WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Кирьянов Владимир Михайлович

ОЦЕНКА И ПРОГНОЗИРОВАНИЕ НЕВРОТИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ

У ПОДРОСТКОВ, ПОДВЕРГШИХСЯ НАСИЛИЮ В СЕМЬЕ

19.00.04 – медицинская психология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Санкт-Петербург – 2012

Диссертация выполнена в НОУ ВПО «Санкт-Петербургский университет управления и экономики»

Научный руководитель:

доктор психологических наук, доцент

Белов Василий Васильевич

Официальные оппоненты:

Евдокимов Владимир Иванович, доктор медицинских наук, профессор, Федеральное государственное бюджетное учреждение «Всероссийский центр экстренной и радиационной медицины имени А.М.Никифорова» МЧС России, институт дополнительного профессионального образования «Экстренная медицина», профессор кафедры подготовки учебных кадров и клинических специалистов.

Юренкова Виталия Александровна, кандидат психологических наук, доцент,

Федеральное государственное казенное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский университет МВД России», начальник кафедры социальной психологии.

Ведущая организация: ГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный институт психологии и социальной работы» МО РФ

Защита состоится «18» мая 2012 года в 13.00 часов на заседании совета Д 205.001.02 при Федеральном государственном бюджетном учреждении «Всероссийский центр экстренной и радиационной медицины имени А.М.Никифорова» МЧС России по адресу: 194044, Санкт-Петербург, ул. Академика Лебедева, д.4/2

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного бюджетного учреждения «Всероссийский центр экстренной и радиационной медицины имени А.М.Никифорова» МЧС России

Автореферат разослан «  » апреля 2012 года

Ученый секретарь

диссертационного совета

Е.Г.Неронова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования. По данным Министерства внутренних за 2010 г. в России 129 тыс. детей стали жертвами насилия в семье. В результате такого рода преступлений 1918 детей погибли, 12,3 тыс. детей числятся в розыске, в социально опасных условиях проживают 700 тыс. детей (Горобцов В.И., 2011; Дебольский М.Г., 2011; Евтушенко И.И., 2011; Жулева Ю.В., 2010).

По информации Комитета Государственной думы по делам женщин, семьи и молодежи, около двух миллионов детей в возрасте до 14 лет ежегодно подвергаются избиению в семье, 10% детей умирают от полученных побоев (Козлова И.А., 2010; Северный А.А., Иовчук Н.М. 2008).

Каждый год более 50 тыс. российских детей убегают из дома, спасаясь от побоев; по данным на 2008 г., в розыске находятся 25 тыс. несовершеннолетних. От общего количества убитых на почве семейно-бытовых отношений 38% составляют неспособные защититься дети, инвалиды, женщины (Сафонова Т.Я., 2011).

Из-за жестокого обращения примерно 2 тысячи детей и подростков за год совершают самоубийства (Волкова Е.Н., 2008).

Таким образом, данные статистики показывают распространенность и остроту проблемы насилия над подростками в семье в современной психологии.

Последствия семейного насилия вызывают тяжелые психологические травмы и оказывают негативное влияние на личность подростка. Проведенные исследования патогенеза невротической симптоматики в подростковом возрасте среди многообразия средовых невротических влияний указывают на важную роль семейной ситуации, сопровождающей весь период развития и становления личности (Захаров А.И., 2008; Авдеенок Л.Н., 2007; Думитрашку Т.А., 2009; Чирков В.И., Диси Э.Л., 2010; Reich G., Deyda Н. 2007; Christodoulou G.N., Dragonas T.G., 2011). Сознавая высокую значимость семьи как системы, оказывающей определяющее влияние на развитие ее членов, многочисленные исследователи фокусируют свое внимание на факторах, обусловливающих формирование невротической симптоматики (Эйдемиллер Э.Г, Юстицкис В., 2007, 2008; Гурьева В.А., Семке В.Я., Гиндикин В.Я., 2006; Ромицина Е.Е., 2005; Winnicott D.W., 1960; Kobasa S.C. etal., 2009; Craig Т.К. etal., 2011; Kreisler L, 2010; Welch S., Lewis G., Mann A., 2010).

Однако, несмотря на то, что количество исследований, посвященных изучению психологических последствий семейного насилия за последние десятилетия стремительно возрастает, многие теоретико-методологические аспекты актуального психологического статуса подростков, феноменологии психологических проявлений у них невротического расстройства в остром и отдаленном периодах после психической травмы в семье, связанной с насилием, остаются либо нерешенными, либо дискуссионными (Сафонова Т.Я., 2001; Журавлева Т.М., 2006; Frueh В., Johnson D., Smith D., 1996).

Актуальность этой задачи, ее теоретическая и практическая значимость, а также недостаточная разработанность в психологической практике обусловили выбор темы диссертации, объекта, предмета, цели и задач исследования.

Цель исследования: выявить особенности (структуру, динамику, поведенческие проявления) невротических расстройству у подростков, подвергшихся насилию в семье, в раннем периоде после психической травмы и обосновать психодиагностические критерии прогнозирования развития невротической патологии в отдалённом периоде, а также рекомендации по их психолого-педагогической и медико-социальной реабилитации.

Задачи исследования:

1. На основе результатов сравнительного психодиагностического исследования выявить психологические особенности (структуру, поведенческие проявления) острых реакций на стресс у подростков, подвергшихся насилию в семье, в раннем периоде после психической травмы.

2. С помощью методов многомерного математико-статистического анализа выявить ведущие симптомокомплексы нарушений психологического статуса у подростков в раннем периоде после психической травмы.

3. По данным клинико-патопсихологического исследования выявить структуру невротической патологии у подростков, подвергшихся насилию в семье, в отдаленном периоде после психической травмы.

4. Разработать многомерные математико-статистические критерии прогноза динамики развития невротической патологии и поведенческих расстройств у подростков, подвергшихся насилию в семье, в отдаленном периоде после психической травмы.

5. Обосновать рекомендации по организационно-методическому обеспечению комплексной психолого-педагогической и медико-социальной реабилитации подростков, подвергшихся насилию в семье, в раннем и отдаленном периодах после психической травмы.

Объект исследования подростки, подвергшиеся насилию в семье, в раннем и отдаленном периодах после психической травмы.

Предмет исследования психологический статус и особенности личности подростков, подвергшихся насилию в семье.

Гипотеза исследования: психологический статус детей и подростков, подвергшихся насилию в семье, имеет особенности проявлений в остром и отдаленном периоде после психической травмы, что составляет феноменологию психологических проявлений невротических реакций и состояний; эти данные необходимо учитывать при организации комплексной медико-социальной и психолого-педагогической реабилитации детей и подростков в раннем и отдаленном периодах после психической травмы.

Теоретико-методологической основой исследования являлись следующие теории: психологии отношений (Лазурский А.Ф., Мясищев В.Н.); возрастной и коррекционной психологии (Головей Л.А., Реан А.А., Фельдштейн Д.И.); психологии общения (Ломов Б.Ф., Бодалев А.А. и др.); психологии установки (Узнадзе Д.Н., Прангишвили А.С); стресса (Selye H., Анохин П.К., Губачев Ю.М., Китаев-Смык Л.А., Марищук В.Л., Хрусталева Н.С.), психологических защит личности и копинг поведения (Lazarus R.S,.Carver C.S, Sheier M.F., Bolger N., Грановская Р.М., Никольская И.М., Ташлыков В.А.), психологии невротической патологии (Абрамова В.Н., Белов В.П., Ковалев В.В., Мельницкая Т.Б., Решетников М.М., Рыбников В.Ю., Румянцева Г.М., Сухарева Г.Е., Тарабрина Н.В., Чермянин С.В., Хрусталева Н.С, Цуциева Ж.Ч.).

Достоверность результатов исследования и личный вклад автора.

Достоверность научных положений и выводов, сформулированных в диссертации, обеспечена репрезентативностью выборки, адекватностью применяемых в исследовании методик и методов математической статистики, включая корреляционный и регрессионный анализ. Общий объем собственного исследования составили 305 подростков, из них 216 подростков, подвергшихся насилию в семье; 89 подростков контрольной группы без установленных невротических расстройств. Дополнительно совместно с врачами медицинской службы специального предприятия «Новое поколение» проводился анализ отчетов медицинской службы за период с 1993 по 2009 годы по данным медицинских карт 14053 подростков, работающих на площадках специального предприятия «Новое поколение».

Личный вклад автора заключается в том, что им проанализирована обширная психологическая литература, систематизированы взгляды отечественных и зарубежных авторов по клинико-психологическим проблемам патогенеза и феноменологии невротической патологии у подростков, осуществлено планирование эмпирического исследования, сбор первичных данных, анализ и обобщение полученных результатов, подготовлена диссертационная работа.

Основные положения, выносимые на защиту.

1.Психологический статус подростков, подвергшихся насилию в семье, в раннем периоде после психической травмы характеризуется наличием выраженных патопсихологических нарушений (в эмоционально-волевой, ценностно-мотивационной и когнитивной сферах), проявляющихся на преморбидном уровне и интегрированных в 5-ть ведущих симптомокомплексов («аффективная симптоматика», «обсессии, фобии», «гипевозбудимость», «психологические защиты», «копинг-реакции»), которые отражают феноменологию невротической реакции у подростков в остром периоде после психической травмы.

2. Структура невротических состояний подростков, подвергшихся насилию в семье, в позднем периоде после психической травмы характеризуется наличием пяти ведуших психопатологических симптомокомплексов: расстройства с преобладанием тревожно-фобического радикала; реакции на тяжелый стресс и нарушения адаптации; диссоциативные (конверсионные) расстройства; соматоформные расстройства; неврастения, которые отражают феноменологию патопсихологической симптоматики у подростков в позднем периоде после психической травмы и проявляются на соматическом и поведенческом уровнях.

3. Многомерная математико-статистическая (дискриминантная) оценка вектора развития невротической симптоматики у подростков, подвергшихся насилию в семье, позволяет с высокой точностью и достоверностью определять значимость и задействованность (вклад) патопсихологической симптоматики острого периода, при математико-статистическом прогнозировании вариантов невротического развития подростков, подвергшихся насилию в семье, в позднем периоде после психической травмы.

Научная новизна исследования заключается в следующем.

Доказано, что психологический статус пострадавших в результате жестокого обращения подростков в остром (раннем) и отдаленном периодах характеризуется наличием выраженных психологических нарушений в эмоционально-волевой, ценностно-мотивационной и когнитивной сферах, что отражается на феноменологии их невротической патологии и обусловливает формирование устойчивой симптоматики невротического расстройства, нарушений сна, тревоги, фобий, дезадаптивных копинг стратегий, просоциальных копинг защит, социальной дезадаптации.

С помощью методов многомерного математического моделирования впервые доказано, что психологический статус подростков, пострадавших в результате семейного насилия, характеризуется наличием в раннем периоде пяти («аффективная симптоматика», «обсессии, фобии», «гипевозбудимость», «психологические защиты», «копинг-реакции») ведущих симптомокомплексов, и в отдаленном периоде представлен пятью нозологическими формами невротической патологии (расстройства с преобладанием тревожно-фобического радикала; реакции на тяжелый стресс и нарушения адаптации; диссоциативные (конверсионные) расстройства; соматоформные расстройства; неврастения).

Научной новизной характеризуются психодиагностические алгоритмы многомерной (дискриминантной) оценки формирования невротической симптоматики у подростков, подвергшихся насилию в семье.

Высокую научно-практическую значимость имеют рекомендации по организационно-методическому обеспечению комплексной психолого-педагогической и медико-социальной реабилитации подростков, подвергшихся насилию в семье, в раннем и отдаленном периодах после психической травмы.

Теоретическая значимость исследования

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что полученные эмпирические результаты существенным образом расширяют современные теоретические данные о феноменологии психологических нарушений и невротической патологии подростков в раннем и отдаленном периодах после психотравмы, обусловленной семейным насилием. Установлено, что феноменология психологического статуса подростков, пострадавших от семейного насилия, включает в раннем и отдаленном периодах различные симптомокомплексы и нозологические единицы, проявляющиеся психопатологическими нарушениями.

Проведенное исследование вносит существенный вклад и в развитие категориального аппарата психологической науки. В частности, установлены ведущие психологические признаки (симптомокомплексы) невротической патологии подростков, жертв жестокого обращения в семье, в раннем и отдаленном периодах после психотравмы.

Эмпирические данные о динамике психологического статуса подростков, жертв жестокого обращения в семье, с помощью комплекса информативных психодиагностических методик могут использоваться в качестве нормативов при диагностике и оценке результатов мониторинга психологического состояния детей специалистами различного профиля при проведении комплексной психолого-педагогической и медико-социальной реабилитации.

Кроме того, сведения о динамике и структуре ведущих психопатологических нарушений у подростков, пострадавших в результате жестокого обращения в семье, в раннем и отдаленном периодах после психотравмы расширяют научные представления о закономерностях формирования острых стрессовых реакций и невротической патологии у подростков.

Практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что полученные результаты способствуют повышению эффективности психологического процесса диагностики и прогнозирования невротической патологии у подростков, пострадавших в результате жестокого обращения в семье. Диссертационная работа дает ценную информацию, которая найдет применение в работе практических психологов, обеспечивающих психологическое сопровождение реабилитации подростков, подвергшихся насилию в семье в раннем и отдаленном периодах после психической травмы.

Материалы работы могут быть использованы в лекционных курсах, на семинарских и практических занятиях по клинической психологии, девиантологии, психосоматике, при подготовке выпускных квалификационных работ, диссертационных исследований.

Методы исследования. Для достижения  цели исследования были использованы следующие методы: клинико-патопсихологическое обследование, наблюдение, опрос, анкетирование, применение стандартизированного  психодиагностического инструментария.

Публикации и апробация работы. По теме диссертации опубликовано 13 научных работ, из них 4 в журналах по перечню ВАК Минобрнауки РФ.

Результаты и основные положения проведенного исследования докладывались и обсуждались на: Международной научно-практической конференции «Многопрофильная клиника XXI века: передовые мед. технологии» (ВЦЭРМ, 2011 г.); Итоговая конф. военно-науч. общества курсантов и слушател. академ. 2010; V Международной научно-практической конференции молодых ученых «PR и социальное управление: экономика, политика, культура Российская молодежь и будущее России» (ЛГУ им. А.С. Пушкина, 2011); Итоговая конференция военно-научного общества курсантов и слушател. академ 2012; Итоговая конференция «Актуальные проблемы прикладной социальной психологии» (СПбУУиЭ, 2012 г.).





Структура работы. Диссертация изложена на 267 страницах машинописного текста, состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии, включающей 243 источников, из которых 56 – на иностранном языке и приложения. В работе имеется 17 рисунков и 31 таблиц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, рассматривается степень проработанности проблемы, формулируются цели и задачи исследования, характеризуются объект и предмет, информационная база и методы исследования, научная и практическая значимость работы.

В первой главе «Теоретико-методологические основы психологии невротических расстройств у подростков» изучаются общие теоретические основы исследования проблемы насилия и жестокого обращения с детьми в отечественной и зарубежной психологии.

В работе рассмотрены и проанализированы причины и комплекс факторов риска насилия над детьми в семье; даны определения насилия и жестокого обращения с детьми; проведена классификация видов насилия и определены их формы; определено негативное влияние насилия на развитие детей и описаны его последствия; выявлены «сензитивные к насилию» периоды развития детей и др. Показано, что в зарубежной психологии более подробно разработаны вопросы диагностики последствий насилия и технологии оказания помощи детям, пережившим насилие. Напротив, в исследованиях отечественных психологов, посвященных проблеме жестокого обращения и насилия над детьми, вопрос диагностики последствий насилия и оказания помощи детям стал изучаться довольно поздно, что привело к недостаточной разработанности критериев диагностики последствий насилия у детей разного возраста при различных видах насилия; не определены виды психокоррекционного воздействия для оказания психологической помощи специалистами данной категории лиц; система оказания помощи детям, подвергшимся насилию в семье, находится на начальном этапе развития; отсутствует достаточное количество подготовленных кадров для работы с детьми – жертвами насилия в семье; отсутствует необходимое количество учреждений, где проводиться коррекция и реабилитация детей – жертв насилия в семье, что затрудняет оказание им полноценной помощи.

В процессе исследования выявлено, что как в отечественной, так и зарубежной психологии нет единства в определении понятия «насилия». В зарубежной психологии исследователи (Kinard Е.М., 1994; Kempe С.Н. etal., 1962; Fontana V.J., 1971; Green А.Н.. 1980) используют определения, связанные с насилием над детьми, обозначая их как «жестокое обращение», «злоупотребление ребенком», «синдром плохого обращения», при этом они не разграничивают эти понятия.

Наиболее полным определением семейного насилия, по нашему мнению, является определение Е.Н. Волковой (2006), которая считает, что насилие над ребенком - это физическое, психологическое, социальное воздействие на ребенка со стороны ребенка или взрослого, вынуждающее его прерывать значимую деятельность и исполнять другую, противоречащую ей, либо угрожающее его физическому или психологическому здоровью и целостности (Волкова Е.Н., 2006).

Соколова Е.Т., 1995; Ардашева С.В., 2003; Тарабрина Н.В., 2007; Сафонова Т.Я., 2001 и др. единодушны в том, что насилие имеет негативные последствия для ребенка, нарушая его развитие.

Особое внимание ряд авторов (Журавлева Т.М., Сафонова Т.Я., Цымбал Е.И., 2006) уделяют отдаленным последствиям насилия, которые проявляются в последующей виктимизации и актуализации травматического опыта в течение всей жизни.

В первой главе диссертации показано, что систематизированные психодиагностические данные о психологических реакциях, механизмах и модели формирования невротической патологии у подростков, переживших насилие в семье, до настоящего времени отсутствуют. Не разработаны также единые, всеми признанные программы и методики психодиагностики психологических признаков у подростков, переживших насилие в семье.

Поэтому становится очевидной необходимость описания психологических аспектов невротической патологии у подростков, переживших насилие в семье. Также требуется построение модели, учитывающей возрастные особенности, особенности эмоционально-личностных реакций на психотравмирующую ситуацию, а также особенности самой психотравмирующей ситуации в остром и отдаленном периоде у детей, подвергшихся насилию в семье.

Во второй главе диссертации «Объем, организация и методики исследования» отражена организация, методы и методики экспериментального исследования.

Решение задач диссертационной работы проводилось в ходе комплексного психологического исследования, включавшего изучение индивидуально-личностных особенностей невротической патологии у подростков, подвергшихся насилию в семье. При этом насилие в семье было подтверждено документально сотрудниками ОВД и было представлено тремя формами: физическое, эмоциональное и сексуальное.

Первый этап исследования был ориентирован на исследование симптомов и психологических проявлений острой невротической реакции на психотравмирующее событие у 216 подростков, подвергшихся насилию в семье, и сравнительное исследование  89 подростков контрольной группы по следующим направлениям:

- Исследование патопсихологической симптоматики по методике «Полуструк-турированное интервью для оценки травматических переживаний подростков» (Н.В. Тарабрина) и международное нейропсихиатрическое мини-интервью – M.I.N.I. (Д.В. Шихман).

- Исследование агрессивности подростков по методике А.Басса-А.Дарки.

- Исследование личности по 16-факторному личностному опроснику Р. Кэттелла и опроснику МЛО «Адаптивность».

- Психосемантический анализ самоотношения и отношения к сверстникам подростков, пострадавших вследствие жестокого обращения в семье по методике личностного дифференциала, и по методике незаконченные предложения.

- Исследование показателей психического (эмоционального) состояния по тесту М. Люшера и по данным рисуночных тестов «несуществующее животное», «дом, дерево, человек», «портрет».

- Изучение стратегий копинг поведения подростков по показателям теста SACS.

- Исследование защитных механизмов по методике «Опросник психологических защит» LSI (индекс жизненного стиля).

Второй этап исследования был посвящен исследованию факторной структуры симптомокомплексов и особенностей психологического статуса подростков, пострадавших вследствие жестокого обращения в семье, в остром периоде.

Третий этап исследования был ориентирован на эпидемиологическую оценку состояния психического здоровья подростков, пострадавших от насилия в семье, а также на изучение феноменологии нозологического уровня невротической патологии психогенного регистра в отдалённом периоде.

По данным отчетов медицинской службы были изучены заболеваемость невротической патологией психогенного регистра, распространенность психогенной патологии, структура психогений у обследуемых подростков, пострадавших от насилия в семье (анализ патологии психогенного регистра 14053 медицинских карт подростков, работающих на площадках специального предприятия «Новое поколение» в период с 1993 по 2009 годы проводился по материалам медицинской части специального предприятия «Новое поколение»).

В качестве основных методов на третьем этапе использовались клинико-катамнестический и клинико-патопсихологический методы. Сведения, полученные от пациентов и их родителей, дополнялось данными медицинской документации (обработка проводилась совместно с врачом-психиатром) и психологическим обследованием. Все обследуемые были катамнестически прослежены от 1 года до 4 лет.

Четвертый этап исследования посвящен разработке многомерной математико-статистической модели прогноза динамики развития невротической патологии и поведенческих расстройств у подростков, подвергшихся насилию в семье, в отдаленном периоде после психической травмы.

Объём собственного эмпирического исследования составил 305 подростков, из них 216 подростков, подвергшихся насилию в семье (67 девушек и 149 юношей, средний возраст подростков 15,9 ± 1,8 года), проходящих реабилитацию на площадках специального предприятия «Новое поколение», 89 подростков контрольной группы без психогенной патологии (28 девушек и 61 юноша, средний возраст подростков 15,5 ± 1,3 года), учащихся средней общеобразовательной школы № 186 Калининского района (Санкт-Петербург). Дополнительно в рамках диссертационного исследования были проанализированы данные отчетов медицинской службы по медицинским картам 14053 подростков, работающих на площадках специального предприятия «Новое поколение» в период с 1993 по 2009 годы (4589 девушек и 13594 юноша, средний возраст подростков 15,5 ± 1,3 года).

Таким образом, общий объём проанализированных данных составил 14358 человек.

Полученные в ходе исследования результаты были подвергнуты математико-статистической обработке с расчетом параметров вариации признаков, t-критерия Стъюдента; также проводился корреляционный, факторный и дискриминантный анализ для оценки структуры и прогноза невротической симптоматики у подростков в остром и отдаленном периоде психотравмы.

Экспериментальные материалы, полученные в ходе исследования, подвергались статистической обработке по стандартным программам для персональных компьютеров («SPSS», «STATISTICA-6»).

В третьей главе диссертации «Феноменология невротических расстройств и особенности психического статуса подростков, подвергшихся насилию в семье» приведены результаты эмпирического обследования, ориентированные на выявление степени изменения психологических особенностей личности и актуального (текущего) психического состояния подростков, подвергшихся насилию в семье, в сравнении с детьми контрольной группы.

Изучение психологического статуса подростков, подвергшихся насилию в семье, в первоначальный период после психотравмы, позволило установить следующее.

К ближайшим последствиям относятся физические травмы, повреждения. Следствием которых являются головные боли, потеря сознания, характерные для синдрома сотрясения, развивающегося у подростков, которых берут за плечи и сильно трясут. Кроме того, к ближайшим последствиям мы отнесли острые психические нарушения в ответ на любой вид агрессии, особенно на сексуальную. Эти реакции могут проявляться в виде возбуждения, стремления куда-то бежать, спрятаться, либо в виде глубокой заторможенности, внешнего безразличия (гиперкинетическая и гипокинетическая формы). Однако в обоих случаях подросток охвачен острейшим переживанием страха, тревоги и гнева. У подростков старшего возраста возможно развитие тяжелой эмоциональной патологии с чувством собственной ущербности, неполноценности, которые являются этиопатогенетическими факторами формирования реактивных расстройств.

У большинства подростков, живущий в семьях, в которых тяжелое физическое наказание, брань в адрес подростка являются "методами воспитания", или в семьях, где они лишены тепла, внимания, например, в семьях родителей-алкоголиков, наблюдаются признаки задержки физического и нервно-психического развития. Зарубежные специалисты назвали это состояние подростков "неспособностью к процветанию".

Практически все подростки, пострадавшие от жестокого обращения и пренебрежительного отношения, пережили психическую травму, в результате чего они развиваются с определенными личностными, эмоциональными и поведенческими особенностями (в том числе, определяющими делинквентную направленность), отрицательно влияющими на их дальнейшую жизнь. Так из 14053 подростков, обследованных на площадках специального предприятия «Новое поколение», 9572 являются пострадавшими от жестокого обращения и пренебрежительного отношения в семье.

Оценка распределения подростков, пострадавших от жестокого обращения и пренебрежительного отношения в семье показала, что 72% подростков имеют асоциальную направленность, проявляющуюся в делинквентном поведении.

Сравнительный анализ полученных данных позволяет также говорить, что подростки, пострадавшие от жестокого обращения и пренебрежительного отношения в семье имеют значительно большую вероятность реализовать делинквентный вариант поведения, что и обусловило выбор площадки исследования.

Выполненное нами изучение психологического статуса подростков, подвергшихся насилию в семье, позволило установить, что наиболее часто у пострадавших подростков в первые 2-3 месяца после психической травмы встречались симптомы психогенной симптоматики (в рамках невротических, связанного со стрессом расстройства):

- симптомы аффективной патологии: длительная, стойкая, не связанная с какими-либо конкретными ситуациями тревога, сочетающаяся с ощущениями внутреннего дискомфорта, неусидчивостью, а также комплексом кардиореспираторных нарушений и вегетативной дисфункции;

- обсессивная симптоматика: навязчивые мысли и представления, непроизвольно вторгающиеся в сознание подростка в виде живых зрительных образов. Обычно это представления о каком-то агрессивном или сексуальном акте по отношению к близким, на которые подростки крайне болезненно реагируют. В навязчивые конструкции вторгается т.н. магическое мышление (например, представление о том, что какое-то малозначащее действие может повлечь за собой смерть кого-то из близких). В навязчивых раздумьях подростки бесплодно углубляются в метафизические мудрствования;

-симптомы повышенной возбудимости: подростки характеризовались гиперактивностью, эмоциональной лабильностью, повышенным уровнем тревожности, раздражительностью, эксплозивностью, отмечались трудности концентрации внимания. У многих появились диссомнии (трудности засыпания, внезапные ночные пробуждения, кошмарные сновидения, энурез);

-компульсивная симптоматика, проявляется навязчивыми, не поддающимися коррекции и полной контролируемости действиями. К ним относятся, например: тикозные расстройства, навязчивое непреодолимое обкусывание и проглатывание ногтей (онихофагия), выдергивание волос (трихотилломания), сосание пальцев;

- симптомы повторного переживания психической травмы в виде навязчивых воспоминаний (реминисценций), кошмарных сновидений, отчуждение от других людей, утрата интереса к жизни и эмоциональная притупленность, уклонение от деятельности и ситуаций, напоминающих о трагическом событии;

-диссоциативные симптомы. Типичными для этой группы симптомов являются парезы и параличи, астазия-абазия и др. симптомы, при которых клинические проявления не соответствуют признакам истинных неврологических расстройств (характерна анестезия конечностей по типу «чулок» и «носков», гемианестезия с границей чувствительности, проходящей по срединной линии).

Далее в рамках нашей работы было проведено исследование симптомов невротического расстройства у подростков, подвергшихся насилию в семье (216 подростков), результаты которого приведены в таблице 1.

Для диагностической квалификации выявленных расстройств были использованы критерии острых стрессовых расстройств (ОСР), приведенные в DSM-IV.

Для оценки ОСР  использовались «Полуструктурированное интервью для оценки травматических переживаний подростков» Н.В. Тарабриной и вопросник «Stanford Acute Stress Reaction Questionnaire» (SASRQ). Как видно из приведенных данных, установлен высокий процент представленности  симптомов острого стрессового расстройства у подростков, пострадавших от насилия в семье.

Таблица 1

Частота симптомов острого невротического расстройства у подростков,  подвергшихся насилию в семье

Группа симптомов

Количество подростков, подвергшихся насилию в семье (n=216)

абс.

%

Диссоциативные

129

60,0

Повторное переживание

156

71,7

Избегание

152

70,0

Повышенная возбудимость

132

62,1

Выраженный дистресс

90

42,0

При этом в симптоматике острого стрессового расстройства у подростков – жертв насилия в семье, наиболее часто встречаются диссоциативные симптомы, симптомы повышенной возбудимости и дисстресса, что является предпосылками к выраженным реактивным изменениям психики у обследуемых подростков.

Далее в работе представлены результаты психодиагностического исследования психологического статуса подростков, пострадавших от насильственных действий в семье.

Сравнительный анализ агрессивности у подростков, переживших насилие в семье, а также в контрольной группе подростков (по тесту А.Басса-А.Дарки) представлен в табл. 2.

Таблица 2

Результаты сравнения показателей опросника А.Басса-А.Дарки у подростков,

переживших насилие в семье, и у подростков контрольной группы (X ± m)

Показатели теста

А.Басса-А.Дарки

Контрольная

группа (n=89)

Подростки, пережившие насилие в семье (n=216)

р<

Физическая агрессия

4,62±0,93

7,31±0,93

0,05

Косвенная агрессия

5,51±1,18

5,78±1,12

-

Раздражительность

4,02±0,85

6,95±0,85

0,05

Негативизм

2,78±0,64

4,21±1,03

-

Обида

3,36±0,77

7,02±1,06

0,05

Подозрительность

3,49±0,69

7,12±0,86

0,05

Вербальная агрессия

5,19±1,14

7,97±0,71

0,05

Чувство вины

3,16±0,57

6,81±0,62

0,05

Как видно из таблицы 2, достоверные различия имеются по шкалам физическая агрессия, раздражительность, обида, подозрительность, вербальная агрессия и чувство вины. Различия же для шкал косвенная агрессия и негативизм не имели статистической значимости. Эти данные свидетельствуют о более выраженном воздействии на психику подростков насилия в семье как психической травмы.

Далее нами исследовалось содержание страхов у подростков, переживших насилие в семье. Результаты изучения особенностей психического состояния подростков, переживших насилие в семье, в острый стрессовый период психической травмы, по данным рисуночного теста указывают на наличие у них (в сравнении с детьми контрольной группы) высокого эмоционального напряжения, страха, личностной тревоги, протестных стремлений, дезорганизации межличностного поведения, физического и эмоционального истощения и усталости.

На следующем этапе проводился анализ результатов исследования подростков, пострадавших от жестокого обращения в семье с помощью цветового теста М.Люшера (табл.3).

Таблица 3

Статистические показатели психологического состояния подростков, переживших насилие

в семье, и у подростков в контрольной группе по цветовому тесту М. Люшера (X ± m)

Показатели теста М. Люшера

Контрольная

группа (n=89)

Подростки, пережившие насилие в семье (n=216)

р<

Психическое утомление

8,15±1,06

17,05±1,86

0,05

Психическое напряжение

7,12±1,14

14,88±1,93

0,01

Тревога

4,29±0,54

18,00±2,28

0,05

Эмоциональный стресс

7,03±0,82

14,72±2,16

0,05

Работоспособность

8,48±0,20

4,14±0,49

0,001

Суммарное отклонение

10,74±1,12

24,52±3,52

0,01

Вегетативный  коэффициент

1,05±0,14

1,82±0,08

0,001

Как видно из приведенных в таблице 3 данных статистического анализа, группа подростков, пострадавших от жестокого обращения в семье, в сравнении с контрольной группой подростков аналогичного возраста, характеризуется достоверно более высоким уровнем психического утомления, тревоги и суммарного отклонения, а вегетативный коэффициент и работоспособность достоверно хуже, чем у подростков контрольной групп (p<0,001).

Данные проективной цветовой психодиагностики позволили определить паттерн актуальных признаков психического состояния подростков, пострадавших от жестокого обращения в семье, и дать им вербальную психологическую характеристику, что позволяет рекомендовать использование указанных количественных показателей цветового теста М. Люшера для динамического контроля психического состояния этих подростков в период их лечения и реабилитации.

Следующий этап обследования подростков, переживших насилие в семье, предполагал анализ рисуночных тестов.

В ходе исследования использовался рисуночный тест Р. Сильвера для выявления особенностей когнитивной и эмоциональной сферы подростков, переживших насилие в семье.

Результаты исследования показали, что у подростков, переживших насилие в семье, сохранялось высокое эмоциональное напряжение даже спустя 2–4 мес. после произошедших психотравмирующих событий. Об этом говорят их рисунки по данным теста. В обобщенном виде результаты оценки рисунков подростков контрольной группы и пострадавших представлены в таблице 4.

Таблица 4

Эмоциональные проявления у подростков, переживших насилие в семье,

и у подростков в контрольной группе

Показатель

X ± m, балл

р<

Контрольная

группа (n=89)

Подростки, пережившие насилие в семье (n=216)

Эмоциональное содержание рисунков

4,15± 0,87

8,24 ± 0,96

0,01

Наличие изображенной ценности

3,05 ± 0,17

3,29 ± 0,49

-

Наличие декоративных элементов

7,01 ± 1,09

4,28 ± 0,51

0,05

Однако психический статус пострадавших подростков также характеризуют потребности в помощи и поддержке, стремление к покою, уютному домашнему очагу, что является позитивным фактом и свидетельствует о их потребности в коммуникации и сохранении элементов доверия к людям, реабилитационном потенциале пострадавших подростков.

Особенности самоотношения подростков, пострадавших вследствие жестокого обращения в семье, анализировались по результатам методики семантического дифференциала с использованием понятий: «Каким я вижу себя в настоящее время (Я – реальное)», «Каким я хочу быть (Я – идеальное)».

Данные психосемантического анализа самоотношения по факторам оценки, силы и активности представлены в таблице 5.

Таблица 5

Психосемантический анализ самоотношения у подростков, переживших насилие в семье,

и у подростков  в контрольной группе

шкалы

Подростки, пережившие насилие в семье

Контрольная

группа

р<

Фактор «оценка»

Я в настоящее время

4,65

8,49

0,01

Каким я хочу быть

4,24

7,54

0,01

Фактор «сила»

Я в настоящее время

1,52

5,06

0,01

Каким я хочу быть

2,28

3,92

0,01

Фактор «активность»

Я в настоящее время

-0,46

-1,76

Каким я хочу быть

-0,32

-1,73

Как следует из таблицы 5, по фактору оценки понятие «Я – реальное» оценивается подростками, пережившими насилие в семье значительно ниже, чем сверстниками из контрольной группы. Выявленные различия могут свидетельствовать о том, что подростки, пережившие насилие в семье в целом имеют более низкую самооценку, менее уверены в себе, склонны сосредотачивать внимание на своих недостатках, неудовлетворены собой. Для их сверстников в большей мере характерно самоуважение, самоприятие.

Аналогичные расхождения наблюдаются и по шкале силы. Низкие оценки в основной группе могут свидетельствовать о неуверенности в себе и своих силах у подростков – жертв жестокого обращения в семье, о высокой степени тревожности, переживании собственной уязвимости, зависимости.

По шкале «Я-идеальное» также выявлены достоверные различия между подростками, подвергшимся жестокому обращению в семье и подростками контрольной группы. Притязания у подростков – жертв жестокого обращения в семье достоверно ниже (различия выявляются по шкалам оценки и силы).

Оценки подростков контрольной группы по фактору «Сила» оказались чуть ниже, чем их «Я – реальное». Разница между параметрами «Я-реальное» и «Я-идеальное» обеспечи-вается группой подростков, которые пытаются приписывать себе качества лучшие, чем имеют в реальности. Складывается впечатление, что респонденты контрольной группы пытаются демонстрировать социально-ожидаемые показатели (более жесткие для подростков).

Таким образом, в самовосприятии подростков контрольной группы преобладает переживание избыточности (энергии, сил и т.д.), в то время как в самовосприятии подростков, подвергшихся жестокому обращению в семье, преобладает переживание недостаточности, дефицита определенных качеств.

В дальнейшем нами изучались особенности копинг поведения и ведущие психологические защиты у подростков, переживших насилие в семье.

По данным теста SACS ведущими стратегиями копинг поведения подростков в раннем периоде после психической травмы, связанной с семейным насилием, являются «поиск социальной поддержки» (29,1), «импульсивные действия» (27,6) и «осторожные действия» (26,1). Эти данные указывают на преобладание в поведении детей пассивных и дезадаптивных копинг стратегий.

Таблица 6

Выраженность механизмов психологической защиты у подростков контрольной группы и подростков, переживших насилие в семье (X ± m)

Механизмы

психологической защиты

Контрольная

группа (n=89)

Подростки, пережившие насилие в семье (n=216)

р<

Отрицание

0,31±0,01

0,88±0,05

0,001

Подавление

0,36±0,03

0,79±0,06

0,001

Регрессия

0,44±0,05

0,89±0,02

0,001

Компенсация

0,42±0,07

0,71±0,04

0,001

Проекция

0,54±0,03

0,65±0,01

0,001

Замещение

0,27±0,04

0,74±0,05

0,001

Интеллектуализация

0,44±0,08

0,26±0,04

0,001

Реактивные образования

0,32±0,01

0,79±0,08

0,001

По данным теста «Индекс жизненного стиля» у подростков, переживших насилие в семье, обнаруживается существенное напряжение практически всех механизмов психической защиты, по сравнению с аналогичными показателями у контрольной группы (см. табл. 6).

Полученный результат указывает на формирование в результате психотравмы существенной психологической дезадаптации у подростков, пострадавших вследствие насилия в семье.

Кроме того, было установлено, что по данным экспертных оценок преподавателей, психическая травма оказала негативное влияние на поведенческие особенности подростков, отражающиеся в снижении мотивации учения и в конфликтах с другими детьми.

В ходе статистической обработки данных с помощью многофакторного анализа выделены 5 основных факторов (симптомокомплексов), характеризующих феноменологию (сущность и содержание) психологических проявлений невротической симптоматики и особенностей психологического статуса подростков, подвергшихся насилию в семье, в раннем периоде после психической травмы. В число ведущих симптомокомплексов (факторов) вошли «Аффективная симптоматика» (F1, ДП=23,2%), «Обсессии, фобии» (F2, ДП=19,1%), «гипевозбудимость» (F3, ДП=14,4%), «психологические защиты» (F4, ДП=13,7%) и «копинг-реакции» (F5, ДП=10,8%). Эти факторы в целом отражают тенденции и специфику проявления невротической симптоматики у подростков, переживших насилие в семье, которая была выявлена по вышеуказанным психодиагностическим методикам, использованным при психологическом обследовании этих подростков (табл. 7).

Таким образом, результаты исследования позволили отметить, что у подростков, подвергшихся насилию в семье, отмечается более интенсивное переживание стресса, признаки которого соответствуют критериям острой невротической патологии.

В этой же главе представлена феноменология патопсихологический нарушений у подростков, пострадавших вследствие жестокого обращения в семье в отдаленном периоде.

Для выявления эпидемиологических особенностей распространенности невротических расстройств у подростков, пострадавших вследствие жестокого обращения в семье в отдаленном периоде, были изучены следующие блоки психогений у подростков, пострадавших от насилия в семье: 1) расстройства с преобладанием тревожно-фобического радикала; 2) реакции на тяжелый стресс и нарушения адаптации; 3) диссоциативные (конверсионные) расстройства; 4) соматоформные расстройства, 5) неврастения.

Для оценки влияния насилия в семье на формирование невротических расстройств была проведена их стандартизация по признаку насилия в семье. Установлено, что фактор насилия в семье на материале обследуемой выборки оказывал влияние на динамику заболеваемости невротическими расстройствами.

При этом у подростков наблюдаемой нами когорты отмечалась зависимость между принадлежностью к группе и частотой первичной заболеваемости невротическими расстройствами.

Анализ медицинских карт позволил выявить значения уровней первичной заболеваемости невротическими расстройствами у подростков по описанным классам, занимающим лидирующее положение в структуре психогенной патологии, которые  представлены в рисунке 1.

Таблица 7

Результаты факторного анализа психодиагностических данных подростков,

подвергшихся насилию в семье

п/п

Номер фактора и его факторный вес

Методика, показатель

Факторная нагрузка (модуль) показателя

1.

F1-%ДП=23,2

«Аффективная симптоматика»

- «Раздражительность», о. Басса-Дарки

- «Тревога», т. Люшера

- Эмоциональное содержание рисунков

- «Реактивные образования», «LSI»

- Фактор О, PF-16

- Расхождения между Я-реальным и Я-идеальным, психосемантический анализ самоотношения.

- «Эмоциональная неуравновешенность», тест M.I.N.I.

0,661

0,649

0,621

0,613

0,604

0,595

0,568

2.

F2-%ДП=19,1

«Обсессии, фобии»

- Эмоциональное содержание рисунков

- «Подозрительность», о. Басса-Дарки

- Психастеническая симптоматика, методика «Незаконченные предложения»

- «Избегание», SACS

- Сверхценные образования, тест M.I.N.I.

0,802

0,741

0,689

0,643

0,582

3.

F3- %ДП=14,4

«гипевозбудимость»

- «Физическая агрессия», А.Басса-А.Дарки

- «Импульсивные действия», SACS

- Фактор Q4, PF-16

- «Психическое напряжение», т. Люшера

- Ситуационная обусловленность поведения, тест M.I.N.I.

- Поведенческая регуляция МЛО

0,851

0,798

0,707

0,693

0,640

0,590

4.

F4-%ДП=13,7

«психологические защиты»

- Фактор Q3, PF-16

- «Чувство вины», А.Басса-А.Дарки

- «Отрицание», LSI

- Диссоциативная (конверсионная) симптоматика, тест M.I.N.I.

0,741

0,716

0,658

0,594

5.

F5-%ДП=10,8

«копинг-реакции»

- «Осторожные действия», SACS

- «Поиск соц. поддержки», SACS

- «Вербальная агрессия», А.Басса-А.Дарки

- Отношение к учёбе (мотивация учения)

0,701

0,602

0,585

0,558

Как видно из приведенных в таблице 8 данных, в структуре первичной заболеваемости невротическими расстройствами у обследуемых подростков доминируют расстройствам с преобладанием тревожно-фобического радикала, которые в МКБ-10 относятся к таксону F41.

Далее была проанализирована структура по таксонам невротических расстройств среди обследуемых подростков.

Анализ структуры невротических расстройств в основной выборке обследуемых подростков также показал, что первое ранговое место по многолетним данным стабильно принадлежит расстройствам с преобладанием тревожно-фобического радикала (рис.1).

Рис.1. Структура распространенности невротической патологии у подростков, подвергшихся насилию в семье

На втором месте находится неврастения. На третьем месте – диссоциативные (конверсионные) расстройства, на четвертом – реакции на тяжелый стресс и нарушения адаптации. Доля остальных классов психогенной патологии существенно ниже.

Полученные нами данные позволяют предполагать, что основные тенденции динамики острых реакций на стресс у подростков, переживших насилие в семье, отражают коморбидные соотношения с психопатологическими расстройствами (невротическими, аффективными, а иногда и с феноменами более тяжелых регистров).

В рамках диссертационного исследования было выделено 3 типа динамики:

- Развитие невротической симптоматики.        

- Развитие поведенческой патологии.        

- Нормативное развитие.

Факторные переменные, полученные в результате анализа показателей психологических тестов подростков, подвергшихся насилию в семье, были сохранены в файле данных в качестве новых переменных. Полученные переменные были подвергнуты преобразованию в z-значения и  непосредственно выражаются в единицах стандартного отклонения от среднего. Для того чтобы избавиться от неизбежных отрицательных и дробных значений, все данные были переведены в Т-оценки (Мт 50, т 10).

Результаты исследования, в частности анализ корреляций между уровнем невропатизации по тесту M.I.N.I. и показателями факторных коэффициентов, позволили вплотную подойти к решению задачи по формализации процедуры прогноза развития невротической патологии у подростков, пострадавших вследствие жестокого обращения в семье с использованием комплекса высокоинформативных признаков (табл. 8).

Таблица 8

Функции классификации

№ фактора

Развитие невротической симптоматики

Развитие поведенческой патологии

Нормативное развитие

Аффективная симптоматика

23,1554

5,6154

2,4468

Обсессии, фобии

3,5441

16,0115

13,6455

Гипевозбудимость

-19,1487

5,1159

10,1544

Психологические защиты

-27,5414

8,4551

19,0114

Копинг-реакции

8,7785

17,7418

-21,4445

Constant

-95,1541

-52,1215

-104,368

Наблюдение приписывают той группе, для которой классификационная функция имеет наибольшее значение. В таблице приведены коэффициенты и свободные члены при переменных линейных функций. Например, классификационное уравнение для группы «Развитие невротической симптоматики» имеет вид: «Развитие невротической симптоматики» = 23,15*фактор1 + 3,54*фактор2 –-19,15*фактор3 –27,54*фактор4 + 8,77*фактор5 – 95,15.

В заключении обобщены результаты исследования и сформулированы основные выводы и практические рекомендации.

ВЫВОДЫ

1. Психологический статус подростков, подвергшихся насилию в семье, в остром (раннем) периоде характеризуется наличием выраженных психологических нарушений (в эмоционально-волевой, ценностно-мотивационной и когнитивной сферах), что отражается на феноменологии их невротических реакций и обусловливает формирование у значительной части подростков устойчивой симптоматики нарушений сна, фобии и определяет необходимость проведения целенаправленной их реабилитации.

2. Для подростков, подвергшихся насилию в семье, по сравнению с подростками из контрольной группы характерны: превалирование агрессивных и враждебных реакций (Р<0,05) в виде физической и вербальной агрессии, раздражительности, обиды, подозрительности и чувства вины (тест Басса-Дарки), высокий уровень психического утомления, тревоги и суммарного отклонения, а вегетативный коэффициент и работоспособность существенно снижены (p<0,01) (цветовой тест М. Люшера).

3. По данным результатов психосемантического анализа самоотношения и отношения к сверстникам у подростков, подвергшихся насилию в семье, по сравнению с подростками из контрольной группы выявлены достоверно более низкая самооценка, неудовлетворенность собой, неуверенность в своих силах и способностях. По результатам анализа копинг стратегий (тест SACS) у подростков, подвергшихся насилию в семье, превалируют просоциальные, прямые, пассивные, ассоциальные и агрессивные типы копинг стратегий; по данным теста LSI у обследуемых подростков выявлено напряжение практически всех психологических защитных механизмов; переживание эмоционального дискомфорта во взаимоотношениях со сверстниками; анализ репертуара поведения установил негативное отношение к школе и низкий уровень успеваемости по школьным предметам.

4. Клинико-психологические характеристики подростков, подвергшихся насилию в семье, в остром периоде представлены высокой тревожностью (у 82% подростков); раздражительностью (у 63% подростков); нарушением сна (73%); нарушением внимания (72%); моторной расторможенностью (52%); субдепрессией, дереализацией, регрессивным поведением (51%) и низкой физиологической сопротивляемостью организма к стрессогенным воздействиям.

5. Психологический статус подростков, подвергшихся насилию в семье, по данным личностных тестов PF-16 и МЛО «Адаптивность» в раннем периоде после психотравмы характеризуется интровертированностью, эмоциональной неуравновешенностью, возбуж-дением, чувством вины, фрустрированностью, робостью, резким снижением «личностного адаптационного потенциала» и «поведенческой регуляции» (Р<0,05) в сравнении с контрольной группой.

6. Факторная структура психологического статуса подростков, подвергшихся насилию в семье, в остром периоде включает пять системообразующих факторов (суммарная дисперсия 81,2%): «аффективная симптоматика» (F1; 23,2% общей дисперсии), «обсессии, фобии» (F2; 19,1%), «гипевозбудимость» (F3; 14,4%), «психологические защиты» (F4; 13,7%), «копинг-реакции» (F5; 10,8%), которые отражают феноменологию психологических признаков невротической патологии у подростков в остром периоде после психической травмы.

7. Анализ структуры невротических состояний у подростков, подвергшихся насилию в семье, в отдаленном периоде после психической травмы показал её высокую распространенность (на одну медицинскую карту обследованного подростка приходится 1,4 невротических расстройства). При этом первое ранговое место принадлежит расстройствам с преобладанием тревожно-фобического радикала (68,4%). На втором месте находится неврастения (58,9%). На третьем месте – диссоциативные (конверсионные) расстройства (29,3%), на четвертом – реакции на тяжелый стресс и нарушения адаптации (21,9%), на пятом – соматоформные расстройства (44,6%)

8. Клинико-психологическая технология многомерной (дискриминантной) оценки формирования невротических состояний у подростков, подвергшихся насилию в семье, позволяет с высокой точностью (73%) и достоверностью (р<0,01) определять значимость и задействованность (вклад) факторов актуального психологического статуса у подростков, подвергшихся насилию в семье, в патогенез невротической патологии в отдаленном периоде и осуществлять её прогнозирование.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

Для повышения эффективности медико-психолого-педагогического сопровождения подростков, подвергшихся насилию в семье, предлагается реализовать следующие научно-обоснованные рекомендации:

  1. Клиническим психологам, социальным работникам, медицинскому персоналу и педагогам учреждений, оказывающим помощь подросткам в социально опасной ситуации, связанной с насилием в семье, при реабилитационно-коррекционной работе необходимо использовать клинико-психологические технологии оценки и прогнозирования развития невротических расстройств у подростков, подвергшихся насилию в семье, в раннем и отдаленном периодах после психической травмы
  2. Клиническим психологам, социальным работникам, медицинскому персоналу и педагогам учреждений, оказывающим помощь подросткам, подвергшихся насилию в семье, при анализе причин низкой результативности коррекционно-реабилитационных мероприятий целесообразно осуществлять оценку структуры невротической патологии подростков, подвергшихся насилию в семье, в позднем периоде после психической травмы, которая отражает феноменологию патопсихологической симптоматики у подростков в позднем периоде после психической травмы и проявляется на соматическом и поведенческом уровнях.

3. Клиническим психологам и  медицинскому персоналу учреждений, оказывающим помощь подросткам, пережившим насилие в семье, целесообразно использовать методику оценки невротической симптоматики, которая позволяет с высокой точностью и достоверностью определять невротического развитие подростков, подвергшихся насилию в семье, в позднем периоде после психической травмы

4. Рекомендовать включить в программы подготовки, переподготовки и повышения квалификации специалистов по коррекции и реабилитации подростков, подвергшихся насилию в семье, факультативные курсы «Многомерная оценка психического статуса подростков, перенесших насилие в семье», «Структура и прогноз социально-психологической адаптации подростков, подвергающихся насилию в семье», обеспечив освоение специалистами необходимых знаний, умений и навыков для успешной профессиональной деятельности по медико-психолого-педагогическому сопровождению подростков, подвергающихся насилию в семье.

Основные публикации по теме диссертации

Статьи в научных журналах по перечню ВАК Минобрнауки РФ:

  1. Кирьянов, В.М. Психологический статус подростков в раннем периоде после психической травмы, связанной с насилием в семье / В.М. Кирьянов, Г.В. Москаленко // Научно-теоретический журнал «Ученые записки университета имени П.Ф. Лесгафта». – 2012, №2(84). – С. 12 – 19.
  2. Кирьянов, В.М. Многомерная оценка основных эндогенных саногенетических факторов у подростков с несоциализированным расстройством поведения в условиях однородного трудового коллектива / В.М. Кирьянов, Н.А. Гончарова // Научно-теоретический журн. «Ученые записки университета им. П.Ф. Лесгафта». – 2011, № 7(77). – С. 17 – 21.
  3. Кирьянов, В.М. Психологические особенности подростков с девиантной виктимностью / В.М. Кирьянов, В.В. Белов // Научно-теоретический журнал «Ученые записки университета имени П.Ф. Лесгафта». – 2011, №9(79). – С. 28 – 73.
  4. Кирьянов, В.М. Многомерная оценка индивидуально-психологических факторов социально-психологической адаптации подростков с несоциализированным расстройством поведения / В.М. Кирьянов, // Вестник психотерапии. – 2011, № 39(44). – С. 55 – 63.

Статьи, тезисы докладов и статей:

  1. Кирьянов, В.М. Структура психической адаптации у подростков с несоциализированным расстройством поведения в условиях однородного трудового коллектива / В.М. Кирьянов, Д.А. Чернов // Диалоги о науке журн. – 2011, № 4. – С. 17 – 20.
  2. Кирьянов, В.М. Стратегии и технологии профилактики наркозависимого поведения как основа сохранения здоровья подрастающего поколения / В.М. Кирьянов, Т.Ю. Куштан // Многопрофильная клиника XXI века: передовые мед. технологии: Материалы науч.-практ. Конференции 14-16 сентября. – СПб.: Изд-во «Человек и его здоровье», 2011 – С. 244 – 246.
  3. Кирьянов, В.М. Вклад социализации в формирование личности делинквентного подростка в формировании личности подростка / В.М. Кирьянов, Н.А. Белевич // PR и социальное управление: экономика, политика, культура Российская молодежь и будущее России: Материалы XI Межвузовской студенческой конференции 19 мая. – СПб.: Издательство СПбАУЭ, 2011 – С. 140 – 142
  4. Кирьянов, В.М. Влияние мотивационного конфликта на реакцию нейтрофильных гранулоцитов / В.М. Кирьянов // Итоговая конф. военно-науч. общества курсантов и слушател. академ. – СПб.: Изд-во ВМА, 2011. – 217 с.
  5. Кирьянов, В.М. Прогнозирование успешности адаптации специалистов экстремального профиля деятельности / В.М. Кирьянов, Н.Н. Бакина, Г.В. Дробышевская // Итоговая конф. военно-науч. общества курсантов и слуш. академ. – СПб.: Изд-во ВМА, 2010. – С. 218 – 219.
  6. Кирьянов, В.М. Ближайшие и отдаленные последствия жестокого обращения и невнимательного отношения к детям / В.М. Кирьянов, Г.В. Москаленко // Итоговая конф. «Актуальные проблемы прикладной социальной психологии». – СПб.: Изд-во СПб УУИЭ, 2012. – С. 1 – 6.
  7. Кирьянов, В.М. Основные разновидности насилия в семье над детьми как фактор их социальной дезадаптации http://spbume.ru/up/article/file/fsu/parfenov2.pdf/ В.М. Кирьянов, Г.В. Москаленко // Итоговая конф. «Актуальные проблемы прикладной социальной психологии». – СПб.: Изд-во СПб УУИЭ, 2012. – С. 1 – 4.
  8. Кирьянов, В.М. Современные подходы к объяснению причин жестокого обращения с детьми http://spbume.ru/up/article/file/fsu/parfenov3.pdf/ В.М. Кирьянов, Г.В. Москаленко // Итоговая конф. «Актуальные проблемы прикладной социальной психологии». – СПб.: Изд-во СПб УУИЭ, 2012. – С. 5 – 7.

Научные издания:

  1. Белов, В.В. Прогнозирование невротических расстройств у подростков, подвергшихся насилию в семье / Белов В.В., Кирьянов В.М.. – СПб. : Пони, 2012. – 55 с.

Формат 60x84 1/16. Тираж 100 экз.

Объем усл. печ.л. – 1,2. Заказ 255.

Подписано к печати «  » апреля 2012 г.

Отпечатано в Цифровом Копировальном Центре «Василеостровский»

Адрес: 199004, г. Санкт-Петербург, В.О., 6-я линия, 29






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.