WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Дубовик Юлия Борисовна

Психологическое благополучие в пожилом и старческом возрасте.

19.00.13 – психология развития, акмеология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Москва 2012

Работа выполнена на кафедре дифференциальной психологии и психофизиологии Института психологии им. Л.С. Выготского федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российский государственный гуманитарный университет» (РГГУ)

Научный руководитель: 

доктор психологических наук, профессор  МАРЮТИНА ТАТЬЯНА МИХАЙЛОВНА

Официальные оппоненты: 

КРАСНОВА ОЛЬГА ВИКТОРОВНА

д-р психол. наук, проф., ФГНУ «Психологический институт» РАО, ведущий научный сотрудник  

ШЕВЕЛЕНКОВА ТАТЬЯНА ДМИТРИЕВНА

канд. психол. наук, доцент, Институт психологии им. Л.С. Выготского РГГУ,

доцент кафедры нейро- и патопсихологии

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО  "Московский педагогический государственный университет".

Защита состоится 27 декабря 2012 года в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д. 212.198.10 созданного на базе РГГУ по адресу: 125993, ГСП-3, Москва, Миусская пл., д. 6, корп. 7, ауд № 396

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке РГГУ по адресу: 125993, ГСП-3, Москва, Миусская пл., д. 6, корп. 6.

Автореферат разослан 24 ноября 2012 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета Жиляев А. Г.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность работы. По официальным данным в 2011г. в РФ насчитывалось 32,9 миллиона пенсионеров, из них почти 12 миллионов  работающих. В широкой печати можно найти немало объективных комментариев, касающихся социально-экономического статуса пожилых, ограничения их адаптивных возможностей, скудости средств, одиночества и других негативных сторон существования. Стареющий человек предстаёт как существо пассивное, зависимое, вынужденное приспосабливаться к тяжелым условиям жизни. При этом, несмотря на значимость, практически не обсуждается проблема возможных ресурсов адаптации, и не встает проблема психологического благополучия пожилых людей, которой посвящено данное исследование.

В геронтологии на протяжении ХХ века по мере накопления данных о негативных изменениях организма и психики при старении отмечалось стремление выявить позитивные аспекты этого процесса (Б.Г.Ананьев, Л.И.Анцыферова, И.А.Аршавский, А.А. Бодалев, М.В.Ермолаева, О.В.Краснова, А.Г.Лидерс, Т.Д.Марцинковская, Н.Ф. Шахматов, Я.Стюарт-Гамильтон, В.В.Фролькис и др.) К концу века выделилась тенденция отношения к старости как к продуктивному этапу онтогенеза. В качестве понятий, описывающих позитивные аспекты функционирования личности как нормативные закономерности позднего возраста, стали использоваться: «акме» (А.А. Бодалев, А.А.Деркач), «эго-интеграция» (Э.Эриксон), «мудрость» (Л.И. Анцыферова, P.Baltes), «счастливая старость» (Н.Ф.Шахматов), «психологический витаукт» (Н.К.Корсакова, О. Н. Молчанова), в зарубежной психологии большую популярность приобрело понятие «успешного старения» (J.D. Rowe, R.L. Kahn и др.) По данным ScienceDirect, начиная с 80-х годов ХХ века к середине 2012г. было опубликовано свыше 80000 исследований, посвященных этой проблеме. Фактически в эти годы произошла смена парадигмы: переход от изучения возрастных ухудшений к исследованиям позитивного потенциала старости.

Продвижению этой парадигмы также способствовало появление позитивной психологии и эвдемонического подхода (М.Е.R. Seligman, C.R Snyder, R.M. Ryan, E.L. Deci, C.D. Ryff, А.С. Waterman и др.), которые на первый план выдвигают исследования положительных аспектов психического функционирования - счастья, оптимизма, солидарности и других ценностей гуманистической ориентации. Цели этих исследований - максимально использовать способности и возможности человека, чтобы сделать опыт его жизни более удовлетворительным.

В этом русле важное место занимает  понятие «психологического благополучия» (C.D. Ryff, 1995), определяемое как интегральный показатель степени направленности человека на реализацию основных компонентов позитивного функционирования, как степень реализованности этой направленности, субъективно выражающейся в ощущении счастья, удовлетворенности собой и собственной жизнью.

В последние годы в зарубежной психологии появился ряд исследований, посвященных проблемам психологического благополучия при старении (Netz et al., 2005; Wink, Dillon, 2008; Sheung-Tak Cheng et al., 2009; Gerstorf et al., 2010; Pethtel, Chen, 2010). В этих работах описаны изменения в переживании психологического благополучия с возрастом, зависимость от социальных факторов, связь с личностными характеристиками и образом жизни, выявлены кросс-культурные различия изучаемого феномена. Аналогичных исследований лиц пожилого и старческого возраста в России ранее не проводилось.

  Цель исследования – анализ особенностей психологического благополучия (далее ПБ) в пожилом и старческом возрасте и факторов, являющихся условиями его достижения.

Объект исследования – структура и уровень ПБ в пожилом и старческом возрасте.

Предмет исследования – внешние факторы и внутренние условия ПБ в пожилом и старческом возрасте.

Общая гипотеза исследования: ПБ – это системное динамичное образование открытого типа, которое может меняться в процессе жизни в связи с рядом внешних и внутренних факторов и условий.

Частные гипотезы исследования:

  1. В пожилом и старческом возрасте по сравнению с более молодыми возрастными группами уровень ПБ должен снижаться, а структура приобретать ряд специфических особенностей, характерных для поздних этапов развития личности. При этом должны существовать различия в уровне и структуре ПБ между пожилым и старческим возрастом.
  2. ПБ при старении находится в непосредственной зависимости от влияния социальных факторов: профессиональной занятости, образования, семейного положения, форм рекреационного поведения.
  3. ПБ в пожилом и старческом возрасте зависит от параметров социальной сети, в которую включен респондент. Чем шире сеть и разнообразнее состав участников, тем выше уровень ПБ ее обладателя.
  4. Воздействие внешних факторов на ПБ стареющего человека опосредуется внутренними условиями: индивидными свойствами и особенностями личности. При переходе от пожилого к старческому возрасту роль индивидных свойств будет увеличиваться.
  5. Внутренними регуляторами ПБ в пожилом и старческом возрасте являются особенности самосознания, мотивации и эмоциональной сферы личности.
  6. Уровень ПБ – индивидуально-специфическая характеристика, которую можно прогнозировать по показателям установленных социальных влияний и особенностям личности, опосредующих их действие.

Для достижения цели и проверки гипотез были поставлены следующие задачи исследования.

Теоретические задачи:        

  • проанализировать позитивные аспекты возрастных изменений личности при старении;
  • проанализировать модели и данные о ПБ с учетом возможных возрастных и индивидуальных различий в его величине и структуре.

Эмпирические задачи:        

  • подобрать измерительные процедуры для диагностики ПБ в пожилом и старческом возрасте;
  • изучить особенности структуры и уровня ПБ у людей пожилого и старческого возраста по сравнению с более молодыми лицами;
  • выделить социальные факторы, способствующие высокому уровню ПБ лиц пожилого и старческого возраста;
  • установить параметры социальной сети, способствующие более высокому уровню ПБ;
  • проанализировать значение личностных характеристик в переживании ПБ по показателям локуса контроля, особенностям мотивации и эмоционального интеллекта;
  • проанализировать значение свойств темперамента в переживании ПБ в пожилом и старческом возрасте;
  • установить предикторы ПБ при старении.

Теоретической и методологической основой исследования послужили: принцип социальной обусловленности психики (Л.С.Выготский, А.Н.Леонтьев), субъектно-деятельностный подход (К.А.Абульханова-Славская, А.В.Брушлинский, С.Л. Рубинштейн и др.); системный подход в исследовании структуры и детерминации сложных психических явлений и индивидуальности человека (Б.Г.Ананьев, Б.Ф.Ломов, В.С. Мерлин, И.В.Равич-Щербо); теории о сущности и характеристиках позитивного функционирования человека: гуманистическая психология (А. Маслоу, К. Роджерс), позитивная психология (E. Diener, M. Seligman), экзистенциальная психология (В.Франкл, Ф. Ланге), теория психологического благополучия К. Рифф; представления о возрастных изменениях психики человека на протяжении всего жизненного пути (Б. Г. Ананьев, Т.Д. Марцинковская, В.И. Слободчиков, А.А. Кроник), всевозрастной подход П. Балтеса; теория временной перспективы Ж. Нюттена.

Методы исследования:

  1. методика К. Рифф для измерения психологического благополучия (авторы адаптации Т.Д. Шевеленкова, П. П.Фесенко);
  2. методика Я. Стреляу для диагностики свойств темперамент
  3. методика Ж. Нюттена для измерения временной перспективы и особенностей мотивации;
  4. методика Дж. Роттера «Диагностика уровня субъективного контроля» в адап­тации Е.Ф. Бажина, С.А. Голынкиной, А.М. Эткинда;
  5. методика Д.В.Люсина для оценки эмоционального интеллекта;
  6. методика О.Ю. Казьминой для исследования особенностей социальных сетей;
  7. методика К. Роджерса, Р. Даймонда для диагностики социально-психологической адаптации;
  8. методика А.Бека для диагностики уровня депрессии.

Полученные материалы подверглись количественному и качественному анализу. Статистический анализ проводился с использованием статистического пакета «SPSS 20». При обработке данных использовался анализ групповых различий с применением U-критерия Манна-Уитни, T-критерия Стьюдента, а так же корреляционной и регрессионный анализ.

Эмпирическая база исследования. Всего в исследование приняло участие 318 человек, из них 60 человек в возрасте с 18 до 55 лет. 148 человек вошло в группу пожилого возраста (от 55 до 74 лет, средний возраст составляет 63 года); 110 человек принадлежат группе старческого возраста (возрастной период с 75 лет до 92 лет, средний возраст 79 лет). Количество мужчин в каждой группе соответственно 25% и 27%.

Выборка комплектов­алась на основе собеседований в клубах ветеранов войны и труда и в группах, объединяющих пожилых в разных формах рекреационной активности. При комплектовании выборки каждый испытуемый проходил собеседование, включавшее заполнение биографических данных и самооценку по двум позициям: состояние здоровья и материальное обеспечение. В выборку не включались испытуемые, обнаружившие неудовлетворенность своим здоровьем и экономическим статусом.

Надежность и достоверность результатов исследования обеспечивается методологической обоснованностью исходных теоретических положений, использованием адекватных задачам исследовательских процедур, достаточным объемом эмпирического материала, применением статистических процедур обработки данных, соответствующих эмпирическому материалу.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

На русскоязычной выборке впервые была описана специфика психологического благополучия на поздних этапах онтогенеза, выделены позитивные тенденции по показателям личностного роста и целям жизни в пожилом возрасте и их угасание в старческом. Впервые структура психологического благополучия была исследована комплексно с точки зрения трех уровней анализа (социальный, личностный, индивидный). На этой основе были выделены предикторы психологического благополучия при старении.

Теоретическая значимость работы состоит в том, что его результаты расширяют и углубляют научные представления о возрастной специфике структуры психологического благополучия в период пожилого и старческого возраста; формируют теоретическую базу для дальнейших эмпирических исследований оптимизации психического функционирования в пожилом и старческом возрасте, описывают картину благополучного старения как нормативного явления и анализируют факторы его обуславливающие.

Практическая значимость результатов исследования заключается в возможности использования материалов и выводов диссертации в оказании психологической помощи людям пожилого и старческого возраста, создания коррекционных программ с учетом особенностей людей позднего возраста. Результаты исследования могут быть использованы при формировании условий благополучного старения в различных социальных учреждениях и в семье. Материалы исследования могут быть использованы в процессе подготовки и повышения квалификации психологов, в особенности в области геронтопсихологии. Результаты исследования используются в работе совета ветеранов Дмитровского района САО г. Москвы и в отделении международной культурно-просветительской организации Хама (Израиль).

Результаты проведенного исследования конкретизируются в основных положениях, выносимых на защиту.

  1. Для поздних периодов онтогенеза характерно снижение интегрального показателя ПБ по сравнению с предшествующими стадиями развития. Тем не менее, в структуре ПБ могут иметь место позитивные тенденции в изменении отдельных компонентов, которые отражают специфические для данного возраста особенности развития личности. Такие компоненты ПБ как «цели в жизни» и «личностный рост» в пожилом и старческом возрасте имеют оценки выше, чем в ранние периоды онтогенеза.
  2. Для пожилого и старческого возраста характерны идентичные оценки по уровню психологического благополучия и по основным его компонентам за исключением «личностного роста». Показатели «личностного роста» у лиц старческого возраста достоверно снижаются по сравнению с пожилым возрастом.
  3. К социальным фактором, дифференцирующим лиц по интегральному уровню ПБ в поздний период онтогенеза, относится фактор профессиональной занятости. Работающие пенсионеры не только отличаются высоким уровнем ПБ, но также для них характерен высокий уровень социальной адаптированности и низкий уровень депрессивности.
  4. Важным социальным организатором ПБ являются свойства социальных сетей, в которые интегрирован стареющий человек. С высоким уровнем ПБ связан объем социальных сетей, их разнообразие и доля дружеских связей в них.
  5. Воздействие внешних факторов на ПБ стареющего человека опосредуется внутренними условиями: индивидными свойствами (темперамент) и особенностями личности (уровень субъективного контроля, особенности мотивации, эмоциональный интеллект). ПБ выше у лиц с внутренним локусом контроля, дифференцированной мотивацией и высоким эмоциональным интеллектом.
  6. Свойства темперамента проявляют себя по-разному в связях с ПБ. Высокие показатели динамичности, выносливости и активности положительно связаны с ПБ, а высокая эмоциональность, напротив, отрицательно. При переходе от пожилого к старческому возрасту роль свойств темперамента как внутреннего условия ПБ увеличивается.
  7. Социальные факторы и личностные особенности, обнаружившие связь с ПБ, могут быть использованы как предикторы ПБ при старении.

Апробация и внедрение результатов исследования.

Основные положения работы обсуждались на заседаниях кафедр дифференциальной психологии и психофизиологии Института психологии им. Л.С. Выготского РГГУ, на конференции по психологии индивидуальности в «Высшей школе экономики», на научно-практической конференции «актуальные вопросы психологии и педагогики» По теме исследования опубликовано 6 работ, из них 2 в журналах, включенных в список ВАК.

Структура диссертации.

Работа состоит из введения, трех глав, заключения, содержащего выводы, приложений. Список использованной литературы включает 211 источников, из них 88 на английском языке. Аналитический материал представлен 24 таблицами и 10 рисунками.

Основное содержание работы

Во введении обоснована актуальность исследования, определены цель, объект, предмет, гипотезы и задачи исследования, представлены теоретические основы и методы исследования, а также положения, выносимые на защиту, показана сфера апробации результатов исследования, их научная новизна, теоретическая и практическая значимость.

В первой главе «Теоретические подходы к истолкованию психологического благополучия» описываются способы определения ПБ как понятия с точки зрения различных методологических подходов (М. Аргайл, N. M. Bradburn, E. Diener, R. Lucas, C.N. Scollon, S. Oishi, C. Keyes, D. Shmotkin, C. Ryff, V. Huta, E. Deci, R. M. Ryan, B. Singer, A.S. Waterman). В качестве наиболее общей классификации подходов к определению ПБ используются гедонистический и эвдемонистический подходы. В рамках гедонистического подхода, разрабатываемого главным образом в когнитивной и поведенческой психологии, благополучие определяется через достижение удовольствия и избегание неудовольствия. Эвдемонистический подход основывается на идеях гуманистической психологии и рассматривает благополучие как развитие индивидуальности человека, полноту самореализации, возможность становиться субъектом собственной жизни

Один из вариантов практического применения гедонистического понимания ПБ демонстрируется в исследованиях N. M. Bradburn (N. M. Bradburn, 1969). Автор отождествляет ПБ с субъективным ощущением счастья и общей удовлетворённостью жизнью. Центральным звеном его теории является модель структуры ПБ, которая представляет собой баланс, достигаемый постоянным взаимодействием двух видов аффекта – позитивного и негативного. E. Diener расширяет такое понимание ПБ, включая в него когнитивный и эмоциональный компоненты (W. Pavot, E. Diener. 1993).

Перспективной с точки зрения эмпирических исследований является теория ПБ К. Рифф. ПБ определено Рифф как базовый субъективный конструкт, отражающий восприятие и оценку своего функционирования с точки зрения вершины потенциальных возможностей человека (C. D. Ryff, 1999). Для К. Рифф благополучие предполагает реализацию широкого диапазона психологических возможностей. В соответствии с теорией Рифф ПБ состоит из 6 компонентов: позитивные отношения с окружающими, автономия, личностный рост, цели в жизни, самопринятие, управление средой (компетентность). Подход К. Рифф базируется на идеях гуманистических психологов А. Маслоу, К. Роджерса, Г. Олпорта, К.-Г. Юнга, Э. Эриксона, Ш. Бюлер, Б. Ньюгартена, М. Яходы, Д. Биррена. Структура ПБ, разработанная К. Рифф, исследуется в связи с различными переменными: с осмысленностью жизни (П. П. Фесенко, Т. Д. Шевеленкова, 2005), с наличием работы у женщин (М. В. Бучацкая, 2006), c экстремальными условиями жизни (О. С. Ширяева, 2008), с родительскими установками женщин (Л. В. Жуковская, 2011), с инвалидностью ребенка (Е. Ю. Щебанец, 2012).

В позитивной психологии (М. Аргайл, М. Селигман) возможным аналогом понятия ПБ является понятие «счастье». В рамках этого направления был установлен ряд факторов, связанных с обретением счастья: оптимизм, возраст, экстравертированность, социальные связи, физическая привлекательность, брак, материальное положение, наличие интересной работы, религия и духовность, свободное время, уровень образования, уровень безопасности в обществе, наличие детей, качество жилья, социальное положение, хороший сон и физические упражнения, субъективное и объективное здоровье (М. Аргайл, 2003).

Другой подход к пониманию ПБ предлагает теория самодетерминации Э. Диси и Р. Райана (E. L. Deci, R. M. Ryan). Одним из основных положений теории является представление о трёх базовых потребностях, лежащих в основе внутренней мотивации и обеспечивающих ПБ личности. Это потребность в автономии, в компетентности и в связанности с другими людьми. Важно подчеркнуть, что авторы этой теории Э. Диси и Р. Райан трактуют ПБ не просто как удовлетворенность жизнью, а как полноценное функционирование личности, формирующее положительные эмоциональные переживания и психическое здоровье.

Продолжение эти работы получили в теории содержания (T. Kasser, R.M. Ryan, 1995), утверждающей, что ПБ связано с предпочтением внутренних стремлений внешним. С других точек зрения на феномен ПБ смотрят теория эвдемонистического благополучия A.S. Wаterman (A. S. Waterman, 1993, 2008) и теория онтологического благополучия O.F. Simsek (O.F. Simsek, 2009). В качестве важных показателей ПБ они выделяют роль ценностей и отношения ко времени. Вместе с тем, существует и критика эвдемонистического подхода: например, Л.З. Левит делает вывод об элитарной направленности современных теорий, признающих эвдемонию основным средством достижения счастья и субъективного благополучия, и предлагает личностно-ориентированный подход к психологическому благополучию (Л. З. Левит, 2010, 2011).

ПБ – сложное понятие, вызывающее большой интерес исследователей. Оно рассматривается, исходя из разных теорий и концепций. Его оценивают как взаимодействие положительного и негативного аффекта и как набор стремлений к саморазвитию. Его достаточно сложно отграничить от понятий «счастье», «самоактуализация» или «удовлетворенность жизнью». Одно из наиболее подробных и тщательно разработанных определений этого понятия дала К. Рифф. Она определяет ПБ как интегральный показатель степени направленности человека на реализацию основных компонентов позитивного функционирования, а также степень реализованности этой направленности, субъективно выражающейся в ощущении счастья, удовлетворенности собой и собственной жизнью. Теория К. Рифф обладает адекватным измерительным инструментом, что позволяет подробно анализировать составляющие ПБ.

Вторая глава теоретической части называется «Позитивные аспекты психических изменений при старении». В главе описаны существующие теоретические концепции, рассматривающие старость как часть жизненного пути, которая обладает потенциалом развития и является полноценной (М. Д. Александрова, Б. Г. Ананьев, А. И. Анциферова, И. С. Кон, К. К. Платонов и др.). Наиболее известной зарубежной концепцией развития, подробно описывающей поздний возраст, является психоаналитическая концепция Э. Эриксона. Это одна из концепций, определяющих старость как этап развития, а не как время деградации. Задачей этого периода развития является победа интегрированности над отчаянием, в результате чего развивается мудрость.

Одним из более поздних подходов, в котором проявилось стремление относиться к старости как ко времени возможностей, является подход П. Балтеса(P. Baltes). В этом подходе утверждаются продуктивные возможности старости, и указывается на широкие компенсаторные возможности возраста. П. Балтес описывает конкретные механизмы компенсации снижения когнитивных возможностей, формулируя модель отборной оптимизации с компенсацией, в которой адаптивное старение влечет за собой максимизацию положительного опыта при сужении сферы деятельности (P. Baltes, 1987).

В русскоязычной литературе адаптивные возможности старости представлены, в том числе, через понятия «витаукт» В. В. Фролькиса (В. В. Фролькис, 1970, 1975) и «психологический витаукт» О. Н. Молчановой (О. Н. Молчанова, 1999). В.В. Фролькис установил, что наряду с процессами старения существуют и процессы антистарения, или витаукта. Процессы витаукта – это механизмы саморегуляции, которые противостоят разрушительным тенденциям и направлены на стабилизацию жизнедеятельности организма и увеличение продолжительности его жизни. Под психологическим витауктом Молчанова понимает стабилизацию Я-концепции в пожилом и старческом возрасте.

В акмеологии старость рассматривается как период, в который возможно достижнение «акме» - вершины развития человека (А.А. Бодалев, А.А.Деркач). При этом особая роль отводится особенностям жизненного пути человека. Творческая деятельность и вовлеченность в профессиональную деятельность рассматриваются как факторы, препятствующие инволюции и сохраняющие те психические функции, которые являются существенными для профессиональной деятельности (П. А. Рудкевич, Е. Ф. Рыбалко, М. Д. Александрова, А. И. Устинова).

Уникальной в своем роде является концепция «счастливой старости» Н. Ф. Шахматова (Н. Ф. Шахматов, 1996). Н.Ф. Шахматов проанализировал жизненную позицию пожилых людей, которые считали свое старение удачным, успешным, благоприятным и даже счастливым. Для нее характерна отчетливая ориентировка пожилых людей на настоящее. Важным ресурсом позднего возраста является мудрость. В работе приведен подробный анализ этого понятия в понимании П. Балтеса и Л. И. Анциферовой.

Существует множество типологий старения (Д. Левинсон, Д.Бромлей, К. Рощак). Большинство из них характеризуется дисбалансом относительно позитивного и негативного старения: в них представлен лишь один благополучный тип и три-четыре неблагополучных. Обобщая выделенные типы благополучного старения, можно выделить некоторые общие психологические условия благополучного развития в старости: конструктивная психологическая установка, включающая доверие к другим, оптимистическое отношение к будущему, относительно разносторонние интересы, направленные не только на себя, но и на других, психологическая независимость.

В зарубежной психологической литературе существует множество исследований ПБ в старости. В этих исследованиях был эмпирически установлен «парадокс благополучия» («well-being paradox»), определяемый как сохранение или даже рост субъективного уровня ПБ в позднем возрасте (M. M. Baltes, K. L. Siedlecki, E. M. Tucker-Drob, S. Oishi, Е. Diener, M. E. Suh, R. Lucas, P. Herschbach). Одним из вариантов объяснения парадокса благополучия является социоэмоциональная теория селективности Л. Л. Карстенсен (L. L. Carstensen., H. Fung, S. T. Charles, D. M. Isaacowitz, J. A. Mikels, 1991, 1992, 1999, 2003, 2005). Теория предполагает, что в старости происходят изменения в функционировании эмоциональной сферы, связанные с более тщательным распределением ресурсов, необходимых для общения.

В главе также описываются исследования мотивационной сферы и локуса контроля как фактора сохранности ПБ в позднем возрасте (J. C. Pruessner, 2005, S. Forstmeier and A. Maercker, 2008). Рассматриваются так же исследования, описывающие взаимосвязи ПБ с физической активностью (Y. Netz, 2005, N. Garatachea, 2009), чувством контроля над событиями собственной жизнью (T. D. Windsor, 2010), веры в добрый мир ( M. Poulin, R. C. Silver, 2008), описан феномен защиты от разочарований ( D. Kotter-Gruеhn, 2009, 2011).

Исходя из обилия факторов, связь с благополучным старением которых уже показана, и культурной специфичности данного понятия (O. Pethtel и Y. Chen, E. Diener, S. Oishi, R. Lucas, D. Gerstorf et al., S. Kitayama. et al.), можно говорить о том, что ПБ в старости является сложным многофакторным образованием. Для русскоязычной культуры, вероятнее всего, будут существовать свои особенности благополучного старения и специфический набор факторов, его формирующих.

Во второй главе «Эмпирическое исследование факторов переживания психологического благополучия» изложена схема организации экспериментальной работы, описаны методики и критерии оценки эмпирических данных, даны анализ и интерпретация полученных в исследовании результатов.

Решение задач экспериментального исследования обеспечивалось комплексом методических процедур, которые в совокупности представили 68 показателей. Анализ результатов исследования проводился с использованием разных способов структурирования данных.

Возрастные особенности уровня психологического благополучия и его компонентов. Установлено, что структура ПБ разных возрастных периодов обладает существенными особенностями (рис.1).

Рисунок 1. Интегральный показатель ПБ в трех возрастных группах (группа 0 – возраст стандартного функционирования личности, группа 1 – пожилой возраст (55-75), группа 2 – старческий возраст (старше 75)

Различия по всем компонентам ПБ между объединенной группой пожилого и старческого возраста и группой лиц в возрасте стандартного функционирования личности являются значимыми (T-критерий, p<0,01). У лиц пожилого и старческого возраста ниже значения по компонентам «автономия», «управление средой», «позитивные отношения» и «самопринятие». Показатели «личностного роста» и «целей в жизни» значимо выше у лиц пожилого и старческого возраста. Возрастные изменения показателя «личностного роста» представлены на рисунке 2. Аналогичная картина характерна для показателя «цели в жизни»: группа 1 M = 56 (SD = 8,4), группа 2 M = 51 (SD = 6,9), (T-критерий, p<0,01).

Рисунок 2. «Личностный рост» в трех возрастных группах

Как видно из рисунка 2, больше всего лиц с высокими показателями «личностного роста» принадлежат группе пожилого возраста (Т-критерий, p<0,01). Показатели «личностного роста» в этой группе значимо выше, чем в группе лиц в возрасте стандартного функционирования и в группе лиц старческого возраста. Единственные значимые различия в структуре ПБ в группах лиц пожилого и старческого возраста были выявлены по показателю «личностный рост» (Т-критерий, p<0,01).

Изменения в структуре ПБ на протяжении всего периода взрослости и периода старости носят неоднозначный характер. При существенном снижении интегрального показателя ПБ и четырех его компонентов («автономия», «управление средой», «позитивные отношения с окружающими», «самопринятие») в позднем возрасте относительно возраста стандартного функционирования, выделяются несколько компонентов, которые по своим оценкам превосходят оценки в возрасте молодости и зрелости. Это показатели «личностного роста» и «целей в жизни». При сравнении структуры ПБ в группах пожилого и старческого возраста, различия были выявлены только по компоненту «личностный рост». В старческом возрасте он значимо ниже. По интегральному показателю ПБ значимых различий в группах пожилого и старческого возраста установлено не было.

Гендерные особенности психологического благополучия в пожилом и старческом возрасте. Существуют исследования, демонстрирующие существенные гендерные различия в структуре ПБ в стандартный период функционирования личности (C. Ryff, Е. Diener, П. П. Фесенко, Н. В. Тарабрина). По многим психологическим характеристикам для пожилого и старческого возраста характерно смягчение гендерных различий.

Как показала статистическая обработка, гендерная специфика ПБ в пожилом и старческом возрасте проявляется в минимальной степени: в группе лиц пожилого возраста существуют значимые различия по показателю «самопринятия»: у мужчин этот компонент ПБ значимо выше (T – критерий, p<0,01). Возможно, такие различия связаны с отношением к приходу пенсионного возраста у мужчин и женщин, в дальнейшем, в старческом возрасте, различия у мужчин и женщин по этой характеристики нивелируются, однако проявляются другие. Мужчины и женщины старческого возраста различаются по показателю – «открытость новому опыту»1 (T – критерий, p<0,01). У женщин эта характеристика оказывается значимо выше. Такие результаты свидетельствуют о том, что структура ПБ в пожилом и старческом возрасте сохраняет гендерную специфику в минимальной степени. Таким образом, можно говорить о психологическом благополучии как о характеристике возраста. Этот факт говорит в пользу однородности выборки, которая на три четверти состоит из женщин.

Социальные факторы психологического благополучия. Одной из задач исследования являлся анализ вклада социальных характеристик в структуру ПБ. Анализировались следующие факторы: уровень образования, семейное положение, профессиональная занятость, участие в групповой рекреационной деятельности. При анализе влияния социальных факторов разделение на группы производилось по критерию анализируемой социальной характеристики. Группы выделялись как имеющие или не имеющие высшее образование, состоящие или не состоящие в браке, включенные или не включенные в рекреационную деятельность и так далее. Было установлено, что лишь часть из них действительно связана с уровнем ПБ. Уровень образования и включенность в рекреационную деятельность не влияют ни на структуру, ни на уровень ПБ. Семейное положение оказывает влияние на один компонент ПБ – «цели в жизни» (таблица 1).

Таблица 1. Структура ПБ в зависимости от семейного положения

Средние значения в группе людей состоящих в браке

N=87

Средние значения в группе людей не состоящих в браке

N=55

U-критерий

Цели в жизни

54,7 (7,3)2

50,4 (8,5)

p< 0.05

На интегральный показатель ПБ влияет только профессиональная занятость. Видимо, наличие работы подразумевает под собой достаточно хорошее общее функциональное состояние организма, которое может отражаться и на других сферах жизни. Подробнее структура ПБ людей пожилого и старческого возраста в зависимости от фактора профессиональной занятости представлена в таблице 2.

Таблица 2. Структура ПБ в зависимости от фактора профессиональной занятости3

Среднее значение в группе «наличие профессиональной занятости» (N-30)

Среднее значение в группе «отсутствие профессиональной занятости» (N-46)

T-критерий

УС

57,3 (6)

52 (7,7)

p< 0.01

  ПБ

339,2 (32,4)

319 (36,9)

p< 0.05

ОЖ

92,8 (11)

86 (12,6)

p< 0.05

Как видно из таблицы 2, уровень ПБ значимо выше у работающих лиц по сравнению с неработающими. Были установлены и значимые различия по одному из компонентов ПБ – «управление средой». Работающие лица в большей степени чувствуют, что они управляют обстоятельствами своей жизни. Были обнаружены различия и по одной из дополнительных шкал – шкале «осмысленность жизни». Работающие лица в большей степени ощущают наличие в их жизни смысла, наличие целей и возможностей их реализации.

Для того чтобы описать чем еще отличаются пенсионеры, вовлеченные в профессиональную деятельность от тех, у кого эта сфера отсутствует в этих двух группах был измерен уровень депрессивности и социально-психологической адаптированности. Было установлено, что работающие пенсионеры пожилого и старческого возраста отличаются значимо более высоким уровнем социальной адаптации и интернальности и значимо более низким уровнем депрессивности (T-критерий, p<0,01).

Было установлено, что часть социальных факторов вносит вклад в формирование ПБ. Наличие супруга или супруги связано с повышением показателя «цели в жизни». На общий уровень ПБ влияет только включенность в профессиональную деятельность, которая так же связана с высоким уровнем социальной адаптированности и интернальности и низким уровнем депрессивности. Групповая рекреационная деятельность и уровень образования не связаны с уровнем ПБ и его компонентов.

Параметры социальных сетей как факторы, влияющие на психологическое благополучие. В пожилом и старческом возрасте происходят существенные изменения в структуре общения, с одной стороны, сужается круг общения, с другой, изменяется его характер (L. L. Carstensen, L. S. Noelker, Z. Harel, 1983, M. Pinquart, S. Friedrich, 2000). Одним из наиболее адекватных способом анализа общения и социального взаимодействия – является анализ социальных сетей. На группе в 65 человек был произведен анализ, который позволил установить, что в крайних группах по критерию «объем социальной сети» (среднее значение в группе “широкая социальная сеть” = 8, n = 21; среднее значение в группе “узкая социальная сеть” = 4, n = 25) существуют значимые различия по нескольким компонентам ПБ (U-критерий, p<0,01). Результаты представлены на рисунке 3.

Рисунок 3. Уровень ПБ в группах с крайними показателями размера социальной сети В гистограмме использованы следующие обозначения шкал: 1 – Позитивные отношения с окружающими 2 – Автономия 3 – Управление средой 4 – Личностный рост 5 – Цели в жизни 6 – Самопринятие

Как видно из рисунка 3, группы с крайними показателями социальной сети отличаются по трем показателям ПБ: «управление средой», «личностный рост», «цели в жизни». Все три показателя выше в группе «широкая социальная сеть». Однако статистически значимых различий по интегральному показателю ПБ в этих группах обнаружено не было.

В результате корреляционного анализа по группе в целом (n = 65) была установлена прямая связь между интегральным показателем ПБ и объемом социальной сети (R = 0,391,при p<0,05), интегральным показателем ПБ и количеством дружеских связей (R = 0,316 при p<0,05), и между интегральным показателем ПБ и разнообразием социальной сети (R = 0,316 при p<0,05). На основе группового и корреляционного анализа можно сказать, что из компонентов ПБ наибольшую связь с параметрами социальной сети показали шкалы: «управление средой», «личностный рост» и «цели в жизни», а из показателей социальной сети активными являются объем сети, разнообразие и наличие дружеских связей.

Индивидные свойства как условия психологического благополучия. Исходя из представлений об индивидуальности как о целостной системе, одной из задач исследования был анализ вклада индивидного уровня в структуру индивидуальности. Исследования индивидных и личностных особенностей как предпосылок ПБ потребовало другой организации исследования. Дальнейший анализ различий производился относительно крайних групп по уровню ПБ. Они выделялись на основе следующей формулы: m=+- 2/3 сигмы. В крайние группы вошли испытуемые, показатели которых находились вне пределов указанного диапазона. Так как между группами пожилого и старческого возраста значимых различий установлено не было, для обеих групп формула выглядела следующим образом: 332+-24. В группу высокое ПБ (ВПБ) было включено 29 человек (средний возраста 63,4г. (8), средние оценки ПБ 382 (22), а в группу низкое ПБ (НПБ) 27 человек (средний возраст 73г. (10), средние оценки ПБ 289 (18). Дальнейшее изложения материалов будет строиться на основе сопоставления психологических переменных в группах, различающихся по уровню ПБ.

Различия в свойствах темперамента в крайних группах по уровню ПБ представлены на рисунке 4.

Рисунок. 4 Различия в свойствах темперамента в группах людей с высокими и низкими показателями ПБ. В гистограмме использованы следующие условные обозначения: 1 – динамичность, 2 – настойчивость, 3 – сенсорная чувствительность, 4 – эмоциональная реактивность, 5 – выносливость, 6 – активность.

Как видно на рисунке 4, в группах с крайними показателями ПБ были выявлены различия по четырем из шести свойств темперамента (T-критерий, p<0,01). В группе лиц с высоким уровнем психологического благополучия значимо выше такие свойства темперамента как динамичность, выносливость и активность и значимо ниже эмоциональная реактивность. Это говорит о существенном вкладе индивидного уровня в формирование ПБ.

Одной из задач данной работы был анализ возрастных особенностях в свойствах темперамента и в связях темперамента и ПБ. Было установлено, что в группе старческого возраста эмоциональная реактивность значимо выше (T-критерий, при p<0.01), а корреляционных связей между компонентами ПБ и свойствами темперамента намного больше: 29% процентов значимых корреляционных связей в группе старческого возраста и 12% в группе пожилого возраста (p<0,01). Исходя из результатов корреляционного анализа, можно сделать вывод о нарастании роли темперамента в поддержании ПБ на поздних этапах онтогенеза. Дополнительным аргументом здесь служат данные о том, что при старении функции коры головного мозга (в первую очередь, передних ее отделов) постепенно ослабевают; на этом фоне возрастает вероятность увеличения роли подкорковых структур, в том числе, лимбической системы в регуляции поведения (И. А. Аршавский,1982; В. В. Фролькис , 1991; A. Hampshire et al., 2008; S. K. Shankar, 2010).

Эмоциональный интеллект как условие психологического благополучия. Наличие связи между показателями ПБ и эмоциональности как составляющей темперамента ставит вопрос о вкладе в ПБ эмоциональных процессов, которые обеспечиваются более высокими уровнями в структуре индивидуальности. С некоторых пор широкую известность приобрело понятие «эмоциональный интеллект», определяемый как способность к пониманию и управлению эмоциями (Д. В. Люсин, 2005; J. D. Mayer et al., 2001; K. V. Petrides, A. Furnham 2003 и др.). Данный аспект интеллекта может рассматриваться как условие ПБ, связанное с более высокими уровнями иерархии в строении эмоциональной сферы человека. На этом этапе работы ставилась задача установить, существуют ли различия в характеристиках эмоционального интеллекта у лиц пожилого и старческого возраста с высоким и низким уровнем ПБ, и определить роль эмоционального интеллекта в функционировании социальных сетей, в которые интегрированы испытуемые. В таблице 3 приводятся результаты сопоставления показателей эмоционального интеллекта у психологически благополучных и неблагополучных лиц из объединенной группы пожилого и старческого возраста. Как видно из таблицы 3, между группами имеются статистически значимые различия по нескольким показателям. Группа с высоким ПБ отличается более высокими показателями понимания чужих эмоций, управления чужими эмоциями, более высокими баллами по шкалам: межличностный эмоциональный интеллект, понимание эмоций и управление эмоциями.

Таблица 3. Различия в эмоциональном интеллекте в группах с крайними показателями ПБ4

Средние значения в группе “Высокое ПБ”

Средние значения в группе

“Низкое ПБ”

U-критерий

ПЭ5

25 (6,4)

20 (3,6)

p<0.05

ВУ

15,2 (3,3)

9,4 (2,5)

p< 0.01

МЭИ

44 (11,5)

33,7 (4,5)

p<0.05

ПЭ

45,4 (11,9)

36,4 (4,7)

p<0.05

УЭ

44,8 (7,4)

32,5 (5,5)

p< 0.01

Различия в эмоциональном интеллекте в группах пожилого и старческого возраста. Исходя из задач данного исследования, необходимо было сравнить эмоциональный интеллект лиц пожилого и старческого возраста. В результате статистического анализа было обнаружено, что различия по всем показателям эмоционального интеллекта, за исключением показателя управление эмоциями, между группами отсутствуют (U – критерий, p<0,01). Наряду с этим, корреляционный анализ, проведенный отдельно в каждой из групп, выявил существенные различия в тесноте связей показателей ПБ и эмоционального интеллекта. В матрице корреляций группы старческого возраста значимые корреляционные связи составляют 11% от общего числа всех связей, а в аналогичной матрице испытуемых пожилого возраста их значительно больше - 39%.

Таким образом, при переходе к старческому возрасту взаимосвязь между показателями ПБ и эмоционального интеллекта ослабевает, хотя собственно эмоциональный интеллект существенных изменений не претерпевает. Уменьшение числа значимых связей указывает на снижение регуляторной роли эмоционального интеллекта, но при этом, как было показано выше, возрастает значение эмоциональности как свойства темперамента. В последнем случае эмоциональность контролирует лишь формально-динамическую сторону поведения, конкретно пороги эмоционального возбуждения, силу и длительность эмоционального реагирования. Содержательные аспекты эмоционально окрашенного поведения находятся под контролем эмоциональности как черты личности – эмоционального интеллекта. Исходя из этих результатов, можно сделать вывод о том, что к старческому возрасту связь ПБ с индивидными особенностями усиливается, а регуляторные возможности высших уровней эмоциональной сферы снижаются.

Эмоциональный интеллект как условие эффективности социальной сети в контексте поддержания психологического благополучия. Выше было показано, что некоторые параметры социальной сети, в которую интегрирован стареющий человек, существенно влияют на поддержание ПБ. Исходя из общих представлений субъектно-деятельностного подхода, особенности личности, в данном случае, эмоциональный интеллект могут являться опосредующим звеном в настраивании социальных сетей на оптимизацию и укрепление ПБ стареющей личности.

При сопоставлении параметров социальных сетей в объединенной группе лиц пожилого старческого возраста было установлено, что пенсионеры, у которых насчитывается большее число дружеских связей и контактов, отличаются по характеристикам эмоционального интеллекта (доля представленности дружеских связей в группе «мало дружеских связей» составляет 10%, n = 25, в группе «много дружеских связей - 25%, n = 22) (рис. 5)

Рисунок 5. Различия в характеристиках эмоционального интеллекта в зависимости от особенностей социальной сети. В гистограмме использованы следующие условные обозначения: 1 -межличностный ЭИ, 2 - внутриличностный ЭИ, 3- понимание эмоций, 4 – управление эмоциями.

Как видно из рисунка 5, группы с разным количеством дружеских связей значимо различаются по показателям эмоционального интеллекта (U-критерию, p<0.01). В группе лиц, социальные сети которых содержат большее количество дружеских связей, все основные параметры эмоционального интеллекта более выражены. Взаимосвязь между наличием большого количество дружеских связей и эмоционального интеллекта вероятней всего имеет двойственный характер. Итак, как видно из результатов исследования, в данном случае внешний фактор - организация социальной сети - преломляется через внутренний фактор эмоционального интеллекта, образуя единое условие и «механизм» регуляции ПБ.

Временная перспектива и содержание мотивации как условия психологического благополучия в пожилом и старческом возрасте. Значение мотивации в кризисные периоды онтогенеза, периоды тотальной реорганизации образа жизни и личности пожилого человека трудно переоценить. Между тем в литературе по геронтопсихологии практически не анализируются особенности мотивационной сферы стареющей личности. Проблема целей в жизни людей пожилого и старческого возраста связана с неизбежным сокращением временной перспективы. Выход на пенсию влечет за собой изменение социального статуса и перестройку содержания мотивационной сферы. Именно поэтому отдельной целью данной работы было изучение особенностей содержания мотивации и временной перспективы в пожилом и старческом возрасте в зависимости от уровня ПБ.

В логике настоящего исследования было произведено сравнение временной перспективы и содержания мотивационной сферы в группах людей с высоким и низким уровнем ПБ. Было установлено, что единственным отличием в содержании мотивационной сферы является степень ее дифференцированности (Т-критерий, p<0,01). Лица с высоким уровнем ПБ отличаются представленностью большего количества категорий мотивации. Для лиц с высоким уровнем ПБ, в отличие от лиц с низким уровнем ПБ характерна представленность в мотивационной сферы таких категорий как «трансцендентные ценности», «мотивация, направленная на саморазвитие», «активность, связанная с познанием, получением информации», «мотивация, связанная со стремлением к обладанию чем-то, приобретению материальных ценностей», «активность, связанная с отдыхом, развлечениями, досугом».

Корреляционный анализ по объединенной группе лиц пожилого и старческого возраста показал, что существует связь между количественным показателем трансцендентных целей в содержании мотивации и общим уровнем ПБ (R=0,379, р<0,05). Сравнение содержания мотивационной сферы в двух возрастных группах показало, что различия по этой характеристике отсутствуют. Проделанный анализ позволяет утверждать, что высокий уровень ПБ связан с мотивационной сферой в основном через степень ее дифференцированности как в пожилом, так и в старческом возрасте.

Уровень субъективного контроля как фактор психологического благополучия. Поздний период онтогенеза часто характеризуется снижением объективных регуляторных возможностей высших уровней индивидуальности. Одной из задач данного исследования являлся анализ возрастных изменений в уровне субъективного контроля событий жизни и его связи с уровнем ПБ. Результаты анализа различий по уровню субъективного контроля в группах «Высокий уровень ПБ» и «Низкий уровень ПБ» проиллюстрированы рисунком 6.

Рисунок 6. Уровень субъективного контроля в группах с высоким и низким уровнем ПБ. 1 – шкала общей интернальности, 2 - шкала интернальности в области достижений, 3 - шкала ин тернальности в области неудач, 4 - шкала интернальности в области семейных отношений, 5 - шкала интернальности в области производственных отношений, 6 - шкала интернальности в области межличностных отношений, 7 - шкала интернальности в отношении здоровья и болезни.

Как видно из рисунка 6, группа с высокими показателями ПБ отличается значимо более выраженной интернальностью в области достижений, неудач, семейных отношений и в области производственных отношений. Лица с высоким уровнем ПБ обнаруживают более высокий уровень контроля над эмоционально положительными и эмоционально отрицательными событиями, считают себя ответственными за события, происходящие в области семейных и производственных отношений. При этом по шкале общей интернальности между этими группами нет значимых различий

Различия в уровне субъективного контроля между группами пожилого и старческого возраста. В результате статистического анализа было установлено, что в старческом возрасте достоверно ниже интернальность в области семейных отношений (U-критерий, p<0,01). Корреляционный анализ показателей ПБ и уровня субъективного контроля показал, что количество значимых корреляционных связей в группе старческого возраста (14%) меньше, чем в группе пожилого возраста (27%).

Полученные данные подтверждают установленную выше тенденцию снижения влияний личностных особенностей на уровень ПБ при переходе к старческому возрасту.

Итоговое сопоставление психологического благополучия в пожилом и старческом возрасте. Интегральный показатель ПБ при сравнении групп пожилого и старческого возраста достоверных различий не обнаруживает. В его структуре возрастные изменения при старении проявляются только в достоверном снижении оценок «личностного роста». Наряду с этим, эти две возрастные группы различаются по ряду характеристик различных аспектов индивидуальности, связанных с психологическим благополучием. На уровне темперамента существуют различия по эмоциональной реактивности: в старческом возрасте она значимо выше (T-критерий, p<0,01), т.е. лица старческого возраста становятся более чувствительными даже к самым слабым сигналам среды. Существуют различия также по характеристикам эмоционального интеллекта: способность к управлению эмоциями ухудшается (T-критерий, p<0,01). Изменения в уровне субъективного контроля происходят по уровню интернальности в семейных отношениях (T-критерий, p<0,01). Лица старческого возраста чувствуют себя в меньшей степени способными управлять своими семейными отношениями. Из сказанного следует, что пожилой возраст имеет целый ряд преимуществ перед старческим, которые проявляются в позитивных аспектах функционирования психики, и позволяют считать этот возраст своеобразной «вершиной» жизненного пути человека в том, что касается личностного роста и целей в жизни.

Предикторы психологического благополучия в поздний период онтогенеза. Целью завершающего этапа анализа полученных результатов было выявление предикторов ПБ. В связи с отсутствием различий по интегральному показателю ПБ в группах пожилого и старческого возраста анализ осуществлялся по позднему периоду онтогенеза в целом. Эта процедура осуществлялась с использованием множественного регрессионного анализа.

В результате регрессионного анализа, который проводился отдельно для каждого блока показателей, были выделены зависимые переменные - предикторы, позволяющие прогнозировать уровень ПБ как индивидуальной характеристики конкретного индивидуума. В целом было выделено пять прогностических переменных ПБ. Эти переменные относятся к разным уровням функционирования индивидуальности. Наибольшую часть вариативности объясняет характеристика эмоционального интеллекта – управление эмоциями (R2 = 0,565, коэффициент B = 0, 763, p < 0,001).

Существенными предикторами высокого ПБ являются такие характеристики социальных сетей как количество дружеских связей (R2 = 0,325, коэффициент B = 0,503, p < 0,001) и размер социальной сети (R2 = 0,145, коэффициент B = 0,453, p < 0,001). При этом управление эмоциями и количество дружеских связей находится в корреляционной взаимосвязи, что говорит о взаимозависимости проявлений разных уровней индивидуальности, обуславливающих ПБ.

Интернальность в области достижений (R2 = 0,228, коэффициент B = 0,517, p < 0,01) и степень дифференцированности мотивационной сферы (R2 = 0,139, коэффициент B = 0,394, p < 0,004) объясняют от 10% до 30% вариативности. Итак, ПБ может быть спрогнозировано на основе ряда особенностей социальных сетей, мотивационной и эмоциональной сферы. Основными предикторами ПБ являются способность к управлению эмоциями, доля дружеских связей в социальной сети, интернальность в области достижений и объем социальных сетей.

Обобщая основные результаты, можно сделать следующие выводы:

  1. Для интегрального показателя ПБ и его структурных компонентов характерны возрастные изменения  разной направленности. В пожилом и старческом возрасте при снижении интегрального показателя ПБ выделяются компоненты «личностный рост» и «цели в жизни», показатели которых статистически достоверно превышают аналогичные показатели более молодого возраста в периоде стандартного функционирования психики.
  2. На протяжении позднего возраста уровень ПБ стабилен, изменения проявляются лишь по показателям личностного роста. Стремление к саморазвитию в старческом возрасте менее выражено по сравнению с пожилым.
  3. К социальным факторам, дифференцирующим по интегральному уровню ПБ лиц в поздний период онтогенеза, относится фактор профессиональной занятости. При этом профессиональная занятость связана с высоким уровнем социальной адаптированности и низким уровнем депрессивности. Семейное положение дифференцирует лиц пожилого и старческого возраста по компоненту ПБ «цели в жизни», а гендер дифференцируют лиц пожилого возраста по компоненту «самопринятие». Уровень образования и вовлеченность в групповую рекреационную деятельность не являются существенными для уровня ПБ и его компонентов.
  4. Социальными факторами, способствующими повышению ПБ при старении, являются некоторые свойства социальных сетей, в которые интегрирован стареющий человек. Объем сети, разнообразие и доля дружеских связей связаны с высоким уровнем ПБ.
  5. Воздействие социальных факторов на уровень ПБ опосредуется рядом личностных свойств. Лица с высоким уровнем ПБ имеют более высокие значения по показателям внутриличностного и межличностного эмоционального интеллекта, интернальности в области достижений, неудач, семейных и производственных отношений, а также по степени дифференцированности мотивационной сферы.
  6. Свойства темперамента - активность, выносливость, динамичность и эмоциональная реактивность выступают как предпосылки ПБ у людей пожилого и старческого возраста, при этом, высокие значения первых трех свойств, способствуют его повышению, а высокие значения эмоциональной реактивности -  понижению.
  7. В старческом возрасте имеет место усиление связей между психологическим благополучием и индивидными характеристиками и ослабление связей ПБ и личностных характеристик индивидуальности, таких как эмоциональный интеллект и уровень субъективного контроля.
  8. Помимо больших значений показателей личностного роста, пожилой возраст обладает рядом преимуществ относительно старческого. Эти преимущества выражаются в меньшей эмоциональной реактивности, большей интернальности в области семейных отношений и способности к управлению эмоциями.
  9. Предикторами ПБ в пожилом и старческом возрасте по степени убывания значимости (объясняемой доли дисперсии) являются: способность к управлению эмоциями, доля дружеских связей в социальной сети, интернальность в области достижений и широта социальных сетей.

Основные положения диссертации изложены в следующих опубликованных работах в изданиях из списка ВАК РФ:

  1. Дубовик Ю.Б. Свойства темперамента как предпосылки психологического благополучия у людей пожилого и старческого возраста, журн. Психология и психотехника, 2011, № 7, с. 25-32
  2. Дубовик Ю.Б. Исследование психологического благополучия в пожилом и старческом возрасте [Электронный ресурс] // Психологические исследования: электрон. науч. журн., 2011, № 1(15)

и иных изданиях

  1. Дубовик Ю.Б., Сердакова К. Г. Проблема устойчивости характеристик темперамента в позднем возрасте. Психология индивидуальности: материалы III Всерос. Науч. конф. г. Москва, 1-3 декабря 2010 г.: отв. ред. А. Б. Орлов; Гос. Ун-т –ВШЭ, 2010, Ч.1. – 391 с. 218-219
  2. Дубовик Ю.Б. Структура психологического благополучия у людей пожилого возраста. Современные проблемы психологии развития и образования человека. Сборник материалов международной конференции. Том 2, АОУ ВПО «Ленинградский государственный университет имени А. С. Пушкина, СПб, 2010, с. 244-247.
  3. Дубовик Ю.Б. Особенности переживания психологического благополучия у людей позднего возраста. Журнал психологического общества им. Л. С. Выготского, выпускающий редактор Спиридонов В. Ф., 2010, с. 112-119
  4. Дубовик Ю.Б. Особенности структуры психологического благополучия у людей пожилого и старческого возраста: Дни аспирантуры РГГУ. Вып. 5, Редкол.: Д. П. Бак (отв.ред.) и др.; Рос. гос. гуманит. ун.-т. Управление аспирантурой и докторантурой. – М.: РГГУ, 2011, 557 с. 360-366

1 Здесь и далее, на ряду, с основными показателями психологического благополучия будут использоваться дополнительные: баланс аффекта, “человек как открытая система”, осмысленность жизни, автономия 2. (Шевеленкова Т.Д., Фесенко П.П., 2005г.)

2 здесь и далее в скобках дается стандартное отклонение.

3 В таблице представлены только показатели, по которым были установлены значимые различия.

4 В таблице представлены только показатели, по которым были установлены значимые различия.

5 Здесь и далее будут использованы следующие обозначения: ПЭ - понимание чужих эмоций, МУ – управление чужими эмоциями, ВП - понимание своих эмоций, ВУ – управление своими эмоциями, ВЭ - контроль экспрессии, МЭИ– межличностный эмоциональный интеллект, ВЭИ – внутриличностный эмоциональный интеллект, ПЭ –понимание эмоций, УЭ – управление эмоциями.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.