WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

                                               

                                       

На правах рукописи



БЕЛКИН Антон Игоревич




МЕНТАЛЬНОСТЬ И СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ

ОСОБЕННОСТИ АВТОРОВ ГРАФФИТИ





19.00.05 – социальная психология




АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора психологических наук

Казань 2 0 12

Работа выполнена на кафедре социальной психологии

Поволжской государственной социально-гуманитарной академии


Научный консультант: доктор психологических наук, профессор,

  Акопов Гарник Владимирович

Поволжская государственная

социально-гуманитарная академия

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор

Барабанщиков Владимир Александрович

  Институт психологии Росскиской академии наук


доктор психологических наук, профессор

Скрипкина Татьяна Петровна

                                         Университет Российской академии

образования

доктор психологических наук

Грязнов Алексей Николаевич

                                        Учреждение РАО «Институт педагогики

                  и психологии  профессионального образования»

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Ярославский государственный

                                      университет им. П.Г. Демидова»

Защита состоится  «8» мая 2012 года в 10 часов  на заседании диссертационного совета Д 008.012.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора педагогических наук и доктора психологических наук при учреждении Российской академии образования «Институт педагогики и психологии профессионального образования» по адресу: 420039, г. Казань, ул. Исаева, д.12

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института

Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте Высшей аттестационной комиссии Минобрнауки РФ «8» февраля 2012 г.: http://vak.ed.gov.ru/

Автореферат разослан « » марта 2012 г.

Ученый секретарь 

диссертационного совета  А.Р. Масалимова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Анализ научной разработанности темы исследования показал, что проблема девиантного поведения применительно к молодежи всегда интересовала как философов, историков, социологов, так и педагогов и социальных психологов. В русле этих исследований шла разработка различных подходов к определению сути ненормативного поведения; определялось значение данного вида социального поведения для развития личности; выявлялись факторы и условия девиантного поведения; рассматривалась проблема соотношения склонности к нарушению социальных норм и таланта; изучались особенности конкретных видов асоциального и антисоциального поведения. Отдельным, самостоятельным видом девиантного поведения является неинституциональная изобразительная деятельность – граффити, которая может быть как ситуационной формой социального поведения, так и становится устойчивым видом социального поведения для отдельных индивидуумов и социальных групп. В настоящее время граффити как вид социального поведения получает широкое распространение как общественное явление.  В этой связи проблема раскрытия социально-психологической природы граффити актуальна для понимания социальной психологии молодежных групп. В современном обществе интенсивно происходят изменения во всех сферах жизни: экономической, политической, социокультурной и др. Идет процесс перехода личности от психологии стабильности к психологии выбора моделей поведения, полиидентичности и мобильности. Эти процессы, прежде всего, затрагивают молодежные группы. Однако в психологической науке формы самовыражения молодежных групп до настоящего времени остаются мало исследованными. Одним из основных способов индивидуального и группового самовыражения определенной части молодежи в современном мире становятся граффити.

В настоящей работе граффити понимаются не просто как вид человеческой активности, а как особая психосемиотическая система. Новые общественные процессы связаны с возникновением тотальной знаковой информационной среды, проводниками которой выступают Интернет и средства массовой информации. Информационная среда представляет собой новый канал влияния на социальное поведение личности и социальных групп. Под влиянием массированного информационного воздействия широкое распространение получают различные молодежные субкультуры, представители которых (эмо, готы, граффити и др.) демонстрируют унифицированные формы одежды и поведения независимо от культурного контекста. Эти характеристики могут коррелировать с нарушениями поведения, общения и игровой деятельности. Однако, с другой стороны, они могут быть связаны со сложным процессом формирования психосоциальной идентичности в подростковом и юношеском возрасте, с диффузией идентичности, что характерно для наиболее одаренных и творческих личностей.

Проблематика девиантного поведения, первоначально разрабатываемая в юридической психологии, рассматривает, прежде всего, этот вид социального поведения как отклонение от социальных норм, как социально негативное явление. Однако в психологической науке также есть точка зрения, согласно которой существует «надситуативная активность» (В.А. Петровский), которая заключается в том, что человек ставит перед собой цели, избыточные по отношению к исходным требованиям ситуации. Ее видом может быть активная неадаптивность, которая может проявляться в ненормативных формах поведения, не несущих деструктивного характера. С этой точки зрения граффити, могут быть рассмотрены и как конструктивная девиация, источником которой выступает надситуативная активность субъекта, а не сложности его социальной адаптации.

Поэтому изучение социально-психологического значения граффити как формы социального поведения, проблема повышения эффективности использования неинституциональной изобразительной деятельности как формы конструктивного девиантного поведения соответствует современным социальным тенденциям.

Состояние разработанности проблемы исследования. Проблематика граффити в различных научных дисциплинах изучалась в историческом аспекте. В философии, этике разрабатывалось понимание девиантного поведения как феномена, производного от нравственного состояния общества и духовных качеств отдельной личности. В исторической науке изучение граффити представляет собой способ изучения особенностей жизнедеятельности и быта людей конкретной исторической эпохи. В искусстве, литературоведении, лингвистике  граффити, до настоящего времени, не являлись объектом изучения. Граффити представляют собой обыденную, промежуточную, междисциплинарную реальность, важную для понимания состояния и самочувствия современной молодежи. Феномен граффити не является объектом искусствоведения, так как неинституциональные надписи и рисунки не являются искусством, литературоведения – так как это не литература, лингвистики – так как граффити - фрагментированный язык, и т.д. С этой точки зрения анализ граффити, прежде всего, лежит в области изучения психологии больших социальных групп и ментальности, то есть психологии на стыке с культурологией, семиотикой, историей – в сферах социальной и культурно-исторической психологии. В этой связи данное исследование является актуальным.

В психологии изучение граффити реализуется, прежде всего, в общей психологии и психологии индивидуальных различий. Изучением психологических аспектов граффити занимался ряд зарубежных и отечественных ученых (Ж. Бодрийяр, А.С. Скороходова, R, Lachmann  и др.). Их исследования в основном направлены на изучение возрастных, гендерных, статусных характеристик авторов граффити (D. Brewer, M. Kokoreff, R. Lachmann, M.L. Miller), степени распространенности данного вида изобразительной деятельности (R.L. Mawby, L.D. Rhyne, L.P. Ullman), а также на выявление отдельных личностных свойств авторов граффити (J.F. Dovidio, M.J. Schwartz, H. Solomon, H. Yager). Вопрос о гендерных и культурных различиях изучался специально только в отношении надписей и рисунков в общественных туалетах (D. Brewer, L. Flores, A.A. Olowu, E. Otta,  L. Sechrest, E. Wales).

Стоит выделить исследования, посвященные культурным отличиям в граффити, в частности, исследования А.А. Олову, Л. Секреста и Л. Флореса, работы которых показывают, что граффити являются социально-психологическим феноменом, отражающим специфику культуры и социальных установок общества по отношению к социальному поведению.

Проведенные исследования обогатили представления о личностных  особенностях авторов граффити, влиянии социально-демографических факторов на характеристики неинституциональной изобразительной деятельности, наметили методические особенности кросскультурных исследований, но целостная концепция граффити как социально-психологического феномена,  представляющего собой особую систему регуляции социального поведения личности и социальной группы в психологической науке еще не разработана. Разработанный автором социально-дискурсивный подход к граффити рассматривает это явление как результат реакции личности на давление тотальной знаковой информационной среды, выражение интенциональности сознания авторов граффити к утверждению коммуникации и свободы.

Мало исследованными остаются вопросы о социально-психологических и личностных характеристиках авторов граффити, о факторах, обусловливающих специфику личности и межличностных отношений авторов граффити. Авторы имеющихся на данный момент исследований граффити в отечественной (В. Седнев, О. Бочарова, Я. Щукин  и др.) и зарубежной психологической науке (E.L. Abel, B.E. Buckley, R. Freeman, R. Lachmann и др.) анализируют граффити, главным образом, с позиций общей психологии как продукт неинституциональной деятельности субъекта, обладающего определенными личностными особенностями, и не рассматривают граффити как проблему больших социальных групп.

Широкое распространение граффити в мире и нашем обществе, а также сам характер этого явления обусловлены, прежде всего, влиянием тотальной знаковой информационной среды и общественной ценностно-нормативной системы на психику индивидуумов и социальных групп, то есть, детерминировано социально-психологическими факторами. Поэтому изучение граффити требует применения методологии социальной психологии, позволяющей выявить психологическую  сущность феномена граффити. По нашему мнению, авторы граффити являются представителями специфической социальной группы, характерным признаком которой являются социально ненормативный характер самовыражения и опосредованность социальной коммуникации.

Таким образом, можно выделить существенное противоречие между распространенностью феномена граффити в социальной жизни общества и отсутствием обобщения отдельных научных данных о феномене граффити,  неразработанностью целостного теоретического представления о феномене граффити.

Указанное противоречие позволило сформулировать основную проблему исследования: до настоящего времени неопределенной остается социально-психологическая сущность граффити, что требует изучения социально-психологических детерминант феномена граффити.

Отсутствие комплексных социально-психологических исследований граффити и стремление содействовать расширению представлений о нелигитимированной изобразительной деятельности обусловливает актуальность темы диссертационного исследования.

Цель диссертационного исследования заключается в разработке социально-психологической концепции граффити на основе социально-дискурсивного подхода, методов диагностики ментальности и социально-психологических особенностей авторов граффити.

Объектом исследования является феномен граффити как социально-психологическое явление.

Предмет исследования – ментальность и социально-психологические особенности авторов граффити.

Основная гипотеза исследования: феномен граффити это массовое социально-психологическое явление, представляющее собой психосемиотическую систему регуляции социального поведения.

Частные гипотезы:

1. Граффити представляют собой особую психосемиотическую систему, в которой авторы граффити реализуют процессы конструирования идентичности и  квазикоммуникации,  специфика которых обусловлена особенностями ментальности данной социальной группы.

2. Особенности ментальности авторов граффити зависят от структурной (семиотической формы граффити), топографической, образовательной и  территориальной дифференциации неинституциональных надписей и рисунков.

3. Авторы граффити обладают специфической совокупностью социально-психологических особенностей ценностно-смысловой, когнитивной, эмоциональной и коммуникативной сфер личности, кроме того  формы их самовыражения в граффити определяются спецификой гендерной принадлежности авторов граффити, типом и уровнем их образования  и типами создаваемых ими граффити.

4. Особенности социальной перцепции граффити обусловлены степенью осознанности граффити и спецификой ее категоризации коммуникантом: неосознанный характер - создает условия для влияния семантического контекста на эмоциональное состояние коммуниканта, осознанный характер - актуализирует его социальную установку по отношению к граффити и ее авторам.

В соответствии с выдвинутыми гипотезами исследования были поставлены следующие общие задачи:

1. Провести анализ исторической, социологической,  психологической литературы по проблеме граффити и выявить степень изученности этого феномена в психологической науке.

2. Сформулировать концептуальные положения, раскрывающие психологическое содержание феномена граффити.

3. Раскрыть сущность и сформулировать понятие феномена граффити, рассмотрев его в связи с категориями «ментальность» и «девиантное поведение».

4. Обосновать социально-дискурсивный подход к изучению личности авторов граффити, включающий в себя определение, типологизацию и характеристику основных компонентов  их ментальности,  и обоснование  социально-психологических детерминант психосемиотической системы граффити.

5. Разработать типологию граффити в зависимости от их семиотической формы. Провести эмпирическое исследование характеристик основных компонентов ментальности авторов граффити в зависимости от семиотической формы граффити, топографических, территориальных и образовательных факторов; исследовать динамику ментальности авторов граффити. 

6. Выявить специфику психологического портрета личности авторов граффити в зависимости от социально-демографических и социально-психологических факторов.

7. Определить специфику социального восприятия и оценки данного вида девиантного поведения жителями города.

Общенаучную методологию исследования определили:

- философские и общенаучные концепции существования личности, значении культуры для самосознания человека, его взаимодействия и познания окружающей действительности (М. Вебер, Р. Вильямс, В. Вундт, В.В. Гринин, Э. Кассирер, М. Лацарус, А. Моль, Х. Ортега-и-Гассет, П.А. Сорокин,  А. Тойнби, З. Фрейд, Э. Фромм,  Д.А. Холл,  Г. Хофштеде, О. Шпенглер, Г. Штейнталь,  К. Ясперс и др.);

- общенаучные подходы зарубежных и отечественных ученых в области социальной и культурно-исторической психологии к феноменам культуры и ментальности (Д. Белл, Д. Брунер, Л.С. Выготский, К. Джерджен, С. Московичи, Д. Поттер, А. Тоффлер, З. Фрейд, Э. Фромм, Р. Харре, С. Холл, В.А. Шкуратов, К. Цюрхер,   Э. Эриксон и др.);

- системный подход к изучению личности и психологических феноменов (К.А. Абульханова, Б.Г. Ананьев, В.А. Барабанщиков, А.В. Брушлинский, В.А. Ганзен, А.В. Карпов, Б.Ф. Ломов и др.), включающий принципы взаимовключения и дополнительности.

Конкретно-научная методология исследования опирается на:

- культурно-историческую  теорию высших психических функций Л.С. Выготского;

- концепцию М.М. Бахтина о карнавальной смеховой культуре;

- представлениях о ментальности и менталитете  в социальной и исторической психологии (Г.В. Акопов, Б.С. Алишев, М. Блок, К. Леви-Брюль,  В.П. Зинченко, В.В. Знаков, Г.В. Орлова, В.Ф. Петренко,  В.Е. Семенов, Т.В. Семенова, А.Ш. Тхостов, Л. Февр,  М. Фуко, В.А. Шкуратов и др.).

- социально-психологическом подходе к изучению культуры и феномена маргинальности как явлений, отражающих образ жизни и механизм действия социального контроля в  больших и малых социальных группах (А.И. Атоян, Г.М. Андреева, Г. Зиммель, В. Каганский, Д. Майерс, Р.Е. Парк, Е.Н. Стариков, С. Фрис, Т. Шибутани, Т.Б. Щепанская и др.)

- психологические концепции, развивающие понимание идентичности как социального феномена, конструирующегося в интерперсональном взаимодействии и являющегося дискурсивно-символическим феноменом (Г.М. Андреева, П. Бергер, С. Жижек, Т. Лукман, Д. Мид, Б. Слугоский, Г.У. Солдатова, Ч. Райкрофт, С. Холл, Э. Эриксон и др.);

- постнеклассический подход к изучению психологических феноменов, обосновывающий текстуализацию личности и социально-дискурсивный характер психологических феноменов (Д. Брунер, Ж. Деррида, К. Джерджен, Ж. Лакан,  Я. Линтвельт, Д. Поттер, М. Уэзерелл, Н. Фрай, Н. Фридман,  М. Фуко,  Р. Харре, Д. Шоттер, Д. Эдвардс и др.);

- объяснительные гипотезы, классификации и исследования граффити в отечественной и западной исторической, социологической и психологической науке (Б.Е. Бакли, Д. Бушнелл, О. Бочарова, А. Денджес, Ф. Довидио, С.А. Высоцкий,  И.Г. Добровольский, М. Кокорефф, Р. Лэчманн, Е. Отта,  В. Седнев, Л. Секрест, А.С. Скороходова, Х. Соломон, Х. Яджер и др.).

В соответствии с целью и задачами работы использовались следующие методы исследования:

- теоретические: анализ философской, исторической, социологической и психологической литературы; систематизация и концептуализация научных идей; теоретическое моделирование; нарративно-дискурсивный анализ;

- эмпирические: метод фиксации эмпирических данных; метод качественно-количественного анализа документов - контент-анализ; метод опроса; метод тестовых процедур. (В ходе констатирующего эксперимента были использованы как оригинальные, разработанные нами методики, в частности, опросник «Самоописания изобразительной деятельности авторов граффити», так и традиционные методики, например: «достижения успеха и избегания неудач» Т. Элерса,  «Направленность личности» Б. Басса, «16 PF» Р.Б. Кеттелла, «Акцентуаций характера» К. Леонгарда,  «Шкала I-E» Дж. Роттера, «Агрессии» А. Басса и А. Дарки,  тест Т. Лири, социометрия Дж. Морено, «Поведения личности в конфликте» К.Томаса, «Тест СЖО» Д.А. Леонтьева, «Морфологический тест жизненных ценностей» В.Ф.Сопова, Л.В. Карпушиной, «Ценностные ориентации» М. Рокича и др.; кроме того, для диагностики когнитивной сферы использовался  ассоциативный эксперимент и  «Семантический дифференциал» Ч. Осгуда);

- статистические: дескриптивная статистика; непараметрические критерии различий (критерии 2 Пирсона, угловое преобразование Фишера *, W-критерий Вилкоксона и V критерий Ван дер Вардена, метод согласия частот);  корреляционный метод (параметрическая корреляция К. Пирсона, непараметрические коэффициенты ранговой корреляции rs Спирмена и   Кендалла); факторный анализ по методу главных факторов, методу ортогонального вращения Varimax. Обработка результатов осуществлялась вручную и с помощью статистической программы Stadia 6/3 prof, сер. №1290, автор А.Б. Кулаичев.

Экспериментальная база исследования. Исследование неинституциональных надписей и рисунков, а также психологических особенностей авторов граффити проводилось с  2000 по 2009 гг. На различных этапах исследования в нем приняли участие 2054 (n=2054)  респондентов, было обследовано 24 659 (n=24 659) граффити. Исследованием охвачены граффити следующих городов:  Москва, Санкт-Петербург, Самара, Казань, Инза.

Этапы научного исследования:

Исследование проводилось в три последовательных этапа:

Первый (подготовительный)  этап  (2004-2006) – изучение и анализ психологической литературы; определение основных категорий эмпирического исследования граффити; выделение основных направлений исследования; составление его программы позволили обосновать проблему, объект, предмет и цель исследования, сформулировать гипотезы и задачи. Результатом этого этапа стало определение методологии и методов исследования, разработка экспериментального плана.

Второй (основной) (2007-2009) этап – определяление конкретных областей исследования социально-психологических особенностей и ментальности специфической социальной группы авторов граффити; выявление в ходе опытно-экспериментальной рыботы особенностей письменной ментальности и социально-психологических особенностей авторов граффити; разработка социально-дискурсивного подхода к граффити на основе социально-дискурсивного подхода, методов и средств диагностики личностных особенностей авторов граффити.

Третий  (заключительный) (2010-2011) этап – теоретическое осмысление результатов эмпирической работы; описание результатов работы, выявление психологической сущности феномена граффити, определение психологических характеристик авторов граффити. оформление диссертации, подготовка и издание  монографий и статей.

Концептуальную основу диссертации составляют социально-конструкционистский подход к анализу психологических явлений и авторский подход  к  граффити – социально дискурсивная концепция граффити.

Социально-конструкционистская методология рассматривает сознание как нарративно-дискурсивное образование, представляющее собой особый текст.

Социально-дискурсивная концепция граффити рассматривает граффитологическую среду как особую психосемиотическую систему, которая, с одной стороны, является результатом давления информационной среды на психику человека, а, с другой – его способом идентификации и квазикоммуникации в синкретической образно-знаковой среде.

Социально-психологическая специфика граффити состоит в том, что неинституциональные надписи и рисунки представляют собой выражение интенциональности сознания авторов граффити к утверждению коммуникации и свободы, являющихся способами конструирования содержания жизни. Конкретные формы граффити обусловлены спецификой ментальности специфической социальной группы авторов граффити, находящей выражение в особенностях кодификации смысла, характерных для знаковой системы граффити в целом.

Психосемиотическая система граффити представляет собой особую знаковую систему, являющуюся полисистемным явлением: пространством коммуникации и интеракции между авторами граффити; средой, в которой  граффити создаются и фиксируются в письменной образно-знаковой форме – то есть процессом реализации деятельности; особой реальностью, в знаковых формах которой зафиксированы ценности и нормы специфической социальной группы – авторов граффити.

Спецификой психологической портрета автора граффити является наличие в структуре личности двух важнейших мотивационных тенденций:

во-первых, стремление ослабить давление информационной среды на психику и достичь интегрированности с ней через конструирование символической идентичности, которое в граффити реализуется через создание информационной подписи и ее нанесение на разнообразные области социального пространства;

во-вторых, противоречивость личностных характеристик, в частности, стратегий конфликтного взаимодействия и межличностных отношений, проявляется в бессознательной мотивации – стремлении авторов граффити к утверждению индивидуальной свободы, выражение которой в неинституциональном изобразительном творчестве имеет квазикоммуникативный характер, при этом  утверждение индивидуальной свободы позиционируется по отношению к социуму в целом.

Научная новизна исследования.

1. Впервые разработан социально-дискурсивный подход к феномену граффити.

2. Расширен комплексный психологический анализ феномена граффити, которые рассматриваются в широком культурно-историческом контексте, где наряду с традиционными социально-психологическими методами, используются принципиально новые методы исследования характеристик изобразительной деятельности - нарративно-дискурсивный анализ.

3. Впервые обоснована концепция граффити как особой регуляторной психосемиотической системы; определены базовые понятия, лежащие в основе ментальности авторов граффити: темы, функции, жанры, специфика психокультурного опосредования. 

4. Впервые выявлены особенности ментальности авторов граффити. Граффити реализуют следующие  основные функции: идентификационную, выражения агрессии, экзистенциальную, общения, эстетическую, эвристически-сублимативную. Основными темами ментальности авторов граффити являются темы  «Я», группы, исчисления, персонажа и физического пространства. Основными жанрами граффити являются: самопрезентации, автохарактеристики, притязания. Специфика психокультурного опосредования граффити связана с тем, что в граффити преобладают информационная и смеховая типы культуры.

5. Уточнено и расширено содержание понятия «функции граффити», переосмылено и дополнено описание функции общения граффити, определен квазикоммуникацтивный характер общения авторов граффити.

6. Впервые вводится и операционализируется новое психологическое понятие, дифференцирующие психологические аспекты граффити:‘’символическая идентичность’’.  В зависимости от семиотической формы и психологических характеристик граффити разработана их типология. Описаны характеристики ментальности авторов граффити в зависимости от структурной, образовательной, топографической и территориальной дифференциации неинституциональных надписей и рисунков.

7. Расширено и уточнено описание особенностей личностных свойств и межличностных отношений авторов граффити, в том числе и их специфика, связанная с их гендерной принадлежностью, типом и уровнем образования, типами создаваемых ими граффити.

8. Впервые описаны социально-психологические особенности авторов граффити в связи с культурно-историческими маркерами продуктов их изобразительной деятельности.

9. Впервые определена специфика социальной перцепции неинституциональной изобразительной деятельности.

Теоретическая значимость исследования. Дан теоретический анализ социально-психологической природы граффити и показана необходимость системного исследования ментальности авторов граффити в контексте социальной психологии. Граффити определены и описаны, как особая регуляторная психосемиотическая система.

Разработаны социально-дискурсивная концепция граффити, включающая, понятийный аппарат и комплексную методологию исследования феномена граффити; выделены, конкретизированы и описаны характеристики ментальности авторов граффити: жанры, функции, тематизмы, особенности психокультурного опосредования.

Развиты теоретические представления о неинституциональной изобразительной деятельности, углубляющие представление о граффити как способе конструирования идентичности и самовыражения личности в новом информационном пространстве.

Междисциплинарная форма исследования вносит существенный вклад в развитие социальной психологии больших групп, психологии личности, психологии индивидуальных различий, психологии девиантного поведения, юридической психологии, социологии и истории. Результаты исследования способствуют развитию философско-антропологических концепций происхождения и развития сознания и культуры.

Практическая значимость исследования состоит в рассмотрении комплекса условий, обеспечивающих формирование позитивной психосоциальной идентичности современной молодежи, так как разработанная концепция феномена граффити позволяет системно, в единой исследовательской логике подходить к диагностике различных форм этого вида девиантного поведения.

1. Разработанный диагностический инструментарий позволяет проводить диагностику личности по особенностям изобразительной деятельности с учетом социально-демографических характеристик  авторов граффити, что также позволяет организовать психопрофилактическую работу с молодежью, выявлять факторы социальной дезадаптации личности.

2. Полученные результаты исследования применимы в работе практических психологов для осуществления диагностики и мониторинга психологических особенностей клиентов, могут использоваться в практике психологического консультирования и психокоррекции, а также стать основой для разработки арт-терапевтических коррекционных мер и применяться как элемент в долгосрочных психокоррекционных программах.

3. Результаты исследования применимы при выявлении особенностей молодежной политики, а также при реализации способов борьбы с вандалистическими граффити.

4. Ряд аспектов диссертационной работы имеет прикладное значение: опыт исследования может быть использован при проведении широкого спектра кросскультурных и психоисторических исследований.

5. Материалы работы стали основой для теоретических и практических занятий со студентами-психологами и студентами технических специальностей  по учебным курсам: «Психология», «Правоведение», «Юридическая психология», «Общая психология», спецкурсам: «Общий психологический практикум», «Оперативная психология», «Методы исследования в юридической психологии», «Юридическая суицидология», «Криминальная психология», «Пенитенциарная психология», проведенными диссертантом в Поволжской государственной социально-гуманитарной академии, Самарской гуманитарной академии, Самарском филиале Московского социально-педагогического университета, Самарском филиале Московского государственного университета сервиса, Тольяттинском государственном университете, Поволжском государственном университете телерадиокоммуникаций и информатики в 2000-2009 гг.

6. Опубликованные научные работы используются в практике работы социальных служб, психологической практике, а также в профилактической и воспитательной деятельности.

Достоверность и обоснованность результатов исследования обеспечены обоснованностью методологии исследования, ее соответствием методологии исследования ментальности, осуществлением исследования на теоретическом, эмпирическом и прикладном уровнях; применением комплекса методов, адекватных исследованию ментальности и социально-психологических особенностей авторов граффити; длительностью экспериментальной работы (2004-2009) и возможностью ее повторения; репрезентативностью объема выборки продуктов изобразительной деятельности и авторов граффити, проверкой экспериментальных данных по различным статистическим критериям.

Апробация и внедрение результатов исследования. Результаты исследования отражены в 120 опубликованных работах, в том числе монографий - 3,  учебно-методических пособия - 3,  методические указания - 1, статей - 113, в том числе в научных журналах по перечню ВАК РФ - 16. Общий объем – 250 п.л.

Основные положения диссертации, методы исследования и полученные выводы были изложены в докладах и обсуждены на Международных и Всероссийских научных конференциях и семинарах:

1. В монографиях  «Настенные надписи Самары» (2008), «Феномен граффити: психологические исследования» (2011); в учебно-методических пособиях «Постмодернистская психология» (2005), «Методы наблюдения, опроса, контент-анализа и беседы в психологическом исследовании» (2005), «Психологическая диагностика личности автора граффити (2009); методических указаниях «Психологическая характеристика профессиональной деятельности следователя» (2007).

2. На ежегодных научных конференциях преподавателей факультета психологии «День науки» Поволжской государственной социально-гуманитарной академии с 2000 по 2009 гг.

3. На научно-практических конференциях: Всероссийской конференции «Актуальные проблемы современной науки» (Самара:  СГТУ, октябрь 2000), Всероссийской научно-практической конференции «Российское образование на рубеже веков» (Московский государственный педагогический университет, Москва, апрель 2002), «3-ем Всероссийском съезде психологов» (Ежегодник Российского психологического общества», Санкт-Петербургский государственный университет, Санкт-Петербург, июнь 2003); Всероссийской научно-практической конференции «Современные проблемы российской ментальности» (Санкт-Петербургский университет, Санкт-Петербург, ноябрь 2005); Международной конференции по истории психологии «4-ые московские встречи» «История отечественной и мировой психологической мысли: Постигая прошлое, понимать настоящее, предвидеть будущее» (Институт психологии РАН, Москва, июнь 2006); 2-ой всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы молодежной субкультуры (Московский психолого-социальный институт, Москва-Самара, октябрь 2008) и др.

4. Концептуальные положения и результаты исследования обсуждались на заседаниях кафедры общей и прикладной психологии факультета психологии Поволжской государственной социально-гуманитарной академии  в 2003-2009 гг.

Внедрение осуществлялось средствами преподавательской деятельности по подготовке и переподготовке психолого-педагогических кадров для модернизации профилактической и коррекционной работы с молодежью. В частности, на основе проведенного исследования разработаны авторские спецкурсы «Психология ментальности», «Культурно-историческое исследование в психологии», «Методология постмодернистского исследования». Теоретические и практические результаты исследования используются в лекционных курсах по дисциплинам: «Правоведение», «Юридическая психология», «Общая психология», спецкурсам специализации «Юридическая психология» и курсах по выбору в «Поволжской государственной социально-гуманитарной академии (2003-2009), Поволжском государственном университете телерадиокоммуникаций и информатики (2009-2010).

Личный вклад соискателя. Исследование является результатом самостоятельной, многолетней научно-педагогической деятельности соискателя в высшей школе. Эмпирическую основу работы составили результаты авторских исследований, проведенных в соответствии с решаемыми задачами.

Автором разработан социально-дискурсивный подход к феномену граффити, который позволяет включить неинституциональные надписи и рисунки в сферу практической социальной психологии.

Соискателем разработаны предложения по  профилактике данного вида девиантного поведения. Основные положения диссертационного исследования и полученные результаты внедрены в работу государственных бюджетных учреждений: «Агентство по реализации молодежной политики», Самарское отделение Федеральной таможенной службы РФ; в работу небюджетных организаций ООО Центра индивидуального и управленческого консультирования «Professional+», Центр энерго-информационных технологий;  в систему теоретических и практических занятий  учреждений высшего профессионального образования Поволжской государственной социально-гуманитарной академии, Самарском государственном университете, центре дополнительного образования Самарская гуманитарная академия, о чем свидетельствуют акты внедрения. Результаты диссертационного исследования рекомендованы к внедрению в воспитательную систему участников проекта «Ассоциированные школы ЮНЕСКО».

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, пяти глав и заключения, cодержит 45 таблиц и 19 рисунков. Список литературы насчитывает 439 наименований, из них - 95 на иностранном языке. Общий объем основного текста составляет 470 страниц.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Граффити являются массовым социально-психологическим феноменом, который представляет собой особую психосемиотическую систему регуляции социального поведения. Психосемиотическая система граффити имеет психологическое содержание, а компонентами ментальности специфической социальной группы авторов граффити  являются: особенности психокультурного опосредования, функции, темы, жанры.

2. Граффити, как и ряд других видов изобразительного творчества, реализуют следующие основные функции: идентификационную (персональную, социальную, символическую подфункции), выражения агрессии, экзистенциальную, общения (коммуникативную, интерактивную, перцептивную подфункции), эстетическую, эвристически-сублимативную, при этом базовым слоем ментальности авторов граффити являются темы «Я», группы, исчисления, персонажа и физического пространства. В граффити преобладают жанры самопрезентации (фиксация существованиия автора граффити) и автохарактеристики (выявление отношения, притязание на мудрость); информационная культура, для которой характерен виртуализм, нарративизация, глобализм и смеховая культура, связанная с материально-телесным низом.

3.  Динамика изменения ментальности социальной группы авторов граффити связана с особенностями психокультурного опосредования и отражает тенденцию преобладания в современных граффити информационной культуры. Граффити становятся все более однородным явлением, преобладающей темой является тема Я, которая представлена через жанр самопрезентации.

4. В граффити как массовом социальном явлении находит выражение  проблематика конструирования идентичности авторов граффити. Граффити представляют собой способ конструирования идентичности, главным образом - символической идентичности, при этом основным типом современных  граффити становится информационная подпись, выражающая стремление индивидуума к интеграции с новой информационной действительностью.

5. Граффити, традиционно понимаемые как специфичная форма асоциального поведения, предполагают специфику психологического портрета авторов. Авторы граффити обладают противоречивостью личностных характеристик: доминантностью, агрессивностью и экстернальностью в области межличностных отношений и дипломатичностью, замкнутостью, развитым самоконтролем, для них более актуальными оказываются ценности, отражающие установку на свое Я и межличностные отношения. Специфика личностных и социально-психологических характеристик авторов граффити, проявляющаяся в их девиантном поведении, обусловлена: гендерной принадлежностью, типом образования (гуманитарное, техническое), уровнем образования (начальное профессиональное, высшее профессиональное) авторов граффити и типами создаваемых ими граффити.

6. Социальная перцепция граффити содержит в себе эстетический и смысловой компоненты, а оценка изобразительной деятельности авторов граффити меняется в зависимости от характера (осознанный, неосознанный) восприятия неинституциональных надписей и рисунков. Неосознанный характер социальной перцепции создает условия для влияния семантического контекста на оценку эмоционального состояния коммуниканта, а при осознанном характере социальной перцепции проявляется влияние социальной установки по отношению к неинституциолизированной изобразительной деятельности и авторам граффити.














ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении обосновывается актуальность исследования; определяются его объект, предмет исследования; сформулированы цели, задачи  и гипотезы исследования;  определяются его теоретико-методологические основы и  методы исследования;  показана его научная  новизна, теоретическая и практическая значимость; обосновывается достоверность полученных результатов,  приводятся данные об их апробации и внедрении; формулируются положения, выносимые на защиту. В заключении обсуждаются основные результаты исследования и его перспективы.

В первой главе «Теоретико-методологический анализ личности автора граффити как представителя специфической социальной группы» рассматриваются теоретические проблемы исследования феномена граффити и его социально-психологических детерминант.

В работе определено основное содержание понятий, раскрывающих тему исследования; проведен анализ исторических, археологических, искусствоведческих, социологических и психологических исследований граффити, дан анализ традиционных и современных подходов к определению граффити, описаны исторические исследования граффити, выделены основные социально-психологические функции граффити. Рассмотрены социально-психологические условия и детерминанты неинституциональной изобразительной деятельности. Авторы граффити определяются как специфическая социальная группа со своими потребностями, целями, субкультурой, личностными качествами, межличностными отношениями и другими психологическими переменными.

В работе конкретизированы следующие понятия: граффити, функции граффити. В нашей работе под  граффити впервые понимается любое изображение, выполненное от руки, неинституциональное по своему характеру, которое является продуктом процесса индивидуального или группового самовыражения и представляет собой субкультурный феномен. Под функциями граффити мы понимаем роль, выполняемую нелигитимированными надписями и рисунками в рамках всей  психосемиотической системы граффити. Функции граффити – это психосемиотические регулятивы поведения, каналы трансляции культурно-исторических смыслов.

Теоретический анализ научной литературы показал, что динамика ментальности авторов граффити отражала изменения образа жизни и представления о человеке как представителе больших социальных групп, а также позволил выделить ряд универсальных  социально-психологических функций граффити различных эпох: идентификационной, религиозно-магической, прагматической, коммуникативной, протестной, экзистенциальной, эстетической и функции выражения витальности.

В настоящее времея отсутствует целостная концепция граффити как социально-психологического феномена. В западной психологической науке основным концептуальным подходом к граффити является психодинамическая теория. В ее рамках граффити понимаются либо как продукт сублимированных влечений личности, либо как деятельность, возникающая на основе инфантильного желания играть с собственными фекалиями (Dandes A., Jones E. и др.). Ряд авторов считает граффити аналогом архаических поведенческих форм (В. Седнев, М.Kokoreff), поведением, способствующем высвобождению агрессии (А.С. Скороходова, R..Freeman и др.), проявлением общего инстинкта любопытства (E.L Abel, B.E Buckley).

Лишь небольшое число ученых указывают на связь этого вида деятельности с культурными аттитюдами и конфликтами, жаждой социального признания (R. Freeman, R. Lachmann, H.D. Lomas, M.K. Opler), при этом граффити рассматриваются здесь как средство снятия психоэмоционального напряжения и выражение действия внутренних личностных конфликтов. Ряд ученых подчеркивает социальную детерминацию феномена граффити, однако при этом отсутствует локализация социальных детерминант.

В настоящее время отсутствуют классификации, которые бы в полной мере удовлетворяли научным критериям составления классификации. Показано, что социальная психология граффити с необходимостью нуждается в создании и исследовании граффити на основе строго научных классификаций, а, в перспективе – создании типологии неинституциональных надписей и рисунков на основе обобщения данных комплексных исследований граффити.

Эмпирические исследования затрагивают отдельные стороны этого феномена. Выявлено, что социально-демографические характеристики не являются определяющими факторами деятельности авторов граффити. Основными мотивами граффити являются утверждение идентичности, протест против социальных и культурных норм, творческие и развлекательные мотивы, а также агрессия. На основе пирамиды потребностей А. Маслоу разработана авторская контент-аналитическая схема исследования потребностей, находящих удовлетворение в ходе неинституциональной изобразительной деятельности.

Исследования психологических особенностей авторов граффити показывали, что они являются более авторитарными, экстернальными и креативными по сравнению с другими учащимися – школьниками и студентами. Выявлено, что в настоящее время отсутствуют комплексные исследования психологических особенностей авторов граффити. Немногочисленные социально-психологические исследования показывают, что в граффити происходит утверждение мыслей и чувств, отношений и установок, неприемлемых для выражения в процессе реального межличностного общения, то есть реализуется процесс самовыражения. Отношение к граффити и к их авторам оказалось зависимым от личного опыта респондента в создании граффити.

Во второй главе «Анализ компонентов ментальности социальной группы авторов граффити» описывается авторская социально-психологическая концепция граффити.

Обобщение результатов комплексного эмпирического исследования показывают, что понимание граффити исключительно как формы деструктивного, антисоциального поведения – мифологема. Граффити как форма деятельности представляет собой, прежде всего, способ адаптации индивидуума к виртуальной знаковой среде. С помощью граффити индивидуум формирует особый вид идентичности – символическую идентичность, что дает ему не просто ощущение личностной целостности, а ощущение интегрированности с окружающей виртуальной средой, чувство адаптированности в этой среде. Этим путем преодолевается страх перед неопределенностью и глобальностью знакового пространства и достигается решение проблематики идентичности в новых условиях постиндустриального общества.

По отношению к  психосемиотической системе граффити сложно говорить о системных уровнях, так как в данном случае речь идет о системе, обладающей высокой степенью целостности, которая наиболее точно может быть описана через раскрытие ее различных сторон, являющихся основами системы, не находящихся в отношениях противоречия и представляющих собой различные измерения самой системы граффити. Применение принципа взаимовключения позволяет увидеть, что психосемиотическая система граффити является самостоятельной открытой системой, на которую влияют различные культурные и субкультурные факторы, представляет собой сложную систему, характеризующуются пересечением различных оснований ее функционирования, измерений системы.

Другим аспектом неинституциональной изобразительной деятельности является ее ненормативный характер, так как граффити являются не вполне социально приемлемым способом самовыражения, поэтому есть основания предполагать, что обращение к этому виду изобразительной деятельности характерно для личности со специфическими психологическими характеристиками.



Рис. 1. Психосемиотическая система граффити

На материале анализа феномена граффити автором разработан социально-дискурсивный подход к описанию граффити как особой психосемиотической системы. Его основные положения состоят в следующем:

1. Граффити представляют собой массовый социально-психологический феномен, являющейся особой молодежной субкультурой и, одновременно, явлением, отражающим изменения ментальности общества, проводником которых является социальная группа молодежи;

2. Современная граффитологическая среда представляет собой особую психосемиотическую систему, которая, с одной стороны, является результатом давления информационной среды на психику человека, а, с другой – его способом идентификации и квазикоммуникации, психологической мутации человека в синкретической образно-знаковой среде.

3. Основными детерминантами девиантного поведения авторов граффити являются: влияние психосемиотической системы граффити, особенности ментальности авторов граффити и их дифференциация по социально-демографическим и социально-психологическим характеристикам;

4. Социально-дискурсивный подход позволяет выделить характеристики ментальности авторов граффити: ценностно-нормативная система, формы самоповествования (жанры), функции, наррадигма, специфика психокультурного опосредования;

5. Основными побудительно-мотивационными свойствами психосемиотической системы граффити являются:  ее способность формировать символическую идентичность с помощью знаково-символических средств, что дает возможность членам субкультуры граффити формировать чувство интегрированности с виртуальной информационной средой постсовременного общества; граффити выполняют катарсическо-сублимативную функцию, выступая ненормативным каналом самовыражения личности;

6. Основным семиотическим регулятивом поведения становится реализация идентификационной функции психосемиотической системой граффити, а нанесение информационной подписи представляет собой центральный семантический сегмент, вокруг которого формируются другие смыслы знаково-символического семантического ряда;

7. Психосемиотическая система граффити в большей мере становится явлением тотальной знаковой информационной среды, частью информационной культуры, а обращение к граффити связано со стремление личности достичь интегрированности с информационной средой;

8. Граффити представляют собой способ квазикоммуникации между представителями различных социальных групп, особенностями данного вида коммуникации является ее герменевтический характер, множественность смыслов, наличие барьера между означаемым и означающим;

9. Психосемиотическая система граффити является устойчивой дискурсивной формацией, а социальная группа авторов граффити характеризуется специфическими особенностями ментальности, отражающими, прежде всего эгоцентрическую установку личности.

10. Социально-демографические и социально-психологические особенности личности авторов граффити обуславливают вариативность форм неинституционального изобразительного творчества и коррелируют с семиотической формой создаваемых ими граффити.

Также рассмотрены компоненты ментальности авторов граффити, проанализированы пути становления идентичности в условиях информационной среды и сформулировано понятие символической идентичности.

Определен методологический подход к исследованию ментальности авторов граффити: методология постмодернистской социальной психологии, которая рассматривает сознание как дискурсивный феномен. Характеристиками ментальности, помимо традиционно выделяемых ценностей, являются формы самоповествования (жанры) и специфика психокультурного опосредования.

Анализ психокультурной квалификации граффити проведен по историко-типическому признаку (Д. Белл, М.М. Бахтин и др.). Рассмотрены основные характеристики соответствующих типов культурных систем (смеховая, официальная, информационная).  Определено, что основными побудительными свойствами субкультуры граффити является характерный для нее способ решения проблематики конституирования идентичности и обретения индивидуумом смысла жизни. В качестве основной психологической проблематики авторов граффити выделена проблематика конституирования психосоциальной идентичности. Показано, что в современной знаковой информационной среде возрастает значимость проблематики идентичности, которая переходит в новую форму. Выявлено существование нового вида идентичности и дано его определение. Объектом символической идентичности являются не личностные качества или место в социальной группе, а место, флуктуирующая позиция в информационной системе. Символическая идентичность является видом идентичности, который обусловлен стремлением человека адаптироваться к новой знаковой виртуальной среде. Символическая идентичность представляет собой сформированное чувство самотождественности и интегрированности в информационную культуру или ее конкретный анклав.

В третьей главе «Социально-психологический анализ  социально-демографической и социально-психологической подсистемы личности автора граффити»  проведено комплексное исследование социально-демографических характеристик и психологических особенностей авторов граффити как специфической социальной группы. использовался метод экспериментальной и контрольных групп. Общий объем экспериментальной выборки на разных этапах составили 2054 респондента. Основной стратегией формирования выборки является рандомизация – случайный отбор испытуемых. Для определения психологического портрета автора граффити мы использовали следующие основания – изучение ценностно-смысловой, эмоциональной, когнитивной и коммуникативной сфер. В сравнительном анализе психологических характеристик участвовало 1330 респондентов, среди них: 48 % учащихся учебных заведений начального и высшего профессионального образования технического профиля и 52 % – гуманитарного профиля; 84,4 % студентов и 15,6 % учащихся учебных заведений начального профессионального образования; 49 % юношей и 51 % девушек.

Исследование специфики психологических особенностей авторов граффити в зависимости от их социально-демографических характеристик.  Все различия выявлены на уровне p<0,05.

Анализ гендерных различий  показал, что у авторов граффити - юношей в высокой степени выражен авторитарный и в низкой – подчиняемый типы отношения к окружающим. Юноши превосходят девушек по авторитарному, эгоистическому и агрессивному типам отношения к окружающим. Они являются более экстернальными в целом, в области неудач, семейных  и межличностных отношений, отличаются более высокой самооценкой  и самоконтролем. Девушки склонны к большей подчиняемости в межличностных отношениях. Они превосходят юношей по эмотивности, тревожности, экзальтированности, обладают  более высоким интеллектом, более экспрессивны, чувствительны, тревожны, отличаются развитым воображением, радикализмом и критичностью. У них в большей степени выражена напряженность, возбудимость.

Анализ личности и межличностных отношений студентов и учащихся учреждений начального профессионального образования показал, что у учащихся высокого уровня достигает авторитарный тип отношения и подозрительность, у студентов – доминантность. Учащиеся превосходят студентов по авторитарному, эгоистическому, агрессивному, подозрительному  типам отношения к окружающим. Студенты более дружелюбны. Учащиеся более экстернальны, чем студенты в целом, в области неудач, достижений и межличностных отношений, более подозрительны независимы от мнения окружающих. Студенты более эмотивны, обладают более развитым самоконтролем.

Анализ личности и межличностных отношений авторов граффити с техническим и гуманитарным образованием показал, что у гуманитариев высокой степени достигает подозрительность, а у лиц с техническим образованием – эмотивный тип акцентуации характера и доминантность. Авторы граффити с техническим образованием отличаются большей экстернальностью в области межличностных отношений, а гуманитарии являются более эмотивными, обладают более высоким интеллектом, у них больше выражена нормативность поведения, подозрительность, нонконформизм и самоконтроль.

Специфика личностных и социально-психологических характеристик авторов граффити, проявляющаяся в их девиантном поведении, обусловлена: гендерной принадлежностью, типом образования и уровнем образования  авторов граффити.

На основе использования метода балльных оценок нами была разработана анкета «Направленность граффити», в которой нашли отражение основные причины обращения к неинституциональной изобразительной деятельности.

Оценка содержательной валидности осуществлялась на основе конструктной валидности методики на основе согласования вопросов со спецификой конструирования анкеты и с учетом специфики исследования граффити в западной психологической науке. Были проанализированы все доступные источники на русском и английском языках. Оценка надежности методики проводилась с помощью определения ретестовой надежности посредством повторного тестирования через месяц одних и тех же испытуемых – 200 студентов (176 девушек и 24 юношей). Коэффициент конкордантности оценок испытуемых по разным заданиям составил от 84 % до 93 %. Таким образом, результаты исследования говорят о том, что анкета «Направленность граффити» успешно прошла проверку на валидность и надежность. Выявлено, что основными мотивами неинституциональной изобразительной деятельности являются  социальные мотивы и мотивы актуализации. Среди них выделяются стремление к идентификации, протестные мотивы и мотивы самовыражения.

При исследовании мотивации оказалось, что авторам граффити свойственна более высокая выраженность мотива достижения успеха и  меньшая – мотива избегания неудачи, у них в меньшей степени удовлетворена потребность в самовыражении, а в большей – потребность в безопасности. 

При определении локуса субъективного контроля оказалось, что авторы граффити обладают большей общей экстернальностью, а также экстернальностью в области производственных  и межличностных отношений. Корреляционный анализ выявил 19 связей между переменными в экспериментальной и 11 – в контрольной группах. Факторный анализ показал, что в экспериментальной выборке действуют 3 фактора (79,03 %): 1-ый объединяет все шкалы интернальности, за исключением шкалы интернальности в области здоровья, 2-ой оказывает влияние на интернальность в области достижений, а 3-ий – на  интернальность в области межличностных отношений.  В контрольной выборке сразу же было выделено два фактора (74,11 %): 1-ый объединяет сферы общей интернальности, интернальности в области достижений и неудач, семейных и производственных отношений, 2-ой стоит за шкалой интернальности в области межличностных отношений. У авторов граффити интернальность в области межличностных отношений определяется действием 1-го и 3-го факторов, в то время как для испытуемых контрольной группы межличностные отношения представляют собой отдельную сферу интернальности. В контрольной группе 2-ой фактор не коррелирует с переменными 1-го фактора.

При исследовании личностных черт оказалось, что авторы граффити более замкнуты, доминантны, подвержены влиянию чувств, дипломатичны и расчетливы, у них в более высокой степени развит самоконтроль.

Анализ социальной фрустрированности показал, что авторы граффити испытывают большую фрустрацию в отношении образования, проведения досуга, содержания работы и образа жизни в целом.

Анализ межличностных отношений показал, что в экспериментальной группе в низкой степени выражен подчиняемый, а в контрольной – зависимый тип отношений. Авторы граффити отличаются большей агрессивностью и зависимостью в межличностных отношениях.

В экспериментальной выборке было обнаружено 25, а в контрольной – 24 корреляционные связи. Для проверки корреляций был проведен факторный анализ, который выявил наличие в экспериментальной группе 3-х общих факторов (объясняющих 78,89 % дисперсии). 1-ый объединяет авторитарный, агрессивный, зависимый, дружелюбный и альтруистический типы отношения к окружающим. 2-ой влияет на эгоистический, а 3-ий – на подозрительный тип. В контрольной группе было обнаружено 2 фактора (71,39 %): 1-ый объединяет все переменные, за исключением подчиняемого типа, за которым стоит влияние 2-го фактора.

Изучение особенностей тревожности авторов граффити показало, что экспериментальная и контрольная группы не различаются между собой по уровню выраженности тревожности.

Изучение особенностей агрессивности авторов граффити выявило, что у испытуемых обеих групп преобладают реакции с фиксацией на препятствии и импунитивные реакции. У авторов граффити в меньшей степени выражен показатель агрессии “раздражение”, в большей - “обида”. Они менее склонны выплескивать агрессию, для них характерно проявление зависти или ненависти к окружающим, склонность к обидчивости и центрация на своих обидах выражены в большей степени. В конфликтных ситуациях авторы граффити склонны отказываться от проявления агрессии в форме отрицания значимости ситуации, что связано с неумением разрешать конфликты.

Изучение особенностей ценностных и смысложизненных ориентаций авторов граффити показало, что для них на статистически значимом уровне более значимы терминальные ценности здоровья, любви, развлечения, уверенности в себе. Для испытуемых контрольной группы более значима ценность хороших и верных друзей и познания. Для авторов граффити более значимы инструментальные ценности: аккуратность, воспитанность, высокие запросы, непримиримость к недостаткам в себе и других, ответственность, самоконтроль, смелость в отстаивании своего мнения, взглядов, честность. Для испытуемых контрольной группы более значимы ценности жизнерадостности и терпимости к мнению других.

Для авторов граффити в большей степени оказывается значимой ориентация локус контроля-жизнь, то есть они в большей степени стремятся контролировать свою жизнь. В меньшей степени для них значимы ориентации на цель, процесс и результат.

Таким образом, для авторов граффити менее значимой оказывается сама реальная ситуация взаимодействия и для них характерна ориентация на типичные формы психологического “вознаграждения”, а также наиболее значимой оказывается ориентация на контроль собственной жизненной ситуации.

       В четвертой главе «Сравнительный анализ психологических особенностей личности авторов граффити в зависимости от типов создаваемых ими граффити и специфика социальной перцепции граффити» сопоставлены психологические портреты личности авторов различных граффити, определены особенности социального восприятия граффити.

Наиболее благоприятными в межличностном отношении являются авторы числовых граффити, которые являются наименее эгоистичными и наиболее склонными к компромиссу в межличностных отношениях. Показано, что для авторов для авторов граффити официальной культуры наиболее значима ценность “чуткость”; для авторов граффити смеховой культуры - ценности “независимость” и “самоконтроль”; для авторов граффити информационной культуры – ценность “высокие запросы”. Эти результаты кажутся логичными, так как “информационные” граффити наиболее демонстративны, претендуют на современность и новое освоение и оформление социальной реальности.

Выявлено, что для авторов “информационных” граффити, составляющих в настоящее время большинство авторов граффити, менее значимыми являются атрибуты индивидуальной жизненной стратегии и смысла, а, прежде всего, актуальны цености самосовершенствования и межличностных отношений, что отражает специфику психо-культурного опосредования индивидуального жизненного пространства личности информационной культурой.

При изучении социальных установок по отношению к авторам граффити выявилось четыре основных их типа: позитивная, негативная, нейтральная и дифференциальная (эстетическая, содержательно-смысловая и содержательно-эстетическая). Оказалось, что авторам граффити в большей степени присуща позитивная и в меньшей – негативная типы установок. Среди авторов граффити доминирует позитивная, а среди респондентов контрольной группы – негативная установка по отношению к авторам граффити.

Также было проведено исследование символической самоидентификации.  Испытуемых – и авторов граффити и испытуемых контрольной группы, просили обозначить себя с помощью символа или знака:  идентификационные символы составили 39 %, экзистенциальные символы – 5,2 % идентификационные рисунки – 20,8 %, эстетические изобразительные граффити – 35 %.  Таким образом, большинство граффити реализуют функцию персональной идентификации.

В первом эксперименте изучалась связь между оценкой граффити и особенностями личности оценивающих, в качестве стимульного материала использовались различные типы граффити-рисунков. Испытуемые должны были оценить 25-ти дескрипторов-фотографий граффити с помощью семантического дифференциала по 10-тибалльной шкале. Все фотографии принадлежат к изобразительной формации, то есть представляют собой геометрические изображения и рисунки, которые принадлежат к 5-ти основным видам рисунков изобразительной формации граффити: эстетические, идентификационно-угрожающие, идентификационно-нейтральные, идентификационно-жертвенные, либидозные. Корреляционный анализ выявил ряд связей между личностными показателями и оценкой граффити. Чем выше у человека самооценка, тем более активными будут восприниматься угрожающие и нейтральные идентификационные граффити. Чем выше выражены общая, физическая и вербальная агрессия, тем менее привлекательными и активными будут считаться жертвенные идентификационные граффити и др.

Во втором эксперименте было проведено изучение особенностей восприятия граффити в зависимости от степени осознанности окружающего пространства и состояло из несколько этапов: на первом этапе испытуемым предъявлялся видеоролик, который они должны были оценить с помощью семантического дифференциала. Испытуемые просматривали 2 сюжета, каждый из которых включал в себя прохождение видеооператором городского пространства в различных ракурсах: в первом варианте испытуемые видели городское пространство впереди себя, а сбоку на уровне периферийного зрения находилась обычная городская  стена; во втором варианте на уровне периферийного зрения предъявлялась та же самая стена с граффити. Оценки испытуемых должны были показать  влияние граффити, выступавших неосознаваемым семантическим фоном восприятия на оценку городского пространства; на втором этапе испытуемым предъявлялся стимульный материал, который составили 21 фотографию граффити, собранные методом случайного отбора и сгруппированные в 3 группы: идентификационно-изобразительные, идентификационно-дискурсивные экзистенциальные граффити. Испытуемые оценивали дескрипторы-фотографии с помощью семантического дифференциала. На третьем этапе изучался характер осознанной оценки граффити  и  испытуемые оценивали изображение стены с граффити.

Оказалось, что при  просмотре видеоролика с граффити у испытуемых наблюдались положительные эмоции, а наличие неосознанного семантического контекста – граффити при восприятии городского пространства влияет на специфику его социальной перцепции. Социальное пространство с неосознаваемым семантическим контекстом граффити оценивается эмоционально как более позитивное, но при этом снижается его восприятие как более активного и сильного. Идентификационно-изобразительные граффити оцениваются как менее сильные и активные, преобладает нейтральная эмоциональная оценка. Идентификационно-дискурсивные и экзистенциальные  граффити оцениваются эмоционально положительно, а также воспринимаются как более сильные и активные. При этом данная тенденция наиболее выражена у дискурсивных граффити. Результаты оценки свидетельствуют, что при сознательной оценке граффити у испытуемых преобладают негативные оценки граффити.

В пятой главе «Исследование особенностей ментальности авторов граффити» проведено обоснование применения методов контент-анализа и нарративно-дискурсивного анализа для изучения ментальности, выявлены особенности  ментальности авторов граффити, определена дифференциация граффити в зависимости от образовательной, топографической, территориальной дифференциации, исследована динамика ментальности авторов граффити.

Статистический анализ различий между выборками граффити и выборкой авторов граффити, которые приводили примеры своей изобразительной деятельности, не показал значимых различий по представленности типов граффити. Это говорит о том, что выборки не различаются между собой. Выявлены и описаны характеристики ментальности авторов граффити. Содержание базового слоя ментальности авторов граффити составляют темы группы, исчисления, персонажа, физического пространства и «Я».  Граффити реализуют следующие основные функции: идентификационную, выражения агрессии, экзистенциальную, эстетическую, эвристически-сублимативную. Основными жанрами – формами самоповествования и характеристиками ментальности авторов граффити являются жанры самопрезентации и автохарактеристики.

Таблица 1

Особенности  ментальности авторов  граффити основной, контрольной и экспериментальной  выборок (в %)

Компоненты ментальности граффити

Контрольная выборка

Экспериментальная выборка

Основная выборка

(2000-2002)

Основная выборка 2 (2008-2009)

Основные темы

группа

21, 2

15, 6

28, 4

11,7

исчисление

5

-

1, 8

1,8

любовь

2, 5

1, 7

3

4,3

персонаж

8, 2

8, 2

9, 2

3

природа

1,8

5,6

0,4

1,5

физическое пространство

4, 6

6, 3

5, 4

8

секс

1, 5

1, 7

2, 4

0,3

Я

39, 4

14, 8

20, 3

56,6

неопределенные

4,9

2,2

5,9

1,2

Основные функции

экзистенциальная

3, 4

7, 3

9, 1

6,8

идентификационная

56, 3

24, 5

42, 9

70,5

персональной идентификации

38, 3

17, 6

18, 8

62,2

социальной идентификации

18, 1

6, 9

24

8,3

общения

4, 7

16, 8

7, 7

1,2

выражения агрессии

5, 8

11

10

3,6

выражения витальности

2, 2

2, 4

5, 2

0,6

эстетическая

7, 9

15, 2

7

1,5

прагматическая

6, 5

1, 6

0, 88

1,5

эвристически-сублимативная

8, 2

11, 8

6, 5

15,7

прочее

3, 7

3, 2

7, 9

-

Культура

смеховая

66, 6

64, 1

63, 8

29,8

официальная

20, 8

25, 8

12, 7

8,9

информационная

12, 6

10

23, 6

61,2

Жанр

самопрезентации

52, 5

5

21, 2

60,3

автохарактеристики

42, 3

82

59, 7

17,2

притязания

2, 2

11, 8

11

1,5

неоформленные

3

1, 2

8, 1

1,8

Выявлено, что  семиотическая форма граффити коррелирует с их функциями и создает канал для трансляции культурно-исторических смыслов. Знаковая форма, культурно-историческое содержание и мотивационно-поведенческий план выступают в единстве. Выделены типы граффити различных формаций (См. таблицу №2). Основную выборку составили граффити высших учебных заведений (n=5185), а контрольную – учебных заведений начального профессионального образования г. Самары (n=992), а также была сформирована экспериментальная выборка – граффити, создаваемые в ситуации социальной легитимации написания граффити (n=209).

Оказалось, что базовый слой ментальности авторов граффити (достигают теоретической значимости) составляют темы «Я», группы, персонажа, физического пространства и исчисления. Далее был проведен статистический анализ различий между выраженностью компонентов ментальности у авторов граффити различных  выборок. Все различия выявлены на уровне p<0,01.

Основная выборка превосходит контрольную по функциям социальной идентификации, общения, выражения агрессии и витальности, утверждения социальных норм, по протестной и экзистенциальной функциям. В основной выборке более представлены жанр автохарактеристики и притязания, информационная культура, темы: бытие, группа, животные, курение, «Мы», общение, отношения, секс, телесный низ, «Ты», фекалии.

Контрольная выборка превосходит основную по идентификационной, персонально идентификационной, прагматической и эвристически-сублимативной функциям, по жанру самопрезентации, смеховой и официальной культуре, темам агрессии, движения, игры, исчисления, природы и «Я».

Основная выборка превосходит экспериментальную по функциям идентификации, социальной идентификации, выражения витальности, сексуальной функции. В основной выборке больше граффити, создаваемых на основе витальных потребностей, потребностей принадлежности и любви, потребностей в идентичности, в любви, самоуважения. В основной выборке в большей степени представлен жанр самопрезентации и неоформленные граффити, информационная культура, темы бытия, группы, любви, телесного низа, «Я».

Экспериментальная выборка превосходит основную выборку по функции общения, коммуникативной, интерактивной, эстетической и эвристически-сублимативной  функциям, а также по функции выражения агрессии по отношению к деятельности. В экспериментальной группе больше граффити, создаваемых на основе потребностей в общении, эстетических потребностей, потребностей самоактуализации  и самовыражения. Здесь в большей степени представлен жанр автохарактеристики, официальная культура, темы: граффити, девиация, животные, курение, «Мы», норма, общение, праздник, предмет, природа, «Ты».

Доминирующей во всех выборках является идентификационная функция, при этом в основной выборке преобладает функция социальной, а в контрольной и экспериментальной – персональной идентификации. Ведущей во всех выборках является смеховая культура. В основной и экспериментальной выборках преобладает тема группы, а в контрольной – тема «Я». 

Таким образом, психосемиотическую систему граффити составляют граффити, которые реализуют идентификационную функцию. Граффити являются выражением смеховой и информационной культуры. Главными жанрами граффити являются жанры самопрезентации и автохарактеристики.

Также был проведен анализ граффити в зависимости от структурных характеристик, дается психологическая интерпретация типов граффити, проведен сравнительный анализ формаций граффити высших учебных заведений и профессиональных училищ. Все выявленные статистические различия также зафиксированы на уровне на уровне p<0,01.

Таблица 2

Типы граффити различных формаций

Формации

Типы граффити

Примеры граффити

Представленность в общей выборке граффити (в %)

числовая

учебно-информативные

расчеты и формулы

2,1

коммуникативно- экзистенциальные

даты, номера телефонов, схемы

неоформленные

числа

символическая

экзистенциальные

сердечко, череп

6,3

идентификационные

символы социальных групп

изобразительная

идентификационные

изображения животных, персонажей, портретные рисунки

9,1

эстетические:

декоративные

цветы, снежинки, узоры телесные

телесные

рука, глаз

геометрические

линии, фигуры

предметные

подкова, кувшин, меч, очки и т.д

либидозные

фалл, лоно

дискурсивная

82,5

жанры:

самопрезентации

буквы, номинации

автохарактеристики

афоризмы, приветствия, междометия,оценочные суждения, ругательства, признанния в любви, риторические вопросы, поздравления, стихи

притязания

бессмыслица, заклинания, запреты, императивы,  психологический параллелизм, слоганы, лозунги, просьбы

В психосемиотической системе граффити важную роль играют функции граффити. При этом семиотическая форма граффити коррелирует с их функциями и создает канал для трансляции культурно-исторических смыслов. Знаковая форма, культурно-историческое содержание и мотивационно-поведенческий план выступают в единстве. Так, в числовой формации преобладает тема исчисления и прагматическая функция; в символической – идентификационная и эстетическая функции, темы социальной группы и любви; в изобразительной – эвристически-сублимативная, идентификационная и эстетическая функции, темы «Я», пространства, природы; в дискурсивной формации доминирующими являются функции идентификации, выражения агрессии, интерактивная функция, темы «Я», социальной группы, персонажа.

Такое распределение функций и тем легко объяснить с культурно-исторической точки зрения: число у современного человека есть элемент практической деятельности, символ – обозначение групповой принадлежности, в рисунке познание окружающего мира переплетается с выражением себя, зачастую синкретически, нерасчленимо (и чем примитивнее «живопись», тем более слиты внешнее и внутреннее), словесность же – арсенал интеракции, самопознания и самовыражения, политической борьбы и ряда других социальных практик. 

При изучении топографической дифференциации граффити, дается сравнительный анализ особенностей письменной ментальности настенных и туалетных граффити основной и  контрольной выборок. Выделены две основные (настенные и туалетные граффити) и четыре локальные топографические области: настенные публичные [внешняя сторона зданий] и личные [настенные граффити внутри зданий], туалетные мужские и женские граффити. Во всех типах подвыборок основной и контрольной выборки доминируют идентификационная функция и граффити, относящиеся к смеховой культуре. Базовый слой ментальности  всех подвыборок граффити составляют темы «Я» и группа. По теме «Я» контрольная выборка превосходит основную по всем подвыборкам граффити, за исключением туалетных женских граффити. По теме группы основная выборка превосходит контрольную по всем типам настенных граффити.

Настенные публичные граффити обеих выборок превосходят личные по официальной культуре, темам игры и исчисления. Настенные личные граффити обеих выборок превосходят публичные по жанру притязания, смеховой культуре. Туалетные мужские граффити основной выборки превосходят женские по жанрам автохарактеристики и притязания, теме группы и др. Туалетные женские граффити обеих выборок превосходят мужские по функции общения, потребностям в общении. По жанру притязания туалетные граффити обеих выборок превосходят настенные.        Следовательно, психосемиотическая система граффити имеет топографическую дифференциацию, которая не затрагивает ее основных характеристик, а ментальность авторов граффити однородна.. Смеховая культура представлена в большей степени среди туалетных, информационная – среди настенных, а официальная – среди настенных публичных граффити. Тема группы в большей степени представлена среди туалетных мужских, а тема «Я» – среди настенных граффити.

Исследование динамики ментальности граффити было проведено на основе сравнения граффити высших учебных заведений г. Самары, собранных в период 2000-2002 гг. (основная выбора №1) и в период 2008-2009 гг. (основная выборка №2) и включало в себя 3 этапа: анализ массива граффити 2000-2002 гг.; анализ массива граффити 2008-2009 гг. и сравнительный анализ основной выборки 1 и основной выборки 2 (См. таблицу №3). Вторую основную выборку составили 3250 граффити, собранных в период 2008-2009 гг. Основные изменения затрагивают соотношение тем Я и группа, которые являются основными ценностями ментальности авторов граффити в обеих выборках. Все выявленные статистические различия зафиксированы на уровне на уровне p<0,01.

В первой выборке доминирующей является тема «группа», а во второй - «Я». Первая выборка превосходит вторую по темам «бытие», «группа», «персонаж», а вторая – первую  по темам «граффити» и «Я». Результаты кажутся нам вполне объяснимыми, так как изменение соотношения центральных тем ментальности – Я и группа объясняется тем, что в настоящее время происходит экспансия информационной культуры психосемиотическую систему граффити.

Основной функцией в обеих выборках является функция идентификации, а локальной – в первой выборке – функция социальной, а во второй – персональной идентификации. Во второй выборке в большей степени представлены функции: идентификационная, персональной идентификации, прагматическая  и эвристически-сублимативная.  В первой выборке в большей степени представлены функции:  социальной идентификации, общения, выражения агрессии, выражения витальности, сексуальная  и  эстетическая функции.

В первой выборке в большей степени выражены жанры автохарактеристики, притязания, а во второй – жанр  самопрезентации. В первой выборке доминирует жанр автохарактеристики, а во второй – самопрезентации.

Граффити становятся все более однородным явлением, а акцент изобразительного творчества переносится с собственно повествовательных функций на функцию идентификации личности в символическом пространстве.

Происходящие процессы выразились и в изменении соотношения культурного опосредования в граффити. Если в первой выборке доминировала смеховая культура, то во второй господствующее положение занимает информационная культура. Соответственно в первой выборке больше представлена смеховая, а во второй – информационная культура. Экспансия информационной культуры на массовое сознание приводит к изменению характера неинституциональной изобразительной деятельности, которая начинает кодировать смыслы информационной системы применительно к социальному поведению молодежи.

Таким образом, специфика знаково-символического опосредования психосемиотической системы граффити в настоящее время представляет собой переходный процесс от традиционных форм смеховой культуры к новым формам знаково-символического опосредования информационной культуры.

В настоящее время основным средством и доминантным типом граффити становится информационная подпись, которая является центральным семантическим сегментом, придающим смысл образно-знаковому ряду психосемиотической системы граффити и  одновременно представляющим собой зафиксированное в дискурсивном форме стремление индивидуума к интеграции с новой виртуальной информационной действительностью.

На следующем этапе исследования изучалась специфика территориальной дифференциации граффити. На этом этапе диссертационного исследования были изучены особенности письменной ментальности городских граффити гг. Москвы, Санкт-Петербурга, Самары, Казани. Всего было обследовано 15 015 граффити (n=15 015).

Основными темами ментальности авторов граффити являются темы Я, группы и персонажа. Во всех выборках доминирующей темой является тема Я, доминантной функцией – идентификационная функция, локальная функция символической идентификации, преобладает жанр самопрезентации.

Таблица 3

Особенности письменной ментальности граффити в зависимости от территориального фактора (в %)

Компоненты ментальности граффити

Москва

(n=2724)

Санкт-Петарбург

(n=3220)

Самара

(n=5789)

Казань

(n=2242)

Инза

(n=1040)

Основные темы

группа

6,7

7,5

6,5

1,6

20,7

исчисление

0,6

0,8

-

0,2

1,4

курение

-

-

0,1

-

-

любовь

0,6

0,2

0,9

0,2

3,4

общение

0,2

0,1

0,2

0,1

3,8

персонаж

4,1

5,6

4,3

4,4

30,8

физическое пространство

-

-

0,3

-

-

Я

85,8

84,3

85,1

80,2

25

Основные функции

экзистенциальная

0,7

0,6

0,9

0,2

6,1

идентификационная

94,3

95,8

94,5

95

70,7

персональной идентификации

3,3

3,8

3,1

3,2

25

социальной идентификации

4,1

4,3

4,3

17,1

19,3

символической идентификации

86,9

87,7

87,1

74,7

26,4

общения

-

0,2

-

-

5,8

протестная

-

-

0,1

-

-

выражения агрессии

1,2

1,1

1

3

8,2

эстетическая

0,5

0,5

0,7

0,4

1

эвристически-сублимативная

1,2

1,1

2,4

0,6

6,7

прочее

1,6

-

-

-

-

Культура

смеховая

10,4

10,3

10,5

20,1

51,4

официальная

1,3

1,5

1

1,2

8,2

информационная

88,3

88,2

88,5

78,7

40,4

Жанр

самопрезентации

95,7

95,3

95,8

95,3

82,2

автохарактеристики

4,1

4,3

3,7

4,1

13,9

притязания

-

-

-

-

3,4

неоформленные

0,2

0,4

0,5

0,6

0,5

В г. Инза преобладающей культурой оказалась смеховая культура, а во всех других городах – информационная культура. Мы предположили, что распространение информационной культуры будет затрагивать, прежде всего, столицы и крупные города, в то время как малые города, по нашему мнению,  в большей степени будут оставаться трансляторами смеховой культуры.

Поэтому на первом этапе было проведено сравнение граффити г. Инзы, представляющего собой небольшое городское поселение и граффити гг. Самары и Москвы. При сравнении граффити гг. Самары и Инзы статистический анализ показал, что существуют значимые различия эмпирических распределений между выборками по теме группа, любовь, персонаж, смерть  и Я. Тематизмы группы, любви, персонажа и смерти в большей степени характерны для ментальности авторов граффити г. Инзы, в то время как в г. Самара в большей степени представлена доминантная тема граффити – Я.        Отметим, что в г. Инза в большей степени представлена экзистенциальная тематика и сохраняется значимость традиционной социальной проблематики группы.

По идентификационной функции и функции символической идентификации граффити г. Самары превосходят граффити г. Инзы, а по всем остальным функциям г. Инза превосходит г. Самару. В г. Инзе в большей степени представлена смеховая культура и официальная культура, а в г. Самара сильнее выражена информационная культура (<0,01). В г. Инзы сильнее выражен жанр автохарактеристики, присутствуют граффити жанра притязания, а в письменной ментальности г. Самары – жанр самопрезентации.

При сравнении граффити гг. Москвы и Самары, гг. Москвы и Санкт-Петербурга, гг. Самара и Санкт-Петербурга  статистический анализ не показал, значимых различий по тематизмам и функциям граффити.

Следовательно, наше предположение о том, что современные граффити являются единым явлением, распространение которого в настоящее время оказываются обусловленными влиянием информационной культуры, подтверждается. Граффити являются продуктом информационной культуры, преобладающей темой является тема Я, которая представлена через жанр самопрезентации и канонические формы граффити. При этом процесс экспансии информационной культуры на психосемиотическую систему граффити затрагивает, прежде всего, крупные города и столицы. Граффити г. Инзы в большей степени продолжают реализовывать традиционные функции смеховой культуры, в то время как граффити в крупных городах России становятся продуктом информационной культуры и, реализуют функцию символической идентификации. Таким образом, территориальная дифференциация связана, прежде всего, со спецификой психокультурного опосредования граффити.

Для проверки гипотезы о значимости территориальной дифференциации дополнительно был проведен статистический анализ граффити г. Москвы и г. Казани. Оказалось, что существуют значимые различия эмпирических распределений между выборками по теме «группа», в то время как по теме Я различия незначимы.

Также существуют различия по функции социальной идентификации и функции символической идентификации. Граффити, реализующую функцию социальной идентификации, в большей степени присутствуют в г. Казань, а граффити, реализующие функцию символической идентификации, в большей степени представлены в г. Москва. В г. Казани в большей степени представлена функция выражения агрессии, смеховая культура, а в меньшей степени – информационная.

Во всех городах преобладает информационная культура, которая является доминантной характеристикой ментальности авторов граффити. По жанрам различий между выборками не выявлено, а доминирующим жанром во всех выборках является жанр самопрезентации.

Таким образом, подтверждается гипотеза диссертационного исследования о том, что особенности ментальности авторов граффити зависят от структурной (семиотической формы граффити), топографической, образовательной и  территориальной дифференциации неинституциональных надписей и рисунков.

Территориальный фактор обусловливает степень проникновения информационной культуры, то есть устойчивость традиционных смеховых форм по отношению с экспансией информационной культуры на психосемиотическую систему граффити, что также выражается в большем значении функций социальной идентификации и выражения агрессии.

В заключении подводятся итоги, намечаются перспективы исследований. Основные выводы диссертационного исследования заключаются в следующем:

1. Выявлено,  что граффити являются массовым социально-психологическим феноменом, который представляет собой особую психосемиотическую систему регуляции социального поведения. Психосемиотическая система граффити имеет психологическое содержание, а связь между психосемиотической системой граффити и поведением авторов кодируется не только в традиционно выделяемых в исследовании ментальности ценностных компонентах, выраженных в тематизмах, а также в формах изобразительной деятельности, характерных для граффити жанрах и реализуемых ими функциях.

Выявлены и описаны характеристики ментальности авторов граффити. Содержание базового слоя ментальности авторов граффити составляют темы группы, исчисления, персонажа, физического пространства и «Я».  Граффити реализуют следующие основные функции: идентификационную, выражения агрессии, экзистенциальную, эстетическую, эвристически-сублимативную. Основными жанрами – формами самоповествования авторов граффити являются жанры самопрезентации и автохарактеристики.

2. Выявлено, что  семиотическая форма граффити коррелирует с их функциями и создает канал для трансляции культурно-исторических смыслов.

Разработана типология структурной дифференциации граффити, которые делятся на 4 формации: числовую, символическую, изобразительную и дискурсивную.  Определены социально-психологические характеристики граффити в зависимости от структурной дифференциации. В числовой формации преобладает тема исчисления и прагматическая функция; в символической – идентификационная и эстетическая функции, темы социальной группы и любви; в изобразительной – эвристически-сублимативная, идентификационная и эстетическая функции, темы «Я», пространства, природы; в дискурсивной формации доминирующими являются функции идентификации, выражения агрессии, интерактивная функция, темы «Я», социальной группы, персонажа.

3. Граффити являются сложным культурно-психологическим явлением, продуктом сложного переплетения смеховой и информационной культуры.

Выявлено, что специфическая социальная группа авторов граффити обладает устойчивыми характеристиками ментальности: преобладают тематизмы Я (80-86 %) и группы (2-8 %), жанр самопрезентации (95-96 %).        

4. Выявлена специфика динамики ментальности авторов граффити. Граффити становятся все более однородным явлением, а акцент изобразительного творчества переносится с собственно повествовательных функций на функцию идентификации личности в символическом пространстве.

Показано, что специфика знаково-символического опосредования психосемиотической системы граффити в настоящее время представляет собой переходный процесс от традиционных форм смеховой культуры (10-20 %) к новым формам знаково-символического опосредования информационной культуры (79-88 %).

Выявлено, что ментальность авторов граффити имеет специфический характер в зависимости от топографической дифференциации. Наибольшей пластичностью и изменчивостью обладают все типы настенных граффити. Именно здесь идет борьба смеховой и информационной культур, являющихся двумя основными культурными образованиями, представленными в современных граффити. В туалетных граффити в большей степени, чем в настенных, выражается агрессия и реализуются процессы переструктурирования физического пространства. Существует взаимосвязь между особенностями социального пространства и формами неинституционального изобразительного творчества.

Выявлено, что территориальная дифференциация ментальности граффити связана со степенью представленности смеховой культуры в граффити, а территориальный фактор влияет на  степень проникновения информационной культуры, то есть устойчивость традиционных смеховых форм по отношению к экспансии информационной культуры на психосемиотическую систему граффити, что также выражается в большем значении функций социальной идентификации  (19 %) и выражения агрессии (8,2 %).

6. Выявлено, что в настоящее время основным средством и доминантным типом граффити становится информационная подпись, которая является центральным семантическим сегментом, придающим смысл образно-знаковому ряду психосемиотической системы граффити и,  одновременно, представляющим собой зафиксированное в дискурсивном форме стремление индивидуума к интеграции с новой виртуальной информационной действительностью, характерной для постсовременной эпохи. Выявлено, что граффити представляют собой способ конструирования персональной и социальной идентичности, при этом современные граффити представляют собой главным образом средство конструирования символической идентичности, обусловливающей возникновение чувства интегрированности в информационную среду.

7. Расширена и уточнена специфика изобразительной деятельности авторов граффити  в зависимости от их социально-демографических характеристик, которая обусловлена гендерной принадлежностью, типом образования (гуманитарное, техническое) и уровнем образования (начальное профессиональное, высшее профессиональное) авторов граффити.

Выявлено, что авторы граффити обладают специфической совокупностью психологических особенностей. Все различия выявлены на уровне p<0,05. Обращение к изобразительной деятельности данного типа не связано с преобладанием какой-либо акцентуации характера, тревожностью. Авторы граффити более экстернальны в целом, а также в области производственных и межличностных отношений, для них характерна амбивалентность связей в тех индивидуально-психологических особенностях личности, которые у них являются более выраженными: замкнутости, дипломатичности, доминантности, подверженности влиянию чувств, самоконтроле.  Их характеризует специфический механизм агрессивных реакций, так как они склонны не к разрядке агрессии, а к накапливанию обид и в большей степени проявлениям зависти и ненависти к окружающим, что сочетается с тенденцией в конфликтных ситуациях отказываться от проявления агрессии в форме отрицания значимости ситуации.

8. Выявлено, что основными мотивами неинституциональной изобразительной деятельности, по сознательной оценке самих авторов граффити, являются  социальные мотивы (36 %) и мотивы актуализации (37 %). Среди них выделяются стремление к идентификации (20 %), протестные мотивы (17 %) и мотивы самовыражения (10 %). Спецификой мотивационной сферы личности авторов граффити является большая выраженность мотива достижения успеха и меньшая – мотива избегания неудачи. У авторов граффити в большей степени удовлетворена потребность в безопасности, а в меньшей – потребность в самовыражении. Мотивация одобрения и направленность личности не являются характерологическими особенностями авторов граффити. Склонность к риску в большей степени выражена у авторов граффити – юношей, чем у авторов граффити-девушек. Все различия выявлены на уровне p<0,05. Выявлено, что обращение к граффити не связано с наличием социальной фрустрированности в какой-то жизненной сфере, а проблематика граффити не является проблематикой социальной неадаптивности. Специфика межличностных отношений авторов граффити связана с амбивалентностью связей межличностных отношений. Авторы граффити являются более агрессивными и зависимыми в межличностных отношениях.

9. Анализ результатов исследования показывает, что специфика психологического портрета представителей специфической социальной группы -  авторов граффити связана с противоречивостью социально-психологических характеристик и особенностями проработки психоэмоциональных переживаний и фрустрационных ситуаций. Будучи более доминантными, агрессивными и экстернальными в области межличностных отношений, они в большей степени подвержены влиянию чувств, но при этом дипломатичность, замкнутость и развитый самоконтроль не позволяют им в достаточной степени отреагировать и прорабатывать негативные эмоции. Можно предположить, что эскалация конфликтогенов вызывает рост агрессивности. Для авторов граффити нелигитимированная изобразительная деятельность служит средством частичного катарсического разрешения проблем, возникающих в области межличностных отношений.

10. Выявлено, что авторы граффити обладают специфическими характеристиками ценностных и смысложизненных ориентаций (p<0,05). Для авторов граффити более актуальными оказываются ценности, которые отражают установку на свое Я, личностные особенности и значимость отношений с другими, с противоположным полом при наличии самоконтроля, значимости выполнения профессиональной деятельности. Для авторов граффити в большей степени оказывается значимой ориентация локус контроля-жизнь, то есть они в большей степени стремятся контролировать свою жизнь. В меньшей степени для них значимы ориентации на цель, процесс и результат.

11. Существует связь между семиотической формой граффити и социально-психологическими особенностями личности авторов граффити.

Создана классификация типов личности авторов граффити на основе семиотической формы граффити и психокультурного опосредования неинституциональной изобразительной деятельности. Показано, что существует специфика социально-психологических особенностей в зависимости от специфики семиотического выражения у авторов граффити. Выявлено, что наиболее благоприятными в межличностном отношении являются авторы числовых граффити, которые являются наименее эгоистичными и наиболее склонными к компромиссу в межличностных отношениях (p<0,05).

Выявлено, что существует связь между спецификой психо-культурного опосредования неинституциональной изобразительной деятельности и социально-психологическими особенностями авторов граффити.

Показано, что для авторов “информационных” граффити, составляющих в настоящее время большинство авторов граффити, менее значимыми являются атрибуты индивидуальной жизненной стратегии и смысла, а, прежде всего, актуальны цености самосовершенствования и межличностных отношений, что отражает специфику психо-культурного опосредования индивидуального жизненного пространства личности информационной культурой.

12. Выделено 4 типа социальных установок в отношении авторов граффити: позитивная, негативная, нейтральная, дифференциальная (эстетическая, содержательно-смысловая и составная содержательно-эстетическая). Обращение к неинституциолизированной изобразительной деятельности связано с формированием позитивной установки в отношении авторов граффити. У лиц, не связанных с изобразительной деятельностью данного типа, доминирует негативная установка. Выявлено, что существует связь между личностными показателями и оценкой неинституциональных надписей и рисунков. Показана связь между социальной перцепцией неинституциональных надписей и рисунков и психологическими особенностями: самооценкой, интеллектом, волевыми качествами, агрессивностью (p<0,05).

13. Выявлено, что социальная перцепция граффити содержит в себе эстетический и смысловой компоненты, а также меняется в зависимости от характера (осознанный, неосознанный) восприятия неинституциональных надписей и рисунков. Неосознанный характер социальной перцепции граффити создает условия для влияния семантического контекста на оценку эмоционального состояния коммуниканта, а при осознанном характере социальной перцепции проявляется влияние социальной установки по отношению к неинституциональной изобразительной деятельности и авторам граффити. Восприятие неосознанного семантического контекста граффити связано с увеличением позитивной оценки социального пространства, в то время как сознательная оценка отражает преимущественно негативную оценку граффити на основе смыслового и эстетического критериев такой социальной оценки.

Показана и изучена связь между социальной оценкой граффити и типом граффити. Показано, что наиболее значимыми компонентами при оценке являются структурный и тематический компоненты письменной ментальности граффити.

Основные положения и результаты исследования отражены в 120 публикациях автора общим объемом 250 п.л.

I. Научные статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ:

1. Белкин, А.И.Процессы самовыражения и самоутверждения в граффити /А.И. Белкин // Известия Самарского научного центра РАН. Спец. выпуск «Актуальные проблемы психологии. Поволжье «Средняя Волга», 2004. С.74-79 (0,75 п.л.).

2. Белкин, А.И. Современная граффитология и социальная психология граффити / А.И. Белкин // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. Специальный выпуск «Актуальные проблемы психологии. Поволжский регион». 2005. С.86-91 (0,75 п.л.).

3. Белкин, А.И. Информационная культура и семиотическая система граффити / А.И. Белкин // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. Специальный выпуск «Актуальные проблемы психологии. Поволжский регион». 2006  №3. С.226-230 (0,75 п.л.).

4. Белкин, А.И. Социально-психологический анализ граффити различных формаций / А.И. Белкин // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. Серия  «Педагогика и психология», «Филология и искусствоведение». 2008. №1. С.124-128 (0,75 п.л.).

5. Белкин, А.И. Герменевтическое понимание в коммуникации авторов граффити / А.И. Белкин // Сибирский Педагогический Журнал. 15/2008. С.361-369 (1 п.л.).

6. Белкин, А.И. Феномен граффити: психологические аспекты / А.И. Белкин. // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер.12. Психология. Социология. Педагогика. Вып.2. Ч.1. июнь 2009. С. 291-299 (1 п.л.).

7. Белкин,  А.И. Социально-психологические особенности студенческих граффити, имеющих неинституциональный характер / А.И. Белкин. // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. Т.11. №4 (30) (4), 2009. С.909-912 (0,75 п.л.).

8. Белкин, А.И. Изучение  идентичности авторов граффити / А.И. Белкин. // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. Серия  «Педагогика и психология», «Филология и искусствоведение». 2011. Т.13. №2 (6).  С.1358-1363 (0,75 п.л.).

9. Белкин, А.И., В.И. Ионесов. Особенности психокультурного опосредования ментальности авторов граффити и процесса мультикультурной интеграции / А.И. Белкин, В.И. Ионесов // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. Серия  «Педагогика и психология», «Филология и искусствоведение». 2011. Т.13. №2 (6).  С.1364-1371 (1,3 п.л., авторский вклад – 0,75 п.л.).

10. Белкин, А.И. Особенности ментальности авторов граффити / А.И. Белкин // Вестник Поморского университета. Серия: Гуманитарные и социальные науки. Выпуск №8. 2011. С.202-207 (0,75 п.л.).

11. Белкин, А.И. Социально-психологические особенности авторов граффити / А.И. Белкин // Казанская наука. 2011. №10. C.328-330 (0,4 п.л.).

12. Белкин А.И., Особенности социальной перцепции и оценки неинституциональной изобразительной деятельности / А.И. Белкин // Вестник Самарского государственного университета. 2011. №7 (88). C.166-172 (0,6 п.л.).

13. Белкин, А.И. Психосемиотическая система граффити и особенности ментальности авторов граффити / А.И. Белкин // Вестник университета (Государственный университет управления). – М.: ГУУ, №19, 2011. С.14-17 (0,4 п.л.).

14. Белкин, А.И. Анализ феномена граффити в парадигмах психологической науки / А.И.. Белкин // Вестник Владимирского государственного гуманитарного университета (ВГГУ). Серия: Педагогические и психологические науки. 2011. Выпуск 10 (29). С.11-18 (0,5 п.л.).

15. Белкин А.И. Специфика полового и образовательного факторов у субъектов неинституциональной изобразительной деятельности  / А.И. Белкин // Казанский педагогический журнал. 2011. №5-6. С.116-121 (0,6 п.л.).

16. Белкин А.И., Мухаметзянова Ф.Г. Субъектность студентов нелигитимированной изобразительной деятельности / А.И. Белкин, Ф.Г. Мухаметзянова // Казанский педагогический журнал. 2011. №1. С.112-116 (0,5 п.л., авторский вклад – 0,3 п.л.).

II. Монографии, концепция

17. Белкин, А.И. Настенные надписи Самары. / А.И. Белкин -  Самара: Издательство Самарского научного центра РАН, 2008. – 430 с (31,4 п.л.).

18. Белкин А.И.  Intuitus mentis русских писателей-классиков. / А.И. Белкин и др. – Коллективная монография. -  / Под общ. ред. проф. В.М. Головко. – Ставрополь: Изд-во Ставропольского государственного университета; Ставропольское книжное издательство «Мысль», 2010. -  464 с. (29 п.л., авторский вклад – 0,3 п.л.).

19. Белкин А.И. Феномен граффити: психологические исследования. – Germany: Lambert Academic Publishing GmbH&Co.KG, 2011. - 450 p. (28,1 п.л.).

III. Учебно-методические материалы:

20. Белкин, А.И. Постмодернистская психология. Учебно-методическое пособие. / А.И. Белкин. - Самара: СамГПУ, 2005.-130 с. (8,1 п.л.).

21. Белкин, А.И. Методы наблюдения, опроса, контент-анализа и беседы в психологическом исследовании. Учебно-методическое пособие. / А.И. Белкин. -Самара: СамГПУ, 2005. – 126 с. (7,9 п.л.).

22. Белкин, А.И. Психологическая характеристика профессиональной деятельности следователя. Методические указания. / А.И. Белкин. - Самара: СГПУ, 2007.-  32 с. (2 п.л.).

23. Белкин А.И. Психологическая диагностика личности автора граффити. Учебно-методическое пособие. / А.И. Белкин.- Москва: НОУ ВПО «Московский психолого-социальный институт», 2009. – 72 с. (4,4 п.л.).

IV. Статьи в научных журналах и материалы конференций:

24.  Белкин, А.И. Граффити как современная форма народной карнавальной культуры / А.И. Белкин // Психология искусства: образование и культура. Межвузовский сборник научных трудов. – Самара, СГПУ, МИР, 2000. С.119-124 (0,4 п.л.).

25.  Белкин А.И. Исследование специфики межличностных отношений самарских авторов граффити на материале СамГАСА // Аспирантский Вестник Поволжья. 2002. №2. С.21-23 (0,3 п.л.).

26. Белкин, А.И. Наррадигмально-функциональный  анализ самарских граффити. / А.И. Белкин // Развитие творческих и коммуникативных способностей личности: сб. науч. статей. Вып. 2. –– Самара, СГПУ, 2002.  - С.43-51 (0,6 п.л.).

27. Белкин, А.И. Социально-психологический анализ граффити с позиций классической, неклассической и постнеклассической психологии / А.И. Белкин // Психология искусства. Т.2. – Самара: СамГПУ, 2003. С.46-50. (0,6 п.л.).

28. Белкин, А.И. Эмпирическое исследование самарских граффити на материале физико-математического и биолого-химического факультетов СамГПУ / А.И. Белкин // Психология искусства. Т.2. – Самара: СамГПУ, 2003. С.151-154. (0,5 п.л.).

28. Белкин, А.И. Особенности потребностной сферы самарских авторов граффити. / А.И. Белкин // Ежегодник Российского психологического общества. Материалы 3-го Всероссийского съезда психологов 25-28 июня 2003 г. – СПб.: СПбГУ, 2003. Т.1. С. 385-387 (0,2 п.л.).

29. Белкин, А.И.  Полисоциализация постисторического поколения в социокультурной реальности граффити. /А.И. Белкин //  Психология обучения и воспитания. Ученые записки кафедры психологии. Сб-к статей. Т.1. - Общ. ред. каф. психологии СГПУ, зав. каф. А.Л. Бусыгина. – Самара, Самарский гос. пед. университет, Самарский научный центр РАН. - Самара, 2004. С.30-37 (0,5 п.л.).

30. Белкин, А.И.  Индивидуально-психологические особенности авторов граффити /А.И. Белкин // Вестник СаГА. 2005. №1. Серия «Психология». С.55-59 (0,3 п.л.).

31. Белкин, А.И. Ментальность самарских граффитистов / А.И. Белкин // Современные проблемы российской ментальности: материалы Всероссийской научно-практической конференции 24-25.11.2005. / Отв. ред. В.Е. Семенов.- СПбГУ. - СПб.: Астерион, 2005. С.206-208 (0,2 п.л.).

32. Белкин, А.И. История становления, развития и современное состояние проблемы граффити в зарубежной и отечественной психологической науке / А.И. Белкин // История отечественной и мировой психологической мысли: Постигая прошлое, понимать настоящее, предвидеть будущее: Материалы международной конференции по истории психологии «4 московские встречи»,26-29 июня 2006 г./ Отв.ред. А.Л. Журавлев, В.А. Кольцова, Ю.Н. Олейник. М.: «Институт психологии РАН», 2006. С.145-151 (0,4 п.л.).

33. Белкин, А.И. Конструирование психосоциальной идентичности авторов граффити / А.И. Белкин // Вестник развития науки и образования.  2008. №5. С.92-97 (0,7 п.л.).

34. Белкин, А.И. Маргинальность молодежной культуры авторов граффити / А.И. Белкин // Актуальные проблемы молодежной субкультуры: сборник статей / Под общ. ред. О.В. Красновой.  Вторая всероссийская научно-практическая конференция. Т.2. Москва-Самара: Изд-во ВОУ ВПО Московского психолого-социального института, 2008. С.147-154 (0,7 п.л.).

35. Белкин, А.И. Особенности письменной ментальности провинциальных граффити / А.И. Белкин // Власть, общество, личность. 3 Всероссийская научно-практическая конференция: сборник статей. – Октябрь 2008. – Пенза: РИО ПГСХА, 2008. С.24-27 (0,3 п.л.).

36. Белкин, А.И. Саморазвитие и девиантное поведение личности / А.И. Белкин // Психология саморазвития человека: материалы 2 Всероссийской научно-практической конференции 4-5 декабря 2008. – Киров: ВятГГУ, 2008.  С.16-20 (0,3 п.л.).

37. Белкин, А.И. Информационная культура и психокультурная маркировка граффити / А.И. Белкин // Личность в межкультурном пространстве: материалы 3 Международной конференции, посвященной 100-летию социальной психологии. Ч.2.20-21 ноября 2008 г., Москва, РУДН.- М.: РУДН, 2008. С.13-16 (0,3 п.л.).

38. Белкин, А.И. Влияние информационной среды на сознание и граффитологическая среда / А.И. Белкин // 5-я Всероссийская конференция по экологической психологии. Тезисы (Москва, 26-27 ноября 2008 г.)/ Науч. ред. М.О. Мдивани.–М.: Психологический институт РАО, 2008. С.28-30 (0,2 п.л.).

39. Белкин, А.И. Девиантное поведение как фактор культурно-экзистенциальной динамики субъекта / А.И. Белкин // Феномен развития в науках о человеке. 5 Международная научно-практическая конференция. -  Пенза: ПДЗ, 2008. С.54-56 (0,3 п.л.). 

40. Белкин, А.И. Психосоциальная идентичность авторов граффити / А.И. Белкин // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия «Психология». №2 (4). 2008. С.90-104 (1 п.л.).

41. Белкин, А.И. Взаимосвязь самооценки и оценки самообмана у авторов граффити / А.И. Белкин // Психологическое познание: актуальные проблемы: Материалы Международной научно-практической конференции (27 ноября 2008 г.)./ под ред. Е.В. Левченко, А.Ю. Бергфельд. -  Пермь: Пермский государственный университет, 2008. С.95-99 (0,3 п.л.).

42. Белкин, А.И. Роль культуры в формировании индивидуальности авторов граффити / А.И. Белкин // Психология индивидуальности. – Материалы 2 Всероссийской научной конференции. г. Москва, 12-14 ноября 2008 г. / отв. ред. А.К. Болотова; Гос.ун-т-Высшая школа экономики; Рос. гуманитарный науч.фонд – Москва, 12-14 ноября 2008 г. – Москва: Изд-ий дом ГУ ВШЭ, 2008. С.315-316 (0,1 п.л.).

43. Белкин А.И. Социально-дискурсивный подход к граффити / А.И. Белкин // Вестник развития науки и образования. 2009. №5. С.69-74 (0,5 п.л.).

44. Белкин А.И. Числовая, символическая, изобразительная, дискурсивная формации граффити / А.И. Белкин // Современные проблемы социально-гуманитарных наук: материалы международной конференции. 20 ноября 2008 г.: К 15-летию Гуманитарного института.-Ч.2.-М.: Гуманитарный институт, 2009. С.41-45 (0,3 п.л.).

45. Белкин, А.И. Проблемы самоактуализации личности авторов граффити / А.И. Белкин // Психологические проблемы бытия человека в современном обществе. Здоровье личности и ее адаптация. Материалы международной научно-практической конференции 29-30 января 2009. – Магнитогорск: МаГУ, 2009. С.27-31 (0,3 п.л.).

46. Белкин А.И. Современное социальное поведение молодежи в контексте концепции культуры А. Тойнби / А.И. Белкин // Человек. Культура. Общество: сборник статей Международной научно-практической конференции. – Пенза: ПДЗ, 2009. С.61-63 (0,3 п.л.).

47. Белкин А.И. Культура и психосоциальные типы авторов граффити / А.И. Белкин // Ученые записки Педагогического института Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского. Серия Психология. Педагогика. 2009. Т.2. №2 (6). С.29-36 (1 п.л.).

48. Белкин А.И. Психологические аспекты конструирования символической идентичности средствами неинституциональной изобразительной деятельности / А.И. Белкин // Психология человека в современном мире. Т.6. Духовно-нравственное становление человека в современном российском обществе. (Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна, 15-16 октября 2009 г.) / Отв.  ред.: А.Л. Журавлев. – М.: Институт психологии РАН, 2009. С.274-281 (0,5 п.л.).

49. Белкин А.И. Надситуативная активность в девиантном поведении современной молодежи / А.И. Белкин  // Качество жизни населения в транзитивном российском обществе: правовые, социокультурные и социально-экономические аспекты: сборник статей 2 Всероссийской научно-практической конференции. – Пенза:ПДЗ, 2009. С.34-37 (0,3 п.л.).

50. Белкин А.И. Деятельностная парадигма в практике изучения девиантного поведения / А.И. Белкин // Деятельностная парадигма как условие развития личности в образовательном процессе: материалы Международной научно-практической конференции. – Уфа: Изд-во БГПУ, 2009. С.138-142 (0,3 п.л.).

51. Белкин А.И. Социально-психологический анализ понятия «культура» / А.И. Белкин // Актуальные проблемы молодежной субкультуры: сборник статей / Под общ .ред. Поздняковой О.К. Т.3. – М.: Изд-во Московского психолого-социального института, 2009. С.5-13 (0,6 п.л.).

52. Белкин А.И. Психологический анализ татуировки в различных субкультурах / А.И. Белкин // Журнал практического психолога. 2009. №6. С.61-78 (1,1 п.л.).

53. Белкин А.И., Акопов Г.В.  Влияние массовой культуры на психологию человека в условиях информационного общества / А.И. Белкин, Г.В. Акопов // Ананьевские чтения-2009: Современная психология: методология, парадигмы, теория // Материалы научной конференции «Ананьевские чтения-2009», Выпуск 1. Методологические и теоретические проблемы психологии / Под ред. Л.А. Цветковой, В.М. Аллахвердова. – Спб.: СПбГУ, 2009. С.134-136 (0,2 п.л., авторский вклад – 0,1 п.л.).

54. Белкин А.И. Психосоциальные характеристики культуры / А.И. Белкин // Ананьевские чтения-2009: Современная психология: методология, парадигмы, теория // Материалы научной конференции «Ананьевские чтения-2009», Выпуск 2. Методологический анализ теорий, исследований и практики в различных областях психологии / Под ред. Л.А. Цветковой, В.М. Аллахвердова. – Спб.: СПбГУ, 2009. С.54-56 (0,2 п.л.).

55. Белкин А.И.  Психологические исследования неинституционального изобразительного творчества / А.И. Белкин // Сборник научных трудов Института психологии им. Г.С. Костюка АПН Украины «Актуальные проблемы психологии» в 12-ти тт. / Под ред. В.А. Моляко. – Т.12. – Вып.10. – Ч.1. – Житомир: Изд-во ЖДУ им. И. Франка, 2010.  С.313-322 (0,6 п.л.).

56. Белкин А.И. Анализ подходов к изучению ментальности в психологической науке / А.И. Белкин // Ученые записки Педагогического института Саратовского государственного университета им. Н.Г.Чернышевского Серия Психология. Педагогика 2010.Т.3.   1 (9). С. 3-10 (0,5 п.л.).

57. Белкин А.И.. Тенденции становления символической идентичности на примере граффити / А.И. Белкин // Теоретические проблемы этнической и кросс -культурной психологии: Материалы 2 Международной научной конференции 26-27 мая 2010 г. В 2 т. / Отв. ред. В.В. Гриценко. – Смоленск: Универсум, 2010. – Т.1. – С.24-27 (0,3 п.л.).

58. Белкин А.И. Феномен самоутверждения в граффити // Молодой учёный. 2011. №10 (33). С.114-118 (0,6 п.л.) и др.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.