WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

       

       

Колесникова Наталья Ивановна

РАЗВИТИЕ модели психического в период ЮНОСТИ И ЗРЕЛОСТИ

19.00.13 – «Психология развития, акмеология»

(психологические науки)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Москва – 2012

Работа выполнена на кафедре общей психологии Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Государственный академический университет гуманитарных наук» (ГАУГН)

Научный руководитель:

доктор психологических наук, профессор

Сергиенко Елена Алексеевна

Официальные оппоненты:

Марцинсковская Татьяна Давидовна

доктор психологических наук, профессор

Федеральное государственное научное учреждение «Психологический институт Российской академии образования»,

заведующая лабораторией

Люсин Дмитрий Владимирович

кандидат педагогических наук, доцент

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки «Институт психологии Российской академии наук»,

старший научный сотрудник

Ведущая организация:

Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова»

Защита состоится  «_5_» _апреля_ 2012_ года в _13.00__часов на заседании диссертационного совета Д 002.016.03 на базе Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института психологии Российской академии наук (ИП РАН) по адресу: 129366, Москва, ул. Ярославская, д.13, корп.1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института психологии Российской академии наук (ИП РАН).

Автореферат разослан «____» _______________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат психологических наук  Е. А. Никитина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования. Понимание различных феноменов модели психического относят к мало исследованным областям психологии взрослости. Между тем, понимание субъектом мира и себя в мире является наиболее общей проблемой человеческого бытия. Понимание ментальных феноменов позволяет адаптировать собственное поведение, прогнозировать поведение других людей, а также совершенствовать наши знания о социальном мире в целом. Наша работа посвящена изучению понимания различных составляющих модели психического («Theory of mind»). Под моделью психического понимается способность человека приписывать независимые психические состояния себе и другим (мнения, убеждения, знания, желания, намерения, эмоциональные переживания, состояния внимания, припоминания, размышления и т.п.) (Сергиенко, 2002; Сергиенко, Лебедева 2003). Эта способность позволяет нам понимать самих себя и других людей, прогнозировать поведение, то есть строить модель Другого и свою собственную. Данный подход предполагает изучение спонтанной житейской психологии обыденного сознания. В рамках модели психического анализируется, как человек понимает и интерпретирует поведение других людей. Понимание в нашей работе определяется как когнитивная функция субъекта, что обусловлено выбранным в качестве ведущей методологии системно-субъектным подходом, разрабатываемым Е.А. Сергиенко (2002, 2006, 2007, 2009, 2010, 2011). Системно-субъектный подход был создан на основе системного подхода Б.Ф. Ломова (Ломов, 1984) и субъектно-деятельностного подхода разрабатываемого С.Л. Рубинштейном, А.В. Брушлинским, К.А. Абульхановой (Рубинштейн, 1997; Брушлинский, 2003; Абульханова, 2005). В системно-субъектном подходе были специфицированы три основные функции психических процессов, выделенные Б.Ф. Ломовым (1984) в рамках системного подхода. В качестве когнитивной функции по отношению к субъекту выступило понимание, коммуникативной функции — континуум субъект-субъектных и субъект-объектных взаимодействий, а в качестве регулятивной функции — контроль поведения и самопроизвольность. Таким образом, именно анализ понимания субъектом различных феноменов позволяет целостно и системно изучить специфику психологии обыденного сознания.

Анализ понимания возможен через анализ событий и ситуаций взаимодействия человека с Другим, отражаемым в его внутреннем мире (Знаков, 2005; Сергиенко, 2007). Разработки в рамках подхода «Модель психического» являются одними из самых современных при изучении понимания психического Другого и своего собственного.

Развитие понимания ментального мира начинается с рождения ребенка. Период наиболее активного формирования приходится на дошкольный возраст. В дальнейшем понимание ментального мира продолжает усложняться в течение всей жизни.

Зарубежные исследователи смогли представить довольно точную картину развития theory of mind у детей в раннем возрасте. В отечественной психологии результаты исследования модели психического детей дошкольного и младшего школьного возраста позволили получить множество новых данных относительно когнитивных механизмов становления субъектности в онтогенезе человека (Сергиенко, 2002, 2006, 2007, 2009, 2010, 2011; Герасимова, 2004; Прусакова, 2005; Лебедева, 2006). Зрелый и пожилой возраст остаются пока малоизученными. Между тем, до сих пор не ясно, какими особенностями обладает модель психического взрослого человека, какова динамика ее развития, какие механизмы позволяют взрослым быть более адаптивными, чем детям, учитывать и предвидеть намерения Других, предсказывать последствия их поведения, взаимодействовать с другими людьми, учитывать их психические состояния, понимать мир значительно более детально, используя более гибкие и сложные внутренние модели. Кроме того, в направлении изучения понимания психического мира не ставилась задача показать взаимосвязь когнитивных компонентов этого взаимодействия друг с другом, с ценностным содержанием и направленностью личности, которая выступает в качестве более высокого уровня, регулирующего поведение. В нашей работе впервые в отечественной психологии проведено комплексное исследование понимания психического взрослыми и проанализирована его взаимосвязь с личностными характеристиками. Для более подробного изучения были выбраны понимание обмана, ментальных состояний и эмоций. Анализ данных феноменов важен для изучения модели психического в силу следующих причин.

Понимание обмана выступает ключевым маркером развития модели психического в детском возрасте, так как его использование предполагает сравнение собственной модели психического и модели психического Другого, и на основе этого сравнения прогнозирование последствий и возможность изменения представлений Другого, его поведения. Важно определить место данного феномена в модели психического взрослого, чего не было сделано до сих пор.

Способность к пониманию ментальных состояний («чтению психического») предполагает в нашем исследовании определение психического состояния Другого по выражению глаз, то есть по невербальному признаку. Способность к «чтению психического» можно отнести к базовой способности при понимании Другого. Тем более что верхняя часть лица (область глаз) является наиболее информативной для идентификации эмоций и психических состояний (Барабанщиков, Малкова, 1988). Между тем в отечественной психологии существует очень небольшое количество исследований, посвященных этому феномену, особенно у взрослых.

Понимание эмоций своих собственных и Другого – важная составляющая нашей адаптивности в мире и основа понимания Других и самого себя. Более глубокое понимание эмоций и чувств своих собственных и окружающих людей является одной из составляющих взросления. Эмоциональные переживания уникальны для каждого субъекта, и только через анализ их понимания можно получить реальное представление об их когнитивной составляющей.

Таким образом, изучение понимания обмана, ментальных состояний и эмоций позволит получить более полное и детальное представление об особенностях психики взрослого человека.

Теоретическая гипотеза – различные составляющие понимания психического, их соотношение и удельный вес изменяются в течение всей жизни, составляя ментальную основу понимания субъектом мира.

Цель работы: изучение специфики понимания психического во взрослом возрасте (по трем возрастным группам: 17-22 года, 25-30 лет, 35-45 лет).

Объект исследования - модель психического у взрослых.

Предмет исследования понимание обмана, ментальных состояний и эмоций и их связь с особенностями личности у взрослых.

Исследовательские гипотезы:

  1. Существуют возрастные и половые различия в понимании обмана, ментальных состояний и эмоций.
  2. Понимание обмана, ментальных состояний и эмоций взаимосвязано с личностными характеристиками человека (направленностью, ценностями, макиавеллизмом).

Задачи исследования:

  1. Оценить уровень интеллектуального развития участников исследования и отобрать в выборку тех, чей интеллект находится на уровне не ниже среднего.
  2. Выявить закономерности, возрастные и половые различия в связях компонентов модели психического друг с другом и сопоставить с уровнем развития макиавеллизма у взрослых.
  3. Описать возрастно-половые особенности понимания обмана, ментальных состояний и эмоций во взрослом возрасте.
  4. Проанализировать взаимосвязь различных компонентов модели психического с личностными характеристиками человека (направленностью, ценностями, макиавеллизмом).

Методологическую основу исследования составили положения системно-субъектного подхода (Е.А. Сергиенко, 2002, 2006, 2007, 2009, 2010, 2011), системного подхода (Б.Ф. Ломов, 1984), субъектно-деятельностного подхода (С.Л. Рубинштейн,1997; А.В. Брушлинский, 2003; К.А. Абульханова, 2005). Данная работа выполнена в рамках подхода «Модель психического», изучающего спонтанную житейскую психологию обыденного сознания.

Научная новизна работы. Впервые проведено комплексное исследование модели психического у взрослых. Показано, что качественные и количественные изменения в понимании психики Другого не заканчиваются в детстве, а продолжаются во взрослом возрасте. Выявленные возрастные и половые различия в понимании обмана, ментальных состояний, эмоций в юношеском и зрелом возрасте позволили описать особенности модели психического взрослого человека. Получены веские аргументы, свидетельствующие о связи уровня понимания с возрастом и полом субъекта. Поставлен вопрос об относительности применения для взрослых критериев развития модели психического, принятых при изучении детей. Выделены личностные характеристики людей с разными уровнями понимания обмана. При высоком уровне понимания обмана на уровне нормативных идеалов ведущей ценностью является стимуляция, а на уровне поведения – достижения. При низком уровне понимания обмана ведущую позицию занимают традиции, отражающиеся и на уровне нормативных идеалов и на уровне поведения. Данные различия в ведущих ценностях демонстрируют открытость изменениям в группе с высоким уровнем понимания обмана и консерватизм в группе с низким уровнем понимания обмана. Выявленные закономерности позволяют определить роль и значение индивидуальных качеств в развитии понимания ментальных феноменов.

Теоретическое значение. В работе были реализованы принципы системно-субъектного подхода к проблеме понимания с точки зрения модели психического у взрослых. Проведенный анализ вносит вклад в психологию субъекта, расширяя представление о понимании ментальных феноменов как когнитивной функции субъекта. Анализ компонентов модели психического (понимание обмана, ментальных состояний, эмоций) у взрослых позволяет получить более глубокое и детальное представление о специфике психики взрослого человека, что расширяет теоретические представления психологии развития. Также данные, полученные в исследовании, углубляют теоретические основы акмеологии через анализ взаимосвязи когнитивной функции субъекта (понимание) и личностных характеристик человека. Результаты исследования открывают новые направления в поиске путей гармоничного и целостного развития личности, ее самоактуализации.

Практическое значение. Знания об особенностях функционирования модели психического у взрослых, понимание ее механизмов может быть использовано в практике психологической помощи и коррекционной работы со взрослыми, в тренинговой работе, направленной на построение более адекватной и гармоничной коммуникации между людьми, что позволит качественно изменить процесс взаимопонимания в ситуации общения, скорректировать собственное поведение субъекта и поведение окружающих в лучшую сторону. Знания о закономерностях приписывания психических состояний Другим может увеличить конкурентоспособные навыки субъектов, через более точное прогнозирование развития ситуации в процессе коммуникации.

В процессе исследования был разработан новый методический инструмент на основе нарративного подхода, направленный на изучение понимания обмана.

Результаты исследования понимания с точки зрения модели психического в разные периоды взрослости могут быть использованы в курсах лекций и практикумах по возрастной психологии и психологии развития в ВУЗах.

Достоверность результатов исследования. Достоверность полученных результатов обеспечивалась методологическим подходом, соответствующим предмету и задачам исследования, хорошо сбалансированной выборкой, использованием современных и адекватных поставленным задачам статистических методов, а также согласованностью полученных результатов с данными других исследователей.

Апробация результатов исследования. Материалы исследования докладывались на научно-практических конференциях «Психология XXI века» (Санкт-Петербург, 2007) и «Актуальные проблемы современного человека: психолого-педагогический аспект» (Казань, 2010); на областных научных семинарах «Школа молодых ученых по гуманитарным наукам» (Елец, Задонск, 2007, 2010); отражены в 6 публикациях. Результаты исследования обсуждались на научных заседаниях лаборатории психологии развития Института психологии РАН.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Развитие модели психического не заканчивается в детстве, а продолжается во взрослом возрасте. В разные возрастные периоды (17-22 года, 25-30 лет, 35-45 лет) изменяется соотношение различных компонентов модели психического у взрослых (понимание обмана, ментальных состояний, эмоций).
  2. Показатели по различным компонентам модели психического имеют возрастно-половые особенности.
  3. Существует неравномерность в развитии различных компонентов модели психического в течение жизни человека.
  4. Когнитивная функция субъекта (понимание) взаимосвязана с особенностями личностной организации человека. Их закономерная согласованность и соответствие составляют единый паттерн психической организации человека, позволяющий соединить его разные составляющие (субъектные и личностные), что соответствует положениям системно-субъектного подхода.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 6 работ общим объемом 2,55 п.л., в том числе 2 статьи общим объемом 1,31 п.л. в рецензируемых научных журналах, указанных в списке ВАК.

Структура и объем диссертации. Работа состоит из введения, 4-х глав, заключения, библиографии (всего 125 наименования, из них 50 – на иностранных языках) и 4-х приложений. Основное содержание работы изложено на 125 страницах. Текст диссертации включает в себя 3 таблицы и 27 рисунков. Приложения содержат текст авторской методики, таблицы описательной статистики, корреляционные матрицы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении обосновывается актуальность темы диссертационной работы, определяются цель, гипотезы, задачи, объект и предмет исследования, раскрывается теоретическая и практическая значимость, научная новизна, формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Изучение понимания в рамках подхода «модель психического» обосновывается преимущество изучения понимания с точки зрения подхода «Модель психического», рассматривается развитие и актуальное состояние направления, в рамках которого проведено диссертационное исследование, последовательно описывается ряд вопросов, связанных с пониманием взрослыми ментальных феноменов с точки зрения модели психического.

В первом параграфе «Проблема понимания с точки зрения психологии субъекта» анализируется развитие и актуальное состояние психологии субъекта, обосновывается перспективность изучения психологии субъекта в рамках объединения системного и субъектно-деятельностного подходов, подчеркивается роль и значение отношения в изменении понимания. Дается определение субъекта как качественно определенного способа самоорганизации, саморегуляции личности, способа согласования внешних и внутренних условий осуществления деятельности во времени, центра координации всех психических процессов, состояний, свойств, а также способностей, возможностей и ограничений личности по отношению к объективным и субъективным целям, притязаниям и задачам деятельности (Брушлинский, 2003). Понимание определяется как один из видов сложной мыслительной деятельности, которая состоит в раскрытии подлинных связей и отношений, существующих между явлениями объективного мира, в появлении к ним того или иного отношения (Смирнов, 1962; Рубинштейн, 1976; Корнилов, 1979).

В заключение первого параграфа обосновывается перспективность когнитивного подхода при исследовании проблемы понимания и его преимущества перед социально-психологическим подходом.

Во втором параграфе «Модель психического» - актуальный подход к изучению понимания как когнитивной функции субъекта» доказывается актуальность применения подхода «Модель психического» для изучения понимания, описывается история развития и современное состояние данного подхода, рассматриваются теоретические основания и результаты основных отечественных и зарубежных исследований в этой области. Дается определение модели психического, как способности приписывать независимые ментальные состояния, такие как желания, представления, намерения, эмоции себе и Другим.

В данном параграфе обозначаются три области в исследовании развития знаний о психическом: исследования Ж. Пиаже; исследования, проводимые в рамках детского метакогнитивного развития; исследования, реализуемые в рамках подхода «Модель психического».

Подробно рассматривается подход к проблеме изучения модели психического, разрабатываемый Е.А. Сергиенко и ее коллегами (Сергиенко, 2002, 2006, 2007, 2010, 2011). Е.А. Сергиенко полагает, что развитие всех составляющих понимания психического Другого и своего собственного (знаний, убеждений, намерений, эмоций, обмана и т.п.) происходит не последовательно, как утверждал П. Гарденфорс (Gardenfors, 2003) и другие, а одновременно (Сергиенко и др., 2009). Данная гипотеза, по мнению авторов, позволяет объяснить все принципиальные изменения в феноменах понимания психического своего и Другого, а следовательно, и организации собственного поведения. Указываются исследования, в рамках которых проверялась обозначенная гипотеза.

В третьем параграфе «Исследование модели психического у взрослых» обоснована целесообразность более тщательного и всестороннего изучения модели психического взрослых, проанализирована актуальность и современное состояние изучения компонентов модели психического, выбранных для исследования в рамках данной работы (понимание обмана, ментальных состояний, эмоций) и их взаимосвязь с личностными характеристиками человека.





В первом разделе рассматривается актуальное состояние изучения понимания обмана у взрослых в направлении «Модель психического». Приводится определение обмана, как действия, которым один человек вводит в заблуждение другого, делая это умышленно, без предварительного уведомления о своих целях и без отчетливо выраженной со стороны жертвы просьбы не раскрывать правды. (Экман, 2000, с. 22-23). Указывается, что в работе понимание обмана рассматривается только на основе парадигмы «Модель психического». В этом подходе когнитивная сторона понимания обмана определяется как способность субъекта понимать, что его собственные представления о событии или ситуации могут не совпадать с представлениями Другого, и умение на этой основе изменить представления Другого в выгодную для себя сторону (Сергиенко и др., 2009). Обозначаются основные методологические трудности, связанные с изучением понимания обмана. Предлагается в качестве метода для изучения данного феномена использовать нарративы, позволяющие повысить экологическую валидность исследования.

Во втором разделе описывается актуальное состояние изучения понимания эмоций и ментальных состояний взрослыми. Понимание ментальных состояний определяется как умение интерпретировать поведение людей в терминах ментальных состояний, использовать психологически грамотные понятия для объяснения причин ситуации. Понимание (осмысление) эмоций в работе определяется как отчётливая фиксация своего эмоционального состояния, возможность выразить его в знаковой форме (Куницына, 2001). В работе приводятся разные взгляды на вопросы, связанные с генезисом способности (или целого ряда способностей) понимания эмоций. Анализируется связь понимания эмоций с категорией «эмоциональный интеллект». Обозначаются основные исследования, касающиеся понимания эмоций и ментальных состояний и указывается на небольшое количество работ, направленных на изучение этой проблематики у взрослых. Резюмируется, что понимание эмоций и ментальных состояний является сложным когнитивно-аффективным процессом, включающим в себя множество составляющих, и нуждающимся в дальнейшем его изучении.

В третьем разделе приводятся основные закономерности, выявленные в отечественных и зарубежных исследованиях, связанных с изучением взаимосвязи макиавеллизма с моделью психического, обосновывается необходимость более тщательного изучения данной проблематики. Дается определение макиавеллизма как склонности манипулировать другими людьми в межличностных отношениях (Знаков, 2005, с. 254).

В четвертом разделе анализируется взаимосвязь модели психического с личностными характеристиками человека и психическими процессами. Указывается, что осуществление человеком зрелых форм поведения зависит от степени согласованности в развитии континуума субъект-личность (Сергиенко, 2007). Приводится актуальное состояние исследований, и анализируются перспективы дальнейшего изучения данного вопроса.

В заключение главы приводятся основные выводы, сделанные на основе проведенного анализа отечественной и зарубежной литературы.

Во второй главе «Методы исследования понимания ментальных феноменов в разные периоды взрослости» представлено теоретическое обоснование и описание методов исследования, а также характеристика выборки, обоснование выбора возрастных групп, методы статистической обработки данных.

Всего в исследовании применялось 8 методик, 1 из которых была разработана самостоятельно.

Эмпирическая база исследования.

В исследовании приняли участие 150 человек (75 мужчин и 75 женщин). Исследовательская выборка была уравнена по половому и возрастному признаку.

Для оценки различий в понимании компонентов модели психического были сформированы шесть возрастно-половых групп: 17-22 года (25 юношей, средний возраст 18,28 лет и 25 девушек, средний возраст 19,28 лет), 25-30 лет (25 мужчин, средний возраст 27,40 лет и 25 женщин, средний возраст 27,88 лет), 35-45 лет (25 мужчин, средний возраст 40,84 лет и 25 женщин, средний возраст 40,04 лет).

Для анализа возрастных различий было сформировано три группы участников исследования: 17-22 года (n=50, средний возраст 18,78 лет), 25-30 лет (n=50, средний возраст 27,64 лет) и 35-45 лет (n=50, средний возраст 40,44 лет).

Для анализа половых различий без учета возраста было сформировано две группы участников исследования: мужчины (n=75, средний возраст 29,24 лет) и женщины (n=75, средний возраст 29,32 лет).

Методы исследования.

  1. Для контроля уровня интеллектуального развития были использованы «Стандартные прогрессивные матрицы Дж.К. Равена»
  2. Для анализа понимания обмана использовались нарративы. Они были разработаны специально для каждой из возрастных групп и отражали ведущие жизненные задачи, предполагающие проекцию субъекта. Все ситуации, описанные в нарративах, были представлены в двух вариантах: для женщин и для мужчин. Сюжет в каждой из них был идентичен, но пол главного действующего лица, от имени которого участники исследования принимали решение, менялся. Это было необходимо для того, чтобы решение принималось за героя идентичного с участником исследования пола и таким образом он более полно идентифицировал бы себя с ним. Всего каждая группа анализировала по 10 нарративов. Для каждой ситуации было разработано по два нарратива, отражающих два вида обмана, выделенных А.С. Герасимовой (2004): высказанный (5 нарративов) и по умолчанию (5 нарративов). Целью участника исследования было определить, присутствует ли в описанных неоднозначных ситуациях обман. Для этого необходимо было ответить на вопрос, предложенный после текста, например: «Как вы считаете можно ли назвать Руслана обманщиком, если он решит скрыть все от родителей?». (Пример вопроса для юношей в 17-22 года в ситуации «общение с родителями»). Объективно обман имел место во всех описанных ситуациях. Степень понимания обмана определялась по тому, в скольких из предложенных ситуаций испытуемый признавал наличие обмана (от 0 до 10).
  3. Для изучения понимания эмоций была использована русскоязычная версия Теста на эмоциональный интеллект (MSCEIT V2.0 the Mayer-Salovey-Caruso Emotional Intelligence Test), разработанная Е.А. Сергиенко, И.И. Ветровой в 2010 г. В тесте предусмотрено пять шкал: а) способность к восприятию, оценке и выражению эмоций или же идентификация эмоций; б) способность использовать эмоции для повышения эффективности мышления и деятельности (или же эмоциональная фасилитация мышления); в) способность к пониманию и анализу эмоциональной информации (понимание и анализ эмоций); г) способность к сознательной регуляции эмоций для личностного роста и улучшения межличностных отношений; д) общий балл - общий уровень развития эмоционального интеллекта (Сергиенко, Ветрова, 2010).

Тест предназначен для оценки способности человека понимать эмоции других и свои собственные, регулировать их и принимать решения в ситуациях для регуляции психических состояний. Поэтому он может рассматриваться как серия вопросов, направленных на изучение модели психического, что позволило использовать его для решения поставленных задач.

  1. Для изучения понимания ментальных состояний («чтения психического» по глазам) был использован «Тест чтения психического других людей по глазам» (русскоязычная версия «Reading the Mind in the Eyes» - версия для взрослых), адаптированный Е.И. Лебедевой и И.А. Лялиной в 2007-2009 годах.
  2. Для оценки уровня развития способности к манипулятивным действиям была использована русскоязычная версия шкалы Mach-IV, адаптированная В.В. Знаковым в 1997-1999 гг.
  3. Для изучения вклада в понимание смыслообразования личности была использована «Методика Шварца для изучения ценностей личности» (русскоязычная версия теста адаптирована В.Н. Карандашевым при участии С.В. Реттгес в 2000-2002 гг.).
  4. Для того чтобы оценить, насколько субъект, с тем или иным уровнем развития модели психического считает свою жизнь осмысленной и подконтрольной мы использовали «Тест жизнестойкости» (русскоязычная версия опросника «Hardiness Survey» адаптирована Д.А. Леонтьевым, Е.И. Рассказовой в 2002-2006 гг.)
  5. Для того чтобы оценить особенности самоутверждения личности у субъектов с разным уровнем развития модели психического, мы использовали тест «Стратегии самоутверждения личности», разработанный Н.Е. Харламенковой в 1996 году.

Математический анализ был проведен с использованием статистического пакета SPSS 10.05. Для выявления связи понимания разных компонентов модели психического с возрастом и полом участников исследования применялся дисперсионный многофакторный анализ (ANOVA). Для проверки гипотез о связях между переменными применялся корреляционный анализ Спирмена. Статистическая достоверность различий, существующих между группами, проверялась с помощью U критерия Манна–Уитни. Различия считались значимыми при р 0,05.

В третьей главе «Результаты исследования возрастно-половых различий в понимании ментальных феноменов в разные периоды взрослости» представлены полученные результаты, в соответствии с поставленными задачами.

В первом параграфе «Интеллектуальное развитие участников исследования как условие изучения модели психического» приводятся данные об уровне интеллектуального развития участников исследования. Оценка уровня интеллекта является необходимой процедурой, так как исследования, проведенные в рамках подхода «Модель психического» показали существование зависимости развития модели психического от уровня интеллекта: он должен быть не ниже среднего (Сергиенко и др., 2009). Более высокий уровень развития интеллекта не связан с успешностью понимания психического, поэтому в процессе исследования были отсеяны только те участники исследования, чей интеллект был ниже среднего.

Все участники исследования, чьи результаты были использованы в работе, продемонстрировали интеллектуальное развитие, на уровне не ниже среднего, что отвечало условиям исследования. У большинства участников исследования, оценки по тесту «Стандартные прогрессивные матрицы Дж.К. Равена» соответствовали уровню развития интеллекта, характеризуемому как «Суперинтеллектуал».

Во втором параграфе «Взаимосвязь различных компонентов модели психического друг с другом и с уровнем макиавеллизма у взрослых» приводится анализ результатов исследования взаимосвязи компонентов модели психического друг с другом и с уровнем макиавеллизма у взрослых.

Составляющие модели психического (понимание обмана, «чтение» психических состояний по глазам, понимание эмоций) относятся к одной структуре, но являются самостоятельными, не подменяющими друг друга конструктами.

Модель психического характеризуется возрастной и половой спецификой. У мужчин и женщин наблюдается различный характер взаимосвязей компонентов модели психического друг с другом в разных возрастах.

В отличие от детского возраста, где макиавеллизм в большей степени является когнитивным маркером понимания модели психического Другого и возможностей манипуляции с ним, макиавеллизм взрослых становится не столько когнитивным показателем, сколько личностной характеристикой. В возрасте 17-22 года и 25-30 лет макиавеллизм обнаруживает обратную связь с показателями, относящими к пониманию эмоций, что согласуется с литературными данными (Studies in Machiavellianism, 1970; Знаков, 2005; Barlow, Qualter, Stylianou, 2010), а в старшей возрастной группе (35-45 лет), он выступает как независимый от компонентов модели психического конструкт, именно в силу иной организации, подчиненной личностным установкам.

Для выявления взаимосвязей между пониманием обмана, ментальных состояний, эмоций и макиавеллизмом были последовательно проанализированы несколько корреляционных матриц: общая (150 человек), три возрастных и шесть возрастно-половых.

Сравнительный анализ возрастных матриц продемонстрировал, что связи, выявленные в общей матрице, сохраняются и в трех дифференцированных по возрасту. При разделении на возрастные группы коэффициент корреляции повышается, то есть возрастает сила обнаруженных связей. При этом отмечено, что она все равно остается не слишком сильной (r-Спирмена примерно на уровне 0,3-0,4), что свидетельствует, по нашему мнению, об относительной независимости изучаемых конструктов друг от друга. Отмечено, что связи шкал MSCEIT с пониманием обмана и с «чтением психического» сохраняются только в первых двух возрастных группах (17-22 года и 25-30 лет). В третьем возрастном периоде (35-45 лет) связь шкал MSCEIT остается только с «чтением психического». Возможно, это связано с тем, что с возрастом понимание обмана дифференцируется от непосредственного понимания эмоций, то есть появляются более сложные и разнообразные механизмы его распознавания, анализа и оценки. Также это может быть связано со снижением уровня выраженности показателей по пониманию обмана с возрастом.

Макиавеллизм продемонстрировал отрицательные связи с показателями, относящимися к пониманию эмоций в двух первых возрастных группах. Полученные данные об обратной взаимосвязи макиавеллизма и показателей, связанных с эмоциями соотносятся с результатами других исследователей (Studies in Machiavellianism, 1970; Знаков, 2005; Barlow, Qualter, Stylianou, 2010). В третьей возрастной группе связей между макиавеллизмом и компонентами модели психического выявлено не было. Скорее всего, это означает, что из когнитивного маркера, которым макиавеллизм является в детском возрасте, он становится личностной характеристикой, функционирующей независимо от развития модели психического.

Взаимосвязей между пониманием обмана и макиавеллизмом выявлено не было, но данные, полученные в нашем исследовании, свидетельствуют о том, что самые низкие показатели по пониманию обмана приходятся на 25-30-летний возраст у мужчин и совпадают с самыми высокими за весь изучаемый период показателями по уровню макиавеллизма. Вероятно, такая обратная зависимость этих двух факторов связана с тем, что в этот возрастной период у мужчин возникает необходимость решения вопросов, связанных с карьерой, и это повышает уровень манипулятивного взаимодействия с Другими.

Как показывают приведенные данные различные компоненты модели психического по разному взаимосвязаны друг с другом и с макиавеллизмом. Феномен понимания эмоций был выделен как наиболее универсальный, так как шкалы, относящиеся к нему взаимосвязаны и с пониманием обмана и с «чтением психического», тогда как понимание обмана и «чтение психического» не продемонстрировали непосредственных связей друг с другом. Тот факт, что обнаруженные связи имеют низкий коэффициент корреляции (примерно на уровне 0,2), скорее всего, свидетельствует о том, что исследуемые конструкты являются более и менее независимыми друг от друга, хотя, в общем, все они относятся к компонентам модели психического.

Также было показано, что уровень макиавеллизма снижается с возрастом. В 17-22 года по сравнению с возрастом 35-45 лет показатели по Мак-шкале статистически значимо выше (U=803,5; p=0,002). Различия между 25-30 и 35-45 годами на уровне тенденции (U=994,5; p=0,078). Полученные данные соотносятся с результатами других исследователей (Domelsmish, Dietch, 1978; Ames, Kidd, 1979; Wilson at al., 1996; Знаков, 2005).

У женщин динамика соответствует общевозрастной. В 35-45 лет показатели по мак-шкале ниже, чем в 17-22 года (U=204,5; p=0,036). У мужчин к 35-45 годам наблюдается статистически значимое снижение показателей по мак-шкале по сравнению с 25-30 годами (U=210,5; p=0,048) Полученные данные о динамике макиавеллизма у мужчин и женщин согласуются с исследованиями В.В. Знакова (2005).

Наибольшая связность компонентов модели психического друг с другом наблюдается в 25-30 лет, что может свидетельствовать о ее более согласованном функционировании именно в этом возрасте. В общем, прослеживается тенденция к снижению количества связей к 35-45 годам между компонентами модели психического друг с другом и с макиавеллизмом. Это может означать, что с возрастом изучаемые конструкты (понимание обмана, ментальных состояний, эмоций и макиавеллизм) дифференцируются и начинают реализовываться более независимо друг от друга.

При анализе возрастно-половых матриц было выявлено, что тенденция к снижению связности показателей компонентов модели психического друг с другом проявляется за счет возрастных изменений у мужчин. У женщин все обозначенные связи между компонентами модели психического сохраняются во всех возрастных группах. При этом у женщин сила связей в 17-22 года и 35-45 лет приблизительно одинаковая, а в 25-30 лет наблюдается повышение силы связности компонентов друг с другом. У мужчин напротив наименьшая связность изучаемых компонентов друг с другом наблюдается именно в возрасте 25-30 лет. Данные показатели в сочетании с описанными ранее результатами (об уровне макиавеллизма и уровне понимания обмана в этом возрасте) могут свидетельствовать о снижении уровня понимающего поведения у мужчин именно в этом возрасте. Также у мужчин не выявлено достоверных связей между компонентами модели психического ни в одной возрастной группе, что может свидетельствовать о том, что у них данные конструкты реализуются и функционируют более автономно, чем у женщин. При этом анализ корреляционных связей между отдельными шкалами MSCEIT у мужчин и женщин разного возраста показал рост связей с возрастом у мужчин (от 4 к 7) и снижение их количества у женщин (от 6 к 3). Таким образом, вполне возможно, что у мужчин в старшей возрастной группе компетентность в понимании достигается за счет большего вклада в понимание эмоционального компонента.

У женщин во всех возрастных группах и у мужчин в старшей возрастной группе (35-45 лет) связей между макиавеллизмом и компонентами модели психического выявлено не было.

В третьем параграфе «Особенности понимания обмана как феномена модели психического у субъектов разного возраста и пола» были проанализированы возрастно-половые особенности понимания обмана.

Уровень понимания обмана сопряжен с возрастно-половыми характеристиками субъекта. С возрастом наблюдаются качественные изменения в отношении к обману: от абсолютного и однозначного к более тонкому, сложному и дифференцированному. Признание наличия/отсутствия обмана в молодом возрасте связано с его видом (высказанный или по умолчанию) и степенью близости с обманываемым человеком. В зрелом возрасте обман по умолчанию перестает восприниматься субъектом как обман независимо от степени близости с обманываемым. Понимание высказанного обмана становится более неоднозначным по сравнению с молодым возрастом.

У мужчин и женщин обнаружена различная динамика понимания обмана в разных возрастах.

Для выявления связей понимания обмана с возрастом и полом участников исследования был использован многофакторный дисперсионный анализ (ANOVA). Обнаружено статистически достоверное влияние возраста на уровень развития способности к пониманию обмана (F=3,833; p=0,024). Также выявлено статистически достоверное совокупное взаимодействие факторов возраста и пола (F=6,027; p=0,003). Для уточнения полученных данных был использован U-критерий Манна-Уитни, с помощью которого осуществлялась проверка на достоверность различий, существующих внутри возрастных и половых групп.

Возрастные различия. Анализ возрастных групп выявил снижение показателей по пониманию обмана с возрастом. В возрасте 25-30 лет статистически значимо ниже показатели по пониманию обмана по сравнению с возрастом 17-22 года (U=947,5; p=0,036). Статистически достоверных различий между возрастными группами 25-30 лет и 35-45 лет не обнаружено.

По нашему мнению факт снижения показателей по пониманию обмана с возрастом не означает, что у участников исследования снижается уровень понимания как таковой (когнитивный компонент), скорее с количественной точки зрения - это уменьшение ситуаций, где распознается обман, а качественно - это изменение отношения к феномену обмана с возрастом. Изменение отношения проявляется в допущении, что в жизни невозможно обойтись без обмана, как средства достижения цели, пощады близких людей, продвижения по карьерной лестнице и т.д. Предположение о неразрывности понимания и отношения соответствует теоретическим воззрениям С.Л. Рубинштейна, Д.А. Леонтьева, В.В. Знакова (Рубинштейн, 1946; Леонтьев, 1975; Знаков, 1994).

Сравнительный анализ ситуаций с высказанным обманом и обманом по умолчанию показал следующие результаты:

В 17-22 года наиболее однозначно наличие обмана и высказанного и по умолчанию было воспринято в ситуациях «общение с родителями» и «общение с друзьями». Хотя число субъектов, признававших наличие высказанного обмана, в обеих ситуациях было выше, чем признававших наличие обмана по умолчанию.

В ситуации «общение с близким Другим» большая часть субъектов (72%) признала наличие высказанного обмана, а мнения по поводу обмана по умолчанию разделились ровно пополам.

В ситуации «общение с одногруппниками» мнения и по поводу высказанного обмана и по поводу обмана по умолчанию разделились примерно поровну.

В ситуации «общение с преподавателем» при высказанном обмане мнения разделились примерно поровну (52% - обман присутствует; 48% - обман отсутствует), при обмане по умолчанию большая часть субъектов (66%) не признала наличие обмана.

Таким образом, в возрасте 17-22 года признание наличия/отсутствия обмана в ситуации в наибольшей степени зависит от того, кого приходится обманывать, чем менее близкие отношения с человеком, тем больше вероятность, что обман не будет признан таковым, особенно если это обман по умолчанию. Данная закономерность не проявляется при обмане по умолчанию в ситуации «общения с близким Другим». Скорее всего, это связано с неоднозначностью восприятия измены и распространенным мнением о том, что незнание не причинит боли партнеру. Подобная закономерность также была отмечена нами в предыдущем исследовании. Обман, как способ сохранить значимые отношения с близким человеком, является распространенным мотивом неискренности для всех возрастных периодов. Наиболее четко эта закономерность прослеживается у мужчин (Колесникова, 2008).

В 25-30 лет наиболее однозначно с точки зрения признания наличия обмана и высказанного и по умолчанию воспринимается ситуация «общение с друзьями».

В ситуации «общение с родителями» и «общение с близким Другим» отмечается схожая закономерность: высказанный обман воспринимается как таковой большинством участников исследования, а обман по умолчанию большинство участников исследования обманом не считают. Максимальный показатель наблюдается в ситуации обмана по умолчанию в общении с родителями (90%). Подобная закономерность сохраняется и в следующей возрастной группе. Вероятно, умолчание воспринимается, как возможность защитить себя от контроля родителей, который с возрастом становится все более тягостным.

В ситуации «общение с коллегами по работе» и «общение с начальником» большинство участников исследования не признают наличие обмана, не высказанного не по умолчанию. Своего максимума эти показатели достигают в ситуации обмана по умолчанию при общении с начальником (68%).

Таким образом, в возрасте 25-30 лет наблюдается закономерность, отмеченная в предыдущем возрастном периоде: чем менее близкие отношения связывают с человеком, тем более высока вероятность того, что и высказанный обман и обман по умолчанию не будет признан таковым. Принципиальным отличием от предыдущей возрастной группы является не признание наличия обмана по умолчанию в ситуации общения с родителями и увеличение количества участников исследования, не считающих за обман умолчание в ситуации «общения с близким Другим». Это свидетельствует о более неоднозначном отношении к обману, формирующемуся с возрастом.

В 35-45 лет большинство участников исследования признают наличие обмана в ситуации высказанного обмана при «общении с близким Другим» (56%), но по сравнению с 17-22 годами процент таких людей сильно уменьшается. Также большинство признают наличие обмана в ситуации высказанного обмана при общении с друзьями (54%), но по сравнению с двумя предыдущими возрастными периодами процент людей, признающих обман в данной ситуации, также сильно уменьшается.

Обман по умолчанию во всех ситуациях не признается как таковой. Максимальные показатели прослеживаются в ситуациях «общение с начальником» (70%) и «общение с родителями» (82%).

Таким образом, в возрасте 35-45 лет обман по умолчанию во всех ситуациях перестает восприниматься как обман. Признание высказанного обмана за обман остается, но в меньшем количестве ситуаций и процент субъектов, признающих наличие такого обмана, значительно снижается по сравнению с предыдущими возрастными периодами.

Полученные данные еще раз подтверждают изменения в понимании обмана с возрастом, которые в данной части исследования отражаются в уменьшении количества ситуаций, где признается сам факт наличия обмана и их качественному перераспределению.

Возрастные различия с учетом пола. У женщин в 35-45 лет по сравнению с 25-30 годами статистически значимо ниже показатели по пониманию обмана (U=175; p=0,007). Это согласуется с общевозрастной динамикой, свидетельствующей о снижении показателей по пониманию обмана с возрастом.

У мужчин, напротив, к 35-45 годам по сравнению с 25-30 годами показатели по пониманию обмана повышаются (U=213,5; p =0,053).

Возрастно-половые различия. В возрасте 17-22 года статистически достоверных различий в понимании обмана между мужчинами и женщинами не выявлено. В возрасте 25-30 лет показатели женщин статистически значимо выше показателей мужчин (U= 212; p=0,05). В возрасте 35-45 лет, напротив, у мужчин понимание обмана статистически значимо выше, чем у женщин (U= 172,5; p= 0,006).

Таким образом, проведенный анализ показал, что различия в понимании обмана мужчинами и женщинами характерны для периода зрелости, тогда как в юношеском возрасте (17-22 года) показатели по пониманию обмана возрастно-половых различий не обнаруживают.

Половые различия без учета возраста. Не выявлены.

В четвертом параграфе «Особенности понимания ментальных состояний («чтения психического») у субъектов разного возраста и пола» описываются особенности «чтения психического» по глазам в разных возрастно-половых группах.

Выявлены возрастные различия в понимании ментальных состояний. С возрастом наблюдается развитие способности к пониманию ментальных состояний по выражению глаз.

Возрастные различия. Способность к «чтению психического» с возрастом повышается. В 25–30 лет показатели статистически значимо выше, чем в 17–22 года (U = 911; p=0,019). В 35–45 лет показатели остаются приблизительно на уровне 25–30 лет.

Возрастные различия с учетом пола. У мужчин в 25-30 лет по сравнению с 17-22 годами статистически значимо выше показатели по «чтению психического» (U=195,5; p=0,022). Данные соответствуют возрастным различиям без учета пола. У женщин четкой динамики не выявлено.

Возрастно-половые различия. Не выявлены.

Половые различия без учета возраста. Не выявлены.

В пятом параграфе «Особенности понимания эмоций как составляющих понимание психического Другого у субъектов разного возраста и пола» анализируются особенности понимания эмоций в разных возрастно-половых группах.

Показаны возрастные и половые различия в понимании эмоций. С возрастом наблюдается снижение способности к пониманию и анализу эмоций и эмоционального интеллекта (общий балл). Показатели, связанные с пониманием эмоций у женщин выше в течение изучаемого периода, но к 35-45 годам снижаются и становятся равными показателям мужчин.

Для выявления связи понимания эмоций с возрастом и полом был использован многофакторный дисперсионный анализ (ANOVA). Обнаружена статистически достоверная связь возраста и показателей по пониманию и анализу эмоций (F=4,64; p=0,011) и эмоциональному интеллекту (общий балл) (F=3,691; p=0,027). Также выявлено статистически достоверное влияние пола на идентификацию эмоций (F=4,884; p=0,029), использование эмоций в решении проблем (F=6,909; p=0,01), сознательное управление эмоциями (F=9,112; p=0,003), эмоциональный интеллект (общий балл) (F=10,395; p=0,002).

Возрастные различия. Статистически значимых различий в понимании эмоций в возрасте от 17-22 до 25-30 лет не наблюдается. Изменения в развитии данной способности приходятся на 25-30-летний возраст. В возрасте 25-30 лет по сравнению с возрастом 35-45 лет статистически значимо выше показатель по пониманию и анализу эмоций (U=852; p=0,006) и эмоциональному интеллекту (общий балл) (U=889,5; p=0,013). Следовательно, пик развития способности к пониманию и анализу эмоций Других и эмоциональному интеллекту (общий балл) приходится на 25-30-летний возраст, в дальнейшем наблюдается статистически значимое снижение данных показателей.

Возрастные различия с учетом пола. Возрастных различий у женщин в 17-22 года и 25-30 лет не выявлено. В возрасте 25-30 лет по сравнению с 35-45 годами у женщин статистически значимо выше показатели по пониманию и анализу эмоций (U=205; p=0,037) и эмоциональному интеллекту (общий балл) (U=186; p=0,014). Данные соответствуют описанным выше возрастным различиям без учета пола по этим шкалам.

Возрастные различия у мужчин не выявлены.

Возрастно-половые различия. При сравнении мужчин и женщин по возрастам были получены следующие результаты:

В возрасте 17-22 года у девушек статистически значимые более высокие показатели, чем у юношей по уровню развития эмоционального интеллекта (общий балл) (U=202,5; p=0,033).

В возрасте 25-30 лет женщины демонстрируют статистически значимые более высокие показатели по уровню развития эмоционального интеллекта (общий балл) (U=185; p=0,013) и сознательному управлению эмоциями (U= 193,5; p=0,021).

В возрасте 34-45 лет статистически достоверных различий по шкалам MSCEIT между мужчинами и женщинами не обнаружено.

Половые различия без учета возраста. Анализ статистической достоверности различий между половыми группами показал, что женщины имеют статистически значимые более высокие показатели по идентификации эмоций (U=2110,0; p=0,008), использованию эмоций в решении проблем (U=2062,5; p=0,005), сознательному управлению эмоциями (U=2043,5; p=0,004), эмоциональному интеллекту (общий балл) (U=1966; p=0,001).

Результаты, описанные в третьей главе, продемонстрировали характер взаимосвязей компонентов модели психического друг с другом и с макиавеллизмом, а также позволили нам подтвердить гипотезу о существовании возрастных и половых различий в понимании обмана, ментальных состояний («чтения психического») и эмоций.

В четвертой главе «Результаты исследования личностных аспектов понимания психического у взрослых» приводится анализ взаимосвязи личностных характеристик с компонентами модели психического у взрослых.

Проведенный анализ показал, что понимание психического обнаруживает связи с личностными характеристиками взрослых, а именно: стратегией самоутверждения и ценностными ориентациями личности.

Высокий уровень понимания обмана сопряжен с высоким уровнем развития эмоционального интеллекта (общий балл) и его отдельных шкал, в особенности идентификацией и пониманием и анализом эмоций, что означает наличие взаимосвязи между пониманием обмана и пониманием эмоций как составляющими модели психического.

Эффективность понимания обмана (высокий или низкий уровень) имеет различные личностные корреляты. Высокому уровню понимания обмана свойственна конструктивная стратегия самоутверждения личности при взаимодействии с Другими. На уровне нормативных идеалов ведущей ценностью является стимуляция, а на уровне поведения – достижения. При низком уровне понимания обмана ведущую позицию занимают традиции, отражающиеся и на уровне нормативных идеалов и на уровне поведения. Данные различия в ведущих ценностях демонстрируют открытость изменениям в группе с высоким уровнем понимания обмана и консерватизм в группе с низким уровнем понимания обмана.

Для реализации поставленной задачи первоначальная выборка в 150 человек была разделена для дальнейшего качественного анализа. Критерием для разделения послужили высокие и низкие показатели по пониманию обмана. Высокие показатели по пониманию обмана означали, что в большинстве из предложенных нарративов участник исследования признал наличие обмана, а низкие показатели, что в большинстве ситуаций участник исследования отрицал наличие обмана. Показатели определялись по квартилям. К низким показателям по пониманию обмана относились результаты от 0 до 3 баллов. К высоким показателям - от 7 до 10 баллов. Таким образом, мы получили две группы участников исследования: с высокими показателями по пониманию обмана: 45 человек (20 женщин, 25 мужчин, средний возраст 29,22) и низкими показателями по пониманию обмана: 53 человека (28 женщин, 25 мужчин, средний возраст 32,36).

Для выявления статистической значимости различий в группах с высоким и низким уровнем понимания обмана был применен U критерий Манна-Уитни.

Полученные при сравнении контрастных групп результаты показали наличие статистически значимых различий в уровне развития шкал MSCEIT: эмоционального интеллекта (общий балл) (U=861; p=0,018), идентификации эмоций (U=894; p=0,033) и понимании и анализе эмоций (U=804,5; p=0,006). Следовательно, люди с высоким уровнем понимания обмана демонстрируют более высокий уровень развития эмоционального интеллекта в целом и его отдельных шкал.

Также участникам исследования с высоким уровнем понимания обмана свойственна конструктивная стратегия взаимодействия по классификации Н.Е. Харламенковой, Е.П. Никитиной (Харламенкова, Никитина 2000). Конструктивные реакции проявляются в умении отстаивать свои интересы, быть автономным, но не отчужденным, спонтанным, и не импульсивным, критичным, но не агрессивным. Этот тип личности способен уверенно применять конструктивные стратегии (добиваться цели, безоговорочно отказываться от необоснованных просьб, выражать радость, гнев, печаль и другие чувства, требовать соблюдения правил), но, тем не менее, иногда сомневаться в правильности предпринятых действий (отказывать, испытывая неловкость, проявлять негативные эмоции, сожалея об этом, отстаивать собственные права, осознавая свое недостаточное внимание к другому человеку) (Харламенкова, Никитина, 2000).

Сравнительный анализ результатов, полученных по методике Шварца (Карандышев, 2004) для изучения ценностей личности выявил следующие закономерности. В группе с высоким уровнем понимания обмана на уровне нормативных идеалов первое место занимает стимуляция. Мотивационная цель стимуляции заключается в стремлении к новизне и глубоким переживаниям. На уровне поведения ведущей ценностью являются достижения. Определяющая цель этого типа ценностей – личный успех через проявление компетентности в соответствии с социальными стандартами. Проявление социальной компетентности в условиях доминирующих культурных стандартов влечет за собой социальное одобрение (Карандышев, 2004, с. 28).

В группе с низким уровнем понимания и на уровне нормативных идеалов и на уровне поведения ведущую позицию занимают традиции. Мотивационная цель данной ценности – уважение, принятие обычаев и идей, которые существуют в культуре и следование им (Карандышев, 2004, с. 29-30).

Данные различия в ведущих ценностях демонстрируют открытость изменениям в группе с высоким уровнем понимания и консерватизм в группе с низким уровнем понимания.

Анализ результатов, полученных по методике «Тест жизнестойкости» не показал статистически достоверных различий по общему уровню развития жизнестойкости и ее компонентам: вовлеченности, контроле и принятии риска в группах с высоким и низким уровнем понимания обмана.

Сравнительный анализ корреляционных матриц в группах с высокими и низкими показателями по пониманию обмана продемонстрировал большую интегрированность разных составляющих модели психического в группе с высоким уровнем понимания обмана.

Было отмечено большее количество положительных корреляций между субъектными характеристиками (пониманием обмана и показателями по шкалам MSCEIT) и личностными характеристиками в группе с высокими показателями по пониманию обмана (см. рис. 1-2).

В группе с высоким уровнем понимания обмана была выявлена отрицательная корреляция между показателями по Мак-шкале и следующими шкалами MSCEIT: идентификацией эмоций (r-Спирмена -0,336, при p=0,012) и эмоциональным интеллектом (общим баллом) (r-Спирмена -0,280, при p=0,031). Это подтверждает результаты, полученные в предыдущей части исследования, об отрицательно взаимосвязи макиавеллизма и уровня развития эмоционального интеллекта.

Рис. 1. Значимые корреляционные связи в группе с высоким уровнем понимания обмана.

Примечание. Пунктиром изображены отрицательные статистически значимые связи. Сплошной чертой изображены положительные статистически значимые связи. Жирные линии – корреляция на уровне 0,01. Тонкие линии – корреляция на уровне 0,05.

(ЧП - «чтение психического» по глазам; Мак - показатели по мак-шкале, ОЖ - общая жизнестойкость; вовлеченность, принятие риска, контроль - показатели по отдельным шкалам жизнестойкости; S - общий балл по показателю стратегии самоутверждения личности; доминантная, неуверенная, конструктивная стратегии – показатели по отдельным стратегиям самоутверждения личности); (ЭИ общий балл – общий показатель уровня развития эмоционального интеллекта; показатели по отдельным шкалам эмоционального интеллекта: Идент. эмоций – идентификация эмоций, Использ. эмоций – использование эмоций в решении проблем, Поним. и анализ – понимание и анализ эмоций, Управлен. эмоциями – сознательное управление эмоциями).

Ни в одной из групп не выявлено положительных статистически значимых связей между мак-шкалой и компонентами модели психического, что соотносится с результатами, полученными в первой части исследования. В группе с низким уровнем понимании обмана отмечается положительная корреляционная связь показателей по мак-шкале и некоторых личностных характеристик, а именно: стратегия самоутверждения личности (S, общий показатель) (r-Спирмена 0,427, при p=0,001), конструктивная стратегия самоутверждения личности (r-Спирмена 0,342, при p=0,006) и доминантная стратегия самоутверждения личности (r-Спирмена 0,398, при p=0,002). С неуверенной стратегией самоутверждения личности выявлена отрицательная статистически значимая корреляционная связь (r-Спирмена -0,368, при p=0,006) (см. рис. 2).

Рис. 2. Значимые корреляционные связи в группе с низким уровнем понимания обмана.

Примечание. (См. примечание к рис. 1)

Также анализ корреляционных матриц позволил отметить, что в группе с низким уровнем понимания обмана есть показатели с большим количеством положительных связей, чем в группе с высоким уровнем понимания обмана, а именно: по показателю «чтение психического» в группе с высоким уровнем понимания обмана статистически значимые корреляционные связи отсутствуют (см. рис. 1), а в группе с низким уровнем понимания обмана выявлена статистически значимая положительная корреляция с использованием эмоций в деятельности (r-Спирмена 0,313, при p=0,011), эмоциональным интеллектом (общий балл) (r-Спирмена 0,418, при p=0,001), стратегией самоутверждения личности (S, общий показатель) (r-Спирмена 0,233, при p=0,047), конструктивной стратегией самоутверждения личности (r-Спирмена 0,283, при p=0,02), общей жизнестойкостью (r-Спирмена 0,315, при p= 0,011) и вовлеченностью (r-Спирмена 0,371, при p=0,003) (см. рис. 2).

По показателю «использование эмоций в деятельности» в группе с высоким уровнем понимания обмана выявлено 3 положительных корреляции, а в группе с низким уровнем понимания обмана 8 положительных корреляций (см. рис. 1-2). Причем в группе с низким уровнем понимания обмана «чтение психического» и использование эмоций в деятельности статистически значимо положительно связаны между собой (r-Спирмена 0,313, при p=0,011). Полученные результаты указывают, за счет чего участники исследования в группе с низким уровнем понимания обмана могут сохранять определенный уровень компетентности в понимании себя и Других.

Результаты, полученные в данной части исследования позволили подтвердить вторую исследовательскую гипотезу о том, что понимание обмана, ментальных состояний («чтения психического») и эмоций взаимосвязано с личностными характеристиками человека.

В заключении содержится анализ полученных данных, обобщение основных результатов, отмечается, что полученные данные подтверждают выдвинутые гипотезы, формулируются содержательные выводы, подчеркивается значимость проведенного исследования и рассматриваются дальнейшие перспективы исследования понимания в рамках направления «Модель психического».

В работе было установлено, что различные аспекты понимания психического их соотношение и удельный вес изменяются в течение всей жизни, составляя ментальную основу понимания субъектом мира. Было выявлено, что все анализируемые феномены (понимание обмана, ментальных состояний, эмоций) относятся к одной структуре, то есть взаимосвязаны друг с другом, но при этом являются самостоятельными, не подменяющими друг друга конструктами.

Уточнение данных, полученных при анализе возрастных групп, с учетом половой принадлежности продемонстрировало различный характер связей между компонентами модели психического и макиавеллизмом у мужчин и женщин в разных возрастных группах. Отсутствие у женщин во всех возрастных группах и у мужчин в старшей возрастной группе (35-45 лет) прямых связей между макиавеллизмом и компонентами модели психического можно объяснить данными, взятыми из литературы. По мнению создателей мак-шкалы Р. Кристи и Ф. Гейтс макиавеллизм включает в себя сочетание трех характеристик: когнитивных, мотивационных и поведенческих (Studies in Machiavellianism, 1970, цит. по Знаков, 2005). Главными составляющими макиавеллизма как свойства личности являются, во-первых, убеждения субъекта в том, что при общении можно и даже нужно манипулировать другими людьми, а во-вторых, навыки, конкретные умения манипуляции (Знаков, 2005). Так как навыки и убеждения могут не совпадать (Kraut, Price, 1976, цит. по Знаков, 2005), то отсутствие связей между компонентами модели психического и макиавеллизмом может свидетельствовать о том, что понимание манипулятивного поведения и его реализация также не всегда совпадают друг с другом. Скорее всего, с возрастом у людей при сохранении способности к пониманию манипулятивного поведения снижается само количество манипуляций Другими, что соотносится с описанными ранее возрастными изменениями уровня макиавеллизма.

Снижение количества связей между отдельными показателями также может быть связано со снижением уровня выраженности этих показателей, так как уровень выраженности макиавеллизма действительно снижается с возрастом.

Обратное соотношение между макиавеллизмом и уровнем развития эмоционального интеллекта можно объяснить тем, что манипуляция Другим, может быть тем успешнее, чем менее индивид эмоционально вовлечен в психические состояния Другого. Схожие результаты были получены A. Barlow (Barlow et al., 2010) при исследовании детей и другими исследователями (Studies in Machiavellianism, 1970, цит. по Знаков, 2005).

Макиавеллизм был рассмотрен в рамках этой задачи, направленной в первую очередь на изучение взаимосвязей составляющих модель психического друг с другом не случайно. Данный феномен является неоднозначным с точки зрения модели психического. Понимание манипулятивного поведения и умение его осуществлять рассматривается как задача на модель психического, причем требующая более высокого уровня развития, чем например понимание обмана (Сергиенко и др., 2009). В детском возрасте проявление макиавеллизма свидетельствует о развитии модели психического (см. например, Сергиенко и др., 2009). Как показало наше исследование, у взрослых такая закономерность не наблюдается. То есть, вероятно, феномен макиавеллизма из когнитивного маркера развития модели психического, каким он является в детском возрасте, с возрастом превращается в личностную характеристику, проявление или не проявление которой не характеризует уровень развития модели психического. Данный результат свидетельствует о том, что критерии развития модели психического, принятые для детского возраста, у взрослых имеют другой характер.

Также результаты исследования продемонстрировали, что уровень понимания обмана сопряжен с возрастными и половыми характеристиками субъекта. Было показано, что количественно это проявляется в снижении уровня понимания обмана с возрастом, а качественно означает изменение отношения к данному феномену. Наличие возрастно-половых различий в понимании обмана соотносится с результатами других исследований (Знаков, 2005; Колесникова, 2008).

Зависимость уровня понимания обмана от возраста и пола субъекта может быть связана с различными причинами. Снижение показателей по пониманию обмана с возрастом свидетельствует по нашему мнению об изменении отношения к нему, которое проявляется в большей степени осознанности ценности межличностных отношений, признании необходимости компромисса в отношениях, а возможно и о формировании двойной морали. Также с возрастом субъект начинает активно использовать прошлый жизненный опыт, что может приводить к более сложному и неоднозначному пониманию ситуации в целом и феномена обмана в частности. С этой точки зрения можно рассмотреть обман и как удобный способ самозащиты и как попытку защитить окружающих от негативных переживаний.

Различия в понимании обмана между мужчинами и женщинами могут быть объяснены следующим образом. В разные возрастные периоды человек оказывается в различных социальных ситуациях, которые могут обуславливать изменения и понимания, и отношения, и поведения. Например, у мужчин наблюдается временное снижение показателей по пониманию обмана в 25-30 лет. Это может быть связано с тем, что в этот период идет активное построение карьеры, что приводит к сложным и неоднозначным взаимодействиям с окружающими. У женщин, наоборот, в 25-30 лет показатели по пониманию обмана повышаются, что может быть обусловлено построением семьи в этом возрасте и важностью честности и прозрачности в отношениях, в первую очередь с супругом и другими людьми - то есть достижения уверенности в собственном окружении. В следующей возрастной группе (35-45 лет) у женщин снижение показателей по пониманию обмана может быть продиктовано важностью сохранения семьи на этапе возникновения кризисов, сложностей в отношениях с супругом, пониманием необходимости компромиссов с социальным окружением. Снижение показателей по пониманию обмана у женщин, может свидетельствовать об их более гибком и неоднозначном восприятии ситуации, которое формируется с возрастом, тогда как у мужчин система оценок становится менее дифференцированной, или возрастает способность использовать обман для собственной защиты.

Высокие показатели и у юношей, и у девушек по пониманию обмана в 17-22 года и отсутствие различий между ними по этому показателю может свидетельствовать о том, что в этом возрасте, условно названном Платоновым «минимумом социальной зрелости» (Платонов, 1986, цит. по Психология XXI века…, 2003, с.605) система оценок еще мало отличается от подростковой. Поэтому ей свойственны более резкие и категоричные оценки и мышление в черно-белых тонах. Уровень понимания обмана высок у обоих полов в силу категоричного отношения к данному феномену. Такое отношение в этом возрасте полностью оправдано, так как продиктовано необходимостью поиска и отбора окружения, на которое в дальнейшем можно будет положиться.

Также в данной части исследования была выявлена зависимость понимания обмана о того, кого приходится обманывать. Были продемонстрированы изменения в понимании обмана и отношении к нему с возрастом, которое проявляется в уменьшении количества ситуаций, в которых признается факт обмана и их качественному перераспределению.

Таким образом, было показано, что с возрастом наблюдается изменение отношения к обману: от абсолютного и однозначного к более тонкому, сложному и дифференцированному.

Показательным является тот факт, что в отношении феномена обмана у детей компетентность достигается за счет увеличения с возрастом способности к его пониманию (см. например: Сергиенко и др., 2009), а у взрослых, как показало исследование, наоборот, за счет постепенного (у женщин) или временного и скачкообразного (у мужчин) снижения данной способности. Такая закономерность демонстрирует принципиальные отличия детской психики от психики взрослого человека. Полученные данные доказывают необходимость пересмотра абсолютности выделенных при изучении детей критериев развития модели психического, и поиска тех феноменов, которые выступают ключевыми для развития модели психического именно во взрослом возраста.

Также в исследовании было выявлено, что способность к «чтению психического» по глазам имеет положительную связь с возрастом. Половых различий в уровне развития способности к «чтению психического» по глазам выявлено не было. Данный результат соотносится с результатом, полученным автором методики С. Бароном-Коеном (Baron-Cohen, 2001), который отмечает, что половые различия в его исследовании были выявлены только на уровне тенденции (p=0,07) (Baron-Cohen, 2001). Преимущество по «чтению психического» прослеживалось у женщин. Отсутствие статистически значимых различий по половому признаку С. Барон-Коен объясняет чем, что возможно эта взаимосвязь не слишком сильна и поэтому не обнаруживается с помощью математических расчетов (Baron-Cohen, 2001). Данное предположение объясняет, почему в некоторых исследованиях взаимосвязь между «чтением психического» и возрастом все таки обнаруживается. Например, в работе И.А. Лялиной (2009) было отмечено, что девушки успешнее юношей в «чтении психического» (возраст участников исследования 17-25 лет). Таким образом, взаимосвязь между уровнем развития способности к «чтению психического» и полом, скорее всего, существует, но она носит не стойкий характер и часто слабо выражена. Возможно, эта связь определяется воздействием, каких-либо других факторов, например спецификой образования или личностными особенностями участников исследования.

С. Барон-Коен (Baron-Cohen, 2001) относит способность к соотнесению терминов ментальных состояний с выражением глаз к базовым. По сути в данной ситуации человек принимает решение о психическом состоянии Другого, основываясь на минимуме информации – только выражении глаз. Поэтому улучшение способности к «чтению психического» с возрастом можно объяснить накоплением опыта взаимодействия с окружающими людьми. В отношении данной способности наблюдается прямая зависимость между жизненным опытом (возрастом) и способностью верно распознавать состояние собеседника по глазам. Таким образом, в отношении «чтения психического» взрослые имеют преимущество перед детьми, и людьми младшими, чем они сами. Также проявляется преимущество здоровых людей при сравнении их с людьми, страдающими аутизмом (Baron-Cohen, 2001).

Способность приписывать психические состояния себе и Другим составляет основу понимания и предсказания поведения другого человека. Улучшение данной способности с возрастом является, по нашему мнению, одним из аспектов, которые позволяют взрослым быть более компетентными в понимании себя и других, чем детям, за счет постепенного развития данной способности.

Также в исследовании была выявлена возрастная и половая специфика в понимании эмоций. Снижение способности к пониманию эмоций с возрастом, вероятно, свидетельствует о том, что со временем вырабатывается некоторое количество более или менее удачных моделей поведения, и человек редко пытается реализовывать понимающее поведение в той же мере, что и в более раннем возрасте. Возможно, что с возрастом данная способность достигает оптимальных для субъекта значений и реализуется на уровне, не требующем больших затрат осознанной регуляции.

Различия в понимании эмоций между мужчинами и женщинами могут быть обусловлены как генетическими, так и культурными особенностями, связанными с различным воспитанием мальчиков и девочек, и различным отношением к проявлению эмоций у мужчин и женщин. Мужчин, как правило, с детства учат подавлять свои эмоции. Как указывает Р. Сальваггио (1996) у женщин весьма желательны эмоциональная зависимость от противоположного пола, погруженность в «любовь» при запрете на открытое выражение чувств, проявление агрессии. В то же время для мужчин все это достойно насмешек и позора (Сальваггио, 1996, цит. по Ильин, 2001). Данные о преимуществе женщин по сравнению с мужчинами в аспекте, связанном с эмоциями, согласуются с результатами других исследователей (см. например: Ханин, 1978; Galagher, Sheentich, 1981; Jancik, 1981; Куликов,1997; Березовская, 2003; Андреева, 2007).

Во второй части исследования изучалась взаимосвязь компонентов модели психического с личностными характеристиками человека.

Были выявлены различия в направленности и ценностях в зависимости от уровня понимания. Продемонстрирована большая интегрированность разных составляющих модели психического друг с другом и личностными характеристиками в группе с высоким уровням понимания. Выявлены те особенности, которые возможно способствуют сохранению определенного уровня компетентности в понимании себя и Других у людей с низким уровнем понимания.

Проведенный анализ показал тесную взаимосвязь когнитивной функции субъекта - понимания с личностными характеристиками. По-видимому, индивидуальные личностные качества играют ключевую роль в развитии модели психического и степени понимания субъектом себя и Других.

В нашем исследовании была предпринята попытка описать модель психического взрослых на примере понимания обмана, ментальных состояний и эмоций. Изучался характер взаимосвязей составляющих модели психического друг с другом и макиавеллизмом, возрастные и половые различия в понимании психического у взрослых, взаимосвязь различных компонентов модели психического с личностными характеристиками человека (направленностью, ценностями личности и макиавеллизмом). Все это позволило выявить те механизмы и закономерности, за счет которых модель психического взрослых развивается, совершенствуется по сравнению с детской, что позволяет осуществлять более сложный анализ и делать более глубокие выводы при взаимодействии с окружающими людьми. Подобное развитие достигается за счет гетерогенности и гетерохронности различных компонентов модели психического. Понижение уровня развития одних феноменов происходит одновременно с повышением других, за счет чего сохраняется компетентность субъекта в понимании себя и Других в целом. Наращивание компетенций по «чтению психического» по глазам и показателям, относящимся к пониманию эмоций продолжается до 25-30 лет. Способность к «чтению психического» остается стабильно высокой до 35-45 лет, тогда как способность к пониманию эмоций к 35-45 годам существенно снижается. Высокий уровень понимания обмана характерен для мужчин в 17-22 года и 35-45 лет, а для женщин в 17-22 года и 25-30 лет. При этом у женщин в 25-30 лет наблюдается наибольшая связность компонентов модели психического друг с другом, что свидетельствует о более согласованном их функционировании именно в этом возрасте.

Закономерности, выявленные в работе, позволяют концептуализировать изменение понимания мира взрослым человеком. Компетентность в понимании обмана взрослыми имеет существенное отличие от детской. Если у детей она проявляется в наращивании уровня понимания, то у взрослых количественно она выражается в снижении показателей по пониманию с возрастом, а качественно в изменении отношения к данному феномену на более терпимое и неоднозначное, что способствует адаптации субъекта к меняющимся условиям жизни и новым жизненным задачам. При этом следует отметить, что субъекты сумевшие сохранить высокий уровень понимания обмана демонстрируют более согласованное функционирование модели психического, по сравнению с субъектами, демонстрирующими низкий уровень понимания обмана. Высокий уровень развития понимающего поведения предполагает более высокие показатели по составляющим модель психического: пониманию обмана, эмоций, ментальных состояний по сравнению с субъектами, проявляющими манипулятивное поведение. Можно предположить, что большинство людей будут демонстрировать снижение уровня понимания обмана с возрастом за счет изменения отношения к нему, в силу сложившихся жизненных обстоятельств. Те же, кому подобные защитные механизмы не будут необходимы, в силу опять-таки определенных жизненных обстоятельств, будут продолжать развиваться более гармонично и целостно, что можно, по нашему мнению соотнести с концепцией о самоактуализации личности А. Маслоу (Хьел, Зиглер, 1999). По словам А. Маслоу (Хьел, Зиглер, 1999) самоактуализирующиеся люди обладают определенными характеристиками. Перечислим те из них, которые по нашему мнению в наибольшей степени могут соотноситься с высоким уровнем развития понимающего поведения, в общем, и пониманием обмана в частности: более эффективное, то есть более правильное и беспристрастное восприятие реальности; принятие себя, других и природы, то есть отсутствие сверхкритичности к своим недостаткам и слабостям; непосредственность, простота и естественность, то есть отсутствие искусственности или желания произвести эффект; независимость от культуры и окружения; глубокие межличностные отношения; разграничение средств и целей. Это позволяет предположить, что в самом широком смысле, это будут субъекты, живущие в гармонии с собой, понимающие мир адекватно, а не искаженно и при этом ощущающие себя комфортно в силу того, что их окружение не вынуждает их к постоянным компромиссам.

Учитывая изложенное выше, можно сделать вывод о том, что модель психического играет центральную роль в регулировании межличностных отношений. Ее наличие необходимо как для понимания и прогнозирования поведения Других людей, так и для собственного компетентного реагирования в меняющихся условиях.

Выводы:

  1. Составляющие модели психического (понимание обмана, «чтение» психических состояний по глазам, понимание эмоций) относятся к одной структуре, но являются самостоятельными, не подменяющими друг друга конструктами.
  2. Модель психического характеризуется возрастной и половой спецификой. У мужчин и женщин наблюдается различный характер взаимосвязей компонентов модели психического друг с другом в разных возрастах.
  3. Уровень понимания обмана сопряжен с возрастно-половыми характеристиками субъекта. С возрастом наблюдаются качественные изменения в отношении к обману: от абсолютного и однозначного к более тонкому, сложному и дифференцированному. Признание наличия/отсутствия обмана в молодом возрасте связано с его видом (высказанный или по умолчанию) и степенью близости с обманываемым человеком. В зрелом возрасте обман по умолчанию перестает восприниматься субъектом как обман независимо от степени близости с обманываемым. Понимание высказанного обмана становится более неоднозначным по сравнению с молодым возрастом. У мужчин и женщин обнаружена различная динамика понимания обмана в разных возрастах.
  4. Выявлены возрастные различия в понимании ментальных состояний. С возрастом наблюдается развитие способности к пониманию ментальных состояний по выражению глаз.
  5. Показаны возрастные и половые различия в понимании эмоций. С возрастом наблюдается снижение способности к пониманию и анализу эмоций и эмоционального интеллекта (общий балл). Показатели, связанные с пониманием эмоций у женщин выше в течение изучаемого периода, но к 35-45 годам снижаются и становятся равными показателям мужчин.
  6. В отличие от детского возраста, где макиавеллизм в большей степени является когнитивным маркером понимания модели психического Другого и возможностей манипуляции с ним, макиавеллизм взрослых становится не столько когнитивным показателем, сколько личностной характеристикой. В возрасте 17-22 года и 25-30 лет макиавеллизм обнаруживает обратную связь с показателями, относящими к пониманию эмоций, что согласуется с литературными данными (Studies in Machiavellianism, 1970; Знаков, 2005; Barlow, Qualter, Stylianou, 2010), а в старшей возрастной группе (35-45 лет), он выступает как независимый от компонентов модели психического конструкт, именно в силу иной организации, подчиненной личностным установкам.
  7. Понимание психического обнаруживает связи с личностными характеристиками взрослых, а именно: стратегией самоутверждения и ценностными ориентациями личности.
  8. Высокий уровень понимания обмана сопряжен с высоким уровнем развития эмоционального интеллекта (общий балл) и его отдельных шкал, в особенности идентификацией и пониманием и анализом эмоций, что означает наличие взаимосвязи между пониманием обмана и пониманием эмоций как составляющими модели психического.
  9. Эффективность понимания обмана (высокий или низкий уровень) имеет различные личностные корреляты. Высокому уровню понимания обмана свойственна конструктивная стратегия самоутверждения личности при взаимодействии с Другими. На уровне нормативных идеалов ведущей ценностью является стимуляция, а на уровне поведения – достижения. При низком уровне понимания обмана ведущую позицию занимают традиции, отражающиеся и на уровне нормативных идеалов и на уровне поведения. Данные различия в ведущих ценностях демонстрируют открытость изменениям в группе с высоким уровнем понимания обмана и консерватизм в группе с низким уровнем понимания обмана.
  10. Результаты исследования позволяют заключить, что модель психического продолжает развиваться и изменяться в период взрослости. С возрастом изменяется соотношение компонентов модели психического друг с другом, проявляются возрастные и половые различия модели психического, уровень понимания психических состояний взаимосвязан с личностными характеристиками, что, по-видимому, указывает на усложнение организации субъектно-личностных отношений.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

  1. Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:
  1. Колесникова Н.И., Сергиенко Е.А. Личностные аспекты понимания психического у взрослых [Электронный ресурс] // Психологические исследования: электрон. науч. журн. 2010. N 6(14). URL:http://psystudy.ru (дата обращения: 28.12.2011). 0421000116/0056. [Последние цифры – номер госрегистрации статьи в реестре ФГУП НТЦ "Информрегистр".]. - 0,60 п.л. Авт. вклад Колесниковой Н.И. – 60%.
  2. Колесникова Н.И. Исследование понимания обмана как феномена модели психического у взрослых с использованием нарративов [Электронный ресурс] // Психологические исследования: электрон. науч. журн. 2011. N 6(20). URL: http://psystudy.ru (дата обращения: 27.12.2011). - 0,71 п.л.
  1. Публикации в других изданиях:
  1. Колесникова Н.И. Возрастные изменения мотивации обмана // Психологические исследования: Вып. 3 (труды молодых ученых ИП РАН) / под ред. А.Л. Журавлева, Е.А. Сергиенко. М.: Изд-во «Институт психологии РАН, 2008. С. 171-183. - 0,51 п.л.
  2. Колесникова Н.И. Психологический анализ подросткового обмана // Региональное образование: современные тенденции» (информационный и научно-методический журнал), 2008, №2(6). С.75-78. - 0,28 п.л.
  3. Колесникова Н.И. Понимание как когнитивная функция становления субъекта: анализ и постановка проблемы // Психологические исследования: Вып 4 / под ред. А.Л. Журавлева, Е.А. Сергиенко. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2009. С. 111-118. - 0,35 п.л.
  4. Колесникова Н.И. Понимание обмана как когнитивная функция становления субъекта // Актуальные проблемы современного человека: психолого-педагогический аспект. Материалы Первой Открытой научно-практической конференции студентов и аспирантов. Казанский государственный университет – Казань: Издательство «Фолиант», 2010. С. 29-31. - 0,10 п.л.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.