WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи 

Кашенкова Марина Михайловна

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА  ЗАЩИТНЫХ МЕХАНИЗМОВ и СОВЛАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ ЛИЧНОСТИ, ПЕРЕЖИВШЕЙ СЛОЖНУЮ ЖИЗНЕННУЮ СИТУАЦИЮ

19.00.01 – общая психология, психология личности, история психологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Ярославль 2012

Работа выполнена на кафедре общей и социальной психологии ФГБОУ ВПО «Ярославский государственный педагогический университет им.  К.Д. Ушинского»

Научный руководитель:   доктор психологических наук, профессор

Поварёнков Юрий Павлович

Официальные оппоненты:  доктор психологических наук, профессор

Субботина Лариса Юрьевна

профессор кафедры психологии труда и организационной психологии  ФГБОУ ВПО «Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова»;

кандидат психологических наук

Одинцова Мария Антоновна

доцент кафедры социальной психологии университета Российской Академии Образования.

Ведущая организация:         ФГБОУ ВПО «Калужский государственный

                                       университет им. К.Э. Циолковского».

Защита состоится   18  апреля  2012 года в 16  часов на заседании  совета по защите  диссертаций на соискание учёной степени кандидата наук, на соискание учёной степени доктора наук ДМ 212.307.07 при  ФГБОУ ВПО «Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д. Ушинского» по адресу: 150000, г. Ярославль, ул. Республиканская, д. 108., ауд. 210.

Отзывы на автореферат присылать по адресу: 150000, г. Ярославль,
ул. Республиканская, д. 108, ауд. 210 ФГБОУ ВПО «Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д. Ушинского», кафедра общей и социальной психологии.

С диссертацией можно ознакомиться в  читальном зале библиотеки

ФГБОУ ВПО «ЯГПУ им. К.Д. Ушинского».

Автореферат разослан «___»  марта  2012 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета                        Огородникова Л.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования.  Современная жизнь человека неотрывно связана с большим количеством сложных, а порой экстремальных ситуаций.  Техногенные катастрофы, межнациональные конфликты, боевые действия, участившиеся террористические акты, конфликты на работе, дорожно-транспортные происшествия, тяжелые болезни, экономические катаклизмы. Последствиями таких ситуаций  становятся тяжелые переживания, жизненные кризисы и саморазрушение личности. Проблема защиты личности от такого рода  травм  в последние десятилетия занимает  в психологической науке особое место, ведь защитные процессы избавляют от рассогласованности побуждений и амбивалентности чувств, предохраняют от осознания нежелательных или болезненных эмоций, устраняют тревогу и напряженность. Конструктивное совладающее поведение повышает адаптивные возможности субъекта, оно реалистично, гибко, большей частью осознанно, активно  включает в себя произвольный выбор стратегий. Пристальное внимание при этом отводится анализу способов преодоления негативных психологических последствий сложных жизненных ситуаций. Что привело к возникновению определённого направления исследований, связанных с изучением защитного и «совладающего поведения».

В связи с важностью и актуальностью проблемы на сегодняшний день существует значительное количество работ,  изучающих совладающее поведение, медико-психологического характера (Е.Р. Исаева, Е.Б. Клубова Т.Н. Кондюхова, и др.), работ, связанных с изучением событий  или жизненных изменений недавнего прошлого (С.А. Ошаев, Р. Раз, Т. Холмс и др.),  также с профессиональной деятельностью (Г.С. Корытова, И.В. Лебедев, В.В. Лукьянов и др.). В концепции совладания изучаются стилевые и уровневые свойства интеллекта, когнитивное оценивание сложной жизненной ситуации, межпоколенные отношения ( А.А. Алексапольский, А.В. Либина, Е.А. Петрова).

Ведется исследование совладающего поведения  в семье, (Т.Л.Крюкова,  О.В. Подобина, М.В Сапоровская) изучаются  гендерные и  возрастные особенности (А.В. Асеев, Р.Ш. Бахтияров, М.П. Билецкая, И.М. Никольская, Н.А. Сирота,  С.В. Фролова и др.).

Несмотря на большое количество исследований, посвящённых данной проблеме, нельзя сказать, что все вопросы изучены. Единичные работы посвящены выявлению поведенческих, эмоциональных реакций, социально-психологических факторов, оказывающих влияние на личностную реакцию в трудных ситуациях. Кроме этого, в исследованиях практически не рассмотрены особенности совладающего поведения в период проживания сложной ситуации. Не изучены факторы, влияющие на конструктивность выхода из сложной ситуации. Недостаточно исследований, в которых анализируются возможности различных технологий, обеспечивающие комплексное взаимодействие по преодолению дезадаптивных типов поведения в сложной жизненной ситуации. Остается открытым вопрос об индивидуальном стиле защиты у лиц, переживших сложную  жизненную ситуацию.

Своевременное распознавание неконструктивных стилей совладания и факторов,  влияющих на данный выбор, даёт возможность организовать  эффективную психокоррекционную работу. Таким образом, тема данного исследования связана с актуальной проблемой изменения профиля защитных механизмов и осуществления выбора субъектом стратегий совладающего поведения в сложной жизненной ситуации и при выходе из нее.

Цель исследования: изучение  специфики защитных механизмов и совладающего поведения личности, пережившей сложную жизненную ситуацию критического типа.

Объект исследования:  личность, находящаяся, пережившая и никогда не встречавшаяся со сложной жизненной ситуацией критического типа.

Предмет исследования: специфика механизмов защиты и совладающего поведения у личности, пережившей сложную жизненную ситуацию критического типа.

Задачи исследования:

1) проанализировать основные подходы к проблеме становления и

функционирования психологической защиты личности и совладающего поведения на основе анализа исследований отечественных и зарубежных психологов;

2) выявить специфику защитных механизмов у лиц, переживших сложную жизненную ситуацию критического типа;

3) выявить специфику совладающего поведения у лиц, переживших сложную жизненную ситуацию критического типа;

4) определить взаимосвязь защитных механизмов и совладающего поведения у лиц, переживших сложную жизненную ситуацию критического типа;

5) установить степень выраженности алекситимии, социальной фрустрированности,  локуса контроля личности, типа реагирования у лиц, переживших сложную жизненную ситуацию критического типа.

Гипотеза 1: Попадание в сложную жизненную ситуацию  сопровождается для личности интегральным  изменением  системы психологической защиты и копинг-стратегий, выражающихся в особом способе реагирования на окружающуюся действительность.

Гипотеза 2: Функционирование психологической защиты и изменение совладающего поведения связаны с определенными индивидуально-психологическими особенностями.

Теоретико-методологическую основу исследования составляют когнитивный трансактный подход к совладающему со стрессом поведению (R. Lazarus, S. Folkman); отечественный подход к трудным жизненным ситуациям и совладанию с ними (Л.И. Анцыферова, В.А. Бодров, P.M. Грановская, Л.А. Китаев-Смык,Е.Ю. Коржова,И.М. Никольская,Н.А. Сирота, В.М. Ялтонский).

Основой методологического подхода к пониманию внутреннего конфликта  для нас явились положения психологии отношений В.Н. Мясищева, психологии переживания Ф.Е. Василюка, положения о системных механизмах адаптации Ю.А. Александровского. Понимание роли и значения психологической защиты (механизм адаптивной перестройки восприятия и оценки) и совладания с трудной жизненной ситуацией рассматривались нами в рамках концепций А. Фрейд, R. Plutchik, H. Kellerman, H. Conte, Ф.Б. Березина, Л.Ю. Субботиной.

В комплекс методик исследования вошли:

– Личностный опросник Бехтеревского института (ЛОБИ-тобол) позволяющий  выявить преобладающий тип реагирования на сложную жизненную ситуацию;

– Методика «Локус контроля» Дж. Роттера( модификация  Е.Г. Ксенофонтовой) выявляет обобщенную  локализацию контроля личности (интернальности и экстернальности);

– Методика диагностики уровня социальной фрустированности Л.И. Вассермана ( модификация В.В. Бойко) определяет степень неудовлетворённости социальными достижениями и деятельности;

– Методика измерения алекситимии ТАS  Торонтская алекситимическая шкала (адап. В инст. Им  Бехтерева)  Алекситимия – сниженная способность или затруднённость в вербализации эмоциональных состояний. Характеризующаяся особенностями в когнитивно- аффективной сфере: трудность в определении и описании собственных переживаний, сложность в проведении различий между чувствами и телесными ощущениями. Сниженная способность к символизации бедность фантазий, воображения, сфокусированность в большей мере на внешних событиях, чем на внутренних переживаниях

– Опросник «Индекс жизненного стиля» («Life stile index»), позволяющий диагностировать всю систему МПЗ (механизмы психологической защиты), выявить как ведущие, основные механизмы, так и оценить степень напряженности каждого, Измеряются восемь видов защитных механизмов: вытеснение, отрицание, замещение, компенсация, реактивное образование, проекция, интеллектуализация (рационализация) и регрессия. Каждому из этих защитных механизмов соответствуют от 10 до 14 утверждений, описывающих личностные реакции человека, возникающие в различных ситуациях. На основе ответов строится профиль защитной структуры обследуемого;

– Методика исследования копинг-поведения Е. Heim; 26 ситуационно-специфических вариан­тов копинга, распределенных в соответствии с тремя основными сферами психиче­ской деятельности на когнитивный, эмоциональный и поведенческий копинг-механизмы

Статистическая обработка результатов проводилась с помощью критериев Манна-Уитни, Крускала-Уоллиса, коэффициента ранговой корреляции Спирмена, однофакторного и дисперсионного анализа, факторного анализа возможностями программы «SPSS 19».

Достоверность результатов исследования обеспечена теоретической и методологической обоснованностью работы, объемом выборки (в исследованиях приняло участие 264 человека) применением методов, адекватных предмету и задачам исследования, использованием статистических процедур.

Научная новизна работы.

Впервые проведён сравнительный анализ трёх групп испытуемых: находящихся в сложной жизненной ситуации, переживших сложную жизненную ситуацию и никогда не переживавших аналогичной сложной жизненной ситуации.

Выявлено, что лица, пережившие СЖС, отличаются от находящихся в СЖС и не бывавших в СЖС спецификой профиля механизмов психологической защиты и стратегиями совладания.

Показано, что лица, пережившие СЖС, характеризуются сохраняющимся высоким уровнем напряжённости защиты, использованием преимущественно относительно адаптивных стратегий совладания, повышенным уровнем алекситимии.

Установлено, что специфика защитных механизмов у лиц, переживших сложную жизненную ситуацию, в отличие от лиц, в ней находящихся, проявляется в  изменении активности психологической защиты, структуры её связей.

Конкретизированы  индивидуально психологические особенности личности, влияющие на конструктивность выхода из СЖС.

Впервые показано, что высокая степень выраженности алекситимии является отягощающем фактором, влияющим на адаптацию в СЖС.

Определено, что на выбор адаптивных стратегий совладания и механизмы  психологической защиты влияют:  низкий уровень алекситимии, социальной фрустрированности и интернальный локусом контроля.

Теоретическая значимость.

Результаты исследования углубляют и расширяют представления о взаимодействии защитных механизмов и копинг-стратегий как в сложных условиях жизни, так и в последующий период после прохождения сложной жизненной ситуации.

На основании  проведённого исследования  конкретизированы и дополнены положения психологии переживания Ф.Е. Василюка относительно  личности пережившей сложную жизненную ситуацию.

Было установлено, что совладающее поведение и защитные механизмы личности связаны со степенью выраженности алекситимии, социальной фрустрированности, особенностями локуса контроля личности, типом реагирования на сложную жизненную ситуацию.

Данные проведённого исследования дополняют и развивают теоретические представления о роли психологической защиты и совладающего поведения в системе психологической адаптации.

Практическая значимость. Применение результатов проведенного исследования позволит более дифференцированно оказывать психологическую помощь разнообразным категориям лиц, оказавшимся в сложной жизненной ситуации (в частности, онкологическим больным). Полученные результаты показывают, что психологическое сопровождение необходимо не только на стадии СЖС, но и после выхода из неё.

Материалы, имеющиеся в исследовании, могут представлять интерес для психологической, психотерапевтической практики и социальной работы, возможно использование результатов исследования при создании учебных курсов и практикумов для студентов психологических и социально-ориентированных специальностей.

Положения выносимые на защиту.

1. Для личности, пережившей сложную жизненную ситуацию, характерно сужение репертуара защитных механизмов, преобладание относительно адаптивных копингов, повышение уровня алекситимии, интернальность локуса контроля и сниженный уровень социальной фрустрированности. Данные компоненты образуют целостную структуру защитного поведения личности.

2. Ведущим компонентом в структуре психологической защиты личности, пережившей сложную жизненную ситуацию,  выступает защитный механизм  «реактивное образование» связанный с безотчётным «перечеркивании» собственных неприемлемых чувств. Система  психологической защиты  в целом характеризуется ослаблением взаимосвязей механизмов «замещение» и «отрицание» с другими компонентами структуры.

3. Специфика использования копинг-стратегий у лиц, переживших сложную жизненную ситуацию, характеризуется уменьшением неадаптивных копинг-стратегий в  когнитивной сфере, увеличением относительно адаптивных копингов стратегий в эмоциональной сфере, увеличением неадаптивных копинг стратегий в поведенческой сфере. Отсутствием взаимосвязи между основными стратегиями совладания.

4. У людей, переживших сложную жизненную ситуацию происходит формирование взаимосвязи защитных механизмов и копинг стратегий, выражающейся в установлении тесных связей между когнитивным и поведенческим копингом и механизмом «реактивное образование»; поведенческим копингом и механизмом «рационализация»; эмоциональным копингом и механизмом «отрицание»; между поведенческим копингом и «вытеснением», «проекцией» и уровнем алекситимии. Общее направление динамики выражается в усилении организованности структуры и адаптивной функции, что отражается взаимосвязью  социальной фрустрированности с когнитивным копингом, а локуса контроля с механизмами психологической защиты. 

Апробация работы. Результаты диссертационного исследования обсуждались и получили одобрение на заседаниях кафедры  социальной работы  филиала ФГБОУ ВПО РГСУ «Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Российский государственный  социальный университет» (г. Обнинск, 2007-2011 г.г.), на заседаниях научно-методического семинара кафедры психологии развития и образования Калужского государственного педагогического университета им. К.Э.Циолковского,  на конференции  «Психология здоровья» в  РГУ им. С.А. Есенина (г.Рязань, 2006), Международной научно- практической конференции «Психология 21 века» в  ПГПУ имени В.Г.Белинского (г. Москва, 2007г.), международной – научно-практической конференции «Актуальные вопросы реабилитации» Смоленский государственный университет. (г. Смоленск, 2008г.). Теоретические и эмпирические положения исследования были включены в  лекционные и практические занятия со студентами филиала ФГБОУ ВПО РГСУ г. Обнинска Калужской области, а также составили содержание докладов на научно-практических конференциях. Результаты исследования использовались при разработке спецкурсов «Основы психологического консультирования»,

«Содержание и методика психосоциальной работы», а также для психологического консультирования студентов филиала ФГБОУ ВПО РГСУ г. Обнинска Калужской области. Основное содержание исследования отражено в 10 публикациях автора.

Объём и структура работы. Основные положения диссертационного исследования изложены на 196 страницах машинописного текста, включающего введение, две главы,  заключение, библиографический список, приложения. В тексте представлены 12 рисунков,12 таблиц, 2 схемы. Библиографический список содержит 209 наименований, в том числе 27- на английском языке.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность исследуемой проблемы, формируются цель и задачи исследования, определяются объект, предмет, гипотеза, научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, характеризуются методологическая основа и методы, формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Основные подходы в отечественной и зарубежной психологии к проблеме психологической защиты и совладающего поведения в отечественной и зарубежной психологии», состоящей из семи параграфов, представлен обзор основных общепсихологических направлений исследования психологической защиты и совладающего поведения, анализируются сходства и различия стратегий совладания, проведен теоретический анализ подходов к определению базовых терминов «ситуация» и «сложная жизненная ситуация», а также существующих попыток классификации ситуаций.

В первом параграфе «Психологическая защита. Определение, понятие, взгляды» проведен анализ распространённых определений понятия «психологическая защита» в зарубежной и отечественной психологии ( A. Freid, N. Haan, T. Cox, P. Moos, Ф.Н. Басин, Р.Н. Грановская, Е.С. Романова, Л.Ю. Субботина, В.А. Ташлыков и др.) показывает, что до сих пор не существует единого мнения  по поводу не только общего числа механизмов защиты, степени их соотнесения друг с другом, но и рознятся определения психологической защиты и её место в адаптационном процессе. При этом психологическая защита  понимается как система регуляторных механизмов, которые направлены на устранение или сведение к минимуму негативных, травмирующих личность переживаний, сопряжённых с внутренними или внешними конфликтами, состояниями тревоги и дискомфорта.

Во втором параграфе «Механизмы психологической защиты и  их классификация» рассмотрены классификации защитных механизмов (A. Freid, Б.Д. Карвасарский, Л.И. Вассерман и др.) Из многообразия классификаций защитных механизмов в работе выделяется структурная теория защитных механизмов (R. Plutchik), согласно которой механизмы защиты являются производными  эмоций, и предполагается, что существует восемь базисных механизмов, которые тесно связаны с восемью базисными эмоциями. Эти механизмы должны иметь специфические отношения сходства или различия друг с другом. Более того, существование защиты должно обеспечить возможность косвенного измерения уровней внутриличностного конфликта,  а посредством шкалы «примитивности – развитости» выявляется связь между личностной и интеллектуальной зрелостью индивида и использованием им тех или иных механизмов защиты.

В параграфе 1.2.1 «Совладающее поведение: определение, понятие классификация» дается анализ современного состояния проблемы совладающего поведения (копинга) в психологии, приводится классификация. Представлен обзор отечественных и зарубежных подходов к исследованию и пониманию совладающего поведения (R.S. Lazarus,  N.S. Folkman,  N.S. Endler,  J.D.A. Parker,  К.А. Абульханова, Л.И. Анциферова, В.А. Бодров, Л.А. Китаев-Смык, Т.Л. Крюкова,  А.А. Либин,  С.К. Нартова-Бочавер,  И.М. Никольская  и др.)

Понятие «копинг» происходит от английского «to cope» (справляться, приспосабливаться).  Копинг был определен Р. Лазарусом как сумма когнитивных и поведенческих усилий, затрачиваемых индивидом для ослабления влияния стресса. На основе анализа работ различных авторов, можно выделить три подхода к понятию «копинг»: определение копинга – как свойство личности, (A. Billngs, R. Moos); одного из способов психологической защиты (N. Нааn); динамического процесса (R. Lazarus, S. Folkman).  Копинг-поведение определяется как стратегии действий, предпринимаемые человеком в ситуациях психологической угрозы физическому, личностному и социальному благополучию, осуществляемые в когнитивной, эмоциональной и поведенческой сферах функционирования личности и ведущие к успешной или менее успешной адаптации.

Анализ отечественных работ по психологии совладающего поведения показывает, что основная масса исследований направлена на изучение ресурсов совладания: локуса контроля, социального интеллекта, самооценки,  Я-концепции. Отдельные работы посвящены изучению особенностей преодоления конкретной ситуации: экзамена (Т.Л. Крюкова), природных катастроф (Л.А. Александрова).

В ходе анализа существующих классификаций копинг-стратегий выделяются общие принципы, положенные в основу различных систематизаций. К ним относятся: модальность (сфера психического, с которой соотносится стратегия: когнитивная, эмоциональная или поведенческая); степень интенсивности совладания (активность – пассивность); направленность усилий человека (на ситуацию, на себя, на иной предмет); адаптивность-дезадаптивность стратегии( N. Heim, Fineman, R. Lazarus, А.В. Либина, Н.А. Ташлыков).

В третьем параграфе «Механизмы психологической защиты и совладающее поведение: сходства, отличия, взаимосвязь» анализируются взгляды на совладающее поведение (копинг) как динамический «параметр», использующийся индивидом сознательно и направленный на активное изменение ситуации, в то время как психологическая защита – это статичный «параметр», направленный на смягчение внутреннего психического дискомфорта (N. Haan, R. Plutchik и H. Kellerman). R. Lazarus признает ключевую роль эмоций в формировании совладающего со стрессом поведения. В отечественных исследованиях основной акцент в рассмотрении этих процессов смещен в плоскость «активности – пассивности», а также «сознательного – бессознательного» уровня включения, в чем усматривается некоторое противопоставление их друг другу и биполярность в оценке их вклада в общий процесс адаптации (Л.И. Вассерман, Б.Д. Карвасарский, В.А. Ташлыков, Е.И. Чехлатый). Анализ существующих мнений показал отсутствие единой точки зрения среди современных исследователей в рассмотрении данных явлений, что зачастую продиктовано приверженностью авторов к той или научной школе.

В данном исследовании используется взгляд Ф.В. Бассина и Ф.Б. Березина, которые рассматривают психологическую защиту и совладающее со стрессом поведение, как два взаимосвязанных последовательных процесса в общей системе адаптации, где первый обеспечивает включение второго.

В четвертом параграфе «Роль механизмов психологической защиты и совладающего поведения в процессе личностной адаптации в сложной жизненной ситуации» рассматриваются подходы преодоления человеком жизненных трудностей в контексте адаптации (Р. Лазарус, А. Маслоу, Т. Фолькман, Ю.А. Александровский). Сторонники второго направления склонны использовать понятие «копинг» для описания характерного способа поведения человека в различных ситуациях. При этом совладающее поведение рассматривается как сформированный в течение жизни стиль человека (А.В. Либин, А.В. Либина), как «личностный процесс» (П. Коста, Р. Макрей). В рамках третьего направления акцент делается на рассмотрении характеристик целостной ситуации, в которой действует человек ( У.Лер, Х.Томэ, Н. Эндлер, Л.И. Анцыферова, С.К. Нартова-Бочавер).

В пятом параграфе «Характеристика и классификация сложных жизненных ситуаций» представлен теоретический анализ подходов к определению базовых терминов «сложная жизненная ситуация», а также существующих попыток классификации ситуаций. Понятие «ситуация» широко используется в современной психологии и других науках о человеке и обществе. Общим для психологических и непсихологических подходов является определение ситуации как некоторой объективной совокупности элементов среды, как внешних условий протекания жизнедеятельности, которые воздействуют на субъекта,  категоризующего ситуацию как СЖС, задавая пространственно-временные границы реализации его активности и детерминируя его жизнедеятельность(Л.Ф. Бурлачук,  Ф.Е. Василюк, Л.С. Выготский, Н.Г. Осухова).  Опираясь на определение Л.Ф. Бурлачука и Е.Ю. Коржовой о том, что ситуация является системой субъективных и объективных элементов, объединяющихся в деятельности субъекта и описанных выше ее характеристиках, под сложной жизненной ситуацией понимается совокупность объективных и субъективных характеристик, объединяющихся в отрицательном эмоциональном переживании субъекта. При всем многообразии терминов,  характеризующих различные аспекты трудности ситуаций (кризисные, критические, экстремальные, напряженные, травматические ), остается открытым вопрос о том, какие события к каким видам сложных ситуаций относить. Иногда понятия экстремальная, кризисная, критическая приравниваются. В нашем исследовании сложную жизненную ситуацию, связанную с онкологическим заболеванием, мы  относим  к ситуации критического типа. Критический – 1) находящийся в состоянии кризиса, переломный; 2) очень трудный, опасный, тяжелый (А.П. Евгеньева). Е.Ф. Василюк определяет критическую ситуацию в самом общем плане, как ситуацию невозможности, т.е. это такая ситуация, в которой субъект сталкивается с невозможностью реализации внутренних необходимостей своей жизни (мотивов, стремлений, ценностей и т.д.). Согласно работам А.В. Гнездилова, Н.А. Русиной, А.Ш. Тхостова, ситуация онкологического заболевания связана с витальной угрозой жизни, страхом смерти и небытия и является экстраординарным событием в жизни личности.

В шестом параграфе «Факторы влияющие на совладание в сложных жизненных ситуациях» говорится о том, что на предпочтение выбора способа совладания влияют  индивидуально-психологические особенности (темперамент, уровень тревожности, тип мышления, особенности локуса контроля, направленность характера), а выраженность способов реагирования на сложные жизненные ситуации зависит от степени самоактуализации личности (чем выше уровень развития личности, тем успешнее она справляется с возникшими трудностями - Д. Тэрр, Н.Н. Блинов, Е.Ю. Коржова, А.Р. Лурия, Д.А. Леонтьев, В.А. Чулкова, И.П. Шкуратова,) Таким образом, источники встречающихся в жизни препятствий - не только внешние (специфика среды), но и внутренние (индивидуальные предпосылки) условия.

Проведенный теоретический анализ указывает на то, что известные теоретические и эмпирические работы фокусируются в основном на изучении личностных черт как детерминант совладания с жизненными трудностями. Проблема влияния социально-психологических факторов на копинг-поведение, остается мало изученной. Кроме этого в исследованиях отсутствует описание особенностей механизмов психологической защиты и совладающего поведения у лиц, переживших СЖС.

Вторая глава «Эмпирическое исследование особенностей психологической защиты и совладающего поведения у лиц, переживших сложную жизненную ситуацию» посвящена описанию эмпирического исследования, анализу и интерпретации полученных результатов, соответствующих поставленным цели и задачам, проверке гипотез, формулировке выводов; состоит из 3 параграфов.

В первом параграфе «Процедура исследования: выборка, методы, структура, способы обработки данных» предложена характеристика выборки, дано описание использованных психодиагностических методик исследования и статистических методов их обработки.

Второй параграф «Специфика защитных механизмов у лиц, переживших сложную жизненную ситуацию» посвящен изучению диагностики механизмов психологической защиты  в трёх группах испытуемых. На основе сравнительного анализа выявлены особенности профиля психологической защиты у лиц, переживших сложную жизненную ситуацию, построены структурограммы.

На рис. 1 представлен профиль психологической защиты у лиц, в трёх группах: 1) лиц, непосредственно находящихся в сложной жизненной ситуации и переживающих ее в настоящем; 2) лиц, переживших сложную жизненную ситуацию в прошлом; 3) лиц, никогда не попадавших в сложную жизненную ситуацию. Как видно из рисунка, профили психологических защит у испытуемых трех групп значительно различаются.

Полученные данные свидетельствуют о том что попадание и благополучный выход из сложной жизненной ситуации влияет на снижение активности определенных  механизмов психологической защиты у испытуемых.

Рис. 1. Степень выраженности  механизмов психологической защиты в трех группах испытуемых.

(Данные приводятся по значениям медиан процентильных показателей по каждой шкале механизмов психологической защиты в указанных группах испытуемых.)

Так, это касается механизмов защит «отрицание» и «интеллектуализация», уровень которых у лиц, находящихся в сложной ситуации, составил 20 процентилей (по каждой защите), в отличие от лиц, переживших сложную ситуацию, у которых выраженность данного типа защит значительно снизилась, соответственно,  до 11 и 10 процентилей (данные показатели приравниваются и ниже показателей защит у лиц, никогда не бывавших в подобной ситуации – 15 и 10 процентилей соответственно). Но в то же время остаются на уровне выраженности  защитных механизмов  у лиц, находящихся в СЖС, такие как «замещение», «проекция», «компенсация», а показатель общей  «напряженности» составляет 25 процентилей (у лиц в сложной жизненной ситуации  23 процентиля, у лиц, никогда не бывавших в сложной ситуации – 17 процентилей). Во всех трех группах наблюдались достоверные значимые различия (критерий Крускала-Уоллиса, в активности защитных механизмов: «регрессия» (р≤0,05), «проекция» (р≤0,01), «реактивное образование» (р≤0,05)  и общей «напряжённости» (р≤0,05). Значимые различия также были получены между группами испытуемых (по критерию Манна-Уитни): между группой лиц, находящихся в СЖС, и  группой переживших СЖС  наблюдались значимые различия для защитных механизмов: «отрицание» (р≤0,05), «проекция»(р≤0,01), «реактивное образование»(р≤0,01) и общей «напряжённости» защиты(р≤0,05).

Между группой лиц, переживших СЖС и не переживавших СЖС, наблюдались значимые различия для защитных механизмов: «регрессия» (р≤0,01), «проекция» (р≤0,01), «реактивное образование» (р≤0,01), общей «напряжённости» защит(р≤0,05).

Для выявления специфики проявления механизмов психологической защиты у лиц, переживших сложную жизненную ситуацию, был использован критерий Спирмена. В результате сравнительного анализа (рис. 2) была выявлена взаимосвязь между отдельными механизмами психологической защиты и общей напряжённостью в трёх группах испытуемых, отличительной особенностью является сужение количества взаимосвязей у лиц, находящихся в сложной жизненной ситуации. Механизмы психологической защиты лиц, не переживавших аналогичной ситуации активизируются в комплексе, что свидетельствует о увеличении вариативности поведения, широте использованных связей между ними, что определяет гибкость личности, её адаптивные возможности.  Отличительной особенностью лиц, переживших сложную жизненную ситуацию, является меньшее количество взаимосвязей между защитами в отличие от не переживавших, и  увеличение взаимосвязей по сравнению с группой, находящихся в сложной жизненной ситуации.

Условные обозначения:  -----  -  теснота взаимосвязи р≤0,05;  ____ - теснота взаимосвязи р0,01

Третий параграф посвящён изучению специфики совладающего поведения у лиц, переживших сложную жизненную ситуацию. С помощью методики Э. Хейма «Изучение копинг-поведения» были получены следующие результаты. В таблице 1 представлены результаты по трем группам.

Таблица 1.

Степень выраженности стратегий совладающего поведения

в трёх группах испытуемых.

Группы

Когнитивная сфера, %

Эмоциональная сфера, %

Поведенческая сфера, %

Адаптивные

Не адаптивные

Относительный

Адаптивные

Не адаптивные

Относительный

Адаптивные

Не адаптивные

Относительный

Находящиеся в  СЖС

46,8%

(57ч-к)

40,0%

(48ч-к)

13,2%

(16ч-к)

61,9%

(74ч-к)

15,1%

(18ч-к)

23,0%

(28ч-к)

46,8%

(56ч-к)

27,0%

(32ч-к)

26,2%

(32ч-к)

Пережившие СЖС

48,2%

(36ч-к)

32,0%

(24ч-к)

19,8%

(14ч-к)

62,2%

(46ч-к)

5,4%

(4ч-к)

32,4%

(24-ч-к)

27,0%

(20ч-к)

46,0%

(34ч-к)

27,0%

(20ч-к)

Не пере-живавшие СЖС

47,7%

(33ч-к)

38,3%

(27ч-к)

14,0%

(10ч-к)

75,6%

(52ч-к)

12,2%

(9ч-к)

12,2%

(9ч-к)

32,7%

(23ч-к)

42,8%

(30ч-к)

24,5%

(17ч-к)

В когнитивной сфере в группах  лиц,  находящихся в СЖС,  и не переживших СЖС наблюдался высокий уровень неадаптивного копинга (40,0%, 38,3%), по сравнению с пережившими (32,0%). В  эмоциональной сфере в группе не переживавших СЖС наблюдаются высокие значения адаптивного копинга (75,6%), у переживших СЖС (62,2%). Низкие результаты неадаптивного эмоционального копинга получены в группе переживших СЖС (5,4%). В поведенческой сфере были получены наиболее сильные сдвиги в значениях  не адаптивного(46,0 %) и адаптивного копинга у переживших СЖС(27,0%).  Анализ  копинг-стратегии позволяет обнаружить интересные особенности в вариантах поведения людей, переживших сложную жизненную ситуацию:

– существенное увеличение неадаптивного копинга в поведенческой сфере (46,0%),

– уменьшение неадаптивного копинга при увеличении относительного(32,4%) в эмоциональной сфере по сравнению с другими группами,

– уменьшение неадаптивного копинга (32,0%) при увеличении относительного в когнитивной сфере.

Наблюдаемые феномены можно интерпретировать следующим образом: переживание и выход из сложившейся жизненной ситуации активизирует  такие адаптивные механизмы в когнитивной сфере, как придача смысла, проблемный анализ, а также относительного копинга «религиозность», что позволяет задуматься над смыслами случившегося (почему ситуация произошла именно с ними, а не с другими) и обратиться к религиозным канонам жизни. Подобное поведение не является характерным для других групп испытуемых. Анализ эмоциональных копинг-стратегий позволил обнаружить уменьшение неадаптивной  стратегии совладания - «самобвинение» при снижении частоты встречаемости  стратегии «оптимизма». При анализе поведенческих копинг-стратегий в группе в СЖС и переживших СЖС наблюдались неадаптивные стратегии, такие как «активное избегание», «отвлечение». При этом, однако, снизилась такая адаптивная стратегии, как «альтруизм», но возросла  более чем в два раза встречаемость стратегии «обращение».

Далее в этом параграфе была определена достоверность значимых различий между группами  по копинг-стратегиям. Значимые различия были обнаружены у всех трех групп лиц  при анализе когнитивных копинг-стратегий (р≤0,01). Поведенческая и эмоциональная копинг-стратегии качественно различаются между собой и статистические критерии находят различия на уровне значимости р≤0,05, что позволяет признать достоверность обнаруженных различий.

Для выявления специфики совладающего поведения у лиц, переживших сложную жизненную ситуацию, был использован коэффициент ранговой корреляции Спирмена (рис.3). Для  группы лиц,  переживших сложную жизненную ситуацию,  был выявлен  разрыв взаимосвязи, прослеживаемой в двух других группах между когнитивным, поведенческим и эмоциональным  копингами.

В параграфе «Анализ взаимосвязи механизмов психологической защиты и стратегий совладания» приведены результаты, демонстрирующие взаимосвязь механизмов психологической защиты со стратегиями совладания в когнитивной, эмоциональной и поведенческой сферах. Значимые взаимосвязи обнаружены в соотнесении характера психологической защиты и проявлению доминирующих копинг-стратегий (рис. 4).

Результаты статистической обработки обнаружили, что, вне зависимости от попадания в сложную жизненную ситуацию, взаимосвязь  механизма психологической защиты «реактивное образование» прослеживается у всех групп испытуемых, однако с разными копинг-стратегиями. Если у лиц, не переживавших СЖС, характер этой взаимосвязи повторяет ситуацию с лицами, находящимися в СЖС, то у лиц, переживших СЖС, он иной- положительная тесная связь прослеживается  между когнитивным  и эмоциональным копингом и защитным механизмом «реактивное образование» (rs=0,281 при р≤0,01 и rs=0,295 при р≤0,01 соответственно). Причем, у данной категории лиц наблюдается увеличение числа взаимосвязей  в поведенческой сфере.

Лица, пережившие СЖС, отличаются тесными положительными взаимосвязи между: когнитивным и поведенческим копингами и защитным механизмом «реактивное образование» (rs=0,385 при р≤0,01 и rs=0,326 при р≤0,01 соответственно);- поведенческим копингом и защитными механизмами «рационализация» (rs=0,407 при р≤0,01) и «отрицание» (rs=0,302 при р≤0,01).- эмоциональным копингом и защитным механизмом «отрицание» (rs=0,328 при р≤0,01).

Взаимосвязь поведенческой копинг-стратегии с защитными механизмами «реактивное образование» и «рационализацией» указывает на то, что приведенные механизмы психологической защиты активизируются при адаптивных вариантах копинг-поведения. Высокий уровень наличия у личности самообладания, проблемного анализа ситуации, осознания собственных ценностей запускает  защитные механизмы, позволяющие личности переосмыслить свое существование и значимость для окружающих. Наличие же связей поведенческого копинга с защитным механизмом «отрицание» указывает на то, что вне зависимости от признания травматического факта в прошлом, лица, пережившие СЖС,  выстраивают  психологический барьер, как прием самосохранения от всякой травмирующей информации, от переживания отрицательных эмоций, стараясь уйти от них, т.е. негативные эмоции сколько либо травмирующие личность блокируются ею, либо не  воспринимаются вообще. Данная закономерность прослеживается не только в поведенческих проявлениях личности, но и в ее эмоциональном  реагировании на ситуацию.

В параграфе «Изучение  индивидуально-психологических особенностей у лиц, переживших сложную жизненную ситуацию» использованы возможности методики ТОБОЛ позволили  сгруппировать выявленные типы реагирование на заболевание по блокам (адаптивности\ дезадаптивности). Результаты, полученные в двух группах испытуемых, свидетельствуют о том, что наиболее высокий процент по I-му блоку типов реагирования, при котором психическая и социальная адаптация существенно не нарушается,  выявлен у лиц, переживших сложную жизненную ситуацию (91,7%), и у лиц, находящихся в сложной жизненной ситуации (33,3%). Причем преобладание в  группе, переживших СЖС, таких типов реагирования, как гармоничный, свидетельствует о стремлении во всем активно содействовать выходу из сложной ситуации. Высокий процент эйфорического типа в этой группе, по всей видимости, свидетельствует о наличии защитной реакции, либо о выборе эффективной стратегии совладания в процессе преодоления заболевания.

Выраженность проявления алекситимии, социальной фрустрированности и субъективного контроля личности у лиц, переживших сложную жизненную ситуацию, сравнивали с другими группами испытуемых. Полученные  результаты наглядно представлены  на рис. 5–7. Статистический анализ приведенных данных подтвердил достоверность различий в уровнях алекситимии у лиц, находящихся в сложной жизенной ситуации и переживших ее (р0,05). В то же время, достоверность различий подтверждена с помощью критерия Крускала-Уоллиса (р0,05), что позволяет утверждать, что лица, не попадавшие в сложную жизненную ситуацию, демонстрируют качественно иной уровень идентификации эмоций, чем лица, ее пережившие.

Анализ результатов социальной фрустрированности показал, что вне зависимости от попадания/не попадания в сложные условия жизни, преобладающее большинство испытуемых показывают очень низкий или сниженный уровень социальной фрустрированности. И хотя процент лиц, не попадавших в сложную жизненную ситуацию (51%), отличается от процента лиц, в ней  не находящихся (39,7%), оба значения достаточно высоки.

Рис. 5. Процент испытуемых с соответственным уровнем алекситимии у трёх групп испытуемых

Однако, полученные данные с высокой степенью достоверности (по критерию Мани-Уитни, р ≤ 0,01) подтверждают, что и лица, находящиеся в настоящий момент в сложной жизненной ситуации, в большинстве своем не считают, свою социальную ситуацию как катастрофическую. Значимость различий при сравнении лиц, находящихся в сложной жизненной ситуации, и лиц, ее переживших, достоверна на уровне значимости - р≤0,01, по критерию Манна-Уитни.

Анализируя различия в исследуемых группах на наличие внешнего или внутреннего локуса контроля (рис. 7), мы получили следующие результаты: группа лиц, переживших сложную жизненную ситуацию, не выделается ни интернальностью, ни экстернальностью (соответственно 10,8% и 13,5% по приведенным характеристикам), данной группе испытуемых наиболее присущ смешанный тип локуса (75,7%).

Полученные данные оказались достоверно значимыми лишь при сравнении групп лиц, находящихся в сложной ситуации, и никогда не переживавших ее (р0,05 по показателю «экстернальность»), а также при сравнении лиц, находящихся в сложной ситуации и лиц, переживших ее (р0,01 по показателю «интернальность»).

    1. Рис. 6. Процент испытуемых с соответственным  уровнем социальной фрустрированности у трёх групп испытуемых.

Также по показателю «интернальность» достоверно значимыми оказались различия по критерию Крускала-Уоллиса (р0,01), что означает, что при выходе из сложной жизненной ситуации люди склонны брать ответственность на себя, а не перекладывать вину на окружающих, в то время, как лица, не попадавшие в подобную ситуацию,  изначально больше рассчитывают на собственные силы, а не ждут помощи от других.

Рис. 7. Процент испытуемых с соответственным  уровнем итернальности и экстернальности у трёх групп испытуемых.

В параграфе «Установление взаимосвязей между характером психологической защиты, стратегиями совладания и индивидуально-психологическими особенностями у лиц, переживших сложную жизненную ситуацию» выявлены значимые факторы активизирующие психологические защиты. Дисперсионный анализ подтвердил достоверность значимых различий по  степени выраженности алекситемии, социальной фрустрированности и интернальности  для всех наблюдаемых групп (таблица 2). Это означает, что данные индивидуально-психологические особенности могут быть факторами, влияющими на динамическое проявление психологических механизмов защит и стратегий совладающего поведения. Результаты из таблицы 2 свидетельствуют о том, что значимая взаимосвязь обнаружена между проявлением отдельных психологических защит и индивидуально-психологических свойств личности.

Таблица 2.

Взаимосвязь психологических защит с индивидуально-психологическими особенностями у лиц переживших СЖС

(значение критерия Спирмена и степень достоверности различий)

Показатели для выявления взаимосвязи

Показатели для выявления взаимосвязи (методика ИЖС)

Вытеснение

Регрессия

Замещение

Отрицание

Проекция

Компенсация

Реактивное образование

Рационализа-я

Общая  напряж-ь

Показатель  алекситимии

0,391

0,03

-0,225

-0,119

-0,320

-0,18

-0,159

0

0,185

Показатель соц.фрустрир-ти

0,01

0,03

-0,22

0,059

0,225

0,113

-0,038

-0,2

-0,091

Пок-ль интернальности

0,135

-0,339

-0,02

-0,127

-0,18

-0,099

0,091

0,281

-0,13

Пок-ль экстер-ти

-0,116

0,393

-0,03

-0,014

0,256

0,231

-0,049

-0,239

-0,163

Возраст

-0,1

0,05

0,285

0,236

0,133

-0,095

-0,088

0,22

-0,089

Блоки адаптации

-0,126

-0,119

0,17

-0,166

-0,076

0,023

-0,07

-0,005

-0,153

Условные обозначения:  0,256- уровень значимости р0,05;

  0,391- уровень значимости р0,01.

В группе лиц, переживших СЖС, в результате проведенного анализа очевидно увеличение количества взаимосвязей между исследуемыми характеристиками. Так, выявлена прямая взаимосвязь между защитными механизмами «вытеснением» (rs=0,39 при р≤0,01), «проекцией» (rs=0,32 при р≤0,01) и поведенческим  копингом (rs=0,27при р≤0,05) и уровнем алекситимии. Согласно статистике, неспособность к идентификации эмоций, достоверно чаще активизирует несовершенные защитные механизмы - «вытеснение» и «проекция».  Уровень алекситимии взаимосвязан с  активностью психологической защиты и копинг стратегиями.

Показатель социальной фрустрированности взаимосвязан с когнитивным копингом (rs=0,24 при р≤0,05). Данная связь свидетельствует о том, что чем большую неопределенность (фрустрированность) человек испытывает в социальной сфере, тем в большей степени он старается рационализировать, проанализировать ситуацию, осуществляя поиск оптимального выхода из нее – активизируется когнитивная копинг-стратегия.

Коэффициент Спирмена подтвердил, что у лиц, убежденных в том, что происходящее с ними зависит от внешних факторов,  т.е. с экстернальным локусом контроля,  активируются механизмы защиты: «регрессия» (rs=0,39 при р≤0,01), «проекция» (rs=0,26 при р≤0,05), «компенсация» (rs=0,23 при р≤0,05), и уменьшается «рационализация» (rs=-0,24 при р≤0,05). У лиц с интернальным локусом контроля, отличающихся уверенностью в том, что силы, влияющие на их судьбы, находятся внутри их самих, а то что происходит с человеком, в значительной степени является результатом его активности и, следовательно, ответственность за собственную жизнь лежит на самом человеке, активизируются совершенная  психологическая защита «интеллектуализация» (rs=0,28 при р≤0,05) и уменьшается примитивный защитный механизм- «регрессия»(rs=-0,34 при р≤0,01). Согласно статистике активизация механизмов защиты «замещения» (rs=-0,24 при р≤0,05) и «отрицания» (rs=-0,28 при р≤0,05), происходит с увеличением возраста испытуемых.

В таблице 3 приведены результаты, демонстрирующие взаимосвязь стратегий совладания с остальными изучаемыми параметрами. Корреляционный анализ показал наличие связи (rs=0,27 р 0,05) между значением алекситимии и поведенческим копингом как в группе находящихся в сложной жизненной ситуации, так и в группе переживших. Отличительной особенностью лиц, переживших сложную жизненную ситуацию, является наличие  взаимосвязи  эмоционального копинга с типом реагирования. У лиц, находящихся в сложной жизненной ситуации, напротив, выявлена взаимосвязь между поведенческим копингом и типом реагирования. (rs=-0,37при р≤0,01).

Таблица 3.

Взаимосвязь совладающего поведения с индивидуально-психологическими особенностями у лиц, переживших СЖС

(значение критерия и степень достоверности различий)

Показатели для выявления взаимосвязи

Копинг-стратегии

Когнитивный

Эмоциональный

Поведенческий

Показатель  алекситимии

0,075

0,072

0,268

Показатель соц.фрустрир-ти

0,240

-0,188

0,011

Пок-ль интернальности

-0,035

0,116

0,010

Пок-ль экстер-ти

-0,042

0,039

-0,155

Возраст

-0,348

--0,099

0,034

Блоки адаптации

-0,229

0,301

0,037

Условные обозначения:  0,256- уровень значимости р0,05; 0,391- уровень значимости р0,01.

В группе лиц, переживших СЖС, выявлена взаимосвязь между уровнем социальной фрустрированности и когнитивным копингом (rs=0,24 при р≤0,05). Коэффициент Спирмена  подтвердил, наличие положительной взаимосвязи между эмоциональным копингом и блоками адаптации (rs=0,30 при р≤0,01), Возраст влияет на  выбора когнитивных(rs=-0,35при р≤0,01), стратегий совладания. Блоки адаптации взаимосвязаны с интернальным локусом контроля (rs=0,28 р 0,05), уровень социальной фрустрированности с уровнем алекситимии(rs=0,37при р≤0,01) и интернальным локусом контроля (rs=0,23 р 0,05).

В заключении диссертации обобщаются полученные эмпирические данные, формулируются основные выводы, намечаются перспективы дальнейших исследований. Результаты выполненного исследования дают основание сделать следующие выводы:

1. Теоретически обосновано, что в качестве важнейших форм адаптационных процессов и реагирования индивида на стрессовые ситуации рассматривается копинг-поведение, наряду с механизмами психологической защиты. Если процессы совладания направлены на активное изменение ситуации и удовлетворение значимых потребностей, то процессы компенсации и, в особенности, психологической защиты направлены на смягчение психического дискомфорта.

2. Личность, пережившая сложную жизненную ситуацию, отличается от личности, не сталкивавшейся со сложной жизненной ситуацией, и находящейся в сложной жизненной ситуации, как по механизмам психологической защиты, так и по стратегиям совладания.

3. Структура защитных механизмов у лиц, переживших СЖС, отличается активизацией таких механизмов психологической защиты, как «регрессия», «проекция», «реактивное образование» и характеризуется увеличением количества взаимосвязей между защитных механизмов, а также высоким уровнем общей «напряжённости» защиты.

4. Структура стратегий совладания у лиц, переживших СЖС, отличается увеличением неадаптивного копинга в поведенческой сфере, уменьшением неадаптивного копинга при увеличении относительного в эмоциональной сфере, уменьшением неадаптивного копинга в когнитивной сфере. Для группы лиц переживших сложную жизненную ситуацию, свойственно отсутствие взаимосвязей между копинг-стратегиями.

5. Лица, пережившие СЖС, отличаются по степени выраженности алекситимии, социальной фрустрированности, интернального локуса контроля, типу реагирования. Указанные характеристики личности выступают факторами для проявления копинг-стратегий, а также для активизации большинства механизмов психологической защиты.

6. Полученные данные имеют практическое значение, поскольку позволяют более дифференцированно оказывать психологическую помощь различным категориям лиц, оказавшихся в сложной жизненной ситуации (в частности, онкологическим больным). Полученные результаты показывают, что психологическое сопровождение необходимо не только на стадии нахождения в СЖС, но и после выхода из неё.

7. Данные проведенного исследования отличаются научной новизной, поскольку углубляют и уточняют представления о влиянии СЖС на специфику проявления механизмов психологических защит и стратегий совладания, позволяя определить силу данного влияния у людей, переживших СЖС. Установлено, что выбор адаптивных стратегий совладания и совершенныхзащитных механизмов зависит от таких факторов как низкий уровень алекситимии, социальной фрустрированности и локуса контроля личности.

  Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

  Статьи в научных рецензируемых журналах.

1. Кашенкова, М.М. Специфика проявления механизмов психологических защит личности, пережившей сложную жизненную ситуацию [Текст] / М.М. Кашенкова // Наука и Бизнес: пути развития. Серия: педагогика и психология.- 2012. – Москва. № 2. С. 26–30.-0,32п.л.

2. Кашенкова, М.М. Психологические факторы, обуславливающие защитное поведение личности в сложной жизненной ситуации [Текст] / М.М. Кашенкова // Наука и Бизнес: пути развития. Серия: педагогика и психология.- 2011. – Москва. № 6. С. 36–42.-0,42п.л.

3. Кашенкова, М.М. Влияние сложной жизненной ситуации на совладающее поведение личности [Текст] / М.М. Кашенкова // Перспективы науки. Серия: педагогика и психология.- 2011. – Тамбов. № 12. С. 41–46.-0,38п.л.

Научные статьи, материалы конференции, методические рекомендации.

4. Кашенкова, М.М. Копинг-поведение и защитные механизмы в системе адаптации личности  [Текст] / М.М. Кашенкова // Сборник трудов филиала РГСУ в г. Обнинске. Вып. 2. – Обнинск, 2007-. С. 62–64.-0,15п.л.

5. Кашенкова, М.М. Роль механизма психологической защиты и совладания в процессе адаптации личности в сложной жизненной ситуации [Текст] / М.М. Кашенкова // Сб. матер. Международной науч. практич.конф. Психология 21 века. КГПУ имени В.Г. Белинского. – М., 2007. С. 107–109.-0,15п.л.

6. Кашенкова, М.М. Алекситимия и её значение в процессе переживания сложной жизненной ситуации [Текст] / М.М. Кашенкова //Сборник трудов филиала РГСУ в г. Обнинске. Вып 3. – Обнинск, 2008.- С. 42–44.-0,15п.л.

7. Кашенкова, М.М. Особенности психологических защит и совладания при ремиссии [Текст] / М.М. Кашенкова // Тезисы Материалы международной – научно-практической конференции «Актуальные вопросы реабилитации». – Смоленский Государственный Университет.- 2008.- С. 55–57.0,20п.л.

8. Кашенкова, М.М.  Болезнь как сложная жизненная ситуация [Текст] / М.М. Кашенкова // Сборник трудов филиала РГСУ в г. Обнинске. Вып. 4. – Обнинск.- 2009.- С. 45–47.-0,15п.л.

9. Кашенкова, М.М.Социальная фрустрированность как важная характеристика адаптации в сложной ситуации [Текст] / М.М. Кашенкова // Научные труды. – Калуга: КГПУ.- 2009.- С. 62–70.-0,40п.л.

10. Кашенкова, М.М. Исследование психологических особенностей личности лиц переживших сложную ситуацию [Текст] / М.М. Кашенкова // Сборник трудов филиала РГСУ в г. Обнинске. Вып. 4. – Обнинск.- 2010.- С. 48–52.-0,25п.л.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.