WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Рожкова Надежда Георгиевна

САМООЦЕНКА ЖИЗНЕННЫХ ПЕРСПЕКТИВ

ДЕТЕЙСИРОТ В РАЗНЫХ ТИПАХ

ЗАМЕЩАЮЩИХ СЕМЕЙ

Специальность 19.00.07 «Педагогическая психология»

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Ярославль 2012

Работа выполнена на кафедре общей и социальной психологии

ФГБОУ ВПО «Ярославский государственный педагогический университет  им. К.Д. Ушинского»

Научный руководитель:        доктор психологических наук, профессор

               Мазилов Владимир Александрович

Официальные оппоненты:        доктор психологических наук, профессор

               Фетискин Николай Петрович,

       заведующий кафедрой общей психологии,

                                               ФГБОУ ВПО «Костромской государственный

                                               университет имени Н.А. Некрасова»;

       кандидат психологических наук, доцент,

               Лидерс Александр Георгиевич,

       доцент кафедры возрастной психологии,

                       ФГБОУ ВПО «Московский государственный

                       университет имени М.В. Ломоносова»

Ведущая организация:        ФГБОУ ВПО «Владимирский государственный университет имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых»

Защита  состоится 25 апреля 2012 года в 12.00  часов на заседании совета по защите диссертации на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени доктора наук ДМ 212.307.07 при ФГБОУ ВПО «Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д. Ушинского» по адресу: 150000, г. Ярославль, ул. Республиканская, д. 108, ауд. 203

Отзывы на автореферат присылать по адресу: 150000, г. Ярославль, ул. Республиканская, д. 108, ауд. 203 ФГБОУ ВПО «Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д. Ушинского», кафедра общей и социальной психологии.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Ярославского государственного педагогического университета  им. К.Д. Ушинского», по адресу: 150000, г. Ярославль, ул. Республиканская,  д. 108

Автореферат разослан 22  марта 2012 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета         Л.А. Огородникова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования. Кризис современной семьи негативно отразился на состоянии детства в стране, приведя к росту сиротства, появлению его новых типов, увеличению числа таких учреждений как детские дома и школы-интернаты. Социально–экономические и нравственные процессы в обществе обусловили появление сиротства как социального явления, выражающегося в устранении родителей от обязанностей по отношению к своим детям. Сиротой считается ребенок, который временно или постоянно лишен своего семейного окружения, либо не может оставаться в таком окружении, и имеет право на особую защиту и помощь, предоставляемую государством. От наличия такой помощи и ее характера зависят жизненные перспективы и возможности развития ребенка в обществе, а также перспективы самого общества.

Альтернативные детскому дому и школе-интернату модели обустройства сирот – замещающие семьи: усыновление, опека и попечительство, приемные семьи – развиваются недостаточно быстро. Помимо собственно социальных проблем, их развитие тормозится проблемами психологическими. Особенно важным моментом являются следующие: психологические трудности включения ребенка в новую семью, неготовность детей и родителей к изменениям, сопутствующим данному процессу, отсутствие эффективных комплексных программ подготовки и сопровождения процесса включения ребенка в новую семью, коррекции травматического опыта ребенка и семьи в процессе их встречи и взаимной интеграции.

Практика замещающих (приемных, опекунских, усыновляющих) семей становится все более распространенной, что требует исследования основных проблем и направлений оптимизации взаимодействия детей и родителей в таких семьях. К сожалению, на фоне очевидной практической значимости разработки данной тематики, работ, посвященных изучению детей, оставшихся без родительского попечительства, их интеграции в замещающие семьи не  так много: основная часть исследований фокусируется на воспитанниках детских домов и интернатов, изучая  преимущественно личностные и познавательные особенности детей.

Особенно плохо изучены жизненные перспективы детей–сирот. Если исследованию жизненных перспектив воспитанников детских домов посвящены некоторые работы (М.С. Астоянц, М.К. Бардышевская, Л.И. Божович, Ю.В. Борисова, И.Д. Дубровина, М.И. Лисина, B.C. Мухина, A.M. Прихожан, Н.Н. Толстых и др.), в которых было выявлено, что для детей–сирот характерны искажения, сокращения жизненных перспектив, отсутствие планов на будущее и нежелание их строить, ситуативность поведения и малая рефлексивность опыта прошлой жизни, нарушения представлений о будущем и прошлом, то жизненные перспективы детей, воспитывающихся в замещающих семьях, не исследованы практически совсем. Исключения составляют работы, посвященные исследованию адаптации и развитию детей в приемных семьях разного типа, о влиянии последствий воспитания в условиях депривации на социально-личностное становление ребенка–сироты (В.И. Брутман, А.Я. Варга, И.В. Дубровина, Й. Лангмейер, М.И. Лисина, З. Матейчик, С.Ю. Мещерякова, В.С. Мухина, В.Н. Ослон, А.М. Прихожан, А.Г. Рузская, Р. Спиц,  Н.Н. Толстых, И.Ю. Хамитова, В.А. Юницкий).

Учитывая, что сложности замещающих семей, перспективы жизни и сценарии развития таких семей и их членов, становятся сейчас объектом активного социального  и научного интереса, возникает острая потребность в новых подходах к изучению особенностей функционирования и преобразования психологического времени и пространства детей, лишенных попечения и заботы родителей.

Выявление проблем, которые могут помешать детям в процессе формирования жизненных планов, позволяет оказывать им своевременную и эффективную психологическую помощь, оптимизировать организацию личностью ее времени и пространства отношений, интеграцию в новую семью и общество в целом.

Объект исследования – дети–сироты, воспитывающиеся в замещающих семьях разных типов.

Предмет исследования – жизненные перспективы детей–сирот, воспитывающихся в замещающих семьях разных типов.

Гипотезы исследования:

1. Особенности ценностного содержания и событийной структуры жизненных перспектив детей–сирот выражаются в специфике их ценностных ориентаций и представлениях о событиях своей жизни и жизни своей семьи, которые складываются в зависимости от того, насколько значимыми и субъективно достижимыми представляются ребенку те или иные ценности и события его жизни. Жизненные перспективы детей, воспитывающихся в замещающих семьях разного типа, проявляются в отношении: 1) содержания представлений ребенка о себе, родителях, других детях в семье и социально–психологических службах, 2) о своей жизни в прошлом, настоящем и будущем.

2. Самооценка жизненных перспектив детей-сирот, воспитывающихся в замещающих семьях разных типов, различна по следующим показателям: полнота, оптимистичность, дифференцированность, значимость и др.

3.        Самооценка жизненных перспектив детей–сирот в разных типах замещающих семей связана с особенностями их личностного развития, принадлежностью к тому или иному полу и возрасту.

Цель исследования – выявить самооценку жизненных перспектив детей-сирот, воспитывающихся в замещающих семьях разных типов.

В соответствии с целью и гипотезами были сформулированы следующие задачи:

1. Определить теоретические подходы к изучению самооценки жизненных перспектив развивающейся личности; психологических особенностей личности детей-сирот, воспитывающихся в замещающих семьях разных типов; особенностей структуры и содержания жизненных перспектив детей-сирот из разных типов замещающих семей.

2. Выявить особенности структуры и содержания самооценки жизненных перспектив детей-сирот в разных типах семей.

3. Исследовать особенности самооценки жизненных перспектив детей, воспитывающихся в замещающих семьях разных типов, в зависимости от их половой и возрастной принадлежности.

4. Установить различия в содержании и структуре самооценки жизненных перспектив детей-сирот, воспитывающихся в замещающих семьях разных типов, в связи с особенностями жизненных перспектив родителей.

5. Разработать рекомендации в области совершенствования психологической помощи детям–сиротам и замещающим семьям разных типов.

Методологической основой настоящей работы явились фундаментальные идеи отечественной и зарубежной психологии: теория жизненного пути и психологическая концепция исследования личности в качестве субъекта жизни  (К.А. Абульханова-Славская, Б.Г. Ананьев, Т.Н. Березина, М.Р. Гинзбург, В.И. Ковалёв, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн и др.); причинно-целевая концепция психологического времени (Р.А. Ахмеров, Е.И. Головаха, А.А. Кроник и др.); теоретические положения возрастной психологии о возрастных новообразованиях в детстве (Л.И. Божович, Л.С. Выготский, И.С. Кон и др.), в том числе у детей-сирот (Е.В. Некрасова, Т.И. Юферева, и др.); теоретические положения о личности ребенка (Л.И. Божович, Дж. Боулби, Л.С. Выготский, И.С. Кон, Ч. Кули, А.Н. Леонтьев, М.И. Лисина, А. Фрейд, В.Д. Шадриков); о детско-родительских отношениях (А.Я. Варга, А.Г. Лидерс, Р.В. Овчарова, Е.О. Смирнова, А.С. Спиваковская, В.В. Столин); теоретические положения в области развития и воспитания детей–сирот (И.А. Алексеева, М.И. Лисина, B.C. Мухина, И.Г. Новосельский, А.М. Прихожан, Н.Н.Толстых, Т.И. Шульга, и др.); исследования адаптации и развития детей в приемных семьях разного типа, о влиянии последствий воспитания в условиях депривации на социально–личностное становление ребенка–сироты (А.Г. Асафова, В.И. Брутман, А.Я. Варга, И.В. Дубровина, Г.Г. Запрягаев, Н.Л. Коломинский, И.А. Коробейников, Й. Лангмейер, М.И. Лисина, С.Ю. Мещерякова, В.С. Мухина, Н.В. Недожогина, В.Н. Ослон, А.М. Прихожан, А.Г. Рузская, Г.В. Семья, В.Н. Слуцкий, Р. Спиц, Н.Н. Толстых, И.Ю. Хамитова, А.М. Щербакова, В.А. Юницкий).

Методы исследования. Для решения поставленных задач использовались следующие методы. Теоретическим методом нашего исследования является изучение, конструктивный анализ и обобщение научной литературы по проблеме исследования. В качестве основных методов эмпирического исследования выступили: а) метод структурированного интервью, направленного на исследование содержания и структуры жизненных перспектив членов замещающих семей; б) методики констатирующего исследования (стандартизированные и полустандартизированные опросники): "Оценивание пятилетних интервалов" (ОПИ), самоактуализации личности САМОАЛ, изучения жизненных перспектив личности Елены Бровко и Елены Фанталовой, качественные и математические методы анализа информации (корреляционный, факторный) с использованием компьютерной программы Statistica 7. В процессе сравнения данных использовались критерии φ Фишера, знаков, коэффициент Пирсона и факторный анализ. План исследования  был сравнительным и корреляционным.





Достоверность результатов исследования обеспечивалась наличием четко сформированной теоретико–методологической основой работы, проверкой теоретических положений эмпирическими методами, достаточными для получения статистических закономерностей объемом выборки, процедурами сравнительного и корреляционного исследования, использованием комплекса методик, соответствующих объекту, предмету, цели и задачам исследования, адекватностью аппарата математической обработки данных, репрезентативностью объема выборки и статистической значимостью эмпирических данных,  наличием процедур апробации полученных результатов в практике.

Научная новизна исследования состоит в следующем:

1. Разработана авторская модель самооценки жизненных перспектив детей–сирот, на основе которой осуществлено эмпирическое исследование особенностей структуры и содержания жизненных перспектив детей, воспитывающихся в замещающих семьях разного типа. Исследованы особенности жизненных перспектив детей в сферах представлений о психологическом времени и психологическом пространстве (отношений к себе и к миру), определяющие возможности и трудности адаптации ребенка к условиям замещающей семьи и развития личности в целом.

2. Выявлены достоверные различия в специфике осмысления временных перспектив жизни у детей из опекунских и приемных семей.

3. Выявлены достоверные различия в специфике осмысления межличностных («пространственных») перспектив жизни у детей из семей опекунов и приемных семей.

4. Определено, что жизненные перспективы приемных детей более реалистичны и конкретны, ориентированы на разные возрастные периоды.

5. Выявлены достоверные различия в большей осознанности и глубине представлений о своей жизни у девочек, и большей реалистичности и широте – у мальчиков.

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в непосредственной конкретизации положения о влиянии семьи и семейной депривации на формирование и деформацию жизненных перспектив личности. Полученные в работе результаты расширяют научные представления о психологическом времени и психологическом пространстве личности, являются определенным вкладом в понимание роли таких важных событий как утрата и обретение семьи в личностном развитии человека, утрата и обретение нового члена группы (семьи) в ее развитии. В исследовании показано, что в тех случаях, когда развитие ребенка протекает в условиях большей или меньшей семейной депривации, временная преемственность нарушается, деформируются отношения личности к себе и окружающим людям, стратегии поведения, направленные на достижение задуманного. Опыт принятия и «центрированной на ребенке» родительской любви в приемных семьях позволяет преодолеть деформации представлений личности о психологическом времени и пространстве ее жизни. В семьях, где родители проявляют поверхностную заботу о ребенке и его переживаниях, удовлетворяя за его счет собственные желания, преодоление деформаций носит поверхностный характер и может служить источником дальнейшей травматизации.

Практическая значимость данного исследования состоит в том, что нами предложен, обоснован и апробирован комплекс методик, которые могут быть использованы не только для диагностики особенностей жизненных перспектив детей–сирот, воспитывающихся в разных типах семей, но и при организации психологической помощи таким детям и семьям в целом. Предложены рекомендации по организации и осуществлению психологического сопровождения замещающих семей разных типов. Результаты эмпирической части исследования могут быть использованы для оказания психологической помощи детям и родителям на разных этапах формирования и развития замещающих семей.

Апробация и внедрение работы. Основные положения, материалы и результаты исследования докладывались и обсуждались: на заседаниях кафедры психологии «Калужского государственного университета им. К.Э. Циолковского»; на кафедре общей и социальной психологии и методологическом семинаре «Ярославского государственного педагогического университета им. К.Д. Ушинского»; на научных конференциях, среди которых: семинары–совещания, круглые столы и  конференции, регулярно проводящиеся на базе МУ ЦСПСД «Милосердие», в том числе Конференция на базе Центра «Приемный ребенок должен стать родным», на Региональной НПК «Сохраним ребенка в семье, сохраним семью для ребенка» г. Калуга, IX Международном социальном конгрессе «Страны БРИК в условиях глобального кризиса: потенциал и проблемы консолидации» в г. Москве (2009–2010 годы). Результаты исследования используются в психолого-педагогическом сопровождении замещающих семей ЦСПСД «Милосердие» г. Обнинска Калужской области и отражены в публикациях автора.

По теме диссертации опубликовано 8 работ, включая 2 публикации в научных рецензируемых изданиях, общий объем 3,1 печатных листов.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Жизненные перспективы детей-сирот, воспитывающихся в замещающих семьях разных типов, можно рассматривать как системное образование, обладающее специфической структурой и содержанием, включающее представления о времени и пространстве отношений человека к себе и окружающему миру. Особенности жизненных перспектив приемных детей проявляются в отношении: 1) содержания представлений ребенка о себе, родителях, других детях в семье и социально–психологических службах, 2) о своей жизни в прошлом, настоящем и будущем.

2. Самооценка жизненных перспектив детей в приемных семьях отличается большей полнотой и оптимистичностью по сравнению с перспективами детей в опекунских семьях. Наиболее существенные различия проявляются в сфере субъективно достижимых ценностей и жизненных событий детей и связаны с особенностями жизненных перспектив родителей в отношении ребенка и жизни в целом.

3. Самооценка жизненных перспектив детей–сирот в разных типах замещающих семей связана с особенностями их личностного развития, принадлежностью к тому или иному полу и возрасту.

4. Влияние личностных особенностей членов замещающих семей на формирование жизненных перспектив детей менее выражено, чем влияние факторов, связанных с семейным контекстом и возрастной принадлежностью.

5. Разработка на основе проведенных исследований методических рекомендаций, направленных на совершенствование психологической помощи детям–сиротам и замещающим семьям разного типа.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка, включающего 477 наименований, из них 61 на английском языке. Работа изложена на 180 страницах, содержит 24 таблицы, 4 рисунка, 4 приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность выбранной темы, отражено состояние проблемы, обозначено общее направление работы, определены объект и предмет, сформулированы цель, задачи, гипотезы, исследования, раскрыты научная новизна, теоретическое и прикладное значение работы, определена теоретическая и методологическая основа исследования и методические средства, приведены сведения о достоверности результатов и апробации работы, представлены положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Теоретическое изучение особенностей жизненных перспектив детей–сирот в разных типах замещающих семей» посвящена рассмотрению различных аспектов изучаемой проблемы в теоретических и эмпирических исследованиях и состоит из трех параграфов.

Представлен обзор исследований отечественных и зарубежных авторов по проблеме жизненных перспектив как феномена развития личности. В итоге теоретического изучения проблемы жизненных перспектив можно отметить: жизненная перспектива – это целостная картина жизни человека, отражающая взаимосвязи событий его жизни, определяющих социальную ценность и смысл жизни личности. Проблематика создания и трансформации жизненных перспектив состоит в возможности субъектного способа жизни.

Выделены и сопоставлены особенности развития детей-сирот в разных условиях жизни. На основе изучения литературы по исследуемой проблеме был выделен следующий вывод: семья – важнейшее условие нормального развития, а в случае девиантной заботы – главный источник различных по тяжести отклонений развития. У части детей–сирот, прошедших через опыт алкоголизации родителей, насилия и других травм, возникают различные психические расстройства - от депрессивных и тревожных до более тяжелых личностных. Иногда разлука с семьей бывает просто необходима для спасения жизни ребенка. Однако детские дома не создают условий для полноценной компенсации пережитых травм, не дают травмированному ребенку модели надежного и стабильного мира с возможностью постоянной привязанности. Таким образом, организация замещающей семейной заботы для детей–сирот является жизненно необходимой.

Проведен анализ литературы по проблеме значения замещающей семьи в развитии осиротевшего ребенка, сформулировано представление о взаимосвязи  жизненных перспектив детей и родителей в  обычных и замещающих семьях.

Во второй главе «Эмпирическое исследование самооценки жизненных перспектив детей–сирот в разных типах замещающих семей» представлены основные результаты исследования самооценки жизненных перспектив детей–сирот в разных типах замещающих семей, реализованного в два этапа.

Первый этап включал сбор и анализ вербально-текстового материала, создание схемы структурированного интервью, а также проведение опросов по описанным выше стандартным и полустандартизированным методикам. Далее тексты структурированного интервью подвергались контент-анализу: выделению категорий и подкатегорий, первичной математической обработке данных по всей выборке. Для более наглядного сравнения и выделения общих тенденции построения жизненных перспектив у детей–сирот, полученные данные представлены с помощью диаграмм: отчетливо видны «лидирующие» подкатегории по разным группам и подгруппам, а также различия между группами по каждой из подкатегорий.

Второй этап обработки данных заключался в подсчете показателей и анализе результатов, полученных по категориям в отдельных группах.

1. Контент-анализ результатов интервью с респондентами в основном подтвердил все три гипотезы нашего исследования: жизненные перспективы опекаемых отличаются по содержанию и структуре от жизненных перспектив детей из приемных семей, эти отличия связаны как с половозрастными особенностями детей, так и, в большей мере, с особенностями самих семей, жизненными перспективами родителей, воспитывающих детей.

Кроме того, были выявлены конкретные моменты различий жизненных перспектив «приемных» детей в отношении:

1) содержания представлений ребенка о себе, родителях (семье), других детях (в семье и вне нее) и социально–психологических службах,

2) о своей жизни в прошлом (переживаниях одиночества и потерь), настоящего (жизни в семье) и будущего (планов дальнейшей жизни и ожиданий).

Рисунок 1. Базовые ориентации жизни детей–сирот в разных семьях

В частности: установлены различия самооценки детей по критерию: удовлетворенность и насыщенность жизни, достоверность различий  φ=1,8 на уровне 0,05 (критерии φ Фишера), родители – φ=2,1 на уровне 0,05; целеустремленность и стратегичность – различия между группами детей и взрослых достоверно на уровне 0,01 (φ=1,6 и 1,55 соответственно), между мальчиками и девочками – на уровне 0, 05 (φ=2,0), между детьми и подростками – на уровне 0,01 (φ=1,8); гармоничность и неконфликтность – различия между группами детей и взрослых достоверно на уровне 0,05 (φ=1,8 и 1,9 соответственно), между мальчиками и девочками – на уровне 0, 01 (φ=1,6), между детьми и подростками – на уровне 0,05 (φ=1,9), уверенность в себе и поддержка – различия между группами детей и взрослых достоверно на уровне 0,01 (φ=1,63 и 1,6), между мальчиками и девочками, детьми и подростками – на уровне 0, 05 (φ=2,1 и 1,9, 1,8 и 1,9 соответственно); увлеченность и эмоциональность – различия между группами детей и взрослых достоверно на уровне 0,01 (φ=1,5 и 1,48 соответственно), между мальчиками и девочками – на уровне 0, 05 (φ=2,0), между детьми и подростками – на уровне 0,01 (φ=1,8); семейные ожидания – различия между группами детей и взрослых достоверно на уровне 0,01 (φ=1,61 и 1,53 соответственно), между мальчиками и девочками, детьми и подростками – на уровне 0, 05 (φ=1,6 и φ=1,57); одиночество и депривация – значимых различий не обнаружено; последствия приема – различия между группами детей и взрослых достоверно на уровне 0,01 (φ=1,62 и 1,63 соответственно), между мальчиками и девочками, детьми и подростками – на уровне 0, 05 (φ=1,9 и φ=2,2); адаптация – различия между группами детей и взрослых достоверно на уровне 0,01 (φ=1,57 и 1,58 соответственно), между мальчиками и девочками, детьми и подростками – на уровне 0, 05 (φ=1,8 и φ=2,2).

2. Изучение структурных особенностей жизненных перспектив, инструментальных и глобальных перспектив жизни личности в семье и вне нее по методике изучения жизненных перспектив Елены Бровко «Будущие приобретения (навыки и награды») показали:

Перспективы жизни детей из опекунских семей менее дифференцированы, пессимистичны и пассивны, дети во многом перенимают транслируемые опекунами «представления–требования» достижения социально желательных целей (общего благополучия) и соблюдения традиций принявшей ребенка семьи. Центральными моментами перспектив жизни этих детей являются понятия общего благополучия, социального успеха и заботы в семейных отношениях. Опекаемые продолжают оставаться в рамках своей семьи, с ее негласными представлениями и стереотипами семейного функционирования.

Жизненные перспективы нечетки и носят более «овнешненный» характер социальных долженствований. Дети «скованы» с родителями опытом общей травмы и существующими в семье стереотипами семейного функционирования. Зоной ближайшего развития выступают такие качества как гибкость в общении и контактность, аутосимпатия.

Преобладание внутренних аспектов осмысления событий (максимум по выборке 28,5%) над внутренними (25,0%), ориентация на воспроизведение семейного опыта, материальное благополучие, престижностью работы и обеспечение жизни других. Отмечается размытость границ представлений о внутреннем и внешнем контекстах событий их жизни, стремление к построению отношений понимания, доверия, заботы и бережного отношения в семье, совершенствование знаний о мире, стремление к материальному благополучию, переживание опыта семейных потерь и этапов семейного функционирования.

Жизненные перспективы детей из приемных семей более дифференцированы, в качестве организующих моментов в них выступают стремление к реализации собственного потенциала, познание мира и построение с ним отношений любви и заботы: дети перенимают транслируемые родителями «представления перспективы» о жизни семьи и человека как постижение нового и построение любящих отношений с миром.

Жизненные перспективы детей из приемных семей более разнообразны и в целом более внутренне оформлены и освоены. Зоной ближайшего развития выступают такие качества как потребности в познании мира, самопонимании и вера в возможности человека. Дети вынуждены или имеют возможность «творить свою судьбу», исходя из самих себя и той поддержки, которую оказывает семья, ориентированная на любовь, развитие и приобретение нового опыта.

Преобладание внутренних событий (максимум по выборке 40,3%), планирование внешних событий (24,5), стремление к изменению рамок своего развития, потребность творить свою судьбу, исходя из себя и семейной поддержки, ориентация на любовь, развитие и новый опыт ценности профессиональной подготовки, стремление к достижению собственных целей, обучению как совершенствованию знаний о мире, пониманию себя и других, стремление к поездкам, отдыху, престижной работе и образованию, созданию семьи. Более творческое и активное развитие жизненных перспектив, их внутренних аспектов, большая оптимистичность и дифференцированность восприятия событий в жизни, желание радоваться ей и радовать других.

В частности: установлены различия по критерию ценности совместной жизни – различия между группами детей и взрослых достоверно на уровне 0, 01 (φ=1,54 и φ=1,53), между мальчиками и девочками, детьми и подростками – на уровне 0,05 (φ=1,9 и 1,8 соответственно); внутреннее развитие и навыки – различия между группами детей и взрослых достоверно на уровне 0,01 (φ=1,47 и 1,6 соответственно), между мальчиками и девочками, детьми и подростками – на уровне 0, 05 (φ=1,9 и φ=2,0); внешнее развитие и навыки – различия между группами детей и взрослых достоверны на уровне 0,01 (φ=1,52 и 1,61 соответственно), между мальчиками и девочками, детьми и подростками – на уровне 0, 05 (φ=2,1 и φ=1,9); жизненные события членов замещающей семьи – различия между группами детей и взрослых достоверно на уровне 0,05 (φ=1,88 и 1,9 соответственно), между мальчиками и девочками, детьми и подростками – также на уровне 0, 05 (φ=1,69 и φ=1,78).

  3.Изучение особенностей переживания личностью жизни, ее смысла и «перспективности», общего значения по методике смысложизненных ориентаций Д.А. Леонтьева показало:

Дети в опекунских семьях отмечают удовлетворенность настоящим, восприятие жизни как насыщенной и интересной, некоторые сомнения в будущем у детей возникают временами и связаны с убежденностью в том, что жизнь неподвластна сознательному контролю, а свобода выбора отсутствует. Часто эти переживания «перекликаются» с переживаниями родителей: дети оказываются невольными участниками внутренних конфликтов родителей, которые более или менее готовы решать их.

Дети из приемных семей демонстрируют довольно высокую удовлетворенность жизнью в ее разных временных интервалах, но, вместе с тем, временами чувствуют себя незащищенными.

4. Исследование жизненных перспектив детей, потерявших родителей и воспитывающихся в новой семье, а также их родителей по методике ОПИ "Оценивание пятилетних интервалов" показали:

Дети из опекунских семей чувствуют себя менее реализованными и молодыми, чем есть на самом деле, ощущение нереализованности со временем увеличивается, ожидаемая продолжительность жизни в целом невелика, что говорит об определенных проблемах (задержках) в социальном развитии и самопонимании. Внутренняя конфликтность переживания жизни в ее временном и событийном измерении у родителей порождает проблемы в формировании жизненных перспектив, в развитии понимания себя и мира у детей.

Жизненные перспективы и детей и родителей в приемных семьях более реалистичны и оптимистичны, психологический возраст в большей мере соответствует реальному, выше ожидания продолжительности жизни и ее общей насыщенности. Большая адекватность переживания времени и выравнивание (взросление) психологического и реального возраста. Большая внутренняя гармоничность переживания жизни у родителей и детей, возможности формирования более гармоничных жизненных перспектив и сценариев жизни  у детей. Достоверность различий выборок по критерию Фишера определена на уровнях р≤0,05 и р≤0,01

Рисунок 2. Результаты методики ОПИ респондентов из опекунских и приемных семей

5. Изучение личностных особенностей человека с точки зрения его готовности и предпочитаемых направлений (перспектив) развития по методике САМОАЛ (самоактуализация личности) показало:

Наиболее выраженными в опекунской семье являются показатели ценностей самоактуализации, креативности, ориентации во времени, хорошо представлены самопонимание и гибкость в общении, контактность. Наименее представлены автономность и спонтанность, вера в возможности человека. Развитие в опекунской семье не позволяет преодолеть проблемы построения автономного и спонтанного способа жизни и отношений, по-видимому, фиксируя возникшие в связи с травмами потерь, нарушения в построении близких отношений и страхи, связанные с потерями и построением этих отношений

Рисунок 3. Личностные особенности членов опекунских семей по методике САМОАЛ

Наиболее выраженными в приемной семье являются показатели ценностей самоактуализации, гибкости общения и аутосимпатии. Средне выражены показатели спонтанности и креативности, потребность в познании. Наименее – автономность и вера в возможности человека. Складывается впечатление, что развитие в приемной семье все же не дает детям возможности сформировать относительно автономные и оптимистичные перспективы своей жизни, девушки пытаются компенсировать эту ситуацию поиском новой информации, юноши – творческим переосмыслением «данностей» реальной жизни. Наиболее достоверные различия по критерию Фишера р≤0,01-0,05 выявлены между подгруппами членов опекунских и приемных семей (1,54 и 1,49) и подгруппами мальчиков и девочек, женщин и мужчин 2,0 и 1,9).

Рисунок 4. Личностные особенности членов приемных семей по методике САМОАЛ

6. Изучение содержательных особенностей жизненных перспектив личности по методике «Уровень соотношения «ценности» и «доступности» в различных жизненных сферах» (Е.Б. Фанталова) показало:

Абсолютной ценностью для большинства членов семей опекунов является семейное счастье: оно выступает и как ценность, и как цель («доступность»). Другими важными категориями являются свобода как независимость отношений, дружба и уверенность как отсутствие внутренних конфликтов, собственное здоровье. Наименее популярными являются ценности интересной работы, творчества, активной жизни.

В приемных семьях семья выступает как сверхценность и цель. Другими ценностями являются дружба, личная свобода и независимость, здоровье. К отвергаемым относятся ценности творчества, благополучие. Любовь, познание и развитие занимают средние позиции: часть детей не надеются, на саму по себе «любовь», заменяя ее дружбой и свободой отношений или свободой от внутренних конфликтов. Напряженность сферы отношений существенно ниже: меньше рассогласование структуры ценностей по показателям «доступности-значимости», больше значимость ценностей, лежащих вне сферы отношений.

Различия между группами респондентов оценивались с помощью коэффициента Пирсона, позволившего подтвердить различия подгрупп респондентов в оценке незначимых (отвергаемых) ценностей (r=0, 37 и r=0,47 для опекунских и приемных семей соответственно), а также большую дисгармоничность жизненных перспектив детей и родителей из семей опекунов по сравнению с членами приемных семей (r=0, 45, недостоверное различие и достоверное сходство r=0,72 на уровне 0,01).

В заключении обобщаются основные результаты исследования, подводятся итоги, формулируются содержательные выводы.

Результаты проведенного исследования убедительно свидетельствуют о необходимости психологической поддержки приемных семей и детей–сирот, попадающих в эти семьи. Специалисты по социально-психологической работе выявляют семьи, заинтересованные в воспитании детей, оставшихся без попечения родителей, однако, они часто сталкиваются с тем, что желание взять на воспитание ребенка и реальные возможности семьи не всегда совпадают. Речь идет, прежде всего, о психологической неготовности родителей к приему нового ребенка, а также и о неготовности самого ребенка–сироты к тем изменениям, которые приносит в его жизнь новая семья. Задачи психолога в этом контексте сводятся к ряду моментов: установить с семьей и ребенком отношения сотрудничества, выявить нерешенные психологические проблемы ребенка и семьи, дать прогноз о том, как будут складываться в данной семье отношения после появления в ней приемного ребенка, мотивировать приемных родителей на психокоррекционную работу, осуществить необходимые психокоррекционные мероприятия и, при необходимости, организовать более или менее развернутые программы сопровождения (коучинга) в виде родительских или семейных школ, тренингов и т.д.

Выводы:

1. Жизненные перспективы детей–сирот, воспитывающихся в семьях разных типов, можно рассматривать как системное образование, обладающее специфической структурой и содержанием, включающее представления о времени и пространстве отношений человека с собой и окружающим миром. Особенности жизненных перспектив приемных детей проявляются в отношении: 1) содержания представлений ребенка о себе, родителях, других детях в семье и социально-психологических службах, 2) о своей жизни в прошлом, настоящем и будущем. Негативные последствия семейного неблагополучия и воспитания в закрытых образовательных учреждениях для детей–сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, существенно изменяют содержание и структуру жизненных перспектив детей, обедняя их. Это проявляется в противоречивом отношении детей-сирот ко времени, внутриличностных и межличностных конфликтах, связанных со страхами семейного неблагополучия, специфическом искажении системы жизненных ценностей, фокусирующейся вокруг счастливой семьи как сверхценности и игнорирующей другие ценности, в тенденции к использованию стереотипных форм обыденного и конфликтного поведения в семье и вне нее, препятствующих освоению новых социальных ролей и формированию развернутых и осознанных жизненных перспектив.

2. Самооценка жизненных перспектив детей в приемных семьях отличается большей полнотой и оптимистичностью по сравнению с перспективами детей в опекунских семьях во всех перечисленных отношениях. Наиболее существенные различия проявляются в сфере субъективно достижимых ценностей и жизненных событий детей и связаны с особенностями жизненных перспектив родителей в отношении ребенка и жизни в целом. Перспективы жизни детей из опекунских семей менее дифференцированы, пессимистичны и пассивны: дети перенимают транслируемые опекунами требования соблюдения социально желательных норм и традиций принявшей ребенка семьи. Их перспективы жизни включают цели достижения благополучия, социального успеха и ответной заботы в семейных отношениях, дающих родителям и детям ощущение полноценности жизни и самореализации. Жизненные перспективы детей из приемных семей более дифференцированы, внутренне оформлены, включают стремление к реализации собственного потенциала, познанию мира и построению с ним отношений взаимной любви и заботы: дети строят свои собственные перспективы, опираясь на транслируемые родителями представления о жизни как процессе постижения нового и построения любящих отношений.

3. Самооценка жизненных перспектив детей–сирот в разных типах замещающих семей связана с особенностями их личностного развития, принадлежностью к тому или иному полу и возрасту. Для детей более раннего возраста свойственно открытое, ориентированное на поиск спокойствия и любви отношение к родителям, желание быть послушным и заслужить принятие и дружбу в семье, получая поддержку в учебе и отношениях с детьми. Их жизненные перспективы ограничены семьей и менее дифференцированы. Для подростков более свойственно искать психологической поддержки родителей, собственные модели поведения и объяснения ситуаций, возможности принятия собственных решений и получение поддержки от родителей в построении перспектив будущей жизни, интенсивность построения жизненных перспектив, включающая как планы собственной успешности, так и помощи родителям. Для девочек типична большая глубина переживаний жизни, стремление к обретению семьи, высокая значимость дружеских и любящих отношений в семье и вне нее, интерес к построению отношений с взрослыми вне семьи. Для мальчиков характерно построение жизненных перспектив, включающих отношения вне и внутри семьи, меньшая фокусированность на непосредственной заботе и отношениях в семье, большая – на достижении успеха и благополучия, интерес к отношениям со сверстниками. Их жизненные перспективы более широки, включают оформленные планы – заботы о своей семье и родительской семье в будущем.

4. Влияние личностных особенностей членов опекунских семей на формирование жизненных перспектив детей менее выражено, чем влияние факторов, связанных с семейным контекстом и возрастной принадлежностью. Это связано с недостаточной развитостью стремления к личностной самореализации, трудностями личностного развития родителей и детей. Наиболее существенным моментом развития детей–сирот в приемных семьях оказывается семейный контекст, жизненные перспективы родителей. Важным также является фактор возрастной принадлежности, актуальность задач построения и коррекции жизненных перспектив, определяющая большую полноту, дифференцированность и оптимистичность жизненных перспектив у подростков по сравнению с детьми младшего возраста. Влияние половой принадлежности выражено меньше и проявляется в большей полноте и глубине представлений о жизни и отношениях у девочек, большей интенсивности и оптимистичности представлений о событиях жизни у мальчиков.

5. В целом можно также отметить общую пессимистичность и обедненность жизненных перспектив всех членов приемных семей, с которыми связаны ориентация на прошлое или ближайшую перспективу, типичность переживаний состояний отчуждения от себя и других. Отчужденность проявляется в состояниях «расстройства привязанности», представлениях о невозможности любящих отношений (в отношении себя или в целом), а также в нарушениях по типу «экзистенциальной фрустрации» (более или менее активном переживании бессмысленности собственной жизни, ее ненужности другим людям).

6. Разработаны на основе проведенных исследований методические рекомендации, направленные на совершенствование психологической помощи детям–сиротам и замещающим семьям разного типа.

По теме диссертации соискателем опубликовано 8 работ, общим объемом 3,1 п.л.

Публикации в научных рецензируемых изданиях

1. Рожкова, Н.Г. Особенности развития детей–сирот в разных условиях жизни [Текст] /Н.Г. Рожкова// «Вестник университета». Государственный университет управления. Теорет. и науч. – метод. журнал. – М.; 2011. – № 23. – С. 39–40. – 0,4 п.л.

2. Рожкова, Н.Г. Жизненные перспективы детей-сирот в разных типах замещающих семей [Текст] /Н.Г. Рожкова// Ярославский педагогический вестник. – 2012. – №1. – С.306-309 – 0,4 п.л.

Другие научные публикации.

3. Рожкова,  Н.Г. В ногу со временем – вместе с семьей [Текст] / Н.Г. Рожкова // Обнинск: 2005 – 2010 стратегия успешного развития: Сб. мат. – Обнинск, 2010. – С. 69–72. – 0,4 п.л.

4. Рожкова, Н.Г. Развитие детей-сирот в разных условиях жизни [Текст] / Н.Г. Рожкова // Социальное образование и экономический потенциал России: пути инновационного развития. Сб. науч. статей Всероссийской научно-практической конференции. – М.: Издательство РГСУ, 2011. – С. 77–80. – 0,4 п.л.

5 Рожкова,  Н.Г. Социальная работа с семьей. [Текст] / Н.Г. Рожкова // Семейная педагогика: традиции и инновации. Материалы 7 международной конференции «Российская семья». Часть 1. – Москва – Курск, 2010. – С. 239–243. – 0,4 п.л.

6. Рожкова, Н.Г. Основные проблемы и направления оптимизации взаимодействия детей и родителей в замещающих семьях [Текст] /Н.Г. Рожкова // Наполним добротой сердца: Сборник. – Обнинск, 2011. – С. 36–42. – 0,5 п.л.

7. Рожкова, Н.Г. Инновационные технологии  интеграции детей–сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в замещающую семейную систему [Текст] /Н.Г. Рожкова // Информационно–справочный альбом – Обнинск, 2011. – С. 15–21. – 0,5 п.л.

8. Рожкова, Н.Г. Высокое звание – мать. [Текст] /Н.Г. Рожкова// Права человека. Журнал Уполномоченного по правам человека в Калужской области. – Калуга, 2010. –  № 3. – С. 19. – 0,1 п.л.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.