WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

УДК 159.923.2

Кузьмин Михаил Юрьевич

кризис идентичности у студентов и его связь с жизнестойкостью

Специальность: 19.00.01 общая психология, психология личности, история психологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой  степени

кандидата психологических наук

Санкт-Петербург

2012

Работа выполнена на кафедре общей психологии федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Иркутский государственный университет»

доктор психологических наук, профессор, профессор кафедры психологии личности факультета психологии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова

Гусев Алексей Николаевич

Научный руководитель

доктор психологических наук, профессор, профессор кафедры социальной психологии

Санкт-Петербургского государственного

университета

Куликов Леонид Васильевич

доктор психологических наук, профессор, зав. кафедры прикладной психологии

Петербургского государственного университета путей сообщения

Ситников Валерий Леонидович

Официальные оппоненты

       

Федеральное государственное научное учреждение «Психологический институт» Российской академии образования

Ведущая организация:

Защита состоится «25» декабря 2012 года в 15 часов на заседании Совета Д.212.199.18 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени доктора наук, созданного на базе Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена по адресу: 191186, г. Санкт-Петербург, наб. реки Мойки, 48, корпус 11, ауд. 37.

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена по адресу: 191186, г. Санкт-Петербург, наб. р. Мойки, 48, корпус 5.

Автореферат разослан «___»  ноября 2012 года.

Ученый секретарь Совета Д. 212.199.18

кандидат психологических наук, доцент        Е.Б. Лактионова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность работы

В связи с глубокими трансформационными процессами, происходящими в России, затрагивающими социально-экономический, культурный, этнический аспекты жизни общества, актуальным становится вопрос кризиса идентичности современных россиян и ее превращения в негативную идентичность.

Рассматривая формирование идентичности как одного из аспектов социализации личности, Г.М. Андреева, указывала на ряд переломных моментов ее становления, определяющих, в каком направлении социализация будет развиваться: в позитивном, ведущем к дальнейшей интеграции в общество, или негативном, ведущем к маргинализации (Андреева, 1998). Одной из таких критических точек развития идентичности является выделенный еще Э. Эриксоном, нормативный кризис – «Идентичность против смешения ролей». Именно на данном этапе, столкнувшись с новыми требованиями к самим себе, молодые люди часто оказываются неспособными дать на них адекватный ответ. Их идентичность активно трансформируется. Используемые молодыми людьми стратегии для преодоления кризиса идентичности могут быть непродуктивными, что может приводить к формированию у них элементов негативной идентичности.

На наш взгляд, понимание путей преодоления кризиса идентичности на данном возрастном этапе и предотвращение формирования негативной социальной идентичности за счет выбора продуктивных стратегий его преодоления возможно в связи с таким свойством личности, как жизнестойкость. Данное качество личности, впервые рассмотренное в работах С. Мадди и впоследствии изученное Д.А. Леонтьевым, включает три аттитюда – «включенность», «вызов» и «контроль». По С. Мадди, травмирующие жизненные ситуации несут в себе не только отрицательное - они являются источником опыта, необходимого для развития каждого человека. Если «нежизнестойкая» личность избегает трудную для себя ситуацию, лишаясь тем самым возможности узнать что-то новое для себя, то «жизнестойкая» личность благодаря соответствующим аттитюдам успешно разрешает ее, находя новые силы для личностного роста.

Таким образом, рассмотрение связи жизнестойкости и идентичности у личности, переживающей ее кризис, может быть первым шагом в изучении жизнестойкости как фактора преодоления этого кризиса и составляет актуальность настоящего исследования.

Разработанность проблемы исследования. Проблема кризиса идентичности в отечественной психологии изучается в различных аспектах: в личностном, этническом, в коммуникативном, гендерном, профессиональном, о чем свидетельствует ряд исследователей (Т.Г. Стефаненко, Г.У. Солдатова, Н.Л. Иванова, Г.Б. Мазилова,  Ю.Г. Овчинникова, Л.Н. Ожигова, В.Р. Орестова). Проблема жизнестойкости рассматривается с различных сторон: и как разновидность копинга (Л.И. Анцыферова, И.В. Камынина, А.Г. Маклаков, С.К. Нартова-Бочавер), и как самостоятельный феномен (Л.А. Александрова,  С.А. Богомаз, Д.А. Леонтьев, Т.В. Наливайко). При этом наибольшее внимание уделяется кризису идентичности в юношеский период, совпадающему обычно с периодом обучения в ВУЗах (Р.А. Ахмеров, Е.В. Бурмистрова, И. Н. Карась, И.А. Снежкова, О.В. Ходаковская), а так же особенностям развития жизнестойкости у студентов (М.В. Логинова). В теоретическом плане проблема связи копинг-стратегий и идентичности разработана слабо (Н.В. Волкова), а проблема связи жизнестойкости и кризиса идентичности фактически не изучена вообще. Практически отсутствуют исследования, которые выявляли бы проявление жизнестойкости при переживании кризисов идентичности у студентов

Исходя из актуальности проблемы исследования, ее недостаточной разработанности, теоретической и практической значимости, была определена тема исследования, сформулированы объект, предмет, цель, гипотезы и задачи исследования.

Цель исследования – изучение связи жизнестойкости личности и кризиса идентичности у студентов.

Объектом исследования является кризис идентичности студентов.

Предметом исследования является связь жизнестойкости и кризиса идентичности у студентов.

Гипотезы исследования:

  1. У лиц с низкой выраженностью жизнестойкости оказываются выраженными ряд признаков кризиса идентичности, которые могут приводить к формированию негативной идентичности.
  2. Нормативный кризис идентичности в юношеском возрасте затрагивает, прежде всего, студентов младших курсов и охватывает главным образом такие сферы их идентичности, как профессиональную и семейную.
  3. У лиц с выраженным качеством жизнестойкости нормативный кризис идентичности менее протяжен во времени, и у них с большей вероятность формируется позитивная социальная идентичность.

Задачи исследования:

- теоретические – провести аналитический обзор существующих подходов к изучению кризиса идентичности личности, рассмотреть особенности негативной и позитивной идентичности, выявить психологические индикаторы кризиса идентичности и его компонентов, провести аналитический обзор существующих подходов к проблеме жизнестойкости;

- эмпирические – выполнить эмпирическое исследование, направленное на изучение связи жизнестойкости личности и кризиса идентичности у студентов.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Кризис идентичности затрагивает различные компоненты у студентов младших и старших курсов: у первых он в большей степени выражен в гендерной, семейной и профессиональной идентичностях, у вторых признаки кризиса обнаруживаются в компонентах семейной и деятельностной идентичностей.
  2. Жизнестойкость личности связана с теми компонентами идентичности, которые претерпевают кризисные изменения. У студентов младших курсов она тесно связана с профессиональной и семейной идентичностями; у студентов старших курсов – преимущественно с семейной и деятельностной идентичностями.
  3. У студентов различного возраста обнаруживаются характерные различия в выраженности отдельных составляющих (аттитюдов) жизнестойкости. Для студентов младших курсов характерна меньшая удовлетворенность своими текущими условиями жизни и большая готовность к изменениям и к риску. Студентам старших курсов свойственна большая готовность брать ответственность за свою жизнь.

Научная новизна. В работе впервые проведен теоретический анализ критериев кризиса социальной идентичности как компонента идентичности у студентов, в результате чего предложено теоретическое и эмпирическое обоснование их использования для изучения кризиса идентичности. Предложен авторский вариант классификации компонентов социальной идентичности у студентов.

В исследовании представлен анализ связей различных компонентов идентичности как у лиц юношеского возраста, переживающих кризис идентичности, так и преодолевших его. Выявлены те компоненты идентичности, которые претерпевают наибольшую трансформацию на данном возрастном этапе.

При помощи выделенных критериев в ходе эмпирического исследования установлен характер связи жизнестойкости и идентичности в юношеском возрасте. Показано, что жизнестойкость связана, прежде всего, с теми компонентами социальной идентичности, которые подтверждены наибольшей трансформации на этом этапе.

Теоретическая значимость исследования заключается в разработке проблемы психологических механизмов социализации личности в направлении изучения связи жизнестойкости и идентичности в ситуации ее кризиса у студентов. Обосновано предположение о том, что для выбора наиболее продуктивной стратегии преодоления кризиса идентичности – социального творчества – личность должна обладать определенным набором характерных личностных качеств, которые можно описать через концепцию жизнестойкости. Показано, что жизнестойкость оказывается связанной с теми компонентами идентичности, которые в большей мере претерпевают изменения на данном возрастном этапе.

Практическая значимость исследования состоит в эмпирическом обосновании выделенных критериев кризиса социальной идентичности как компонента идентичности в целом, необходимые для его диагностики. На основании выделенных критериев сделан анализ существующих методов обработки методики М. Куна «Двадцать утверждений» (модификация Ю.А. Васильевой) и предложена авторская классификация компонентов идентичности студентов, направленная именно на изучение кризиса идентичности. Представленный в работе анализ связей различных компонентов идентичности как у лиц юношеского возраста, переживающих кризис идентичности, так и преодолевших его, может быть использованы для коррекции негативной идентичности.

Основные научные результаты, полученные лично соискателем, и их научная новизна:

1.        Выявлены и описаны признаки кризиса идентичности  студентов, основными из которых являются категоризация себя при помощи гетеростереотипов, тенденция к идентификации с неформальными группами, некритичное принятие предлагаемых идентичностей, а так же повышенный уровень тревожности.

2.        Установлены различия между студентами младших и старших курсов в выраженности таких компонентов идентичности как гендерный компонент, профессиональный, семейный, а так же идентичность с неформальными группами. Студенты младших курсов демонстрируют тенденцию более негативно оценивать свою семейную, профессиональную, гендерную идентичности, однако активнее идентифицируют себя с малыми группами.

3.        Установлены характерные различия между студентами младших и старших курсов в выраженности различных компонентов жизнестойкости. Студенты младших курсов демонстрируют меньшую выраженность аттитюда «Контроль» и Жизнестойкости (Тест жизнестойкости) и «Локус-контроль Я» и «Локус-контроль Жизнь» (методика СЖО), то есть оказываются менее уверенными в своей способности контролировать свою жизнь, в свободе своего выбора.

4.        Эмпирически выявлены и описаны связи между жизнестойкостью и компонентами идентичности. Показано, что для личности, переживающей кризис идентичности, характерен меньший уровень развития жизнестойкости, в то время, как у лиц с выраженным качеством жизнестойкости обнаруживается меньшая выраженность кризисных явлений в системе идентичности.

Надежность и достоверность полученных результатов обеспечивается соблюдением методологических принципов проведения исследования, теоретической обоснованностью рассматриваемой проблемы связи жизнестойкости личности и динамики кризиса идентичности, применением адекватных цели и задачам исследования методов, использованием статистических методов количественного анализа полученных эмпирических данных.

Методологическую основу данной работы составил принцип социокультурной обусловленности психических процессов и явлений (А.Г. Асмолов, Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, А.Р. Лурия, С.Л. Рубинштейн, Э. Фромм, Э. Эриксон и др.). Особое значение для разработки теоретико-методологической основы диссертации имели:

а) учение о кризисе идентичности и идея моратория Э. Эриксона

б) теория социальной идентичности (Г. Тэджфел, Дж. Тернер);

в) теория качества жизнестойкости С. Мадди.

В ходе эмпирического исследовании применялись следующие психодиагностические методики:

1. Для изучения кризиса идентичности использовалась методика «Двадцать утверждений» М. Куна и Т. Макпартленда (Twenty statements self attitude Test - Kuhn M, Mc Partland Т., 1966) в модификации Ю.А. Васильевой (Ю.А. Васильева, 1998).

2. Для оценки уровня тревожности личности использовалась методика Дж. Тейлора (J. Teylor) в адаптации Т.А. Немчина (Т.А. Немчин, 1966).

3. Для изучения жизнестойкости личности использовался Тест жизнестойкости  Д.А. Леонтьева, Е.И. Рассказовой и Тест смысложизненных ориентаций Д.А. Леонтьева.

Для статистической оценки надежности и достоверности полученных эмпирических данных использовались: критерий Колмогорова-Смирнова, коэффициент ранговой корреляции Спирмена, U-критерий Манна-Уитни,  процедуры кластерного анализа и многомерного шкалирования. Обработка полученных результатов осуществлялась с помощью статистических систем «Statistica 6.0» и «SPSS 17.0»

Эмпирическая база исследования. В исследовании приняли участие студенты различных факультетов Иркутского государственного университета в количестве 256 человек.

Апробация результатов исследования. Материалы работы, выполненной по теме исследования обсуждались на секции «Психология» в рамках 45-й Международной научной студенческой конференции «Студент и научно-технический прогресс», г. Новосибирск, 2007 г., на секции «Психология личности: индивид, личность, индивидуальность» в рамках Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2008» и «Ломоносов-2010», г. Москва, 2008 и 2010 гг., Всероссийской студенческой научно-практической конференции «Проблемы теории и практики современной психологии», г. Иркутск, 2008, 2010 гг.; на секции «Психологическое обеспечение образовательного процесса» в рамках Конференции психологов образования Сибири «Психология образования: состояние и перспективы»; в рамках докладов на кафедре общей психологии факультета психологии Иркутского государственного университета.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения. Содержание работы изложено на 191 страницах, включает 36 таблиц и 8 рисунков. Библиография насчитывает 150 работ, из них 49 - на иностранных языках.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность изучаемой проблемы, определены объект и предмет исследования, сформулированы цель, задачи, гипотеза исследования, определены теоретико-методологические основы и методы, показаны научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, сформулированы основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Теоретические подходы к проблеме связи жизнестойкости и кризиса идентичности у студентов» представлен анализ состояния изученности данной проблемы отечественными и зарубежными исследователями. Проблема  идентичности изучалась в психоанализе (Э. Эриксон, Дж. Марсиа, А. Ватерман), бихевиоризме (М. Шериф), интеракционизме (Дж. Мид, Е. Гофман, Р. Дженкинс), когнитивном направлении (D. Abrams, J.C. Deschamps, M. Hogg, H. Tajfel, J. Turner, М. Ярмовиц) и конструкционизме (Т. Лукман, П. Бергер). При этом до сих пор сохраняются дискуссии по вопросам происхождения динамики и структуры идентичности.

Сопоставив и проанализировав различные подходы к проблеме, автор остановился на определении, согласно которому идентичность понимается как система, в которой условно можно выделить два компонента – личностную и социальную идентичности. При этом личностная идентичность есть динамическая структура личности, обеспечивающая ее целостность за счет интеграции и синтеза ценностей, смыслов, отдельных идентификаций и ролей в разные периоды жизни человека (Ю.Г. Овчинникова, 2004), а социальная идентичность – это сложная динамическая система, состоящая из авто- и гетеростереотипов, организованных в виде конструктов. Данные конструкты организованы иерархически, причем характер иерархии зависит от особенностей жизнедеятельности личности. Усвоение социальных стереотипов происходит в ходе категоризации – процесса объединения окружающих людей по какому-либо признаку, и самокатегоризации - процесса отнесения личности сомой себя к какой-либо социальной группе на основании присущих ей признаков.

Далее рассматривается проблема кризиса идентичности. Отмечаются разнообразные подходы к его определению, периодизации, а так же ее роли в развитии личности. Отдельно обсуждаются предлагаемые в различных подходах критерии кризиса идентичности. Э. Эриксон и Дж. Марсиа указывали на высокий уровень тревожности и стремлении идентифицировать себя по какому-то одному основанию как на характерные признаки (критерии) кризиса идентичности. Е. Гофман обращал внимание на стремление идентифицировать себя с неформальной группой как признак девиации. Г. Тэджфел и Дж. Тернер отмечали потерю позитивной самоидентичности как атрибут кризиса социального компонента идентичности. Данные признаки были отобраны автором в качестве критериев для диагностики кризиса идентичности.

Далее рассматриваются выделенные в теории социальной идентичности Г. Тэджфела и Дж. Тернера основные стратегии преодоления кризиса идентичности: уход из группы, конкуренция и социальное творчество. Анализируются их преимущества и недостатки. Автор приходит к выводу, что для выбора наиболее продуктивной стратегии – социального творчества – личность должна обладать определенным набором характерных личностных качеств, которые можно описать через концепцию жизнестойкости. Рассматриваются подходы к жизнестойкости С. Мадди и Д.А. Леонтьева. Прослеживаются связи между данными подходами, а так же предлагаемыми в теориях идентичности соотношениями между ее компонентами.

Завершает главу анализ проблемы кризиса идентичности и жизнестойкости в юношеском возрасте. Рассматриваются подходы различных исследователей к данной проблеме. На основании анализа исследований Н.Л. Ивановой, Л.Н. Ожиговой, Д.Н. Демидова, М.В. Логиновой и др. автор приходит к выводу об особой важности изучения нормативного кризиса идентичности – кризиса юности, который приходится на период завершения обучения в школе и на начало обучения в ВУЗе.

Во второй главе «Эмпирическое изучение связи жизнестойкости и кризиса идентичности у студентов» представлено обоснование плана и процедуры эмпирического исследования, описание методов сбора данных, выборки участников исследования, способов обработки данных и анализа полученных результатов. Выборку исследования составили 256 студентов различных факультетов Иркутского Государственного университета, среди которых были 145 учащихся младших курсов и 111 учащихся старших курсов. Согласно одной из гипотез исследования, студенты младших курсов переживают нормативный кризис юношеского возраста, а студенты старших курсов преодолели его.

Для изучения жизнестойкости кроме одноименного теста (Леонтьев, Рассказова, 2006), который исследует жизнестойкость личности как систему выраженности определенных компонентов («Вовлеченность», «Контроль», «Принятие риска»), использовалась методика Смысл жизненных ориентаций (СЖО) (Леонтьев, 2006) позволяющая глубже изучить отдельные характеристики личности, которые в той или иной степени могут влиять на проявление жизнестойкости: особенности целеполагания, удовлетворенность прошлыми событиями, локус-контроль. Шкала Тейлора использовалась для диагностики уровня личностной тревожности (Немчин, 1966).

Во втором параграфе предложено обоснование выбранного для изучения идентичности способа обработки данных методики «Двадцать утверждений (Twenty statements self attitude Test) М. Куна и Т. Макпартлэнда в модификации Ю.А. Васильевой (Васильева, 1998) Проанализированы различные способы интерпретации результатов (Ю.А. Васильева, Т.В. Румянцева, Н.Л. Иванова), рассмотрены различные варианты перевода качественных данных в количественные, проработан вопрос об оптимальном количестве шкал и способах их оценки.

На основании результатов проведенного пилотажного исследования автор предлагает модифицировать и дополнить имеющиеся способы обработки данных и интерпретации результатов, исключив из анализа ряда категорий (в частности, Материального Я личности, предложенного Н.Л. Ивановой). Так же предлагается оценивать категории по характеру отношения к ним (положительного, отрицательного или нейтрального) и использовать для количественного анализа данных процедуру ранжирования испытуемым собственных ответов вместо вычисления процентного соотношения между различными идентификациями. Таким образом, в результате обосновывается и предлагается авторский вариант обработки данных и интерпретации результатов данной методики, который наиболее адекватен для оценки кризиса идентичности у студентов.

Обработка данных и анализ результатов эмпирического исследования проводились по нескольким направлениям в несколько этапов.

На этапе «Анализ идентичности у различных групп студентов» проверялась гипотеза о том, что у студентов младших курсов кризис идентичности оказывается более выраженным по сравнению со студентами старших курсов. Данная гипотеза подтверждается следующими фактами.

Во-первых, были выявлены характерные различия в оценках отдельных  компонентов идентичности студентами младших и старших курсов. При помощи U-критерия Манна-Уитни установлены статистически достоверные различия выраженности оценок компонентов идентичности у студентов 16-18 лет и студентов более старшего возраста (см. табл. 1).

Табл. 1. Различия выраженности компонентов идентичности у студентов различного возраста

Статистика критерия

Статистика U Манна-Уитни

p-уровень

Гендер негативная

6949

0.001

Гендер позитивная

6480

0.001

Профессиональная негативно

6382

0.001

Профессиональная позитивно

6609

0.001

Семейная негативно

6398

0.001

Семейная позитивно

6954

0.001

Идентичность с малыми группами негативно

6393

0.001

Идентичность с малыми группами позитивно

6227

0.001

Тревожность

6918

0.001

В результате проведенного анализа показано, что у студентов младших курсов по сравнению со студентами старших курсов оказывается сниженной оценка себя как представителя определенного пола, как члена своей семьи и будущего профессионала. На основании этого делается предположение, что у студентов младших курсов снижен уровень позитивного самоотношения, относящийся к данным компонентам идентичности.

Во-вторых, для студентов младших курсов свойственно категоризовать себя как членов малых неформальных групп (см. табл. 1). Предполагается, что это соответствует такому выделенному И. Гофманом критерию кризиса социальной идентичности, как тенденции к девиации.

Наконец, у студентов 16-18 лет обнаруживается сравнительно более высокий уровень тревожности по сравнению со студентами старших курсов (см. табл. 1).

На основании полученных результатов высказывается предположение о том, что у студентов младших курсов, большинство из которых – юноши и девушки 16-18 лет, кризис идентичности оказывается более выраженным. Это согласуется с нормативными оценками кризиса юности, данными Э. Эриксоном.

На этапе «Анализ связей различных компонентов идентичности» были проанализированы значимые связи между различными компонентами идентичности на всей выборке студентов (рис. 1).

Рис. 1. Результаты корреляционного анализа: связь различных компонентов социальной идентичности студентов. СЕМ – Семейная идентичность, ПРОФ – Профессиональная идентичность, ГЕНД – Гендерная идентичность, ПОЛ – Идентичность с полом, КОММ – Коммуникативная идентичность, ПЕРСП – Перспективная идентичность, ЭТНИЧ – Этническо-региональная идентичность, ОБЩ – Общечеловеческая идентичность, ДЕЯТ – Деятельностная идентичность, МАЛ – Идентичность с малыми группами.  Сплошная линия - прямая корреляция,  пунктирная - обратная корреляция

В ходе проведенного корреляционного анализа было установлено, что существуют статистически достоверные связи между различными составляющими социального компонента идентичности, большая часть которых приходится на ее Семейный и Профессиональный компоненты.

Анализ связи между компонентами социальной и личностной идентичности выявил ряд статистически достоверных отрицательных связей (рис. 2.). Было установлено, что такой компонент личностной идентичности, как Качества личности отрицательно связан с целым рядом компонентов социальной идентичности. Другие составляющие личностной идентичности (указание своего имени или личностной позиции) так же образуют с компонентами социальной идентичности только отрицательные связи.

По мнению автора, полученные связи объясняются реципрокным характером взаимодействия личностного и социального компонентов идентичности, описанным Г. Тэджфелом и Дж. Тернером в их Теории социальной идентичности. При этом такой компонент личностной идентичности, как личностные качества оказывается в наиболее тесной связи с компонентами социальной идентичности и не связан ни с одним другим компонентом персональной идентичности.

Рис. 2. Результаты корреляционного анализа: связь различных компонентов личностной и социальной идентичности студентов. СЕМ – Семейная идентичность, ПРОФ – Профессиональная идентичность, ГЕНД – Гендерная идентичность, ПОЛ – Идентичность с полом, КОММ – Коммуникативная идентичность, ПЕРСП – Перспективная идентичность, ЭТНИЧ – Этническо-региональная идентичность, ОБЩ – Общечеловеческая идентичность, ДЕЯТ – Деятельностная идентичность, МАЛ – Идентичность с малыми группами.  Сплошная линия - прямая корреляция,  пунктирная - обратная корреляция

На основании полученных данных автор высказал предположение, что такой компонент личностной идентичности, как качества личности занимает особое место в структуре идентичности. Студенты идентифицируют себя либо с социальными группами, либо с качествами своей личности.

Данный предположение подтверждается результатами процедуры многомерного шкалирования. Согласно построенной модели, такой компонент личностной идентичности, как Личностные качества находится на максимальном расстоянии как от компонентов социальной идентичности, так и от других компонентов персональной идентичности (рис. 3).

Рис. 3. Распределение компонентов идентичности студентов в пространстве двух измерений неметрического многомерного шкалирования матрицы идентичности

Во-вторых, в ходе кластерного анализа полученных данных было установлено, что такой компонент идентичности, как Качества личности, образует отдельный кластер, в то время, как другие компоненты идентичности входят в другой кластер (рис. 4).

Рис. 4. Диаграмма кластерного анализа компонентов идентичности студентов. Семейная – Семейная идентичность, Професс – Профессиональная идентичность, Гендер – Гендерная идентичность, ПОЛ_А – Идентичность с полом, Коммуник – Коммуникативная идентичность, Перспект – Перспективная идентичность, Этнич – Этническо-региональная идентичность, Общечел – Общечеловеческая идентичность, Имя – Указание своего имени, Качества – Качества личности, Личн_поз – Позиция личности, Ид_с_МГ – Идентичность с малыми группами

Таким образом, было показано, что, в целом по выборке, представлены две тенденции: идентификация с социальными группами (прежде всего, со своей семьей и профессией) и со своими личностными качествами.

Поскольку различия между студентами младших и старших курсов оказались связанными как с компонентами социальной, так и личностной идентичности, следующим этапом стал анализ связей компонентов идентичности у студентов различного возраста.

На подэтапе «Анализ связей различных компонентов социальной идентичности у студентов младших курсов»  была рассмотрена структура социального компонента идентичности студентов 16-18 лет. В ходе анализа была выявлена структура связей компонентов социальной идентичности между собой преимущественно через идентификацию со своей семьей и профессией. По мнению автора, это подтверждается следующим.

Во-первых, сравнительное изучение особенностей связи компонентов социальной идентичности у студентов младших и старших курсов выявило на группе лиц 16-18 лет связь всех компонентов между собой преимущественно через идентификацию со своей семьей. Так, при расчете частных корреляций было установлено, что при исключении Семейной идентичности исчезают следующие корреляции:

- между Гендерной и Деятельностной идентичностью;

- между Профессиональной и Этническо-региональной идентичностью;

- между Профессиональной и Общечеловеческой идентичностью;

- между Перспективной и Коммуникативной идентичностью;

- между Этническо-региональной и Коммуникативной идентичностью.

Во-вторых, по сравнению с корреляциями, полученными на всей выборке, у студентов 16-18-ти лет Семейная идентичность оказывается в более тесной связи с другими компонентами социальной идентичности. Наконец, у студентов старших курсов  корреляции такого значительного числа компонентов социальной идентичности с Семейной не обнаруживается (см. табл. 2).

Табл. 2. Соотношение статистически значимых связей между компонентами социальной идентичности у студентов различного возраста

Идентичности

Студенты 16-18 лет

Студенты старше 18 лет

Семейная

Профес-сиональная

Семейная

Профес-сиональная

Пол

0.28**

0.29**

-

0.19*

Гендер

0.25**

0.28**

-

-

Профессиональная

0.28**

-

0.31**

-

Семейная

-

0.28**

-

0.31**

Общечеловеческая

-

0.3**

-

-

Этническо-региональная

-

-

-

-

Перспективная

0.29**

-

-

-

Деятельностная

-0.29**

-0.26**

-

-

Коммуникативная

0.31**

-

0.26**

-

Идентичность с малыми группами

-0.31**

-

-0.27**

-

Примечание: * - p<0.05, ** - p<0.01

Наконец, в результате процедуры многомерного шкалирования удалось установить, что у студентов младших курсов такие компоненты социальной идентичности, как Профессиональная, Общечеловеческая, Перспективная и Семейная расположены близко друг к другу. В то же время, такие компоненты социальной идентичности, как Коммуникативная, Гендерная, Этническо-региональная, а так же идентификация со своим полом образуют другую группу объектов (рис. 5).

Рис. 5. Распределение компонентов идентичности студентов младших курсов в пространстве двух измерений неметрического многомерного шкалирования матрицы идентичности младших курсов

Вместе с тем, самооценки Профессиональной и Семейной идентичностей значимо отличаются у студентов младших курсов, переживающих кризис социальной идентичности, и у студентов старших курсов, у которых выраженность кризиса идентичности ниже. На основании этого автор делает вывод, что у студентов младших курсов центральное место в системе идентичности занимают Профессиональная и Семейная идентичности. По результатам вычисления частных корреляций, другие компоненты идентичности оказываются связаны друг с другом только косвенно. В связи с этим делается предположение, что кризис социальной идентичности у юношей и девушек затрагивает прежде всего профессиональную и семейную сферы.

На подэтапе «Анализ связей различных компонентов социальной идентичности у студентов старших курсов» было установлено, что при сравнительно большей выраженности Профессиональной и Семейной идентичности у студентов старших курсов, по сравнению со студентами младших курсов у них обнаружено меньше значимых корреляций между ними и другими компонентами социальной идентичности.

Процедура многомерного шкалирования показала, что у студентов старших курсов нельзя отнести Профессиональную и Семейную компоненты идентичности к одной группе; более того, явно выделенные группы отсутствуют (рис. 6).

Рис. 6. Распределение компонентов идентичности студентов старших курсов в пространстве двух измерений неметрического многомерного шкалирования матрицы идентичности

Таким образом, можно констатировать, что у студентов старших курсов Семейная и Профессиональная идентичности расположены дальше друг от друга и не входят в одну группу. На основании этого, делается вывод, что переживание кризиса в Семейной и Профессиональной идентичности является характерной чертой студентов младших курсов.

На подэтапе «Анализ связей различных компонентов личностной идентичности у студентов различных курсов» была рассмотрена структура и связи личностного компонента идентичности студентов различного возраста. Было установлено, что как у студентов младших, так и у студентов старших курсов компоненты личностной идентичности обнаруживают отрицательные связи с компонентами социальной идентичности. Исключением оказывается только идентификация со своим именем, положительно связанная с Профессиональной идентичностью у студентов младших курсов (=0.22 p<0.01).

Вместе с тем, у студентов младших курсов компоненты личностной идентичности обнаруживают только одну статистически достоверную отрицательную связь между идентификацией со своим именем и идентификацией с качествами своей личности (=-0.17 p<0.05). Наоборот, у студентов старших курсов компоненты личностной идентичности обнаруживают тесные положительные связи друг с другом (табл. 3).

Табл. 3. Статистически значимые связи компонентов личностной идентичности студентов старших курсов

Компонент идентичности

Имя

Качества личности

Позиция личности

Имя

-

0,21*

0,188*

Качества личности

0,395**

0,395**

0,21*

Позиция личности

0,188*

-

-

Примечание: * - p<0.05, ** - p<0.01

Автор предположил, что отсутствие тесных связей между компонентами личностной идентичности является характерной особенностью идентичности студентов младших курсов и прежде всего связано с изменениями в таком компоненте личностной идентичности, как идентификация с качествами своей личности. Это подтверждается следующими фактами:

Во-первых, существуют значимые различия между студентами младших и старших курсов по выраженности идентификации с качествами своей личности (U=5423, p<0.05). У студентов старшего курса данный компонент личностной идентичности оказывается менее выражен, чем у студентов младших курсов.

Во-вторых, не удалось выявить статистически значимых корреляций между различными компонентами личностной идентичности как на всей выборке студентов, так и у студентов младших курсов.

В-третьих,  расчет частных корреляций обнаружил, что при исключении такой переменной, как Качества личности статистически значимые связи между другими компонентами личностной идентичности у студентов старших курсов не обнаруживаются.

Таким образом, в ходе анализа идентичности студентов разного возраста установлены ее следующие особенности:

1. У студентов младших курсов по сравнению со студентами старших курсов  оказывается сниженной оценка себя как представителя определенного пола, как члена своей семьи и будущего профессионала; наблюдается тенденция категоризовать себя как членов неформальных малых групп, и высокий уровень тревожности. На основании данных критериев был сделан вывод, что студенты младших курсов в большей степени переживают кризис идентичности.

2. У студентов младших курсов центральное место в системе идентичности занимают Профессиональная и Семейная идентичности. По результатам вычисления частных корреляций, другие компоненты идентичности оказываются связаны друг с другом только косвенно. В связи с этим делается предположение, что кризис идентичности у юношей и девушек затрагивает прежде всего профессиональную и семейную сферы.

3. У студентов старших курсов Профессиональная и Семейная идентичность перестают играть роль ядра, не образуя значительного числа статистически значимых корреляций с другими компонентами и располагаясь удаленно друг от друга.

4. Между компонентами социальной и личностной идентичности студентов существуют реципрокная связь.

5. Компоненты личностной идентичности студентов старших курсов оказываются тесно связанными друг с другом, в то время, как у студентов младших курсов они рассогласованы.

На этапе «Изучение выраженности жизнестойкости у студентов различных групп» была проанализирована жизнестойкость личности у студентов различных курсов. Установлено, что в целом результаты методик Тест жизнестойкости и методики СЖО, полученные на всей выборке студентов, значимо не отличаются от нормативных.

Анализ полученных данных с использованием U-критерия Манна-Уитни  обнаружил, что существуют статистически достоверные различия в выраженности жизнестойкости у студентов младших и старших курсов: студенты младших курсов обнаруживают меньшую склонность брать ответственность за свои поступки на себя, считать себя «хозяином своей жизни» (различия по таким шкалам методики СЖО, как «Локус-контроль Я» и «Локус-контроль Жизнь» и по таким шкалам Теста жизнестойкости, как «Контроль» и «Жизнестойкость») (см. Табл. 4).

Табл. 4. Различия между группами студентов 16-18 лет и старше 18 лет по выраженности жизнестойкости

Шкалы

Статистика U Манна-Уитни

p-уровень

Цель

7081.50

0.74

Процесс

7362.00

0.72

Результат

7065.00

0.51

Локус я

6358.50

0.01

Локус жизнь

6528.00

0.01

ОЖ

7958.50

0.43

Жизнестойкость

6533.50

0.04

Включенность

7987.00

0.41

Контроль

6223.50

0.01

Принятие риска

7037.50

0.31

Дальнейший анализ  установил, что среди лиц с низкой выраженностью жизнестойкости значимые различия между студентами 16-18 лет и студентами более старшего возраста существуют по всем шкалам методик Теста жизнестойкости и СЖО. Наоборот, среди лиц с высоким уровнем жизнестойкости различия между выделенными группами отсутствуют.

Таким образом, в ходе анализа жизнестойкости личности у студентов старших и младших курсов были установлены следующие межгрупповые различия:

  1. У студентов младших курсов в целом обнаруживается снижение уровня жизнестойкости, характеризующееся неготовностью брать ответственность за свои поступки и за свою жизнь.
  2. У студентов старших курсов по сравнению со студентами младших курсов обнаруживается большая готовность брать ответственность за свою жизнь (аттитюд «Контроль» Теста жизнестойкости, шкала «Локус-контроль Я» методики СЖО).

На этапе «Анализ связи жизнестойкости и социальной идентичности» исследовался  характер связи жизнестойкости и социального компонента идентичности студентов.

Прежде всего, было установлено, что шкалы Теста жизнестойкости отрицательно коррелируют с негативным отношением студентов к различным компонентам  своей идентичности и положительно связаны с позитивным отношением к тем же компонентам. Так, было установлено, что шкалы «Жизнестойкость», «Включенность», «Контроль» и «Принятие риска» отрицательно связаны с негативным восприятием студентами своей идентичности с профессией, с семьей и своими поступками.

Те же шкалы Теста жизнестойкости оказались положительно связаны с позитивным восприятием студентами своей идентичности с профессией, семьей, поступками и сферой межличностных отношений (см. табл. 5).

Табл. 5. Статистически значимые связи жизнестойкости и социальной идентичности

Компоненты идентичности

Жизнестойкость

Включенность

Контроль

Принятие риска

Позитивная оценка семейной идентичности

0.31**

0.39**

0.36**

0.27**

Негативная оценка семейной идентичности

-0.39**

-0.32**

-0.34**

-0.36**

Позитивная оценка профессиональной идентичности

0.31**

0.32**

0.31**

0.34**

Негативная оценка профессиональной идентичности

-0.36**

-0.34**

-0.28**

-0.32**

Позитивная оценка деятельностной идентичности

0.38**

0.45**

0.52**

0.39**

Негативная оценка деятельностной идентичности

-0.31**

-0.39**

-0.42**

-0.34**

Позитивная оценка коммуникативной идентичности

0.23**

0.36**

0.28**

0.25**

Негативная оценка коммуникативной идентичности

-

-0.33**

-

-

Примечание: * - p<0.05, ** - p<0.01

Обнаружено характерное своеобразие связи шкал методики СЖО и компонентов социальной идентичности. Шкалы методики СЖО отрицательно связаны с негативным восприятием студентами своей Гендерной идентичности и идентичность с семьей (см. Табл. 6). Те же шкалы оказались положительно связаны с  позитивным восприятием студентами своей гендерной и семейной идентичности.

Табл. 6. Статистически значимые связи шкал методики СЖО и социальной идентичности

Компоненты идентичности

Цели в жизни

Процесс жизни

Результативность жизни

Локус-контроль Я

Локус-контроль Жизнь

ОЖ

Негативная оценка гендерной идентичности

-0.32**

-0.36**

-0.45**

-0.32**

-0.43**

-0.44**

Позитивная оценка гендерной идентичности

0.34**

0.36**

0.43**

0.3**

0.45**

0.44**

Негативная оценка профессиональной идентичности

-0.39**

-

-

-0.36**

-

-0.36**

Позитивная оценка профессиональной идентичности

0.3**

0.35**

0.31**

0.25**

0.32**

0.34**

Негативная оценка семейной идентичности

-0.32**

-0.36**

-0.45**

-0.32**

-0.43**

-0.44**

Позитивная оценка семейной идентичности

0.38**

0.36**

0.41**

0.3**

0.45**

0.4**

Негативная оценка коммуникативной идентичности

-

-0.33**

-

-

-

-

Позитивная оценка деятельностной идентичности

-

0.45**

-

0.39**

-

-

Примечание: * - p<0.05, ** - p<0.01

На основании полученных результатов делается следующее предположение: поскольку на идентичности с профессиональной, семейной сферами приходятся различия у студентов старших и младших курсов – причем у последних обнаруживаются признаки кризиса идентичности, -  постольку жизнестойкость личности связана с теми компонентами социальной идентичности, на которые приходится кризис. Причем выраженность жизнестойкости обратно пропорциональна выраженности кризисных явлений.

Для подтверждения данного предположения  на этапе «Анализ возрастных особенностей связи жизнестойкости и социальной идентичности» автор рассматривает связи компонентов жизнестойкости и социальной идентичности у студентов различного возраста.

На подэтапе «Анализ особенностей связи жизнестойкости и социальной идентичности у студентов младших курсов» обнаружилось, что, во-первых, у группы студентов 16-18 лет существуют статистически значимые корреляции между шкалами Теста жизнестойкости и различными оценками таких компонентов социальной идентичности, как Гендерная идентичность, Профессиональная и Семейная идентичности (см. Табл. 7). Автор предположил, что студенты 16-18 лет активно используют свою жизнестойкость, стремясь преодолеть кризис идентичности, приходящийся именно на указанные ее стороны. Кроме того, взаимосвязь существует и с Коммуникативной стороной социальной идентичности, поскольку это – основная сфера, служащая для установления контактов с окружающими и, фактически, для поддержания позитивного восприятия себя как представителя определенного пола и субъекта труда.

Табл. 7. Статистически значимые связи жизнестойкости и компонентов социальной идентичности у студентов 16-18 лет

Компоненты идентичности

Жизнестойкость

Включенность

Контроль

Принятие риска

Позитивная оценка гендерной идентичности

-

0.33**

-

0.38**

Негативная оценка гендерной идентичности

-

-0.38**

-

-0.4**

Позитивная оценка профессиональной идентичности

0.31**

0.32**

0.31**

0.34**

Негативная оценка профессиональной идентичности

-0.36**

-0.34**

-0.28**

-0.32**

Позитивная оценка семейной идентичности

0.38**

0.35**

0.32**

0.39**

Негативная оценка семейной идентичности

-0.3**

-0.39**

-0.42**

-0.34**

Примечание: * - p<0.05, ** - p<0.01

Во-вторых, по результатам анализа как шкал Теста жизнестойкости, так и методики СЖО,  средний возраст студентов с низкой выраженностью качества жизнестойкости и его аттитюдов оказывался ниже, чем возраст студентов с выраженной жизнестойкостью (18.2 года по сравнению с 20.8 годами).

На основании этого, автор делает вывод, что юноши и девушки 16-18 лет, обнаруживающие ясные жизненные цели, стремящиеся к контролю над своей жизнью, активно включающиеся в происходящие вокруг них процессы и готовые принимать риск, менее склонны категоризовать себя в негативных терминах как представителей определенного пола, как субъектов труда и как членов семьи. Эти результаты, по-видимому, могут свидетельствовать о том, что они легче и продуктивнее переживают кризис идентичности, затрагивающий данные сферы.

На подэтапе «Анализ особенностей связи жизнестойкости и социальной идентичности у студентов старших курсов» обнаружилось, что количество значимых корреляций между компонентами социальной идентичности и шкалами методики СЖО на выборке студентов старших курсов снизилось (с 12 до 4-х). Если у студентов 16-18 лет обнаруживаются тесные связи между всеми шкалами методики СЖО и Профессиональной и Семейной идентичностями, то у студентов старше 18-ти лет – только связи с отдельными шкалами. Так, были обнаружены связи между шкалой «Результативность жизни или удовлетворенность самореализацией», шкалой «Процесс» и позитивными оценками Профессиональной  и Семейной идентичностей (=0.41, =0.33, =0.21, =0.33 соответственно, p<0.01).

Автор также предположил, что это может быть связано с окончанием кризиса идентичности у студентов старших курсов. Это подтверждается следующими эмпирическими фактами.

Во-первых, согласно полученным данным, на всей выборке студентов уровень тревожности по шкале Тейлора оказалась повышенной (среднее арифметическое - 26.4 балла, =4.71). По-видимому, то может быть связано преобладанием в выборке лиц 16-18 лет, т.е. студентов, переживающих нормативный кризис социальной идентичности. Дальнейший анализ показал, что если у студентов старших курсов уровень тревожности находится на среднем уровне (23.1 балла), то у студентов младших курсов – на высоком (29.5 баллов). С учетом выделенных выше критериев, это можно интерпретировать как один из признаков окончания кризиса социальной идентичности у студентов старших курсов.

Во-вторых, ранее проведенный анализ показал, что студенты младших и старших курсов значимо отличаются по выраженности различных компонентов идентичности. У студентов младших курсов по сравнению со старшими курсами преобладают негативные оценки своей Семейной, Гендерной и Профессиональной идентичности. Наоборот, у старших курсов  менее выражена Идентичность с малыми (неформальными) группами. С учетом выделенных критериев, это так же было проинтерпретировано как окончание кризиса идентичности у студентов старших курсов.

Наконец, анализ корреляций между шкалами Теста жизнестойкости, методики СЖО и компонентов социальной идентичности у студентов старших курсов с низкой выраженностью жизнестойкости выявил ряд корреляций между шкалами Жизнестойкости, Контроля, Локус-контроль Я и Профессиональной и Семейной идентичностями (=0.59, 0.49  0.45 - для позитивной оценки и -0.51 -0.48 -0.5 -  для негативной, p<0.01). Наоборот, у студентов старших курсов с высоким уровнем жизнестойкости значимых связей различных шкал Жизнестойкости и оценками Профессиональной и Семейной идентичности обнаружено не было. Были обнаружены связи между шкалами Контроля, Локус-контроль Жизнь и различными оценками своей Деятельностной идентичности отношением к своей Профессиональной и Семейной идентичности (=0.57, =0.51 для позитивной оценки, =-0.47, для негативной p<0.01).

На основании представленных данных, делается вывод, что, ввиду низкой выраженности качества жизнестойкости у ряда студентов старших курсов сохраняются  кризисные явления в Профессиональной и Семейной идентичности, а значит и связь между ними.

На этапе «Анализ особенностей связи жизнестойкости и личностной идентичности у студентов» были проанализированы статистически значимые связи аттитюдов жизнестойкости и личностного компонента идентичности.

Прежде всего, было установлено, что существуют статистически значимые отрицательные корреляции между всеми аттитюдами жизнестойкости и идентификацией с личностными качествами. Таким образом, студенты с выраженным качеством жизнестойкости обнаруживают меньшую склонность идентифицировать себя с качествами своей личности (Табл. 8).

Табл. 8. Значимые связи жизнестойкости и компонентов личностной идентичности у студентов

Аттитюды жизнестойкос-ти

Компонент идентичности

Жизнестойкость

Включенность

Контроль

Принятие риска

Имя

-

-

-

-

Личностные качества

-0.31**

-0.21*

-0.31**

-0.3**

Личностная позиция

-

-

Примечание: * - p<0.05, ** - p<0.01

Автор предполагает, что идентификация с качествами своей личности может так же рассматриваться как одно из проявлений кризиса идентичности, связанное с объявлением моратория. В такой ситуации личность, с одной стороны, не описывает себя в негативных категориях групповой принадлежности, но, с другой стороны, избегает и позитивной идентификации себя с какой-либо социальной группой. Данное предположение подтверждается, по мнению автора, следующими фактами:

Во-первых, выраженность такого компонента личностной идентичности, как идентификация с качествами личности значимо различается у студентов младших курсов, находящихся по другим признакам в ситуации кризиса идентичности, и студентами старших курсов, таких признаков не демонстрирующих (U=6829, p<0.03).

Во-вторых, такой компонент личностной идентичности, как идентификация с качествами личности обнаруживает статистически значимую корреляцию с уровнем тревожности (ρ=0.21, p<0.01).

В-третьих, проведенный корреляционный анализ между компонентами личностной идентичности и различными оценками компонентов социальной идентичности выявил целый ряд статистически значимых корреляций. Оказалось, что такие компоненты личностной идентичности, как идентификация с качествами личности и Личностная позиция демонстрируют отрицательные связи с позитивной оценкой личностью компонентов ее социальной идентичности. Наоборот, с негативной оценкой личностью своей принадлежности к определенным социальным группам данные компоненты личностной идентичности находятся в прямой связи (Табл.9).

Табл. 9. Значимые связи компонентов социальной и личностной идентичности у студентов

Оценка идентичности

Имя

Личностные качества

Личностная позиция

Негативная оценка гендерной идентичности

-

-

0,2*

Позитивная оценка Профессиональной идентичности

-

-0,35**

-0,27**

Позитивная оценка Семейной идентичности

-

-0,25**

-0,37**

Негативная оценка Коммуникативной идентичности

-

0,16*

0,16*

Позитивная оценка Коммуникативной идентичности

-0,18*

-0,21**

-0,15*

Позитивная оценка Этническо-региональной идентичности

-

-0,16*

-0,15*

Негативная оценка Деятельностной идентичности

-

0,16*

*

0,21**

Позитивная оценка Деятельностной идентичности

-

-0,16*

-

Негативная оценка Общечеловеческой идентичности

-

0,17*

0,22**

Позитивная оценка Общечеловеческой идентичности

-

-0,28**

-0,19*

Негативная оценка Перспективной идентичности

-

0,15*

0,17*

Позитивная оценка Перспективной идентичности

-0,16*

-0,22**

-0,15*

Примечание: * - p<0.05, ** - p<0.01

Наконец, сравнение корреляций между таким компонентом личностной идентичности, как идентификация с качествами личности, и различными оценками компонентов социальной идентичности у студентов старших и младших курсов выявило следующую закономерность. В целом, у студентов старших курсов, у которых кризис идентичности оказывается сравнительно менее выраженным, наблюдается сравнительно меньшее число статистически значимых отрицательных корреляций между идентификацией с качествами личности и оценками компонентов социальной идентичности. Наоборот, у студентов младших курсов сохраняется значительное число статистически значимых отрицательных корреляций между идентификацией с качествами личности и оценками компонентов социальной идентичности (Табл. 10).

Табл. 10. Возрастные особенности связей между оценками компонентов социальной идентичности и идентификацией с качествами личности

Оценки компонентов идентичности

Студенты старших курсов

Студенты младших курсов

Негативная оценка гендерной идентичности

-

0,16*

Позитивная оценка Профессиональной идентичности

-0,231**

-0,432**

Позитивная оценка Семейной идентичности

-0,273**

-0,212**

Негативная оценка Коммуникативной идентичности

-

0,259**

Позитивная оценка Коммуникативной идентичности

-0,233**

-0,202*

Позитивная оценка Этническо-региональной идентичности

-0,270**

-

Позитивная оценка Деятельностной идентичности

-

-0,182*

Негативная оценка Общечеловеческой идентичности

-

0,261**

Позитивная оценка Общечеловеческой идентичности

-

-0,404**

Негативная оценка Перспективной идентичности

0,192*

-

Позитивная оценка Перспективной идентичности

-0,298**

-0,187*

Примечание: * - p<0.05, ** - p<0.01

Автор предполагает, что у студентов, преодолевших кризис идентичности происходит как трансформация социального, так и личностного компонентов, которая выражается в большей согласованности ее компонентов друг с другом, а так же, вероятно, в снижении реципрокного характера связи с компонентами социальной идентичности.

Анализ возрастных особенностей связи аттитюдов жизнестойкости и личностной идентичности не выявил различий в характере связи компонентов личностной идентичности и аттитюдов жизнестойкости. Как у студентов младших, так и у студентов старших курсов аттитюды жизнестойкости и идентификация с личностными особенностями обнаруживают статистически значимую отрицательную связь.

В целом по данному этапу анализа полученных результатов делаются следующие выводы:

1. Жизнестойкость оказывается положительно связанной с позитивной оценкой испытуемым своей социальной идентичности и отрицательно – с негативной оценкой.

2. Жизнестойкость личности связана с теми компонентами социальной идентичности, на которые приходится кризис. При этом  степень жизнестойкости у  студентов оказывается обратно пропорциональной степени выраженности переживаемого ими кризиса социальной идентичности.

3. У студентов 16-18 лет жизнестойкость преимущественно связана с такими компонентами социальной идентичности, как трудовые и семейные отношения. По мнению автора, это закономерно, учитывая, что именно на данный этап приходится выбор будущей профессии и, в ряде случаев, будущих брачных партнеров.

4. У студентов старше 18-ти лет жизнестойкость оказывается связанной с идентичностью с собственными поступками. Идентичность со своей профессией и семьей уже не является столь же однозначным ядром системы идентичности, как для студентов 16-18 лет.

5. Жизнестойкость оказывается отрицательно связанной с компонентами личностной идентичности и прежде всего с идентификацией с качествами личности. Автор предполагает, что рост выраженности данного компонента персональной идентичности может рассматриваться как один из критериев кризиса социальной идентичности

На этапе «Анализ идентичности у мужчин и женщин» автором были установлены различия в выраженности компонентов идентичности и их связи между собой в зависимости от принадлежности личности к определенному полу.

Были выявлены характерные различия в оценках отдельных  компонентов идентичности мужчин и женщин (см. табл. 11).

Табл. 11. Гендерные особенности различий в выраженности компонентов идентичности

Компоненты идентичности

Статистика U Манна-Уитни

p-уровень

Позитивная оценка Гендерной идентичности

5050

0.003

Позитивная оценка идентификации с полом

5050

0.003

Негативная оценка Семейной идентичности

5465

0.041

Позитивная оценка Семейной идентичности

4675

0.001

Негативная оценка Коммуникативной идентичности

5398

0.02

Позитивная оценка Коммуникативной идентичности

4904

0.007

Позитивная оценка Этническо-региональной идентичности

5086

0.001

Позитивная оценка Интегральной идентичность с МГ

4820

0.002

Позитивная оценка Перспективной идентичности

4830

0.002

Согласно полученным данным, в целом в выборке мужчин по сравнению с выборкой женщин оказываются снижены позитивные оценки основных компонентов социальной идентичности – Гендерного, Семейного, Профессионального, а так же Коммуникативного. Исключением является сравнительно более высокая позитивная оценка мужчинами по сравнению с женщинами своей идентичности с неформальными группами. По мнению автора, это обусловлено тем, что средний возраст мужчин выборки значимо отличается от среднего возраста женщин (U=4385, p<0.01) в меньшую сторону. Таким образом, среди мужчин студентов 16-18 лет, у которых преобладает данная идентичность, сравнительно больше, чем среди женщин.

По предположению автора, основное место в структуре социальной идентичности у женщин занимает Семейная идентичность. Это подтверждается следующими фактами.

Во-первых, по результатам корреляционного анализа на выборке женщин было выявлено сравнительно больше статистически значимых корреляций между Семейной идентичностью и другими компонентами социальной идентичности, чем на выборке мужчин (Табл. 12) .

Табл. 12. Гендерные особенности количества связей компонентов идентичности с Профессиональной и Семейной идентичностью

Пол

Женщины

Мужчины

Компонент идентичности

Профессиональная

Семейная

Профессиональная

Семейная

Гендер

0.26**

0.27**

0.41**

-

Пол

-

0.18*

 -

-

Профессиональная

-

0.41**

 -

0.31**

Семейная

-

-

0.31**

-

Коммуникативная

-

0.31**

-

-

Этническо-региональная

0.15*

-

0.29**

0.28**

Интегральная идентичность с малыми группами

-0.18*

-0.29**

-0.25**

-

Деятельностная

-0.14*

-0.19*

-0.38**

-

Общечеловеческая

-

-

0.37**

-

Примечание: * - p<0.05, ** - p<0.01

Во-вторых, процедура многомерного шкалирования, показала, что у женщин такой компонент социальной идентичности, как Семейная идентичность, оказывается сравнительно более удален от других компонентов, чем у мужчин (рис. 7).

В целом по данному этапу анализа полученных результатов делаются следующие выводы:

1. У мужчин по сравнению с женщинами более выражены такие признаки кризиса социальной идентичности, как склонность к категоризации себя в негативных терминах и тенденция к идентификации с неформальными группами, что объясняется преобладанием в данной группе студентов 16-18 лет.

2. У женщин основное место в структуре социальной идентичности занимает Семейная идентичность.

На этапе «Анализ связи жизнестойкости и социальной идентичности у студентов различного пола» автором были установлены особенностей связи жизнестойкости и социальной идентичности у мужчин и женщин.

На подэтапе «Изучение выраженности жизнестойкости у мужчин и женщин» была проанализирована жизнестойкость у студентов в зависимости от их принадлежности к определенному полу. Установлено, что в целом результаты методик Тест жизнестойкости и методики СЖО, полученные на всей выборке студентов, значимо не отличаются от нормативных.

Рис. 7. Распределение компонентов идентичности у женщин в пространстве двух измерений неметрического многомерного шкалирования матрицы идентичности

Анализ различий в выраженности шкал Теста жизнестойкости и методики СЖО выявил ряд значимых различий. Женщины выборки по сравнению с мужчинами демонстрируют большую выраженность такого аттитюда, как Контроль и всех шкал методики СЖО.

Табл. 13. Различия выраженности аттитюдов жизнестойкости и шкал СЖО у мужчин и женщин

 Показатель жизнестойкости

Статистика U Манна-Уитни

p-уровень

Контроль

4762

0.01

Цель

4654

0.01

Процесс

4431

0.00

Результат

4160

0.00

Локус-контроль я

4696

0.01

ОЖ

4244

0.00

Делается вывод, что женщины по сравнению с мужчинами оказываются менее склонными к активному поиску связей и отношений, предпочитают больший контроль текущей ситуации и демонстрируют большую удовлетворенность как своей текущей жизнью, так и прожитым.

Автор делает предположение, что наличие таких различий между выборками мужчин и женщин  может влиять и на различия в выраженности компонентов жизнестойкости.

На подэтапе «Анализ связи аттитюдов жизнестойкости и компонентов социальной идентичности у студентов различного пола» автором были установлены особенностей связи аттитюдов жизнестойкости и социальной идентичности у мужчин и женщин.

Анализ не выявил существенных различий в связях аттитюдов жизнестойкости и компонентов социальной идентичности. Как и на всей выборке, аттитюды жизнестойкости положительно коррелировали с позитивной оценкой студентами компонентов своей идентичности, и отрицательно – с негативной оценкой этих компонентов.

Отсутствие существенных различий в связях аттитюдов жизнестойкости и компонентов социальной идентичности автор связал с отсутствием различий в выраженности аттитюдов жизнестойкости у мужчин и женщин.

На подэтапе «Анализ связи шкал СЖО и компонентов социальной идентичности у студентов различного пола» автором были установлены особенностей связи шкал методики СЖО и социальной идентичности у мужчин и женщин (Табл. 14).

Табл. 14. Гендерные особенности в различии количества связей между оценками компонентов социальной идентичности и шкалой ОЖ

Оценки идентичности

Женщины

Мужчины

ОЖ

ОЖ

Позитивная оценка идентификации с полом

0.24**

-

Негативная оценка Профессиональной идентичности

-0.28**

-

Позитивная оценка Профессиональной идентичности

0.15*

-

Негативная оценка Семейной идентичности

-0.18*

-

Позитивная оценка Семейной идентичности

0.20*

-

Негативная оценка Коммуникативной идентичности

-0.23**

-0.27**

Позитивная оценка Коммуникативной идентичности

0.20*

-

Негативная оценка Интегральной идентичность с МГ

-0.23**

-

Позитивная оценка Интегральной идентичность с МГ

-

-0.33**

Негативная оценка Деятельностной идентичности

-

-0.33**

Позитивная оценка Деятельностной идентичности

0.17*

0.30**

Негативная оценка Общечеловеческой идентичности

-0.35**

-0.27**

Негативная оценка Перспективной идентичности

-0.24**

-

Позитивная оценка Перспективной идентичности

0.21**

0.43**

Примечание: * - p<0.05, ** - p<0.01

Согласно полученным результатам, статистически значимые корреляции между шкалами методики СЖО, выраженных в интегральной шкале ОЖ и различными оценками компонентов социальной идентичности различны у мужчин и женщин. У женщин они затрагивают преимущественно такие компоненты, как Профессиональная, Семейная идентичности, идентичность со своим полом, а у мужчин – Деятельностная идентичность, а так же Интегральная идентичность с малыми группами. По мнению автора, это обусловлено как доминированием среди мужчин выборки студентов 16-18 лет, так и преобладанием Семейной идентичности в структуре социальной идентичности женщин.

В целом по данному этапу анализа полученных результатов делаются следующие выводы:

1. У женщин по сравнению с мужчинами качество жизнестойкости, измеренное в шкалах методики ОЖ, оказывается более выраженным.

2. Основные связи между шкалами методики ОЖ и компонентами социальной идентичности у женщин приходится на Семейную и Профессиональную идентичность, в то время, как у мужчин на более выраженную у них Интегральную идентичность с малыми группами, что, вероятно связано с преобладанием среди мужчин студентов 16-18 лет.

В завершении диссертационного исследования на основании полученных результатов автором были  проанализированы подходы к преодолению кризиса идентичности. Анализируя позиции Н. Л. Ивановой и Л. Б. Шнейдер, автор приходит к выводу, что в них недостаточно учитывается роль личностных особенностей, определяющих в том числе и развитие идентичности. Согласно полученным  в диссертационном исследовании данным, кризис идентичности оказывается менее выраженным у лиц, которых С. Мадди назвал жизнестойкими. Личность, активно включающаяся в происходящие вокруг нее процессы, имеющая четкие цели, принимающая на себя ответственность за свою жизнь и готовая рисковать легче адаптируется в том числе и к студенческой жизни, активнее преодолевает кризис своей идентичности, обретая новые статусы. Соответственно, помимо развития компонентов, предполагающих совершенствование системы идентичности, необходимо развитие и компонентов жизнестойкости. Автором анализируется подход С. Мадди к решению данного вопроса. Предлагаемые С. Мадди техники – ситуативная реконструкция,  фокусирование на эмоциях и осознание решаемости проблемы, - по мнению автора, могут способствовать развитию жизнестойкости и продуктивному разрешению кризиса социальной идентичности.

В заключении диссертационной работы обобщаются результаты теоретического и эмпирического исследования, формулируются выводы, намечаются перспективы дальнейшего исследования жизнестойкости студентов.

Основные выводы:

  1. Нормативный кризис идентичности в юношеском возрасте затрагивает, прежде всего, студентов младших курсов и охватывает главным образом такие сферы их идентичности, как профессиональную и семейную.
  2. У студентов младших курсов наблюдаются признаки кризиса идентичности, выраженные в высоких показателях негативных оценок ряда ее компонентов, склонности идентифицировать себя преимущественно с неформальными группами, а так же в высоком уровне тревожности.
  3. Жизнестойкость личности преимущественно связана с теми компонентами идентичности, которые претерпевают кризисные изменения. У лиц с низкой жизнестойкостью в большей степени выражены признаки кризиса идентичности, что может приводить к формированию негативной социальной идентичности.
  4. Установлены различные связи жизнестойкости и компонентов социальной идентичности в зависимости от половозрастных особенностей студентов:

- У студентов младших курсов жизнестойкость преимущественно связана с такими компонентами социальной идентичности, как трудовые и семейные отношения. По мнению автора, это закономерно, учитывая, что именно на данный этап приходится выбор будущей профессии и, в ряде случаев, будущих брачных партнеров.

- У студентов старших курсов жизнестойкость оказывается связанной с идентичностью с собственными поступками. Идентичность со своей профессией и семьей уже не является столь же однозначным ядром системы идентичности, как для студентов младших курсов.

- У женщин основные связи между жизнестойкостью (методика ОЖ) и компонентами социальной идентичности приходятся на Семейную и Профессиональную идентичность, в то время как у мужчин на более выраженную у них Интегральную идентичность с малыми группами.

5. Жизнестойкость оказывается отрицательно связанной с компонентами личностной идентичности и, прежде всего, с идентификацией с качествами личности. Автор предполагает, что рост выраженности данного компонента личностной идентичности может рассматриваться как один из критериев кризиса идентичности.

Основное содержание диссертационной работы отражено в 9 публикациях.

  1. Кузьмин М.Ю. Взаимосвязь жизнестойкости и профессиональной идентичности у современных студентов // Вестник университета (Государственный университет управления). 2010. -6. С.54-56 (0.1 п.л.)
  2. Кузьмин М.Ю., Гусев А.Н., Конопак И.А. Связь гендерной идентичности и жизнестойкости у студенток, обучающихся в ВУЗе // Вестник Читинского государственного университета. 2011. - 1. С. 58-62 (0.4 п.л./0.3 п.л.)
  3. Кузьмин М.Ю., Гусев А.Н. Гендерная идентичность молодых матерей и ее связь с жизнестойкостью  // Современные исследования социальных проблем (Электронный журнал). 2011. -4 (08). Шифр Информрегистра 0421100132/0130. Режим доступа: URL: http://sisp.nkras.ru/issues/2011/4/kuzmin.pdf (0.9 п.л./0.8 п.л.)
  4. Кузьмин М.Ю., Козлова Н.М., Ковалева Л.П. Ролевые игры как инновационный метод обучения студентов // Сибирский медицинский журнал (г. Иркутск). 2010. - 7. С. 31-33 (0.2. п.л./0.15 п.л.)
  5. Козлова Н.М., Кузьмин М.Ю. - Использование техник нейролингвистического программирования при подготовке лекций для студентов медицинских вузов // Сибирский медицинский журнал (г. Иркутск). 2010. - 7. С.  56-58 (0.2. п.л. /0.15 п.л.)
  6. Кузьмин М. Ю. - Сравнительное изучение жизнестойкости и характера ее взаимосвязи с идентичностью у студентов-психологов 1-го и 4-го курса // Материалы докладов XV Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». М.: Издательство МГУ; СП МЫСЛЬ, 2008. – С. 258-260 (0.2 п.л.)
  7. Кузьмин М. Ю. – Взаимосвязь негативной социальной идентичности и жизнестойкости у студентов// Материалы докладов XVII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». М.: Издательство МГУ; СП МЫСЛЬ, 2010. – С. 366-368 (0.2 п.л.)
  8. Кузьмин М. Ю. – Взаимосвязь социальной идентичности и свойств личности студентов-психологов// Профессиональное становление будущих психологов: монография/под общ. ред. З.В. Дияновой, О.П. Фроловой, Т.М. Щеголевой. – Иркутск: изд-во ИГУ, 2008. – С. 54-62 (0.8 п.л.)
  9. Кузьмин М. Ю. - Проблема жизнестойкости в аспекте ее взаимосвязи с профессиональной идентичностью у современных студентов// В мире научных открытий.- №4 (10), часть 18. - Красноярск, 2010. – С. 76-78 (0.2 п.л.)
 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.