WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Рогозян Алексей Борисович

Психологические ресурсы индивидуального
стиля преодоления стресса

(на примере личности медицинского работника)

Специальность: 19.00.01 Общая психология,
психология личности и  история психологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Краснодар

2012

Работа выполнена на кафедре управления персоналом
и организационной психологии

ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный университет»

Научный
руководитель:

Ясько Бэла Аслановна,

доктор психологических наук, профессор кафедры
управления персоналом и организационной
психологии Кубанского государственного
университета

Официальные
оппоненты:

Горская Галина Борисовна,

доктор психологических наук, профессор,
зав. кафедрой психологии Кубанского
государственного университета физической
культуры, спорта и туризма

Прохоров Александр Октябринович,

доктор психологических наук, профессор,
зав. кафедрой общей психологии Казанского
государственного университета

Ведущая
организация:

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки «Институт психологии Российской академии наук (ИП РАН)»

Защита состоится 25 мая 2012 г. в 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.101.06 в Кубанском государственном университете по адресу: 350040, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Кубанского государственного университета по адресу: 350040, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149.

Текст автореферата размещен на официальном сайте Высшей аттестационной комиссии (ВАК): URL: http://vak.ed.gov.ru/; на сайте Кубанского государственного университета: URL: http://www.kubsu.ru.

Автореферат разослан  «_____» апреля 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                О.В. Засядко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования. В современной психологии исследователи рассматривают стрессоустойчивость с различных позиций. В рамках научной школы В.С. Мерлина она характеризуется  как индивидуальная психологическая особенность, заключающаяся в специфической взаимосвязи разноуровневых свойств интегральной индивидуальности, результатом чего является биологический, физиологический и психологический гомеостаз системы и оптимальное взаимодействие субъекта с окружающей средой в различных условиях жизнедеятельности и деятельности (К.В. Субботин). А.Г. Маклаков считает, что в обобщенном виде под стрессоустойчивостью понимается индивидуальная способность организма сохранять нормальную работоспособность во время действия стрессора. Особым аспектом исследований проблемы устойчивости личности к стрессам является поиск личностных ресурсов совладания. Сложились различные концепции копинг-поведения (Л.И. Анцыферова, В.А. Бодров, С.К. Нартова-Бочавер, Т.Л. Крюкова, Н. Хаан, Р. Уайт, Р. Мосс, Дж. Шеффер и др.). Расширяется круг отечественных исследований психологических феноменов, сопутствующих переживаниям жизненных и профессиональных стрессов и личностных ресурсов противодействия (К.А. Абульханова, В.А. Бодров, Л.А. Китаев-Смык, А.Б. Леонова, Д.А. Леонтьев, В.И. Моросанова, А.О. Прохоров и др.). Выделяется линия исследований, в которых  проблема стрессоустойчивости и преодолевающего поведения анализируется в контексте факторов риска развития дезадаптационных состояний личности, синдрома эмоционального выгорания, деформаций личности профессионала (В.В. Бойко, Ф.Е. Василюк, Н.Е. Водопьянова, Г.Б. Горская, Т.Л. Крюкова, Б.А. Ясько и др.).

В психологии утвердилось понятие индивидуального стиля как типичной для конкретного человека системы психологических средств, к которой он сознательно или стихийно прибегает, чтобы реализовать во вне свою целостную индивидуальность в соответствии с требованиями выполняемой деятельности, культуры и эпохи (В.И. Моросанова). Поиск психологических закономерностей формирования и реализации индивидуальных способов саморегуляции поведения в затрудненных жизненных ситуациях обусловил становление ряда теоретических подходов. Структурно-функциональный подход, представленный, в частности, в работах О. Микшика, определяет системообразующим фактором индивидуально своеобразного способа взаимодействия человека с миром «психическую вариабельность». Подход, обозначенный В.С. Мерлиным и развитый в ряде последующих исследований (Е.А. Климов, В.А. Толочек, Б.А. Ясько и др.), системообразующим фактором саморегуляции и преодоления жизненных трудностей определяет индивидуальный стиль жизнедеятельности (деятельности), благодаря которому личность компенсирует и преодолевает отрицательное влияние каких-либо индивидуальных свойств, образуя индивидуально своеобразную систему социальной адаптации. Современное понимание конструкта «индивидуальный стиль жизнедеятельности» развивается в концепции осознанной саморегуляции (А.О. Конопкин, В.И. Моросанова), основанной на принципе дифференциального подхода. Метасистемный анализ психической саморегуляции, проводимый в исследованиях Л.Г. Дикой, позволил представить её как целостную систему взаимодействия профессиональной деятельности, экстремальных условий, личности и психологических механизмов регуляции функциональных состояний. Такой подход созвучен концепции неравновесных состояний, испытываемых личностью при воздействии стресс-факторов, и их смысловой регуляции (А.О. Прохоров).

Вместе с тем приходится констатировать, что, несмотря на открытия в области психологии стресса, совладающего поведения, роли личностных и социальных ресурсов преодоления стресса и стрессоустойчивости, лишь отдельные работы содержат анализ индивидуальных стилевых особенностей преодоления стресса. В общей психологии недостаточно аргументированных эмпирическим материалом открытий закономерностей формирования индивидуального стиля стрессоустойчивости личности, несмотря на высокую практическую востребованность программ оказания действенной и научно обоснованной психологической помощи и поддержки личности не только в периоды переживания ею стресса, а что более важно – на этапах жизненного пути. Основываясь на концепции личности как интегральной индивидуальности, мы считаем целесообразным рассматривать феноменологию индивидуального стиля преодоления стресса (ИСПС) в системной взаимосвязи индивидных (нейродинамических) свойств личности, ее субъектно-личностных психологических качеств, формирующихся в процессе личностной, профессиональной, социальной активности.

Исследуемая проблема обусловлена рядом противоречий:

  • между возрастающим запросом психологической, социальной практики на определение наиболее устойчивых, системных связей психологических свойств в структуре интегральной индивидуальности личности, способствующих (или противодействующих) успешности преодоления стресса для оказания действенной и целенаправленной помощи человеку в затрудненных, кризисных жизненных ситуациях, и недостаточным научным обоснованием наличия и интерпретации таковых;
  • между глубоко и разносторонне разработанной в отечественной психологии категорией индивидуального стиля и недостаточно активным поиском взаимосвязей личностных качеств, образующих индивидуальный стиль преодоления стресса;
  • между выраженными стрессогенными факторами, вызывающими повышенные риски формирования дезадаптационных состояний в отдельных видах профессиональной деятельности (в частности, в деятельности медицинских работников), и лишь эпизодическими исследованиями феноменологии личности, занятой в данных видах деятельности, в том числе исследованиями специфики индивидуальных стилей преодолевающего поведения.

Определение исследовательской проблемы обусловило цель работы – установление психологических ресурсов личности, способствующих устойчивости к стрессу, и определение их роли в формировании индивидуального стиля преодоления стресса. 

Объект исследования – индивидуальный стиль преодоления стресса.

Предмет исследования – психологические ресурсы устойчивости личности к стрессу и их роль в формировании индивидуального стиля преодоления стресса.

Гипотеза исследования состояла в предположении о том, что индивидуальный стиль преодоления стресса не имеет жесткой детерминирующей зависимости от нейродинамических свойств личности, а обусловливается в значительной мере её психологическими ресурсами, среди которых ведущее место занимают субъектно-личностные качества в виде мотивационной направленности, свойств социальной адаптивности, стратегий совладающего поведения.

В процессе исследования была сформулирована дополнительная гипотеза: индивидуальная структура психологических ресурсов личности обусловливает два вида индивидуального стиля преодоления стресса: продуктивный и низкопродуктивный, индикаторами которых являются уровень психической напряженности, испытываемый личностью под действием стресс-факторов, и выраженность симптомов эмоционального выгорания.

Для достижения поставленной цели, проверки эмпирических гипотез решался ряд теоретических, методических, эмпирических и прикладных задач:

  1. провести теоретический анализ специальной литературы по проблемам психологического стресса; феноменологии направленности личности как системы психических образований; личностно-психологических ресурсов социальной адаптации и стрессоустойчивости; индивидуального стиля личности для формулирования проблемы исследования, определения его теоретико-методологических основ и выработки собственной исследовательской позиции;
  2. сформировать эмпирическую выборку исследования в соответствии с требованиями к психологическому эксперименту;
  3. эмпирически выделить типы индивидуального стиля преодоления стресса и обосновать их психологическое содержание;
  4. применив концепцию психологического моделирования личности, сформулировать модель индивидуального стиля преодоления стресса;
  5. обосновать психологические составляющие продуктивного и низкопродуктивного индивидуальных стилей преодоления стресса;
  6. обобщить полученные результаты исследования и сформулировать положения, выносимые на защиту; определить научную новизну полученных результатов и их практическую значимость.

Теоретические и методологические основы исследования. В качестве теоретической основы исследования приняты теории  личности как интегральной индивидуальности (В.С. Мерлин, Б.Г. Ананьев, К.К. Платонов), стресса, совладающего поведения (Г. Селье, Л.А. Китаев-Смык, Р. Лазарус, Р. Фолкман, С.К. Нартова-Бочавер и др.), метакогнитивного контроля деятельности (Д. Куль); концепции личностной направленности (А. Басс), индивидуального стиля жизнедеятельности и саморегуляции (В.С. Мерлин, Е.А. Климов, О.А. Конопкин, В.И. Моросанова), неравновесных состояний их смысловой регуляции (А.О. Прохоров).

Методологической основой исследования послужили общефилософские принципы единства и взаимосвязи явлений материального мира и мира психических явлений, социальной природы человека, взаимозависимости человека, деятельности, общества; основные положения субъектного и субъектно-деятельностного (К.А. Абульханова-Славская, Л.И. Анцыферова, А.Л. Журавлев, А.Н. Леонтьев, Е.А. Климов, С.Л. Рубинштейн и др.), ресурсного (Л.А. Александрова, В.А. Бодров) подходов в психологии личности; концепция психологического моделирования личности (Б.А. Ясько).

Методы исследования. В работе использован комплекс методов научного исследования, а также совокупность приемов и операций (методик), обеспечивших достижение поставленной цели, реализацию задач, сравнимость результатов и обоснованность выводов: теоретический анализ психологических источников по исследуемой проблеме; констатирующий эксперимент; методы качественного и количественного анализа эмпирических данных. Применен пакет психодиагностических методик опросного и бланочного типа (всего 8). Психодинамические свойства испытуемых и индивидуальные способы реагирования на стресс анализировались с применением анкеты «Прогноз», шкалы психологического стресса Лемура – Тесье – Филлиона («Шкала PSM-25») и шкалы организационного стресса. Структура индивидуальных стратегий совладания диагностировалась по данным копинг-теста Р. Лазаруса. Типологические особенности социальной адаптивности личности анализировались с применением опросника социальной адаптивности личности О.Г. Посыпанова. Уровень профессиональной адаптации определялся с применением опросника MBI Маслач и Джексон в адаптации Н.Е. Водопьяновой.  Мотивационная сфера личности анализировалась по данным опросника «Направленность личности» В. Смекала, М. Кучера и опросника Дж. Куля.

Обработка эмпирических данных осуществлялась с применением разнообразных методов математической статистики, соответствующих современным подходам к инструментарному обеспечению психологического эксперимента.

Эмпирическая база исследования. Для проверки эмпирических гипотез была сформирована группа испытуемых, в которую вошли 152 чел., в том числе врачи (58 чел.) и медицинские сестры (94 чел.) различных лечебных и лечебно-профилактических учреждений Краснодарского края.

Этапы и организационные формы исследования. Работа проводилась в течение трех лет, с 2009 по февраль 2012 г., и состояла из нескольких взаимосвязанных этапов.

Первый этап (2009–2010 гг.) – организационно-подготовительный – исследование проблемы, определение направлений эмпирического исследования, формирование его теоретико-методологических основ и организационных форм.

Второй этап (2010 г.) – формирование основных групп испытуемых, экспериментальное исследование и апробация результатов.

Третий этап (2010–2011 гг.) – проверка гипотез, анализ массива эмпирического материала, дальнейшая апробация.

Четвертый этап (осень – зима 2011 г.) – обобщение результатов экспериментального исследования, формулирование авторской концепции и положений, выносимых на защиту, оформление текста работы.

Достоверность полученных результатов и обоснованность сделанных выводов.  Теория исследования построена на концепциях, раскрывающих психологию направленности личности (С.Л. Рубинштейн, Б.Г. Ананьев, Е.П. Ильин, Б.Г. Ломов, К.К. Платонов), личности как интегральной индивидуальности (В.С. Мерлин, Б.Г. Ананьев) и индивидуального жизненного стиля (К.А. Абульханова-Славская, Е.А. Климов, В.И. Моросанова); психологического стресса и адаптации личности (В.А. Бодров, G. Vaillant); совладающего поведения (Р. Лазарус, Р. Фолкман, С.К. Нартова-Бочавер и др.); ресурсного подхода в психологии личности (Л.А. Александрова, В.А. Бодров);  психологической модели личности как интегральной индивидуальности (Б.А. Ясько). Идея работы базируется на запросе психологической практики в определении научно обоснованных путей оказания консультационной и коррекционной помощи в формировании стрессоустойчивости личности; на обобщении идей стресса, стресс-резистентности в социальной адаптации личности, разработанных в отечественной психологии. Применялись сравнения результатов, полученных в процессе эмпирического исследования, с опубликованными данными других исследователей по проблеме преодоления стресса и стрессоустойчивости, индивидуального жизненного стиля, социальной адаптации, мотивационной направленности личности, влияния субъектных качеств личности на ее профессиональную и жизненную активность. Полученные результаты согласуются с данными других исследований по анализируемой проблеме. Использованы методы сбора, обработки, интерпретации эмпирических данных, соответствующие современным требованиям к психологическому эксперименту. Сформированная совокупная выборка репрезентативна и адекватна объекту исследования.





Научная новизна исследования. На основе концепций личности как интегральной индивидуальности, индивидуального жизненного стиля введено понятие индивидуального стиля преодоления стресса, который рассматривается как индивидуально устойчивая совокупность психологических средств, активизируемых личностью для преодоления стрессовых ситуаций и обеспечивающих стабильность оптимального уровня психического напряжения, сохранность целостной индивидуальности и аутентичности личности. Показано, что образуется индивидуальный стиль преодоления стресса совокупностью психологических ресурсов личности, ведущую роль в которых играют качества субъектного уровня в структуре интегральной индивидуальности личности – система мотивационной направленности, свойства социальной адаптивности, а также сформированная система конструктивных копинг-ресурсов.

Эмпирически доказано, что нейродинамические свойства личности не оказывают жестко детерминирующего влияния на формирование системы индивидуального стиля преодоления стресса. Обоснована психологическая модель ИСПС, включающая три уровня консолидации психологических ресурсов: инвариантный, специфический и вариативный. На основе концепции психологического моделирования личности обоснованы три типа и семь подтипов индивидуальной конфигурации психологических ресурсов, на которые опирается личности в противодействии стресс-факторам.

Показано, что ИСПС может быть продуктивным и низкопродуктивным. Обосновано психологическое содержание наиболее продуктивного ИСПС, который образуется сочетанием акциональной ориентации (АО) системы контроля деятельности всех видов, высоковыраженной направленности на деятельностную активность с устойчивым вниманием к себе, проблемам собственного развития и самосовершенствования, высокой активностью когнитивно фокусированных копинг-стратегий принятия ответственности, планирования решения проблемы, положительной переоценки, самоконтроля и поиска социальной поддержки, а также нейтрализацией неконструктивной стратегии бегства, ухода от проблемы.

Полученные результаты вносят вклад в концепции психологического стресса, стрессоустойчивости личности, индивидуального жизненного стиля.

Теоретическая значимость работы. В исследовании получили развитие современные теоретические концепции: психологического стресса; психических состояний, сопровождающих индивидуально своеобразные стили переживания и преодоления стресса; индивидуального стиля жизнедеятельности как опосредствованного звена между различными уровнями интегральной индивидуальности, в частности, роли мотивационного уровня саморегуляции в преодолении стресса; теория метакогнитивного контроля деятельности относительно роли акциональной ориентации модуса контроля в конструктивном индивидуальном стиле преодоления стресса; концепция субъектной детерминации социальной активности личности. 

Практическая значимость результатов исследования. Разработанная психологическая модель может стать основой рекомендаций при определении траекторий развития индивидуального стиля преодоления стресса у лиц, подверженных действию стресс-факторов и не имеющих достаточных психологических ресурсов для их нейтрализации.

Сформированный пакет психодиагностических методик может быть рекомендован для применения в консультационно-развивающей работе на разных этапах профессионального и жизненного пути личности.

Основные положения, выносимые на защиту

1. Психологические ресурсы личности, обеспечивающие её устойчивость к стрессу, образуют индивидуальный стиль преодоления стресса – индивидуально устойчивую совокупность психологических средств, активизируемых личностью для преодоления стрессовых ситуаций и обеспечивающих стабильность оптимального уровня психического напряжения, сохранность целостной индивидуальности и аутентичности личности.

2. Индивидуальный стиль преодоления стресса обусловливается субъектно-личностными качествами, среди которых ведущее место занимает личностная, мотивационная направленность в сочетании с ресурсами  социальной адаптивности и совладающего поведения. Структура и сформированность психологических ресурсов личности обусловливает два вида ИСПС: продуктивный и низкопродуктивный, индикаторами которых являются уровень психической напряженности, испытываемый личностью под действием стресс-факторов, и степень выраженности симптомов эмоционального выгорания. Продуктивный стиль преодоления стресса может быть представлен двумя типами: индивидуальным стилем с преимущественной опорой на устойчивые нейродинамические показатели и индивидуальным стилем, детерминированным субъектно-личностными психологическими качествами. Третий тип ИСПС характеризуется как низкопродуктивный, подтверждением чего являются повышенный уровень психической напряженности, испытываемый личностью под действием стресс-факторов, и выраженность отдельных симптомов эмоционального выгорания.

3. ИСПС может быть представлен в виде модели, структурируемой тремя уровнями организации психологических свойств: инвариантным, специфическим и вариативным. Инвариантные психологические свойства образуются ресурсами, детерминирующими  устойчивость к стрессу независимо от типологической принадлежности стиля. К ним относятся психологические свойства субъектной детерминации: совладание с опорой на стратегии самоконтроля, поиска социальной поддержки, планирования решения проблемы; направленность личности на деятельностную активность (направленность «на дело») и мотивационные тенденции, обусловливающие акционально ориентированный тип метакогнитивного контроля деятельности в ситуациях неуспеха и планирования. Эти качества дополняются гармонично сформированным профилем социальной адаптации, которая у стрессоустойчивой личности обеспечивается преимущественно средним уровнем развития качеств «адаптивность – конформность», «адаптивность – лабильность» и «адаптивность – креативность».

Специфический уровень модели – это психологические ресурсы ИСПС, определяющие его типологическую специфику; в них отражаются общий уровень развития инвариантных психологических свойств и их специфические взаимосвязи, а также индивидуальная выраженность ресурсов, не образующих инвариантный уровень, но значимых для личности, обладающей данным типом ИСПС.

Вариативный уровень – это психологические качества, имеющие выраженную индивидуальную принадлежность и образующие подтипы в каждом из выделенных типов.

4. Имеются три основных типа и семь подтипов ИСПС личности. Наиболее продуктивный ИСПС характерен для обладателей психологических ресурсов четвертого подтипа, что отражено в низких показателях психической напряженности и в отсутствии проявлений эмоционального выгорания. Психологическими ресурсами данного ИСПС являются: акциональная ориентация системы метакогнитивного контроля деятельности, высоковыраженная направленность на деятельностную активность с устойчивым вниманием к себе, проблемам собственного развития и самосовершенствования;  высокая активность когнитивно фокусированных копинг-стратегий планирования решения проблемы, поиска социальной поддержки, самоконтроля, принятия ответственности, положительной переоценки при незначительной ресурсности неконструктивной стратегии бегства, ухода от проблемы.

Апробация и внедрение результатов исследования. Результаты теоретических и эмпирических исследований по теме диссертации неоднократно обсуждались на заседаниях кафедры управления персоналом и организационной психологии, на методологическом семинаре аспирантов и соискателей КубГУ. Основные результаты исследования докладывались и обсуждались на международных, всероссийских, региональных конференциях в г. Праге, Новосибирске, Пензе, Краснодаре в 2010–2012 гг.

Всего по теме диссертации опубликовано 11 работ, 4 из которых в научных изданиях, рекомендованных ВАК.

Структура работы. Работа включает введение, три главы, заключение, список использованной литературы из 206 наименований, а также приложения. Общий текст работы занимает 193 страницы. Основной аналитический материал представлен 30 таблицами, 22 рисунками.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована сущность исследуемой проблемы и ее актуальность, сформулированы цель, объект, предмет и гипотезы исследования, определены его задачи, указаны научная новизна и теоретическая значимость, изложены положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Стресс, стрессоустойчивость, индивидуальный стиль жизнедеятельности в предметном пространстве современной психологии личности» рассмотрены основные концепции стресса (В.А. Бодров, Т.Г. Бохан, Л.А. Китаев-Смык, Г. Селье, А. Welford и др.); проанализированы современные подходы к пониманию психологического стресса, стрессогенных ситуаций и концепции совладающего поведения (Ф.Е. Василюк, Н.Е. Водопьянова, Р. Лазарус и др.); описаны взаимосвязи стресса и психических состояний, сопровождающих его субъективное переживание, их произвольная и смысловая регуляция (Л.Г. Дикая, О.А. Конопкин, В.И. Моросанова, О.А. Прохоров).

В целом проведен анализ более чем 200 источников, из чего следует, что несмотря на открытия в области психологии стресса, совладающего поведения, роли личностных и социальных ресурсов преодоления стресса и стрессоустойчивости, лишь отдельные работы содержат анализ индивидуальных стилевых особенностей преодоления стресса. На этом основании сделан вывод: если индивидуальный стиль деятельности позволяет людям с разными индивидуально-типологическими особенностями нервной системы, темперамента, характера, разной структурой способностей добиваться равной эффективности при выполнении одной и той же деятельности, компенсируя при этом индивидуальные особенности, препятствующие достижению успеха в профессиональной деятельности, то индивидуальный стиль преодоления стресса должен способствовать людям с разными психологическими характеристиками эффективно преодолевать стрессовые ситуации.

Проведенный теоретический анализ позволяет определить индивидуальный стиль преодоления стресса как индивидуально устойчивую совокупность психологических средств, активизируемых личностью для преодоления стрессовых ситуаций и обеспечивающих стабильность оптимального уровня психического напряжения, сохранность целостной индивидуальности и аутентичности личности.

По результатам проведенного анализа определена теоретико-методологическая основа исследования.

Во второй главе «Программа и организация исследования» подробно описана программа эмпирического исследования. Дано обоснование цели, задач, гипотезы исследования, содержательно охарактеризованы примененные методы, эмпирическая база и выборка. Обоснована концепция исследования.

Третья глава «Психологический анализ феномена стрессоустойчивости личности» включает пять параграфов. В § 3.1 рассмотрены особенности переживания стресса при различных уровнях нервно-психической устойчивости. Установлено, что в целом состояние нейродинамических качеств характеризуется оценками «хорошая» нервно-психи­ческая устойчивость (НПУ) (17,1 %) и «удовлетворительная» (64,5 %) с очевидным преобладанием свойств удовлетворительного уровня.

Анализ показателей психической напряженности во взаимосвязи с уровнями нервно-психической устойчивости выявил тесную взаимосвязь между сниженными показателями НПУ и психологической адаптированностью. Однако наибольший интерес для выявления психологической содержательности индивидуального стиля преодоления стресса имеет та часть группы испытуемых, для которой свойственны сниженные показатели НПУ, но при этом они проявляют и средненизкие показатели стрессовых ощущений. Установлено, что в группе врачей таких респондентов 26 чел. (r = 0,425; р < 0,05), а в среде медицинских сестер – 54 чел.; r = 0,504; р < 0,01).

Измерение восприимчивости к организационному стрессу (ОС) стало дополнительным подтверждением того, что устойчивость к психологическому стрессу сопровождается в целом и устойчивостью к стресс-факторам организационной среды, каковой в медицине является профессиональная среда лечебного учреждения, обладающая, как известно, высокой стрессогенностью (Б.А. Ясько).

Дальнейший анализ позволил выделить три типологические группы (табл. 1). В первую группу включены психодиагностические данные по выборке респондентов, обнаруживших высокую стрессоустойчивость (всего 32 чел.). Во вторую группу вошли испытуемые, имеющие выраженную устойчивость к стрессу, несмотря на «удовлетворительную» оценку НПУ (93 чел.). Третью группу составили испытуемые, проявившие в диагностических данных склонность к повышенной психической напряженности (27 чел.), причем 5 чел. из них имеют хорошую НПУ, а 22 чел. – слабую.

Таблица 1

Группы по уровням стрессоустойчивости

Проф. группы

Группа 1

Группа 2

Группа 3

Врачи

19

26

13

Медсестры

13

67

14

Всего

32

93

27

Во § 3.2 рассмотрена специфика совладающего поведения личности в различных типологических группах стрессоустойчивости. Анализ показал, что значимую роль в преодолении жизненных стрессов играют проблемно-фокусированные усилия по изменению ситуации в поиске информационной, действенной и эмоциональной поддержки, по регулированию своих чувств и действий, по положительной переоценке стрессовой ситуации; признание своей роли в проблеме, принятие на себя ответственности за решение проблемы. Выделены три типа копинг-стратегий при различных сочетаниях нейродинамических качеств личности и реагирования на стресс-факторы.

Первый тип – это личность с высокой стрессоустойчивостью и хорошими нейродинамическими характеристиками. Для этого типа копинг-стратегий первостепенную ресурсную роль играет способность планирования решения проблемы. Специфические проявления преодоления стресса отражены в двух подтипах.

Для первого специфичны более высокие, по сравнению со среднегрупповыми значениями, показатели психической напряженности и организационного стресса. Личность достигает совладания, опираясь на повышенную активность стратегий поиска социальной поддержки и бегства / избегания.

Для второго подтипа характерны наиболее низкие показатели психической напряженности и переживания организационного стресса. Личности, обладающей качествами данного подтипа, не свойственно обращение к неконструктивному копингу «бегство / избегание». Она активно опирается на рациональное регулирование своих чувств и действий, на умение создавать положительное значение стрессогенной ситуации и фокусироваться на росте собственной личности.

Второй тип копинг-стратегий отражает «профиль» совладания личности, обладающей удовлетворительными нейродинамическими показателями. Её копинг-ресурсы гармоничны, гибки и ориентированы на ситуативную активность. Этот тип также имеет два подтипа.

Первый характеризуется гармоничным использованием всего арсенала копинг-стратегий без выраженного предпочтения какого-либо вида.

Второму подтипу свойственны более устойчивые нейродинамические показатели. Стрессоустойчивость достигается в первую очередь с опорой на когнитивно фокусированный ресурс планирования решения проблемы, который подкрепляется высокоактивными стратегиями самоконтроля, поиска социальной поддержки, положительной переоценки. Вторую линию совладания образует сочетание стратегий дистанцирования, принятия ответственности, конфронтации. Существенная черта индивидуального стиля преодоления стресса представителей данного подтипа – низкая активность стратегии бегства / избегания.

Общим для всех участников третьего типа копинг-стратегий является слабая стрессоустойчивость при первостепенной актуализации ресурса планирования решения проблемы и умеренной активности стратегий конфронтации, самоконтроля, поиска социальной поддержки и положительной переоценки. В двух подтипах отражены специфические проявления данных характеристик.

Для индивидуального профиля копинг-стратегий личности, обладающей качествами первого подтипа, низкую ресурсность имеют копинги избегания и конфронтации при среднем уровне активности остальных стратегий, которые применяются личностью ституативно.

Второй подтип отражает специфику совладающего поведения респондентов, имеющих наиболее низкую нервно-психическую устойчивость в данной группе и в целом по совокупной выборке испытуемых. В преодолении стресса они опираются на ресурс планирования решения проблемы, дистанцирования, а также принятия ответственности при ситуативной актуализации остальных копинг-ресурсов, активность которых находится в диапазоне средних значений.

Анализ мотивационных предпосылок устойчивости личности к стрессу (§ 3.3) позволил установить, что направленность на задачу, будучи ведущим видом направленности личности, устойчиво реагирующей на стресс, непосредственно связана с метакогнитивным контролем акциональной ориентации у лиц с устойчивой нейродинамической основой – в ситуации неуспеха, и у лиц со слабой НПУ – в ситуации планирования. Эти психологические качества субъектного уровня можно рассматривать как базовые ресурсы преодолевающего поведения, формирующие совокупность качеств индивидуального стиля преодоления стресса.

Личность, не имеющая сформированного ресурса стрессоустойчивости, склонна к ситуационно ориентированной (СО) директиве метакогнитивного контроля деятельности, которая непосредственно подкрепляется направленностью «на себя», положительно взаимосвязанной с контролем деятельности планирования. СО-модус контроля деятельности планирования находится в «конфликтных» отношениях с направленностью на дело, задачу, что, очевидно, снижает ресурсный потенциал стрессоустойчивости личности (табл. 2).

Таблица 2

Корреляционная матрица (r) взаимосвязей личностной направленности
и мотивации контроля деятельности

Шкалы

Группа 1

Группа 2

Группа 3

НС

НВ

НЗ

НС

НВ

НЗ

НС

НВ

НЗ

Всего (n = 32 чел.)

Всего (n = 93 чел.)

Всего (n = 27 чел.)

КДН

–0,363*

–0,127

0,473*

0,222*

–0,094

0,003

0,223

–0,193

0,004

КДУ

–0,082

–0,080

0,149

0,115

–0,044

0,140

0,098

–0,268

0,224

КДП

0,054

0,150

–0,177

0,089

–0,145

0,334*

0,335*

0,327*

–0,422*

Врачи (n = 19 чел.)

Врачи (n = 26 чел.)

Врачи (n = 13 чел.)

КДН

–0,374

–0,359

0,568*

0,071

–0,134

0,008

0,569*

–0,299

–0,225

КДУ

0,066

–0,111

0,022

0,088

0,110

–0,125

0,016

–0,145

0,345

КДП

0,163

0,180

–0,264

–0,239

–0,150

0,487**

0,605*

–0,149

0,159

м/с (n = 13 чел.)

м/с (n = 67 чел.)

м/с (n = 14 чел.)

КДН

–0,340

0,179

0,300

0,313*

–0,083

–0,025

–0,129

–0,116

0,218

КДУ

–0,256

–0,037

0,420

0,107

–0,097

0,293*

0,139

–0,423

0,181

КДП

–0,117

0,130

0,025

0,283*

–0,148

0,242*

0,171

0,543*

–0,586*

Примечание: * р < 0,05; ** р < 0,01.

Акционально ориентированный метакогнитивный контроль в ситуациях неуспеха деятельности является субъектным ресурсом эффективного индивидуального стиля преодоления стресса.

Отдавая предпочтение во всех видах контроля ситуационно ориентированной директиве, личность, предрасположенная к повышенному переживанию стресса, достигает специфического эффекта гомеостаза, что сказывается на более выраженной тенденции сниженной психической напряженности в стрессогенных ситуациях. При этом выход мотивации контроля деятельности на пограничные АО – СО-значения усиливает склонность к психической напряженности.

Рассмотрение личностного уровня адаптации при различных индивидуальных стилях преодоления стресса (§ 3.4) позволило установить, что для личности, обладающей повышенной нервно-психической устойчивостью и сниженными показателями переживания психологического стресса (группа 1), социальная адаптация достигается с преимущественной опорой на развитое качество «адаптивность – креативность» в сочетании с качеством «адаптивность – конформность». Наиболее низкий уровень социальной адаптированности характерен для личности с повышенными показателями психической напряженности и слабой НПУ (группа 3) (см. рисунок).

«Профили» социальной адаптации групп испытуемых

Кластерный анализ позволил выделить три подтипа качеств социальной адаптивности в данной группе. Они различаются по степени выраженности показателей психической напряженности: от минимального до максимального в пределах индивидуальных значений по группе, которые, как известно, являются в целом показателями, характеризующими высокую устойчивость к стрессу.

В первый кластер объединились индивидуальные показатели лиц, предрасположенных к переживанию стресса: средние значения ППН в этой подвыборке составляют 89,2 балла, а уровень развития качества «адаптивность – креативность» близок к уровню «адаптивность – лабильность» (М = 3,2 и 3,0 соответственно). По мере снижения показателей психической напряженности кластерный анализ формирует еще два подтипа сочетания качеств социальной адаптивности.

Второй подтип (МППН = 65,6) характеризуется возрастанием роли качества «адаптивность – креативность» (М = 3,8) и снижением значимости свойств «адаптивность – конформность» (М = 1,8) и «адаптивность – лабильность» (М = 2,6). Личность, обладающая характеристиками, свойственными третьему подтипу (МППН = 36,3), имеет выраженный ресурс креативности (М = 5,6) при среднем уровне развития свойств «адаптивность – конфомность» (М = 2,3) и «адаптивность – лабильность» (М = 2,9). Социальная адаптация обладателей свойств третьего подтипа выражается отличной ориентацией в ситуациях, меняющихся по не известным заранее принципам, способностью принимать нестандартные решения в противоречивой, кризисной ситуации.

Личность с низкой нервно-психической устойчивостью (группа 2) достигает социальной адаптивности с выраженной опорой на качество лабильности. Здесь также выделены три подтипа. В первый кластер объединены респонденты, у которых средние значения по шкале НПУ составили 18,4 балла, а по шкале ППН – 35,4 балла. Индивидуальные ресурсы социальной адаптации этих испытуемых определяются наименее выраженным развитием свойства «адаптивность – лабильность» (М = 3,8) при сниженных показателях по другим свойствам («адаптивность – конформность» (М = 2,4); «адаптивность – креативность» (М = 2,2).

Представителей второго подтипа объединяют близкие по индивидуальным показателям уровни НПУ и ППН (МНПУ = 18,8 и МППН = 63,8) и связанные с этими нейродинамическими качествами уровни развития свойств социальной адаптивности при наиболее высоких значениях по сравнению с группой 2 свойств «адаптивность – лабильность» и «адаптивность – конформность» (М = 4,5 и 3,1 соответственно).

Третий подтип включает специфическую выраженность свойств адаптивности личности, наиболее склонной к переживанию стресса (МППН = 92,0) и обладающей показателями НПУ, близкими к оценке «неудовлетворительная» НПУ (МНПУ = 22,6). Профиль адаптивности в этой подгруппе характеризуется средними значениями оценок качества социальной лабильности (М = 4,3) и сниженными – качеств конформности (М = 2,8) и креативности (М = 2,6). Такой профиль адаптационных ресурсов делает человека более уязвимым перед действиями стресс-факторов и обусловливает необходимость укрепления индивидуального стиля преодоления стресса.

В группе испытуемых с повышенными значениями переживания психологического стресса социальная адаптация достигается сочетанием среднего уровня развития всех выделяемых качеств. Социальная лабильность тесно взаимосвязана с высокими показателями по шкалам нервно-психической устойчивости и восприимчивости к организационному стрессу (r = 0,480 и 0,483; р < 0,05). Для личности, обладающей показателями нервно-психической устойчивости, находящимися на границе «хорошая» и «удовлетворительная» НПУ (МНПУ = 14,6), типична опора в достижении социальной адаптации на свойство «адаптивность – конформность» (М = 3,8) при средненизком развитии других качеств в системе свойств адаптивности («адаптивность – лабильность» М = 2,6; «адаптивность – креативность» М = 1,8). Эти показатели определены совокупностью данных, составивших первый подтип в типологических характеристиках ИСПС респондентов третьей группы.

По мере ослабления нервно-психической устойчивости увеличивается роль качества «адаптивность – лабильность» в достижении социальной адаптации личности. Именно этими особенностями характеризуется второй подтип (МНПУ = 21,3). Личность с таким профилем адаптивности имеет слабо развитый ресурс социальной креативности, проявляет регидность в социальных контактах, что усиливает ее переживания и состояние психической напряженности (МППН = 106,7).

Третий подтип объединяет свойства адаптивности, которыми обладают лица с наиболее высокой психической напряженностью (МППН = 137,5) и показателями уровня нервно-психической устойчивости, соответствующими оценке «неудовлетворительная» (МНПУ = 32,7). Такое сочетание нейродинамических характеристик обусловливает специфическую компенсаторную реакцию личности в процессе социальной адаптации. Она более активна, чем у представителей второго подтипа, и достигается с опорой преимущественно на свойства «адаптивность – конформность» (М = 3,5) и «адаптивность – лабильность» (М = 3,3).

Анализ симптоматики эмоционального выгорания  дополняет основания для подтверждения эмпирической гипотезы о двух видах индивидуального стиля преодоления стресса: продуктивном и низкопродуктивном. Установлено, что устойчивая нервная система не является абсолютным предиктором адаптированности личности. 43,8 % респондентов первой группы обнаружили состояние деперсонализации, что говорит о недостаточно конструктивном ИСПС. 43,0 % участников второй группы имеют средневысокий уровень эмоционального истощения (М = 25,5), преимущественно высокую выраженность деперсонализации (М = 12,4) и средний уровень редукции достижений (М = 31,4). 44,4 % респондентов третьей группы обнаружили высокий уровень эмоционального истощения (М = 18,58) и деперсонализации (М = 14,5), а также средний уровень редукции достижения (М = 31,8).

Кластерный анализ, проведенный по общему массиву совокупных психодиагностических данных (§ 3.5), позволил показать типологию индивидуальных стилей преодоления стресса. Выделены три основных типа сочетания психологических ресурсов индивидуального стиля преодоления стресса и семь подтипов. ИСПС личности представлен в виде модели, в которой инвариантное ядро составляют качества, наличие которых детерминирует преодоление стресс-факторов независимо от типологической принадлежности ИСПС. Эти качества выделены как устойчиво диагностируемые у всех испытуемых, обладающих стрессоустойчивостью и отсутствием симптоматики профессионального выгорания. Уровень специфических качеств соответствует трем основным типам индивидуальных стилей преодоления стресса.

Вариативные качества отражены в семи подтипах психологических ресурсов ИСПС (табл. 3).

Таблица 3

Типы индивидуального стиля преодоления стресса

Инвариантные качества

(качества, наличие которых детерминирует преодоление стресс-факторов независимо от типологической принадлежности ИСПС; эти качества выделены как устойчиво диагностируемые у всех испытуемых, обладающих стрессоустойчивостью
и отсутствием симптоматики профессионального выгорания)

Психологические свойства субъектной детерминации:

  • совладание с опорой на стратегии самоконтроля, поиска социальной поддержки, планирования решения проблемы;
  • направленность личности на деятельностную активность (направленность «на дело»);
  • мотивационные тенденции, обусловливающие акционально ориентированный тип метакогнитивного контроля деятельности в ситуациях неуспеха и планирования;
  • гармонично сформированный профиль социальной адаптации, которая у стрессоустойчивой личности обеспечивается преимущественно средним уровнем развития качеств «адаптивность – конформность», «адаптивность – лабильность» и «адаптивность – креативность»

Типы ИСПС (специфические качества)

Тип 1. Индивидуальный стиль преодоления стресса с опорой на устойчивые нейродинамические показатели

  • мотивационная направленность «на дело»;
  • АО-модус метакогнитивного контроля за деятельностью в ситуациях неуспеха и планирования;
  • развитая и высокоактивная способность положительной переоценки стресс-фактора и незначительная ресурсная роль стратегии ухода от проблемы;
  • социальная адаптация с преимущественной опорой на свойство «адаптивность – креативность».

Обладателям данного типа ИСПС не свойственно состояние эмоционального выгорания, что дает основание рассматривать его как наиболее продуктивный

Тип 2. ИСПС, детерминированный субъектно-личностными психологическими качествами

  • повышенный ресурс копинг-стратегий планирования решения проблемы,  поиска социальной поддержки, положительной переоценки и самоконтроля;
  • мотивационная направленность «на дело»;
  • гибкое сочетание АО- и СО-модусов метакогнитивного контроля деятельности;
  • активность свойства «адаптивность – лабильность» в системе качеств, обеспечивающих социальную адаптацию личности при недостаточном развитии свойства «адаптивность – креативность»

Продолжение табл. 3

Тип 3. Непродуктивный ИССУ

  • в системе совладающего поведения высокую роль играют стратегии: дистанцирования, самоконтроля, поиска социальной поддержки, принятия ответственности при наиболее выраженной активности стратегии планирования решения проблемы;
  • СО-модус метакогнитивного контроля деятельности всех основных видов;
  • преобладание направленности «на себя»;
  • достижение социальной адаптации с опорой на качества конформности и лабильности, имеющие средний уровень развития.

Такая совокупность ресурсов позволяет даже при неудовлетворительной нервно-психической устойчивости оставаться на среднем уровне психического напряжения в стрессовых ситуациях, но при этом не обеспечивает противодействия развитию симптоматики эмоционального выгорания

Подтипы ИСПС (вариативные качества)

Подтип 1

  • высокая активность ресурса планирования решения проблемы в копинг-стратегиях;
  • сочетание направленности «на себя» и «на дело»;
  • низкий уровень развития свойства «адаптивность – конформность» в системе свойств, обеспечивающих социальную адаптацию личности.

Эти специфически проявляющиеся качества выступают детерминантой более высокого переживания стресс-факторов, связаны с развитием симптомов эмоционального истощения и редукции достижений в процессе профессиональной деятельности

Подтип 2

  • преобладание направленности «на дело»;
  • высокоразвитый ресурс социальной креативности;
  • наиболее низкая активность копинга «бегство / избегание» проблемы.

Эти качества являются дополнительным ресурсом преодоления стресса, что отражено в отсутствии симптомов эмоционального выгорания и в сниженных показателях психической напряженности

Подтип 3

  • сочетание направленности «на себя» и «на дело».

Это сочетание психологических ресурсов ИСПС сказывается на более высоком, чем в целом по группе, уровне переживания стресса, на формировании среднего уровня выраженности симптомов выгорания

Окончание табл. 3

Подтип 4

  • высоковыраженная направленность «на дело» с устойчивым вниманием к себе, проблемам собственного развития и самосовершенствования;
  • высокоразвитое качество «адаптивность – лабильность»;
  • мощно выраженная гибкая «первая линия» ресурсов совладания в виде гиперактивных копингов планирования решения проблемы, принятия ответственности, самоконтроля, поиска социальной поддержки, которые дополняются способностью положительно переоценивать стрессогенный фактор (ситуацию).

Эта конфигурация ресурсов ИСПС обеспечивает высокую устойчивость к стрессу, максимальную профессиональную адаптированность. Данный ИСПС может использоваться как идеальная психологическая модель продуктивного стиля

Подтип 5

  • при повышенной активности пяти стратегий совладания (дистанцирование, поиск социальной поддержки, принятие ответственности, планирование решения проблемы, положительная переоценка) отсутствие акцентированной линии «первой мобилизации» преодоления;
  • низкий уровень социальной адаптивности;
  • стремление дистанцироваться от организационных проблем;
  • преобладание в мотивационном «профиле» направленности на взаимодействие.

Эта конфигурация ресурсов ИСПС не обеспечивает устойчивости к стрессу, несмотря на «удовлетворительную» НПУ

Подтип 6

  • опора в стрессогенных ситуациях преимущественно на стратегию дистанцирования;
  • слабое развитие качеств, обеспечивающих социальную адаптацию, особенно качества «адаптивность – креативность»;
  • направленность «на себя».

Такой ИСПС не обеспечивает надежного противодействия эмоциональному выгоранию личности

Подтип 7

  • высокая ресурсная роль стратегий принятия ответственности и планирования решения проблемы;
  • преобладание направленности «на себя»;
  • достижение социальной адаптированности с опорой на свойство «адаптивность – конформность».

Данный ИСПС не обеспечивает стрессоустойчивости, о чем свидетельствуют данные повышенной психической напряженности и средний уровень сформированности симптомов выгорания

В заключении подведены итоги исследования, определено, что эмпирические гипотезы в целом получили подтверждение.

выводы

  1. Несмотря на новые открытия в области психологии стресса, совладающего поведения, роли личностных и социальных ресурсов преодоления стресса и стрессоустойчивости, лишь отдельные работы содержат анализ индивидуальных стилевых особенностей преодоления стресса. В общей психологии недостаточно аргументированных эмпирическим материалом открытий закономерностей формирования индивидуального стиля стрессоустойчивости личности, несмотря на высокую практическую востребованность программ оказания действенной и научно обоснованной психологической помощи и поддержки личности не только в периоды переживания ею стресса, а что более важно – на этапах жизненного пути.
  2. Если индивидуальный стиль деятельности позволяет людям с разными индивидуально-типологическими особенностями нервной системы, темперамента, характера, разной структурой способностей добиваться равной эффективности при выполнении одной и той же деятельности, компенсируя при этом индивидуальные особенности, препятствующие достижению успеха в профессиональной деятельности, то индивидуальный стиль преодоления стресса должен способствовать людям с разными психологическими характеристиками эффективно преодолевать стрессовые ситуации.
  3. Проведенный теоретический анализ позволяет определить индивидуальный стиль преодоления стресса (ИСПС) как индивидуально устойчивую совокупность психологических средств, активизируемых личностью для преодоления стрессовых ситуаций и обеспечивающих стабильность оптимального уровня психического напряжения, сохранность целостной индивидуальности и аутентичности личности.
  4. Анализ эмпирических данных показывает, что устойчивость личности к стрессу не имеет жесткой детерминирующей связи с её нейродинамическими свойствами. Значительная часть испытуемых (61,2 %), обладая «неудовлетворительной» и «удовлетворительной» НПУ, тем не менее, не обнаруживает высокой индивидуальной восприимчивости к стрессу. Это дает основание предполагать наличие у них совокупности психологических ресурсов, образующих индивидуальный стиль стрессоустойчивости, противодействующий вероятности нервно-психических срывов. Этот вывод подтверждают и результаты анализа показателей организационного стресса, которые в группах с высокой стрессоустойчивостью достоверно ниже, чем в группе лиц, подверженных стрессу.
  5. Анализ ресурсов совладающего поведения свидетельствует о том, что значимую роль в преодолении жизненных стрессов играют проблемно-фокусированные усилия по изменению ситуации в поиске информационной, действенной и эмоциональной поддержки, по регулированию своих чувств и действий, по положительной переоценке стрессовой ситуации; признание своей роли в проблеме, принятие на себя ответственности за решение проблемы. Выделены три типа копинг-стратегий при различных сочетаниях нейродинамических качеств личности и реагирования на стресс-факторы.
  6. Мотивационное ядро личности, обеспечивающее стрессоустойчивость, характеризуется направленностью на задачу, которая непосредственно связана с метакогнитивным контролем акциональной ориентации у лиц с устойчивой нейродинамической основой – в ситуации неуспеха, и у лиц со слабой НПУ – в ситуации планирования. Эти психологические качества субъектного уровня можно рассматривать как базовые ресурсы преодолевающего поведения, формирующие совокупность качеств индивидуального стиля преодоления стресса.

Личность, не имеющая сформированного ресурса стрессоустойчивости, склонна к ситуационно ориентированной директиве метакогнитивного контроля деятельности, которая непосредственно подкрепляется направленностью «на себя», положительно взаимосвязанной с контролем деятельности планирования. СО-модус контроля деятельности планирования находится в «конфликтных» отношениях с направленностью «на дело», задачу, что, очевидно, снижает ресурсный потенциал стрессоустойчивости личности.

Отдавая предпочтение во всех видах контроля ситуационно ориентированной директиве, личность, предрасположенная к повышенному переживанию стресса,  достигает специфического эффекта гомеостаза, что сказывается на более выраженной тенденции сниженной психической напряженности в стрессогенных ситуациях. При этом выход мотивации контроля деятельности на пограничные АО – СО-значения усиливает склонность к психической напряженности.

  1. Установлено психологическое своеобразие личностной адаптации при различных индивидуальных стилях преодоления стресса. У личности, для которой свойственна «хорошая» НПУ, индивидуальный стиль преодоления стресса достигается с опорой на качество социальной креативности. Продуктивный ИСПС у личности со слабыми нейродинамическими показателями имеет ресурсом социальной адаптации преимущественно качество «адаптивность – лабильность». Слабое развитие ресурсов социальной адаптации обусловливает склонность к переживанию стресса, к повышенной психической напряженности, что дополнительно может детерминироваться низкой нервно-психической устойчивостью. В этом случае развитие способностей социальной креативности можно рассматривать в качестве задачи психологического консультирования, направленного на формирование продуктивного индивидуального стиля преодоления стресса.
  2. Анализ проявлений симптоматики эмоционального выгорания при разных сочетаниях ресурсов индивидуального стиля преодоления стресса дополняет основания для подтверждения эмпирической гипотезы о двух видах индивидуального стиля преодоления стресса: продуктивном и низкопродуктивном, одним из индикаторов которых является выраженность симптомов эмоционального выгорания.
  3. Суммарный анализ результатов психодиагностики позволяет выделить три основных типа сочетания психологических ресурсов индивидуального стиля преодоления стресса, каждый из которых включает подтипы (по два подтипа в первом и втором, три – в третьем типе ИСПС), отражающие специфический уровень психологической модели индивидуального стиля преодоления стресса. Первый тип обозначен как индивидуальный стиль преодоления  стресса с опорой на устойчивые нейродинамические показатели; второй тип – ИСПС, детерминированный субъектно-личностными психологическими качествами; третий – непродуктивный индивидуальный стиль преодоления  стресса. Подтверждение инвариантных, специфических и вариативных компонентов каждого типа и подтипа ИСПС положено в основу определения научной новизны результатов исследования и вынесено в качестве основных положений на защиту.

Отмечается, что полученные результаты могут способствовать определению перспектив дальнейших исследований. Так, целесообразно рассмотреть гендерный аспект проблемы, возрастную динамику стилевых особенностей преодоления стресса, исследовать роль в структуре ИСПС других качеств личности как интегральной индивидуальности (коммуникативные способности, стили поведения в конфликтных взаимодействиях, ценностные образования и др.).

Нельзя не учитывать также, что сегодня все более очевидной становится тенденция выхода человека на новый уровень осознания собственной сущности, связанной не с адаптацией, а с принципиальной неадаптивностью, с ростом потребности в самореализации. В связи с этим несомненный научный, методологический и практико-ориентированный интерес представляет поиск психологических маркеров так называемого сверхадаптивного синдрома, обеспечивающего устойчивость развития человека как принципиально неравновесной системы.

Развитие исследований в этих направлениях мы рассматриваем в качестве перспективы дальнейшей работы.

Основные результаты исследования представлены в следующих публикациях автора.

Статьи в научных изданиях, рекомендуемых ВАК

1. Рогозян А.Б. Стресс-устойчивость в контексте теоретического конструкта психологических ресурсов личности // Вестн. Адыг. гос. ун-та. Сер.: Педагогика и психология. 2011. Вып. 1 (72). С. 138–144.

2. Рогозян А.Б. Копинг-стратегии в структуре психологических предикторов индивидуального стиля стресс-устойчивости личности // Российский научный журнал. 2012. № 2. С. 262–270.

3. Рогозян А.Б. Свойства социальной адаптивности в структуре индивидуального стиля стресс-устойчивости личности // Вестн. Адыг. гос. ун-та. Сер.: Педагогика и психология. 2012. Вып. 1 (95). С. 234–244.

4. Рогозян А.Б. Индивидуальная устойчивость к стрессу при различных сочетаниях свойств социальной адаптивности личности // Человеческий капитал (РГСУ). 2012. № 3 (9). С. 41–56.

Публикации в других научных изданиях

5. Рогозян А.Б. Взаимосвязь профессиональной мотивации и социальной адаптивности медицинских работников в санаторно-курортной сфере // Актуальные проблемы управления персоналом и организационной психологии: материалы II Всерос. науч.-практ. конф. Краснодар: КубГУ, 2010. С. 130–135.

6. Рогозян А.Б. Взаимосвязь нервно-психической устойчивости и уровня переживания психологического стресса: анализ данных прикладного исследования // Психология XXI века: теория, практика, перспектива: материалы науч.-практ. конф. Пенза: Научно-издательский центр «Социосфера», 2012. С. 18–26.

7. Рогозян А.Б., Ясько Б.А. Взаимосвязь личностой направленности и устойчивости к стрессу: психологический анализ // Дни науки: материалы Междунар. науч.-практ. конф. Прага: Publishing House «Education and Science» 2012. С. 45-54.

8. Рогозян А.Б. Индивидуальный стиль стресс-устойчивости врача: постановка проблемы // Перспективы развития современного научного знания: сб. науч. тр. Чебоксары: Учебно-методический центр, 2011. С. 238–245.

9. Рогозян А.Б. К проблеме взаимосвязи социальной и профессиональной адаптации личности // Теория и практика современной психологии: материалы Междунар. науч.-практ. конф. Новосибирск: Изд-во ЭНСКЕ, 2011. С. 31–40.

10. Рогозян А.Б. Субъектно-личностные детерминанты преодоления стресса: анализ сложившихся подходов // Философия и психология активности личности // материалы V Всерос. науч.-практ. конф. Краснодар: КубГУ, 2012. С. 114–118.

11. Рогозян А.Б. Типология индивидуальных стилей преодоления стресса при различных уровнях нервно-психической устойчивости личности // Философия и психология активности личности: материалы V Всерос. науч.-практ. конф. Краснодар: КубГУ, 2012. С. 118–121.

Научное издание

Рогозян Алексей Борисович

Психологические ресурсы индивидуального
стиля преодоления стресса

(на примере личности медицинского работника)

Автореферат

________________________________________________________

Подписано в печать 20.04.2012. Формат 60 84 1/16.

Печать цифровая. Бум. тип. № 1. Уч.-изд. л. 1,5.

Тираж 100 экз. Заказ №

Издательско-полиграфический центр КубГУ

350040, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.