WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ПЬЯНОВА Ольга Викторовна

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ СУБЪЕКТИВНЫХ БАРЬЕРОВ ОБЩЕНИЯ У ПОДРОСТКОВ

Специальность 19.00.01 – общая психологии,

психология  личности, история психологии

(психологические науки)

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Ставрополь, 2012

Работа выполнена на кафедре психологии ФГБОУ ВПО «Ставропольский государственный университет».

Научный руководитель:

доктор психологических наук, профессор  Волоскова Наталья Николаевна

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор

Пряжникова Елена Юрьевна 

доктор психологических наук, профессор Боязитова Ирина Валерьевна 

Ведущая организация:

Московский государственный гуманитарный университет им. М.А Шолохова

Защита состоится 26 января 2012 г. в 10.00 часов на заседании диссертационного совета 212.256.01 по защите диссертации на соискание учёной степени кандидата психологических наук при Ставропольском государственном университете по адресу:  355009, г. Ставрополь, ул. Пушкина 1, факультет психологии, ауд. 416 корпус 1а

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Ставропольского государственного университета по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул. Дзержинского 129

Автореферат разослан 26 декабря 2011 года

Ученый секретарь диссертационного совета,

доктор педагогических наук, профессор  И.А.Малашихина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования и постановка проблемы исследования. Общение отражает один из важнейших аспектов адаптации подростка к окружающему его обществу - макро - и микросоциуму (А.Г. Ананьев, 1977; К.К. Платонов, 1965; Б.Н. Теплов, 1961; Е.В. Шорохова, 1961). При проблемах общения обнаруживаются различные психологические комплексы, детерминированные механизмами психологической защиты,  различными вариантами девиантного поведения, что объясняет процесс личностной изменчивости в негативную сторону, приводя к проявлениям психологической и личностной декомпенс­ации и дезадаптации подростков (В.В. Юстицкий,1981; В.Н. Куницына, 1991; А.Е. Личко, 1983; Ж.М. Глозман, 2002). Сложной, психологически значимой проблемой является проблема затруднений, барьеров общения, с которыми человек сталкивается в деятельности, в жизни, в коммуникативной деятельности (Д. Катц, Л.Ли, Г. Лассвел, Е.С. Кузьмин, Б.Д. Парыгин, Я.Л. Коломинский, Е.А. Климов).

А.В. Брушлинский и В.А. Поликарпов (1999) указывают, что на любом уровне взаимодействия человека с миром сохраняется неразрывная взаимосвязь субъект-субъектных и субъект-объектных типов соотношений. Мировоззренческий и культурный уровень вносят свою коррекцию в личностные переживания и поведенческие  проявления, чаще всего, отражаясь в вербально-коммуника­тивной функции или коммуникативно-речевой деятельности (И.А. Зимняя, 2001). Проблема коммуникативных барьеров подробно освещается Е.В. Залюбовской  (1984), определившей коммуникативный барьер как абсолютное или относительное препятствие эффективному общению. Автор выделяет феномен «индуцированного барьера», т.е. вторичных неосознанных проблем общения, которые возникают при взаимодействии с людьми напряженными, скованными.

К настоящему времени содержательно изучены особенности эмпатии затрудненного и незатрудненного общения, трудности межличностного общения (В.Н. Куницына, 1991, 1995; Ю.А. Менджерецкая, 1998; В.А. Лабунская, 1999), анализ трудных ситуаций общения (М.В. Осорина, Е.В. Сидоренко, 1990), дефицит потребности в общении и инактивности в общении (В.П. Критская, Т.К. Мелешко, 1997; Н.Н. Волоскова, 2001; Н.Н. Карташова, 2004),

Таким образом, возникает противоречие - количество исследований, в которых изучено общение с различных научных подходов, трудности общения представлены отдельными содержательными характеристиками, в то время как барьеры общения с учетом субъективных показателей личности подростка с позиций конституциональной психологии являются недостаточно разработанной проблемой общей психологии, психологии общения, подростковой психологии. Это и обусловило выбор темы настоящего исследования.

Цель исследования -  изучение сущностных характеристик, структуры и содержания психологических показателей субъективных барьеров общения у подростков.

Объект исследования: подросток как целостное системное образование в субъект-объектных отношениях.

Предмет исследования: психологические показатели субъективных барьеров общения у подростков.

Гипотеза исследования:  содержательные характеристики барьеров общения зависят от особенностей структурных компонентов коммуникативного процесса: перцептивных навыков коммуникатора, операционального репертуара коммуникативных техник и интерактивного взаимодействия с партнером. В свою очередь субъективность общения выявляет степень выраженности личностной изменчивости от  конституционального  диапазона психологической нормы-акцентуаций характера до  диапазона аномальной личностной изменчивости, обусловленной конституционально-типологической органической недостаточностью ЦНС и/или психотиполо­гической личностной предиспозицией.

Задачи исследования:

1. Создать унифицированный набор экспериментально-психологи­ческих и дифференциально - диагностическик методик, наиболее полно отражающей содержательные и структурные характеристики субъективных барьеров общения.

2. Разработать адекватные и оптимальные методы психологической диагностики субъективных показателей барьеров общения с учетом конституционально-типологических и личностных характеристик, находящихся в континуальном диапазоне от акцентуаций характера до пограничной аномальной личности подростков.

3. Осуществить опытно-экспериментальную работу по выявлению сущностных характеристик, структуры и содержания психологических показателей субъективных барьеров общения в подростковом возрасте.

4. Разработать рекомендации для специалистов по выявлению психологических показателей коммуникативных барьеров в подростковом возрасте.

Цель, задачи и гипотеза исследования обусловили совокупность методов исследования, в качестве которых выступили: формально-логический анализ различных аспектов исследуемой проблемы, методы абстрагирования, обобщения, систематизации. В качестве эмпирических методов исследования использовались: констатирующий и формирующий эксперименты, анкетирование, тестирование, беседа, экспертная оценка, методы психологической диагностики. Обработка полученных экспериментальных данных осуществлялась с помощью методов математической статистики.

Теоретико-методологические основы исследования: принцип деятельностного подхода в идее понимания речевого общения (А.Н. Леонтьева, В.Д. Шадриков и др.); принцип детерминизма, предполагающий, что процесс развития представляет собой преломление внешних воздействий на человека через внутренние условия, субъектно-деятельностная концепция С.Л. Рубинштейна; принцип системного подхода в понимании феномена развития в его организованной целостности (Б.Ф. Ломов, П.К. Анохин, Б.Б. Косов, В.Д. Шадриков и др.). Отечественные и зарубежные концепции психического развития и развития личности (Л.И. Божович, Л.С. Выготский, А.В. Петровский, В.И. Слободчиков, Д.Б. Эльконин, Э.Эриксон и др.); концептуальные и методологические проблемы исследования коммуникативно-речевой деятельности (И.А. Зимняя, А.Н, Соколов, С.Д. Канцельсон); теория диалогизма М.М. Бахтина; положения Л.С. Выготского о роли речи и мышления в развитии личности; механизмах речи (Н.И. Жинкин, А.Р. Лурия, В. Пенфольд, Л. Робертс). Концепции отечественной и зарубежной психологии о сущности  и структуре личности, самосознании детей и подростков, преемствен­ности между биологическим и социальным в психическом развитии (Б.Г. Ананьев, А.Н. Леонтьев, Ж. Пиаже, С.Л. Рубинштейн, Б. Скиннер, В.Н. Мясищев); об этапах формирования личности и общения в онтогенезе (Л.И. Божович, М.И. Лисина, А.В. Запорожец, Д.Б. Эльконин); философско-теоретические концепции о целостности личности (Л.И. Анцыферова, Е.В. Шорохова); представления об индивидуальных поведенческих стерео­типах, зависящих от конституциональных или генетических психических особенностей (О.А. Ахвердова, Б.С. Братусь, В.В. Белоус, В.Н. Дружинин, Е.А. Климов,
В.С. Мерлин); отечественные принципы подхода к проблеме психодиагностики и оказания специальной психологической помощи (А.А.Александров, О.А.Ахвердова, И.В.Боев,  Н.Н.Волоскова, Э.В.Козлова,  В.Д.Менделевич).

Материал и методики исследования. В эмпирическом наблюдении и исследовании находилось 568 подростков, в  экспериментально-психоло­ги­ческом исследовании приняло участие 300 подростков (140 юношей и
160 девушек) в возрасте 15-16 лет. Обследование проводилось не менее 2 раз в год на базе Межвузовской лаборатории экспериментальной психологии Ставропольского государственного университета, муниципальных обще­образова­тельных лицеев города Ставрополя и Ставропольского края в течение нескольких лет, что позволило подтвердить предшествующие результаты исследования.

Для реализации поставленной цели и задач были использованы следующие методы и методики психологического обследования: социограмма, метод полярных профилей Дембо-Рубинштейн, позволяющий исследовать самооценку личности, методика исследования уровня притя­заний К. Левина, методика исследования тревожности Ч. Спилбергера, проективный тест Розенцвейга, методика шкалирования эмоциональных отношений, методика ранжирования определений, контент-анализ сочинений подростков и их родителей (по В.В. Столину).

В настоящем выборочном экспериментально-психологическом обследовании участвовали подростки, составившие 3 группы: 1 группа (основная) – подростки с проблемами межличностной перцепции (по результатам социограммы «отвергаемые») и трудностями в обучении русскому языку в виде ошибок письма и письменного высказывания не выше «удовлетворительно», что указывало на конституционально-типологическую недостаточность ЦНС и  психотиполо­ги­ческую предиспозицию личности (Н.Н. Волоскова, 2001; И.В. Боев, 2003). Вторая группа (сравнительная) – подростки, имеющие трудности обучения русскому языку, с дефектами звукопроизношения или невнятной устной речью, но без искажения межличностной перцепции, т.е. референтные с группой сверстников. Третья группа – контрольная, состоящая из условно здоровых подростков, обучающихся на «хорошо» и «отлично», отличающихся стабильными межличностными отношениями, как со сверстниками, так и окружающими  их взрослыми людьми.

Используя принципы дифференциальной диагностики в психологии личности, предложенные О.А. Ахвердовой и И.В. Боевым (1990,1999), все обследуемые были распределены по месту их расположения в конституционально-континуальном пространстве личности на диапазон психологи­ческой нормы - акцентуации с признаками конституционально-типологической недостаточности ЦНС (2 группа) и диапазон пограничной аномальной личности (ПАЛ) с признаками сочетанной конституционально-типологической недостаточности ВНД и психотипологической предиспо­зиции личности (1 группа).

Результаты экспериментально-психологического исследования всех подростков подверглись сплошной математической обработке полученных данных, которая проводилась методом многомерной статистики с  примене­нием факторного и корреляционного анализов.

Организация и этапы исследования. Теоретико-экспериментальная работа проводилась в несколько этапов:

1. Поисково-теоретический этап (2006-2007 гг.) был направлен на изучение и анализ психологической, научно-методической и специальной литературы; была уточнена тема исследования, разработан план работы, проводился отбор наиболее адекватных методов и средств для дальнейшего исследования и психокоррекции.

  1. Экспериментально-психологический этап (2007-2009 гг.) - определялась реактивная и личностная тревожность, коммуника­тивность, отношение к окружающим, активность, эмоционально-волевые качества, личностные установки подростков и межличностные отношения в семье, в коллективе сверстников. С помощью социограммы была выявлена группа «отвергаемых» учащихся. Подсчитывались и анализировались корреляции между иерархиями качеств, полученных с помощью методики ранжирования определений: «Я» реального и «Я» идеального. Внедрение и объективизация эффективности разработанной психокоррекционной программы для подростков с признаками коммуникативно-речевой инактивности.
  2. Обобщающе-аналитический этап (2009-2010 гг.), когда проводилась систематизация результатов исследования с последующим статистическим  анализом; уточнялись теоретические положения; объективизировалась эффективность психокоррекционных методов; полу­чен­ные результаты психолого-математического анализа были визуализи­рованы графически, что повысило доступность восприятия результатов исследования и точность интерпретации.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Экспериментально-психологическими и дифференциально-диагностическими методиками, наиболее полно отражающими содержательные и структурные характеристики субъективных барьеров общения, являются: методика исследования самооценки Дембо-Рубинштейн (в модификации Ж.М. Глозман); методика исследования уровня притязаний К. Левина; методика  реактивной и личностной тревожности Ч. Спилбергера; тест Розенцвейга; проективные методики межличностных отношений в семьях подростков; методика эмоциональных отношений В.В. Столина;  методика ранжирования определений (в модификации Ж.М. Глозман), с помощью котрорых в исследовании доказано что, характер барьеров общения зависит от перцептивных навыков коммуникатора, операционального репертуара коммуникативных техник и интерактивного взаимодействия с партнером, что детерминировано степенью выраженности личностной изменчивости от диапазона психологической  нормы-акцентуации характера до диапазона ПАЛ.

2.  С помощью методов психологической диагностики субъективных барьеров общения у подростков выявлены расстройст­ва коммуникативно-речевой деятельности, которые формируют психологические комплексы неполноценности у подростков, увеличивая риск аномальной личностной изменчивости.

3. структура, содержание и сущностные характеристики психологических показателей субъективных барьеров в подростковом возрасте зависят от определения конституционально-континуального пространства  личности подростков в процессе общения. Основными критериальными показателями этого процесса являются: исследования самооценки, уровня притязаний, тревожности, личностных установок, межличностных отношений в семье.

4. Психологическими показателями коммуникативных барьеров в подростков возрасте в диссертационном исследовании выявлены следующие: малая речевая активность в среде сверстников и в микросоциуме, недостаточность развития операционально-технической стороны общения (малый запас слов и знаний, аграмматизмы в устной и письменной речи), дефекты речи, неумение четко сформулировать свою мысль в устном и письменном высказывании; ошибки письма и письменной речи, некомпетентность в стилевом оформлении устной и письменной речи, что  формирует комплекс неполноценности, фрустрационные переживания и отражает степень выраженности конституционально-континуальной изменчивости личности.

Научная новизна исследования. Впервые изучена субъективная сторона барьеров общения в подростковом возрасте с позиций конститу­циональной психологии. Полученные результаты отражают взаимосвязи и взаимообусловленности типологических и психотипологических  измене­ний личности, формирующих  барьеры общения, из которых наиболее важными являются проблемы общения, устной и письменной речевой деятельности.

Выделены психологические признаки субъективных барьеров общения у подростков, имеющих различную степень выраженности конституционально-типологической предиспозиции личности. Доказано, что субъективность барьеров общения  зависит от расположения подростка в конституционально-континуальном пространстве личности. При расположении подростка в  диапазоне психологической нормы–акцентуации правомерно ожидать благоприятного социально-психологического прогноза. Расположение в диапазоне ПАЛ с сочетанной типологической органической и/или психотипологической недостаточностью обуславливает нарастание барьеров общения, затрудняя социальную адаптацию подростка. 

Теоретическая значимость исследования заключается в раскрытии интимных психологических и личностных механизмов, лежащих в основе столь важного для подростков комплекса общения, заключающего в себе субъективные (ситуационные, субъектные) признаки барьеров общения, с помощью которых можно прогнозировать уровень социальной адаптации личности. Представленные научные аргументы подтверждают, что характеристика барьеров общения в значительной мере дополняет и раскрывает теоретические представления о конституциональных психологических механизмах защиты в виде личностной  компенсации и поведенческой адаптации.  Настоящие результаты могут служить теоретической основой не только для социального прогнозирования развития личности, но и для определения вектора направленности апелляций к личности в случае разработки программ психокоррекции.

Оценка субъективности барьеров общения с точки зрения конституциональной психологии позволяет в полном объеме представить и дополнить формирование неразрывной взаимосвязи субъект-субъектных и субъект-объектных типов отношений у подростков, что дополняет теоретические представления о психологии личности подростка. 

Практическая значимость исследования состоит в том, что  разработан диагностический комплекс психологических методик, взаимосочетания показателей которых  в своей совокупности полноценно и достоверно  раскрывают сущность, содержание и структуру барьеров общения у подростков. Предложенный  диагностический  психологический комплекс  может быть использован в  научных  исследованиях,  в практической работе школьной психологической службы. Психологам, клини­ческим психологам, социальным работникам и учителям  предложена для использования в практической работе  совокупность психологических признаков, отражающих  различную степень выраженности барьеров общения. Разработаны рекомендации по психологической помощи в  виде пассивной и активной арттерапии (индивидуальной и групповой), социально-психологические тренинги, направленные  на  восстановление  конституциональных  психоло­гических механизмов компенсации и адаптации. Применяемые методы психологической помощи позволяют добиться позитивного личностного дрейфа из диапазона ПАЛ в сторону диапазона  психологической нормы-акцентуации, когда  восстанавливается уровень адекватности самооценки, устраняется фиксация на барьерах,  нивелируются  тревожность и переживания речевых проблем в общении, заметно улучшается  коммуникативность.

Достоверность и обоснованность полученных результатов обеспечены исходными методологическими позициями, опирающимися на современные достижения психологии личности, реализацией методов психодиагностики, адекватных предмету и задачам исследования, репрезентативностью выборки, значимостью полученных результатов при использовании специальной психологической помощи подросткам, а также экспериментальных данных, основанных на качественном и количественном  анализе с применением современных методов статисти­ческой обработки данных.

Апробация и внедрение результатов исследования. Материалы диссертации обсуждались на аспирантских семинарах и заседаниях кафедры психологии Ставропольского государственного университета, на заседаниях научно-координационного Совета факультета психологии СГУ, представ­лялись на заседаниях кафедры психологии (2007-2011 гг.) Материалы исследования внедрены в образовательный процесс Ставропольского государственного университета, общеобразова­тельных учреждений города Ставрополя и Ставропольского края.

Публикации результатов исследования: по теме диссертации опубликовано  7 работ, из которых 3 статьи в журналах, реферируемых ВАК.

Объем и структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, выводов, заключения, списка использованной литературы и приложений. Основное содержание работы изложено на 166 страницах машинописного текста, иллюстрировано 2 таблицами и 2 рисунками. Библиография насчитывает 226 источников: из них 221 на русском языке и
5 – на иностранном языке.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы; сформулированы цель, объект, предмет, задачи исследования; определена гипотеза и методы исследования; обозначены методологические основы, представлены положения, выносимые на защиту. Раскрыто основное содержание научной новизны, теоретической и практической значимости.

В первой главе «Проблема субъективности в общении в психологической науке» раскрыто значение общения в жизнедеятельности человека, структура и содержание процесса общения как деятельности, системогенетический характер деятельности, коррелирующий с личностным развитием субъекта. Представлены конституционально- континуальные детерминанты речевого поведения субъекта, обозначены психологические показатели субъективности барьеров общения, дан анализ трудностей и нарушений коммуникации, формирующих барьеры общения в подростковом возрасте, которые имеют субъективные психологические показатели.

Во второй главе «Материал, методы исследования барьеров общения у подростков» представлены содержание, организация, методика и результаты констатирующего эксперимента. С позиций конституциональной психологии анализируются барьеры общения в континууме конституциональной типологической и психотипологической изменчивости личности подростка, рассматриваются операционально-техническое, мотивационное и звено контроля функции коммуникации, трудности которых приводят к психологическим барьерам общения, выявляемым психологическим показателям барьеров общения у каждого индивидуально взятого субъекта коммуникации. Представлен подробный  анализ видов речевой деятельности (устной и письменной). В процессе исследований была обеспечена система контроля специфично­сти выявляемых изменений личности  в изучаемой  популяции подростков в сравнении с конт­рольной группой, имеющих нормативное общение. Методы и методики применяемые в процессе психологического исследования служили материалом для объективизации эффективности разработанных методов психокоррекции, в частности, арттерапии.

В третьей главе «Результаты экспериментально-психологических исследований субъективных барьеров общения у подростков». Полученные результаты экспериментально-психологического исследования всех подростков подверглись сплошной математической обработке,  проводившейся методом многомерной статистики с примене­нием факторного и корреляционного анализов. Все эксперименты с подростками проводились как фрагмент индивидуального занятия в кабинете психолога.

       В самосознании  отражается важнейшая психологическая характеристика личности - субъективный барьер общения. Использование результатов исследования самооценки подростков показало наличие значительного количества крайних (неадекватных) оценок до 74% от общего числа в 1 группе, у 41% обследованных во 2 группе,  в контрольной группе (3 группе) крайние оценки практически отсутствовали – 1% от общего числа оценок.

       Сравнительная динамика личностных качеств в процессе психологической помощи (арттерапии) показала увеличение самооценки по шкале коммуникативности у 86% подростков (р<0,05), по шкале активности  – у 70% подростков (р<0,05). Стабилизация адекватности самооценки подростков  в виде уменьшения в 3 раза количества неадекватных выборов оценок (рис. 2) указывает на возможность частичного восстановления компенсаторных  личностных механизмов защиты у подростков диапазона ПАЛ (1 группа).  Психологическая помощь позволяет достоверно в значительной мере увеличить степень расхож­де­ния в самооценке подростков до и после арттерапии по трем шкалам: коммуникативности, активности и эмоционально-волевым качествам (самоконтроль, саморегуляция).

Таким образом, изначальное искажение самооценки и волевой активности у подростков, имеющих барьеры общения, детерминированные конституцией,  отражают нарушение способности к вербальному и невербальному общению, что  достоверно меняет всю систему социальных взаимодействий у подростков диапазона ПАЛ (1 группа). После арттерапии показатели улучшаются подтверждая возможность восстановления адаптационных поведенческих механизмов защиты.

Исследование уровня притязаний показало, что у подростков, имеющих барьеры общения, отмечается повышение уровня притязаний после успешного выполнения задания и его понижение после фиаско. При выполнении задания компонентом мотива­ционной структуры служили познавательный мотив или «деловое» отношение к заданиям, которые наблюдались у 35% всех обследованных подростков; мотив избегания – у 36%; мотив смены деятельности – у 18% подростков. У подростков диапазона нормы (2 группа) в начале эксперимента регистрировался мотив самоуважения к заданиям, т.е. обследуемые стремились вникнуть в смысл заданий, попробовать свои силы в их решении,  что проявлялось в адекватном повышении уровня  притязаний на единицу сложности. У них же в 8% случаев проявилась повышенная заинтересованность в успехе, т.е. преобладал состязательный мотив.

Сравнение двух экспериментальных серий (вербальной и перцептив­ной) выявляет значимые различия между ними (p<0,05). Во 2 группе подростков диапазона нормы исходный и конечный уровни притязаний были выше при выполнении пер­цептивных заданий и ниже при выполнении речевых заданий. При выполнении речевых заданий наблюдался меньший диапазон выбора на фоне  значительно более высокой суммы сдвигов - ре­активность на успех/неуспех (p<0,01). В 1 группе подростков диапазона ПАЛ отчетливого влияния характера заданий на показа­тели уровня притязаний не обнаружено (p<0,01), за счет искажения волевого звена контроля в процессе общения, подтверждая большую степень выраженности социально-психологической дезадаптации  (слабость механизмов защиты) у обследованных.

Исследование тревожности  подтвердило психологическую реальность двух выделен­ных Ч. Спилбергером форм тревожности – личностной (ЛТ) и реактивной (РТ).  При преобладании сложностей в межличностных отношениях у подростков диапазона ПАЛ (1 группа) реактивная тревожность была выше, чем личностная (р<0,01); при доминировании речевых проблем у подростков диапазона нормы (2 группа) наблюдается преобладание личностной тревожности над реактивной (р <0,05). Измерение тревожности показывает, прежде всего, устойчивую неадекватную эмоциональную реакцию подростков 1 и 2  групп на проблемные ситуации, приводя к гипертрофии личностной или реактивной тревожности, подчеркивая вектор трансформации тревожности из психологической характеристики в свойство личности, изменяя, тем самым, личностную структуру.

Таким образом, психологический анализ изменений личности подростков, имеющих барьеры общения, позволяет вычленить два взаимосвязанных между собой аспекта: структурный и функциональный. Первый аспект обусловлен устойчивыми неадекватными эмоциональными реакциями, приводящими к стабилизации барьеров общения у подростков с аномальной личностной изменчивостью. Наличие реактивной тревожности у подростков 2 группы детерминирует меньшую степень выраженности проблем общения.

Исследование личностных установок с помощью модифици­рованного проективного теста Розенцвейга позволило раскрыть тот факт, что у подростков с сочетанными проблемами речевой и межличностной перцепции происходит достоверное уменьшение (р<0,01) по сравнению с подростками из контрольной группы экстрапунитивных (Е) и импунитивных (М) реакций, на фоне увеличения интрапунитивных (I) реакций и показателя ОD (фиксация на препятствии), что порождает фрустрационные переживания. Полученные результаты отражают преобладание феномена страха, в частности, перед необходи­мостью  речевого общения,  что отмечается у 75%, участвующих в эксперименте подростков 1 группы. У подростков 2 сравнительной группы наблюдается более высокий процент экстрапунитивных (Е) реакций, приближающихся к норме; ниже процент интрапунитивных (I) реакций и меньше значения показателя (ОD), т.е. у подростков этой группы отмечается меньшая фиксация на препятствии (р<0,05). Можно предположить, что полученные результаты обусловлены большей адаптированностью подрост­ков 2 группы в коллективе.

Исследование межличностных отношений в семьях подростков, имеющих барьеры общения, продемонстрировало  различную выраженность микросоциальной дезадаптации. Анамнестические данные обследуемых подростков выявили в 72% случаев негармоничные семьи, в 66% - деформированные,  в 38% - с отягощенным алкогольным анамнезом, в 1,4 % случаев - с судимостью родителей. У подростков 1 и 2 групп достоверно чаще, чем в контрольной, отмечалось неправильное воспитание по типу противоречивого – в 24% случаев, гипоопеки – в 45%, в сочетании с эмоциональным отвержением – в 36% случаев.

Контент-анализ позволил выявить высокие показатели у матерей по всем параметрам (9,74/7,43 по категории «уважение», 7, 2/3, 44 по категории «симпатия», 4,78/1,54 по категории «близость»). Можно выделить несколько аспектов нарушения равновесия в семье. 

Полученные данные позволяют говорить о существовании осо­бых психологических механизмов возникновения, закрепления и развития барьеров общения как экстраполяции особенностей поведенческих структур от родителей к детям. В свою очередь, речевая неполноценность, нарушение ее коммуникативной функции, вследствие конституционально-типологической и психотипологической недостаточности, ухудшает адаптацию ребенка в микросоциальной среде, способствуя формированию личностной и поведенческой изменчивости. Взаимосочетание и взаимо­действие внешних социально-психологических факторов с внутренними конституциональными факторами является примером того, как конституцио­нально неполноценная почва усиливает деструктивный эффект воздействия внешних факторов. В этих случаях барьеры общения вполне могут выступить в качестве маркера личностной изменчивости. 

Личностная реакция на воспринимаемое или реальное снижение уважения к себе со стороны родных у подростков приводит к фрустрационным и защитным реакциям, мотиву избегания общения со стороны близких. В подростковом возрасте оценка уважения является весьма значимой и показатель «уважение» выявляет недостаточно адекватное восприятие эмоционального отношения к собственному «Я» членов семьи, свидетель­ствуя о нарушении «меж­личностной когнитивной компетенции», когда нарушается способность к аде­кватному и дифференцированному отражению различных сторон личности другого человека и отношений с этим другим, что приводит, в свою очередь, к нарушениям в звене получения подростками 1  группы обратной связи при коммуникации.

Таким образом, операциональные барьеры коммуникации подростков, базируются на различной степени выраженности конституционально-типологической и психотипологической недостаточности. Деструктивные взаимодействия социально-психологических и конституцио­нальных факторов, основным проявлением которых являются барьеры общения, создают феномен «порочного круга». В то же время, расширение личностно-психологических возможностей коммуника­ции, возникающее в процессе арттерапии, подтверждает восстановле­ние конституциональных механизмов защиты, которые обеспечивают позитивный личностный дрейф от диапазона ПАЛ в сторону диапазона психологической нормы – акцентуации.

Анализ структурных компонентов общения. Анализ мотивационного звена общения, включающего ориентировку в ситуации общения, коммуникативное намерение, осознание психологической реальности «Другого», установку на «прочтение «Другого», показало, что у подростков 1и 2 групп, имеющих операциональные барьеры общения, изменяется иерархия смыслообразующих мотивов.

Изменение иерархии смыслообразующих мотивов при операциональных барьерах коммуникации имеет различные последствия. У подростков диапазона психологической нормы (2 группа) формируется стойкая мотивированность к целенаправленной деятельности, желание достичь мотива – цели, справиться со своими проблемами. Подростки, личностные и поведенческие  изменения которых соответствуют диапазону ПАЛ (1 группа), испытывают возникающие противоречия между операциональными возможностями речевой деятельности (речевыми средствами) и мотивами деятельности. В результате формируется психологическая неустойчивость, вплоть до «срыва» конституциональных механизмов  защиты - личностной декомпенсации и поведенческой дезадаптации. Усиливаются  средства прикрытия нарушенной деятельности общения, которые заметны в избегании ряда ситуаций, сужении круга контактов, обеднении речевых действий, недостаточной адекватности протекания коммуникации. Коммуникации приобретают у одних подростков аутокоммуникативный характер, отражающий только личностные ощущения и психологические трудности, а не реакцию на собеседника, у других - коммуникации носят агрессивный характер, подчеркивающий девиантный характер коммуникативного поведения.

В 1 группе подростков, у которых присутствуют трудности рече-языкового освоения, определяются барьеры целенаправленного выбора способов принятия решения, коммуникативного намерения и коммуникативной задачи.  Затруднено осознание внутренней необходимости и возможности осуществлять выборы средств и способов коммуникации, вследствие нарушения критичности, подконтрольности речевых действий, поведения в целом.

Вторая группа акцентуированных подростков характеризуется психотипологическими особенностями личности: с шизоидной структурой - подчеркнуто «взрослое поведение» коррелирует с обилием «взрослых» оборотов речи и выражений; эпилептоидная структура – проблемами в обучении (дефицитарностью звуковой дифференцировки, изолированными трудностями звукоразличения и как следствие снижение смыслового понимания). Зачастую они не могут объяснить переносный смысл сказанного, у 67% подростков отсутствует чувство юмора. Истероидная структура подростка характеризуется штамповым оттенком речи, демонстративно «взрослого» характера с обилием интонационно-мелодических и жесто-мимических компонентов, метафорических акцентов, демонстрирующими себя в выгодном свете общения. Для циклоидной структуры личности свойственны дискурсы, изложения и сочинения начинаются непосредственно с содержательной части, их сниженное настроение отражается в подборе соответствующей лексики, синтаксических конструкций.

Таким образом, для акцентуированных подростков характерны феноменологические признаки общения соответствующие психотипу личности, для подростков диапазона ПАЛ, характерными психологическими признаками барьеров общения являются: психологические проблемы мотивационного звена общения, проблемы эмоциональной стороны самосознания и барьеры перцептивного поведенческого уровня.

ОСНОВНЫЕ выводы ИССЛЕДОВАНИЯ

1.  Доказана  возможность использования барьера общения в качестве прогностического психоло­ги­ческого маркера конституциональной недостаточности личности в подростковой возрасте. Сочетание психотипологической и конституционально–типологической предиспо­зи­­ции ЦНС отражает  неблагоприятный вариант формирования  аномальной  личностной изменчивости у подростков, соответствующий конституциональному диапазону пограничной аномальной личности (ПАЛ). 

2. Наиболее адекватным и точным психологическим диаг­ности­­ческим комплексом, позволяющим на достоверном уровне определять субъективные барьеры общения у подростков, служат показатели самооценки и уровня притязаний, личностных установок и межличностных отношений в семьях и коллективах сверстников, коммуникативности, структуры общения, тревожности,  анализа устных высказываний и письменных сочинений.

3. Феноменологическими психологическими признаками субъективных барьеров общения служат: малая речевая активность в среде сверстников,  в микросоциуме, недостаточность развития операционально-технической стороны общения (малый запас слов и знаний, аграмматизмы в устной и письменной речи), дефекты речи, неумение четко сформулировать свою мысль в устном и письменном высказывании; ошибки письма и письменной речи, некомпетентность в стилевом оформлении устной и письменной речи, что  создает условия для усиления фрустрации и формирует комплекс неполноценности, подчеркивая, тем самым, степень выраженности аномальной изменчивости личности, соответствующей конституциональному диапазону ПАЛ.

4. Доказано, что содержательными и структурными характеристиками психологических признаков барьеров общения, детерминированных  конституциональной предиспозицией личности подростков, располагающихся в диапазоне ПАЛ, являются:

– наличие барьеров субъективного мотивационного звена общения, включающего трудности перцептивной ориентировки в ситуации общения и в коммуникативном наме­рении, незрелость самосознания в виде трудности  в осознании психологической реальности «Другого», установке на «прочтение Другого», по причине не сформированности смыслообразующих мотивов деятельности;

– барьеры эмоциональной стороны самосознания: фрустрационные переживания речевого дефекта, неуспешности в учебе, проблемы межличностного характера в семье и коллективе сверстников;

– барьеры поведенческого уровня: демонстрация непонимания партнерами друг друга, избегание ряда бытовых ситуаций и, как следствие, сужение круга контактов; недостаточная адекватность процесса коммуни­кации, что проявляется в инактивности, одностороннем сопереживании, содействии партнеру; обеднении речевых действий, выражающееся в предпочтении коротких, легких в произносительном отношении вербальных единиц.

  1. Специальная психологическая помощь в виде программы арттерапии

восстанавливает конституциональные меха­низ­мы психологической личностной компенсации и поведенческой адаптации подростков с конституциональной недостаточностью, но без искажения межличностной перцепции, что указывает на необходимость определения места расположения подростков в конституциональном личностном континууме для эффективной и адекватной арттерапии.

6. У подростков диапазона психологической нормы – акцентуации в процессе психологической помощи регистрируется стойкая мотивированность к целе­направленной деятельности, желание достичь мотива-цели, что приводит к успешной адаптации и адекватным отношениям со сверстниками и взрослыми, подтверждая необходимость системных апелляций к личности в виде психологической помощи с благоприятным социально-психологичес­ким прогнозом.

7. Полученные результаты подтверждают определенное ограничение  возможностей апелляции к личности в процессе арттерапии  у подростков диапазона ПАЛ, когда выраженность личностной и поведенческой изменчивости лишь сглаживается, уменьшается конфликтность, нивелируются невротические переживания и проявления личностной изменчивости, что повышает адаптированность в социуме, требуя постоянного применения  специальной психологической помощи. 

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора:

I. В журналах, рекомендованных ВАК РФ для публикации материалов кандидатских диссертации:

1. О.В Пьянова, Н.Н. Волоскова  Конституционально континуальные детерминанты речевого поведения субъекта [Текст] / О.В. Пьянова, Н.Н. Волоскова //  «Научные проблемы гуманитарных исследований». – 2010. – Выпуск 6. – С. 93-98. – авт. вклад. 0,15 п.л.

2. О.В Пьянова, Н.Н. Волоскова  Системогенетические корреляты деятельности общения с личностным развитием субъекта [Текст] / О.В. Пьянова, Н.Н. Волоскова // «Научные проблемы гуманитарных исследований». – 2010. – Выпуск 7. –  С.99-106. – авт. вклад. 0,25 п.л.

3. О.В. Пьянова  Психолого – педагогические показатели субъективных барьеров общения у подростков [Текст] / О.В. Пьянова // Вестник университета (Государственный университет управления). – 2011. - №23. – С.67-69. - авт. вклад. 0,16 п.л.

II.  Остальные работы:

4. Пьянова О.В. Личностно-детерминированная стратегия речевого поведения субъекта [Текст]/ О.В. Пьянова // Молодой ученый: ежемесячный журнал. Чита: Изд-во «Формат», 2009. - №5. – С 143-146. - авт. вклад. 0,2 п.л.

5. Пьянова О.В. Субъективные барьеры общения у подростков [Текст] / О.В. Пьянова // «Успехи современного естествознания»  Международный журнал: материалы Интернет-конференции.  Москва: Изд-во «РАЕ», 2010. -  №9. С.188-189. - авт. вклад. 0,2 п.л.

6. Пьянова О.В. Барьеры общения в контексте полиэтнического взаимодействия [Текст] / О.В. Пьянова // Диалог культур в психологическом континиуме жизнедеятельности населения Северного Кавказа: материалы Всероссийской  научной Интернет-конференция. Ставрополь: Изд-во СГУ, 2010. - с.100 – 101. - авт. вклад. 0,1 п.л.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.