WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

БАГНЕНКО

Елена Сергеевна

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЖЕНЩИН С КОСМЕТОЛОГИЧЕСКИМИ ПРОБЛЕМАМИ И ИХ ДИНАМИКА В ПРОЦЕССЕ ЛЕЧЕБНОЙ КОРРЕКЦИИ

Специальность 19.00.04 медицинская психология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук

Санкт-Петербург

2012

Работа выполнена в Северо-Западном государственном медицинском университете им. И.И. Мечникова

Научный руководитель: доктор медицинских наук, профессор

  Александров Артур Александрович

Официальные оппоненты: Вассерман Людвиг Иосифович

доктор медицинских наук, профессор,

  главный научный сотрудник лаборатории

клинической психологии Санкт-

Петербургского научно-исследовательского

психоневрологического института им. В.М. Бехтерева,

Алехин Анатолий Николаевич

доктор медицинских наук, профессор, заведующий

                                кафедрой клинической психологии Российского

  государственного педагогического университета

им. А.И. Герцена

Ведущая организация: Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова

Защита состоится 25 октября 2012 г в 10 часов 30 минут на заседании диссертационного совета Д 208.093.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт-Петербургском научно-исследовательском психоневрологическом институте им. В.М. Бехтерева (192019, Санкт-Петербург, ул. Бехтерева, д. 3)

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке института

Автореферат разослан 25 сентября 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

доктор медицинских наук, профессор                       Чехлатый Евгений Иванович

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Настоящий период развития медицины и медицинской психологии характеризуется усилением внимания к сложным психосоматическим и соматопсихическим взаимосвязям и взаимовлияниям (Менделевич В.Д., Соловьева С.Л., 2002; Исаев Д.Н., 2005; Карвасарский Б.Д., 2006; Вассерман Л.И. и др., 2011; Druss R.G., 1995; Russel N.J., Scott P.S. et al., 2008). Во многих работах показана роль психологических факторов в возникновении, течении, лечении и профилактике соматических расстройств, а также патогенное значение соматических, особенно хронических, заболеваний для развития психических нарушений и состояний психической дезадаптации; по данным А.Б. Смулевича (2001) пограничные расстройства психики выявляются у 50 % соматических больных.

В связи с этим в последние годы широкое распространение в медицине получают принципы и методы медицинской психологии и психодиагностики (Вассерман Л.И. и др., 2003, 2011; Соловьева С.Л., 2003; Щелкова О.Ю., 2008), психологии телесности (Тхостов А.Ш., 2002; Николаева В.В., 2009; Василенко Т.Д., 2012), психотерапии и реабилитации больных (Александров А.А., 2000; Кабанов М.М., 2001; Карвасарский Б.Д., 2006; Алехин А.Н., 2009). Существенное внимание уделяется психологическим аспектам лечебного процесса, терапевтическому (комплайентному) поведению пациента, позиции врача и моделям взаимоотношений «врач – больной» (Ташлыков В.А., 1984; Ловелле Р.П., Кудрявая Н.В., 1999; Соколова Е.Т., 2011).

Основанные на традиционных и современных принципах медицинской психологии исследования в соматической клинике актуальны при любых видах патологии. Однако они обращены, преимущественно, к хроническим заболеваниям, особенно несущим витальную угрозу или резко меняющим жизнедеятельность больных (Петрова Н.Н., 2004); патология, не имеющая очевидного разрушающего влияния на организм и личность человека, значительно реже становится объектом психологического исследования.

Это в полной мере относится к косметологии, возникшей на границе между классической дерматологией, занимающейся лечением кожных заболеваний, и традиционной косметологией (Wallach D., 2003). Если в отношении психологических характеристик больных с хроническими заболеваниями кожи, а также лиц, обращающихся к пластическим хирургам, существует ряд фундаментальных работ (Зайцева О.Г., 2000; Сластенина В.В., 2007; Rankin M. et al., 1998; Cook S.A., 2006; Mhlan H. et al., 2007; Papadopulos N.A., 2007; Hong J. et al., 2008; von Soest T. et al., 2009), то психологический статус и значимые отношения пациентов косметологических клиник практически не изучены. Появляющиеся работы по изучению нозогенных реакций пациентов косметологических медицинских учреждений показывают реальный риск развития у них невротических и неврозоподобных расстройств (Багненко Е.С., 2011).

Заболевания кожи лица, как правило, не несут реальной витальной угрозы, но значительно влияют на эмоциональное состояние и социальное функционирование больного (Дробижев М.Ю., 2000). Это обусловлено, в первую очередь, важностью внешнего вида человека для его самооценки (эмоционально-ценностного отношения к себе) и образа физического «Я» (когнитивного образования в структуре самосознания) (Соколова Е.Т., 1989). Очевидно, что неудовлетворенность собственной внешностью негативно отражается на психологическом состоянии человека, его поведении и социальных отношениях (Rumsey N., Harcourt D., 2005), является причиной хронического стрессового состояния (Куликов Л.В., 2008) и фактором риска психической дезадаптации (Святенко Л.В., 2012). Очевидно также, что психологическая реакция человека на косметический дефект определяется как его характером, так и индивидуально-психологическими особенностями, прежде всего системой его ценностных ориентаций и личностных смыслов (Леонтьев Д.А., 2007). Устранение незначительной, на первый взгляд, косметической проблемы приобретает важное значение в силу своего влияния на эмоциональное состояние и самосознание человека, статистически доказанное повышение качества жизни (Sadick N.S., 2008). Это имеет особое значение для пациентов с дефектами кожи лица важнейшего элемента человеческой коммуникаци (Либина А., 2003; Izard C.E., 1991).

Вместе с тем, исследований, рассматривающих в совокупности характер косметологической патологии и психологические характеристики людей, а также их динамику в процессе лечебной коррекции до настоящего времени не проводилось.

Это определило цель диссертационной работы комплексное исследование психосоциальных и эмоционально-личностных характеристик женщин, обратившихся за косметологической помощью в связи с дефектами кожи лица, и их динамики в процессе лечебной коррекции.

Задачи исследования:

1. Изучение структуры, а также динамики эмоционального состояния, самооценки и «Я-концепции» женщин с косметологическими проблемами кожи лица в процессе лечебной коррекции.

2. Изучение психологических особенностей личности и стресс-преодолеваю­щего (совладающего) поведения женщин, получающих косметологическое лечение кожи лица.

3. Изучение системы значимых отношений и ценностно-мотивационной направленности личности женщин, получающих косметологическое лечение кожи лица.

4. Анализ психологических аспектов лечебного процесса женщин с дефектами кожи лица (мотивов обращения за косметологической помощью, взаимоотношений в системе «врач – пациент», удовлетворенности лечением).

5. Изучение взаимосвязи между особенносятями косметологического дефекта, возрастными и психологическими характеристиками пациенток.

6. Изучение взаимосвязи между эффективностью косметологического лечения и психологическими характеристиками женщин с дефектами кожи лица.

Научная новизна исследования. Настоящее исследование является первым комплексным клинико- и экспериментально-психологическим исследованием, в ходе которого выявлен широкий спектр эмоционально-личностных, ценностно-мотивационных, поведенческих и социально-психологических характеристик женщин с различными косметологическими дефектами кожи лица; выявлены общие для всей клинической группы и специфические (связанные с нозологической формой и возрастом пациенток) психологические характеристики.

Впервые установлено негативное влияние негрубых косметических дефектов кожи лица на психоэмоциональное состояние женщин, их самооценку и социальное функционирование. Показано, что коррекция этих дефектов косметологическими методами сопровождается отчетливой положительной динамикой доминирующего эмоционального состояния. Новыми являются полученные в исследовании данные о динамике основных параметров самооценки и Я-концепции женщин в процессе лечебной коррекции дефектов кожи лица.

Впервые статистически подтверждено наличие связи между объективно определяемой эффективностью лечения, субъективной удовлетворенностью им и психологическими (индивидуально-личностными и психосоциальными) характеристиками женщин с дефектами кожи лица, среди которых центральное место занимает интернальность личности, которая является повышенной по сравнению со «средней нормой» у всех пациенток косметологической клиники и может рассматриваться как важный личностный ресурс преодоления стрессовых ситуаций.

Практическая значимость исследования. Полученные данные могут способствовать сближению косметологии и медицинской психологии как в теоретическом отношении, демонстрируя влияние косметического дефекта на психоэмоциональное состояние и различные аспекты самосознания женщин с дефектами кожи лица, так и в практическом отношении для разработки целенаправленных и обоснованных программ психологического сопровождения лечебной косметологической коррекции и специализированных психотерапевтических программ для женщин, испытывающих трудности психологической и социальной адаптации в связи с косметическими дефектами кожи лица. На основании результатов исследования выделены наиболее очевидные «мишени» для психологической поддержки и психологической коррекции женщин с дефектами кожи лица.

В ходе диссертационного исследования сформирован комплекс методов психологического исследования, необходимый и достаточный для оценки эмоционального состояния, индивидуально-личностных и социально-психологических характеристик пациентов, мотивов обращения в клинику и типов взаимоотношений с лечащим врачом. Этот комплекс может быть рекомендован для практического использования в процессе психологического сопровождения пациентов косметологической клиники.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту

1. В процессе косметологического лечения женщин с различными дефектами кожи лица отмечается положительная динамика доминирующего эмоционального состояния, отраженная в повышении показателей общего жизненного тонуса, устойчивости настроения и удовлетворенности жизнью, а также динамика основных параметров самооценки, касающаяся не только принятия своей телесности, но и других аспектов собственной личности.

2. Для всех диагностических групп женщин с дефектами кожи лица характерен нормативный (не выходящий за границы нормативного диапазона тестовых значений) «профиль» личности и стресс-преодолевающего поведения. В то же время, выявленные в исследовании повышенные (в нормативных пределах) показатели эмоциональной возбудимости и неустойчивости, а также предпочтение эмоционально-ориентированного копинга «бегство-избегание» отражают возможные затруднения психологической адаптации пациенток, зависимость ее от эмоционально-аффективных факторов.

3. Важными личностными ресурсами совладания с фрустрирующей ситуацией, обусловленной дефектом кожи лица, являются высокий уровень активности и интернальности личности исследованных женщин, отсутствие существенных нарушений в системе значимых отношений, высокая мотивация к лечению, связанная  не только с состоянием кожи лица, но и со стремлением к повышению успешности в профессиональной деятельности и межличностных отношениях.

4. Эффективность косметологического лечения и субъективная удовлетворенность им (тесно связанные между собой) положительно связаны с социально-адаптивными психологическими характеристиками исследованных женщин – с интернальностью, удовлетворенностью социальным статусом, общим высоким уровнем активности и уверенности в себе. Напротив, низкая эффективность лечения (определяемая по оценке врача и субъективно) связана с экстернальной направленностью личности, неуверенностью и пассивностью.

Публикации и апробация работы. Результаты работы внедрены в практику работы Санкт-Петербургского института красоты: отделения косметологии и отделения пластической хирургии; в образовательный процесс Учебного центра Санкт-Петербургского института красоты; в сертификационный курс повышения квалификации врачей-косметологов на базе Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. И.П. Павлова.

Материалы исследования доложены и обсуждены на заседании кафедры психологии и педагогики Северо-Западного государственного медицинского университета им. И.И. Мечникова, Х Научно-практической конференции «Актуальные проблемы психосоматики в общемедицинской практике» (Санкт-Петербург, СПбМАПО, 2010), Международной научно-практической конференции «Психология XXI века» (Санкт-Петербург, СПбГУ, 2011), Х Юбилейной Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные вопросы клиники, диагностики и лечения в многопрофильном лечебном учреждении» (Санкт-Петербург, ВМедА, 2011), Всероссийской юбилейной научно-практической конференции «Актуальные проблемы военной психиатрии» (Санкт-Петербург, ВМедА, 2011), конференциях врачей института красоты (2010, 2011, 2011, 2012).

По теме диссертации опубликовано 9 работ, из них 3 в журналах, рекомендованных ВАК для опубликования результатов диссертационных исследований.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, выводов и приложений, изложенных на 189 страницах компьютерного набора; содержит 36 таблиц, 13 рисунков, список литературы, включающий 181 источников, из них 104 на русском и 77 на иностранных языках.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Материал и методы исследования

Материал диссертационной работы составили данные клинико-психологичес­кого исследования 110 женщин, обратившихся с 2010 по 2012 гг. в Санкт-Петербургский институт красоты с различными проблемами кожи лица. По диагностической принадлежности пациентки распределились следующим образом: гравитационный птоз 26 чел. (23,6%), мимические морщины 37 чел. (33,6%), акне 19 чел. (17,3%), дегидратация кожи лица 28 чел (25,5%).

Средний возраст исследованных женщин составил 35,6 ± 1,1 лет. В исследование не включались женщины с серьезной соматической патологией, которая могла бы в значительной степени привести к нарушению состояния кожи или отразиться на качестве косметологического лечения.

Кроме того, в диссертации использованы материалы пилотажного исследования 60 женщин в возрасте от 17 до 67 лет, целью которого было наметить основные направления дальнейшего целенаправленного исследования эмоционального состояния, самооценки, личности, социального функционирования и поведения в лечебном процессе женщин с дефектами кожи лица.

Методы исследования. Для решения задач исследования использовались клинический, клинико-психологический и психодиагностические методы.

Клинический метод включал визуальную оценку косметологического дефекта при первичном осмотре и оценку эффективности лечения (объективные результаты применения лечебных методик) по 3-балльной шкале: «минимальная», «средняя» (частичное устранение проблемы), «максимальная» (полное устранение проблемы).

Клинико-психологический метод реализовался с помощью: 1) включенного наблюдения; 2) авторского структурированного интервью, содержащего четыре основных блока: а) социально-демографические характеристики, б) социально-психологические характеристики (отношения в ближайшем социальном окружении; в) субъективная оценка своей внешней привлекательности и личностных характеристик; г) мотивы обращения за косметологической помощью, степень влияния косметологической проблемы на социальное функционирование личности, а также эффективность лечения, по оценке больного; 3) медико-социологической шкалы «Уровень социальной фрустрированности» (УСФ) (Вассерман Л.И. и др., 2004).

Психодиагностический метод был представлен пятью стандартизованными методиками (тест-опросниками): «Доминирующее состояние» (Куликов Л.В., 2005) для оценки эмоционально-аффективных характеристик пациенток и их динамики в процессе лечения; «Личностный дифференциал» (ЛД) (Бажин Е.Ф., Эткинд А.М., 1983) для изучения самооценки и Я-концепции, а также динамики этих компонентов самосознания в процессе лечения; «Сквозной биполярный перечень» (Goldberg L.R., 1992), направленный на выявление индивидуально-психологических особенностей личности; «Стратегии совладающего поведения» (ССП) (Вассерман Л.И. и др., 2010, 2011), направленный на выявление способов психологического преодоления стрессовых и проблемных для личности ситуаций; «Смысложизненные ориентации» (СЖО) (Леонтьев Д.А., 2006) для изучения ценностно-мотивационной направленности личности. Использовалась также «Визуально-аналоговая шкала самооценки» (ВАШ) вариант нестандартизованной методики самооценки Дембо-Рубинштейн (Рубинштейн С.Я., 1999). Всего в исследовании использовано 9 психологических методик и техник.

Статистическая обработка данных осуществлена с применением частотного анализа градаций номинативных и ранговых признаков с помощью 2 Пирсона; однофакторного дисперсионного анализа (ANOVA) для выявления взаимосвязи клинических характеристик с социально-демографическими и психологическими характеристиками; анализа различий средних значений психодиагностических показателей (количественных признаков) в независимых выборках и в зависимых выборках (в динамике) с использованием Т-критерия Уилкоксона, а также корреляционного анализа различных клинических и психологических характеристик с использованием -критерия Спирмена.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Клинико-психологическая характеристика больных

Между диагностическими группами пациенток отсутствовали статистически значимые различия по параметру «Отношение к себе как личности». Большинство изученных женщин (63,6%) отмечали неудовлетворенность своими характерологическими качествами, способами эмоционально-личностного реагирования, особенностями поведения и социально-психологической адаптации; наиболее высокий процент таких лиц был у пациенток с диагнозами «гравитационный птоз» (73,1%) и «акне» (73,7%).

При изучении отношения к своему физическому «Я» значимых различий между группами также не выявлено. Большинство женщин (62,7%) отмечали «некоторую неудовлетворенность», 4,5% изученных женщин полностью были не удовлетворены своей телесностью. Самое неблагоприятное отношение к своему физическому «Я» отмечалось у пациенток с диагнозом «гравитационный птоз»: самый высокий процент (11,5%) полностью неудовлетворенных своим физическим «Я» и самый низкий процент (15,4%) полностью принимающих свое физическое «Я».

Максимальный процент женщин, у которых отсутствовала уверенность в своей внешней привлекательности (15,4%), отмечался среди пациенток с диагнозом «гравитационный птоз»; у них же был наименьший по сравнению с другими группами процент лиц, полностью уверенных в своей привлекательности (26,9%). Выявлено также, что у женщин с диагнозами «гравитационный птоз» и «мимические морщины» суммарный процент лиц, имевших умеренно и значительно выраженное желание многое изменить в своей внешности (69,2% и 64,9%), выше соответствующего суммарного процента у более молодых женщин с диагнозами «акне» и «дегидратация кожи» (52,6% и 50,0%).

Таким образом, самое неблагоприятное отношение к своей внешности выявлено у женщин с диагнозом «гравитационный птоз». Это может быть связано с фактором возраста: в этой группе пациенток 65,4 % составили лица 46 лет и старше, а также с характером косметологической патологии.

Отношения в ближайшем социальном окружении. Подавляющее большинство женщин (84,3%) были удовлетворены своими семейными отношениями. 60,9% пациенток имели детей и были удовлетворены отношениями с ними. Среди женщин детородного возраста, не имевших детей, преобладали пациентки с диагнозом «акне» и «дегидратация кожи» (63,2% и 64,3% соответственно), преимущественно не состоявших в браке.

Наибольший процент (22,7%) лиц, испытывавших неудовлетворенность в этой сфере, отмечался у пациенток с диагнозом «дегидратация кожи лица». У них же выявлен наименьший процент лиц, ретроспективно оценивавших стиль воспитания родителей как «полное принятия и поддержка» (17,9%); почти половина женщин (46,4%) характеризовала этот стиль как гиперпротективный, подавляющий и даже отвергающий. У этих пациенток выявлен также наибольший процент женщин, имевших со своими детьми эмоционально нейтральные, и наименьший процент теплые доверительные отношения. В отношениях с мужчинами наибольшие трудности испытывали женщины с мимическими морщинами.

Результаты частотного анализа показали наличие негативного влияния косметологической проблемы на жизнедеятельность и качество жизни более чем у половины пациенток (51,8 %) всей выборки. Наиболее высокая степень такого влияния была представлена равномерно во всех 4-х группах и встречалась от 15,4% до 18,9% женщин с разными косметологическими диагнозами. У женщин с диагнозом «акне» отмечался максимально большой процент лиц (73,7%), на чье эмоциональное состояние и социальное функционирование наличие воспалительных элементов на коже лица оказывало влияние, выраженное в значительной или умеренной степени.

Отношение к различным аспектам косметологического лечения

Мотивы обращения за косметологической помощью: у женщин с диагнозом «акне» выявлено значительное преобладание мотива «желание иметь здоровую кожу» (p < 0,001), по сравнению с другими группами, которое определялось характером самого косметического дефекта наличием воспалительных элементов на коже лица, резко снижавших их внешнюю привлекательность и, как следствие, самооценку и успешность социального функционирования.

У женщин с диагнозами «гравитационный птоз» и «мимические морщины» по сравнению с другими группами существенно преобладал мотив «повышение успешности в профессиональной деятельности» (p < 0,001). Это пациентки старшего возраста (средний возраст 45,6 и 39,4 лет соответственно); кроме того, лица с диагнозом «гравитационный птоз» (61,5%) не имели собственной семьи. По-видимому, совокупность этих факторов (возраст социальной зрелости и неустроенность семейной жизни) определяла особую личностную значимость профессиональной деятельности.

Характер взаимоотношений с лечащим врачом: у женщин с диагнозами «гравитационный птоз», «мимические морщины», «акне», а также в целом у всех пациенток существенно преобладал тип взаимоотношений «врач-союзник» (p<0,01), что свидетельствовало о том, что большинство пациенток строили гармоничные отношения с лечащим врачом, занимая в лечебном процессе конструктивную (комплайентную) позицию сотрудничества. Половина пациенток с диагнозом «дегидратация кожи лица» стремились к построению отношений по типу «врач-приятельница», обнаруживая дефицит дружеского общения, стремление компенсировать его приятным проведением времени в престижной клинике. У женщин с диагнозом «мимические морщины) отмечался существенно более высокий процент лиц, воспринимающих врача-косметолога как «обслуживающий персонал»: почти четверть (24,3 %) из них вели себя в лечебном процессе претенциозно и требовательно. Процент лиц, предпочитавших эмоционально индифферентный стиль отношений с врачом, встречался в минимальном количестве наблюдений (10,9% или 12 чел. из 110 чел.).

Субъективная оценка эффективности лечения: у пациенток в целом и в 2-х клинических группах (диагнозы «мимические морщины» и «акне») преобладала средняя оценка эффекта лечения (частичное устранение проблемы); не удовлетворены результатами лечения 11,8% всей выборки; максимально высокий процент (26,3%) по этому показателю установлен у женщин с диагнозом «акне».

Сопоставление полученных данных с объективной (врачебной) оценкой эффективности лечения показало, что лечащие врачи относились к результатам лечения более критично, чем пациентки, которые, в свою очередь, были склонны более лояльно оценивать результаты лечения. Особенно ярко проявилось расхождение между низкой оценкой эффективности лечения со стороны врача (23,1%) и со стороны пациенток (3,8%) у лиц с диагнозом «гравитационный птоз».

Интегральная оценка удовлетворенности различными аспектами социального функционирования и качества жизни. Не выявлено статистически значимых различий между пациентками сопоставляемых групп женщин ни по одной из сфер социального функционирования. В каждой из 4-х клинических групп отмечался средний (умеренный) уровень удовлетворенности по пяти изученным сферам: все 20 средних оценок были в пределах от 2 («скорее удовлетворена») до 3 («трудно сказать»).

Таким образом, в основных сферах социального функционирования пациенток не выявлено выраженной конфликтности, напряженности, неудовлетворенности, а также различий по этому критерию между отдельными группами. В то же время при планировании программ психологического сопровождения следует иметь в виду, что чаще всего неблагоприятные семейные отношения отмечались к пациенток с диагнозом «дегидратация кожи лица». Максимальная степень влияния косметологической проблемы на жизненное функционирование выявлена у молодых женщин с диагнозом «акне».

Результаты экспериментально-психологического исследования

Структура и динамика эмоционального состояния. В начальном периоде лечения выявлено снижение показателя шкалы «Активное отношение к жизненной ситуации» по сравнению с нормативной выборкой (Куликов Л.В., 2005) у женщин с диагнозом «гравитационный птоз» (p < 0,05) и во всей выборке (p < 0,001). Это свидетельствовало о том, что пациентки до начала лечебной коррекции характеризовались определенным снижением настроения и активности, были менее оптимистичны и обладали меньшей уверенностью в возможности успешного решения собственных проблем, по сравнению с большинством здоровых женщин.

Одновременно отмечалось преобладание показателя шкалы «Удовлетворенность жизнью» по сравнению с нормативной выборкой у пациенток с диагнозами «мимические морщины» (p < 0,05) и «акне» (p < 0,05), а также у всех исследованых женщин (p < 0,01). Таким образом, уже в начале косметологического лечения названные группы пациенток отличались от большинства здоровых женщин более выраженным переживанием личной успешности, удовлетворенности самореализацией, способности брать на себя ответственность и делать свой выбор.

Результаты изучения динамики эмоционального состояния женщин с дефектами кожи лица в процессе косметологической коррекции представлены в табл. 1.

Таблица 1

Динамика показателей доминирующего эмоционального состояния женщин с дефектами кожи лица в процессе косметологической коррекции

Шкалы методики «Доминирующее состояние»

До лечения

После лечения

Достоверность различий

М

М

Спокойствие-тревога (Сп)

51,2

10,1

57,1

7,8

p < 0,05

Устойчивость-неустойчивость эмоционального тона (Ус)

50,0

10,7

56,8

10,3

p < 0,05

Положительный-отрицательный образ самого себя (По)

50,5

8,8

51,2

7,3

p < 0,05

Примечание: повторное исследование проводилось только с теми женщинами, лечение которых в косметологической клинике продолжалось более 3 месяцев.

Из табл. 1 видно, что в процессе лечения у женщин отмечалось статистически значимое возрастание показателей трех шкал методики «Доминирующее состояние», что феноменологически проявлялось в выравнивании фона настроения, снижении внутреннего напряжения, повышении уровня фрустрационной толерантности и уменьшении эмоциональных и поведенческих проявлений, детерминированные уровнем тревоги (шкала Сп). У них выявлена положительная динамика самооценки (шкала По), а также снижение уровня эмоциональной возбудимости и неустойчивости, возрастание способности сохранять эффективность психической регуляции в ситуациях повышенных эмоциональных нагрузок.

Дополнительно показатели эмоционального состояния пациенток «после лечения» были сопоставлены с нормативными данными. Установлено статистически значимое преобладание оценок четырех из шести шкал методики «Доминирующее состояние» пациенток по сравнению со «средней нормой».

Структура и динамика самооценки. Самооценка внешности и личностных качеств в период «до лечения» во всех 4-х группах по всем изученным параметрам самооценки («ум», «характер», «внешность», «здоровье») при использовании 10-градуальной шкалы ВАШ ниже среднего уровня (ниже 5). Это указывало на генерализованный (а не локальный, касавшийся только внешности) характер снижения самооценки у исследованных пациенток. Наиболее низкие значения оценок по всем параметрам были получены у женщин с диагнозом «гравитационный птоз»; наиболее высокие с диагнозом «дегидротация кожи лица». Статистически значимые различия между этими группами установлены по характеристикам «внешность» (p < 0,05) и «здоровье» (p < 0,05). Результаты изучения динамики самооценки показывали, что в процессе косметологической коррекции у женщин происходили положительные изменения, касавшиеся не только принятия своей внешности (p < 0,01), но также своих интеллектуальных возможностей (p < 0,01), личностно-характерологических свойств (p < 0,05) и уровня здоровья (p < 0,01).

Соотношение образов реального и идеального «Я»: на начальном этапе косметологического лечения у пациенток выявлены значимые различия между всей выборкой пациентов (p<0,001), а также 3-мя их группами (p<0,05) и «средней нормой» (Бажин Е.Ф., Эткинд А.М., 1983) по фактору «Оценки» методики ЛД в позиции «Я-реальное». Во всех случаях этот фактор имел более высокие значения у пациенток косметологической клиники.

Таким образом, подавляющее большинство пациенток воспринимали себя как носителей социально-позитивных качеств: честности, справедливости, альтруизма, доброты и др. Учитывая приведенные выше данные о характере самооценки исследованных женщин, полученные с помощью ВАШ, можно предположить, что утрированная подача собственных социально одобряемых качеств при заполнении методики ЛД не столько отражает высокий уровень самопринятия и самоуважения, сколько является результатом действия компенсаторных механизмов, в частности фактора «Социальной желательности ответов».

Выявлено высоко значимое преобладание фактора «Активность» во всей выборке обследованных женщин (p < 0,001) и 3-х группах (p < 0,01) по сравнению с нормативным значением этого фактора. Большинство пациенток характеризовали себя как активных, общительных и эмоциональных. Учитывая снижение по сравнению со «средней нормой» значения шкалы «Активное отношение к жизненной ситуации» методики «Доминирующее состояние», можно предположить, что пациентки в начальном периоде лечения не были удовлетворены уровнем своей активности, общительности, оптимизма, эмоциональной включенности в жизнь, который не соответствовал их личностно-характерологическим особенностям.

Результаты исследования Я-концепции (соотношения «Я-реального» и «Я-идеального») и ее динамики в процессе лечения представлены в табл. 2.

Таблица 2

Динамика в процессе косметологической коррекции образов «Я-реальное» и «Я-идеальное» женщин с дефектами кожи лица

Факторы методики ЛД

До лечения

После лечения

Достоверные различия

«Я-реальное»

А

«Я-идеальное»

В

«Я-реальное»

С

«Я-идеальное»

D

М

М

М

М

Фактор Оценки

1,89

0,75

2,49

0,55

2,27

0,80

2,46

0,86

AB***  CD*

Фактор Силы

0,94

0,89

1,47

0,62

1,07

0,85

1,59

0,39

AB*** АС*  BD*  CD*

Фактор Активности

1,13

0,91

0,98

0,52

1,37

0,65

1,04

0,60

AB* CD*

Примечание: * p<0,05; ** p<0,01; *** p<0,001.

Как видно из табл. 2, выявленное в начале лечения статистически значимое расхождение между показателями «Я-реальное» и «Я-идеальное» по факторам «Оценки», «Силы», «Активности» сохранялись и по его окончании.

Таким образом, Я-концепция пациенток отличается устойчивостью и не претерпевает существенных изменений в процессе косметологического лечения, что отражает ее относительную независимость от влияния ситуационных факторов.

Динамика показателей фактора «Силы» показала, что субъективно отражаемое усиление волевых сторон личности в процессе лечения («Я-реальное») воспринимается как недостаточное и сопровождается стремлением к еще большему их усилению (расхождение между «Я-реальное» и «Я-идеальное»).

Личностные характеристики. Выявлены высоко значимые различия между всей выборкой (p < 0,001) и каждой из 4-х групп (p < 0,05) и «средней нормой» по шкале «Самосознание»; во всех случаях показатели этой шкалы оказались выше у пациенток, которые характеризовались большей степенью упорства, целеустремленности, организованности, возможно, тщеславия и честолюбия, чем нормативная выборка. При этом, демонстрируя высокие оценки самоорганизации и стеничности, пациентки оставались неудовлетворенными своими волевыми качествами и активностью (как показали результаты методики «Доминирующее состояние» и Я-концепции) и хотели бы их увеличить.

У пациенток в целом (p < 0,001), а также в группах с диагнозами «гравитационный птоз» (p < 0,001) и «дегидратация кожи лица» (p < 0,01), выявлено статистически значимое снижение показателя шкалы «Эмоциональная стабильность» по сравнению со «средней нормой».

Таким образом, у всех пациенток по сравнению с нормативной выборкой отмечается большая эмоциональная возбудимость и неустойчивость, на фоне которых легко могут возникать негативно окрашенные переживания тревога, эмоциональное напряжение, пессимизм, неоправданное беспокойство за свое здоровье. Следует, однако, иметь в виду, что выраженность отмеченных признаков эмоциональной нестабильности (нейротизма) в целом у всех пациенток соответствует диапазону «средних значений», то есть выражена умеренно (хотя и достоверно больше, чем в нормативной выборке).

Статистический анализ выявил также в каждой из групп (p < 0,05) и во всей исследованной выборке (p < 0,001) снижение показателя шкалы «Личностные ресурсы» по сравнению с нормативной выборкой. Этот показатель во всех группах соответствовал уровню «ниже среднего». В контексте 5-факторной модели личности снижение этого показателя свидетельствует о невыраженном стремлении к поиску нового опыта, оригинальных подходов к решению жизненных задач и, напротив, приверженности стереотипам, непринятии нового и непривычного, ограниченном воображении и креативности личности.

Выявленные особенности личности пациенток выражены умеренно и не могут в существенной степени препятствовать успешной психологической и социальной адаптации, но могут определять ее своеобразие.

Особенности совладающего (стресс-преодолевающего) поведения. У пациенток в целом (p < 0,01), а также в группах женщин с диагнозами «гравитационный птоз» (p < 0,01) и «дегидратация кожи лица» (p < 0,01) выявлено снижение показателей шкалы «Самоконтроль» по сравнению с нормативной выборкой: пациентки реже использовали эту конструктивную копинг-стратегию, предполагающую преодоление негативных переживаний путем целенаправленного подавления и сдерживания эмоций с целью минимизации их влияния на оценку проблемной ситуации и выбор стратегии поведения. Все пациентки чаще использовали неконструктивную копинг-стратегию «Бегство-избегание» по сравнению с нормативной выборкой (p < 0,01). В «профиле» совладающего поведения каждой из групп эта стратегия являлась одной из ведущих.

Таким образом, в группе женщин с дефектами кожи лица выявлено снижение по сравнению со «средней нормой» частоты использования конструктивной копинг-стратегии «самоконтроль» и повышение частоты использования неконструктивной стратегии «бегство-избегание», что соответствует выявленному при изучении личностных свойств снижению показателя эмоциональной стабильности.

Ценностно-мотивационная направленность личности. Получены значимые различия по четырем (из шести) показателям методики СЖО между всей исследованными пациентками (p < 0,001), а также отдельными группами (p < 0,05) и «средней нормой». В каждом случае (всего 14 значимых различий, включая общий показатель осмысленности жизни) показатели пациенток косметологической клиники оказались выше, чем в нормативной выборке.

Таким образом, изученные пациентки обладают достаточными личностными ресурсами для преодоления стрессовых ситуаций и жизненных трудностей. Выявленный у них высокий уровень интернальности отражает внутреннее ощущение способности строить свою жизнь в соответствии с собственными целями и представлениями о ее смысле, влиять на ход жизни и нести ответственность за значимые события жизни. Результаты методики СЖО соответствуют данным изучения доминирующего состояния («Удовлетворенность жизнью»), самооценки (фактор «Активности»), личностных характеристик («Самосознание, целеустремленность»). В то же время, эмоциональная неустойчивость и предпочтение эмоционально ориентированного копинга «Бегство-избегание» могут отражать зависимость поведения пациенток от эмоционально-аффективных факторов.

Психологические характеристики пациенток с различной степенью влияния дефекта кожи лица на жизнедеятельность. Сопоставлялись результаты психодиагностических показателей 3-х групп пациенток с высокой (1 группа, n = 19), средней (2 группа, n = 37) и незначительной (3 группа, n = 52) степенью влияния косметологической проблемы на качество жизни. Необходимость этого и последующих этапов исследования определялась отсутсвием статистически значимых различий между отдельными группами пациенток по большинству тестовых показателей.

Однофакторный дисперсионный анализ показал, что пациентки 1-й группы отличались от пациенток 2-й и 3-й более низкой самооценкой интеллектуальных качеств (методика ВАШ) (p < 0,05), меньшим стремлением занять активную позицию в жизни (методика ЛД) (p < 0,01), меньшей способностью к конструктивному взаимодействию с окружающими (кооперативностью) (методика «Сквозной биполярный перечень») (p < 0,05), а также более высокими показателями конфронтации (раздражительности и импульсивности) при столкновении с жизненными трудностями (методика ССП) (p < 0,05).

Психологические характеристики пациенток с различной эффективностью косметологического лечения. Степень неудовлетворенности своим социальным и профессиональным статусом (методика УСФ) (p < 0,05), а также экстернальность (отсутствие ощущения свободы выбора, способности самостоятельно влиять на ход жизни и нести ответственность за значимые события) (методика СЖО) (p < 0,01) оказались выше в группе женщин с минимальной эффективностью лечения (n = 20) по сравнению с пациентками, эффективность лечения которых оценивалась лечащим врачом как максимальная (n = 48).

Психологические характеристики пациенток с различной удовлетворенностью результатами косметологического лечения. Пациентки с минимальной удовлетворенностью (n = 13) имели значительно меньшие показатели по шкале «Локус контроля – жизнь» (методика СЖО), чем пациентки со средней (p < 0,05, n = 50) и высокой (p < 0,05, n = 47) степенью удовлетворенности.

Таким образом, пациентки, не удовлетворенные результатами лечения, обладают существенно меньшей уверенностью в принципиальной возможности человека самостоятельно осуществлять жизненный выбор, свободно принимать решения и воплощать их в жизнь. Это соответствует представлению о том, что в косметологическом лечении ряд пациенток ищет разрешение своих психологических проблем и личностных трудностей.

Взаимосвязь между возрастом, клиническими и психологическими характеристиками женщин с дефектами кожи лица. Получены значимые положительные корреляционные связи между возрастом обследованных женщин и изученными у них психологическими показателями «Положительная переоценка» (методика ССП) (p < 0,01), «Положительный образ самого себя» (методика ДС) (p < 0,05) и «Оценка» в структуре образа Я-реальное (методика ЛД) (p < 0,05). С возрастом увеличивалась частота использования конструктивной копинг-стратегии «Положительная переоценка», смысл которой заключается в умении видеть положительные стороны и извлекать полезный опыт из негативных жизненных обстоятельств, трудных и кризисных ситуаций. Также с возрастом увеличивалась удовлетворенность социально-позитивными чертами своей личности, такими, как добросовестность, моральность, ответственность и др.

Результаты изучения корреляционных связей между эффективностью лечения (по оценке врача и по оценке пациента) и психологическими характеристиками женщин с дефектами кожи лица показали, что с эффективностью лечения положительно и высоко значимо коррелируют все показатели методики СЖО. Это свидетельствует о том, что чем более наполненными, содержательными, результативными воспринимают пациентки настоящий и пройденный периоды жизни, чем больше удовлетворенность ими, чем больше у них выражено ощущение внутренней свободы и способности влиять на ход собственной жизни, а также нести ответственность за нее, тем результаты косметологического лечения лучше. Кроме отмеченной интернальности, оценка эффективности лечения положительно коррелировала с удовлетворенностью пациентками своим профессиональным и социальным статусом (методика УСФ) (p<0,05). Это подтверждает предположение о том, что на эффективность косметологического лечения могут оказывать влияние не только объективные клинико-биологические, но и субъективные личностные факторы. Оценка эффективности лечения, даваемая врачом, высоко положительно коррелирует с соответствующей оценкой пациента.

ВЫВОДЫ

1. Для женщин с дефектами кожи лица в начальном периоде косметологического лечения характерно ситуационно обусловленное снижение фона настроения и активности, особенно выраженное в группе пациенток с диагнозом «гравитационный птоз». Одновременно в трех диагностических группах («мимические морщины», «акне», «дегидрататация кожи лица») по сравнению со «средней нормой» преобладает удовлетворенность жизнью в целом (ее ходом, результатом и самореализацией). В процессе лечения отмечается отчетливая динамика доминирующего эмоционального состояния пациенток, отраженная в повышении показателей общего жизненного тонуса, устойчивости настроения и удовлетворенности жизнью, которые превосходят нормативные показатели на статистически значимом уровне.

2. Для женщин с дефектами кожи лица в начальном периоде косметологического лечения характерна неудовлетворенность своим физическим «Я», выраженная больше, чем неудовлетворенность собственной личностью, и преобладающая в возрастных группах женщин с диагнозом «мимические морщины» и, особенно, «гравитационный птоз». В процессе лечения отмечается положительная динамика самооценки, касающаяся всех аспектов своей личности (не только внешности, но также интеллекта, характера, здоровья). В то же время в структуре Я-концепции сохраняется устойчивое расхождение между реальным и желательным (идеальным) образом «Я».

3. Пациентки всех диагностических групп имеют нормативный «профиль» личности и способов совладающего поведения (копинга). Типичным является сочетание эмоциональной неустойчивости с устойчивостью установок и целеустремленностью. В стрессовых ситуациях наиболее часто используется копинг-стратегия «конфронтация»; снижена частота использования стратегии «самоконтроль» и повышена – стратегия «бегство-избегание». Важным личностным ресурсом преодоления стрессовых ситуаций выступает интернальная ориентация личности, преобладание которой по сравнению со «средней нормой» выявлено в каждой диагностической группе.

4. В системе значимых отношений большинства пациенток не выражена конфликтность и напряженность в отношениях с мужьями, детьми, родителями и лицами противоположного пола. Интегральный показатель удовлетворенности социальным функционированием и качеством жизни не отличается в диагностических группах и соответствует среднему уровню. В ответах пациенток подчеркивается социальная успешность, что может иметь как объективный, так и компенсаторный характер.

5. Большинство молодых женщин с диагнозом «акне» связывают свое обращение в косметологическую клинику исключительно с состоянием кожи лица. В возрастных группах «гравитационный птоз» и «мимические морщины» наиболее часто встречается мотив обращения «повышение успешности в профессиональной деятельности»; в этих же группах мотивы «желание следовать модной тенденции» и «повысить успешность в личной жизни» встречаются значительно чаще, чем в группе молодых женщин с диагнозом «акне».

6. Подавляющее большинство пациенток (89,1 %) стремятся к установлению с врачом разнообразных по содержанию эмоционально насыщенных контактов, и только 10,9 % предпочитают нейтральный стиль отношений. Конструктивная (комплайентная) модель взаимоотношений («врач-союзник») преобладает во всех диагностических группах, за исключением группы с диагнозом «дегидратация кожи лица», в которой половина пациенток стремятся к установлению отношений «врач-приятельница». Четверть (24,3 %) пациенток с мимическими морщинами воспринимают врача-косметолога как «обслуживающий персонал», проявляя в лечебном процессе требовательность и претенциозность.

7. Существуюет связь между возрастом и психологическими характеристиками пациенток: с возрастом увеличивается частота использования конструктивной копинг-стратегии «Положительная переоценка» (способность извлекать полезный опыт из негативных жизненных обстоятельств) и степень удовлетворенности социально-позитивными чертами своей личности, а также уменьшаются уверенность в своей внешней привлекательности, оценка своего физического здоровья и активности.

8. Существует положительная связь эффективности косметологического лечения с удовлетворенностью пациентками своим социальным и профессиональным статусом, а также с интернальностью личности. Субъективная удовлетворенность лечением положительно связана с экстраверсией (активностью и общительностью) и уверенностью в себе, а также с объективной оценкой эффективости лечения. Степень влияния дефекта кожи лица на жизнедеятельность отрицательно связяна с эффективностью лечения, уверенностью в себе, спокойствием (отсутствием тревоги) и стремлением к сотрудничеству с окружающими (в силу настороженного и сензитивного отношения к ним).

Практические рекомендации

Наиболее очевидными «мишенями» для психологической поддержки и коррекции женщин с дефектами кожи лица, согласно результатам проведенного исследования, являются следующие:

1. Расхождение между удовлетворенностью своей жизнью в целом (ее ходом, результатом, самореализацией, собственной социальной и экономической успешностью) и неудовлетворенностью собой (своим телесным «Я» и волевыми сторонами личности уверенностью, самостоятельностью, независимостью).

2. Повышенная эмоциональная возбудимость и неустойчивость в сочетании с повышенной устойчивостью (ригидностью) установок, приверженностью стереотипам, что делает поведение аффективно обусловленным и непластичным.

3. Использование при совладании со стрессовыми и проблемными ситуациями копинг-стратегий «конфронтация» и «бегство-избегание», предполагающих возможность агрессивно-требовательного отношения к окружающим и неконструктивного «ухода» от решения психологических проблем, в том числе их соматизацию.

Список работ, опубликованных по теме диссертации

Научные статьи, опубликованные в журналах, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ

1. Багненко Е.С. Клинико-психологическая характеристика нозогенных реакций у пациентов косметологических медицинских учреждений / Е.С. Багненко // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия «Психология». 2011. Вып. 14. № 29 (246). С. 99 – 103.

2. Багненко Е.С. Психологические характеристики женщин с косметическими дефектами кожи лица / А.А. Александров, Е.С. Багненко // Вестник психотерапии. 2012. № 41(46). С. 52 – 66.

3. Багненко Е.С. Система значимых отношений женщин, обращающихся за косметологической помощью / Е.С. Багненко // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М. Бехтерева. 2012. №3. С. 42 – 47.

Другие научные публикации

4. Багненко Е.С. Структура отношений «клиент-врач» в косметологической клинике / Е.С. Багненко // Актуальные проблемы психосоматики в общемедицинской практике. СПб., 2010. Вып.10. С. 17 – 20.

5. Багненко Е.С. Причины негативного восприятия внешности другого человека: взгляд врача-косметолога / Е.С. Багненко // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2011. № 4. URL: http:// medpsy.ru.

6. Багненко Е.С. Особенности самооценки женщин, обращающихся за косметологической помощью / Е.С. Багненко // Актуальные проблемы теоретической, экспериментальной, клинической медицины и фармации: Материалы 45-ой Всероссийской научной конференции. Тюмень, 2011. С. 154.

7. Багненко Е.С. Психологические аспекты формирования женщиной своего внешнего облика / Е.С. Багненко // Психология XXI века: Материалы Международной научно-практической конференции молодых ученых. СПб., 2011. С. 267 – 268.

8. Багненко Е.С. Дисморфофобии у пациенток косметологической клиники / Е.С. Багненко // Вестник Российской военно-медицинской академии. – Приложение 1(33): Материалы 10-й Юбилейной Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные вопросы клиники, диагностики и лечения в многопрофильном лечебном учреждении». С. 165.

9. Багненко Е.С. Так ли часты дисморфофобии в косметологической практике? / Е.С. Багненко // Будущее клинической психологии – 2011: Материалы V Международной научно-практической конференция ПГУ. Пермь, 2011. С. 25.

Список сокращений

УСФ Уровень социальной фрустрированности

ЛД Личностный дифференциал

ССП Стратегии совладающего поведения

СЖО Смысложизненные ориентации

ВАШ Визуально-аналоговая шкала самооценки






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.