WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Ральникова Ирина Александровна

       

ПЕРЕСТРОЙКА СИСТЕМЫ ЖИЗНЕННЫХ ПЕРСПЕКТИВ ЧЕЛОВЕКА В КОНТЕКСТЕ ПЕРЕЛОМНЫХ СОБЫТИЙ

19.00.01 – Общая психология, психология личности, история психологии

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора психологических наук

Томск – 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Алтайский государственный университет».

Научный консультант:

доктор психологических наук, профессор

Краснорядцева Ольга Михайловна

Официальные оппоненты:

Знаков Виктор Владимирович

доктор психологических наук, профессор, Институт психологии Российской академии наук, главный научный сотрудник;

Яницкий Михаил Сергеевич

доктор психологических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Кемеровский государственный университет», заведующий кафедрой социальной психологии и психосоциальных технологий;

Дмитриева Наталья Витальевна

доктор психологических наук, профессор,  ФГБОУ ВПО «Новосибирский государственный педагогический университет», заведующая кафедрой психологии личности и специальной психологии

Ведущая организация:

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского»

Защита диссертации состоится 19 декабря в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.267.16, созданного на базе Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Национальный исследовательский Томский государственный университет» по адресу: 634050, г. Томск, пр. Ленина, 36, корпус 4.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Национальный исследовательский Томский государственный университет» по адресу:  Томск, пр. Ленина, 34а.

Автореферат разослан ______ ноябрь 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                Бохан Татьяна Геннадьевна

ОБЩАЯ  ХАРАКТЕРИСТИКА  РАБОТЫ



Актуальность исследования. Нынешнему поколению людей выпала участь оказаться в центре тотальных трансформационных процессов, охватывающих все сферы человеческого бытия. «Темп перемен» (Э. Тофлер) становится сегодня столь выраженным, что не каждому человеку удается его выдержать. Развитие информационного общества со всеми его (непредсказуемыми в полной мере)  психологическими последствиями и эффектами приводит к возникновению достаточно напряженной проблемы устойчивости человеческого Я в мире, все больше обретающем признаки виртуальности. Трансформативные (конвергентные) технологии наступающего шестого технологического уклада формируют новое психосоциальное пространство человеческого бытия. Формирующаяся «новая экономика», «экономика знаний», сопряженная с идеей инновационного развития предъявляет особые требования к человеку и его возможностям. Проблема устойчивости человеческого бытия в переломный период общественного развития придает новую актуальность проблеме того, каким образом человеку, переживающему переломное событие в своей жизни,  удается перестроить сложившуюся систему жизненных перспектив.

На современном этапе развития психологии научный интерес к жизненным перспективам реализуется прежде всего как проект «самостроительства» человека, охватывающий проблемы жизненного самоосуществления, управления временем, формирования личных достижений, жизненного выбора, психологической устойчивости, инновационной активности (К.А. Абульханова-Славская, Э.В. Галажинский, В.И. Ковалев, В.Е. Клочко, А.А. Кроник, И.О. Логинова, Н.Н. Толстых, Ф. Зимбардо,  Ж. Нюттен  и др.). В современном научном поле поставлены вопросы, касающиеся факторов и условий, опосредующих разноплановые изменения жизненных перспектив человека. 

Историко-психологический анализ позволил констатировать, что разработка поставленной проблемы имеет основания в виде совокупности научных представлений в отношении жизненных перспектив, критических и кризисных жизненных ситуаций. К настоящему времени жизненные перспективы человека исследованы многосторонне и достаточно глубоко. Сегодня, по мнению Е.Ю. Мандриковой, обозначен ряд подходов к осмыслению данного понятия: мотивационный (Т. Гисме, З. Залесски, К. Левин, В. Ленс, Ж. Нюттен, Л.К. Франк, Н. Фрезер, П. Фресс), событийный (Р.А. Ахмеров, Е.М. Головаха, А.А. Кроник, Д.А. Леонтьев, Е.Ю. Мандрикова, Н.Н. Толстых, В.С. Хомик, Е.В. Шелобанова), типологический (К.А. Абульханова-Славская, Т.Н. Березина, В.И. Ковалев, Л.Ю. Кублицкене, В.Ф. Серенкова), образовательный (М.Р. Гинзбург, И.В. Дубровина, Н.Н. Толстых), прогностический (П.К. Анохин, Н.А. Бернштейн, В.А. Иванников, Л.А. Регуш). Предложены варианты понимания данного явления, его структуры, содержания функций, динамических характеристик (К.А. Абульханова-Славская, В.И. Ковалев, А.А. Кроник, Ж. Нюттен),  широко представлены результаты эмпирических исследований жизненных перспектив, учитывающих возрастной, социальный, личностный контексты  (Е.И. Головаха, В.Н. Карандышев, Р. Кастенбаум, Е.И. Киричук, А.А. Козловский, Т. Коттл, А.А. Кроник, В.И. Мудрак, Ж. Нюттен, А.Б. Орлов, А.И. Осипов, Е.В. Сахновский, Л. Сохань, В.И. Страхов, Т.М. Титаренко, Н.Н. Толстых, Л. Франк, В.П. Яковлев и др.), получен опыт использования результатов научных исследований в практике консультативной и тренинговой работы (Р.А. Ахмеров, А.А. Кроник, В.К. Лосева, В.С. Хомик).

На стыке  ряда проблемных областей психологической науки и практики, таких как субъект жизненного пути (С.Л. Рубинштейн,  Б.Г. Ананьев, К.А. Абульханова-Славская), психология переживания (Ф.Е. Василюк), трудные жизненные ситуации (Л.Ф. Бурлачук, Е.Ю. Карпова), обозначены и операционализированы категории «переломных» (В.В. Нуркова), «критических» (Ф.Е. Василюк, Е.О. Лазебная, М.Е. Зеленова, А.А. Осипова, «стрессовых», «фрустрирующих» (Бурлачук, Е.Ю. Карпова, В.Е. Лановой), «стрессогенных» (Р.А. Ахмеров, А.А. Кроник) жизненных событий, обобщен опыт отечественных и зарубежных исследований, позволяющий констатировать неблагоприятное воздействие подобных событий на  человека, усугубление жизненных кризисов, различные деформации картины жизненного пути.

Актуальным остается скрытое противоречие: жизненное событие (переломное, в том числе), так или иначе,  выступает как структурная единица жизненного пути, рассматриваемая в контексте структурного подхода, а процессуальные составляющие жизненного пути, в том числе временные, выявляются средствами динамического подхода. На важность соединения двух подходов при изучении жизненного пути личности указывается давно (К.А. Абульханова-Славская, 1987). Действительно, очень важно исследовать не только сами события, но и их превращение в движущие силы развития личности, но сделать это не так легко. Мы исходим из положения о том, что соединить структурный подход с динамическим невозможно без выхода в методологию, в которой эти два плана оказались бы совмещенными внутри нового, более сложного принципа. Постструктурализм, пытаясь выйти из этого противоречия, пришел к «ризоморфной организации» в которой "нет точек или позиций, подобных тем, которые имеются в структуре", — ее организацию конституируют "только линии" (Ж. Делез, Ф. Гваттари). Тем самым акценты были переведены  с парадигмы бытия на парадигму становления, но это был скорее отказ от структуры, нежели ее совмещение с динамическим планом изучения. Тем не менее, в современной психологии (В.В. Знаков и его последователи) мы встречаем методологические ходы, которые в рамках психологии бытия позволяют формировать модели психического как механизмов становления (субъектности, личностных свойств, мышления).

Системная психологическая антропология, отстаивающая понимание человека как открытой системы, ведущим признаком которой выступает способность к саморазвитию и самоорганизации (Э.В. Галажинский, Г.В. Залевский, В.И. Кабрин, В.Е. Клочко, О.М. Краснорядцева и др.), предлагает свой подход к решению проблемы интеграции структурного и динамического аспектов.

Необходимость разработки проблемы перестройки системы жизненных перспектив человека на переломных этапах жизненного пути подкреплена противоречиями между:

- потребностью российского общества в ответственном, самостоятельном, инициативном, развивающимся, конкурентноспособном гражданине, открытом  будущему, заинтересованном в благополучном развертывании дальнейших этапов своего жизненного пути и недостаточной изученностью проблемы жизненных перспектив человеком в условиях нестабильности современного общества (экономической, социальной, политической), частным случаем проявления которой являются переломные жизненные события;

- опытом эмпирического исследования жизненных перспектив и отсутствием согласованных научных представлений о них как системе, проявляющей содержательную, структурную, функциональную специфику на этапе жизненных изменений (переломных событий);

- важностью изучения перестройки системы жизненных перспектив человека в связи с переживанием переломного события и отсутствием научного подхода, способного обеспечить процесс познания жизненных перспектив как системного образования,  механизмов и закономерностей его  перестройки;

- значимостью проблемы оказания психологической помощи человеку по проектированию жизненных перспектив в ситуации переломного события, вызвавшего сбой в его самоорганизации как открытой психологической системе и отсутствием технологии ее реализации.

Разрешение обозначенных противоречий определяет научную проблему диссертационного исследования, в качестве которой выступает разработка и обоснование концепции перестройки системы жизненных перспектив человека на этапе переломных событий.

Цель: теоретико-методологическое, научно-эмпирическое обоснование и разработка концепции перестройки системы жизненных перспектив человека, психологически включенного в переживание жизненного события как переломного.

Объект: система жизненных перспектив человека.

Предмет: перестройка содержания, структуры, функций системы жизненных перспектив в контексте переломных событий.

Задачи:

1. Проанализировать теоретико-методологические основания изучения системы жизненных перспектив человека на этапе переломных событий. Разработать концептуальные основания  исследования перестройки системы жизненных перспектив человека в контексте переломных событий.

2. Провести серию эмпирических исследований системы жизненных перспектив и ее перестройки в случаях различных видов переломных событий: события-травмы, события-утраты, события-фрустрации, события-кризиса. Выявить и описать инвариантные и вариативные составляющие, а также механизм перестройки системы жизненных перспектив человека.

3. Определить личностно-субъектные и рефлексивно-функциональные аспекты  сбоя самоорганизации человека как открытой психологической системы, вызванного переломным жизненным событием.

4. Изучить риски воспроизводства девиантных форм поведения человека (суицидального, сексуальных девиаций, табачной, алкогольной, наркотической зависимостей, интолерантности к представителям других национальностей) как эффект перестройки системы его жизненных перспектив на этапе жизненного «перелома».

5. Разработать и реализовать психокоррекционные программы, направленные на оптимизацию проектирования жизненных перспектив человеком в ситуации переживания различных переломных событий (участие в военных действиях, пищевая аддикция, кризис развития, рождение ребенка-инвалида), смоделировать процесс автопроектирования жизненных перспектив.

6. Предложить комплекс методических и психотехнических инструментов для индивидуальной и групповой работы в целях осуществления психологического сопровождения развития способности автопроектирования системы жизненных перспектив человека.

Гипотезы:

1. Перестройка системы жизненных перспектив человека, психологически включенного в переживание жизненного события как переломного, может объективировать себя содержательными, структурными, функциональными трансформациями, имеющими место в ее ценностно-смысловом, когнитивном, эмоционально-оценочном, организационно-деятельностном измерениях.

2. Психологический механизм перестройки системы жизненных перспектив человека на этапе переломных событий связан с нарушением процесса его самоорганизации как открытой психологической системы, изменениями личностно-субъектного функционирования и содержания рефлексивных процессов, а также поиском оснований устойчивого существования в изменившихся условиях.

3. Перестройка системы жизненных перспектив человека, переживающего переломное событие, может выступить в качестве основания риска воспризводства девиантных форм поведения.

Теоретико-методологическими основаниями исследования стали положения системной антропологической психологии (В.Е. Клочко, Г.В. Залевский, Э.В. Галажинский, О.М. Краснорядцева), субъектно-деятельностный подход (А.В. Брушлинский, В.В. Знаков), научные представления о человеке как субъекте жизненного пути (С.Л. Рубинштейн, К.А. Абульханова-Славская),  теории жизненного пути и психологического времени личности (Б.Г. Ананьев, К.А. Абульханова-Славская, Е.И. Головаха, А.А. Кроник, С.Л. Рубинштейн и др.), подходы к пониманию критических ситуаций (Ф.Е. Василюк) и видов кризиса (А.А. Осипова), принцип перспективы будущего (Л.С. Выготский). 

Методическая база исследования. Методами сбора информации явились: анализ вторичных источников, наблюдение, опрос (анкетирование, полуструктурированное интервью), психодиагностическое тестирование (опросники, шкалы, тесты, проективные методы).

Методики диагностики системы жизненных перспектив человека.

Ценностно-смысловое измерение: «Соотношение «ценности» и «доступности» различных жизненных сфер» (Е.Б. Фанталова), Морфологический тест жизненных ценностей (В.Ф. Сопов, Л.В. Карпушина).

Когнитивное измерение: «Метод мотивационной индукции» (Ж. Нюттен), Биографическая методика «Линии жизни» (А.А. Кроник, Б.М. Левин, А.Л. Пажитнов), «Психологическая автобиография» (Е.Ю. Коржова), методика анализа жизненных целей (И.А. Ральникова).

Эмоционально-оценочное измерение: «Циклический тест времени» (Т. Коттл), семантический дифференциал: «Эмоциональная оценка жизненных перспектив» (И.А. Ральникова), разработанный на основе «Шкалы аттитюдов ко времени» (Ж. Нюттен).

Организационно-деятельностное измерение: биографическая методика «Линии жизни» (А.А. Кроник, Б.М. Левин, А.Л. Пажитнов), опросник по выявлению способов копинга (Р. Лазарус, С. Фолкман) в адаптации Т.Л. Крюковой и Е.В. Куфтяк.        

Методики диагностики личностно-субъектного функционирования: опросник «Индекс жизненного стиля» (Р. Плутчик, Г. Келлерман), Самоактуализационный тест (Л.Я. Гозман, М.В. Кроз, М.В. Латинская), «Шкала психологического благополучия» (К. Рифф).

Анкета «Оценка рисков воспроизводства девиантного поведения населением России» (С.Г. Максимова, Л.Д. Демина, И.А. Ральникова).

Методики диагностики степени психологической вовлеченности в переживание возрастного кризиса: тест «Смысложизненные ориентации» (Д.А. Леонтьев), «Индекс жизненной удовлетворенности» (Н.В. Панин и др.), методика дифференциальной диагностики депрессивных состояний (Зунге) в адаптации Т.И. Балашовой, методика  диагностики самооценки тревожности (Ч.Д. Спилберг, Ю.Л. Ханин), методика, направленная на измерение степени одиночества (Д. Рассел, М. Фергюссон), Томский опросник ригидности (Г.В. Залевский).

Основные методы математико-статистической обработки эмпирических данных представлены процедурами расчета критерия различия средних для независимых выборок (параметрического t-критерия Стьюдента и непараметрического U-критерия Манна-Уитни), дисперсионного, корреляционного и факторного анализов, выполненных с помощью компьютерных программ «Statistica» 6.0,  «SPSS» 17.0.

Эмпирическая база исследования. В исследовании приняли участие 5077 человек в возрасте 20 – 50 лет, среди которых представители ряда регионов России (Алтайский край, Красноярский край, Калининградская область, Новосибирская область, Республика Бурятия, Ставропольский край).

Научная новизна исследования:

- предложена авторская концепция перестройки системы жизненных перспектив человека  в контексте переломных событий;

- разработана процедура эмпирического исследования перестройки системы жизненных перспектив человека в единстве четырех ее измерений: ценностно-смыслового, когнитивного, эмоционально-оценочного, организационно-деятельностного;

- доказано, что система жизненных перспектив претерпевает перестройку в случаях события-травмы, события-утраты, события-кризиса, события-фрустрации, наделяемых человеком статусом переломных, которая проявляется в трансформации содержания, структуры и функций данной системы;

- определены инвариантные и вариативные составляющие перестройки системы жизненных перспектив человека на этапе жизненного «перелома» в аспектах ее ценностно-смыслового, когнитивного, эмоционально-оценочного, организационно-деятельностного измерений;

- описаны феномены функционирования человека как открытой самоорганизующейся психологической системы на этапе жизненного «перелома»;

- показан механизм перестройки системы жизненных перспектив как двунаправленный процесс, содержащий как разрушение ставшего, так и порождение нового способа устойчивого бытия человеком;

- дана характеристика особенностей личностно-субъектных и рефлексивно- функциональных аспектов «псевдосбоя» самоорганизации человека как открытой психологической системы в период переломного события;

- выявлен эффект «сдвига риска к воспроизводству девиантного поведения» человеком как  следствие перестройки системы его жизненных перспектив;

- разработана модель автопроектирования жизненных перспектив, включающая уровни, направления, этапы данного процесса;

- предложен комплекс психотехнических приемов оказания психологической помощи  и поддержки людям, оказавшимся в условиях переживания переломного события, посредством оптимизации проектирования жизненных перспектив.

Теоретическая значимость исследования:

- разработаны теоретико-методологические основания исследования новой научной проблемы - перестройки системы жизненных перспектив человека на этапе переломных событий, которая ранее не являлась предметом самостоятельного исследования в психологии жизненного пути, жизненных перспектив, психологического времени личности и трудных жизненных ситуаций;

- раскрыт психологический смысл переломного события как деформации многомерного пространства жизни человека, обусловливающей перестройку трансспективных линий его развития;

- разработаны концептуальные основания  исследования жизненных перспектив человека, предполагающего оценку их содержания в единстве ценностно-смыслового, когнитивного, эмоционально-оценочного, организационно-деятельностного измерений;

- уточнен и расширен категориальный аппарат, используемый в описании жизненных перспектив человека как системы и ее перестройки в контексте переломных событий. Предложены новые понятия «автопроектирование жизненных перспектив», «детериорация будущего», «фасилитирующая ценность», «критически-оценивающая», «проектно-созидающая», «аналитико-синтезирующая» функции рефлексии в отношении к жизненным перспективам. Дано авторское понимание «ценностно-смыслового», «когнитивного», «эмоционально-оценочного», «организационно-деятельностного» измерений системы жизненных перспектив человека, подсистемы «субъект» открытой психологической системы «человек». Уточнены понятия «событие-утрата», «событие-травма», «событие-кризис», «событие-фрустрация»;

- показано, что перестройка системы жизненных перспектив, предопределенная переломным событием, отражает процесс самоорганизации человека, включенного в переживание жизненного события как переломного;

- осуществлен теоретический вклад в развитие практико-ориентированных технологий оказания психологической помощи человеку в форме модели автопроектирования жизненных перспектив;

- определена теоретическая основа для разработки комплекса профилактических и коррекционных воздействий, направленных на оптимизацию проектирования жизненных перспектив человеком в эпоху переломных событий;

Практическая значимость исследования. Результаты исследования и разработанная модель автопроектирования находят применение в консультативной, психокоррекционной и тренинговой работе в целях оказания психологической помощи в оптимизации жизненных перспектив человеком на этапе переломных событий. Разработан и  апробирован ряд психокоррекционных программ: «Планирование жизненных перспектив участниками локальных военных конфликтов», «Оптимизация представлений о собственной жизни матерей, воспитывающих детей-инвалидов», «Проектирование будущего на этапе «кризиса середины жизни», «Оптимизация профессиональной деятельности педагогов, переживающих, профессиональный кризис карьеры», «Планирование потребного будущего женщинами, страдающими пищевой аддикцией».

Результаты исследования послужили научно-методической основой для разработанных автором программ учебных дисциплин «Психологическое время личности», «Социальная психология», «Основы психологического консультирования, психокоррекции, психотерапии», «Гештальт-подход в психотерапевтической практике», «Социально-психологический тренинг».

Обоснованность и достоверность результатов исследования обеспечены теоретико-методологическими основаниями работы, аргументаций концептуального замысла, использованием взаимодополняющих методов исследования, адекватных цели и задачам работы, формированием репрезентативной выборки,  применением надежных методических инструментов, подтверждением поставленных гипотез, наличием статистически значимых результатов, корректным проведением процедур математико-статистического анализа исходных данных,  соотнесением количественных и качественных результатов, подтверждением воспроизводимости основных результатов на разных выборках.

Положения, выносимые на защиту

1. Переломное событие  может быть определено как такое событие, которое способно выступить в качестве своеобразной точки бифуркации, в которой человек оказывается перед необходимостью перестройки сложившегося уклада жизни и ценностно-смысловых ее регулятивов, переопределения системы жизненных перспектив, задающих стратегии жизнеосуществления. 

2. Психологический смысл переломного события заключается в том, что его наступление знаменует собой трансформацию ценностно-смысловой развертки бытия и возникновение психологических новообразований (новых смыслов и ценностей). Новообразования порождаются всей системной организацией человека, поэтому имеют общесистемный характер – возникая в настоящем, они переопределяют прошлое и определяет облик будущего, перестраивая тем самым структуру жизненного мира человека и параметры его жизнеосуществления.

3.Переживая переломное событие, человек перестраивает систему жизненных перспектив. Структурно-содержательная составляющая такой перестройки представлена трансформациями, имеющими место в каждом из измерений данной системы (ценностно-смысловом, когнитивном, эмоционально-оценочном,организационно-деятельностном).

4. Феноменами, характеризующими функционирование человека как открытой психологической системы на этапе жизненного «перелома», являются феномен «туннельного видения», ослабления опережающего отражения, диффузии ответственности.

5. Механизм перестройки системы жизненных перспектив человека, психологически включенного в переживание жизненного события как переломного, представлен двунаправленным процессом. Наряду с разрушением ставшего, процесс перестройки отражает обретение системой «человек» порядка на новом уровне. В качестве параметров порядка выступают  фасилитирущие ценности, которые открывают возможности для совладания с трудностями, привнесенными переломным событием и нахождения способа устойчивого существования. Данный механизм обусловлен переломным жизненным событием, вызвавшим сбой личностно-субъектных и рефлексивно-функциональных аспектов самоорганизации человека как открытой психологической системы.

6.Трансформация личностно-субъектного функционирования объективирует себя блокировкой психологических ресурсов человека, затрудняющих внутреннюю свободу жизненного выбора. Трансформация рефлексивных функций человека в отношении  жизненных перспектив проявляется в ограничении  критически-оценивающей, аналитико-синтезирующей, проектно-созидающей рефлексии.

7. Эффектом перестройки системы жизненных перспектив человека на этапе переломных событий выступает сдвиг риска к воспроизводству девиантных форм активности в виде суицидального поведения, сексуальных девиаций и интолерантности к представителям других культур в виде ксенофобии.

Апробация и внедрение результатов исследования. Материалы диссертационного исследования обсуждались на  заседаниях кафедры общей и прикладной психологии, кафедры социальной психологии ФГБОУ ВПО «Алтайский государственный университет», совместном заседании кафедр факультета психологии ФГБОУ ВПО «Национальный исследовательский Томский государственный университет».

Основные результаты были доложены и получили одобрение на научных и научно-практических семинарах и конференциях, в том числе международных: «Образование и наука на пороге третьего тысячелетия» (Новосибирск, 1995); Третьем российско-шведском семинаре «Социальная работа в сельских регионах и образование в области социальной работы» (Барнаул, 1997), «Проблемы устойчивого развития общества и эволюции жизненных сил населения Сибири на рубеже ХХ – ХI веков» (Барнаул, 1998); «Проблемы и перспективы интеграционного развития и образования» (Усть-Каменогорск, 2003), юбилейной конференции, посвященной 125-летию российского психологического общества  (Москва, 2010); «Теоретические и практические аспекты развития современной науки» (Москва, 2011), «Современная реальность и жизненный путь человека: психологические аспекты» (Тула, 2012); всероссийских: «Основы качества социогуманитарного образования второго поколения» (Барнаул, 2002), «Личность в трудных жизненных ситуациях как актуальное научное направление копинг-исследований в России» (Омск, 2009); региональной научно-практической конференции «Психология волонтерской деятельности» (Барнаул, 2012).

По темам, содержательно связанным с диссертационным исследованием, выполнены шесть грантов при финансовой поддержке РГНФ, РФФИ, Министерства образования  и науки РФ:

1. РГНФ, 1999–2003 гг. №99-06-00142. «Психологические механизмы формирования жизненной перспективы старшеклассников в контексте жизненного пути».

2. РФФИ, 2000–2002 гг. №00-06-80002 «Регион экологического неблагополучия как предмет социолого-психологического исследования».

3. Минобразование РФ, 2001–2002 гг. «Время в социальной психологии: предмет научного поиска, учебная дисциплина, основа практических технологий».

4. РФФИ, 2001 г. №01-06-06013. Международная программа поддержки молодых ученых.

5. РГНФ, 2002–2003 гг. №02-06-00034а. «Основные тенденции взаимосвязи структуры ценностно-смысловых образований и специфики субъективного  переживания времени жизни личностью в ситуации «множественного» кризиса».

6. Государственный контракт №02.740.11.0360 «Социальные риски воспроизводства девиаций и  социальная безопасность населения России: проблемы взаимообусловленности и трансформации в современных условиях кризисного состояния общества» 2009–2011 гг.

Различные аспекты проблемы жизненных перспектив были подробно изучены в рамках четырех диссертаций, представленных на соискание ученой степени кандидата психологических наук, выполненных под научным руководством автора данного диссертационного исследования и утвержденных ВАК РФ.

По теме диссертации опубликовано  51 научная работа, в том числе 6 монографий,  45 статей, из них 17 в изданиях, рекомендованных ВАК РФ.

Организация исследования. Диссертационное исследование осуществлялось в несколько этапов:

Первый этап поисково-теоретический (20002003 гг.)

Составлен библиографический список, изучен научный опыт отечественных и зарубежных традиций теоретического осмысления и эмпирического исследования жизненного пути, психологического времени,  жизненных перспектив, переломных событий, особенностей образа будущего человека в различных жизненных ситуациях, возрастных и профессиональных группах, проанализированы проблемы самоорганизации человека, субъектности и рефлексивности в контексте проектирования жизненных перспектив.  Составлен план диссертационного исследования, разработана структура работы, определены исходные теоретико-методологические позиции, обоснована актуальность исследования перестройки жизненных перспектив человека в эпоху переломных событий, сформулированы цель, объект, предмет, задачи, основные гипотезы исследования, операционализированы  базовые понятия, определены концептуальные основания диссертационного исследования.





Второй этап исследовательский (20042011 гг.)

Данный этап включал ряд подэтапов.

Подготовительный этап. Разработана программа эмпирического исследования. Проведено пилотажное исследование. Апробирован исследовательский инструментарий, произведена его корректировка, подготовлен финальный вариант диагностического пакета. Сформирована выборка испытуемых.

Подэтап эмпирического исследования перестройки системы жизненных перспектив человека на этапе переломных событий.  Проведена диагностика жизненных перспектив в группах респондентов, переживающих событие-«утрату», событие-«травму», событие-«фрустрацию», событие-«кризис». Произведены математико-статистическая обработка  эмпирических  данных, их количественный и качественный анализы. Определены и описаны особенности ценностно-смыслового, когнитивного, эмоционально-оценочного, организационно-деятельностного измерений жизненных перспектив в группах респондентов, переживающих различные переломные события. Обозначены инвариантные и вариативные составляющие перестройки системы жизненных перспектив.

Подэтап исследования, направленный на выявление механизма перестройки системы жизненных перспектив человека в контексте переживания им жизненного события как переломного.  Сформирован пакет диагностических методик, позволяющий определить специфику личностно-субъектного функционирования человека. Проведено эмпирическое исследование, в ходе которого  выявлены и описаны особенности трансформации функций рефлексии человека в отношении к жизненным перспективам, его личностно-субъектного функционирования в переломный период жизненного пути, а также характер связанности последних с параметрами перестройки системы жизненных перспектив. На основе интеграции результатов указанных выше этапов осмыслен и предложен механизм исследуемой перестройки.

Подэтап изучения рисков воспроизводства девиантного поведения  человеком как психологического эффекта перестройки системы жизненных перспектив.  Разработана анкета, направленная на исследование рисков воспроизводства различных форм девиантного поведения (зависимого, суицидального, сексуального, интолерантного), в контексте переживания респондентами переломного события. Произведен сбор эмпирического материала. Осуществлены математико-статистическая обработка полученных данных, их количественный и качественный анализы. Выявлен и описан эффект перестройки системы жизненных перспектив человека на этапе переломных событий.

Подэтап психологической коррекционной работы. Разработаны и реализованы 5 психокоррекционных  программ, направленных на оптимизацию жизненных перспектив человеком в ситуации переживания различных переломных событий (участие в военных действиях, пищевая аддикция, кризис развития, рождение ребенка-инвалида).

На основе анализа и обобщения опыта реализации данных программ разработана и описана модель автопроектирования жизненных перспектив человеком, переживающим переломное событие. Подготовлен методический пакет, содержащий практические упражнения, положительно зарекомендовавшие себя в ходе осуществления  психокоррекционной работы.

Третий этап заключительно-обобщающий (20112012 гг.)

Сформулированы основные выво­ды диссертационного исследования. Завершено оформление диссертационной работы. Подготовлен автореферат. Осуществлено финальное обсуждение диссертационной работы на совместном заседании кафедр факультета психологии Национального исследовательского Томского государственного университета.

Структура диссертации отражает логику, содержание и результаты исследования. Диссертация состоит из введения, 5 глав, заключения и выводов, библиографии  (335 источников, из них 39 на иностранном языке), 16 рисунков, 19 таблиц и 50 приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность проблемы диссертационного исследования, определены цель, объект, предмет, задачи, гипотезы, представлены теоретико-методологические основания и методы исследования, описана выборочная совокупность, обозначены  научная новизна,  теоретическая и практическая значимость исследования,  сформулированы положения, выносимые на защиту, указано, что полученные результаты обоснованы и достоверны, даны сведения об апробации и внедрении результатов, охарактеризованы этапы и структура работы.

В первой главе диссертации «Научные предпосылки изучения жизненных перспектив человека как системы» представлен историко-психологический анализ проблем исследования времени, субъекта и рефлексии в качестве необходимых оснований, подготовивших рассмотрение жизненных перспектив как системы.

Показано, что принципы и положения теории психологических систем (В.Е. Клочко) позволяют поставить задачу, связанную с возможностью применения трансспективного анализа к истории проблемы времени в психологии, неотъемлемым аспектом которой являются жизненные перспективы. Методологический взгляд на развитие психологической науки как закономерной смены парадигмальных установок  – классической, неклассической, постнеклассической  (В.В. Знаков, В.С. Степин) помог отследить становление проблемы времени в психологической науке. В ходе анализа исторического развития показано системное усложнение данного понятия, зарождение и оформление в лоне временной проблематики самостоятельной области научного познания – жизненных перспектив человека.

Внутренняя тенденция осмысления временной проблематики открывается в движении научной мысли от изучения времени в ситуативном масштабе к историческому и биографическому, от квантовых теорий к событийным, от изучения отдельных параметров (длительности, последовательности, событий) к их интеграции. В качестве логичного продолжения данная тенденция может получить свое развитие в контексте актуального для психологической науки движения к антропологизации – целостному пониманию человека в качестве предмета психологического исследования (А.Г. Асмолов, Д.А. Леонтьев, В.Е. Клочко, В.И. Слободчиков и др.). 

Отмечено, что к настоящему периоду развития психологи, трактуемому нами вслед за В.Е. Клочко как «зона перекрытия» парадигм (неклассической и постнеклассической), исследование проблемы времени подошло со следующими итогами: 1) определен психологический фокус исследования данной проблемы, состоящий в изучении времени, представленного в переживании человека; 2) предложен терминологический аппарат, основными категориями  которого стали «психологическое время» («прошлое», «настоящее», «будущее»), «субъективное», «переживание», «субъективная картина жизненного пути» и др.; 3) показано, что  психологическое прошлое, настоящее и будущее представлены в сознании человека в виде событий, взаимосвязанных друг с другом; 4) отмечено, что представления о времени жизни – динамическое образование, основа изменений структуры и содержания которого связана с жизненными переменами; 5) определена регулирующая роль времени в отношении жизнедеятельности человека; 6) жизненные ценности и личностные смыслы позиционированы как центральные образования, лежащие в основе формирования представлений человека о времени собственной жизни.

Определяющим исследовательские стратегии в области временной проблематики вступил принцип причинной детерминации,  постулирующий разделенность всего сущего на две реальности (объективную и субъективную) и закрепляющий примат первой реальности над второй в классической парадигме и примат второй над первой в неклассической.  Вместе с этим в научном поле обозначена необходимость интеграции объективного и субъективного аспектов времени человека и осуществлена попытка выделения такого «пространства», в котором интеграция могла бы состояться – это «субъект» жизненного пути С.Л. Рубинштейна, «организация»  времени личностью В.И. Ковалева. 

Решение вопроса интеграции внутреннего (субъективного) и внешнего (объективного) времени, а также различных аспектов его изучения, возможно в постнеклассической парадигме научного познания, принципы которой нашли свое выражение в системной антропологической психологии. На основе теории психологических систем время, в том числе жизненные перспективы, рассматриваются нами как новообразование, порождаемое системой «человек». Постнеклассика решает противостояние объективного и субъективного, предполагая, что во взаимодействии субъекта с объектом рождается качественно новая реальность, не сводимая ни к субъективному, ни к объективному, – сверхчувственная и  системная. Данную реальность, как считает В.Е. Клочко, можно осмыслить как системный конструкт, который опосредует взаимоотношения между человеком и миром «чистой» объективности, что и обеспечивает превращение чистой объективности в «освоенную» человеком и ставшую его индивидуальной характеристикой действительность.

Использование трансспективного анализа позволило обозначить особую роль субъектных характеристик и рефлексии в становлении проблемы времени и жизненных перспектив человека на этапе неклассического идеала рациональности. Развитие научных представлений о человеке как субъекте жизненного пути демонстрирует подход к нему как инициирующему началу, первопричине своих взаимодействий с миром, творцу собственной жизни (С.Л. Рубинштейн, К.А. Абульханова-Славская, А.В. Брушлинский и др.). С.Л. Рубинштейн открыл онтологические основания субъекта, рассматривая его как системообразующее начало, «действующее лицо», «субъект собственной активности», «субъект обеспечения познания мира», обладающий способностями саморазвития, самоопределения, самосовершенствования. Анализ развития научных представлений о субъекте позволил увидеть, что онтологические основания субъекта, описанные С.Л. Рубинштейном, «открыли дорогу» к целостному изучению человека. В этой связи В.В. Знаков подчеркивает принципиальную новизну введения в научный оборот проблемы субъекта, состоящую в целостном системном характере исследования динамического, структурного и регулятивного планов анализа психологии субъекта. Из взглядов Б.Г. Ананьева, Е.А. Сидоренко  и других следует, что такой переход к системному изучению подготовлен благодаря взаимопроникновению разных аспектов познания человека: личности, психики, индивидуальности, поведения, деятельности, сознания, самосознания и др. Вместе с этим, в представлениях С.Л. Рубинштейна о субъекте присутсвует целостность «человек – бытие». Человек является частью бытия, находится «внутри» бытия и, будучи включенным в него, постоянно «выходит» за его рамки, преобразуя бытие, преобразуется и сам человек. Движение к целостному изучению человека проявилось в важности обсуждения вопроса открытости  границы, через которую осуществляется взаимодействие человека и мира, имеющего важное значение в рассмотрении человека как психологической системы. Как замечает В.Е. Клочко, «там, где есть обмен со средой, там возникают необратимые изменения, понимаемые как признаки развития, которые проявляются не только в открытой системе, но и в среде, в которую открыта система».

Ряд отечественных психологов находят общие «точки» понимания категории субъекта как в отечественной, так и в зарубежной гуманистической и экзистенциальной психологии (В.В. Знаков, З.И. Рябикина др.). В плане анализа проблемы субъекта психологической наукой отмечается ее сфокусированность на вопросах активности и жизнетворчества человека. С.Л. Рубинштейном определена функция субъекта, состоящая не только в отражении и созерцании мира, но и его созидании. Субъект  становится активным созидателем собственной жизни во всех ее многогранных аспектах. В этом смысле А.В. Брушлинский полагал, что быть субъектом означает  инициировать и осуществлять различные виды специфически человеческой активности, творчество и нравственность. Об активности как факторе детерминации психики рассуждает В.В. Знаков. Е.А. Сергиенко считает, что субъект – это человек на высшем уровне своей активности, целостности (системности), автономности.

С точки зрения созидания, жизненный путь человека, его прошлое, настоящее и будущее осмысливаются как новый продукт (новообразование, если пользоваться термином, применяемым в теории психологических систем). В этом же направлении развиваются взгляды К.А. Абульхановой-Славской, обосновывающей положение о субъекте как новом преобразованном качестве личности, с помощью которого человек находит соотношение между внешней и внутренней детерминацией, необходимостью и свободой, стандартизацией и индивидуализацией.

Разработка проблемы субъекта в психологии является одним из продуктивных путей к установлению единства психологической науки. Психология субъекта разрушает постулат непосредственности и раскрывает способность человека к  самоорганизации, самодетерминации, самоопределению, самореализации. Единство психологической науки прослеживается в присвоении субъекту способности к многоликому «само». Л.И. Анцыферовой показано, что успешность жизнеосуществления субъекта обусловлена глубиной, тонкостью и полнотой интуитивного чувствования архитектоники своего внутреннего смыслового мира и субъективно-действенных отношений, приемов регуляции, способов самоконтроля в ситуациях общения и взаимодействия. К границам субъекта В.И. Ковалев относит жизненно-волевую регуляцию личностью жизнедеятельности  во времени: его использование, обладание, преобразование и управление. Субъект, по мнению Е.А. Сергиенко, – это качественно определенный способ самоорганизации, саморегуляции личности, способ согласования внешних и внутренних условий осуществления  деятельности во времени, центр координации всех психических процессов, состояний, свойств, а также способностей, возможностей и ограничений личности по отношению к объективным и субъективным целям, притязаниями и задачам жизнедеятельности. Саморазвитие и самосовершенствование становятся ведущими характеристиками субъекта в концепциях А. Маслоу и К. Роджерса.

Характеристики категории «субъект» – активность, самоорганизация, созидание, регуляция, действие – позволяют осмыслить ее как системообразующую. Субъект может быть рассмотрен как метасистема, в которой  психика представлена в единстве ее организации, объединены естественно–научные и гуманитарные парадигмы исследования человека (Е.А. Сергиенко), как центр самоорганизации бытия человека, обладающего способностями саморазвития, самоопределения, самосовершенствования (С.Л. Рубинштейн).

По мнению ряда авторов, представленного А.А. Митькиным, при анализе категории субъекта возникли концептуальные трудности, обусловленые ее системной многомерностью, фактической мультидисциплинарностью и разноплановостью  конкурирующих интерпретаций, сложившихся в рамках разных научных подходов. В различных публикациях содержится мнение о том, что изучение субъекта не может быть основано на одном конкретном направлении его исследования, только на субъектно-деятельностном или только субъектно-развивающем. Е.А. Сергиенко настаивает на их объединении в единый системно-субъектный подход, который позволил бы рассмотреть человека с позиций субъекта времени жизни. Вместе с тем существующие подходы вариативного понимания проблемы субъекта в значительной мере условны и не устраняют отсутствия полной согласованности среди психологов при обосновании и аргументации описания этой категории, но позволяют конструировать на этой основе ее рабочее содержание при исследовании определенной проблемы (В.Е. Клочко).

В работе представлены точки зрения на соотношение категорий «субъект» и «личность». Отмечается, что затронутая проблема в современной психологии  не имеет однозначного решения. По нашему мнению, «просматриваются» следующие  альтернативные точки зрения: субъект есть высший уровень развития личности» (К.А. Абульханова-Славская,  Б.Г. Ананьев, А.Г. Асмолов, В.А. Петровский, С.Л. Рубинштейн, и др.), а личность есть высший уровень развития субъекта (Л.И. Анцыферова, А.В. Брушлинский). Откликаясь на такую альтернативу, полагается, что взаиморасположение категорий «субъект» и «личность» является необоснованным, так как субъектность может быть доличностной, личностной и внеличностной (З.И. Рябикина). В качестве некоего решения данной проблемы предлагается говорить о субъектной позиции – совокупности свойств личности, способствующей экстериоризации субъектного потенциала (З.И. Рябикина, В.И. Слободчиков). В качестве другого  варианта решения, предложенного  Е.А. Сергиенко, выступает разделение функций личности и субъекта. Личность, являясь стержневой структурой субъекта, задает общее направление, вектор движения самоорганизации и саморазвития, а субъект осуществляет конкретную реализацию через координацию выбора целей и ресурсов индивидуальности человека.

В контексте анализа соотношения категорий «субъект» и «личность» уделено внимание «субъектности». Л.С. Выготский задал направление трактовки субъектности как уровня овладения человеком культурными средствами, что видоизменяет деятельность психических функций, надстраивая новые этажи в развивающейся поведенческой системе человека, поднимая их на более высокий уровень (А.Н. Леонтьев, А.Р. Лурия). Обсуждение проблемы субъектности как «устойчивой интегральной личностной характеристики» (М.В. Исаков), «действия человеческой самости» (В.И. Слободчиков) выводит научную мысль на обсуждение вопросов внутренней свободы, ответственности, личностной автономии, рефлексии, самоконтроля (М.В. Исаков). Взгляд Л.С. Выготского на опосредующую роль субъектности в отношении поведения человека в дальнейшем получил свое развитие. В качестве такого более высокого уровня поведенческих проявлений называются самоосуществление личности (Г.Г. Кравцов), практическое преобразование собственной жизни (В.И. Слободчиков), что обосновывает важность включения проблемы субъекта (субъектности) в изучение жизненных перспектив человека. В этой связи декларируется, что жизненные перспективы есть созидающая функция личности как субъекта и личностной характеристики – субъектности. В связи с таким пониманием актуализируются вопросы ценностно-смыслового регулирования жизненного выбора, а также свободы и ответственности за сделанный выбор и последствия его реализации (А.Г. Асмолов, А.Н. Леонтьев, Д.А. Леонтьев, В. Франкл и др.).

Отмечено, что научные идеи, разработанные в рамках исследования проблемы субъектности, позволяют рассматривать их в качестве основания, создающего возможность перехода к осмыслению «субъекта» с позиций системной психологической антропологии. Опираясь на трактовку человека согласно теории психологических систем как открытой самоорганизущейся системы, в работе предложено понимание субъекта как подсистемы психологической системы «человек», выполняющей функцию жизненного выбора. Жизненный выбор предстает как квинтэссенция функционирования субъектности, в основе которого лежат ценности и смыслы человека. По мнению В.Е. Клочко, в целостном акте отражения вместе с природными свойствами объекта одновременно и неотрывно от них отражаются два других системных качества объекта: смысл и ценность. Ценность понимается как системно-интегративное, надиндивидуальное качество, смысл – как предметно-системное качество. Смыслы и ценности, по мнению В.Е. Клочко, выступают параметрами порядка, противостоят «дестабилизирующим эффектам, которые порождаются социальной системой».

Жизненный выбор также предполагает свободу, понимаемую как возможность личности поступать в соответствии со своими ценностями, интересами, и ответственность как внутреннюю регуляцию, опосредованную ценностными ориентирами личности, как осознание человеком своей способности выступать причиной изменений в окружающем мире и собственной жизни, сознательно управлять этими процессами (Д.А. Леонтьев).

Рассмотрение человека в качестве открытой психологической системы, ключевой характеристикой которой является способность к самоорганизации, позволяющая системе достигать нового через собственное функционирование (В.Е. Клочко), дает возможность обозначить функцию подсистемы «субъект», состоящую в  ценностно-смысловой регуляции жизненного выбора,  а также устанавливает границы свободы и ответственности за сделанный выбор и последствия его реализации. Это позволяет осмыслить подсистему «субъект» как опосредующую процессы самоорганизации системы «человек».

В контексте научного познания открытых сложных самоорганизующихся систем обозначен вопрос, связанный с пониманием рефлексии как элемента таких систем (Т.В. Барчунова, В.А. Лефевр, В.Н. Порус, И. Р. Пригожин, М.А.Розов, И.Н. Семенов, С.Ю. Степанов и  др.). Рефлексия как особая функция психики задает контекст смыслоосознанию, открывает степень «человечности» в человеке, обеспечивает выход человека за рамки собственной адаптивности и наличной конкретной ситуации, детерминирует открытость  самому себе, новому опыту, Другому человеку создавая, необходимые предпосылки для превращения физического пространства человеческого бытия в пространство его возможностей (Э.В. Галажинский, В.Е. Клочко).  Опираясь на представленные взгляды, рефлексия в работе осмыслена в качестве функции психики как подсистемы открытой самоорганизующейся системы «человек», которая открывает возможности дальнейшего функционирования системы  и обеспечивает ее самоорганизацию.

В диссертации показано, что такое понимание рефлексии в контексте системной антропологической психологии подготовлено в ходе научного познания данной проблемы. По мнению А.В. Карпова, актуальным продолжает оставаться собственно психологическое осмысление категории рефлексии. В  современной  психологии активно  исследуются теоретико-методологические основания  рефлексии и как целостного феномена, и как особой психической функции,  обеспечивающей механизм реализации психических процессов и личностных составляющих (А.В. Карпов, С.Л. Рубинштейн, В.И. Слободчиков, В.В. Столин, И.М. Скитяева, В.Д. Шадриков). Рефлексия одновременно является и способом, и механизмом выхода психики за собственные пределы, детерминируя изменчивость (пластичность) и адаптивность личности (А.В. Карпов).

Понимая рефлексию преимущественно в рамках своей исследовательской парадигмы, современные психологи определяют ее как механизм и способ работы самосознания личности, обеспечивающий «расслоение сознания», его «схизис» (Л.С. Выготский), как «осознание сознания» или «рефлексия рефлексии» (В.И. Слободчиков), механизм, «поворачивающий» сознание человека на свой внутренний мир, обращающий систему на себя (М.С. Бургин),  осознание своего способа жизни, соотношения с  миром (К.А. Абульханова-Славская, С.Л. Рубинштейн), способ и механизм становления образа мира человека, изменения его образа жизни (Е.Е. Кравцова).

Вместе с этим рефлексия – это не только самопонимание, самопознание. Рефлексия интерпретируется с точки зрения смещения ее в процессе развития личности (Л.С. Выготский) с интерпсихической позиции на интрапсихическую, создавая возможности для гармонии связей и отношений личности с окружающей действительностью (В.А. Лекторский, К. Роджерс, А.У. Хараш, Г.А. Цукерман, М. Chapling, М. Keller и др.). Это требует от человека анализа не только собственной личности, но и психики Других, развитие способностей к их пониманию. Только тогда возможно создание системы «со-бытие» как гармонии единства связей и отношений в окружающем мире.

С помощью рефлексии человек соотносит свое сознание, ценности, мнения с ценностями, мнениями, отношениями других людей, группы, общества, а также общечеловеческими  ценностями. Широкое распространение получило понимание рефлексии в связи с рассогласованием имеющегося у человека «образа» и реальных условий его реализации. Рефлексия возникает там, где начинаются отклонения в деятельности от прежнего образца и требуется изменение форм деятельности и мысли. Это блокирует неэффективные способы и способствует открытию новых возможностей. По этому поводу А.П. Огурцов писал, что рефлексия поворачивает сознание человека на самое себя, возвращая его к себе, вынуждает перестраиваться, искать новые основания и конструировать новые идеальные объекты.  Так, рефлексия способствует выходу за пределы конкретной ситуации, сознательному анализу, принятию собственных решений, устойчивости самоидентификации, росту резистентности по отношению к внешним воздействиям манипулятивного характера, стимуляции изменений в системе ценностно-смысловых координат – и это неполный перечень тех возможностей, которые в рамках современных представлений может дать рефлексия человеку (В.Е. Клочко, Э.В. Галажинский, О.М. Краснорядцева, И.С. Ладенко, М.В. Розин, И.Н. Семенов, С.Ю. Степанов).

Обобщение представлений различных исследователей о функциональных особенностях рефлексии показывает, что рефлекия выполняет ряд функций, важных с точки зрения ее исследования в контексте жизненных перспектив: регулятивную (И.М. Кулюткин, И.С. Ладенко, И.Н. Семенов, О.К. Тихомиров); осознания ответственности, сопровождающей ситуацию жизненного выбора человека (С.Л. Рубинштейн, В.К. Шабельников, Г.П. Щедровицкий и др.); осознания человеком внутренней свободы как основания свободы выбора (А.Г. Асмолов, А.В. Брушлинский, Л.С. Выготский,  Г.Г. Кравцов, А. Маслоу, Ф. Перлз, К. Роджерс, В. Франкл ); адаптации к новым условиям (А.З. Зак, Н.И. Исаева, А.В. Карпов, В.А. Лефевр, В.С. Мухина, В.В. Рубцов, В.И. Слободчиков, Г.А. Цукерман, И.М. Юсупов и др.); порождения смыслов и ценностей (Н.Г. Алексеев, В.Е. Клочко, О.М. Краснорядцева, Н.В. Кузьмина,  И.Н. Семенов, С.Ю. Степанов, В.И. Слободчиков); рефлексии в контексте  осознания  ценности  Другого (Е.Л. Бережковская, Г.Г. Кравцов, Н.Г. Родинская). 

На основе рассмотрения системы жизненных перспектив в единстве ценностно-смыслового, когнитивного, эмоционально-оценочного, организационно-деятельностного измерений определено, что каждое из них имет свою рефлексивную составляющую и соотносится с определенными рефлексивными функциями. Рефлексия человека в области ценностно-смыслового измерения представлена осознанием ценностей, мотивов, потребностей, смыслов, лежащих в основе проектирования жизненных перспектив. Рефлексия в области когнитивного измерения сопровождает анализ представлений относительно  себя и своей жизни в будущем (предвосхищаемые жизненные события, цели, средства реализации целей и пр.). Рефлексия в области эмоционально-оценочного измерения опосредует эмоциональный настрой на будущее. Рефлексия в области организационно-деятельностного измерения способствует осмыслению и разработке основных стратегий и тактик реализации жизненных перспектив.

На основе предпринятого анализа выявлены функции рефлексии в области проектирования  жизненных перспектив, в качестве которых выступили критически-оценивающая, аналитико-синтезирующая, проектно-созидающая. Критически-оценивающая функция состоит в оценке человеком жизненных перспектив с позиций удовлетворенности или неудовлетворенности процессом их реализации в контексте жизнеосуществления; аналитико-синтезирующая – курирует анализ условий реализации жизненных перспектив, направленный на выявление причин сбоев в осуществлении задуманного; проектно-созидающая отвечает за модификацию существующих или проектирование новых жизненных перспектив. 

Отмечена особая роль рефлексии в точках бифуркации – сбоя самоорганизации открытой психологической системы «человек». Рефлексирование, как правило, предшествует актам перестройки выполняемой деятельности, трансформации имеющихся смыслов и ценностей личности при рассогласовании образа жизни и образа мира, что и выводит личность на «новый виток» развития (О.В. Никифорова). Рефлексия выступает механизмом, позволяющим открыть возможности функцинирования системы в изменившихся условиях, что открывает путь к ее самоорганизации.

Во второй главе «Проблема жизненных перспектив человека в контексте системного анализа» в аспекте анализа человека как открытой психологической системы проведен историко-психологический анализ проблемы жизненных перспектив, рассмотрена самоорганизация системы «человек» как основной ее признак.

Трансспективный анализ научных взглядов обозначил  проблемную область, связанную с содержанием понятия «жизненные перспективы». Показано, что данный вопрос в настоящее время получил свое решение на уровне отдельных исследовательских подходов, что определяет специфику понимания обсуждаемого явления разными авторами и обусловливает разноголосицу научных точек зрения. Так, в современном научном психологическом поле наряду с термином «жизненная перспектива» распространены такие, как «временная перспектива», «перспектива будущего», «психологическая перспектива», «личностная перспектива», «личное будущее», «временной кругозор» «временная перспектива будущего». Сопоставление представленных точек зрения позволяет обозначить две линии в понимании жизненной перспективы человека, основное различие которых заключается в выборе ракурса исследовательского интереса к данному явлению. В первом случае локус анализа сосредоточен непосредственно на временном модусе «будущее». Жизненная перспектива в обобщенном смысле понимается как совокупность представлений человека о собственном будущем, упорядоченных относительно временной оси, ставится акцент на целевой детерминации настоящего психологическим будущем. Наряду с приоритетом подробного и разностороннего изучения психологического будущего учитывается наличие его взаимосвязи с прошлым и настоящим. Здесь чаще используются понятия «жизненная перспектива», «перспектива будущего», «психологическая перспектива», «личностная перспектива», «личное будущее», «временная перспектива будущего». Во втором случае локус анализа состоит в изучении взаимообусловленности временных модусов (прошлое, настоящее, будущее) в сознании человека, в исследовании перспектив учитывается присутствие полного временного контекста. Здесь адекватными являются категории «временная перспектива», «временной кругозор», «трансспектива».

В связи с существующим разнообразием научных точек зрения на «жизненные перспективы» в работе определены и проанализированы содержательные аспекты данного понятия. Единомыслие в его трактовке касается ряда аспектов: 1) установлено, что жизненные перспективы локализованы в сознании человека, на что указывают понятия, посредством которых они определяется: «представление», «образ», «картина» и т.п. (К.А. Абульханова-Славская, Е.И. Головаха, Т. Коттл,  Ж. Нюттен, Г. Томе и др.); 2) содержание перспектив представлено совокупностью планируемых и ожидаемых событий, которые делают представления о будущем организованными. В фокусе исследовательского внимания на современном этапе развития данной проблематики в основном находится линия планирования будущего наряду с линией вероятного появления в жизни человека какого-либо события. Обобщение научных идей относительно конкретных составляющих содержания перспектив с точки зрения ее планирования позволяет рассматривать в качестве последних жизненные цели, ценностные ориентации, планы, программы, средства реализации целей, мотивы, смыслы (П. Герстман, Е.И. Головаха, Т.А. Казакевич, В.Н. Карандышев, И.О. Мартынюк,  Ж. Нюттен); 3) жизненные перспективы можно оценить по ряду параметров. К ним могут быть применены характеристики иерархичности и многомерности (Т.С. Шляхтин), согласованности, реалистичности, продолжительности, дифференцированности, оптимистичности (Е.И. Головаха), структурированности, организованности (М.Р. Гинзбург), глубины (Ж. Нюттен); 4) представления человека о будущем выполняют регулирующую и организующую функции в отношении его актуальной активности (К.А. Абульханова-Славская, Я.В. Васильев, В.Н. Карандышев, И.С. Кон, А.А. Кроник, Т.А. Павлова, В.Ф. Серенкова, Ж. Ньюттен и др.); 5) жизненные перспективы выступают как результирующая индивидуальных особенностей личности, жизненной ситуации и их взаимодействия. В настоящее время оформилась научная позиция рассмотрения жизненных перспектив под углом личностно-ситуационного анализа. С точки зрения К. Обуховского, прежде чем принять решение в отношении какой-либо цели, человек должен выяснить и оценить объективные условия ее достижения и собственные возможности (способности, умения и т.д.); 6) жизненные перспективы – это динамичный облик будущей жизни, не раз и навсегда выбранная стратегия развертывания жизнеосуществления. Существует мнение о том, что каждому качественно новому этапу жизненного пути соответствует специфическое содержание перспектив, в которых одни компоненты сохраняют преемственность, а другие – отражают реальные изменения в окружающем мире и в самом человеке. Переход к новым этапам жизненного пути предполагает необходимость коррекции или существенной реконструкции перспектив с учетом психологических особенностей человека и социальных условий его существования (Е.И. Головаха, А.А. Кроник и др.).

Анализ выделенных оснований осмысления понятия «жизненные перспективы» показывает многоаспектность раскрытия данного явления, указывает на взаимосвязанность и взаимообусловленность параметров жизненных перспектив, целостный характер их проявлений в жизни человека.  Это создает предпосылки рассмотрения жизненных перспектив как системного образования, включенного посредством многоуровневых взаимосвязей в систему «человек».

С позиции теории психологических систем В.Е. Клочко жизненные перспективы как система рассматриваются в качестве взаимосвязанной совокупности перспективных линий развития (направлений), возникающих в пространстве локальных жизненных событий и обусловливающих облик будущего.  Перспективные линии развития, о которых идет речь, имеют природу потенции, наличие вероятностных (нежели однозначных) направлений движения к цели в пространстве возможностей, имеющихся у системы, соотнесенных с возможностями среды.

Система жизненных перспектив может быть изучена в единстве четырех измерений: ценностно-смыслового, эмоционально-оценочного, когнитивного, организационно-деятельностного. Единство трактуется нами как взаимосвязанность и одномоментное присутствие содержания, заданного данными измерениями в облике будущего. Выбирая категорию «измерение», мы подчеркиваем целостность изучаемой системы, многообразие ее составляющих и проявлений. Измерение скорее указывает на возможность исследовать данную систему  под определенным углом зрения (ценности, события, цели, эмоции, чувства, поведение), нежели на набор компонентов или составных частей, в нее входящих.

Ценностно-смысловое измерение представлено совокупностью ценностных и смысловых образований человека, определяющих индивидуальную специфику процесса и результат проектирования будущего (ценности, ценностные ориентации, мотивы, личностные смыслы). Эмоционально-оценочное измерение определено отношением человека к проекту собственного будущего (эмоции, чувства, возникающие в связи с содержательным наполнением образа будущей жизни). Когнитивное измерение содержит совокупность ожидаемых и планируемых событий (предвосхищаемые жизненные события, цели, средства реализации целей). Организационно-деятельностное измерение представлено совокупностью стилей, стратегий, форм поведения человека в настоящем, детерминированных будущим, отражающих вероятностный характер последовательного воплощения жизненных проектов в реальность и реализации собственных возможностей.

История развития научно-психологических идей в рамках исследования жизненных перспектив открывает проблемную область, связанную с поисками ответа на вопрос о факторах, обусловливающих изменение их содержания, структуры и функций. За перестройкой системы жизненных перспектив, если исходить из теории психологических систем В.Е. Клочко, может стоять,  нарушение самоорганизации человека, возникшее как ответ на ситуацию хаоса и неопределенности, открывающее тенденцию изменения ценностно-смысловых координат жизненного мира человека.

На основе анализа научных взглядов (И.Р. Пригожин, В.И. Клочко) показано, что человек как психологическая система в качестве своего основного признака  проявляет способность к самоорганизации. В диссертационной работе вслед за В.Е. Клочко «психологическая система» рассматривается как «призма видения» психологической реальности, способ познания человека в единстве с той действительностью, которая возникает «на пересечении» материального человека, обладающего сознанием, с материальным миром, в котором он удовлетворяет свои потребности, желания, стремления, возможности.  Мир человека предстает здесь как часть самого человека, причем такая часть, которая порождается при взаимопереходе взаимодействующих между собой противоположностей.

Взгляд на человека «как открытую самоорганизующуюся систему» позволяет осмыслить самоорганизацию в качестве ключевой характеристики, посредством которой  достигается новое через собственное функционирование (В.Е. Клочко). Отмечено, что вопрос применения категорий синергетического порядка (естественность, целостность, открытость, нелинейность, неравновесность, бифуркационность, эмерджентость, флуктационность, когерентность, положительная обратная связь) в психологическом поле является достаточно непростым (И.В. Ершова-Бабенко,  В.И. Клочко). Решение данного вопроса заключается не просто в интеграции научных подходов, а требует их раскрытия с единых научных позиций внутренней общности явлений (И.В. Ершова-Бабенко), в вычленении в синергетике идеи мировоззренческого уровня (В.Е. Клочко).

В контексте решения означенного вопроса В.Е. Клочко указывает на важность исследования становления человека с позиций целостности,  саморазвития, открытости, самоорганизации, закономерного усложнения системной организации как основания устойчивости.  По мнению данного автора, открытость предполагает способность к «избирательному взаимодействию со средой на основе превращения ее в многомерный мир человека». Становление раскрывается как порождение моногомерного мира человека. Для человека как открытой системы обмен со средой (веществом, энергией, информацией) является условием устойчивости системы, сохранения себя как пространственно-временной организации, «удержания (поддержания) внутреннего порядка». Под развитием понимается закономерное усложнение пространственно-временной организации самоорганизующихся систем, которые способны производить новообразования и опираться на них в своем движении.

Показано, что в контексте познания человека как открытой самоорганизующейся системы происходит осмысление принципа системной детерминации, состоящего в порождении системой нового, с опорой на которое самоорганизующаяся система получает возможность воздействовать на себя и развиваться (В.Е. Клочко). С точки зрения В.Е. Клочко, А.В. Клочко, О.М. Краснорядцевой заслуживает внимания еще один показатель в поле системного  осмысления человека как открытой самоорганизующейся системы, обозначенный как «суверенность».  Суверенная личность «отличается от других тем, что способна самостоятельно, без посредников выходить к культуре и вычерпывать из нее основания для сохранения и развития своего многомерного мира, то есть самой себя».

В третьей главе «Переломное событие как точка бифуркации открытой самоорганизующейся системы «человек» проанализированы научные взгляды, сфокусированные на анализе содержания категорий «событие» и «переломное событие».

Указано, что в психологической науке жизненное событие осмыслено в качестве простейшего элемента жизненного пути (С.Л. Рубинштейн, Б.Г. Ананьев). Вместе с этим принадлежность к категории «событие» отличает узловой, поворотный характер случившегося (Б.Г. Ананьев, С.Л. Рубинштейн, А.А. Кроник, Е.И. Головаха), его актуальность и значимость (В.И. Ковалев, Д.А. Леонтьев, Т.Е. Резник, Ю.М. Резник), преобразующее влияние на личность (Л.Ф. Бурлачук, Ф.Е. Василюк).

Проведенный анализ научных мнений показал, что понятие «жизненное событие» объединяет в себе две стороны его осмысления: дискретную и процессуальную. Дискретность подразумевает понимание события как конкретного (узлового) момента жизни, точку на временной оси, означенную границами его непосредственного осуществления. Процессуальность обозначает границы события более объемно, включает предшествующие событию фрагменты жизни, подготавливающие его, а также последствия события, которые могут носить пролонгированный характер.

В контексте осмысления проблемы жизненного пути отмечается важность обращения исследователей к вопросу интеграции структурного и динамического подходов к анализу жизни человека. Такая интеграция предполагает анализ не только событий (структурная составляющая), а также того, как они реализуются в жизненной динамике, как становятся движущей силой развития личности, как меняют стиль жизни и характер активности (динамическая составляющая) (К.А. Абульханова-Славская). В обсуждаемом контексте В.И. Ковалев говорит о «событийной структуре жизни», под которой понимает цепь зависящих и независящих от воли человека событий, А.А. Кроник рассуждает о «субъективной картине жизненного пути», подразумевающей связанность жизненных событий друг с другом причинно-следственными и инструментально-целевыми связями.

В контексте понимания человека как самоорганизующейся системы, порождающей психологические новообразования и опирающейся на них в своем самодвижении (В.Е. Клочко) в качестве одного из таких новообразований рассмотрены переломные события. На основе ряда эмпирических данных доказано, что жизненные перспективы имеют определенные особенности в содержательном, структурном, функциональном аспектах в связи с переживанием трудных, критических, переломных, кризисных периодов жизни (Л.Ф. Бурлачук, Ф.Е. Василюк, М.Е. Зеленова, Е.О. Лазебная, В.В. Нуркова и др.). Использование термина «переломное событие жизненного пути» имеет свою историю, в которой данный термин классифицирован  как вид жизненных событий (В.В. Нуркова).

Анализ содержания, вкладываемого в осмысление категории события, имеющего особый статус – «переломное жизненное событие» (В.В. Нуркова), «критические, стрессовые, фрустрирующие жизненные ситуации» (Ф.Е. Василюк, Л.Ф. Бурлачук, Е.Ю. Карпова, А.А. Осипова), продемонстрировал единообразие научных представлений в данном вопросе, которое заключается в приписывании такому жизненному событию ряда характеристик и следствий: особый статус в субъективной картине жизненного пути, отражающий прежде всего значимость события в контексте жизнеосуществления; наличие блокировки, связанной с трудностями, порой непреодолимого характера, в реализации человеком жизненных целей,  стремлений, мотивов,  ценностей и др.; актуализация личностных изменений, в качестве которых выступают  перемены во внутреннем мире человека, в частности, когнитивных моделях существования, ценностных, мотивационно-смысловых структурах, эмоциональной сфере, что отражается на характере активности человека;  негативный эмоциональный фон, сопровождающий переживание события, патогенно влияющий на самочувствие.

Опираясь на понимание критических ситуаций (Ф.Е. Василюк, Т.Б. Карцева, Н.З. Никольская, Р.М. Загайнов, И. Джанис, К. Дженкинс, Б. Какас) и типов кризиса (А.А. Осипова), в работе предложены виды переломных жизненных событий: событие-утрата, событие-травма, событие-кризис, событие-фрустрация. Событие-травма понимается как событие, связанное с переживанием экстремальных ситуаций (военных действий, стихийных бедствий, техногенных катастроф и др.). Событие-утрата представляется в качестве события, связанного с потерей в жизни кого-то или чего-то (значимых людей, работы, здоровья, надежды и др.). Событие-фрустрация осмысливается как событие, вносящее в жизнь человека труднопреодолимые или непреодолимые препятствия на пути достижения цели (болезнь, старость, существующие правила, нормы, законы и др.). Событие-кризис определено ситуацией, которую человек не может решить привычным способом (личностный, профессиональный, возрастной кризисы и др.).

В контексте идеи системной детерминации  переломное событие представляется как то, что требует более глобальной перестройки человека как целостного явления, нежели устоявшийся процесс саморазвития, опирающийся на постоянно воспроизводимое противоречие между образом мира и образом жизни : здесь это противоречие достигает такого критического уровня, когда необходимо изменить как понимание мира, так и весь жизненный уклад. Особая нагрузка при этом приходится на познавательные процессы. По мнению Э.В. Галажинского и О.М. Краснорядцевой, мышление опосредует процессы перестройки образа жизни и образа мира, добиваясь такого «подвижного соответствия» между ними, которое  необходимо для удержания человеком собственной целостности как устойчиво (само)развивающейся системы. По мнению авторов, этот постоянно достигаемый и столь же постоянно разрушающийся «консенсус» обеспечивает «динамику сорта flussig» (Л.С. Выготский) - «текучую динамику» человеческой жизни. В условиях переломного (для человека) события сама возможность удержать целостность (устойчивость) становится проблематичной. Способом, которым система удерживает собственную целостность, является развитие. И если согласиться с М.К. Мамардашвили в том, что «нельзя прийти в конечную видимую точку пути, беря самого себя таким, какой ты есть, то каких же изменений самого себя потребует от человека переломное событие, когда диффундируют и исчезают сами эти «точки пути», т.е. требуется перестройка всей системы жизненных перспектив.

Переход через точку бифуркации, заданную переломным событием,  обозначает различные качественные перестройки основных тенденций развития человека как системы. Так, перестраивается ценностно-смысловое содержание его жизненного мира, через которое осуществляется избирательное  и направленное движение человека «за пределы себя». В этой связи особое значение имеет  принцип перспективы будущего Л.С. Выготского, позволяющий посмотреть на переломное событие как препятствие, создающее цель, которая, в свою очередь, организует  процесс развития, направленный на его преодоление.  Переломное событие как новообразование содержит потенциал дальнейшего развития человека как открытой психологической системы, оно делает систему другой, меняет режим ее функционирования.

В четвертой главе «Изучение перестройки системы жизненных перспектив человека в контексте переломных событий» дана операционализация базовых понятий; представлены выборочная совокупность, методы исследования, результаты изучения перестройки системы жизненных перспектив человека, психологически вовлеченного в переживание жизненного события как переломного; выявлены и описаны инвариантные и вариативные составляющие, механизм и эффект перестройки; отражены особенности личностно-субъектного функционирования и работы рефлексивных функций человека.

Выборочная совокупность представлена двумя категориями исследовательских групп: психологически вовлеченных и не вовлеченных в переживание того или иного жизненного события как «переломного». В случаях переживания события-травмы, события-утраты, события-фрустрации индикатором психологической включенности стало обращение человека за психологической помощью в различные психологические, медицинские, социальные службы и центры по поводу преодоления его последствий (центры социальной помощи семье и детям Центрального,  Железнодорожного,  Октябрьского, Индустриального,  Ленинского районов  Барнаула, Центр социальной адаптации лиц без определенного места жительства, Краевой социально-реабилитационный центр «Солнышко», Краевой кризисный центр для мужчин, Краевой кризисный центр для женщин, Краевое государственное учреждение «Центр занятости населения», Краевой реабилитационный центр для детей и подростков с ограниченными возможностями», Алтайская краевая организация общероссийской общественной организации «Российский Союз ветеранов Афганистана», детская поликлиника № 2,  медицинский центр «Спринт» (Барнаул), КГБУСО «Территориальный центр социальной помощи семье и детям г. Рубцовска», отделение реабилитации несовершеннолетних с ограниченными физическими и умственными возможностями, Рубцовская специальная (коррекционная) общеобразовательная  школа-интернат № 1).

Анализ результатов изучения перестройки системы жизненных перспектив человека в контексте переломных событий позволил определить трансформации данной системы с точки зрения ценностно-смыслового, когнитивного, эмоционально-оценочного, организационно-деятельностного измерений в случае каждого переломного события и дать интегральную характеристику такой перестройки.

В целом выявлена высокая степень рассогласования значимости и доступности ведущих жизненных ценностей, которое способствует насыщению внутреннего мира человека напряжением, связанным, с одной стороны, с противоречием между важностью реализации определенной жизненной ценности и отсутствием (или слабой вероятностью) возможностей для этого, с другой – переживанием опустошенности, когда доступны незначимые ценности, достижение которых не актуально. На этапе жизненного «перелома» доминируют ценности, помогающие совладать с его последствиями. Другие ценности теряют свою значимость в связи с негативным опытом, привнесенным жизненным «переломом».

Изучение системы жизненных перспектив человека с позиций содержательного ряда ожидаемых и планируемых событий, глубины, насыщенности, целеустремленности, рациональности, стратегичности, конфликтности, уверенности, удовлетворенности, которые  относятся к когнитивному измерению, выявило ряд особенностей в группе  респондентов, переживающих переломные события. В такой период происходит сокращение глубины жизненных перспектив, она бедна событиями и целями.  Человек склонен «заглядывать» лишь в ближайшее будущее. Жизненные цели слабо осмыслены, не реалистичны, пути их реализации туманны.

В условиях жизненного «перелома» изменяется отношение человека к будущему, снижается его значимость в общей картине жизненного пути (наряду с прошлым и настоящим), возникает тенденция оценки событий, составляющих содержание жизненных перспектив как менее радостных,  вселяющих тревогу, безысходность, пессимистичный настрой.

Человек, переживающий переломное событие, склонен к выбору гедонистического стиля поведения, он направляет свою активность на достижение потребностей, приносящих удовольствие в разных его проявлениях (телесное,  психологическое, духовное). Каким бы замечательным оно ни казалось, переживание наслаждения кардинально отличается от жизненного стиля, позволяющего добиться полноты самореализации человека в конкретных (возможно, переломных) жизненных условиях, что предполагает творческое нахождение баланса между собственными потребностями и окружающей действительностью. Нам представляется, что выбор такого стиля выполняет функцию психологической защиты от разноплановых жизненных трудностей и позволяет сохранять  баланс безопасности.

Результаты процедуры корреляционного и факторного анализов показали, что в переломные периоды жизненного пути изменение ценностно-смысловых координат жизненного мира человека, выраженное в сужении спектра значимых ценностей и резкой поляризации их значимости и доступности, обнаруживает связь с негативным эмоциональным отношением к будущему, с одной стороны, и  приоритетным планированием краткосрочных перспектив, низкой событийной и целевой насыщенностью – с другой стороны. Ориентация на краткосрочное планирование основывается на соответствии ценностей и характера активности (действия, поступки, выбор и др.), а также убежденности человека в том, что в его силах преодолеть последствия переломного события и контролировать свою судьбу, чего нельзя сказать о долгосрочном планировании.

На основе проведенного исследования мы можем констатировать наличие перестройки данной системы, определить и описать ее инвариантные и вариативные  составляющие.

Инвариантные составляющие перестройки системы жизненных перспектив касаются трансформаций, обнаруженных с точки зрения каждого измерения системы жизненных перспектив (рис. 1).

В качестве ведущих признаков перестройки ценностно-смыслового содержания жизненного мира человека выступили ценностно-смысловой конфликт,  узость ценностного поля, доминирование фасилитирующих ценностей, обесценивание ценностей, активация базовых уровней системы потребностей. Ценностно-смысловой конфликт связан, прежде всего, с высокой степенью рассогласования значимости и доступности ведущих жизненных ценностей.  Узость ценностного поля проявилась в снижении количества значимых жизненных ценностей. В структуре жизненных ценностей человека ведущие места занимают фасилитирующие ценности, которые отражают возможности  разрешения трудностей, привнесенных переломным событием. Обесценивание ценностей указывает на снижение значимости тех из них, которые связаны с депривированной в результате жизненного «перелома» сферой жизни. Активация  базовых уровней системы потребностей представлена актуализацией  потребности в безопасности. На основе описанных трансформаций ценностно-смыслового измерения системы жизненных перспектив можно говорить об ослаблении функции данной системы в отношении ценностного регулирования активности человека.

Ограниченное планирование будущего, нарушение процессов целеполагания, доминирование цели, заданной переломным событием, «рассеивание событийной наполненности», описывают характер трансформации системы жизненных перспектив человека с позиций когнитивного измерения. Ограниченное планирование

жизненной перспективы человеком связано с сокращением глубины жизненных перспектив, ориентацией на краткосрочное планирование. Нарушение процессов целеполагания отражает тот факт, что жизненные цели недостаточно осмыслены, не реалистичны, пути их реализации не ясны и противоречивы. «Рассеивание» событийной наполненности предполагает низкую насыщенность перспективы ожидаемыми событиями.  Доминирование цели, заданной переломным событием, показывает, что ее достижение является средством разрешения трудностей, привнесенных в жизнь человека подобным событием. Указанные перестройки в содержании когнитивного измерения свидетельствуют о трансформации функции системы жизненных перспектив в отношении целевого регулирования активности человека. 

На переломных этапах жизненного пути также изменяется отношение человека к будущему,  которое выражается в его детериорации и очернении. Детериорация будущего отражает снижение его значимости в общей картине жизненного пути, наполнение событиями и планами, не приносящими радости, уверенности и удовлетворения. Очернение будущего связано с его негативной оценкой, прежде всего как этапа жизненного пути, вызывающего тревогу, безысходность, пессимистичный настрой.

Данные трансформации эмоционально-оценочного измерения приводят к изменению позитивно-подкрепляющей функции системы жизненных перспектив в отношении активности человека.

Перестройка системы жизненных перспектив в аспекте организационно-деятельностного измерения проявилась в предпочтениях человеком, переживающим переломное событие, гедонистического стиля поведения и неадаптивных копинг-стратегий. Гедонистический стиль поведения отражает тенденцию человека направлять свое поведение и деятельность на удовлетворение потребностей, приводящих к получению удовольствия (телесного, психологического, духовного). Неадаптивные стратегии совладания с трудностями состоят в предпочтении избегания решения проблемных ситуаций. Выявленные изменения создают основу для трансформации функции системы жизненных перспектив в отношении стратегической и тактической регуляции активации человека.

Данные результаты открывают ряд феноменов, характеризующих функционирование человека как открытой психологической системы на этапе жизненного «перелома» – феномен «туннельного видения» жизненных перспектив (сужение целевого, событийного ряда, форм поведенческой активности, ограничение возможностей и др.), ослабления опережающего отражения (предвосхищения отдаленных последствий актуальных событий), диффузии ответственности (низкая готовность человека выступать инициатором и отвечать за результаты собственной активности в настоящем в контексте реализации задуманного).

Наряду с инвариантными составляющими перестройки системы жизненных перспектив  определены вариативные, обусловленные характером переломного события.  На этапе переломных событий более значимыми становятся те ценности, которые отражают возможности  разрешения трудностей, привнесенных переломным событием, и лежат в основании выстраивания потребной на актуальном жизненном этапе стратегии жизнеосуществления, содержащей возможности  совладания с последствиями «перелома». Такие ценности получили в работе название «фасилитирующих». Например, фасилитирующие ценности участников боевых действий  – семья, любовь, здоровье – обусловливают реализацию возможностей физического, психического, психологического восстановления после травматичного опыта войны.

Показано, что имеет место снижение значимости ряда ценностей в зависимости от того, какая сфера жизни человека оказалась депривированной в связи с полученным опытом встречи с «переломным» событием. Снижение значимости ценности наличия хороших и верных друзей  в группе участников боевых действий мы связываем со случаями смерти боевых товарищей на войне и соответствующей травматизацией в данных ситуациях, из которых, возможно, человек вынес болезненный опыт потери и теперь останавливает себя в развитии дружеских контактов посредством обесценивания важности данной ценности. 

Описан феномен, внешне очень напоминающий «срыв» или «сбой» самоорганизации человека как открытой системы, связанный с изменениями, имеющими место в подсистеме «субъект» открытой психологической системы «человек» и перестройкой его (человека) системы жизненных перспектив (критически-оценивающей,  аналитико-синтезирующей, проектно-созидающей) (рис. 2). В отношении критически-оценивающей функции рефлексии на этапе переломных событий обнаружены ослабление конструктивной критики,  односторонность оценки человеком жизненных перспектив, чаще с негативным уклоном, подчеркивающим ошибки, недочеты, слабые места и др. Аналитико-синтезирующая функция проявляется в затруднении и искажении анализа условий  реализации жизненных перспектив человеком (индивидуальных возможностей, степени реалистичности целей, соответствия целей, средств и мотивов их достижения, условий среды и др.). лоСбой в проектно-созидающей функции проявляется в деструкции ценностной и целевой основы конструирования потребного будущего, влекущей за собой ослабление возможностей модификации и модернизации жизненных перспектив.

В целях более глубокого изучения изменений в подсистеме «субъект» на этапе жизненного «перелома» и взаимосвязей данных изменений с перестройкой системы жизненных перспектив нами было предпринято дополнительное  исследование, реализованное в контексте события-утраты, в частности, потери рабочего места в период глобального экономического кризиса. В качестве параметров оценки личностно-субъектного функционирования выступили: субъективная эмоциональная оценка человеком себя и собственной жизни, степень самоактуализации, структура психологической защиты.

Представленные результаты позволили описать механизм перестройки системы жизненных перспектив человека. Предпосылкой развертывания данного механизма выступает переломное событие, которое создает для психологической системы «человек» точку бифуркации, что сопровождается переходом от порядка к хаосу, вызывает сбой ее самоорганизации.  Механизм перестройки системы жизненных перспектив человека отражает двунаправленность процесса перестройка. С одной стороны, происходит разрушение ставшего (ценностей, целей, планов, привычного поведения и др.). С другой стороны, обнаруживает себя жизнетворчество – порождение человеком нового способа устойчивого бытия в непрерывно создаваемом им же самим жизненном пространстве. В основе порождения нового способа находятся ценности, способные выполнить фасилитирующую функцию и стать параметрами порядка для движения системы к налаживанию ее функционирования. Опора человека на фасилитирующие ценности запускает тенденцию трансформации облика будущего (меняется иерархия жизненных целей, их инструментальное сопровождение, отношение к жизненным перспективам), что находит свое отражение в поведении человека, связанного с реализацией задуманного.

Исследование выявило ряд последствий переживания тревоги перед будущим, таких как наращивание эгозащит, «туннельность» видения жизненных перспектив, специфичность копинг-механизмов, состоящих в отрицании и вытеснении, острую потребность в поддержке и  др. Такие перемены усиливают ощущение неопределенности в разных областях жизни, что делает позицию человека неустойчивой в плане неблагоприятных воздействий социума, создавая тем самым условия для актаулизации различных форм девиантного поведения. Это находит отражение в запросах респондентов, принявших участие в исследовании и обратившихся ранее за психологической помощью, относительно нарастания агрессивности, тревоги, конфликтности, формирования или развертывания аддиктивного поведения (переедание, курение, употребление алкоголя и др.).

В процессе изучения взаимосвязи перестройки системы жизненных перспектив в связи с переживанием переломного события была обозначена устойчивая тенденция, указывающая на сдвиг риска к воспроизводству девиантного поведения в виде суицидального, сексуальных девиаций, проявления интолерантности в виде ксенофобии в сторону его увеличения.

Полученные данные свидетельствуют о наличие психологически опасных моментов, способных актуализировать риски воспроизводства различных форм  девиантного поведения. Из них в первую очередь выделяются следующие: приоритетное развертывание жизненных перспектив (выбор целей и способов их достижения) в границах личностноцентрированных ценностей; слабая стратегичность (сосредоточенность на краткосрочном планировании;, низкая насыщенность перспективы целями либо отсутствие целей в перспективе; фанатичная сосредоточенность на одной цели; выраженная неуверенность в собственном благополучии в будущем. Слабая целевая регуляция поведения в сочетании с односторонностью ценностных ориентиров и отсутствием позитивного образа будущей жизни усугубляет риск воспроизводства девиантного поведения. В зоне риска его воспроизводства оказываются люди, жизненные перспективы которых отражают какой-либо из описанных признаков или их совокупность. Отмеченная тенденция сдвига риска интерпретируется нами как «потенциал» развертывания девиаций.

В пятой главе «Моделирование процесса автопроектирования жизненных перспектив» предложена модель автопроектирования жизненных перспектив, включающая уровни, направления, этапы.

Определены понятия «проектирование» как форма создания прообраза будущего объекта,  «модель автопроектирования» –  способ создания человеком прообраза собственного будущего в пределах осознания целей, ценностно-смысловых образований, индивидуально-личностных возможностей, социальных условий, «цель автопроектирования» –  поиск возможностей  жизнеосуществления человека.

На основе  интеграции результатов теоретического анализа, данных эмпирического изучения перестройки системы жизненных перспектив в связи с переломными событиями, итогов проведения психокоррекционных программ разработана и описана модель автопроектирования жизненных перспектив (рис. 3).

Автопроектирование жизненных перспектив представлено тремя уровнями. Первый уровень автопроектирования алгоритмов характеризуется использованием алгоритмизированных, стандартных форм автопроектирования системы жизненных перспектив на основе рефлексии привычных, мало изменяющихся условий. Второй уровень автопроектирования креативных возможностей есть проектирование новых ситуаций, овладение рефлексией нестандартных ситуаций,  поиском иных способов разрешения трудностей, анализом получаемых результатов. Третий уровень ценностно-смыслового опосредования отражает способ проектирования на основе надситуативных прогнозов, целостного представления о проектируемых ситуациях, управление процессами автопроектирования.

Направления автопроектирования связаны с порождением новых элементов психической реальности человека  (целей, смыслов, ценностей и др.), необходимых в процессе становления жизненных перспектив. Субъектно-концептуальное направление. Это центральное направление, опосредующее все остальные. В рамках данного направления  проектируется  целостный образ будущего на основе результатов критической рефлексии, оценки жизни в прошлом и настоящем, уточняются потребности, ценностно-смысловые ориентиры, цели и др.  Интеллектуальное направление обеспечивается общим, социальным и эмоциональным интеллектом человека. Экзистенциальное направление связано с рефлексированием процессов жизнеосуществления человека. Здесь проводится анализ необходимых условий доступа к материальным, духовным ценностям, «взвешиваются»  собственные возможности и ресурсы для обеспечения достижения целей, зафиксированных в жизненных перспективах. Личностно-субъектное направление представляет собой плоскость проектирования человеком многостороннего развития самого себя в различных направлениях. Коммуникативное направление связано с проектированием взаимодействий человека с миром, построением партнерских отношений, борьбой за лидерство и других многочисленных опций в области  коммуникаций. Социокультурное направление опосредует рефлексивный анализособенностей жизненной среды, социальной структуры, социальных процессов,  социальных институтов и др. Развивает социальную и психологическую компетентность, возможности проектировать свое будущее с учетом различных социальных ситуаций.

Автопроектирование жизненных перспектив включает следующие этапы: критический, созидающий, аналитический. На критическом этапе рефлексия «обращается» к анализу и оценке жизненного опыта, приобретенного в прошлом и

настоящем, степени его соответствия целям и ценностно-смысловым ориентирам, позволяет «формировать» мнение об удовлетворительном или неудовлетворительном функционировании процессов проектирования и осуществления жизненных перспектив. На созидающем этапе человек опирается на результаты анализа и оценок, соотнесенные с целью будущей жизни.  Здесь важное значение приобретают умения «предвидеть» свое будущее в стратегическом и тактическом ключе. На аналитическом этапе происходит сопоставление целей будущей жизни и реальных возможностей их реализации.

Основные выводы диссертационного исследования

1. Трансспективный анализ проблемы жизненных перспектив показал возможности ее  осмысления как системы – взаимосвязанной совокупности перспективных линий развития, возникающих в пространстве локальных жизненных событий и обусловливающих облик будущего человека.

2. Применение положений теории психологических систем к проблеме трудных жизненных ситуаций (переломных, критических, кризисных) позволило обосновать адекватность рассмотрения в качестве переломного жизненное событие, вызывающее сбой в самоорганизации человека как открытой психологической системы. Какие бы причины не инициировали наступление переломного события – внешние или внутренние, этот перелом психологически означает некую деформацию многомерного пространства жизни человека, перестройку трансспективных линий его развития, смещение прогнозируемых близких и более отдаленных точек, которые должны были быть достигнутыми в процессе самоосуществления.

3. Изучение системы жизненных перспектив в единстве ее измерений (ценностно-смыслового, когнитивного, эмоционально-оценочного, организационно-деятельностного) позволило определить и описать перестройку данной системы на этапе переживания человеком переломных событий, объективирующую себя трансформацией их содержания, структуры и функций. Структурно-содержательная составляющая такой перестройки представлена трансформациями, имеющими место в каждом из измерений данной системы :

-  изменения ценностно-смысловых координат жизненного мира человека состоят в обострении конфликта ценностей,  сужении их спектра, обесценивании ранее значимых и доминировании ценностей, выполняющих фасилитирующую функцию в отношении преодоления последствий переломного события;

- в аспекте когнитивного измерения перестройка проявляется в нарушении процессов целеполагания, сокращении глубины жизненных перспектив, «рассеивании» событийной и целевой наполненности,  доминировании цели, заданной переломным событием;

-трансформация эмоционально-оценочного измерения заключается в  детериорации и очернении будущего, организационно-деятельностного – в замкнутости на одном стиле жизнеосуществления, предпочтении неадаптивных копинг-стратегий;

- изменение функциональной составляющей жизненных перспектив состоит в ослабление функций ценностного,  целевого регулирования активности,  позитивного подкрепления, стратегической и тактической регуляции поведения человека.

На этапе переломных событий претерпевает изменение ценностно-смысловое содержание жизненного мира человека, которое выражается в обострении конфликтов ценностей, изменении их иерархической структуры, ослаблении функции ценностной регуляции поведения. Такие изменения обусловливают ограничение процессов целеполагания, «рассеивание» событийной наполненности жизненных перспектив, снижение значимости будущего, формирование негативного и пессимистичного отношения к нему, выбор гедонистического жизненного стиля, а также поведенческих стратегий, связанных с избеганием трудностей. Наряду с содержательными и структурными изменениями  ослабевают функции целевой, стратегической и тактической регуляции активности человека, ее позитивного подкрепления.

4. На основе обобщения инвариантных составляющих трансформации системы жизненных перспектив определены феномены, характеризующие человека как открытую самоорганизующуюся систему на этапе переломных событий: феномен  «туннельного видения» будущего, ослабления опережающего отражения, диффузии ответственности.

5. Совокупность материалов серии эмпирических исследований и их анализ позволили описать личностно-субъектные и рефлексивно-функциональные аспекты «псевдосбоя» самоорганизации человека как открытой психологической системы в период переломных событий. Полученные результаты показали, что на переломных этапах жизненного пути перестраивается ценностно-смысловое содержание жизненного мира человека: диффундирует смысловое поле актуального бытия, развиваются ценностно-смысловые конфликты, когда мотивы самореализации («могу») уступают свое место мотивам, связанным с удовлетворением потребностей («надо»), иногда довольно низко стоящих в иерархии системы потребностей. Снижается ответственность за результат деятельности в деструктурированном переломным событием пространстве жизнедеятельности. Такие изменения не могут не отразиться на осуществлении жизненного выбора человека, ответственности за сделанный выбор и последствия его реализации, что является принципиальным в вопросе проектирования будущего.

6.Установлено, что на переломных этапах жизненного пути «субъект» как подсистема,  участвующая в процессах порождения многомерного мира человека, олицетворяющая в ней активную природу человека оказывается трансформированной. Это сопровождается появлением новых признаков и проявлений самоорганизации человека как открытой системы, которые внешне можно оценить как временный и ситуативный «сбой» самоорганизации, что  проявляется в блокировке психологических ресурсов человека, затрудняющей внутреннюю свободу жизненного выбора.  В отношении рефлексивных функций ослаблены критически-оценивающая, аналитико-синтезирующая и проектно-созидающая рефлексия по отношению к жизненным перспективам. Данные трансформации можно рассматривать и как результат усилий системы обеспечить устойчивость  бытия в условиях меняющего свою конфигурацию и ценностно-смысловую наполненность жизненного пространства.

7. Результаты изучения системы жизненных перспектив человека на этапе переломных событий позволили посмотреть на ее перестройку как процесс, отражающий обретение порядка системой на новом уровне, как процесс, в котором рождается механизм (способ, путь) этого перехода, индивидуальный для каждого человека. Установлено, что в качестве параметров порядка системы «человек» выступают  фасилитирущие ценности, которые открывают возможности совладания с трудностями, привнесенными переломным событием (обусловливают выбор цели и характер поведенческой активности). Данные ценности по своему содержанию являются вариативными, зависят от специфики жизненного события, имеющего статус переломного.

8. Изучение взаимосвязи трансформаций системы жизненных перспектив человека и девиаций в форме табакокурения, употребления алкоголя, наркотических веществ, избыточного количества пищи, склонности к суициду, сексуальным девиациям (проституция, гомосексуализм), проявления нетерпимости к представителям иных этнокультур выявило «эффект сдвига риска к воспроизводству девиантного поведения» в ситуации переживания человеком в недавнем прошлом переломных событий.

9. Интеграция  теоретических, эмпирических результатов диссертационного исследования, опыта консультативной и психокоррекционной работы позволила сконструировать модель автопроектирования жизненных перспектив. Данная модель отражает авторское понимание процесса становления системы жизненных перспектив человека, детерминированного ведущими ценностно-смысловыми ориентирами, включающего определенные уровни, направления, этапы.

10. Обсуждение и обобщение результатов эмпирических исследований, представленных в работе, показали необходимость оказания профессиональной психологической помощи человеку в решении таких жизненных задач, как: -планирование потребного будущего;- постановка реалистичных целей;- определение доступных путей их реализации;- развитие рефлексивных умений;- использование возможностей опережающего отражения;- развитие личной ответственности за результаты своей активности;- осмысленность жизненного выбора;- самоанализ индивидуальной активности в контексте становления жизненных перспектив.

11. Апробация модели рефлексивного автопроектирования доказала, что она может выступать в качестве методологического основания технологии оказания психологической помощи человеку на этапе переломных событий по «отлаживанию» процесса проектирования жизненных перспектив и оптимизации условий для реализации будущего проекта.

ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Статьи в периодических изданиях, рекомендуемых ВАК  РФ

1. Ральникова И.А. Системная трансформация представлений о жизненной перспективе личности на переломных этапах жизненного пути // Сибирский психологический журнал. —2007. — № 26. — С. 36—44.

2. Ральникова И.А. Рождение ребенка-инвалида как событие, инициирующее трансформацию субъективной картины жизни матери / И.А. Ральникова, С.С. Шмакова // Знание. Понимание. Умение. — 2008. — №4. — С. 132—138 (авт. 0,2 п.л.).

3. Ральникова И.А. Взгляд в будущее через одиночество // Знание. Понимание. Умение. —  2009.  — №4. — С. 132—138.

4. Ральникова И.А. Трансформация представлений студентов о профессиональных перспективах как фактор самоорганизации в кризисные периоды обучения в вузе / И.А. Ральникова, Е.А. Ипполитова, О.А. Алымова //  Сибирский психологический журнал. — 2009. — № 32. — С. 18—23 (авт.0,5 п.л.).

5. Ральникова И.А. Рефлексивное автопроектирование как технология самоорганизации в контексте становления и преобразования жизненных перспектив личности // Сибирский психологический журнал. — 2009. — № 33. — С. 104—108.

6. Ральникова И.А. Рефлексивно-личностная детерминация  становления жизненных перспектив личности на переломных этапах жизненного пути // Мир науки, культуры, образования. — 2009. — №5. — С. 284—287.

7. Ральникова И.А. Трансформационные процессы перспективы личности в контексте переломных событий жизненного пути // Мир науки, культуры, образования.  — 2010. — №1. — С. 167—169.

8. Ральникова И.А. Семейные перспективы современных студентов / И.А. Ральникова, Е.А. Ипполитова // Известия Алтайского государственного университета. — 2010. — №2/2 (66). — С. 60—62 (авт.0,3 п.л.).

9. Ральникова И.А. Интеллектуальная репрезентация становления жизненных перспектив личности  / И.А. Ральникова,  Л.Д. Демина // Вестн. НГУ. Т. 4. — 2010. — Вып. 1. — С. 55—60 (авт. 0,3 п.л.).

10. Ральникова И.А.  Рефлексивно-личностная обусловленность проектирования становления профессионализма работников в сфере «человек-человек» / Л.Д. Демина, И.А. Ральникова // Вестн. НГУ. Т. 4. — 2010. — Вып. 2. — С. 116—123 (авт. 0,5 п.л.).

11. Ральникова И.А. Функциональные особенности взаимосвязи социального и эмоционального интеллекта: контекст самоорганизации жизненных перспектив личности / Л.Д. Демина, И.А. Ральникова // Сибирский психологический журнал.  — 2010.  — №38. — С. 60—62 (авт. 0,4 п.л.).

12. Ральникова И.А. Жизненные перспективы личности в научной парадигме психологического знания // Известия Алтайского государственного университета. — 2011.  — №2/1 (69). — С. 60—62.

13. Ральникова И.А. Застенчивость: проектирование жизненных перспектив на юношеском этапе социализации // Известия Алтайского государственного университета. —2011.  — №2/2 (70). — С. 59—63.

14.  Ральникова И.А. Структурно-функциональная модель самоорганизации жизненных перспектив личности и технология ее реализации // Психология обучения. — 2011.  — №5. —С. 5—19.

15. Ральникова И.А. Развитие личности студента как субъекта — стратегическая цель современного высшего профессионального образования / Л.Д. Демина, И.А. Ральникова // Известия Алтайского государственного университета.  — 2012. — №2/1 (74). — С.45—50  (авт. 0,8 п.л.).

16. Ральникова И.А. Коммуникативная компетентность студентов : контекст анализа социального и эмоционального интеллекта / И.А. Ральникова, Н.А. Лужбина, Ю.В. Шведенко // Психология обучения. — 2012.  — №7. — С. 66—78 (авт. 0,3).

17. Ральникова И.А. Потеря работы в период глобального экономического кризиса как событие, трансформирующее систему жизненных перспектив человека / И.А. Ральникова, Я.О. Дягилева // Известия Алтайского государственного университета.  — 2012.  — №2/2 (75). — С.  (авт. 0,5 п.л.).

Монографии

18. Ральникова И.А. Жизненные перспективы личности: психологический контекст : монография. / И.А. Ральникова.  — Барнаул : Изд-во Алт. ун-та, 2002. — 152 с.

19. Ральникова И.А. Психология личностных проявлений в процессе жизнеосуществления человека : колл. монография. / под ред. Л.Д. Деминой, И.А. Ральниковой, Д.В. Труевцева. — Барнаул : Изд-во Алт. ун-та,  2009.  — 359с. (авт. 4,9 п.л.).

20.  Ральникова И.А. PSY-лифт или Пути преодоления  депривации ойкумены личности : колл. монография. / Л.Д. Демина, И.А. Ральникова. — Томск : Изд-во Том. ун-та, 2009. — 226 с. (авт. 7,2 п.л.).

21. Ральникова И.А. Трансформация жизненных перспектив личности // Интегральная психология : контуры, уровни, линии развития : колл. монография / под ред. И.С. Морозовой. — Кемерово : «ИНТ»,  2010. — С. 169 — 190 (авт. 0,68 п.л.).

22. Ральникова И.А. Перестройка системы жизненных перспектив человека на этапе переломных событий : монография. / И.А. Ральникова.  — Барнаул : Изд-во Алт. ун-та,  2012. —194 с.

23.  Ральникова И.А. Жизненные перспективы личности: риски воспроизводства девиантного поведения : монография. / И.А. Ральникова, О.С. Гурова, Е.А. Ипполитова. —Барнаул : Изд-во Алт. ун-та,  2012. — 286 с. (авт. 10 п.л.).

Публикации в других научных журналах

24. Ральникова И.А. (Демина И.А.). Место психологического времени в структуре личности подростка как проблема дифференциации облика молодежи // Актуальные проблемы социологии, психологии, социальной работы. — 1993. — Вып. 2. — С. 167—173.

25. Ральникова И.А. (Демина И.А.). Метод глобального анализа в практической деятельности социального психолога // Образование и социальное развитие региона. — 1996.  — С. 89— 97 (авт. 0,4 п.л.).

26. Ральникова И.А. (Демина И.А.).  Новый метод «Проблемное колесо» как метод изучения социальных потребностей индивида, группы, социума // Образования и социальное развитие региона. — Барнаул : Изд-во Алт. ун-та,  1996. — С. 105—114 (авт. 0,5 п.л.).

27. Ральникова И.А. (Демина И.А.). Жизненные перспективы в ранней юности: взгляд психолога (аналитический обзор публикаций) // Образование и социальное развитие региона. — 1997. — С. 67—75.

28. Ральникова И.А. (Демина И.А.). Исследование жизненных перспектив школьников юношеского возраста // Социальная работа в сельских регионах и образование в области социальной работы: материалы докладов и выступлений на международной конференции. Барнаул, 1997. — С. 112—116.

29. Ральникова И.А. (Демина И.А.). Формирование оптимальных жизненных планов и жизненных перспектив как психологическая составляющая технологий социальной логотерапии в молодежной субкультуре // Социальная логотерапия: формирование проблемного поля и утверждение научного статуса : материалы методологического семинара. — Барнаул, 1997. — С. 92—105.

30. Ральникова И.А. (Демина И.А.). Основные проблемы социализации личности в ранней юности: психолого-временной аспект //  Профессиональное образование в Сибири. —1998. — С. 54—59.

31. Ральникова И.А. (Демина И.А.). Изучение механизмов формирования жизненной перспективы в ранней юности // Проблемы устойчивого развития общества и эволюции жизненных сил населения Сибири на рубеже ХХ-ХI веков : материалы международной конференции. — Барнаул,  1998.  —  С. 115—117.

32. Ральникова И.А. Планирование будущего старшеклассниками // Известия Алтайского государственного университета. — 2000.  — №1. — С. 87— 95.

33. Ральникова И.А. Психологические особенности планирования будущего в возрасте ранней юности // Известия Алтайского государственного университета. 2000. №2. С. 6167.

34. Ральникова И.А. Субъективное переживание времени личностью как предмет научно-психологического исследования // Известия Алтайского государственного университета. 2001. №2. С. 5762.

35. Ральникова И.А.  Жизненные перспективы в юношеском возрасте (на примере студентов Алтайского государственного университета) / И.А. Ральникова, О.С. Степаненко // Образование и социальное развитие региона.  2001.  №1-2.  С. 103 108 (авт. 0,4 п.л.).

36. Ральникова И.А. Теоретико-методологические аспекты исследований субъективных представлений студентов о своих жизненных перспективах как фактор успешности обучения в вузе / И.А. Ральникова, О.С. Степаненко // Основы качества социогуманитарного образования второго поколения: материалы Всероссийского семинара-совещания. Барнаул : Изд-во Алт. ун-та, 2002. С. 4249 (авт. 0,3 п.л.).

37. Ральникова И.А. Субъективные представления о жизненных перспективах как системообразующий фактор успешности образовательной деятельности студентов высших учебных заявлений // Проблемы и перспективы интеграционного развития и образования : материалы международной конференции. Усть-Каменогорск, 2003. С. 151 158.

38. Ральникова И.А. Психологическое время личности как предмет социально-психологического исследования // Образование и социальное развитие региона.  2003.  №1-2. С. 3341.

39. Ральникова И.А. Ценностно-смысловой аспект субъективного переживания времени в период кризиса тридцати лет / И.А. Ральникова, Е.И. Мухачева // Сибирский психологический журнал. 2004. №19. С. 7582.

40. Ральникова И.А. Исследование субъективных представлений о жизненных перспективах участников локальных войн / И.А. Ральникова, О.С. Гурова // Вестн. алтайской науки. 2004. №3.  С. 32 41 (авт. 0,7 п.л.).

41. Ральникова И.А. Ценностно-смысловая основа переживания психологического времени женщин с пищевой аддикцией / И.А. Ральникова, И.В. Шмыкова // Личность: психологические проблемы субъектности : сб. науч. ст. Барнаул : Азбука, 2005. С. 258275 (авт. 0,8 п.л.).

42. Ральникова И.А. Особенности представлений о жизненных перспективах личности, переживающей кризис 3540 лет / И.А. Ральникова, Е.А. Ипполитова // Личность: психологические проблемы субъектности  : сб. науч. ст. Барнаул : Азбука, 2005. С. 244257 (авт. 0,35 п.л.).

43. Ральникова И.А. Проблема изучения жизненных перспектив личности как системного образования на примере исследования представлений о будущем участников локальных войн / И.А. Ральникова, О.С. Гурова // Личность: психологические проблемы субъектности : сб. науч. ст. Барнаул: Азбука, 2005. С. 230244  (авт. 0,35 п.л.).

44. Ральникова И.А. Деформация субъективной картины жизненного пути как фактор возрастного кризиса / И.А. Ральникова, Е.А. Ипполитова // Известия Алтайского государственного университета.  — 2007.  — №2.  — С. 1823 (авт.0,3 п.л.).

45. Ральникова И.А. Представления о жизненных перспективах мужчин и женщин в современных условиях социализации / И.А. Ральникова, А.Б. Феклистова // Известия Алтайского государственного университета. — 2007.  — №2. — С. 2327 (авт. 0,3 п.л.).

46. Ральникова И.А. Основные направления трансформации  представлений о профессиональных перспективах студентов-психологов  / И.А. Ральникова, Е.А. Ипполитова // Психология обучения. 2009.  №3.  С. 5365 (авт. 1,0 п.л.).

47. Ральникова И.А. Самоорганизация как свойство открытой психологической системы (на примере становления жизненных перспектив) // Личность в трудных жизненных ситуациях как актуальное научное направление копинг-исследований в России : материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. Омск, 2009.  С. 98102.

48. Ральникова И.А. Концептуальные основания исследования психологической системы жизненных перспектив // Теоретические и практические аспекты развития современной науки : материалы II международной научно-практической конференции. М.,  2011. С. 337341

49. Ральникова И.А. Переломные события как фактор трансформации жизненных перспектив личности // 125 лет Московского психологического общества. Юбилейный сборник РПО: в 4-х т.  М., 2011. Т.2. С. 301303.

50. Ральникова И.А. Деформация жизненных перспектив личности на этапе переломных событий // Современная реальность и жизненный путь человека : материалы  международной научно-практической конференции. Тула,  2012. С. 361365.

51. Ральникова И.А. Проектирование перспектив волонтерской деятельности // Психология волонтерской деятельности : материалы региональной научно-практической конференции. Барнаул, 2012. С. 8284.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.