятельности при сниженном оценивании результатов, некритичности к своим действиям и высоком уровне принятия риска; старшее поколение – за счет серьезного вдумчивого отношения к выполняемой работе, приверженности социальным интересам и социальной уступчивости.

Разработанный и апробированный опросник «Социально-профессиональная востребованность личности», а также в целом результаты исследования были внедрены в учебный процесс ряда факультетов ФБГОУ ВПО «Кубанский государственный университет», Института переподготовки и повышения квалификации специалистов КубГУ, ФБГОУ ВПО «Кубанский государственный университет физической культуры, спорта и туризма», Государственное бюджетное образовательное учреждение культуры «Краевой учебно-методический центр культуры и повышения квалификации», Института им. К.В. Россинского и ряда других российских вузов; в процесс психологической работы в центрах занятости г. Краснодара и Краснодарского края, центров социальной защиты населения г. Краснодара, Краевого геронтологического центра «Екатеринодар», что подтверждено актами внедрения.

Разработанные на основании материалов диссертационного исследования курсы и программы включены в учебный план и реализуются при подготовке психологов по специализации «Психологическое консультирование», магистерских программ «Психологическое консультирование в образовании», «Психология и педагогика кризисных ситуаций», «Среднее образование» (КубГУ); спецкурсов в рамках реализации дополнительных профессиональных образовательных программ повышения квалификации по программе «Менеджмент в образовании» в рамках направления «Управление качеством образования», программам «Технология эффективного управления персоналом» в рамках направления «Управление персоналом» и др.; (ИППК КубГУ), специалистов центров занятости (Институт им. К.В. Россинского), специалистов центров социального обеспечения г. Краснодара и Краснодарского края (ИППК КубГУ).

В целом полученные в ходе исследования теоретико-методологические выводы и прикладные результаты открывают возможности для проведения дальнейших теоретических и эмпирических междисциплинарных исследований фундаментального и прикладного характера в области социальной психологии труда, возрастной психологии, социологии, экономики, педагогики и других наук; в организационных подходах для решения проблемы управления человеческими ресурсами, в психологических – проблемы актуализации субъектных ресурсов личности.

Полученные результаты представлены в многочисленных научных статьях и книгах, в частности в монографии «Социально-профессиональная востребованность личности на этапах жизненного и профессионального пути» (2011), признанной лучшей научной работой преподавателей высших учебных заведений Краснодарского края за 2011 г.

Основное содержание диссертационного исследования отражено в следующих основных публикациях автора.

Научные статьи в журналах, рекомендуемых ВАК РФ 1. Харитонова Е.В. Тенденции трансформации этнического самосознания в условиях рыночного предпринимательства // Известия ТРТУ. Тематический выпуск «Гуманитарные проблемы современной психологии». Таганрог: Изд-во ТРТУ. 2005. № 7. (51). С. 155–157.

(0,25 п.л.).

2. Харитонова Е.В. Кризис невостребованности как препятствие личностного и профессионального развития человека // Акмеология. 2007. № 3. Т. 4. С. 90–94. (0,29 п.л.) 3. Харитонова Е.В. Психология профессиональной востребованности личности на поздних этапах онтогенеза // Вестник АГПУ. Майкоп, 2008. Вып 7 (35). С. 203–209. (0,52 п.л.) 4. Харитонова Е.В. Профессиональная востребованность личности как фактор совладающего поведения на поздних этапах онтогенеза // Вестник АГПУ. Майкоп, 2009. Вып. 1 (40).

С. 220–226. (0,51 п.л.) 5. Харитонова Е.В. Востребованность личности с позиций системного подхода // Российский психологический журнал. Ростов н/Д, 2009 № 1. С. 54–61. (1,14 п.л.) 6. Харитонова Е.В., Ясько Б.А. Опыт разработки психодиагностической методики «Профессиональная востребованность личности» // Вестник АГПУ. Майкоп, 2009. Вып. (51). С. 309–316 (0,62 п.л. / 0,42 п.л.) 7. Харитонова Е.В. Психологические особенности профессионально-востребованной личности. // Вестник АГПУ. Майкоп, 2009. Вып 4 (51). С. 302–308 (0,51 п.л.) 8. Харитонова Е.В. Востребованность личности: постановка проблемы и обоснование понятия // Психологический журнал. 2010. Т. 31. № 5. С. 81–88. (0.61 п.л.) 9. Харитонова Е.В. Профессиональная востребованность личности: гендерновозрастные аспекты // Вестник АГПУ. Майкоп, 2010. № 3 (65). С. 152–160. (0,62 п.л.) 10. Харитонова Е.В. Профессиональная востребованность как фактор смысложизненных и ценностных ориентаций личности // Вестник ГУУ. 2010. № 4. С. 103–106. (0,53 п.л.) 11. Харитонова Е.В. К вопросу о факторах результативных характеристиках личности // Вестник АГПУ. 2011. № 1 (72). С. 165–172. (0,53 п.л.) 12. Харитонова Е.В., Ясько Б.А. Взаимообусловленность профессиональной востребованности и индивидуально-психологических особенностей личности // Вестник АГПУ. 2011.

№ 1 (72). С. 172–181. (0,68 п.л. / 0,48 п.л.) 13. Харитонова Е.В. Поведенчески-результативные типы личности с разным уровнем профессиональной востребованности // Вестник АГПУ. 2011. № 3 (84). С. 201–208. (0,56 п.л.) 14. Харитонова Е.В., Ясько Б.А. Личностно-типологические «профили» профессиональной востребованности // Вестник АГПУ. 2011. № 3 (84). С. 224–231. (0,47 п.л. / 0,36 п.л.) 15. Харитонова Е.В. Социально-профессиональная востребованность личности: к обоснованию психологической концепции // Вестник АГПУ. 2012. № 1. С.110–114. (0,34 п.л.) 16. Харитонова Е.В. Востребованность личности как условие безопасности и развития общества // Известия Академии педагогических и социальных наук. 2012. № 2 (22). С. 526– 534. (0,72 п.л.) 17. Монографии, учебные пособия, статьи в коллективных монографиях 18. Организация и содержание работы по профилактике наркомании среди подростков и молодежи в образовательных учреждениях (Методическое пособие) / Е.Н. Азлецкая [и др.].

Краснодар: Кубанский гос. ун-т. 300 с. (18,2 п.л. / 3 п.л.) 19. Харитонова Е.В., Ясько Б.А. Опросник «Профессиональная востребованность личности» (ПВЛ): руководство. Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 2009. 40 с. (2,4 п.л. / 2,0 п.л.) 20. Харитонова Е.В. Психология востребованности личности: введение в проблему.

Монография. Краснодар: Кубанский гос. ун-т, Парабеллум, 2010. 248 с. (16,7 п.л.) 21. Харитонова Е.В. Социально-профессиональная востребованность личности на этапах жизненного и профессионального пути: монография. Краснодар: Кубанский гос. ун-т, Парабеллум, 2011. 382 с. (24,5 п. л.) 22. Психологическое консультирование безработных граждан: методическое пособие / сост. Е.В. Харитонова, Б.А. Ясько. Краснодар: Департамент труда и занятости населения Краснодарского края, 2011. 80 с. (3,22 п.л. / 1,61 п.л.) 23. Харитонова Е.В. Проблема профессионально-личностной невостребованности в условиях современного российского предпринимательства // Психология адаптации и социальная среда: современные подходы, проблемы, перспективы / отв. ред. Л.Г. Дикая, А.Л. Журавлев. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2007. С. 217–233. (1,0 п. л.) 24. Харитонова Е.В. К вопросу о профессионально-личностной невостребованности в пожилом возрасте // Психология адаптации и социальная среда: современные подходы, проблемы, перспективы / отв. ред. Л.Г. Дикая, А.Л. Журавлев. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2007. С. 234–248. (1,0 п. л.) 25. Харитонова Е.В. Психологический портрет профессионально-востребованной личности // Психология адаптации и социальная среда: современные подходы, проблемы, перспективы / отв. ред. Л.Г. Дикая, А.Л. Журавлев. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2010. С. 244–254. (1,0 п. л.) Статьи в научных журналах 26. Харитонова Е.В. Востребованность, жизненные ресурсы и адаптационные способности пожилых людей // Человек. Сообщество. Управление: науч.-информ. журнал. 2008. № 3. Краснодар: КубГУ, 2008. С. 85–92. (0,51 п.л.) 27. Харитонова Е.В. Востребованность как составляющая смысловой сферы личности // Вестник Института им. Россинского: науч. и образоват. журнал. 2008. Вып. 4 (специальный):

Семья в современном российском обществе: материалы регион. науч.-практ. конф. Краснодар: изд-во Института им. Россинского. 2008. С. 18–24. (0,41 п.л.) 28. Харитонова Е.В. Инициативно-притязательные качества профессиональноневостребованной личности // Вестник института им. Россинского: ежегодный науч. и инф.

журнал. 2010. Вып. 21. С. 169–172. (0,20 п.л.) 29. Харитонова Е.В. Востребованность как условие формирования социальной компетентности личности в подростковом возрасте // Вестник института им. Россинского: ежегодный науч. и инф. журнал. 2010. Вып. 22. С.58–66. (0,55 п.л.) 30. Харитонова Е.В. Возрастные и гендерные аспекты взаимообусловленности профессиональной востребованности и инициативно-притязательных характеристик личности // Вестник института им. Россинского: ежегодный научн. и инф. журнал. 2010. Вып. 23. С. 16– 28. (0,69 п.л.) 31. Харитонова Е.В., Исраэльян Г.Е. Факторы осмысленности жизни в пожилом возрасте // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. Т. 12, № 5 (Приложение.) Самара: СамНЦ РАН, 2011. С. 138–139. (0,15 п.л.) 32. Харитонова Е.В. Взаимообусловленность профессиональной востребованности и результативных характеристик личности // Наука Кубани. 2011. №. 4. С. 63–67. (0,52 п.л.) Научные статьи 33. Харитонова Е.В. Психологический портрет пожилого человека // Методологические проблемы современной психологии: иллюзии и реальность: материалы Сибирского психол.

форума. Томск, 2004. С. 295–301. (0,56 п.л.) 34. Харитонова Е.В. Профессионально-личностная невостребованность пожилого человека // Здоровье семьи – XXI век: материалы IX междунар. науч. конф. Пермь, 2005. С. 326– 329. (0,28 п.л.) 35. Харитонова Е.В. Возрастные особенности представлений о невостребованной личности // Социокультурные проблемы современной молодежи: материалы междунар. науч.практ. конф. Новосибирск, 2006. С. 496–505. (0,56 п.л.) 36. Харитонова Е.В. Субъективное переживание личностной невостребованности: психологический анализ // Психологическое здоровье нации: региональный аспект: материалы междунар. науч.-практ. конф. Краснодар, 2006. С. 240–247. (0,49 п. л.) 37. Харитонова Е.В. Исследование феномена востребованности в контексте динамики самосознания личности // Психологическое исследование: теория, методология, практика:

материалы II Сибирского психол. форума. Томск, 2007. С. 315–329. (0,86 п.л.) 38. Харитонова Е.В. Психологические аспекты профессиональной деятельности в призме проблем невостребованности личности // Актуальные проблемы клинической и прикладной психологии: материалы второй межрегион. науч.-практ. конф. с междунар. участием. Владивосток. 2008. С. 30–35. (0,36 п.л.) 39. Харитонова Е.В. Своевременность активности – востребованность – идентичность личности: соотношение понятий // Традиции и современность на Северном Кавказе: личность как субъект организации времени своей жизни: материалы всерос. науч.-практ. конф.

Геленджик, 2008. С. 238–244. (0,69 п.л.) 40. Харитонова Е.В. Востребованность личности в контексте психологии активности // Актуальные проблемы психологии активности личности: материалы всерос. (заочной) научно-практ. конф. с междунар. участием. Краснодар: КубГУ, 2009. С. 189–193. (0,21 п.л.) 41. Харитонова Е.В. Профессиональная востребованность личности с разным семейным статусом // Психологические проблемы современной семьи: тезисы 4-ой междунар. науч.

конф. М.: МГУ им. М.В. Ломоносова, 2009. С. 656–659. (0,35 п.л.) 42. Харитонова Е.В. Проблема профессиональной востребованности личности в современной психологии // Современные направления научных исследований: материалы II междунар. заочн. науч.-практ. конф / журнал «Мир гуманитарных наук». Екатеринбург, 2010.

С. 67–71. (0,29 п.л.) 43. Харитонова Е.В. Личность в кризисе профессиональной востребованности // Личность в экстремальных условиях и кризисных ситуациях жизнедеятельности: сборник научных статей междунар. науч.-практ. конф. / под ред. Р.В. Кадырова. Владивосток, 2011.

С. 226–234. (0,55 п.л.) 44. Харитонова Е.В. Типологические особенности проявления профессиональной востребованности и базисных убеждений личности // Современные направления научных исследований: материалы V междунар. заочной науч.-практ. конф. / журнал «Мир гуманитарных наук». Екатеринбург, 2011. С. 34–37. (0,24 п.л.) 45. Харитонова Е.В. Востребованность специалистов как ориентир развития системы профессионального образования // Интеграция науки и образования как фактор опережающего развития системы профессионального образования: сборник тезисов докладов Всерос.

конф. с элементами науч. школы для молодежи. М., 2011. С. 50–54. (0,32 п.л.) 46. Харитонова Е.В. Профессиональная востребованность как показатель социальной зрелости личности // Социальная психология малых групп: матер. II Всерос. науч.-практ.

конф., посвящ. памяти проф. А.В. Петровского. М., 2011. С. 324–327. (0,26 п.л.) 47. Харитонова Е.В. Системогенез социально-профессиональной востребованности личности // Системогенез учебной и профессиональной деятельности: материалы пятой всерос.

науч-практ. конф. Ярославль, 2011. С. 142–144. (0,22 п.л.) 48. Харитонова Е.В. Психологические основы востребованной активности личности // Философия и психология активности личности: материалы V Всерос. (заочной) науч.-практ.

конф. Краснодар; М., 2012. С. 54–59 (0,35 п.л.) 49. Харитонова Е.В. Основы типологии социально-профессиональной востребованности личности Materiбly VIII mezinбrodnн vdecko-raktickб konference «Vdeckэ pokrok na pelomu tysyachalety – 2012». Dнl 14. Pedagogika: Praha. Publishing House «Education and Science» s.r.o – 112 stran Р. 68–70. (0,17 п.л.) 50. Харитонова Е.В. Основы психологической помощи личности в кризисе социальнопрофессиональной востребованности // Личность в экстремальных условиях и кризисных ситуациях жизнедеятельности: сборник науч. статей Междунар. науч.-практ. конф. Владивосток, 2012. С. 76–81 (0,37 с.) И др.

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук Харитонова Евгения Владимировна СТРУКТУРА И РАЗВИТИЕ СОЦИАЛЬНО-ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ВОСТРЕБОВАННОСТИ ЛИЧНОСТИ Специальность 19.00.03 – психология труда, инженерная психология, эргономика (психологические науки) Изготовление оригинал-макета:

Харитонова Евгения Владимировна Формат 60х84 1/Бумага офсетная. Печать офсетная.

Тираж 100 экз. Заказ № 2Отпечатано ООО «Компания «Грэйд-Принт» 350075, Краснодар, ул. Сормовская, 1/






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.