WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Буханцова Евгения Владимировна

НЕЙРОЭНДОКРИННЫЕ  ДЕТЕРМИНАНТЫ криминального  поведения

19.00.02 – Психофизиология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата биологических наук

Ставрополь 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования

«Ставропольский государственный университет»

Научный руководитель:  доктор биологических наук, профессор

Губарева Любовь Ивановна

Официальные оппоненты: доктор медицинских наук, профессор

  Соловьев Андрей Горгоньевич

доктор психологических наук, профессор

Михайлова Ольга Юрьевна

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Астраханский государственный университет»

Защита состоится «27» марта 2012 г. в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.256.14 на базе ФГБОУ ВПО «Ставропольский государственный университет» по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул. Пушкина, 1, корпус № 2, ауд. 506.

Факс: (8652)35-40-33

E-mail: psyhofis.stavsu@mail.ru

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Ставропольский государственный университет».

Автореферат разослан « 27 » февраля 2012 года.

С авторефератом можно ознакомиться на сайте ВАК Минобрнауки РФ: http://vak.ed.gov.ru и на сайте СГУ: http://www.stavsu.ru

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат биологических наук

 

Ермоленко Г.В.

 

ВВЕДЕНИЕ

Сегодня в России ежегодно регистрируется около 3 миллионов преступлений. За последние 15-20 лет вырос уровень преступности, преступность стала более тяжкой, социально опасной. Появились и развиваются новые ее формы (Гуров А.И., 1990). Почти половина преступлений регистрируется в республиканских, краевых и областных центрах. Удельный вес тяжких и особо тяжких преступлений составляет свыше 26%. Наибольшее количество зарегистрированных преступлений с использованием оружия отмечается в Республике Дагестан, г. Санкт-Петербург, Ставропольском крае и других регионах РФ (по данным официального сайта МВД за 2010, 2011гг., www.mvd.ru). Постоянное возрастание преступлений заставляет нас все чаще задумываться не только над причинами совершения преступных деяний, но и над основами формирования личности преступника.

Вопрос о роли «приобретенного» (социального) и «естественного» (биологического) в поведении человека и, в частности, в преступном поведении имеет принципиальное значение. Необходимость изучения этого вопроса связана с имеющимися в литературе утверждениями о малой значимости биологических свойств в формировании личности преступника (Решетников Ф.М., 1995; Пионтковский А.А., 1998). В то же время анализ литературы по вопросу  формирования личности преступника показал, что ранее предпринимались попытки изучить ее с точки зрения биологических концепций (Goddard H.H, 1915, 1920; Lange J.,  1929; Hooton E.A., 1939; Glueck E., 1956; Glueck Sh. & E., 1956). Однако в методическом плане исследования генетической предрасположенности преступного поведения были крайне уязвимы, и все выводы были сделаны на весьма ограниченном эмпирическом материале. В результате все эти теории были рано или поздно подвергнуты критике.

С 50-х годов ХХ века продолжались научные исследования личности преступника на новом уровне с использованием данных криминологии, наук правового цикла, медицины, психологии, психиатрии, биологии, философии, химии, социологии (Скиннер Б., 1951; Скиннер Б.Ф., 1951; Bandura A., 1973, 1983, 1986; Pinatel J., 1974, 1985; Wylie R., 1968). Важное значение имеют исследования личности преступника, представленные в работах И.В.Боева (1987), А.О.Бухановского, О.Ю.Михайловой (1996), О.А.Ахвердовой (1998), А.О.Бухановского (1998), Ю.М.Антоняна (2000 а,б), А.Н.Пастушени (2000), Бондаренко Н.В. (2005), В.Н.Кудрявцева (1975, 1998, 2007),  О.В.Погожевой, 2011;  Г.И.Чечеля (2011). По мнению Я.И. Гилинского (2004), личность человека, совершающего преступное деяние, имеет свою специфическую особенность психического склада, которая выражает его криминогенную сущность. Эта особенность выступает внутренней предпосылкой антиобщественного поведения индивида, которая при определенных условиях или воздействиях внешней среды является существенной в детерминации преступного поведения.

Важную роль в формировании антисоциального (преступного) поведения ряд исследователей отводят тестостерону (Ehrenkrantz E. et al., 1974; Rada R. et al., 1976, 1983). С другой стороны, такие исследователи, как J.Dabbs et al. (1991, 1995) показывают, что влияние гормонов на формирование агрессивного поведения сравнительно незначительно. M.Mattson et al. (1980) не выявили никакой связи между уровнем тестостерона и оценками агрессии у делинквентных подростков, хотя сред­ний уровень тестостерона у них был выше, чем в контрольной группе. Таким образом, однозначной оценки участия тестостерона в формировании криминального стереотипа поведения до сих пор нет. Имеются единичные исследования роли кортизола в формировании антиобщественного поведения у подростков и молодежи (Fairchild G. et al., 2008). Роль эстрадиола, тироксина в формировании личности преступника в настоящее время практически не изучена. В то же время Л.И.Губаревой (2001) было установлено, что в формирование ряда характерологических черт личности подростков большой вклад вносят глюкокортикоиды и половые гормоны. С учетом этого представляло интерес изучение роли стероидных и тиреоидных гормонов в формировании свойств нервной системы и личностных черт преступника.

Цель работы – изучение особенностей эндокринного статуса и функционирования центральной нервной системы, детерминирующих формирование характерологических черт и свойств личности у мужчин с криминальным стереотипом поведения.

Объект исследования – мужчины, осужденные за убийство по статье 105 УК РФ.

Предмет исследования – эндокринные факторы, лежащие в основе формирования особенностей функционирования центральной нервной системы,  характерологических черт и свойств личности преступника.

Задачи исследования.

  1. Выявить особенности эндокринного статуса мужчин с криминальным стереотипом поведения.
  2. Установить особенности функционирования центральной нервной системы у мужчин, осужденных за убийство.
  3. Изучить совокупность интегрированных в личности преступника свойств и характерологических черт.
  4. Установить зависимость психофизиологических показателей от уровня стероидных (кортизол, тестостерон, эстрадиол) и тиреоидных (тироксин) гормонов у мужчин, осужденных к лишению свободы за убийство.
  5. Выявить информативные маркеры, детерминирующие возможность формирования криминального стереотипа поведения.

Научная новизна исследования. Впервые в условиях естественного эксперимента проведено комплексное исследование особенностей эндокринного и психического статуса, особенностей функционирования центральной нервной системы у мужчин, осужденных за убийство.

На экспериментально-психофизиологическом уровне выявлена высокая вероятность фенотипической изменчивости личностных свойств и характерологических черт у мужчин с криминальным стереотипом поведения при нарушении эндокринного статуса.

Впервые установлено, что физиологической основой формирования преступной личности может быть нарушение  функционирования эндокринной и центральной нервной систем. Согласно результатам исследования ведущую роль в детерминации нарушений функционирования центральной нервной системы, характерологических свойств личности преступника играет не только абсолютный уровень тестостерона, но и нарушение баланса андрогенов и эстрогенов, катаболических (кортизол, тироксин) и анаболических (тестостерон - Т, эстрадиол -Э) гормонов, которые по данным ряда авторов (Юдаев Н.А. и соавт., 1976; Розен В.Б., 1984; Афиногенова С.А., Булатов А.А., 1993), имеют рецепторы в ядре клетки.

Впервые выявлена высокая значимость уровня тироксина в поддержании баланса андрогенов в организме.

Впервые показано, что повышение уровня глюкокортикоидных и снижение уровня тиреоидных гормонов, повышение индекса андрогенизации (Т/Э) и катаболического индекса, снижение степени дифференцировочного торможения и повышение ригидности процессов торможения в центральной нервной системе приводит к повышению уровня тревожности, невротизации и психопатизации, агрессивности и враждебности у мужчин, осужденных за убийство, что допустимо расценивать как один из механизмов формирования криминального стереотипа поведения.

Впервые с использованием объективных методов исследования показано, что нарушение эндокринного профиля, сочетающееся с пониженной лабильностью центральной нервной системы и ригидностью нервных процессов, слабым развитием дифференцировочного торможения, детерминирует изменение характерологических черт и свойств личности, создавая внутренние предпосылки для выбора асоциальной среды.

Теоретическая значимость исследования. Результаты настоящего исследования подтверждают значимую роль глюкокортикоидных, половых и тиреоидных гормонов, а также баланса андро- и эстрогенов (Т/Э), катаболических и анаболических стероидов (К/Т) в формировании личностно-типологической деформации мужчин, обусловливающей криминальный стереотип поведения. Впервые выявлена высокая значимость уровня тироксина в поддержании баланса андрогенов в организме.

Выявлено, что наиболее предрасположены к криминальному стереотипу поведения мужчины с наиболее выраженными сочетанными изменениями психонейроэндокринного статуса, центральной нервной системы, характерологических черт и свойств личности.

Сравнительный анализ на достоверно значимом уровне продемонстрировал, что нейроэндокринные особенности индивида детерминируют психическую и поведенческую изменчивость в направлении снижения уровня социальной адаптации, формирования криминального стереотипа поведения. Причинами формирования преступного поведения является взаимодействие и взаимовлияние внешних средовых и внутренних факторов, обусловливающих развитие дизадаптационных и декомпенсаторных возможностей личности.

Практическая значимость работы. В диссертационном исследовании установлено достоверно выраженное изменение уровня глюкокортикоидных (кортизол) и половых (тестостерон, эстрадиол) стероидов, а также уровня тироксина и показателей функционирования центральной нервной системы у мужчин, осужденных за убийство. Представленные показатели уровня стероидных и тиреоидных гормонов у мужчин контрольной группы могут служить основанием для разработки региональных стандартов гормонального профиля периода первой зрелости.

Выявлены диагностические маркеры, которые в комплексе могут быть положены в основу психофизиологической диагностики криминального стереотипа поведения: повышенный уровень кортизола и пониженный уровень тироксина, повышенный катаболический индекс (название наше) и индекс андрогенизации, высокие показатели времени зрительно-моторной реакции и количества ошибок, уровень тревожности и нейротизма, невротизации и психопатизации, уровень агрессии и враждебности. Они могут быть использованы практическими психологами, и, в первую очередь, психологами исправительных учреждений с целью профилактики правонарушений среди различных групп населения, а также клиническими психологами, психофизиологами.

Материалы исследования могут быть использованы в учебном процессе образовательных учреждений, при преподавании курсов юридической психологии, психофизиологии, криминологии и связанных с ними спецкурсов, в системе служебной подготовки сотрудников правоохранительных органов, юридических психологов, специалистов полиграфной проверки.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. У мужчин, осужденных за убийство по статье 105 УК РФ, выявлена более высокая вариабельность уровня кортизола, обладающего выраженным катаболическим эффектом, по сравнению с социально адаптированными мужчинами контрольной группы, что привело к изменению профиля анаболических гормонов – тестостерона и эстрадиола, уровня тироксина, повышению катаболического индекса и индекса андрогенизации, и как следствие, снижению адаптивных возможностей организма.

2. У мужчин, осужденных за убийство, отмечали достоверно значимое повышение уровня тревожности и нейротизма, невротизации и психопатизации, индекса агрессивности и враждебности. Значимые различия выявлены по показателям физической агрессии, раздражительности, обиды, подозрительности, особенно у мужчин с высоким уровнем кортизола. Наиболее выраженную эмоциональную неустойчивость отмечали у осужденных за убийство с высоким и низким уровнем кортизола.

3. Среди мужчин, осужденных за убийство, значительно чаще, чем в контрольной группе, встречаются представители холерического и меланхолического типов темперамента.

4. Высокая информативная значимость таких психофизиологических показателей, как время зрительно-моторной реакции и количество ошибок на дифференцировку, уровень тревожности и нейротизма, невротизации и психопатизации, индекс агрессивности и враждебности, уровень физической агрессии, раздражительности, обиды, подозрительности в сочетании с повышенным уровнем кортизола и пониженным уровнем тироксина, высоким катаболическим индексом и индексом андрогенизации, дает основание рекомендовать их в качестве маркеров предрасположенности к формированию криминального поведения.

Исследование выполнено в рамках приоритетных направлений фундаментальных исследований, утвержденных Президиумом РАН от 1 июля 2003 г. № 233. «Проблемы экологии, популяционной биологии и адаптации организмов к среде обитания»; «Проблемы взаимодействия человека, общества и природы: концепция устойчивого развития и ее реализация в России»; «Человек как субъект общественных изменений: социальные, гуманитарные и психологические проблемы»; приоритетных направлений развития науки, технологий и техники РФ, утвержденным президентом РФ В.Путиным от 21 мая 2006 г. «Безопасность и противодействие терроризму».

Работа поддержана грантом РГНФ № 07-06-18013е «Психонейроэндокринные детерминанты формирования личности преступника. Разработка методов коррекции дезадаптивных форм поведения».

Внедрение результатов исследования. Результаты исследования положены в основу разработки курса по выбору «Антропология преступления», внедрены в курсы лекций и практических занятий по дисциплинам «Дифференциальная психофизиология», «Психофизиология», «Психофизиология полиграфных проверок» в ФГБОУ ВПО «Ставропольский государственный университет».

Результаты научных исследований внедрены в образовательный процесс МБОУ гимназии №9 и в МБОУ СОШ №23 г. Ставрополя, а также в Федеральном казенном учреждении «Следственный изолятор»  № 1 г. Ставрополя (ФКУ СИЗО). Материалы могут быть использованы специалистами, работающими в области психофизиологии, юриспруденции, практической психологии, юридической психологии, девиантологии.

Диссертационная работа соответствует паспорту специальности 19.00.02 - Психофизиология по нескольким областям исследований: 2. Методы психофизиологии; 5. Функциональные состояния, эмоции, стресс и адаптация; 11. Психофизиология индивидуальных различий (дифференциальная психофизиология); 12. Психофизиология общения; 13. Прикладная психофизиология. 

Апробация работы. Материалы диссертационной работы  доложены и обсуждены на региональных научных конференциях «Университетская наука - региону» (Ставрополь, 2002-2009), Всероссийской Internet-конференции «Пути становления субъекта в информационном обществе» (Ставрополь, 2004), 3, 4 Всероссийских съездах психологов Российского психологического общества (Санкт-Петербург, 2003; Ростов-на-Дону, 2007), Всероссийской конференции с международным участием «Нейроэндокринология» (Санкт-Петербург, 2003, 2010), 2-й Всероссийской конференции с международным участием  «Гомеостаз и эндоэкология» (Hurghada, 2004), международной конференции «Stress and Behavior» (S.-Peterburg, 2007), международном форуме по проблемам науки, техники и образования «III тысячелетие – новый мир» (Москва, 2007), 1-й конференции Российской ассоциации психонейроэндокринологов (Санкт-Петербург, 2008), XIVth-XVth World Congress of Psychophysiology (S.-Peterburg, 2008; Budapest, 2010).

Публикации. По теме диссертации опубликованы 21 работа общим авторским объемом 2,7 п.л., в том числе 1 в журнале, рекомендованном ВАК Минобрнауки России.

Объем и структура диссертации.  Диссертационная работа изложена на 139 страницах, содержит 11 таблиц, 1 приложение, иллюстрирована 14 рисунками. Работа включает введение; 3 главы: обзор литературы, организация и методы исследования, результаты собственных исследований; обсуждение; заключение; выводы; библиографический указатель литературы, включающий 229 источников, в том числе 155 отечественных и 74 зарубежных.

ОРГАНИЗАЦИЯ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Исследование психофизиологических особенностей осужденных за убийство проводили в условиях естественного эксперимента. Объектом исследования были 105 мужчин 22-35 лет - заключенные тюрьмы Федерального бюджетного учреждения (ФБУ) исправительной колонии № 5 общего режима г. Ставрополя, осужденные по статье 105 УК РФ – убийство (далее осужденные за убийство), которые составили основную группу обследуемых. В эту группу входили осужденные, совершившие неоднократные убийства и отбывающие наказание повторно, то есть мужчины с устойчивым стереотипом криминального поведения. Обследуемые нами заключенные не были отягощены генетической патологией и хроническими инфекционными заболеваниями. Контрольную группу составили студенты Ставропольского государственного университета, относящиеся к первой и второй группам здоровья (89 мужчин) в возрасте 22 лет.

Для реализации поставленной цели и задач использовали экспериментально-психологические методы: методика определения уровня невротизации и психопатизации (Бажин Е.В. с соавт., 1976), опросник Басса-Дарки (1998), шкала проявления тревожности (Дж.Тейлор, 1953), личностный опросник Г.Айзенка (1973); физиологические методы: определение времени зрительно-моторной реакции (ЗМР) и реакции на движущийся объект на компьютерном приборе «Мир-05», определение уровня стероидных (кортизол – К, тестостерон – Т, эстрадиол - Э) и тиреоидных (тироксин – Т4) гормонов в слюне методом иммуноферментного анализа на иммуноферментном анализаторе «Пикон».

Исследования проводили с учетом циркадианного, циркасептального и сезонного биоритмов. Результаты исследования подвергались вариационно-статистической обработке на компьютере с использованием статистического пакета анализа данных в Microsoft Excel–2003.

Результаты собственных исследований

Гормональный статус мужчин, осужденных за убийство. Результаты исследования эндокринного статуса мужчин, осужденных за убийство, показали, что концентрация К у них, варьировала от 1,9 до 38,6 нмоль/л, составляя в среднем 15,2±2,0 нмоль/л, в то время как в контрольной группе уровень К варьировал от 8,1 до 27,4 нмоль/л, составляя в среднем 18,2±0,9 нмоль/л, что не отличается существенно от данных, полученных другими авторами (Прасолова О.В., 2005; Большаков Г.В., Шаныгина Д.В., 2008). Сопоставление среднестатистических показателей в целом по выборке контрольной и основной групп не выявило существенных различий уровня К (р>0,05). Значительная вариабельность содержания К в слюне у осужденных за убийство позволила нам группы обследуемых мужчин  разбить на три подгруппы: 1) с высоким уровнем; 2) средним уровнем; 3) низким уровнем К в слюне. В группе осужденных за убийство в 1-ую подгруппу вошли мужчины с уровнем К 27,6±2,1 нмоль/л; во 2-ую подгруппу – мужчины с уровнем К 13,6±0,9 нмоль/л; в 3-ю – мужчины с содержанием К 3,8±0,5 нмоль/л (табл. 1). 

Таблица 1.

Уровень кортизола (нмоль/л) у мужчин, осужденных за убийство (M±m)

Уровень кортизола

n

Контроль

Осужденные за убийство

р

1. Высокий

2. Средний

р1

3. Низкий

р1

43

48

41

20,4±0,9

17,7±0,7

0,05

12,9±0,8

<0,01

27,6±2,1

13,6±0,9

<0,001

3,8±0,5

<0,001

<0,01

<0,05

<0,001

Примечание: Р - достоверность различий средних величин контрольной и основной групп; Р1 - достоверность различий средних величин 2-ой и 3-ей подгрупп по сравнению с 1-ой; n – число обследованных.

На наш взгляд, важным является и тот факт, что среди осужденных за убийство количество лиц со средним уровнем К составляло 45%, в то время как в контрольной группе - 53%, а с низким уровнем К - 25%, что в 2,1 раз больше, чем в контрольной группе.

Разделение заключенных по уровню катаболического гормона К - одного из ведущих гормонов адаптации к факторам внешней среды, включая социальные, на три подгруппы – с высоким, средним и низким уровнем может быть одной из причин формирования трех основных типов характера заключенных (по А.Н.Давыдкиной, 2003): 1) люди, которые посредством своих способностей развили в себе умение занимать доминирующие позиции; 2) люди, не отличающиеся конформностью, но способные к быстрой деконструкции своего «Я» в зависимости от влияния среды и 3) конформисты.

Результаты исследования уровня половых гормонов и их соотношения представлены на рис. 1. Согласно полученным нами данным, у мужчин контрольной группы уровень Т в слюне составлял в среднем 3,07±0,25 нмоль/л, уровень Э - 45,6±1,5 пмоль/л, индекс андрогенизации - 57,4±3,0. У осужденных за убийство уровень Т в среднем составлял 2,0±0,19 нмоль/л, что достоверно ниже, чем в контрольной группе (р<0,05). Наиболее низкий уровень Т был обнаружен у мужчин с высоким уровнем К. Уровень Э у осужденных за убийство составлял 35,2±1,5 пмоль/л и был ниже, чем в контрольной группе. В подгруппах уровень Э существенно не отличался.

При сниженных абсолютных величинах уровня андро- и эстрогенов у мужчин, осужденных за убийство, индекс андрогенизации выявил существенное преобладание над таковым показателем у мужчин контрольной группы (рис. 1).

Наиболее выраженное повышение индекса андрогенизации отмечали в 1-ой и во 2-ой подгруппах - в 1,5 раза (р<0,05) по сравнению с контролем. Это может свидетельствовать о сниженных резервных возможностях уровня анаболических стероидов (тестостерона и эстрадиола) при высоком индексе андрогенизации, что подтвердилось при расчете индекса кортизол/тестостерон (К/Т): его величина у осужденных за убийство, значительно – в 1,7 раза - превышала таковой показатель у мужчин контрольной группы (рис. 1). При этом наиболее значимые различия были выявлены у мужчин с высоким и низким уровнем К. 

В группе мужчин, осужденных за убийство, содержание Т4 в слюне было ниже, чем в контрольной группе (67,7±2,9 нмоль/л и 77,0±2,0 нмоль/л соответственно; р<0,05). Сопоставление в подгруппах выявило достоверно значимое снижение уровня Т4 у осужденных за убийство со средним и низким уровнем К (р<0,05). Учитывая тот факт, что у взрослых Т4, наряду с Т, играет важную роль в обмене веществ, а также в регуляции уровня возбудимости ЦНС и скорости протекания мыслительных процессов (Држевецкая И.А., 1994), представляло

Тестостерон, нмоль/л

Эстрадиол, пмоль/л

Тестостерон/Эстрадиол

Кортизол/Тестостерон

Рис. 1. Содержание уровня тестостерона, эстрадиола и соотношения уровня андрогенов и эстрогенов (Т/Э), катаболических и анаболических гормонов (К/Т) в слюне у осужденных за убийство.

* - Р < 0,05;  ** - Р < 0,01.

интерес изучение соотношения Т4/Т, результаты которого показали, что у осужденных за убийство соотношение Т4/Т достоверно превышает таковой показатель у мужчин контрольной группы (р<0,05). Анализ соотношения Т4/Т в подгруппах обнаружил достоверно выраженное повышение индекса Т4/Т у осужденных с высоким и средним уровнем К. Повышенное содержание уровня Т4 относительно Т в совокупности с высоким уровнем андрогенизации у осужденных за убийство, дают нам основание предполагать, что повышенный уровень физической агрессии, повышенная возбудимость, выраженность оборонительных реакций, их социальная дезадаптация детерминированы относительным преобладанием катаболических гормонов при низких резервах стресс-протективных стероидов – Э и Т.

Таким образом, несмотря на то, что мужчины были осуждены по одной и той же статье УК РФ, их гормональный статус по-разному отличался от мужчин контрольной группы, что, возможно, обусловливает разный стереотип поведения при совершении преступления.

Сопоставление уровня К в слюне с уровнем других гормонов выявило наличие отрицательной корреляционной связи с уровнем Т и положительной с уровнем Т4 (r = -0,34 и r = 0,45, соответственно), а также отношением К/Т (r = 0,30). Выраженная отрицательная связь обнаружена между содержанием Т и отношением К/Т (r = -0,55), заметная отрицательная – между уровнем Т и Т4 в слюне (r = -0,32), функциональная отрицательная – между уровнем Т и отношением Т4/Т (r = -0,90), что указывает на высокую значимость не только уровня К, но и уровня Т4 в реакции на стресс и для поддержания баланса андрогенов в организме.

Уровень невротизации и психопатизации у мужчин с криминальным стереотипом поведения. Определение уровня невротизации и психопатизации, по данным Н.Б. Ласко (1978), дает возможность определить некоторые поведенческие особенности мужчин, прогнозировать стратегию и динамику поведения. Согласно полученным нами данным у мужчин контрольной группы уровень невротизации составлял 36,03±3,70 б., уровень психопатизации - 12,40±2,21 б., у осужденных за убийство отмечали достоверно значимое повышение уровня невротизации и психопатизации (р<0,001). При этом в группе осужденных за убийство регистрировали отрицательные значения средних показателей невротизации и психопатизации, свидетельствующие о преобладании среди осужденных за убийство невротических и психопатических личностей.

По бальной оценке только 15% осужденных за убийство попадают в зону неопределенного диагноза, у 75% зарегистрирована психопатизация личности. У 33% осужденных за убийство регистрировали сочетание невысоких (до +20), но положительных оценок по шкале невротизации с отрицательными оценками по шкале психопатизации, что, по данным авторов методики (Бажин Е.Ф. и соавт, 1979) указывает на то, что испытуемые с такими оценками диагностируются как личности с нарушениями нервно-психического состояния, эмоционально лабильные, импульсивные, с нарушениями адаптации к условиям жизни в группе, то есть наличие психопатических черт характера не дает возможности приспособиться к трудным условиям работы, жизни и эта неадекватность проявляется в конфликтном поведении. Полученные нами данные сходны с результатами исследования Г.И. Каплан и Б.Д.Седок (2001), согласно которым в тюрьмах содержится 75% лиц, страдающих антисоциальными расстройствами личности и лишь 15% «здоровых» людей; 85% людей, отбывавших наказание, обычно возвращаются в тюрьму снова.

Наиболее выраженное повышение уровня невротизации и психопатизации по сравнению с контрольной группой наблюдали у осужденных за убийство с высоким и низким уровнем К – в 4,3 и в 1,6 раз соответственно. По бальной оценке наибольшее число психически неустойчивых личностей среди осужденных за убийство наблюдается в подгруппах с высоким и низким уровнем К – 85%.

Следует отметить, что уровень невротизации у мужчин, осужденных за убийство, положительно коррелировал с концентрацией Э и Т4 в слюне (r = 0,30 и r = 0,36), указывая на высокую значимость эстрогенов и тироксина на формирование невротической личности у мужчин. Уровень психопатизации обнаруживал заметную связь с концентрацией Т в слюне (r = 0,30) и отрицательную – с отношением К/Т (r = -0,42), что указывает на высокую значимость уровня К и Т для формирования психопатической личности.

Уровень тревожности у мужчин с криминальным стереотипом поведения. С риском возникновения неврозов непосредственно связан уровень тревожности (УТ). Тревожность как черта личности является одним из факторов риска, оказывающих неблагоприятное влияние на адаптационные возможности организма в стрессовых ситуациях. В то же время определенный УТ – естественная и обязательная особенность деятельной здоровой личности (Спилбергер Ч., 1966). У осужденных за убийство, показатели УТ были достоверно выше, чем у мужчин контрольной группы (19,95±1,22 б. и 13,11±0,73 б. соответственно, р<0,01).

Нами установлено, что у взрослых мужчин, осужденных за убийство УТ в значительной мере зависит от уровня К, что согласуется с данными Ю.А.Василенко (2005), полученными у подростков, испытывающими хронический стресс.

Корреляционный анализ показал, что УТ у осужденных за убийство в значительной мере детерминирован преобладанием катаболических гормонов – К и Т4 над анаболическими (Т, Э), обнаруживая заметные положительные связи с отношением К/Т и Т4/Т (r = 0,47 и r = 0,33) и отрицательные связи с содержанием Э в слюне (r = -0,39). Повышение УТ, обусловленное нарушением гормонального статуса, снижает адекватность самооценки и социальную адаптацию (Губарева Л.И., 2001).

Анализ результатов определения уровня агрессии и враждебности по Басса-Дарки у мужчин, осужденных за убийство. В целостной выборке мужчин, осужденных за убийство, выявлен более высокий индекс агрессивности (ИА) по сравнению с контрольной группой (17,70±0,74 б. и 14,71±0,46 б. соответственно, р<0,01). Следует отметить, что у мужчин контрольной группы ИА не превышал нормативных показателей (Buss A., 1957). Значимые различия были выявлены по показателям активной прямой физической агрессии (р<0,05) и уровню раздражительности (р<0,001). В частности, уровень физической агрессии у мужчин, осужденных к лишению свободы за убийство, превышал таковой показатель у мужчин контрольной группы в 1,4 раза, уровень раздражительности – в 1,8 раз.

Сопоставление ИА с уровнем К показало, что максимально высокий ИА имеют осужденные за убийство с высоким уровнем К – он превышает таковой показатель у мужчин контрольной группы в 1,3 раза. ИА у преступников со средним уровнем К, был выше, чем у мужчин контрольной группы, в 1,2 раза (р<0,05). Анализ показателей индекса враждебности (ИВ) выявил аналогичную картину. Полученные данные свидетельствуют о более высоких показателях ИВ у мужчин, осужденных за убийство, в отличие от контрольной группы (12,0±0,4 б. и 10,7±0,3 б. соответственно, р<0,05). Максимальные значения ИВ среди осужденных за убийство были у мужчин с высоким уровнем К, минимальные - у преступников со средним уровнем К. Наиболее значимые различия были выявлены по шкале подозрительность (р<0,01). По данным A.Buss (1961, 1963), подозрительные люди при высоких значениях данного показателя недоверчивы, убеждены, что другие люди планируют нанесение им вреда и всегда готовы дать отпор.

В целом среди мужчин, осужденных за убийство, обнаружены достоверно более высокие показатели, по сравнению с мужчинами контрольной группы, по шкалам физической агрессии, раздражительности, подозрительности (р<0,05). Полученные нами данные согласуются с данными Н.В.Беломестновой и Г.П.Ярмоленко (2005), полученными при обследовании 34 индивидуумов, которым инкриминируются особо жестокие убийства, серийные убийства, тяжкие телесные повреждения с летальным исходом. Следует отметить, что A. Buss (1957) трактует раздражительность как готовность к проявлению негативных чувств при малейшем возбуждении.

Сопоставление данных в подгруппах выявило существенные различия по видам агрессивного поведения в зависимости от уровня К. Так, у мужчин с высоким уровнем К, осужденных за убийство, уровень физической агрессии, раздражительности, подозрительности, чувства вины был значимо выше, чем у мужчин со средним и низким уровнем К (р<0,05). В то же время у мужчин с высоким уровнем К в меньшей степени, чем у мужчин с низким и средним уровнем К, выражена косвенная агрессия (3,67±0,56 б.,  4,63±0,61 б. и 3,80±0,68 б., соответственно), что лишний раз подчеркивает их желание выражать свои негативные чувства прямо и активно, а не окольным путем, и согласуется с высокими показателями уровня физической агрессии. Обращает на себя внимание тот факт, что мужчины с низким уровнем К имели максимальные значения по шкале косвенной агрессии. Осужденные за убийство мужчины с высоким уровнем К в меньшей степени испытывали чувство обиды, чем мужчины со средним и низким уровнем К (4,33±0,39 б.,  5,88±0,30 б. и 5,33±0,43 б., соответственно). У них ниже, чем у преступников со средним и низким уровнем К, были показатели вербальной агрессии.

Вместе с тем, согласно результатам корреляционного анализа важную роль в формировании агрессивного поведения играют и другие гормоны. Концентрация Т в слюне положительно коррелирует с уровнем физической агрессии, обиды и подозрительности (r = 0,330,40), а концентрация Э - с ИА, уровнем вербальной агрессии и чувством вины (r = -0,330,40). При этом Т/Э положительно коррелирует с уровнем негативизма (r = 0,42) и отрицательно – с уровнем вербальной агрессии (r = -0,33). Следует отметить, что максимальное число достоверно значимых корреляционных связей выявлено с индексом андрогенизации, следовательно, гораздо важнее не абсолютные величины тестостерона и эстрадиола, а их соотношение.

Уровень Т4 выявляет заметные положительные корреляционные связи с уровнем физической агрессии, подозрительности и чувством вины (r = -0,300,40), подчеркивая его важную значимость в формировании адекватного, социально приемлемого поведения.

Наибольшее количество корреляционных зависимостей установлено между различными формами агрессии и соотношением катаболических и анаболических гормонов. Преобладание К над Т обуславливает высокие показатели ИА, ИВ, физической, косвенной и вербальной агрессии, обиды и вины (r = 0,570,30). Выраженные и заметные положительные связи выявлены между отношением Т4/Т и ИВ, уровнем подозрительности, косвенной и вербальной агрессии (r = 0,580,30). Таким образом, агрессивность в значительной мере детерминирована не только абсолютным уровнем, но и соотношением катаболических и анаболических стероидов, соотношением андро- и эстрогенов, а также содержанием Т4, выполняющего во взрослом организме преимущественно катаболический эффект.

Наибольшее количество корреляционных связей с показателями агрессивного поведения (физической и вербальной агрессией, обидой, подозрительностью, чувством вины: r = 0,310,52) выявлено у преступников с высоким уровнем психопатизации. Высокий уровень невротизации положительно коррелирует с чувством вины (r = 0,45) и отрицательно – с физической и вербальной агрессией (r = -0,35-0,45).

Высокая степень выраженности агрессии и враждебности у осужденных за убийство предопределяет деструктивные тенденции во взаимоотношении с окружающими, нонконформизм, а также развитие негативных чувств и негативной оценки людей и событий.

Уровень экстраверсии-интроверсии и эмоциональной неустойчивости у мужчин, осужденных за убийство. Важными характеристиками социально нормативной, то есть социально адаптированной личности являются показатели экстра- и интровертированности, а также нейротизма, представляющего собой континуум от нормальной аффективной стабильности до ее выраженной лабильности (Eysenck H.,1973).

Результаты настоящего исследования показали, что в группе социально адаптированных мужчин преобладают люди с экстравертированными чертами характера (69%), 20% мужчин относятся к интровертированному типу и небольшой процент составляют амбиверты (зона неопределенного диагноза) – 11%. Сходные данные были получены В.В.Посохиной (2006). В группе мужчин, осужденных за убийство, также преобладают люди с экстравертированными чертами характера - 66%, 17% относятся к интровертированному типу, однако число амбивертов составляет 17%, что в 1,6 раза выше, чем в контрольной группе. Показатели эктраверсии имеют тенденцию к снижению.

Уровень нейротизма у осужденных за убийство, достоверно выше по сравнению с мужчинами контрольной группы (13,6±0,9 б. и 10,1±0,5 б. соответственно, р<0,01). Следует подчеркнуть, что среди преступников процент нейротичных личностей почти в 2 раза выше, чем в контрольной группе  – 50% и 28% соответственно. Наиболее выраженная эмоциональная неустойчивость проявляется у осужденных за убийство с низким уровнем К. Максимальные показатели по шкале экстраверсии выявлены у мужчин, осужденных за убийство, с высоким уровнем К, минимальные – с низким уровнем К.

Анализ типологических черт личности показал, что мужчины контрольной группы в большинстве своем относились к сангвиническому типу темперамента (50%). К холерическому и флегматическому типу темперамента относились – 28% и 20% соответственно. Наименьшая встречаемость мужчин меланхолического типа – 2%, что вполне объяснимо с учетом того, что к меланхолическому типу темперамента относятся мужчины со слабым типом нервной системы.

Среди осужденных за убийство в целом преобладали сангвиники (54%) и холерики (33%). Меланхолики составили 13%, флегматики в нашей выборке не обнаружены. Сопоставление с контрольной группой показывает, что холерики («безудержный» тип по И.П.Павлову) среди осужденных за убийство встречаются в 1,2 раза чаще, а меланхолики («слабый» тип по Павлову) – в 6,5 раз чаще, чем в контрольной группе.

Анализ принадлежности к определенному типу темперамента с учетом уровня К показал, что мужчины с высоким уровнем К, осужденные за убийство, являются обладателями холерического (42%) и сангвинического (58%) типов темперамента. Среди осужденных со средним уровнем К преобладали представители сангвинического темперамента – 62%, холерики составляли 23%, меланхолики – 15%. У преступников с низким уровнем К преобладали холерики – 38% и меланхолики – 15%, в сумме составившие более половины выборки.

Следует отметить, что уровень нейротизма у мужчин, осужденных за убийство, всех типов темперамента превышал таковой показатель у социально адаптированных мужчин, что в значительной мере детерминировало неадекватность реакции на социальное окружение. Достоверно значимые различия были выявлены у представителей крайних типов – холериков и меланхоликов.

По данным Г.Айзенка (1963), высокие показатели по экстраверсии и нейротизму часто приводят к истерическому реагированию, а высокие показатели по интроверсии и нейротизму – состоянию тревоги или реактивной депрессии. Поэтому крайне важным, на наш взгляд, является исследование функционального состояния ЦНС, занимающей ведущее место среди системных механизмов адаптации (Аршавский И.А.,1967; Анохин П.К.,1980).

Особенности функционального состояния центральной нервной системы мужчин с криминальным стереотипом поведения. Одними из объективных критериев функционального состояния ЦНС является время ЗМР, характеризующее скорость протекания процессов торможения и возбуждения в ЦНС, а также способность к дифференцировочному торможению и точность выполняемой работы.

Анализ показателей реакции на движущийся объект (РДО) у осужденных за убийство в группе в целом, выявил снижение количества попаданий и повышение числа пропусков (р<0,05), что указывает на снижение точности работы. Обращает на себя внимание преобладание времени реакции запаздывания и опережения у осужденных за убийство, по сравнению с таковыми показателями у мужчин контрольной группы (р<0,01-0,001), что свидетельствует об инертности процессов возбуждения и торможения и снижении функциональной лабильности ЦНС. Анализ показателей РДО с учетом уровня К выявил минимальную точность при выполнении простой ЗМР у мужчин с низким уровнем К, как в контрольной, так и в основной группе. У мужчин, осужденных за убийство, снижение точности выполнения простых сенсомоторных актов было обнаружено и при высоком уровне К (р<0,01).

При этом максимальные различия РДОопережения–РДОзапаздывания, по сравнению с контрольной группой, были у осужденных за убийство с низким и высоким уровнем К, что также указывает на снижение точности выполнения простых зрительно-моторных реакций при отклонениях уровня К от физиологической нормы. У осужденных за убийство во всех подгруппах время реакции опережения превалировало над реакциями запаздывания, что свидетельствует о более выраженном преобладании у них процессов возбуждения над процессами торможения, по сравнению с социально адаптированными мужчинами.

Согласно данным, полученным с использованием сложной ЗМР - теста «Цветовые раздражители», в общей выборке мужчин, осужденных за убийство, время ЗМР было в 1,3 раза больше, чем в контрольной группе. При этом максимальные отличия времени ЗМР были выявлены в 1-ой и 3-ей подгруппах (р<0,05)-  387,7±54,6 мс и 312,6±20,6 мс, соответственно (в контрольной группе 257,5±9,4 и 271,5±6,7 мс, соответственно).

Количество ошибок на дифференцировку у осужденных за убийство было в 2,2 раза больше, чем в контрольной группе (р<0,01). При этом у мужчин с высоким и низким уровнем К было зарегистрировано максимальное количество ошибок на дифференцировку, которое значительно – в 2,3 и в 1,5 раза, соответственно, превышало таковой показатель у мужчин контрольной группы (р<0,05). Полученные результаты допустимо расценивать как свидетельство более низкой лабильности ЦНС при необходимости дифференцировать раздражители из внешней среды и слабой выраженности процессов дифференцировочного торможения у мужчин, осужденных за убийство.

Корреляционный анализ показал, что количество попаданий в простой ЗМР заметно отрицательно коррелирует с концентрацией Т4 и отношением К/Т (r = -0,40 и r = -0,39 соответственно), а количество пропусков – заметно положительно с концентрацией Э в слюне и отношением Т4/Т (r = 0,30 и r = 0,32 соответственно) и отрицательно с отношением Т/Э (r = -0,46), что указывает на важную роль уровня Т, Э, Т4 для точности выполнения простых сенсомоторных актов.

Показатели точности реакции и степени развития дифференцировочного торможения – количество ошибок на дифференцировку в сложной ЗМР обнаруживают заметные положительные связи с содержанием Э в слюне (r = 0,44) и выраженные отрицательные – с отношением Т/Э (r = -0,53). Это свидетельствует о высокой значимости Э в мужском организме для степени развития дифференцировочного торможения и способности дифференцировать цветовые раздражители. Показатель лабильности ЦНС – время ЗМР у мужчин, осужденных за убийство, заметно отрицательно коррелирует с концентрацией Э в слюне (r = -0,45) и положительно – с Т/Э (r = 0,30), что допустимо расценивать как факт ведущей роли Т и, что еще важнее, – баланса андро- и эстрогенов для скорости протекания нервных процессов в ЦНС в мужском организме.

Значимые корреляционные зависимости установлены между показателями, определяющими свойства нервной системы, ее функциональное состояние и важнейшие характеристики личности у мужчин, осужденных за убийство. Время сложной ЗМР положительно коррелирует с УТ, подозрительности и ИВ (r = 0,300,38) и отрицательно – с уровнем вербальной агрессии и чувством вины (r = 0,30 и r = 0,39). Количество ошибок на дифференцировку положительно коррелирует с уровнем психопатизации (r = 0,33) и отрицательно – с УТ, косвенной агрессии и негативизма (r = 0,330,49). Следовательно, низкая степень развития дифференцировочного торможения определяет высокий уровень психопатизации. Высокая степень развития дифференцировочного торможения в сочетании с низкой лабильностью ЦНС обуславливают высокий УТ, негативизм и враждебное поведение.

Показатели простой ЗМР обнаруживают выраженные и заметные связи с различными формами агрессивного поведения. Положительные корреляционные связи выявлены между реакцией опережения и уровнем косвенной агрессии (r = 0,51), между реакцией запаздывания и раздражительностью (r = 0,51), между точностью ЗМР и вербальной агрессией (r = 0,39), а также ИВ (r = 0,31). Отрицательные корреляционные связи выявлены между реакцией опережения и ИА, уровнем раздражительности (r = -0,44-0,31), количеством попаданий и негативизмом (r = -0,44), количеством пропусков и ИВ (r = -0,30). УТ положительно коррелирует с реакцией опережения (r = 0,57) и отрицательно – с количеством пропусков (r = -0,39). Заметная отрицательная корреляционная связь обнаружена между уровнем нейротизма и количеством попаданий (r = -0,36). Согласно полученным данным высокий уровень тревожности и нейротизма значимо зависит от преобладания процессов возбуждения над торможением.

Высокая теснота корреляционных связей между уровнем гормонов, функциональным состоянием ЦНС и психологическими показателями, свидетельствует о высокой информативности эндокринных и психофизиологических критериев для определения девиаций поведения с целью раннего формирования групп риска и коррекции поведенческих отклонений.

Резюмируя вышеизложенное, следует сказать, что полученные данные имеют не только теоретическое, но и практическое значение, поскольку психологические показатели, наряду с показателями хронорефлексометрии могут выступать в качестве ранних маркеров нарушений эндокринной и центральной нервной систем, обусловливающих тонкую адаптацию организма человека к условиям окружающей, в том числе социальной среды.

 

Выводы

1. У мужчин с криминальным стереотипом поведения, осужденных за убийство, выявлена более высокая, чем у социально адаптированных мужчин, вариабельность уровня кортизола, обладающего выраженным катаболическим эффектом, что привело к сужению вариабельности анаболического гормона – тестостерона. Впервые выявлена высокая значимость уровня тироксина в поддержании баланса андрогенов (Т) в организме.

2. Установлено, что у мужчин, осужденных за убийство, при снижении абсолютных величин стресс-протективных гормонов – тестостерона и эстрадиола - индекс андрогенизации (Т/Э) был достоверно выше, чем у мужчин контрольной группы; содержание катаболических гормонов преобладало над содержанием анаболических, в пользу чего свидетельствуют более высокие показатели индексов К/Т и Т4/Т.

3. У осужденных за убийство, отмечали достоверно значимое повышение уровня невротизации и психопатизации. У 75% заключенных зарегистрировано наличие психопатических черт характера, эмоциональной лабильности и импульсивности, нарушающих адаптацию к условиям жизни в группе, что способствует формированию криминального поведения. Наибольшее число психически неустойчивых личностей среди осужденных за убийство наблюдали в подгруппах с высоким и низким уровнем кортизола – 89%.

4. Для мужчин, осужденных за убийство, характерны более высокие показатели индекса агрессивности и враждебности. Достоверно значимые различия, по сравнению с контрольной группой, были выявлены по показателям физической агрессии, раздражительности, обиды, подозрительности, особенно у мужчин с высоким уровнем кортизола.

5. У мужчин, осужденных за убийство, показатели уровня тревожности достоверно выше, чем у мужчин контрольной группы. При этом у них регистрировали более высокие показатели уровня нейротизма и эмоциональную нестабильность. Среди осужденных за убийство количество нейротичных личностей в 2 раза больше, чем в контрольной группе; в 1,5 раза чаще, по сравнению с контрольной группой, встречаются представители холерического и меланхолического типов темперамента.

6. Физиологической основой формирования характерологических черт и свойств преступной личности является нарушение функционирования эндокринной и центральной нервной систем. У мужчин с криминальным стереотипом поведения, по сравнению с контрольной группой, выявлено понижение лабильности центральной нервной системы, инертность процессов торможения, слабое развитие дифференцировочного торможения, детерминируемые в значительной мере изменением уровня кортизола, тестостерона, эстрадиола и тироксина.

7. Высокая информативная значимость таких физиологических и психо-логических показателей, как время зрительно-моторной реакции и количество ошибок, в том числе на дифференцировку, уровень тревожности и нейротизма, невротизации и психопатизации, индекс агрессивности и враждебности, уровень физической агрессии, раздражительности, обиды, подозрительности в сочетании с нарушением баланса ведущих адаптивных гормонов - кортизола, тестостерона, эстрадиола, тироксина, высоким катаболическим индексом (К/Т) и индексом андрогенизации (Т/Э), дают основание рекомендовать их в качестве маркеров предрасположенности к формированию криминального стереотипа поведения.


ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Полученные результаты диктуют необходимость систематического мониторинга состояния гипоталамо-гипофизарно-адренокортикальной, гипоталамо-гипофизарно-гонадной и гипоталамо-гипофизарно-тиреоидной систем, уровня периферических гормонов, отражающих функциональную активность и резервы ведущих систем адаптации, у подростков и юношей с девиациями поведения, а также функциональных возможностей их центральной нервной системы, обеспечивающей адекватную реакцию на условия социальной среды.

2. Диагностическими маркерами типологической и личностной изменчивости, изменчивости эндокринной и центральной нервной систем у мужчин с криминальным поведением могут служить повышенный уровень кортизола и пониженный уровень тироксина, катаболический индекс (К/Т) и индекс андрогенизации (Т/Э), время зрительно-моторной реакции и количество ошибок, уровень тревожности и нейротизма, невротизации и психопатизации в сочетании с высокими индексом агрессивности и враждебности, уровнем физической агрессии, раздражительности, обиды, подозрительности, принадлежностью к крайним типам темперамента (холерическому и меланхолическому), а также микстовому типу – сангвохолерическому. Это позволит облегчить раннее выявление групп риска лиц, склонных к формированию криминального стереотипа поведения.

Список публикаций по теме диссертации

I. В журналах, рекомендованных ВАК РФ для публикации материалов кандидатских диссертаций:

  1. Губарева, Л.И. Психофизиологические основы делинквентного стереотипа поведения / Л.И.Губарева, Е.В.Буханцова, Л.В.Литвинова // Вестник Ставропольского государственного университета. – Ставрополь. - 2011. – Вып. 77 (6). – Ч. 1. - С. 233-237.

II. Работы, опубликованные в других научных изданиях:

  1. Мудриченко, Е.В Особенности функционирования центральной нервной системы у мужчин с делинквентными формами поведения / Е.В. Мудриченко // Личность, культура и образование: Мат-лы 47 научно-метод. конф. преподавателей и студентов «Университетская наука - региону».– Ставрополь: Изд-во СГУ, 2002. –С. 234-236.
  2. Мудриченко, Е.В. Роль половых и стероидных гормонов в формировании делинквентного поведения / Е.В. Мудриченко // Личность, культура и образование: Мат-лы 48 научно-методич. конф. преподавателей и студентов «Университетская наука - региону». – Ставрополь: Изд-во СГУ. - 2003. -С. 154-155.
  3. Буханцова, Е.В. Эндокринные детерминанты формирования делинквентного поведения / Е.В. Буханцова, Л.И. Губарева // Нейроэндокринология – 2003: Всеросс. конф. с международным участием. Тезисы докладов. – СПб. - 2003. – С. 21-22.
  4. Буханцова, Е.В. Психофизиологические особенности заключенных тюрьмы / Е.В. Буханцова, Л.И. Губарева // Ежегодник Российского психологического общества: Мат-лы 3-го Всеросс. съезда психологов. – СПб. - 2003. – С. 127-128.
  5. Буханцова, Е.В. Психонейроэндокринные особенности заключенных тюрьмы, осужденных по статье 158 УК РФ / Е.В. Буханцова, Л.И. Губарева // Успехи современного естествознания: Мат-лы научн. конф. с междунар. участием. – М. - 2004. – С.30.
  6. Буханцова, Е.В. Психофизиологические особенности мужчин с криминальным стереотипом поведения / Е.В. Буханцова // Пути становления субъекта в информационном обществе: Мат-лы Всеросс. научн. Internet– конф. – Ставрополь. - 2004. – С. 120 – 122.
  7. Буханцова, Е.В. Психофизиологические детерминанты формирования криминального стереотипа поведения / Е.В. Буханцова, Л.И. Губарева // Психология перед вызовом будущего: Мат-лы научн. конф. - М. - 2006. - С.263-265.
  8. Буханцова, Е.В. Психонейроэндокринные детерминанты формирования преступной личности / Е.В. Буханцова, Л.И. Губарева // Экология человека.- 2006. - №2. - С.353-354.
  9. Buhantseva, E.V. Psychoneuroendocrine peculiarities of prisoners convicted according article 158 criminal code of the Russian Federation / E.V.Buhantseva, L.I.  Gubareva // Stress and Behavior: 10-th Jubilee Multidisciplinary International Conference of Biological Psychiatry. - St. Petersburg. - 2007. - P. 49-52
  10. Губарева, Л.И. Психофизиологические детерминанты формирования криминального стереотипа поведения / Л.И. Губарева, Е.В. Буханцова // Психология – будущему России: Мат-лы 4 Всероссийского съезда РПО. – Москва-Ростов-на-Дону. - 2007. – Т. 1. - С. 254-255.
  11. Буханцова, Е.В. Нейроэндокринные особенности мужчин с криминальным стереотипом поведения / Е.В. Буханцова, Л.И. Губарева, Л.В. Литвинова, В.В. Потапенко // III тысячелетие - новый мир: Труды Международного форума по проблемам науки, техники и образования. - М. - 2007. – С. 174-177.
  12. Ермоленко, Г.В. Особенности адаптивных реакций и психического статуса у подростков проживающих в условиях химического загрязнения окружающей среды / Г.В. Ермоленко, В.В. Потапенко, Е.В. Буханцова // Проблемы коонтогенеза личности в образовательном пространстве: Мат-лы Всеросс. научно-практич. конференции. - Ставрополь. - 2008. - С.95-97.
  13. Буханцова, Е.В. Психофизиологические детерминанты формирования криминального стереотипа поведения / Е.В. Буханцова // Современные наукоемкие технологии: Мат-лы междунар. научн. конф. – М. - 2008. - С. 47-48.
  14. Губарева, Л.И. Уровень агрессии и враждебности у мужчин, осужденных за убийство / Л.И. Губарева, Е.В. Буханцова, В.В. Потапенко // Экология человека: Бюллетень Северного государственного медицинского университета. – Архангельск. - 2008. - Вып. ХХI. - №2 – С. 11-12.
  15. Губарева, Л.И. Эндокринные детерминанты формирования характерологических черт личности у мужчин с криминальным стереотипом поведения / Л.И. Губарева, Е.В. Буханцова, Е.В. Агаркова // Психофармакология и биологическая наркология: Тез. 1-й конф. Российской ассоциации психонейроэндокринологии. - СПб. - 2008. – Т. 8. - Вып. 1-2. - Ч. 2. – С. 60.
  16. Buhantseva, E.V. Peculiarities of endocrine status and functioning of the CNS in men condemned for murder / E.V. Buhantseva, O.A. Achverdova, L.I. Gubareva // International Journal of Psychophysiology.- 2008. - Vol. 69. - N. 3. - Р. 295-296.
  17. Губарева, Л.И. Гормоны и поведение / Л.И. Губарева, Е.В. Буханцова // Физиологические проблемы адаптации: Сб. научн. ст. – Ставрополь. - 2008. – С. 78-80.
  18. Губарева, Л.И. Особенности функциониро-вания нервной и эндокринной систем и психосоциальной направленности личности несовершеннолетних правонарушителей / Л.И. Губарева, Е.И.Федорова, Е.В.  Буханцова // Нейроэндокринология – 2010: Тез. докл VIII Всероссийской конф. – СПб. - 2010. – С. 54-56. 
  19. Fedorova, E. The peculiarities of functioning of the central nervous system and psychosocial orientation of the person of minor offenders / E. Fedorova, L.I. Gubareva, E.V. Buhantseva // International Journal of Psychophysiology. - 2010. – Vol. 77. - N 3. - P. 341

III. Учебно-методические издания

21.Губарева, Л.И. Антропология преступления (авторская программа) / Л.И.Губарева, Е.В.Буханцова // Сборник программ курсов по выбору кафедры психофизиологии / Под общ. ред. проф. Л.И. Губаревой. Ставрополь: Изд-во СГУ, 2009. - С.93-99.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.