WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Султанова Наиля Даутовна

РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТИ

ВЫНУЖДЕННЫХ ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ

19.00.13– психология развития, акмеология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора психологических наук

Москва 2013

Работа выполнена на кафедре возрастной психологии факультета психологии образования Московского городского психолого-педагогического

университета

Научный консультант:  доктор психологических наук, профессор

  Обухова Людмила Филипповна

Официальные оппоненты:  Петровский Вадим Артурович

  член-корреспондент РАО,

  доктор психологических наук,

  профессор  ГУ  «Высшая школа

  экономики»

 

Солдатова Галина Владимировна

доктор психологических наук,

профессор МГУ имени М.В. Ломоносова

  Хухлаева Ольга Владимировна

  доктор педагогических наук,

  профессор  факультета социальной

  психологии  МГППУ 

Ведущая организация  Казанский (Приволжский) федеральный

университет

Защита состоится « 24 » января 2013 года  в 11.00  часов на заседании диссертационного совета Д-850.013.01, созданного на базе Московского городского психолого-педагогического университета, по адресу: 127051 г. Москва, ул. Сретенка, д.29.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского городского психолого-педагогического университета

Автореферат разослан «___» октября 2012 года

Ученый секретарь

диссертационного совета  Кулагина И.Ю.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Исследование посвящено анализу развития личности вынужденных переселенцев зрелого возраста в постмиграционный период в условиях нерегулируемого вхождения в новое жизненное пространство и в условиях психолого-акмеологического сопровождения.

Актуальность темы исследования. На протяжении многих столетий мировое сообщество находится в эпицентре различных видов миграционных перемещений. Согласно отчету Международной организации по миграции в 2000 году, в мире насчитывалось 120 млн. мигрантов, к 2010 году их число увеличилось до 214 млн. человек. По прогнозу к 2050 году мигранты будут составлять 405 млн. человек, что вполне заслуживает введения нового понятия  «революция миграции» (В.П. Любин). В последние десятилетия увеличились миграционные перемещения и на территории России, значительную часть мигрантов составляют вынужденные переселенцы. Масштабный характер вынужденного переезда, изначально не запланированная смена места жительства, воздействует на жизненные установки личности и с необходимостью приводит к разработке программ психолого-акмеологического включения мигрантов в новое пространство жизнедеятельности.

Вхождение мигрантов в новую социальную ситуацию может происходить по трем направлениям. Первое направление связано с восприятием мигрантов как людей, представляющих реальную угрозу для коренных жителей в профессиональной, экономической и других сферах жизнедеятельности. Этот путь блокирует психолого-акмеологическое развитие вынужденных переселенцев. Второе направление проявляется в демонстративном безразличии к данному процессу, игнорировании людей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации в результате вынужденного переселения. Подобный путь остается за границами гуманистической позиции по отношению к миграции и мигрантам. Процессы развития личности мигрантов в данном случае не рассматриваются. Третье направлено на включение мигрантов в новую социальную среду, раскрытие их интеллектуального, психолого-акмеологического, профессионального и физического потенциала на новом месте жительства. Такой путь обеспечивает оптимальное развитие личности мигрантов после переезда. Именно он нуждается в разработке определенных средств и методов работы с вынужденными переселенцами.

Актуальность работы обусловлена тем, что до конца ХХ столетия человеческая мысль в отношении миграции, конструирования процесса введения в жизнь на новом месте жительства эволюционировала стихийно. На современном уровне развития общества такое отношение к человеческим резервам становится слишком расточительным и неоправданным.

Как показывает практика, существующая в настоящее время система работы с мигрантами в миграционных и других службах России, нуждается в преобразовании. Отметим, что преобладающий антиакмеологический подход в отношении мигрантов делает данную проблему достаточно острой, требующей своевременного оперативного решения.

В обществе наблюдаются ростки психолого-акмеологического подхода к мигрантам и миграции. Издаются библиографические указатели о знаменитых эмигрантах России (Д.К. Самин), об истории российской эмиграции (А.А. Пронин). Опубликованы научные труды украинской эмиграции (A. Kopivov). Отметим национально-патриотическую и культурно-просветительскую деятельность грузинской эмиграции в Германии (Э.М. Антиа); судьбу и наследие башкирских ученых-эмигрантов (Д.Ж. Валеев, А. Мадьяри, З.Г. Ураксин). Вышли в свет библиография работ поляков, проживающих в Австралии (S. Robe); чешская и словацкая литература об эмиграции. Широкой публике представлена пресса афганской эмиграции (Р.Р. Сикоев), в публикациях проанализированы педагогические условия социальной адаптации молодых переселенцев (российских немцев) в Германии (С.Л. Добрынина, Л.В. Ключникова) и др.

Однако, в данных трудах, подчеркивающих этнокультурную ценность мигрантов, остались открытыми вопросы о закономерностях раскрытия потенциала переселенцев на новом месте жительства, а также проблемы развития личности после переезда.

Современное российское научное сообщество с разных позиций изучает различные аспекты миграции. Заслуживают внимания научные исследования историков, медиков, социологов, философов (А.А. Акмалова, Г.Ф. Габдрахманова, Г.И. Госсен, А.Г. Гришенкова, А.М. Гуревич, Ж.А. Зайончковская, А.Д. Назаров, Е.А. Назарова, Л.Л. Рыбаковский, Н.В. Тарасова, А.В. Холод и др.). Спектр решаемых ими задач чрезвычайно разнообразен и направлен на совершенствование миграционной системы в России. В поле их внимания находятся тенденции и социальные последствия вынужденного переселения, медико-социальные аспекты условий жизни и здоровья вынужденных мигрантов и беженцев, трудоустройство вынужденных переселенцев, обучение детей и др. Тем не менее, целый ряд вопросов все еще остаются не проясненными, а в некоторых случаях – попросту неисследованными. К ним можно отнести изменения в политике комплексного урегулирования системы миграционной службы, осуществление перехода с административного на научный уровень работы с мигрантами, формулирование нормативных положений для обеспечения скоординированных действий, направленных на включение мигрантов в новое жизненное пространство и др.

В настоящее время большое значение приобретают психологические исследования, представляющие научно-теоретическую и научно-практическую базу данных о психологии людей в постмиграционный период (С.А. Арутюнов, А.Г. Асмолов, Ш.А. Богина, В.В. Гриценко, Г.У. Солдатова, Д.С. Старостин, Т.Г. Стефаненко, М.В. Суслова, А.В. Сухарев, З.Н. Тумалаева, Л.А. Шайгерова, О.Е. Хухлаев; Р. Анис, P.L. Bergne, Дж. Берри, S. Bochner, Weinberg, Дж. Вестермайер, C. Geertz, Г. Годдард, A.M. Greely, W.T. Jiu, Дж. Доллард, Bruce P. Dohrenwend, E.S. Yu, C.W. Connor, R. Cochrance, М. Мид, К. Оберг, Т. Петтигрю, I.G. Sarason, C.D. Spielberger, M. Stopes-Roe, E. Stoneguist, Ж. Уотсон, A. Furnham, К. Ясперс и др.). Однако развитие личности, способы самоактуализации вынужденных переселенцев в новых жизненных условиях, по сути, остаются вне зоны научного анализа.

Известны исследования, посвящённые различным психологическим явлениям, характеризующим чувства и состояния мигрантов: ностальгия (К. Ясперс), стресс аккультурации (Р. Анис, Дж. Бери, Дж. Вестермайер), культурный шок (С. Бочнер, А. Фурнхам, К. Оберг, Л.Ф. Обухова), маргинальный конфликт (П.Л. Бергне, C. Гиртц, A.M. Гриили, C.В. Коннор); нарушения здоровья (В.Т. Джу, Брус П. Доренвенд, Е.С. Йю, Морфи, И. Сарасон, Ч. Спилбергер) и т.д. Возникают новые теории, объясняющие эти феномены, – «теория инородцев» (В.Т. Джу, Е.С. Йю), концепции кризиса идентичности (Л.А. Шайгерова), депрессии (З.Н. Тумалаева) и др. Данные исследования внесли значительный вклад в развитие представлений о влиянии миграции на личность переселенцев. Тем не менее, чаще всего в этих концепциях речь идет об отрицательном воздействии миграции на психику человека. Причины подобного явления легко понять в силу очевидности данного феномена. Что касается изучения направлений на оптимальное развитие личности в постмиграционный период, то этот вопрос практически не затрагивается. Исследования, напрямую посвященные проблемам развития личности вынужденных переселенцев, смысложизненных ориентаций в постмиграционный период, по сути дела, отсутствуют. Использование современных психолого-акмеологических знаний позволяет на научной основе организовать процесс оптимального развития личности мигрантов в постмиграционный период, продуктивно направить процесс их вхождения в новое жизненное пространство.

Как известно, существуют различные виды миграции: постоянная или сезонная, организованная или стихийная, добровольная или принудительная, трудовая или маятниковая, внешняя и внутренняя и др. Среди них наиболее сложным видом для психолого-акмеологического исследования является вынужденное переселение. Вынужденная миграция входит в число жизненных трудноразрешимых ситуаций. С полным правом ее можно отнести к числу экстремальных. Наибольшая нагрузка ложится на личность. Ее сила и дееспособность во многом находится в зависимости от той социальной среды, в которой оказывается вынужденный переселенец после переезда.

Несмотря на то, что в обществе декларируется социально-правовое обеспечение вхождения мигрантов в новую среду, вынужденные переселенцы и сотрудники различных служб лишены психологически выверенных знаний о развитии личности в ситуации вынужденного переселения. Между тем, научно-теоретическое и практическое осмысление проблемы вынужденных переселенцев способно обеспечить в обществе психологический, социальный и экономический эффект в отношении мигрантов и сделать вынужденную миграцию не разрушающей, а созидательной силой.

Значимость исследуемой проблематики определяется тем, что для сотрудников и психологов миграционной службы и паспортно-визового отдела не разработана концепция психолого-акмеологического сопровождения вынужденных переселенцев зрелого возраста на начальном этапе постмиграционного процесса, обеспечивающая оптимальное развитие личности мигрантов, вхождение в новую социальную среду после переезда.

Решение проблемы развития личности вынужденных переселенцев зрелого возраста на научном и практическом уровне встречает на своем пути следующие противоречия:

– между объективной возможностью акмеологии и психологии развития всесторонне влиять на сложноорганизованную систему вхождения личности в новую среду и недостаточным теоретико-методологическим обоснованием использования психолого-акмеологического потенциала в современной практике миграционной службы;

– между потребностью практики применения тех или иных психологических знаний в государственных организациях для решения задач включения мигрантов в новое жизненное пространство и отсутствием научно-теоретического обобщения знаний о развитии личности в изменившихся социальных условиях;

– между стремлением мигранта к личностному развитию после переезда и недостаточной готовностью сотрудников различных служб к созданию условий для дальнейшего оптимального развития личности вынужденных переселенцев в начальный постмиграционный период.

Данные противоречия свидетельствуют о необходимости теоретико-методологического и научно-методического обоснования системы психолого-акмеологического сопровождения вынужденных переселенцев в постмиграционный период с созданием условий для самореализации и актуализации личности на новом месте жительства. Эта проблема и определила тему нашего исследования – развитие личности вынужденных переселенцев.

Цели исследования: проследить развитие личности в постмиграционный период при нерегулируемых условиях вхождения в новое жизненное пространство; разработать концепцию психолого-акмеологического развития личности вынужденных переселенцев, начиная с начального постмиграционного периода; внедрить программу психолого-акмеологического сопровождения, обеспечивающую оптимальные условия вхождения вынужденных переселенцев в новую социальную ситуацию.

Объект исследования – психология вынужденных переселенцев.

Предмет исследования – развитие личности вынужденных переселенцев зрелого возраста в начальный постмиграционный период.

Гипотезы исследования:

  1. Исходя из большого количества акмеологических, психологических, психолого-педагогических и социологических исследований о миграции и мигрантах можно предположить, что развитие личности вынужденных переселенцев зрелого возраста проходит ряд этапов – этап акклимационно-личностной интеграции, этап социально-психологической индивидуализации, этап функционирования структурно-динамической системы. Сензитивным периодом для развития личности является начальный постмиграционный период – период акклимационно-личностной интеграции. Каждый из этих этапов отражает качественное своеобразие развития личности после переезда.
  2. В личности вынужденных переселенцев зрелого возраста можно выделить три подструктуры – интрамобильная, интермобильная и акмеомобильная. Среди них интермобильная подструктура является доминирующей.
  3. Развитие личности вынужденных переселенцев зависит от психолого-акмеологического сопровождения их в начальном постмиграционном периоде. Психолого-акмеологическое сопровождение представляет собой неформальный, личностно-ориентированный процесс, отличающийся от традиционного. Он восполняет образовавшийся у мигрантов дефицит в знаниях о жизни, позволяет встать на позицию активного деятеля, установить полноценное общение с местными жителями. Он ориентирован на развитие самостоятельности, личной ответственности за собственную жизнь, жизнь детей и пожилых родственников. Он направлен на развитие качеств личности, на достижение вершин в профессиональной деятельности.

Цели и выдвинутые гипотезы позволили выделить три группы задач, соответствующих логике проведения исследования.

Первая группа задач направлена на определение методологических оснований развития личности мигрантов в изменившихся условиях жизни:

  • анализ исследований миграции и психологии мигрантов в отечественной и зарубежной науке и выделение исторически сложившихся этапов научно-исследовательского подхода к миграции;
  • анализ теоретических и методологических предпосылок психолого-акмеологического развития личности вынужденных переселенцев зрелого возраста в ситуации вынужденного переселения;
  • исследование прогрессивных и регрессивных вариантов в развитии личности мигрантов;
  • исследование этапов личностной интеграции;
  • определение структурных компонентов и тенденций развития личности в ситуации вынужденной смены места жительства.

Вторая группа задач обусловлена необходимостью разработки психолого-акмеологического сопровождения в ситуации вынужденного переселения, для этого потребовалось:

  • определение теоретико-методологических основ психолого-акмеологического сопровождения процесса вхождения вынужденных переселенцев в новую социальную среду;
  • конструирование концепции и программы психолого-акмеологического сопровождения с обоснованием цели, содержательных и организационно-методических принципов, функций и форм организации работы с вынужденными переселенцами в неформальном образовательном процессе, а также выявление и обоснование условий развития личности в постмиграционный период.

Третья группа задач связана с апробацией теоретической концепции психолого-акмеологического сопровождения при регулируемых условиях вхождения вынужденных переселенцев зрелого возраста в новую социальную среду. Для этого необходимо:

  • разработка методов, направленных на изучение компонентов личностной зрелости вынужденных переселенцев при нерегулируемых/регулируемых условиях вхождения в среду;
  • организация констатирующего и формирующего эксперимента;
  • оценка результативности работы по психолого-акмеологическому сопровождению после формирующего эксперимента.

Теоретико-методологические основания исследования:

Общеметодологическими принципами исследования стали принципы детерминизма, единства сознания и деятельности, гуманизма и прогрессивного развития. В данной работе нашли отражение идеи культурно-исторической теории (Л.С. Выготский), теории деятельности (А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн), психологии смысловой регуляции деятельности (Д.А. Леонтьев, В.Э. Чудновский), психолого-педагогической теории взаимодействия деятельности и личности (А.Н. Леонтьев, С.Л Рубинштейн, А.Г. Асмолов и др.), теория поэтапного формирования умственных действий (П.Я. Гальперин), идеи личностно-деятельностного подхода к процессу формирования личности (Л.И. Божович, Л.И. Анцыферова, А.Н. Леонтьев, А.В. Петровский, Д.И. Фельдштейн), идеи личностно ориентированного образования (Л.И. Айдарова). Исследование опирается на основные принципы и положения психологии развития и акмеологии, раскрывающие суть и базовые векторы развития личности в период зрелости (А.А. Деркач, А.А. Реан, Е.И. Степанова); идеи персонологии и мультисубъектной теории личности (В.А. Петровский).

В исследовании использовались различные психологические теории и концепции о миграции: теории аккультурации и культурного шока (D. Berry, A. Furnham, С. Bochner, K. Oberg), теория инородцев (W.T. Jiu, E.S. Yu), психология межэтнической напряженности и этнических конфликтов (Г.В. Солдатова), психологические аспекты толерантности мигрантов (А.Г. Асмолов, А.А. Реан, Г.У. Солдатова, Л.А. Шайгерова); динамически-смысловая концепция посттравматического стрессового расстройства (М.Ш. Магомед-Эминов, Н.В. Тарабрина, А.Ш. Тхостов), концепция психологии переживания и поведения людей в ситуации вынужденной миграции (Г.У. Солдатова, Л.А. Шайгерова) и др.

Методы исследования:

  1. Теоретический анализ психологических, акмеологических, исторических, социальных, правовых и др. источников по теме исследования.
  2. Включенное наблюдение, анкетирование, тестирование, биографический анализ.
  3. Констатирующий эксперимент и разработка психодиагностических шкал для изучаемой выборки; в исследовании использованы 16 методик и методических разработок, пять из которых разработаны в разные годы автором самостоятельно и совместно с коллегами.
  4. Формирующий эксперимент с использованием авторской программы психолого-акмеологического сопровождения вынужденных переселенцев в период акклимационно-личностной интеграции.
  5. Авторская экспертиза психолого-акмеологических средств результативности экспериментальной программы.
  6. Методы математической статистики (t-критерий Стьюдента, G-критерий знаков, критерий углового преобразования Фишера (*), U-критерий Манна-Уитни и др.), контент-анализ.

Базы исследования. Исследование проходило в миграционных центрах, учебных заведениях г. Набережные Челны. В нем участвовали вынужденные переселенцы зрелого возраста, приехавшие в Татарстан из республик бывшего СССР с явно выраженной нестабильной социально-политической и социально-экономической ситуацией из Средней Азии (Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан) и Казахстана. Можно отметить сходство культурных, климатогеографических условий этих регионов. Образовательный уровень выборки равномерно представлен высшим, незаконченным высшим и средним образованием. Национальный состав следующий: 77% – татары, 14% – русские, 9% – чуваши, башкиры и др.

Контрольную выборку составили представители добровольной внутренней социально-экономической миграции (далее – добровольные мигранты) из Татарстана и других городов России и местные жители, проживающие в городе более 15 лет. Изучаемые группы уравнены в отношении полового, возрастного, национального состава, уровня образования и семейного положения.

В констатирующем эксперименте участвовали 1277 вынужденных переселенцев, 385 добровольных мигрантов и 318 местных жителей Республики Татарстан. В формирующем эксперименте участвовали: 120 вынужденных переселенцев; 70 добровольных мигрантов; 99 местных жителей Республики Татарстан.

Исследование проводилось в несколько этапов:

Первый этап (1998-2001) – теоретический. Проанализирована отечественная и зарубежная литература по миграции, выделены этапы научно-исследовательского подхода в психологии миграции, определены направления в развитии личности вынужденных мигрантов, описаны характеристики временнго (начальный, базовый и закрепляющий) и содержательного аспектов развития личности после переселения на новое место жительства; выделены подструктуры личности мигрантов зрелого возраста (интрамобильная, интермобильная и акмеомобильная); определены механизмы развития личности мигрантов. На данном этапе выявлены проблемные зоны исследования, были определены объект и предмет работы, сформулированы цели и задачи исследования.

Второй этап (2000-2003) – поисковый. Проведено исследование с использованием включенного наблюдения мигрантов в миграционных службах и паспортно-визовых отделах России (Казань, Самара, Уфа, Набережные Челны), организована беседа с представителями миграционных служб и самими мигрантами. На основе анализа научных источников по проблеме исследования были определены рабочие гипотезы. Активно подбирался и разрабатывался необходимый научно-методический аппарат. Определено место проведения исследования и контингент испытуемых.

Третий этап (2004-2006) – констатирующий эксперимент. На данном этапе проведено комплексное эмпирическое исследование, направленное на изучение компонентов личностной зрелости и смысложизненных ориентаций вынужденных переселенцев зрелого возраста при нерегулируемых условиях вхождения в новую социальную среду. Уделено внимание анализу позитивного отношения, позитивного взгляда на мир как интегративного компонента личностной зрелости вынужденных переселенцев. Полученные данные были подвергнуты статистической проверке и проинтерпретированы, показатели сравнивались с результатами, полученными при исследовании добровольных мигрантов и местных жителей. Выделены уровни развития личности при нерегулируемых условиях вхождения в среду. Результаты исследования обсуждались на российских и международных конференциях.

Четвертый этап (2006-2008) – разработка концепции и конструирование программы психолого-акмеологического сопровождения, проведение формирующего эксперимента. Разработаны теоретико-методологические основы психолого-акмеологического сопровождения вынужденных переселенцев, сформулированы содержательные и организационно-методические принципы программы, определены условия оптимального развития личности вынужденных переселенцев, рассмотрены функции и формы организации неформального образовательного процесса. Разработаны темы естественнонаучного, гуманитарно-эстетического и общеразвивающего блоков, направленные на нравственное, художественно-эстетическое и когнитивное развитие вынужденных переселенцев в условиях психолого-акмеологического сопровождения. Определен ход формирующего эксперимента. Для оценки особенностей психического развития после формирующего эксперимента разработаны критерии и показатели эффективности психолого-акмеологического сопровождения.

Осуществлена организация формирующего эксперимента, определено место проведения исследования и контингент испытуемых контрольной и экспериментальной групп. Полученные после формирующего эксперимента данные подвергнуты статистической проверке и проинтерпретированы. Проведено исследование личностных особенностей после формирующего эксперимента. Результаты исследования всесторонне обсуждались на совещаниях и конференциях различного уровня. В этот период были опубликованы результаты исследования в ведущих журналах ВАК и двух монографиях.

Пятый этап (2009-2012) – подведение итогов исследования. Результаты были представлены для обсуждения в миграционной службе, на международных и всероссийских конференциях, в конкурсах, на расширенном заседании факультета психологии КГУ (г. Казань), в институте экономики, управления и права (г. Набережные Челны), академии физической культуры, спорта и туризма (г. Набережные Челны) и на кафедре возрастной психологии МГППУ. По материалам исследования проведены семинары и мастер-класс в г. Оренбурге. В этот период были также опубликованы статьи в ведущих журналах ВАК и две монографии.

Научная новизна исследования:

Разработана и уточнена следующая система понятий, позволяющая выявить особенности вхождения вынужденных переселенцев в новую социальную среду.

Вынужденные переселенцы – люди, которые в силу социальных, политических, экономических и других причин вынужденно покинули прежнее место жительства и поэтому имеющие особые психические состояния (депрессии, страхи, тревожность), личностные особенности и посттравматические расстройства личности (бессонница, непрошеные воспоминания, немотивированная бдительность, хроническое чувство отчуждения от других людей, повышенная вегетативная возбудимость, могут возникать острые вспышки страха, паники или агрессии).

Акклимационно-личностная интеграция – наиболее сензитивный постмиграционный этап в развитии личности вынужденных переселенцев зрелого возраста. В этот период происходит переход от прежней личностной регуляции деятельности к новой, пока еще несформированной системе отношений в незнакомой социальной среде. Именно в это время можно вывести вынужденных переселенцев зрелого возраста на прогрессивный путь развития, включив такие виды деятельности, которые стимулируют собственную активность мигрантов в новой социальной среде.

Этап социально-психологической индивидуализации – актуализированные на начальном постмиграционном этапе личностные качества (ответственность, толерантность, стремление к саморазвитию и др.) и создающие новую целостность личности, индивидуально-психологические черты которой проявляются в новых условиях жизни.

Структурно-динамическая система – новая личностная целостность, которая позволяет вынужденным переселенцам с относительной устойчивостью функционировать в различных социально-психологических постмиграционных ситуациях.

Интрамобильная подструктура личности – понятие, характеризующее индивидуально-психологическую активность людей зрелого возраста, связанную с мобилизацией личностных ресурсов в сложной жизненной ситуации.

Интермобильная подструктура личности – обеспечивает готовность вынужденных переселенцев к взаимодействию с новой социальной средой и развитию личности во взаимодействии с другими.

Акмеомобильная подструктура – активность людей зрелого возраста, связанная с мобилизацией личности для достижения акме (состояться в профессиональном плане, раскрыть себя не во втором, третьем поколении, не стать «навозом» для детей и т.п.) и разработкой алгоритма продуктивного решения постмиграционных задач развития на новом месте жительства.

В качестве единицы для измерения уровня достижений вынужденных мигрантов введено понятие «акмен». Измерение осуществляется по следующим критериям: вклад мигранта в общечеловеческую культуру; оценка гражданских, общественнозначимых и социокультурных деяний мигрантов; их жизнестойкость и крепость здоровья; нарастание компетентности на новом месте жительства и проявление асоциальных действий.

Впервые раскрыты феномены развития личности мигрантов зрелого возраста в ситуации вынужденного переселения. Выявлены три этапа вхождения личности в новую социальную среду в постмиграционный период, названные нами этапами личностной интеграции: этап акклимационно-личностной интеграции, социально-психологической индивидуализации и этап функционирования структурно-динамической системы (временнй аспект вхождения в новую среду). Доказана значимость этапа акклимационно-личностной интеграции для последующего оптимального развития личности. Выделены подструктуры личности вынужденных переселенцев зрелого возраста: интрамобильная, интермобильная и акмеомобильная подструктуры (содержательный аспект), обеспечивающие мобилизацию личностных ресурсов в сложной жизненной ситуации; развитие самосознания личности во взаимодействии с другими людьми; повышение активности вынужденных переселенцев, направленной на достижение акме на новом месте жительства. Показано, что интермобильная подструктура выступает центральным компонентом, способным укрепить интрамобильную и акмеомобильную подструктуры.

Для введения мигрантов в новую социальную среду разработана научная концепция психолого-акмеологического сопровождения вынужденных переселенцев на этапе акклимационно-личностной интеграции, содержанием которой является организация неформального образовательного процесса с мигрантами зрелого возраста. Концепция психолого-акмеологического сопровождения направлена на формирование у мигрантов внутренней модели новой внешней среды; на овладение умениями и навыками поведения в ситуации вынужденной смены места жительства; на формирование смысложизненных ориентаций и осмысленно-продуктивных актуальных смысловых состояний, обеспечивающих оптимальное развитие личности вынужденных переселенцев зрелого возраста. Выделены пять этапов развития научных представлений о миграции, что дало возможность показать преемственность и значимость психологических знаний для разработки концепции развития личности мигрантов зрелого возраста и конструирования психолого-акмеологического сопровождения.

Теоретическая значимость исследования:

В работе развиваются идеи Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, Б.Г. Ананьева, П.Я. Гальперина, Л.И. Анцыферовой, А.Г. Асмолова, А.А. Реана, Д.А. Леонтьева, Л.И. Айдаровой и др. о роли социально-психологических, психолого-акмеологических и психолого-педагогических условий в развитии личности людей зрелого возраста после вынужденной смены места жительства. Работа вносит вклад в психологию развития и акмеологию, расширяя представления о развитии личности в изменившихся социальных условиях жизни.

Уточнены и дополнены представления о развитии личности вынужденных переселенцев зрелого возраста при нерегулируемых и регулируемых условиях вхождения в жизнь на новом месте жительства. Существующие в психологии представления о подструктурах личности – интраиндивидная, интериндивидная и метаиндивидная, развитие которых имеет место в детском и подростковом возрасте (А.В. Петровский), дополнены подструктурами личности (интрамобильная, интермобильная и акмеомобильная), появляющимися в зрелом возрасте у вынужденных переселенцев.

Выделены следующие психологические механизмы, обеспечивающие оптимальное развитие личности вынужденных мигрантов зрелого возраста: механизм перехода от обреченности к продуктивности актуальных смысловых состояний; механизм включения организованной системы сопровождения на всех временных этапах вхождения мигрантов в новую социальную среду; механизм акмеоподражания, направленный на поиск оптимальных образцов поведения в новой жизненной ситуации. Данные механизмы взаимосвязаны и образуют единство.

На основе проведенного теоретического и эмпирического исследования сконструирована программа психолого-акмеологического сопровождения, разработаны методы исследования, которые представляют собой специализированный психологический инструмент диагностики развития личности мигрантов зрелого возраста в постмиграционный период.

Показано влияние средств неформального образовательного процесса на оптимальное развитие личности мигрантов в трудной жизненной ситуации. Неформальный образовательный процесс состоит из бесед с мигрантами, организации их самостоятельной работы, проведении семинаров-тренингов, конференций, консультаций, организации активной социальной деятельности в новой среде, использовании Интернет-ресурсов для расширения ориентировки в условиях решения актуальной жизненной задачи и др. в период акклимационно-личностной интеграции.

Проведенный в исследовании сравнительный анализ смысложизненных ориентаций, терминальных и инструментальных ценностей, ответственности, толерантности, самоактуализации, характерологических показателей вынужденных переселенцев с данными добровольных мигрантов и местных жителей позволяет разработать рекомендации для предупреждения непродуктивного развития личности мигрантов при смене места жительства и регулирования отношений в социуме.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Развитие личности вынужденных переселенцев может проходить в двух направлениях: прогрессивном и регрессивном. Каждое направление определяет свой тип развития личности людей при вынужденной смене места жительства, который можно рассмотреть во временнм и содержательном аспекте.
  2. Временнй аспект включает три этапа личностной интеграции: начальный (акклимационно-личностная интеграция), базовый (социально-психологическая индивидуализация) и закрепляющий (структурно-динамическая система). Наибольшая нагрузка ложится на начальный, наиболее сензитивный период вхождения личности в новую среду. Именно в это время можно вывести вынужденных переселенцев зрелого возраста на прогрессивный путь развития. Содержательный аспект отражает единство трех подструктур личности – интрамобильной, интермобильной и акмеомобильной, каждая из которых развивается у мигрантов в ситуации вынужденной смены места жительства.
  3. При нерегулируемых условиях доминирование амбинального (неопределенного) и сниженного уровней в развитии личности вынужденных переселенцев становится преобладающим. Поэтому в процессе вхождения в новую среду на начальном постмиграционном этапе у вынужденных переселенцев стихийно формируются особенности личности, затрудняющие процесс оптимального развития на новом месте жительства.
  4. При нерегулируемых условиях вынужденный переезд воздействует на личностные смыслы и временные перспективы мигрантов, теряется связь с прошлым, возникают трудности в регуляции жизненной программы в настоящем и лишается чувство уверенности в будущем.
  5. Внедрение психолого-акмеологического сопровождения в работу с вынужденными переселенцами зрелого возраста определяет переход от стихийного к регулируемому процессу вхождения в новую среду, что способствует оптимальному развитию личности после переезда.
  6. Психолого-акмеологическое сопровождение выступает как неформальный образовательный феномен, открывающий инновационный путь системного применения медицинских, психолого-акмеологических, социальных, юридических и других знаний в ситуации вынужденного переселения. Функциональное назначение психолого-акмеологического сопровождения связано с обеспечением оптимизации личностного развития в период акклимационно-личностной интеграции в миграционных службах.
  7. Психолого-акмеологическое сопровождение эффективно при актуализации активной деятельностной позиции вынужденных переселенцев, включающей в себя использование общенациональных и общечеловеческих знаний о психологии миграции, знаний о соответствующих и значимых для мигрантов зрелого возраста направлений деятельности и расширения их общей ориентировки в новой среде.
  8. Критерии и показатели результативности психолого-акмеологического сопровождения для мигрантов включают в себя: овладение знаниями о миграции и психолого-акмеологических особенностях постмиграционного процесса; формирование умений самостоятельно разрабатывать способы управления собой в ситуации вынужденной миграции; развитие смысложизненных ориентаций после переезда.
  9. Вынужденные переселенцы зрелого возраста, включенные в работу по психолого-акмеологическому сопровождению, отличаются осмысленно-продуктивными актуальными смысловыми состояниями. У них проявляется воссоединение временных перспектив, что находит отражение в признании прошлого, уверенности в настоящем и активной постановке целей будущего. Данное состояние находит отражение в успешной профессиональной деятельности, устойчивом семейном положении, устроенном быте, адаптации детей и сохранении здоровья старящихся родителей.

Практическая значимость исследования:

Результаты исследования позволяют на качественно новом уровне решать важные практические задачи, связанные с психологией вхождения вынужденных переселенцев в новую социальную среду. Акмеологические, психолого-педагогические, социально-психологические особенности вынужденных переселенцев и их отношений с социумом становятся востребованными в работе руководителей образовательных учреждений, сотрудников муниципального управления, психологических и социальных служб. Результаты исследования личности вынужденных переселенцев составляют систематизированную научно-информационную базу данных по Республике Татарстан и других регионов России, которая имеет значение для государственных служащих в области миграционной политики, общественных переселенческих организаций и самих мигрантов.

Разработанные методики исследования находят применение в практике работы с вынужденными и добровольными мигрантами, с беженцами и гастарбайтерами. Инструментарий для исследования позитивного отношения, позитивного взгляда на мир мигрантов зрелого возраста может быть использован в миграционных и других службах.

Под руководством автора по теме исследования защищены одна кандидатская диссертация и более 25 дипломных работ на факультете психологии Института экономики, управления и права гг. Альметьевск, Бугульма и Набережные Челны, а также в Поволжской государственной академии физической культуры, спорта и туризма. По теме диссертации опубликовано свыше 60 работ, в том числе три монографии, глава в коллективной монографии, изданы четыре учебных и учебно-методических пособия, 15 статей в журналах ВАК. Общий объем работ, обобщенных в диссертации, составляет около 70 печатных листов.

Внедрение результатов исследования:

Результаты исследования отражены в публикациях, адресованных психологам, вынужденным переселенцам, работникам социальных служб и системы образования. В 2000 г. с целью подготовки специалистов для работы с вынужденными переселенцами разработан и читается специальный курс «Основы реабилитационной работы» для студентов IV курса психологического факультета Института экономики управления и права (г. Казань); с 2003-2004 учебного года курс «Психологические основы реабилитационной работы» читается на IV курсе Поволжской государственной академии физической культуры, спорта и туризма. Представлен доклад для совещания руководителей образовательных учреждений г. Набережные Челны (2009). Проведены семинары для сотрудников миграционной службы г. Набережные Челны (2008-2010 гг.), научно-методологический семинар на психологическом факультете института экономики, управления и права (г. Казань), мастер-класс на VII ежегодном Поволжско-Уральском семинаре «Психологическая помощь: содержание, формы, опыт» (Оренбург, 2010).

Апробация результатов исследования:

Основные положения проведенного исследования обсуждались на городских, региональных, республиканских, всероссийских и международных научных конференциях: «Формы и методы воспитательной работы в вузе» (Казань, 2001), «Стимулирование мотивации творческого саморазвития личности» (Набережные Челны, 2003), «Психолого-педагогические исследования субъекта деятельности» (Казань, 2004), «Субъектность в личностном и профессиональном развитии человека» (Казань, 2004), «Персонал как конкурентное преимущество компании» (Казань-Набережные Челны, 2005), «Образование как интегративный фактор цивилизационного развития» (Казань, 2005), «Образование как институт социально-психологической защиты детства» (Москва-Уфа, 2006), «Теоретические проблемы этнической и кросс-культурной психологии» (Смоленск, 2008), «Актуальные проблемы социально-психологической адаптации мигрантов в современном мире» (Пенза, 2008), «Психология и современное общество: взаимодействие как путь взаиморазвития» (Санкт-Петербург, 2009), «Социально-психологическая адаптация личности в изменяющемся российском обществе» (Балашово, 2009, 2010), «Образование в современном мире: проблемы миграции, управления и экономики» (Екатеринбург, 2011), «Здоровье для всех» (Пинск, 2011), «Perspektywiczneopracowanias nauk itechnikami» (Przemyl, 2011); на VII Международном научном конгрессе «Современный олимпийский спорт и спорт для всех» (Москва, 2003); на IV международном конкурсе образовательных проектов «Диалог – путь к пониманию» по вопросам интеграции мигрантов средствами образования при Центре межнационального образования «Этносфера» (2009, 2011).

Организована работа секции «Психология в помощь реабилиталогии» в рамках городской недели психологии на факультете психологии Института экономики, управления и права г. Набережные Челны (2006). Сделаны доклады на заседании интеллектуального клуба Института экономики, управления и права, посвященном современным демографическим проблемам (2006); на заседании докторского семинара психологического факультета КГУ (2009), кафедре возрастной психологии факультета психологии образования МГППУ (2011, 2012).

Объем и структура работы. Работа состоит из введения, пяти глав, заключения, списка литературных источников (343 наименований, также включающего современную электронную версию «Большой Советской энциклопедии Кирилла и Мефодия», состоящую из 27030 биографических статей об отечественных и зарубежных персоналиях), восьми приложений.

Рукопись диссертации содержит 375 страниц текста, 38 таблиц, 57 графиков.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновываются актуальность данного исследования, его теоретическая, практическая значимость и научная новизна; определяются цель, объект и предмет исследования, формулируются гипотезы, задачи, методы исследования и положения, выносимые на защиту, представляются данные об этапах проведения, апробации результатов исследования и о структуре работы.

Первая глава «Психологические аспекты развития личности вынужденных переселенцев» – посвящена теоретическим и методологическим основам психологии развития личности мигрантов и вынужденных переселенцев. На основе анализа психологических работ о миграции, изучения истории становления психологических знаний, определены этапы оформления научно-исследовательского подхода к миграции. На основе литературных источников проанализированы особенности психологического развития личности мигрантов в постмиграционный период.

В первом параграфе представлен анализ психологических работ о миграции, выделены следующие этапы оформления научно-исследовательского подхода к миграции:

       Начало ХХ в. поисково-познавательный этап (Г. Годдард, группа Р. Иеркса).

       20-50-е  гг. описательно-объяснительный этап (М. Мид, Г.У. Олпорт, Ж. Уотсон, Т. Петтигрю).

       50-60-е гг. социально-психологический этап (Barton В. Mauritius, Дж. Доллард и др.).

       70-90-е  гг. исследование психологии здоровья мигрантов (W.T. Jiu, Bruce P. Dohrenwend, E.S. Yu, R. Cochrance, Irvin G. Sarason, Charles D. Spielberger, M. Stopes-Roe и др.).

Конец ХХ в. - начало ХХI в. этап генерализации и дифференциации знаний о миграции и мигрантах, переход от частных, разрозненных наблюдений к системному представлению о психологии людей при разных типах миграции; разработка практических рекомендаций, позволяющих мигрантам адаптироваться к новым условиям жизни (В.В. Гриценко, Г.У. Солдатова, Т.Г. Стефаненко, З.Н. Тумалаева, О.Е. Хухлаев, Л.А. Шайгерова и др.). На этом этапе возникает необходимость организации и проведения комплексного психолого-акмеологического исследования проблем развития личности мигрантов, организации психолого-акмеологического процесса их вхождения в новую среду.

Во втором параграфе представлен анализ психологической литературы (К.А. Абульханова-Славская, Б.Г. Ананьев, Л.И. Анцыферова, А.Г. Асмолов, Б.С. Братусь,  Д.А. Леонтьев, В.Н. Мясищев,  Г.У. Солдатова, В.Э. Чудновский, А. Маслоу, К. Роджерс, В. Франкл, Г. Хакен и др.); показана значимость социальной среды для развития личности людей зрелого возраста в трудной жизненной ситуации. У мигрантов зрелого возраста наблюдается специфическая социальная ситуация развития, характеризующаяся включением переселенцев в разные сферы общественных отношений и новые виды деятельности, что требует актуализации и мобилизации личностных ресурсов человека. Противоречия переезда активизируют способность поддерживать и обеспечивать продуктивность личности. Вместе с тем, противоречия не должны истощать физические, социальные, нравственные, профессиональные и другие силы мигрантов, желающих устроить жизнь на новом, вынужденно выбранном ими месте жительства. Новообразования в зрелом возрасте зависят от поставленной цели жизненного пути и возможности ее достижения (М.В. Ермолаева, Е.И. Степанова). Социальная среда укрепляет цели вынужденных переселенцев, открывает возможности для их жизнедеятельности; появляется деятельностно-продуктивная, социально-активная позиция и продуктивное актуальное смысловое состояние в личности вынужденных переселенцев.

В третьем параграфе обосновывается положение о том, что смена места жительства связана с построением личностью новых смысложизненных ориентаций. В трудах отечественных психологов (А.Н. Леонтьев, Д.А. Леонтьев, В.Э. Чудновский и др.) именно смысл оказывается той инстанцией, которая подчиняет все остальные жизненные проявления личности людей зрелого возраста и управляет ими.

Степень развитости смысловой регуляции выступает мерой личностной зрелости (А.Н. Леонтьев, Д.А. Леонтьев). Чем выше личностная зрелость, тем в большей степени можно говорить о смысловой регуляции, об овладении своим поведением (Л.С. Выготский, Л.И. Божович). Обеспечить личностное развитие возможно только на основе учёта и активизации смысложизненной программы вынужденных переселенцев. Личностно-смысловое развитие вынужденных переселенцев становится основным в организации работы с ними. Умение реально оценить возможности переезда, построения смысложизненных планов на новом месте жительства и т.п. занимают центральное место в развитии личностно-смысловых структур вынужденных переселенцев.

Психологические исследования смысложизненных ориентаций людей позволяют предположить, что смыслами как единицами сознания можно опосредованно управлять через включение личности в поток значимых видов деятельности (А.Г. Асмолов, Б.С. Братусь). Управление процессом развития личностных смыслов должно стать необходимым условием в организации психолого-акмеологических мероприятий с мигрантами зрелого возраста.

В четвертом параграфе рассматриваются прогрессивная и регрессивная линии развития после переезда на новое место жительства, раскрываются механизмы развития личности взрослых мигрантов.

В настоящее время можно считать установленным, что в процессе вхождения мигрантов в новую социальную среду характеристики личности не остаются без изменений. Формируются качественно новые психологические образования, которые сочетаются с ранее сложившимися психологическими образованиями или функционируют автономно от них. У отдельных мигрантов при благоприятном вхождении в новую среду проявляется интегративность психологической организации, накапливаются соответствующие возрасту ресурсы. Все это свидетельствует о прогрессивной линии развития после переезда. По отношению к вынужденным мигрантам особенности личности при прогрессивном направлении остаются пока еще мало изученными.

При регрессивном направлении для состояния мигрантов характерна ностальгия, стресс аккультурации, культурный шок, маргинальный конфликт, психосоматические аспекты депрессии, кризис идентичности. Именно поэтому миграция рассматривается с позиции негативного воздействия на психику человека. Предполагается, что к показателям развития личности при регрессивном направлении относится деструктивное асоциальное развитие после переезда, сохранение сложившейся личностной структуры без учета новых общественных отношений, разрушение жизненных смыслов и т.п.

Отметим, что краткосрочные программы и тренинги в работе с мигрантами не всегда способны обеспечить оптимальное развитие личности вынужденных переселенцев. Для оптимального развития личности после вынужденного переезда на новое место жительства необходим комплексный подход, обеспечивающий позитивное отношение переселенцев к себе, окружающим людям и новому месту жительства. Подход, направленный на раскрытие и актуализацию ресурсов личности, развитие смысложизненных ориентаций на новом месте жительства пока не нашел отражение в научной литературе.

Для построения модели развития личности в ситуации вынужденной смены места жительства значимой становится теория В.А. Петровского о мультисубъектной личности, которая объединяет в себе четыре концепции: двойственности индивидуального Я («Мое Я» — «Мое Ты»), надситуативной активности (надындивидуального «Я»), персонализации (отраженного «Я»), универсализации (трансиндивидуального Я). Личность рассматривается как мультикультурный феномен, мультисубъектное образование. Теория о мультисубъектной личности раскрывает то, как личностью быть, состояться, а не только то, «что личность есть». Она позволяет знанию о личности стать инструментом ее собственного развития даже в сложной жизненной ситуации (проект «общей персонологии», или, иначе, – науки личности). Надситуативная активность вынужденного переселенца после переезда может рассматриваться как феномен выведения индивидом своего Я за пределы освоенного и познанного в допереездной период, мигрант преодолевает себя, поднимается над ситуацией вынужденной смены места жительства.

В данном параграфе представлен временнй аспект развития личности, который в случаях прогрессивного и регрессивного направлений, включает этапы личностной интеграции: начальный, базовый и закрепляющий.

На первом этапе – этапе акклимационно-личностной интеграции (наиболее сензитивном в развитии личности вынужденных переселенцев зрелого возраста) – происходит переход от прежней личностной регуляции деятельности к новой системе отношений  в пока еще незнакомой социальной среде. В этот период сужается круг межличностного взаимодействия, разрушается социальная сеть, перестраиваются прежние средства корректировки и оптимизации общения. На этом этапе наблюдается ломка смысложизненных ориентаций, ранее сложившихся установок, отношений к местности, стереотипов восприятия и т.п. Большинство профессиональных, культурных, социально детерминированных и других качеств личности начинают свое движение по новой траектории. Данный период накладывает отпечаток на развитие личности и при определенных условиях дает возможность вывести вынужденных переселенцев зрелого возраста на прогрессивный путь развития, стимулирует собственную активность мигрантов.

Исследователи разных направлений (биологи, психологи, этнографы) также обратили внимание на значимость начального периода любой деятельности на жизненном пути. Так биологи назвали данный период «лаг-фазой» (Y.E. Fogg), этнографы – «явлением лиминальности» (В. Тернер). Среди отечественных психологов данный период обозначается как «создание внутренних потенций в критические периоды жизни» (Л.И. Анцыферова), «зона неопределенности» (А.Г. Асмолов), «нерегулируемый обществом стихийный процесс» (В.Г. Асеев), «стихийный этап» (А.Н. Леонтьев), «процесс инициации («запуска») деятельности» (В.А. Петровский). Большинство исследователей отмечают, что он связан со снижением темпа развития, повышенной уязвимостью, внутренней растерянностью, метанием, переоценкой себя и других и т.д.

На этом этапе в личности вынужденных переселенцев наблюдается разъединение иерархизированных внутри него единиц жизни, человек начинает жить отрывочно – то в одном психологическом поле, то в другом (А.Н. Леонтьев). У него появляется чувство потери, лишения чего-то очень значимого, снижается направленность на саморазвитие, меняется с позитивного на негативный взгляд на жизнь, что может быть обусловлено неспособностью мигрантов справиться с ситуацией вынужденного переселения. При условии успешного завершения периода «акклимационно-личностной интеграции» наблюдается стремительное овладение новыми областями действительности, создается единый психологический облик человека с осмысленно-продуктивным актуальным смысловым состоянием. В данном случае можно говорить о дальнейшем оптимальном развитии личности вынужденных переселенцев после переезда.

На втором этапе – этапе социально-психологической индивидуализации (базовом для вынужденных переселенцев) – личностные качества мигрантов начинают приобретать новый стержень. Он определяет новый тип социальных отношений и сознательной деятельности после переезда. Актуализированные на начальном постмиграционном этапе личностные качества (ответственность, толерантность, стремление к саморазвитию и др.), создают целостность личности, индивидуально-психологические черты которой проявляются в постмиграционных условиях жизни.

Третий этап – этап стабилизации структурно-динамической системы связан с использованием сформировавшейся психологической организации личности в социальной ситуации вынужденного переселения. Личностная система закрепляется и начинает проявлять устойчивость. Актуализированные в новых условиях качества образуют ядро в структуре личности, формируют целостность, которая позволяет вынужденным переселенцам с относительной устойчивостью функционировать в различных социально-психологических постмиграционных ситуациях. Переход на третий этап наступает через несколько лет после переезда и завершается у отдельных мигрантов полной или частичной реорганизацией личностной системы.

В ситуации вынужденной миграции механизмами развития личности взрослых становятся осознание продуктивности-обреченности актуальных смысловых состояний, включение организованной системы сопровождения на всех временных этапах вхождения мигрантов в новую социальную среду и акмеоподражание. Они взаимосвязаны и образуют единство. Опору в проявлении продуктивных актуальных смысловых состояний мигрант ищет самостоятельно или опирается на общественные образцы, государственные программы и т.п. Наличие общенациональных и общероссийских образцов для подражания профессиональным достижениям других мигрантов в трудной жизненной ситуации, опора на примеры акмеологического взлета великих переселенцев создают основу для продуктивного развития личности средствами акмеоподражания.

В пятом параграфе рассматривается содержательный аспект развития личности вынужденных переселенцев зрелого возраста, раскрываются подструктуры личности мигрантов в ситуации смены места жительства.

Личность вынужденного мигранта зрелого возраста в ситуации смены места жительства приобретает черты, отличающие его от других людей, проживающих в стабильных условиях. Как уже отмечалось, происходит разрушение смысложизненных ориентаций и актуальных смысловых состояний, возникают негативные жизненные переживания, посттравматические стрессовые расстройства, биографические кризисы, снижение направленности на самоактуализацию и саморазвитие.

Характерная для людей зрелого возраста мобильность, способность к самостоятельному активному воздействию на внешние обстоятельства, поиск эффективных способов решения жизненных проблем, благодаря мобилизации личностных ресурсов, нарушается в ситуации вынужденного переселения. Развитие личности в зрелом возрасте происходит на основе формирования интрамобильного, интермобильного и акмеомобильного подструктурных компонентов личности. У мигрантов нарушаются связи между этими компонентами, что особенно заметно в период акклимационно-личностной интеграции. Интермобильная подструктура лишь начинает складываться в новой социальной среде, интрамобильная претерпевает существенные изменения, а потребность в акмеомобильной подструктуре долгое время может отсутствовать. В ситуации вынужденного переселения интермобильная подструктура выступает центральным, стержневым компонентом, способным укрепить интрамобильную и акмеомобильную подструктуры. Восстановление этих подструктур свидетельствует о полноценном вхождении в жизнь и оптимальном развитии личности после переезда на новое место жительства.

Во второй главе «Психолого-акмеологические и психолого-педагогические основы развития личности вынужденных переселенцев зрелого возраста в неформальном образовательном процессе» раскрывается роль макро- и микросреды в развитии личности вынужденных переселенцев, а также построение неформального образовательного процесса как многоаспектного феномена в работе с мигрантами на этапе акклимационно-личностной интеграции.

В первом параграфе подчеркивается, что акмеология предлагает реальный способ для выявления и развития способностей людей, их направленности на достижение вершин в созидательной деятельности и позволяет наметить пути акмеологического развития личности вынужденных переселенцев зрелого возраста.

Как уже отмечено, профессиональная успешность и самореализация вынужденных переселенцев зрелого возраста связаны с особенностями макро- и микросреды.

Макросреда сильнейшим образом влияет на то, что станет с личностью после переезда. В ней существуют условия, которые обеспечивают развитие и реализацию личностного потенциала на новом месте жительства, она задает содержание и форму вершин, величину тех «пиков», которые мигранты могут достичь в своем развитии. Если социальные условия благоприятствуют достижению значимых акме, то это способствует развитию мигранта как индивида, как личности и как субъекта деятельности в постмиграционный период.

В отдельных случаях после переезда мигранты сталкиваются с так называемым «уровнем потолка». Мигранта воспринимают как «чужого», «пришлого» и это сказывается на его акмеологическом развитии. В таком случае необходимо расширять представления общества о миграции и мигрантах, не ограничивать общественное мнение объективно или субъективно заданными узкими рамками, исключать появление негативных стереотипов о миграции и мигрантах.

Микросреда та часть социальной среды, с которой непосредственно взаимодействуют мигранты в процессе вхождения в новую социальную ситуацию. Микросреду составляют административные, производственные, учебные и другие сообщества людей, с которыми мигранты оказываются в непосредственном физическом и духовном контакте. Особо следует подчеркнуть значимость взаимодействия с сотрудниками миграционных и паспортно-визовых служб. Содержание деятельности этих служащих может серьезно повлиять на акмеологическое развитие мигрантов.

Анализ теоретических источников позволил констатировать, что развитие акме мигрантов в большей степени зависит от их индивидуально-психологических особенностей (интрамобильная подструктура), принятия ими новых социальных функций и роли (интермобильная подструктура), которую они начинают выполнять после переезда. Действия мигрантов, несущие в себе направленность на акме развитие, продуктивное, нравственное начало в период акклимационно-личностной интеграции, выступают как реальные шаги, приближающие их к личностному и субъектно-деятельностному развитию.

На современном этапе развития акмеологических знаний о мигрантах практически отсутствует методологический инструментарий для изучения и измерения акме-развития личности на новом месте жительства. С этой целью необходимо разработать и внедрить в практику работы с ними акмеологические приемы развития аутопсихологической компетентности и технологии помощи в организации и оптимальном осуществлении личностного и профессионального развития мигрантов. В качестве единицы для измерения продвижения вынужденных мигрантов на пути к достижению профессиональных и личностных вершин можно использовать понятие «акмен», что позволит изучить переезд как акме-событие, оценить его как судьбоносное для дальнейшего профессионального развития. В целом это создаст возможность внедрить различные психолого-акмеологические технологии в миграционных и других службах.

Во втором параграфе показано воздействие профессиональной деятельности с мигрантами на сотрудников паспортно-визового отдела и миграционных служб. Работу в данных службах надо рассматривать в двух направлениях. Во-первых, миграционные службы и паспортно-визовый отдел на начальном этапе вхождения мигрантов в среду становятся единственным источником законодательного, социального и общего развития личности вынужденных переселенцев. Благодаря этим службам закладываются основы полноценной социализации, обеспечивается оптимальное развитие смысложизненных ориентаций. Во-вторых, сотрудники этих ведомств, в силу многих обстоятельств, остаются изолированными от внедрения научно-теоретических знаний о миграции, не интегрируют их в свою профессиональную деятельность, не учитывают закономерности психолого-акмеологического развития людей в постмиграционный период и не используют современные образовательные технологии в процессе осуществления своей профессиональной деятельности с различными группами мигрантов.

Исследование эмоционального выгорания сотрудников миграционных служб выявило проблемы в данной сфере. В связи с наплывом гастарбайтеров, беженцев и вынужденных переселенцев рабочий день служащих стал перегруженным, насыщенным психологическими и эмоциональными проблемами. Хронически напряженная психоэмоциональная деятельность, повышенная ответственность за исполняемые функции и операции, психологически особенный и трудный контингент и т.п., оказывают неблагоприятное воздействие на личностное самочувствие и профессиональную деятельность сотрудников. Отрицательно влияет на специалистов в сфере миграционной службы отсутствие специальных образовательных программ, содержащих междисциплинарный синтез знаний о мигрантах и миграции. В сфере организации профессиональной деятельности сотрудников миграционных служб обнаружены недоработки, связанные с подбором и подготовкой персонала, режимом дня и отдыха, отсутствием программы психолого-акмеологического сопровождения.

В третьем параграфе проанализированы подходы к построению неформального образования вынужденных переселенцев и сотрудников миграционных служб. Неформальное образование выступает главным интеллектуальным инструментом для решения проблем вынужденного переселения. Как показывает практика, дефицит знаний и вызванная им поверхностная оценка ситуации вынужденного переселения приводят к ошибкам интеллектуального, нравственного и физического порядка, отрицательно сказываются на развитии личности вынужденных мигрантов, способствуют возникновению трудностей при включении их в жизнь после переезда.

Неформальное образование взрослых вынужденных переселенцев включает в себя сообщение им знаний о миграции; о медицинских, психологических и социальных реабилитационных мероприятиях; а также теоретическую и практическую подготовку людей, работающих с мигрантами. Неформальное образование  информирует людей о воздействии миграции на личность человека, дает представление о способах оптимального развития личности в ситуации вынужденного переселения, удовлетворяет насущные образовательные потребности мигрантов по широкому кругу вопросов вынужденного переезда. Его результатом является приращение образовательного потенциала для решения проблем вхождения в новую среду. Выход за границы традиционных учебных заведений, образование в которых носит формальный характер, способен осуществить созидающие перемены в сознании мигрантов.

Неформальное образование взрослых вынужденных переселенцев выгодно отличается от других способов организации жизнедеятельности мигрантов после переезда. Прежде всего, следует выделить гибкость, проявляющуюся в возможности достаточно быстро выяснить социально-образовательные потребности вынужденных переселенцев. Наиболее значимым в период акклимационно-личностной интеграции становится решение задачи, которая направлена на организацию психологами, социальными работниками, волонтерами неформального образовательного процесса с мигрантами уже в паспортно-визовом отделе или миграционной службе, что предупредит необходимость организации и проведения реабилитационных мероприятий на следующих этапах постмиграционного процесса. В данном случае появляется возможность укрепить интермобильную подструктуру личности мигрантов.

Неформальное образование включает в себя подготовку специалистов, обладающих необходимыми знаниями и технологиями работы с данным контингентом. Для организации их профессиональной деятельности необходимо сформировать теоретические знания и практические умения вести неформальную беседу с мигрантами, использовать информацию о миграционном процессе из различных источников, в том числе из Интернета. Они должны быть сами хорошо информированы в области медицинских, социальных, психолого-акмеологических и юридических научных представлений в сфере миграционной службы и уметь информировать об этом вынужденных переселенцев. В целом такая работа позволяет решить центральный вопрос возрастной психологии о соотношении обучения и развития в ситуации вынужденного переселения.

Неформальное образование вынужденных переселенцев, построенное на положениях, сформулированных представителями научной школы Л.С. Выготского, опирается на поддержку активности самих вынужденных переселенцев по выстраиванию ориентировки в новой социальной ситуации, на формирование поиска и открытия способов «вхождения» в новое жизненное пространство, на саморазвитие и самоактуализацию. Следует обратить внимание на то, что данная научная позиция не перечеркивает, а включает в себя и переосмысливает другие концепции, связанные с решением проблем вынужденного переселения и проблем оптимального развития личности после переезда.

В смене парадигмы образования с формального, чисто информационного, на неформальное, смысловое, и проявляется значимость содержания психолого-акмеологического сопровождения.

В третьей главе «Эмпирическое исследование личности вынужденных переселенцев зрелого возраста при нерегулируемых социумом условиях вхождения в новую социальную среду» – представлены данные об особенностях участников эксперимента, описаны ход и процедура исследования личностных качеств вынужденных переселенцев (интрамобильная подструктура). Полученные психологические данные позволили выявить особенности развития личности испытуемых при нерегулируемом извне процессе вхождения в новую среду.

В первом параграфе описаны организация и проведение исследования, показана психологическая характеристика вынужденных переселенцев и обоснованы причины повышенного интереса к мигрантам зрелого возраста. Они обусловлены:

количественно более высоким уровнем доли мигрантов зрелого возраста среди вынужденных переселенцев (от 55 до 60 % от их общего числа);

малой изученностью развития личности людей зрелого возраста, в силу тех или иных причин оказавшихся в новой социальной среде;

неоднозначностью мнений, обусловленных методологическими трудностями изучения мигрантов зрелого возраста;

отношением к задачам развития людей зрелого возраста, среди которых наиболее существенными являются ответственность за детей, их воспитание; ответственность за постаревших родителей, продолжительность жизни которых, их здоровье и счастье полностью оказываются в зависимости от вынужденных переселенцев зрелого возраста; учебные, профессионально-трудовые, материально-экономические задачи и т.п.;

сложностью изучения вынужденных переселенцев зрелого возраста, которые обусловлены личностными особенностями исследуемых.

Во втором параграфе представлены результаты изучения смысложизненных ориентаций и компонентов личностной зрелости вынужденных переселенцев зрелого возраста при нерегулируемых социумом условиях вхождения в новую среду.

В исследовании приняли участие вынужденные переселенцы, которые проживают на территории Республики Татарстан с момента переезда до трех лет. Данный выбор обусловлен тем, что в отечественных и зарубежных исследованиях кризисным этапом социокультурной адаптации считается третий год проживания в эмиграции (Н.М. Лебедева, D. Berry, A. Kennedy, C. Ward и др.). К шестому году после переезда, по мнению тех же авторов, кризисный этап преодолевается. Исследование этого периода позволяет выявить полную картину психологических особенностей развития личности вынужденных переселенцев зрелого возраста в период акклимационно-личностной интеграции при нерегулируемых социумом условиях вхождения в новую социальную среду.

Для оценки компонентов личностной зрелости вынужденных переселенцев были использованы следующие психодиагностические методики: «Смысложизненные ориентации» (Д.А. Леонтьев), опросник «Уровень субъективного контроля» (Дж. Роттер), «Опросник для самооценки терпеливости» (Е.П. Ильин и Е.К. Фещенко), «Самоактуализационный тест» (Л.Я. Гозман, М.В. Кроз, М.В. Латинская). На данном этапе были использованы также анкетирование и анализ документов. Был разработан собственный, авторский, инструментарий для исследования позитивного отношения вынужденных переселенцев к миру, окружающим людям и к себе после переезда. Для исследования позитивного отношения мигрантов зрелого возраста к миру были выделены показатели: отношение вынужденных мигрантов к переезду, особенности основных жизненных целей, уровень владения русским и национальным (татарским) языками, социально-психологическая адаптация детей вынужденных переселенцев к школе, терминальные и инструментальные ценности, установки до и после переселения, стереотипы восприятия вынужденных переселенцев, профессиональные группы до и после переселения, поступление вынужденных переселенцев в высшие учебные заведения, характерологические свойства личности по функциональным качествам «добро и зло», качество и количество асоциальных действий в среде мигрантов.

Данное исследование направлено на наименее изученный период вхождения мигрантов в новую жизнь после вынужденного переселения и посвящено самому начальному и важнейшему в развитии личности мигранта периоду. В этот период должны происходить изменения в интрамобильной, интермобильной подструктурах, которые определяют дальнейшее развитие личности вынужденных переселенцев, их направленность на акмеомобильное развитие.

Результаты исследования:

1. Исследование 179 вынужденных переселенцев по тесту СЖО (Д.А. Леонтьев) показало, что для большинства из них характерен низкий уровень смысложизненных ориентаций по шести субшкалам опросника. Рисунок 1 демонстрирует низкие показатели в смыслоопределении и смыслостроительстве в ситуации вынужденного переезда.

Рис.1. Стандартные показатели вынужденных переселенцев по субшкалам

Вынужденные переселенцы с низкими значениями по многим субшкалам опросника испытывают дисгармонию в развитии. Она свидетельствует о дезорганизации психологической системы личности после перезда.

В ходе исследования были определены доминирующие классы (по классификации А.В. Серого) испытуемых с различными актуальными смысловыми состояниями, отражающими особенности смысложизненных ориентаций во временнй перспективе (рис. 2). Соотношение прошлого, настоящего и будущего позволило дать определение каждому классу актуальных смысловых состояний.

Из рисунка 2 видно, что большинству вынужденных переселенцев присущ безынициативно-обреченный класс актуальных смысловых состояний (61%). Вынужденный переезд воздействует на личностные смыслы и временные перспективы. Большинство из мигрантов теряют прошлое, не чувствуют уверенности в будущем и испытывают трудности в регуляции жизненной программы в настоящем. Такого рода состояние оказывает влияние на достижение цели переезда, ведет к отказу от реализации намерений, снижению настроения, что, естественно, влияет на процесс вхождения в новую среду, делая его более продолжительным и сложным.

Рис. 2. Кольцевая диаграмма классов вынужденных переселенцев (внутренний – мужчины, средний – женщины и внешний – общий) с различными актуальными смысловыми

состояниями и их численность (% от выборки)

В процессе вхождения в новую среду у вынужденных переселенцев складываются общие для мужчин и женщин тенденции. Можно выделить группы испытуемых с доминированием первого, восьмого, третьего и четвертого классов, которые представлены в соответствии с занимаемым ими ранговым местом. Только 8,5 % испытуемых относятся к осмысленно-продуктивному классу. Лишь каждый десятый вынужденный переселенец имеет собственный ресурс для того, чтобы пойти по продуктивной смысложизненной программе, по пути полноценного развития на новом месте жительства. Входящие в данную группу люди успешны в процессе профессиональной деятельности, имеют устойчивое семейное положение, устроенный быт.

Третий и четвертый классы занимают третье ранговое место. Вынужденные переселенцы ситуативно-обыденного (третьего) класса живут сегодняшним днем, теряются в постановке целей будущего и проявляют неудовлетворенность своим прошлым (7,5 %). При кажущейся внешней открытости проявляют замкнутость, эмоциональную неустойчивость, избегают насыщенных контактов с людьми. Поступки и действия данной категории вынужденных переселенцев обычно вызывают у окружающих недоумение, двойственное отношение к ним.

При четвертом, поверхностно-приспособляемом, классе у вынужденных переселенцев слабо представлено будущее (7%). Эта группа людей живет воспоминаниями о прошлой жизни, прошлых успехах и надеждах. В целом, о данной группе можно сказать следующее: внешне демонстрируя успешность процесса адаптации, они испытывают потерянность, будущее не связано с выбранной местностью, новые условия жизни не вырабатывают активную позицию. У вынужденных переселенцев может полностью отсутствовать направленность на профессиональное развитие.

2. В констатирующей части исследования выявлены особенности развития ответственности вынужденных переселенцев зрелого возраста и переход контроля из внешней детерминации во внутреннюю по некоторым шкалам опросника УСК (Дж. Роттер). Выявлено нелинейное развитие по многим показателям субъективного контроля. В первые годы после вынужденного переезда усиливаются общая интернальность и интернальность в области производственных отношений, обеспечивающих определенное качество жизни в ситуации вынужденной смены места жительства. При неблагоприятном развитии такие показатели, как экстернальность в области неудач, семейных, межличностных отношений, отношения к здоровью и болезни могут стать слабым звеном в процессе вхождения вынужденных переселенцев в новую социальную ситуацию.

Вызывает тревогу значительное число амбиналов (от 50 до 70 %) в трех изученных нами группах: местные жители, добровольные мигранты и вынужденные переселенцы. Появление людей с амбинальным локусом контроля может быть связано с ослаблением воспитательных, педагогических воздействий, особенностями социально-экономической обстановки в России в постсоветский период. Если предположить, что интернальность связана с наличием смысла жизни, а экстернальность и амбинальность с отсутствием веры в себя, в собственные усилия и способности, то полученные результаты позволяют выявить объективные и субъективные трудности в процессе вхождения мигрантов в новую среду.

3. В исследовании выявлено, что в ситуации вынужденной миграции формируется терпеливость (Е.П. Ильин и Е.К. Фещенко) как важнейшая составляющая зрелости личности. Это личностное качество является центральным для успешного вхождения в новую социальную среду, обеспечивает позитивное отношение к миру, позитивное видение действительности. Вынужденные переселенцы обладают способностью переносить неблагоприятное влияние различных факторов субъективного, объективного и субъективно-объективного характера.

Вместе с тем, данного свойства личности недостаточно для дальнейшего полноценного развития вынужденных переселенцев. Нельзя забывать, что физические, психические резервы людей небезграничны. Только терпение не всегда способно обеспечить активную, творческую позицию, дать возможность для достижения цели переезда и оптимального решения акмеологических задач и т.п.

4. Изучение самоактуализации в констатирующей части исследования выявило влияние вынужденного переезда на развитие творческого и духовного потенциала мигрантов зрелого возраста по тесту «САТ» (Л.Я. Гозман, М.В. Кроз, М.В. Латинская). По сравнению с данными добровольных мигрантов и местных жителей наблюдается отказ от программы на саморазвитие. Были получены низкие значения по следующим шкалам: компетентность во времени, сензитивность, спонтанность, самоуважение, самопринятие, синергия, контактность, познавательные потребности, креативность. При нерегулируемых условиях вхождения в новую социальную среду многие составляющие процесса самоактуализации в ситуации вынужденной смены места жительства снижаются.

Потребность в саморазвитии и самоактуализации является основной чертой зрелой личности, поэтому полученные данные отражают специфику ее развития в ситуации вынужденного переезда. Отсутствие у большинства вынужденных переселенцев данной потребности оказывает негативное влияние на успешность их развития как субъектов профессиональной деятельности в зрелом возрасте. В некотором смысле можно говорить об уходе на второй план активности, связанной с достижением профессионального «акме», снижением возможности реализовать на новом месте жительства личностные и смысловые перспективы.

5. Комплексное исследование позитивного отношения к миру, к себе, позитивного мышления как интегративного качества (авторская методика) показало влияние вынужденного переезда на личность мигрантов. Позитивное отношение к переезду в большинстве случаев меняется на негативное. Вместе с тем такие составляющие данного компонента, как жизненные цели, ценности, отношение к переезду, языковые достижения и профессиональное развитие могут создавать основу для полноценного развития личности на новом месте жительства.

Данные, полученные в этой части эмпирического исследования, позволили выделить три группы вынужденных переселенцев с различным уровнем развития личности после переезда: высоким, амбивалентным и сниженным. В первую группу вынужденных переселенцев (19 %) вошли ответственные, терпеливые, направленные на самоактуализацию личности, склонные проявлять позитивное отношение к миру, новому месту жительства, в основном с осмысленно-продуктивным актуальным смысловым состоянием. У них отмечается высокий уровень вхождения в новую среду, при котором проявляются стабильность в профессиональном развитии, устойчивость в семейных отношениях, высокий уровень достижения жизненных целей; ими активно ставятся и решаются вопросы саморазвития и самоактуализации. Их личностные качества представляют собой источник для полноценного осуществления жизненного пути после переезда.

Вторую группу (44 %) составили вынужденные переселенцы с интернальным и экстернальным локусом контроля. Препятствия субъективного и объективного характера в целом не нарушают основу для формирования позитивного мышления, позитивного отношения к миру, к себе. Вместе с тем они могут быть нетерпимыми и безответственными в некоторых значимых жизненных ситуациях. У вынужденных переселенцев данной группы появляются проблемы в самопринятии, самоуважении, низкая контактность и отсутствие познавательной потребности, проявляется неуверенность и тревога за профессиональный рост, будущее семьи, детей.

В третью группу (37 %) вошли вынужденные переселенцы с низкими показателями по многим компонентам. Люди данной группы проявляют экстернальный и амбинальный локус контроля, средний или низкий уровень терпеливости, отсутствие направленности на самоактуализацию, им свойственно безынициативно-обреченное актуальное смысловое состояние. По интегративному компоненту проявляются негативная установка на местность их нового проживания, сложности в профессиональном росте, неудовлетворенность местом работы или постоянный поиск нового, сложный, затяжной процесс адаптации детей к школе и др., что является существенным препятствием для полноценного развития личности.

Полученные в ходе исследования результаты подтверждают, что в процессе нерегулируемого вхождения в новую социальную среду вынужденные переселенцы сталкиваются с различными трудностями объективного, субъективного и субъективно-объективного характера. Решение проблем, связанных с переездом, оказывает особенно глубокое влияние на личностное развитие в период акклимационно-личностной интеграции. Отношение к местности, коренным жителям, к оценке переезда и т.п. меняется у вынужденных переселенцев по прошествии некоторого времени. У большинства мигрантов отмечаются изменения в негативную сторону, что напрямую влияет на процесс дальнейшего оптимального развития личности и свидетельствует о складывающейся в условиях вынужденного переселения регрессивной личностной регуляции.

Четвертая глава «Психолого-акмеологические основы сопровождения вынужденных переселенцев в процессе вхождения в новое жизненное пространство» – посвящена разработке программы психолого-акмеологического сопровождения, обеспечивающей развитие личности вынужденных переселенцев в период акклимационно-личностной интеграции.

В первом параграфе представлены теоретико-методологические основания программы психолого-акмеологического сопровождения вынужденных переселенцев. Программа опирается на закономерности психического развития личности мигрантов в условиях вынужденного переселения, ориентирована на изучение и учет реальных социально-психологических процессов и явлений в постмиграционный период. Она направлена на включение вынужденных переселенцев в такие сферы жизнедеятельности, как социальная, профессиональная, образовательная, семейная и др. Разработанная программа была условно названа «Восток-Запад».

Теоретическую основу программы составляют идеи культурно-исторической психологии развития. Учитывая то, что исследование вынужденных переселенцев выходит за рамки психологии, в программе уделено внимание истории и культурологическим аспектам миграции; трофологии и нутрициологии; педагогике, теории и практике образования взрослых (андрагогике); акмеологии как науке о достижении вершин в профессиональной деятельности в зрелом возрасте.

Важными составляющими в организации работы с вынужденными переселенцами выступают три уровня деятельности, в которые изначально включается мигрант.

Первый уровень включает сферу организации индивидуальной деятельности переселенца, в которой представлены основные жизненные проблемы, начиная от жилищно-бытовых до высших, ценностных психологических образований. Этот уровень раскрывает собственные возможности мигранта, как актуальные, так и потенциальные; признание успехов и достижений до и после переезда; направленность на будущее для раскрытия акме на новом месте жительства, постановку целей. Основными методами работы на этом уровне являются беседа, консультирование, организация и проведение тренингов. В процессе работы обсуждаются вопросы о смысле переезда, достижениях и потерях, создаются выставки, организуются встречи и собирается материал для сайта о вынужденном переезде.

На втором уровне находит отражение деятельность, связанная с созданием вынужденными переселенцами проектов своей собственной жизни на новом месте, собственного видения миграции, что может отражать смыслопорождение и смыслостроительство на новом месте жительства. Расширяются основные методы работы, дополнительно используются праксиметрические методы исследования. Психолого-акмеологическое сопровождение, направленное на развитие личности вынужденных переселенцев, обеспечивает их вхождение в новое жизненное пространство.

На третьем уровне происходит обращение к вопросам общемировой и общенациональной культуры о миграции и мигрантах, знакомство с научно-теоретическими и прикладными исследованиями в данной области. Умение человека организовать свою жизнедеятельность на новом месте жительства должно быть связано с обращением к достоянию России и других стран в различных областях культуры, науки, точнее говоря, к мировому опыту миграции. Это может стать основой акмеоподражания великим переселенцам (Аристотель, И. Бродский, К. Левин, Ж. Руссо, Ч. Чаплин, А. Шварценеггер, Ф. Шопен, Э. Эриксон и др.). Методы работы на этом уровне направлены на самовоспитание и самосовершенствование. Организуемая работа связана с введением человека в новую культурную, социальную среду с помощью образовательных стратегий. С их помощью можно обеспечить мигранту возможность роста, создания новых смыслов после переезда.

Содержание психолого-акмеологического сопровождения в период акклимационно-личностной интеграции создает продуктивное общение с новым социальным окружением по следующим направлениям.

I. Естественнонаучный блок обеспечивает вынужденных переселенцев знаниями о природе края, способствует освоению обычаев и традиций, наиболее значимых на новом месте жительства. Блок представлен следующими темами: «Роль питания и пищи в адаптации вынужденных переселенцев», «Физические упражнения в обеспечении оптимальной адаптации вынужденных переселенцев к новым условиям среды», «Смена климата», «Карта города, республики, страны», «Миграция животных», «Мир местных растений», «Внешний облик», «Промышленно-трудовые ресурсы края» и др.

II. Гуманитарно-эстетический блок организует опыт эмоционально-ценностного отношения мигранта к жизни, показывает этическую и эстетическую картину человеческих отношений. В данный блок включены темы: «От поговорок и пословиц о миграции – к культуре», «Образ мигранта в сказках», «Художественные, музыкальные произведения, скульптуры о миграции», «Язык и его роль в адаптации», «Юмор мигранта» и т.п.

III. Общеразвивающий блок позволяет вынужденным переселенцам открыть в себе новые возможности, развивает интеллектуальные и нравственные силы человека. Содержание тем направляет на самоактуализацию, стимулирует самоорганизацию и саморазвитие, ориентирует на зону ближайшего развития личности. В данный блок входят следующие темы: «Ты и твое имя», «Мигранты: русские, татары, грузины и т.д.», «Вклады мигрантов в достижения страны», «Великие переселенцы», «Миграционные процессы на территории Татарстана», «Юридическая среда как ресурс для социального развития мигранта», «Психологические особенности развития личности вынужденных переселенцев».

Благодаря своему содержанию психолого-акмеологическая программа обеспечивает различные виды интеграции: интеграцию мигрантов в новую среду для продуктивного общения с социальным окружением и миграционными службами; интеграцию деятельности внутри социальных служб. Способность к интеграции характеризует развитие личности, умеющей объединять в целое, ставшие разнородными части и элементы жизненных событий. Интеграция характеризуется ростом объема и интенсивности взаимосвязей и взаимодействия между людьми, их упорядочиванием и самоорганизацией в некое единое образование и появлением качественно новой целостности личности.

Вынужденный переселенец, включаясь в целенаправленно организуемые виды деятельности, получает информационную и практическую психолого-акмеологическую поддержку и помощь.

Во втором параграфе рассматриваются следующие условия оптимального развития личности вынужденных переселенцев в процессе психолого-акмеологического сопровождения:

1. Своевременное рассмотрение и принятие государственных нормативных документов о статусе, правах вынужденных переселенцев и целенаправленное информирование их по этим вопросам является основным условием безболезненного обретения переселенцами нового смысла жизни.

2. Ознакомление вынужденных переселенцев с географическими, климатическими и демографическими условиями нового места жительства.

3. Знание государственного языка – необходимое условие для полноценного вхождения мигрантов в новое социокультурное пространство.

4. Укрепление чувства удовлетворенности жизнью до переезда, что способствует полноте и насыщенности жизнью в настоящий момент. Соединив прошлое и настоящее, можно создать устойчивый смысл в будущем.

5. Поддержка семьи, воспитание и обучение детей способствуют уверенности в жизни, насыщению повседневной жизни реальным смыслом.

6. Профессиональная деятельность должна стать личностно значимой (особенно для мужчин), достаточно хорошо оплачиваемой, чтобы компенсировать материальные затраты.

7. Личностные особенности переселенцев (интрамобильная подструктура) определяют характер вхождения в новую социальную среду.

8. Командировки, путешествия, более широкая ориентировка в окружающем предоставляют благоприятное условие для творческого, профессионального развития.

Учитывая эти условия, необходимо информировать вынужденных переселенцев о том, что миграция имеет не только отрицательное, но и положительное влияние на личностное и профессиональное развитие людей зрелого возраста.

Третий параграф содержит описание хода и этапов неформального, регулируемого авторской программой, образовательного процесса вынужденных переселенцев в период акклимационно-личностной интеграции (формирующий эксперимент).

На первом этапе (1-3 недели) осуществляется «погружение» вынужденных переселенцев в мир миграционных перемещений с использованием тем естественнонаучного блока. Работа начинается одновременно со сбором документов для регистрации, с первых дней обустройства на новом месте жительства. Мигранты знакомятся с местностью, климатическими и природными особенностями данного региона (экскурсия по городу, знакомство с флорой и фауной), посещают Центр занятости (знакомство с вакантными должностями, ведущими предприятиями и учреждениями данной местности), определяются с языковыми курсами, устанавливают ориентиры для вхождения в новое жизненное пространство. Вынужденных переселенцев информируют о правовых документах, правах и обязанностях. Значимой работой становится информирование мигрантов о негативном и позитивном влиянии постмиграционных проблем на психическое, физическое и экономическое благополучие людей после переезда. Своевременность тех или иных знаний и действий расширяет психологическое поле переселенца в плане ответа на вопрос: Что может произойти, если не знать и не учитывать? В совместной с психологом деятельности обсуждаются вопросы о цели переезда, специфике воздействия миграции на личность; определяются функции мигрантов зрелого возраста в семье и обществе. Значимым становится решение вопросов определения места работы для дальнейшего профессионального развития мигрантов, формирование направленности на профессиональные достижения, превышающие предыдущие результаты. Оказывается помощь в поиске места жительства, вопросах обучения детей, получении медицинской поддержки. Психологически значимыми являются задачи, направленные на признание вынужденными переселенцами своего прошлого, осознания настоящего, создания программы будущего жизненного пути на новом месте жительства. Данный этап может быть назван «Психолого-акмеологическое погружение в ситуацию смены места жительства».

На втором этапе (4-9 недель) используются различные формы организации неформального образовательного процесса (беседа, самостоятельная работа, семинары-тренинги с использованием интерактивных методов обучения, конференции, консультации, организация активной социальной деятельности в новой среде, использование Интернет-ресурсов). Функции данного этапа:

психолого-педагогическая, влияние неформального образования на личностно-смысловое развитие в начальный постмиграционный период;

практическая, овладение умениями, навыками социально-психологического взаимодействия после переезда;

когнитивная, получение, осмысление и понимание информации о миграции и вынужденном переезде.

На данном этапе включается материал из тем естественнонаучного и гуманитарно-эстетического блоков, с помощью которых происходит овладение постмиграционными знаниями, поддерживается активность мигрантов на укрепление собственной позиции, жизненного сценария после переезда. Осуществляется направленность мигрантов на акмеологическое самосовершенствование, осмысление многообразия воздействия миграционной реальности на разновозрастных людей. Подкрепляются шаги, направленные на взаимодействие с новым социальным окружением, местными жителями. Мигрант встраивается в жизнь на новом месте жительства, начинает проявлять себя как член общества, который проходит постмиграционную социализацию средствами неформального образования. Второй этап, связанный с организацией неформального образовательного процесса, можно назвать «Психолого-акмеологическое разъяснение».

Третий этап (10-20 недель и далее) связан с созданием собственных проектов, касающихся миграционной жизни, постановкой задач интеллектуального, нравственного и художественно-эстетического развития. Для решения этих задач проводятся конкурсы на лучшие видеоролики, рисунки, фотографии, юмористические ситуации, а также организуются выставки о миграции и мигрантах. Неформальный образовательный процесс стимулирует активность на реализацию собственного замысла, раскрытие себя в новой среде, изменение социального статуса. Работа проходит с использованием проблемных ситуаций, деловых игр, мозгового штурма. Обращаясь к национальному и общемировому опыту, вынужденный переселенец выстраивает психолого-акмеологический план для собственного продуктивного развития на новом месте жительства. Осваивая знания о миграционном процессе в общероссийском и общемировом масштабах, вынужденные переселенцы овладевают новыми психолого-акмеологическими технологиями, формируют личный опыт по образцу других мигрантов. Данный этап можно назвать «Креатив мигранта».

Пятая глава «Эмпирическое исследование развития личности вынужденных переселенцев после реализации психолого-акмеологической программы «Восток-Запад» содержит анализ материалов исследования развития личности вынужденных переселенцев, полученных в результате апробации программы психолого-акмеологического сопровождения.

Программа психолого-акмеологического сопровождения вынужденных переселенцев апробировалась в период с 2006 по 2008 гг. Экспериментальная группа состояла из 60 вынужденных переселенцев зрелого возраста (37 женщины и 23 мужчины). Были также исследованы: контрольная группа, состоящая из 60 вынужденных переселенцев (37 женщины и 23 мужчины); группа добровольных мигрантов из 70 человек зрелого возраста (35 женщины и 35 мужчины); группа из 99 местных жителей (46 женщины и 53 мужчины), проживающих в г. Набережные Челны более 15 лет.

Результаты исследования.

Неформальное образование способствовало развитию у вынужденных переселенцев постмиграционных умений, позволяющих действовать в условиях смены места жительства. Личностное развитие происходило тогда, когда стали пополняться знания мигрантов о постмиграционном процессе, совершенствоваться интеллектуальные умения в ситуации вынужденного переезда, стал расширяться кругозор, то есть реализовалась возобновляемая составляющая потенциала людей-мигрантов. В таблице 1 преставлены знания о миграции в экспериментальной и контрольной группах.

Новые качества, связанные с интрамобильной и акмеомобильной подструктурами (постановка целей на новом месте жительства, профессиональное продвижение, направленность на саморазвитие и др.) в экспериментальной группе претерпевают заметные изменения по сравнению с контрольной.

Таблица 1

Знания о миграции в экспериментальной и контрольной группах (в %)

Представления мигрантов о поведении в

условиях смены места жительства

Владение знаниями о миграционном процессе

Экспериментальная группа

Контрольная группа

Варианты
ответов

в %

Варианты
ответов

в %

Формировать умения, которые обеспечивают успешную постановку и достижение цели переезда, активное использование знаний о постмиграционном процессе.

– всегда

– часто

– иногда

20

65

15

– иногда

– трудно ответить

– никогда

1,6

56,7

41,7

Принимать решения с учетом знаний о миграции и выявлять оптимальные пути для решения постмиграционных задач.

– всегда

– часто

– иногда

18,3

43,4

38,3

– часто

– иногда

– трудно ответить

– никогда

8,3

20

60

11,7

Использовать полученные знания и умения о постмиграционном процессе для обеспечения профессионального роста, достижения вершин в профессиональной деятельности.

– всегда

– часто

– иногда

30

56,7

13,3

– иногда

– трудно ответить

– никогда

21,7

53,3

25

Опираться на практику и опыт других мигрантов.

– всегда

– часто

– иногда

16,7

35

48,3

– часто

– иногда

– трудно ответить

– никогда

6,7

40

48,3

5

Анкетирование смысла жизни вынужденных переселенцев показало, что если до работы по авторской программе вынужденные переселенцы экспериментальной группы выделяют внешние, предметно-вещественные потребности, проявляют узколичную направленность, то после проведения занятий по программе «Восток-Запад» появляется то внутреннее движение к смыслостроительству, которое отражает жизнь на новом уровне обобщения и выделения существенных сторон постмиграционной жизни. Наблюдается смещение потребностей вынужденных переселенцев на созидание, сферу профессиональной жизни, деловую сферу и т.д. Испытуемые указывают на необходимость планирования жизни, профессиональную самореализацию.

До занятий по программе «Восток-Запад» большинство вынужденных переселенцев воспринимали смысл жизни как неосознанное, до конца не дифференцированное стремление к чему-то. Так они желали жить «достойно», «получать радости жизни» и «наслаждаться жизнью». В размышлениях наблюдался формальный ответ о месте смысла жизни в судьбе мигранта. По их словам, смысл жизни имеет «главное», «основное», «важное» значение. Для большинства смысл жизни зависел от решения жилищного вопроса. Одни из опрошенных желали «вырвать страницу жизни, ту, которая закинула в далеком прошлом в Среднюю Азию и Казахстан». Другая часть сожалела о том, что решение о переезде было принято очень поздно, что нужно было переезжать в начале девяностых годов. До занятий по программе мысли вынужденных переселенцев были направлены на достижение материально обеспеченной жизни, на получение ‹‹больших денег››. Мысли о том, что только деньги, а точнее, большое их количество, могут обеспечить здоровье, комфорт, успех, были серьезным тормозом в развитии активной жизненной позиции мигрантов, мешали закреплению направленности на созидающий труд, продуктивное планирование жизни.

После занятий по программе «Восток-Запад» вынужденные переселенцы указывали на необходимость планирования жизни, сохранения здоровья, обеспечения безопасности семьи. Наблюдается расширение жизненных сфер, материальный достаток перестал быть единственной целью мигрантов в постмиграционный период. Вынужденные переселенцы стали искать пути для саморелизации, саморазвития и планировать действия на базе имеющегося материального достатка.

У большинства начала проявляться направленность на удовлетворение профессиональных, общественных потребностей; появились цели, связанные с получением высшего и дополнительного образования, обучением и воспитанием детей; возникла направленность на досуг, осуществление различных увлечений и хобби. Теперь мигранты определяли смысл жизни той «силой, которая дает стимул для реализации мечты», смысл жизни, по их словам, «является реальной возможностью добиться успеха в жизни». Таким образом, определение смысла жизни стало ориентиром вхождения в новое жизненное пространство и фундаментом самоосуществления.

Анализ ответов до и после после занятий на вопросы анкеты о смысле жизни (методика Ч. Осгуда) показал, что в ответах вынужденных переселенцев можно выделить неслучайные зависимости между элементами содержания представлений о смысле жизни.

Уровень смысложизненных ориентаций вынужденных переселенцев в экспериментальной группе после проведения занятий по программе «Восток-Запад» по тесту СЖО (Д.А. Леонтьев) качественно изменился в прогрессивном направлении (рис.3).

Рис. 3. Уровни смысложизненных ориентаций вынужденных переселенцев экспериментальной группы после формирующего эксперимента

В контрольной группе изменений в прогрессивном направлении по этой методике не выявлено (рис. 4).

Рис. 4. Уровни смысложизненных ориентаций вынужденных переселенцев контрольной группы

В экспериментальной группе увеличиваются значения по всем субшкалам опросника. У большинства испытуемых отмечена положительная тенденция в постановке целей; появилась удовлетворенность жизнью в настоящем; стала заметна удовлетворенность прожитой жизнью. Вынужденные переселенцы начали контролировать свою жизнь, свободно принимать решения, воплощать задуманное ими. Критерий углового преобразования Фишера показал, что доля лиц с высоким уровнем смысложизненных ориентаций после проведения занятий по программе значимо повысилась в экспериментальной группе при P0,01 по всем субшкалам теста, по четвертой субшкале – P0,05. В то время как доля лиц с низким уровнем смысложизненных ориентаций в контрольной группе оставалась высокой (P0,01).

Сравнительное изучение смысложизненных ориентаций у мигрантов экспериментальной группы и группы добровольных мигрантов и местных жителей позволил выявить достижения вынужденных переселенцев, прошедших занятия по психолого-акмеологической программе «Восток-Запад».

До занятий по программе различия выявлены между показателями групп добровольных мигрантов и вынужденных переселенцев по первой, четвертой и шестой субшкалам теста. Доля лиц с высокими значениями в группе добровольных мигрантов была больше, чем в группе вынужденных переселенцев. Не были выявлены различия по второй, третьей и пятой субшкалам. После программы доля лиц с высоким уровнем смысложизненных ориентаций в экспериментальной группе по пяти субшкалам увеличилась (первая (P0,05), вторая, третья, пятая и шестая (P0,01) по сравнению с группой добровольных мигрантов. По четвертой субшкале существенных различий не было выявлено.

До занятий по программе доля лиц с высокими значениями в группе местных жителей была больше, чем в группе вынужденных переселенцев (P0,01). После занятий доля лиц с высоким уровнем смысложизненных ориентаций в группе вынужденных переселенцев оказалась не меньше, чем в группе местных жителей по всем субшкалам теста (шестая субшкала – P0,05; первая, вторая, третья, четвертая и пятая – P0,01).

После работы по программе «Восток-Запад», направленной на развитие личности в ситуации вынужденной миграции, более сложное по социальному, экономическому и психологическому состоянию положение вынужденных переселенцев стало в большей степени осмысленным (рис. 2, рис. 5). В экспериментальной группе снизился процент испытуемых, относящихся к первому, безынициативно-обреченному классу с 68 % до 39 %. Увеличилось количество испытуемых восьмого, осмысленно-продуктивного, класса (с 8,5 % до 20 %), который характеризуется формированием положительного полюса осмысленности жизни, восстановлением связной системы личностных смыслов. Такое состояние свидетельствует о том, что вынужденные мигранты стали оценивать прошедший отрезок жизни как продуктивный и осмысленный, появилась удовлетворенность жизнью в настоящем и наблюдается постановка целей на новом месте жительства.

Рис. 5. Кольцевая диаграмма классов испытуемых добровольных внутренних социально-экономических мигрантов (внешний круг), вынужденных переселенцев (средний) и местных жителей (внутренний) с различными актуальными смысловыми состояниями и их

численность (% от выборки)

Сравнивая актуальные смысловые состояния местных жителей, вынужденных и добровольных мигрантов, можно констатировать, что группа вынужденных переселенцев после занятий по многим классам не отличается от других. Организация и внедрение занятий по программе «Восток-Запад» позволили осуществить направленность на развитие личности вынужденных переселенцев по осмысленно-продуктивному сценарию.

В ходе исследования были определены доминирующие классы актуальных смысловых состояний в трех изучаемых нами группах: в группе добровольных мигрантов – 1, 2, 8; местных жителей – 1, 2, 8; вынужденных переселенцев – 1, 4 и 8. Тревожным фактом является наличие в обществе значительного числа людей, относящихся к безынициативно-обреченному, первому, классу (рис. 5).

Полученные результаты свидетельствуют о необходимости отказаться от многолетнего вхождения вынужденных переселенцев в новую социальную среду и включить уже на этапе акклимационно-личностной интеграции психолого-акмеологическое сопровождение мигрантов в соответствии с содержанием, успешно реализованном в программе «Восток-Запад». Такое сопровождение позволит личности встать над средой, над обстоятельствами и сделать свою жизнь продуктивной и наполненной смыслом.

В заключении подводятся основные итоги проведенного исследования, которые могут быть сведены к следующим выводам:

  1. Структурно-динамический подход, психолого-педагогическая теория взаимодействия деятельности и личности, а также идеи личностно ориентированного образования позволяют по-новому проанализировать и понять динамику изменений, происходящих с личностью мигранта после переезда. Если в детском возрасте идет формирование интраиндивидной, интериндивидной и метаиндивидной подструктур личности и они к зрелому возрасту образуют определенную целостность, включаясь и проявляя себя в стабильных условиях жизни и деятельности, то в ситуации смены места жительства в данной системе происходят существенные изменения. В личности мигрантов наблюдаются процессы разрушения, перестройки и дальнейшего восстановления новой целостности в процессе включения переселенцев в разные сферы общественных отношений и новые виды деятельности в постмиграционный период.
  2. Структура личности включает интрамобильную, интермобильную и акмеомобильную подструктуры. При смене места жительства интермобильная подструктура (направленная на установление взаимоотношений со средой и включение личностных качеств в новый план построения взаимоотношений) начинает выступать центральной, стержневой, способной укрепить интрамобильную и акмеомобильную подструктуры. Последняя обеспечивает оптимальный уровень развития личности, определяет движение в сторону акме уровня. Интрамобильная подструктура, связанная с мобилизацией личностных ресурсов в сложной жизненной ситуации, начинает регулировать и стимулировать индивидуально-психологическую активность вынужденных мигрантов. Восстановление этих уровней ведет к полноценному включению в жизнь и оптимальному развитию личности после переезда.
  3. В становлении научных знаний о психологии миграции и мигрантов выявлены пять этапов, каждому из которых присущ научно-теоретический и научно-практический подход в организации и проведении исследований, разработке методов изучения психологии мигрантов. На пятом этапе (конец ХХ в. – начало XXI в.) – этапе генерализации и дифференциации знаний о психологии миграции, постулируется необходимость проведения комплексных исследований, направленных на оптимизацию процессов развития личности людей, меняющих место жительства.
  4. В настоящее время категория вынужденных переселенцев представляет собой новое феноменологическое поле психологических исследований развития личности в зрелом возрасте, отличающих их от представителей других видов миграции (добровольных внутренних социально-экономических мигрантов, беженцев, гастарбайтеров и др.). Оптимальное развитие личности вынужденных переселенцев опирается на формирование у них смысложизненных ориентаций на новом месте жительства. Их восстановление становится мерой личностной зрелости вынужденных переселенцев. Зрелая личность характеризуется хорошо интегрированной, цельной психологической организацией.

5. В развитии личности мигранта выделены три этапа: начальный (акклимационно-личностная интеграция), базовый (социально-психологическая индивидуализация) и закрепляющий (структурно-динамическая система). Начальный период накладывает отпечаток на дальнейшее развитие личности и определяет одно из двух направлений: прогрессивное, восходящее к сложнейшим личностным структурам, и регрессивное, нисходящее, приводящее к личностным деформациям, деструктивному асоциальному развитию; разрушению жизненных смыслов. Именно в этот период должна быть оказана целенаправленная, квалифицированная помощь со стороны общества, миграционных служб и психологических центров.

6. Рост вынужденной миграции на постсоветском пространстве привел к увеличению направленности развития личности по регрессивному пути при нерегулируемых условиях начального, наиболее сензитивного постмиграционного периода. При условии успешного вхождения в новую социальную среду в период акклимационно-личностной интеграции у вынужденных мигрантов наблюдается полноценное включение в новое жизненное пространство, овладение новыми областями действительности. У них формируется осмысленно-продуктивное актуальное смысловое состояние, что свидетельствует о прогрессивном направлении в развитии личности после переезда.

  1. Авторская концепция оптимального развития личности вынужденных переселенцев зрелого возраста создает условия для перестройки отношения самих переселенцев и административных структур к начальному периоду постмиграционного процесса. На этом этапе необходимо внедрять в практику работы с мигрантами зрелого возраста неформальный образовательный процесс, обеспечить переход от нерегулируемого к регулируемому обществом психолого-акмеологическому сопровождению процесса вхождения вынужденных переселенцев в среду.
  2. Организовать единую, систематизированную деятельность с данным контингентом в акмеологическом, психологическом, социальном ключе достаточно проблематично. Единственным правовым, территориальным пространством, объединяющим данную социальную группу в начальный постмиграционный период, являются паспортно-визовый отдел и миграционная служба. Поэтому, психолого-акмеологическое сопровождение необходимо организовать в этих государственных учреждениях.

В деятельности сотрудников миграционной службы обнаружены недоработки, связанные с подбором и подготовкой персонала, режимом дня и отдыха, с отсутствием акмеологической, психологической и социальной программ, обеспечивающих организацию их работы с разными категориями мигрантов: гастарбайтерами, беженцами, добровольными мигрантами и вынужденными переселенцами. В связи с этим возникает необходимость повышения социальной компетентности служащих в вопросах психологии введения людей в жизнь в постмиграционный период.

  1. Комплексное исследование компонентов личностной зрелости (смысложизненные ориентации, ответственность, терпеливость, саморазвитие и интегративный компонент) при нерегулируемых условиях вхождения в среду выявило в констатирующем эксперименте три группы вынужденных переселенцев с различным уровнем развития личности: высокий, амбивалентный и сниженный уровни. Полученные в ходе исследования результаты подтверждают, что в процессе вхождения в новую социальную среду вынужденные переселенцы сталкиваются с различными трудностями объективного, субъективного и субъективно-объективного характера и что процесс разрешения проблем вынужденного переезда оказывает отрицательное влияние на личностное развитие после переезда при нерегулируемых условиях.
  2. Психолого-акмеологическое сопровождение процесса введения в новое жизненное пространство обеспечивает комплексное воздействие на личность вынужденных переселенцев, начиная с начального постмиграционного периода, при котором мигрант поднимается над обстоятельствами вынужденного переселения, определяет цели жизни, формирует смысложизненные ориентации после переезда. Психолого-акмеологическое сопровождение расширяет личностное пространство мигрантов в следующих сферах: акмеологической, аксиологической, информационной, культурной, медицинской, психологической и юридической.

Психолого-акмеологическое сопровождение вынужденных переселенцев зрелого возраста продуктивно при использовании средств неформального, личностно ориентированного образования, организации прохождения трех этапов введения мигрантов в новую социальную среду и освоения содержания естественнонаучного, гуманитарно-эстетического и общеразвивающего блоков программы психолого-акмеологического сопровождения в период акклимационно-личностной интеграции.

11. Эмпирическая проверка эффективности программы психолого-акмеологического сопровождения показала, что она способна обеспечить развитие личности вынужденных переселенцев зрелого возраста по прогрессивному пути. Специально разработанная психологическая программа, условно названная «Восток-Запад», способствует формированию смысла жизни и смысложизненных ориентаций, направляет развитие личности вынужденных переселенцев по осмысленно-продуктивному пути, позволяет предотвратить появление таких актуальных смысловых состояний, как безынициативно-обреченное, инертно-пессимистичное и поверхностно-приспособляемое. Именно эти классы становятся доминирующими при нерегулируемых условиях вхождения вынужденных переселенцев зрелого возраста в новую социальную среду.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора:

Монографии, учебные и учебно-методические пособия:

  1. Султанова, Н.Д. Основы реабилитационной работы : учебная программа / Н.Д. Султанова.– Казань : Таглимат, 2003. 18 с. (1,12 п.л.).
  2. Султанова, Н.Д. Опыт акмеологического исследования : учебное пособие / Н.Д. Султанова. – Набережные Челны : КамГИФК, 2006. – 91 с. (6 п.л.).
  3. Султанова, Н.Д. Психология вынужденных переселенцев : психологический практикум для работы с вынужденными переселенцами / Н.Д. Султанова, Е.С. Унтила. – Набережные Челны : КамГИФК, 2007. – 104 с. (6,5/3,25 п.л.).
  4. Султанова, Н.Д. Психологические основы реабилитационной работы : учебно-методическое пособие / Н.Д. Султанова. Набережные Челны : КамГИФК, 2007. 48 с. (3 п.л.).
  5. Султанова, Н.Д. Психологические основы реабилитационной работы : монография / Н.Д. Султанова, Е.С. Унтила, М.В. Шулаева. – Набережные Челны : Издательство КамГАФКСиТ, 2008. – 272 с. (17 /5,7 п.л.).
  6. Султанова, Н.Д. Развитие личности вынужденных переселенцев : монография / Н.Д. Султанова. – Казань : Изд-во Казан. гос. ун-та, 2009. – 210 с. (13,13 п.л.).
  7. Султанова, Н.Д. Великие переселенцы : монография / Н.Д. Султанова. – Елабуга : Типография ООО «Андерсен», 2009. – 188 с. (11,75 п.л.).
  8. Султанова, Н.Д. Акклимационно-личностная интеграция в ситуации вынужденного переселения : гл. III/ Н.Д. Султанова // Социально-гуманитарные проблемы современности : человек, общество и культура : монография : кн. 4 / отв. ред. Я.А. Максимов. – Красноярск : Научно-инновационный центр, 2011. – С. 69-123. (3,4 п.л.).

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК РФ:

  1. Султанова, Н.Д. Особенности личности в условиях вынужденного переселения / Н.Д. Султанова, Н.Г. Терещенко // Вестник Тамбовского университета им. Г.Р. Державина. 2008. № 10(66). С. 288-292. (0,69/0,34 п.л.).
  2. Султанова, Н.Д. Изучение асоциального поведения вынужденных переселенцев / Н.Д. Султанова // Образование и саморазвитие. 2008. – № 3(9). С. 224-231. (0,68 п.л.).
  3. Султанова, Н.Д. Позитивное отношение, позитивный взгляд на мир в ситуации вынужденного переселения / Н.Д. Султанова// Сибирский педагогический журнал. – 2008. № 15. – С. 184-194. (0,94 п.л.).
  4. Султанова, Н.Д. Разработка основных принципов и структуры программы социально-психологической адаптации вынужденных переселенцев в Республике Татарстан / Н.Д. Султанова // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. – 2009. – Т. 11. – № 4(30). – С. 146-152. (0,98 п.л.).
  5. Султанова, Н.Д. Смысложизненные ориентации вынужденных переселенцев в начальный период постмиграционного процесса / Н.Д. Султанова // Сибирский педагогический журнал. – 2009. № 12. С. 159-167. (0,75 п.л.).
  6. Султанова, Н.Д. Исследование компонентов личностной зрелости вынужденных переселенцев / Н.Д. Султанова // Вестник университета. – 2009. – № 34. – С. 112-115. (0,75 п.л.).
  7. Султанова, Н.Д. Физическая культура в обеспечении оптимальной адаптации вынужденных переселенцев к новым условиям среды / Н.Д. Султанова, Ф.А. Чернышева// Теория и практика физической культуры. – 2010. – № 4. – С. 86-90. (0,75/0,38 п.л.).
  8. Султанова, Н.Д. Личностно-смысловое развитие в ситуации вынужденного переселения / Н.Д. Султанова // Вестник университета. – 2010. – № 7. – С. 115-119. (0,75 п.л.).
  9. Султанова, Н.Д. Развитие личности вынужденных переселенцев зрелого возраста / Н.Д. Султанова// Образование и саморазвитие. – 2011. – № 4(26). – С. 191-196. (0,8 п.л.).
  10. Султанова, Н.Д. Когнитивная, практическая и психологическая подготовка вынужденных переселенцев зрелого возраста к постмиграционной жизни [Электронный ресурс] / Н.Д. Султанова // Педагогико-психологические и медико-биологические проблемы физической культуры и спорта. – 2011. – № 3(20). – Режим доступа :http://www.kamgifk.ru/magazin/archive.htm (1,5 п.л.).
  11. Султанова, Н.Д. Особенности самоактуализации личности в ситуации вынужденного переселения / Н.Д. Султанова, С.М. Шишкина // Современные исследования социальных проблем. – 2011. – № 3. – Режим доступа : http://sisp.nkras.ru/issues/2011/3/03.html. (1/ 0,5 п.л.).
  12. Султанова, Н.Д. Исследование уровня языковых достижений мигрантов посредством отражения в языке категории оценки / Н.Д. Султанова, Р.Р. Данилова, З.Ш. Гильмутдинова // Вестник татарского государственного гуманитарно-педагогического университета – 2011. – № (26). – С. 217-223. (1,05/0,35 п.л.).
  13. Султанова, Н.Д. Акмеологические основы развития личности вынужденных переселенцев / Н.Д. Султанова // Акмеология. – 2011. – № 3(39). – С. 31-39. (0,8 п.л.).
  14. Султанова, Н.Д. Синергетика как фактор познания (на примере вынужденной миграции) / Н.Д. Султанова, Ф.А. Чернышева // Философские науки. – 2012. – № 3. – С. 99-106. (0,5/0,25 п.л.).
  15. Султанова, Н.Д. Психологическое сопровождение процесса вхождения вынужденных переселенцев зрелого возраста в жизнь на новом месте жительства / Н.Д. Султанова // В мире научных открытий. – 2012. – № 4.1.(28). – С. 272-296. (1,25 п.л.).

Статьи в сборниках научных трудов и журналах, научные доклады на конференциях:

  1. Султанова, Н.Д. Исследование субъективной картины жизненного пути переселенцев / Н.Д. Султанова, Э.К. Сунгатова // Вопросы подготовки и деятельности специалистов физической культуры : тезисы докладов. – Набережные Челны : КамПИ, 1999.– С. 37-38. (0,12/ 0,06 п.л.).
  2. Султанова, Н.Д. Изучение отношения вынужденных переселенцев к переезду / Н.Д. Султанова // Теоретические и практические вопросы подготовки и деятельности психологов : материалы региональной научно-практической конференции. Набережные Челны : Изд-во института управления, 2001. – С. 132-137. (0,58 п.л.).
  3. Султанова, Н.Д. Изучение установок вынужденных переселенцев на новое место жительства / Н.Д. Султанова, Д.А. Щербакова// Теоретические и практические вопросы подготовки и деятельности психологов : материалы региональной научно-практической конференции. – Набережные Челны : Изд-во института управления, 2001. – С. 137-139. (0,12/0,06 п.л.).
  4. Султанова, Н.Д. Воспитательная работа с детьми беженцев и переселенцев в условиях адаптации / Н.Д. Султанова, А.М. Имашев // Формы и методы воспитательной работы в ВУЗе : сборник научных трудов и материалов VIII Международной научно-практической конференции. – Казань : Изд-во КГПУ, 2001. – С. 339-340. (0,06/ 0,03 п.л.).
  5. Султанова, Н.Д. К вопросу о реабилитации в современных условиях / Н.Д. Султанова, Т.Н. Чашина, Р.Г. Гасанова // Теоретические и практические аспекты физического воспитания : материалы межвузовской конференции молодых ученых и студентов. Набережные Челны : КамГИФК, 2002. – С. 148-153. (0,25/ 0,1 п.л.).
  6. Султанова, Н.Д. Особенности саморазвития личности вынужденных переселенцев / Н.Д. Султанова // Стимулирование мотивации творческого саморазвития личности : материалы I международной научно-практической конференции. Набережные Челны, 2003. С. 175-177. (0,31 п.л.).
  7. Султанова, Н.Д. Изучение особенностей социально-психологических регуляторов поведения спортсменов высших достижений, сменивших место жительства и выступающих в новой команде / Н.Д. Султанова, Л.Г. Уляева // Современный олимпийский спорт и спорт для всех : материалы VII Международного научного конгресса. – М. : СпортАкадемПресс, 2003. – Т. 1. – С. 337-338.(0,12/0,06 п.л.).
  8. Султанова, Н.Д. Социально-психологические детерминанты развития личности вынужденных переселенцев / Н.Д. Султанова // Психолого-педагогические исследования субъекта деятельности : сборник научных трудов. – Казань : ЮЛАКС, 2004. – С. 134-140. (0,38 п.л.).
  9. Султанова, Н.Д. Особенности саморазвития в достижении акме у вынужденных переселенцев / Н.Д. Султанова // Субъектность в личностном и профессиональном развитии человека : материалы Всероссийской научно-практической конференции / под общ. ред. Г.В. Мухаметзяновой. – Казань : КСЮИ, 2004. – С. 65-66. (0,12 п.л.).
  10. Мартынова А.В. Исследование посттравматического стрессового расстройства у вынужденных переселенцев / Н.Д. Султанова, А.В. Мартынова // Актуальные проблемы социализации студентов в условиях обновляющегося социокультурного пространства : материалы первой научн.-практ. конф. студентов / под ред. Г.Е. Поповой, Э.С. Баевой. – Казань : Изд-во Казан. гос. техн. ун-та, 2004. – С. 176-177 (0,12/0,06).
  11. Султанова, Н.Д. К вопросу о кадровой политике в отношении вынужденных переселенцев / Н.Д. Султанова// Персонал как конкурентное преимущество компании : материалы региональной научно-практической конференции. – Казань-Набережные Челны : Таглимат, 2005. – С. 77-79. (0,2 п.л.).
  12. Султанова, Н.Д. Изучение саморазвития вынужденных переселенцев / Н.Д. Султанова// Образование как интегративный фактор цивилизационного развития : материалы Международной научно-практической конференции : в 5-ти ч. Казань :Таглимат, 2005. – Ч. 2. – С. 77-79. (0,19 п.л.).
  13. Кудяшева, А.Н. Адаптация беженцев и вынужденных переселенцев средствами физической культуры / А.Н. Кудяшева, З.М. Кузнецова, Н.Д. Султанова // Теоретич. и практ. аспекты физ. воспитания : материалы итоговой научно-практической конференции молодых ученых и студентов. Набережные Челны : КамГИФК, 2005. – С. 85-87. (0,19/0,06 п.л.).
  14. Султанова, Н.Д. Реабилитационный центр как социально-психологическая защита вынужденных переселенцев / Н.Д. Султанова // Психологические чтения. Образование как институт социально-психологической защиты детства : материалы международной научно-практической конференции : вып. 3. М.-Уфа : ВЛАДОС, 2006. – С. 172-173. (0,25 п.л.).
  15. Султанова, Н.Д. Утрата смыслов и условия обретения новых у вынужденных переселенцев / Н.Д. Султанова // Вызовы эпохи в аспекте психологической и психотерапевтической науки и практики : матер. II Всероссийской научно-практической конференции. – Казань : Новое знание, 2006. – С. 47-50. (0,25 п.л.).
  16. Султанова, Н.Д. Внешние факторы и их влияние на адаптацию вынужденных переселенцев / Н.Д. Султанова // Теоретические и практические аспекты физического воспитания : материалы VIII научно-практической конференции. – Набережные Челны : Изд-во КамГИФК, 2006. С. 287-291. (0,25 п.л.).
  17. Султанова, Н.Д. Особенности семейных взаимоотношений вынужденных переселенцев / Н.Д. Султанова // Евразийский мир : многообразие и единство : материалы международной научно-практической конференции (г. Казань, 2007 г.) : в 2-х т. Казань : Познание, 2007. Т. 2. С. 328-331. (0,4 п.л.).
  18. Султанова, Н.Д. Психологические особенности содержания реабилитационной программы для вынужденных переселенцев / Н.Д. Султанова // Научный поиск : проблемы и решения в психологии : сборник научно-методических работ факультета психологии НЧФ ИЭУиП : в 4-х ч. – Набережные Челны : Издательство ИНПО, 2007. – Ч. 2. – С. 57-69. (0,63 п.л.).
  19. Султанова, Н.Д. Изучение зависимости процесса адаптации вынужденных переселенцев от особенностей их установок / Н.Д. Султанова, Д.А. Щербакова //Научный поиск : проблемы и решения в психологии : сборник научно-метод. работ фак-та психологии НЧФ ИЭУиП : в 4-х ч. – Набережные Челны : Изд. ИНПО, 2007. – Ч. 2. – С. 43-56. (1/0,5 п.л.).
  20. Султанова, Н.Д. Психология готовности к перемещениям в спорте / Н.Д. Султанова // Рудиковские чтения : материалы международной научно-практической конференции психологов физической культуры и спорта. М. : Анита-Пресс, 2007. С. 133. (0,18 п.л.).
  21. Султанова, Н.Д. Психологические основы разработки программы для работы с вынужденными переселенцами / Н.Д. Султанова // Теоретические проблемы этнической и кросс-культурной психологии : материалы Международной научной конференции : т. 2 / отв. ред. В.В. Гриценко. – Смоленск : Универсум, 2008. С. 209-216. (0,43 п.л.).
  22. Султанова, Н.Д. Восприятие вынужденных переселенцев местными жителями / Н.Д. Султанова // Актуальные проблемы социально-психологической адаптации мигрантов в современном мире : материалы Международной научной конференции / отв. ред. В.В. Константинов. – Пенза : ПГПУ В.Г. Белинского, 2008. – С. 206-212. (0,37 п.л.).
  23. Фукин, А.И. Изучение ценностей вынужденных переселенцев / А.И. Фукин, Н.Д. Султанова // Актуальные проблемы социально-психологической адаптации мигрантов в современном мире : матер. Межд. научной конф. / отв. ред. В.В. Константинов. – Пенза : ПГПУ В.Г.Белинского, 2008. –С. 255-259. (0,44/0,22 п.л.).
  24. Султанова, Н.Д. Особенности выбора учебных заведений вынужденными переселенцами юношеского возраста / Н.Д. Султанова // Акт. вопросы оказания неотложной помощи школьникам : методологические, социально-психологические и медицинские аспекты : сборник материалов межрегиональной конференции / под ред. Л.А. Кудрич. – Тверь, 2008. – С. 129-131. (0,25 п.л.).
  25. Султанова, Н.Д. Вынужденный переселенец и перспективы принятия его в новой среде [Электронный ресурс] / Н.Д. Султанова // Педагогико-психологические и медико-биологические проблемы физической культуры и спорта. – 2008. № 2(7). Режим доступа :http// www.kamgifk.ru/magazin/n7.htm. (0,5).
  26. Султанова, Н.Д. Влияние местных нутриентов на психоэмоциональное состояние вынужденных переселенцев / Н.Д. Султанова, Ф.А. Чернышева // Психология и современное общество : взаимодействие как путь взаиморазвития : материалы международной конференции. – СПб., 2009. – С. 362-366. (0,25/ 0,12 п.л.).
  27. Султанова, Н.Д. Значение нутриентной составляющей информационного потока в период адаптации вынужденных переселенцев / Н.Д. Султанова, Ф.А. Чернышева //Социально-психологическая адаптация личности в изменяющемся обществе : материалы Международной научно-практической конференции / под общ. ред. Т.Н. Смотровой. – Балашово : Николаев, 2009. – С. 174-179. (0,3/ 0,15 п.л.).
  28. Султанова, Н.Д. Изучение смысложизненных ориентаций вынужденных переселенцев [Электронный ресурс] / Н.Д. Султанова // Современные наукоемкие технологии. – 2009. – № 6. – Режим доступа к журн.: http://www.rae.ru. (0,18).
  29. Султанова, Н.Д. Психологическая программа как форма работы в ситуации вынужденного переселения / Н.Д. Султанова // Вызовы эпохи в аспекте психологической и психотерапевтической науки и практики : материалы IV Международной научно-практической конференции. – Казань : Новое знание, 2009. – С. 38-41. (0,25 п.л.).
  30. Султанова, Н.Д. Информационная составляющая обмена на этапе вхождения в новое жизненное пространство при вынужденном переселении / Н.Д. Султанова, Ф.А. Чернышева // Новые методы в фундаментальной проблематике социальной философии : синергийная антропология : материалы всероссийской научно-практической конференции. – Казань : Познание, 2009. – С. 362-366. (0,38/ 0,19 п.л.).
  31. Султанова, Н.Д. Изучение функциональных состояний вынужденных переселенцев рабочих профессий / Н.Д. Султанова, А.И. Фукин // Психология и психотехника. – 2009. – № 11(14).– С. 59-64. (0,94/0,47 п.л.).
  32. Султанова, Н.Д. Миграционные процессы на территории Татарстана в содержании личностно ориентированного образования вынужденных переселенцев / Н.Д. Султанова // Психология и психотехника. – 2009. – № 12 (15). – С. 66-74. (0,56 п.л.).
  33. Султанова, Н.Д. Функциональные состояния вынужденных переселенцев и их оптимизация средствами физической культуры / Н.Д. Султанова // Современные технологии спортивной медицины, физической реабилитации и адаптивного физического воспитания : материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Набережные Челны : Изд-во КамГАФКСиТ, 2010. – С. 275-277. (0,3 п.л.).
  34. Султанова, Н.Д. Построение личностно ориентированного образования вынужденных переселенцев зрелого возраста / Н.Д. Султанова // Социально-психологическая адаптация личности в изменяющемся обществе : материалы Международной научно-практической конференции / под общ. ред. Т.Н. Смотровой. – Балашов : Николаев, 2010.– С. 121-125. (0,45 п.л.).
  35. Султанова, Н.Д. Учет смысложизненных ориентаций вынужденных переселенцев в процессе организации реабилитационной работы [Электронный ресурс] / Н.Д. Султанова // Педагогико-психологические и медико-биологические проблемы физической культуры и спорта. – 2010. – № 3 (16). – Режим доступа :http://www.kamgifk.ru/magazin/journal.htm. (0,75).
  36. Султанова, Н.Д. Деятельность сотрудников миграционных служб с вынужденными переселенцами зрелого возраста / Н.Д. Султанова // Образование в современном мире : проблемы миграции, управления и экономики : сборник научных статей : т. 2 / Урал. гос. пед. ун-т ; Моск. психол.-соц. ин-т;  под науч. ред. М.Г. Синяковой, Э.Э. Сыманюк, Л.Ю. Шемятихиной; общ. ред. Л.Ю. Шемятихиной. – М. : Моск. психол.-соц. ин-т; Екатеринбург : Урал. гос. пед. ун-т, 2011. – C. 44-48. (0,75 п.л.).
  37. Султанова, Н.Д. Здоровьесберегающая психологическая программа для вынужденных переселенцев/ Н.Д. Султанова // Здоровье для всех : материалы III международной научно-практической конференции / УО «Полесский негосударственный университет»; Национальный банк Республики Беларусь и др. – Пинск : ПолесГУ, 2011. – С. 252-255. (0,31 п.л.).
  38. Султанова, Н.Д.Психология развития личности вынужденных переселенцев и пути построения личностно ориентированного образования / Н.Д. Султанова // Perspektywiczneopracowanias nauk itechnikami – 2011 : мateriayVIIMidzynarodowejnaukowi-praktycznejkonferencji : volume 30. Psychologiaisocjologia : Przemyl. Naukaistudia. – 104 str. – фС. 36-38. (0,38 п.л.).





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.