WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Сокольская Марина Вячеславовна

ЛИЧНОСТНОЕ ЗДОРОВЬЕ ПРОФЕССИОНАЛА

Специальность -

19.00.03 – «Психология труда, инженерная психология, эргономика

(психологические науки)»

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора психологических наук

Хабаровск - 2012

Работа выполнена на кафедре психологии Дальневосточного

государственного университета путей сообщения

Официальные оппоненты:

Дикая Лариса Григорьевна,

доктор психологических наук, профессор

Институт психологии РАН, заведующий

лабораторией психологии труда

Зараковский Георгий Михайлович,

доктор психологических наук, профессор

Всероссийский научно-исследовательский институт

технической эстетики Минобрнауки РФ,

заведующий отделом проблем

и приоритетов социальной сферы

Миронова Татьяна Львовна,

доктор психологических наук, профессор

Бурятский государственный университет,

заведующий кафедрой общей и социальной психологии

Ведущая организация:

Ярославский государственный университет

им. П.Г. Демидова

Защита состоится « 16 » мая 2012 г. в 10 часов на заседании Объединенного диссертационного совета ДМ218.003.04 при ФГБОУ ВПО «Дальневосточный государственный университет путей сообщения» Федерального агентства железнодорожного транспорта по адресу: 680021, Хабаровск, ул. Серышева, 47, ауд. № 204 (корпус 1)

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Дальневосточного государственного университета путей сообщения: 680021, г. Хабаровск, ул.Серышева, д. 47.

Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации по адресу: referat_vak@mon.gov.ru « 16 » февраля 2012 года

Автореферат разослан «  » апреля 2012 года.

И.о. ученого секретаря,

д. псх. наук, доцент  Т.Х. Невструева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность. Одним из важнейших направлений фундаментальной психологической проблемы - проблемы личности и возможности её реализации в профессиональной деятельности выступает проблема личностного здоровья профессионала. Многие государства в настоящее время смещают доминанту влияния с темпов роста экономики страны на развитие здоровой личности, воспитание здорового населения. В этой связи здоровье личности выступает как мера качества жизни людей и политики государства.

Принципиальной особенностью проблемы личностного здоровья профессионала является ее междисциплинарный характер. С одной стороны, эта проблема связана с изучением профессионализации, профессионального, личностно-профессионального развития и предполагает выявление психологических особенностей личности профессионала в зависимости от типа профессиональной деятельности и особенностей процесса профессионализации. С другой стороны, необходимость обращения к исследованию личности в целостном контексте её жизнедеятельности обусловлена тем, что исключительно профессиональной деятельностью жизнь человека не ограничивается.

В-третьих, несмотря на то, что психология здоровья, являясь активно и плодотворно развивающимся направлением психологии, всё же пока не может предложить адекватных методологических оснований для разработки обобщённой концепции личностного здоровья профессионала.

Значимость данной проблемы определяется и качественными преобразованиями системы «человек профессия общество» на этапе глобальных социально-экономических перемен в современной России. Сложность, неравновесность этой системы, развивающейся в условиях неопределенности, требует от человека самостоятельной работы по построению себя как личности и как профессионала. Противоречие между стремлением меняться в соответствии с трансформациями социально-профессиональной ситуации и желанием сохранить собственную индивидуальность актуализирует поиск ответа на вопрос: «ради чего я живу и работаю?», т.е. проблема смыслов является приоритетной. Поэтому центральной задачей современного профессионала является выявление и развитие личностных ресурсов, которые позволяют удерживать внутреннее равновесие в меняющемся мире, придают жизни смысл. В связи с этим актуализируется и потребность в изучении личностного здоровья профессионала как специфической способности личности сохранять в предлагаемых условиях жизнедеятельности внутреннюю гармонию, субъективное благополучие, стремление к личностному и профессиональному саморазвитию.

Необходимо отметить ещё один аспект, придающий особую значимость данной проблеме. В настоящее время в науке существует ясное понимание того, что профилактика неблагоприятных состояний и разработка мер по оптимизации уровня работоспособности субъектов деятельности будет эффективной, если систематически создавать условия для развития сильных сторон и способностей людей и сообществ. Однако работ, направленных на изучение «здоровья здорового человека» (В.А. Пономаренко), значительно меньше, чем изучающих негативные феномены профессиональной деятельности: деформации, деструкции и т.п.

Исходя из этого, актуальность разработки обобщённой психологической концепции личностного здоровья профессионала на сегодняшний день приобретает важное научное, управленческое и социально-политическое значение.

Состояние научной разработанности проблемы исследования

Проблема личностного здоровья профессионала относится к классу теоретико-прикладных психологических проблем. Её постановка инициирована двумя основными факторами: практической необходимостью исследования проблемы личностного здоровья профессионала в контексте его профессиональной деятельности и жизнедеятельности в целом и наличием разработанной теоретической концептуальной базы исследуемой нами проблемы.

Теоретико-методологическим основанием постановки проблемы личностного здоровья профессионала выступает комплекс теорий, концепций и представлений, который призван:

- раскрыть такие психологические понятия, как: индивид, субъект и личность (С.Л. Рубинштейн, К.А. Абульханова, В.Г. Асеев, А.В. Брушлинский, Л.И. Анцыферова, А.Н. Леонтьев, К.К. Платонов, А.Г. Ковалев);

- расширить понятийный аппарат психологии здоровья: психическое здоровье (А. Маслоу, К. Роджерс, Р. Мэй, Б.С. Братусь, А.М. Прихожан, О.В. Хухлаева и др.), в структуре которого рассматриваются и индивидные, и личностные характеристики, являющиеся показателями различных уровней здоровья человека; психологическое здоровье (И.В. Дубровина), охватывающее здоровье личности в целом; моральное здоровье (А.В. Сахно), отражающее духовно-нравственную сферу личности; душевное здоровье (О.И. Даниленко) как динамическая характеристика индивидуальности; эмоциональное здоровье (Л.В. Тарабакина), позволяющее сохранять целостное эмоциональное отношение к себе и к миру, преобразовывать отрицательные эмоции и порождать положительно окрашенные переживания; профессиональное здоровье (В.А. Пономаренко, Г.С. Никифоров, О.И. Жданов) способность человеческого организма сохранять заданные компенсаторные и защитные свойства, обеспечивающие работоспособность в условиях его профессиональной деятельности.

В качестве критериев здоровой личности выделяют: жизнеспособность (С. Мадди), энергетический потенциал (Б.Г. Ананьев, Д.А. Леонтьев); особую модальность сознания (С.Л. Рубинштейн, К.А. Абульханова-Славская).

Предпринимаются определенные попытки выявить новые или мало изученные аспекты и измерения здоровья личности, связанные с фундаментальными проблемами человеческого существования: социальная регуляция здоровья (И.М. Гурвич), социокультурная и социально-психологическая детерминация (И.В. Журавлёва, О.В. Обидин, О.В. Коротеева, Н.И. Рязанова, Ф.Р. Филатов).

Значительный удельный вес приобретают психологические исследования различных факторов и детерминант здоровья личности, исследуются ценности и смысложизненные ориентации (Т.В. Сущенко, В.А. Соломонов, Т.В. Белинская); духовные и нравственные детерминанты благополучного развития (О.И. Даниленко, А.В. Сахно). Здоровье рассматривается в свете концепции «вертикали сознания» (Б.С. Братусь), в акмеологии (А.А. Бодалёв, А.А. Реан), в перспективе предельных возможностей и высших достижений человеческого духа (В.А. Пономаренко). Здоровье личности определяется и как системное качество, характеризующее личность в ее целостности (И.В. Дубровина, Е.Р. Калитеевская, Ю.М. Орлов), и как «структурообразующий конструкт духовной сферы человечества» (А.А. Бодалёв).

Многообразие дефиниций, представленных в психологической литературе, объясняется разнообразием парадигмальной приверженности авторов различным научным традициям. Каждое определение здоровья личности включает в себя выделение разных феноменологических признаков и структурных элементов в свою очередь связанное с разными факторами детерминации этих подструктур, что осложняет понимание сущности самого этого явления, инструментария его изучения, механизмов и закономерностей развития. Чтобы осмыслить этот феномен, мы, наряду с учетом позитивных достижений большого количества научных школ и направлений, предлагаем в качестве базового опираться на метасистемный подход в психологии, который дает не только возможность объединить продуктивные идеи и знания относительно изучаемого феномена, но и использовать наиболее адекватные инструменты и технологии в исследовании личностного здоровья профессионала.

Большое количество исследований в психологии труда, по сути, направлено на разработку концепции личностного здоровья профессионала, в числе которых:

- профессиональная адаптация специалистов современных экстремальных производств в интеллектуальной, управленческой, предпринимательской и других напряжённых сферах деятельности: Е.А. Рожнов, В.А. Бодров, В.И. Медведев – моряков и космонавтов; В.А. Пономаренко, Л.П. Гримак – лётчиков и космонавтов; А.Г. Маклаков – военнослужащих; А.Т. Филатов – спортсменов; А.Л. Гройсман, Т.С. Яценко – студентов и лиц, занимающихся эмоционально напряжённым умственным творческим трудом; С.И. Табачников – работников угольных шахт; О.Л. Колосова – персонала АЭС; В.Г. Зазыкин, А.С. Гусева, А.А. Деркач – госслужащих и др.

- профессиональная пригодность, разрабатываемая школой В.А. Бодрова, которую понимают как специфическое системное свойство человека, отражающее особенности взаимосвязи, взаимозависимости между индивидуальными характеристиками человека и особенностями объекта деятельности, её содержания, средств, условий и организации. Субъективной мерой профессиональной пригодности является удовлетворённость процессом и результатом труда, которая в свою очередь выступает критерием личностного здоровья профессионала.

- психологическая безопасность субъекта профессиональной деятельности (Н.Л. Шлыкова) ­ определенная защищенность сознания от воздействий, способных против его воли и желания изменять психические состояния.

В отдельное направление можно выделить концепции, в поле деятельности которых, как нам представляется, проблема механизмов личностного здоровья профессионала: системно-деятельностная концепция психической саморегуляции функционального состояния человека, которая понимается и как системное свойство личности, и как особый самостоятельный вид психической деятельности субъекта (Л.Г. Дикая); концепция индивидуального стиля саморегуляции, рассматривающая феномен, структуру и функции в произвольной активности человека (В.И. Моросанова); концепция психической регуляции операторской деятельности (А.А. Обознов); концепция психической работоспособности в экстремальных условиях профессиональной деятельности (Б.Н. Рыжов); концепция психофизиологического обеспечения надёжности профессиональной деятельности операторов сложных эргатических систем (А.А. Благинин); концепция психологических механизмов, стратегий и ресурсов стресс-преодолевающего поведения (копинг-поведения) специалистов экстремального профиля (И.Б. Лебедев); концепция рефлексивных механизмов деятельности (А.В. Карпов).

Проблемы личности и профессиональной деятельности рассматриваются в таких концепциях, как психологическое противодействие развитию экстремальных состояний в сложных условиях профессиональной деятельности, посвящённых разработке адекватных методов психологической подготовки к деятельности, сохранению профессионального долголетия: профессионально-личностная реадаптация в условиях кризиса (Г.Г. Газимова); психология профессионально-обусловленных кризисов (Э.Э. Сыманюк); психология профессиональных деформаций личности (С.П. Безносов); психологическая профилактика профессиональной деформации личности преподавателя вуза (Т.А. Жалагина); структурно-функциональная организация и генезис психического выгорания (В.Я. Орёл); психологические особенности личностного становления профессионала (А.Р. Фонарёв); психология человеческого фактора в опасной профессии (В.А. Пономаренко); психологическое обеспечение профессионального долголетия космонавтов (О.И. Жданов).

Тем не менее, несмотря на имеющуюся обширную и глубокую теоретико-практическую сферу исследований взаимодействия личности и профессиональной деятельности (личности профессионала, становления профессионала, профессионализма, профессионального здоровья, различных побочных аспектов профессионализации и т.п.), проблема личностного здоровья профессионала остаётся актуальной теоретической проблемой.

Это обусловлено рядом объективно существующих противоречий:

- потребностью общества в активных, благополучных, успешных, социально-ориентированных профессионалах и отсутствием научно разработанной психологической концепции, обеспечивающей целостное представление о структуре, критериях, механизмах, закономерностях и стратегиях формирования и развития личностного здоровья профессионала;

- актуальной потребностью социально-психологической практики в разработке дифференцированных технологий оптимизации жизнедеятельности профессионалов и отсутствием концептуальных оснований для создания условий этой оптимизации;

- возрастающими требованиями общества к конкурентоспособным профессионалам, с высоким уровнем личностной компетентности и сложившейся консервативной образовательной и профессиональной средой, которая не может в полной мере удовлетворить потребности специалистов различных категорий и уровней в самопознании, саморазвитии, самоорганизации, самосовершенствовании;

- осознанием психологической наукой значимости изучения феноменов, характеризующих как ресурсные, так и деструктивные проявления личности профессионалов, их взаимодействие и взаимовлияние в структуре личности, а также недостаточной изученностью природы этих феноменов;

- существующим опытом деятельности психологических служб в профессиональных образовательных учреждениях и на производстве, занимающихся профессиональной ориентацией, профессиональной диагностикой, профессиональным отбором, но не обеспечивающих в должной мере здоровьесберегающее становление и развитие личности профессионала.

Перспективным для решения обозначенной актуальной проблемы является объединение представлений метасистемного, личностного, субъектно-деятельностного и системно-генетического подходов, что позволит подойти к анализу личностного здоровья профессионала с позиций комплексного рассмотрения взаимовлияния характеристик личности и профессиональной деятельности на основе принципов межсистемного и междисциплинарного анализа.

В соответствии с вышесказанным была определена цель настоящего исследования: разработать обобщённую психологическую концепцию личностного здоровья профессионала, раскрыв одновременно содержательную сущность личностного здоровья не только как психологического явления, но и как психологического процесса, выявить его характерологические особенности и показатели: структуру, факторы и механизмы формирования и развития; определить возможности диагностики, прогноза и управления личностным здоровьем на разных этапах профессионализации и в различных видах профессиональной деятельности.

Объект исследования личность профессионала.

Предмет исследования личностное здоровье профессионала: психологическое содержание, психологические составляющие, их структура и взаимосвязи между ними.

Предварительное изучение проблемы позволило сформулировать следующие гипотезы исследования:

1. Содержательная сущность личностного здоровья профессионала может быть раскрыта наиболее адекватно и полно при условии применения к его исследованию метасистемного подхода с использованием основных принципов субъектно-деятельностного, системно-генетического и личностного подходов.

2. Личностное здоровье профессионала – сложная, интегративная, динамическая характеристика личности, имеющая структурно-уровневую иерархически построенную организацию, подчинённую определённой системе закономерностей, которые позволяют характеризовать её как метасистемную характеристику личности.

3. Генезис личностного здоровья профессионала в наиболее общем плане представляет собой процесс системогенеза.

4. Функциональные закономерности личностного здоровья профессионала определяются двумя основными категориями детерминант - особенностями личности и факторами профессиональной деятельности.

5. Структура личностного здоровья профессионала включает в себя в качестве основного интегративного критерия субъективное благополучие личности при условии социальной направленности личности (включённости в профессиональное и социокультурное сообщество) и самоактуализации.

6. В структуре личностного здоровья профессионала также можно выделить специфические подсистемы «ресурсов» и «деструкторов», в качестве которых выступают, как характеристики личности, так и особенности профессиональной деятельности. Личностное здоровье профессионала обеспечивается сбалансированным распределением «ресурсов» и «деструкторов» на всех уровнях его структурной организации и в системе всех видов детерминант.

Задачи исследования

1. Проанализировать историю развития и современные предпосылки для разработки обобщённой психологической концепции личностного здоровья профессионала на основе отечественных и зарубежных исследований.

2. Сформулировать теоретико-методологические основания обобщённой концепции личностного здоровья профессионала с позиций метасистемного, субъектно-деятельностного, системно-генетического и личностного подходов; разработать на этой основе комплексную стратегию исследования.

3. С позиции социально-ориентированной психологии труда обосновать и описать феномен ЛЗД профессионала, его составляющие и структуру.

4. Определить на основе теоретического анализа критерии, показатели и детерминанты личностного здоровья профессионала.

5. Раскрыть и комплексно изучить общие и специфические закономерности структурной организации личностного здоровья профессионала и его основные функциональные закономерности.

6. Выявить и проинтерпретировать основные закономерности генезиса личностного здоровья профессионала.

7. Определить общие и специфические особенности содержания и формирования личностного здоровья профессионала в зависимости от типа профессиональной деятельности и этапа профессионализации.

8. Обобщить всю совокупность полученных теоретических и эмпирических результатов; сформулировать основные положения концепции личностного здоровья профессионала и разработать на их основе психологические рекомендации по формированию, развитию и поддержанию его личностного здоровья.

Теоретико-методологическая основа исследования

При разработке проблематики нашего исследования использовались следующие основополагающие принципы психологии, концепции, теоретические положения и результаты исследований:

- фундаментальные методологические принципы психологии: объективности, детерминизма, генетический принцип, принцип системности и др. (К.А. Абульханова-Славская, Б.Г. Ананьев, П.К. Анохин, Л.И. Анцыферова, В.А. Барабанщиков, В.А. Ганзен, В.В. Давыдов, Д.Н. Завалишина, В.П. Зинченко, А.В. Карпов, В.П. Кузьмин, А.Н. Леонтьев, Б.Ф. Ломов, В.А. Мазилов, С.Л. Рубинштейн, В.Д. Шадриков, Э.Г. Юдин, А.В. Юревич);

- основные положения общей теории систем в их применении к психологической проблематике (Л. фон Берталанффи, Ю.Я. Голиков, А.Н. Костин, В.П. Кузьмин, М. Мако, А.А. Малиновский, М. Месарович, В.Н. Садовский, Д. Такахара), конкретизированные в полисистемном (В.П. Кузьмин, Б.Ф. Ломов, В.А. Барабанщиков, Д.Н. Завалишина и др.) и метасистемном подходах (Дж. Флейвелл, Р. Стернберг, А.В. Карпов и др.);

- основные идеи структурно-уровневого подхода в психологических исследованиях (Н.А. Бернштейн, Г.В. Залевский, П. Жане, М.С. Роговин, М.В. Халецкий);

- главные методологические и теоретические положения системогенетической концепции и разработанные на её основе основные положения концепции профессиогенеза (П.К. Анохин, В.Д. Шадриков, Н.П. Ансимова, А.В.  Карпов, Н.В. Нижегородцева, Ю.П. Поваренков, К.В. Судаков);

- теоретические положения и принципы, сформулированные в отечественной психологии труда и психологии субъекта деятельности (С.Л. Рубинштейн, Б.Г. Ананьев, А.Н. Леонтьев, К.А. Абульханова-Славская, Л.И. Анцыферова, Г.М. Зараковский, А.В. Петровский, В.А. Петровский, В.А. Пономаренко, А.Г. Асмолов, Б.С. Братусь, Б.Ф. Ломов, А.В. Брушлинский, А.В. Карпов, Е.А. Климов и др.);

- теоретические положения психологии личностного развития в профессиональной деятельности (Л.И. Анцыферова, В.А. Бодров, Л.Г. Дикая, Е.М. Иванова, Е.А. Климов, О.А. Конопкин, Т.В. Кудрявцев, В.И. Моросанова, Н.С. Пряжников и др.);

- теоретические концепции профессионального становления личности и его отдельных аспектов (С.Л. Гиллерштейн, В.А. Бодров, С.П. Безносов, Е.А. Климов, А.К. Маркова, Т.Л. Миронова, Ю.П. Поваренков, Ю.К. Стрелков и др.);

- методологические и теоретические положения психологии личности, сформулированные в отечественной и зарубежной психологии (А.Г. Асмолов, Б.И. Додонов, А.Л. Журавлев, В.П. Зинченко, К. Левин, Б.Ф. Ломов, Г. Олпорт, А.В. Петровский, А.А. Реан, К. Роджерс, Д.И. Фельдштейн, Л. Фестингер, З. Фрейд, R. Kegan, G. Kelly и др.);

- основные подходы к пониманию здоровой личности и критериев здоровья представителями западной гуманистической, экзистенциальной психологии (К. Роджерс, В. Франкл, А. Адлер, А. Маслоу, Э. Фромм, Э. Эриксон и др.);

- современные теоретические подходы и эмпирические исследования психологии здоровья (Г.С. Никифоров, В.А. Ананьев, И.Н. Гурвич, Б.С. Братусь, Д.А. Леонтьев, В.А. Пономаренко, Г.М. Зараковский, И.И. Брехман, В.Я. Дорфман, В.П. Казнечеев, Е.Р. Калитеевская, Ю.М. Орлова, В.М. Розин, О.С. Васильева, Ф.Р. Филатов и др.);

- основные принципы и положения экспериментальной психологии, психодиагностики, а также организации эмпирических психологических исследований (А. Анастази, Л.Ф. Бурлачук, Г. Готтсданкер, В.Н. Дружинин, Д. Кэмпбелл С. Стивенс, П. Фресс, А.Г. Шмелев и др.).

Методологические и теоретические подходы позволили определить комплекс методов исследования. В качестве методов получения информации по проблеме исследования применялись: аналитический обзор литературы, наблюдение, включённое наблюдение, беседа, интервью, анализ документов, контент-анализ, экспертная оценка, анкетирование.

Комплекс психодиагностических методик включал в себя: «Ценностные ориентации» М. Рокича; Всемирный опросник здравоохранения «Качество жизни» (ВОЗКЖ-100); «Тест-опросник уровня субъективного контроля» (Е.Ф.Бажин, Е.А. Голынкина, А.М. Эткинд); «Мотивация к успеху» и «Мотивация к избеганию неудач» (Т. Элерс); «Готовность к риску» (Шуберт); «Шкалы самооценки Спилберга-Ханина» (уровень тревожности); «Самоактуализационный тест» (Э. Шостром); «Многофакторный личностный опросник Р.Б. Кеттела»; Тест «Удовлетворенность работой»; «Анкета организационной культуры» Ю.Г.Семенова; метод семантического дифференциала (частный) для исследования индивидуальных систем значений понятий «профессия» и «здоровье».

Диагностический пакет формировался в соответствии с целью и задачами исследования и представляет собой определённый набор методик, позволяющих максимально полно изучить сущностные параметры личностного здоровья профессионала: подсистемы внешней и внутренней детерминации, когнитивную, регулятивную и коммуникативную; самоактуализации, направленности, внепрофессиональных видов деятельности и ресурсов и деструкторов.

Методы, использованные на этапе анализа данных: просчет дескриптивных статистик и построение графиков, сравнительный анализ, факторный анализ, корреляционный анализ, дисперсионный анализ. При статистической обработке данных использовались MS Excel 2007 и SPSS 13.01.

Надёжность, обоснованность и достоверность результатов исследования обеспечена теоретически аргументированным и логически завершённым характером концептуальной модели исследования, комплексным сочетанием релевантных и взаимодополняющих количественных и качественных методов, эмпирической проверкой выдвинутых теоретических положений, многоуровневой обработкой и интерпретацией результатов, корректным применением статистических методов анализа с последующей обработкой эмпирических данных и соотнесением полученных результатов с результатами других исследований.

Диссертационное исследование проходило ряд этапов: Первый поисковый (2001–2003 г.) – постановка и обсуждение проблемы исследования, анализ теоретико-методологических подходов к решению проблемы; определение цели, задач и гипотез исследования; пилотажные исследования. Второй теоретико-методологический (2004-2005 г.) – разработка методологического подхода и его конкретизация в концептуальных теоретических положениях. Третий эмпирический (2006-2008 г.) подготовка и реализация эмпирической части исследования и (2009-2010 г.) – эмпирическая проверка выдвинутых теоретических положений, анализ и обсуждение результатов исследования. Четвёртый завершающий (2011-2012 г.) теоретическое обобщение результатов исследования, формулировка выводов и рекомендаций.

Эмпирическая база. Исследование проводилось на базе Тындинского и Хабаровского отделений филиала ОАО «РЖД» Дальневосточной Железной Дороги, Дорожного центра Управления перевозками Двостжд филиала ОАО «РЖД» (ДЦУП); Дальневосточного государственного университета путей сообщения (ДВГУПС), Хабаровского техникума железнодорожного транспорта (ХТЖТ), Дальневосточного государственного гуманитарного университета (ДВГГУ), Хабаровского краевого института переподготовки и повышения квалификации педагогических кадров (ХК ИПиПКПК).

В соответствии с целью настоящего исследования были определены основные группы респондентов: представители профессиональных сообществ типа «человек–техника» (операторы–железнодорожники: поездные диспетчеры и машинисты локомотива) и «человек–человек» (учителя–филологи общеобразовательных школ Хабаровского края). Данные типы профессиональных деятельностей приняты в исследование в силу их различий по «отношению субъекта к действительности, которая может выступать для него либо в форме объекта, либо в форме субъекта» (Е.А. Климов).

В исследовании также приняли участие студенты – будущие специалисты обозначенных профессий в целях выявления динамики формирования личностного здоровья профессионала в процессе профессионализации. В целом в исследовании, включая все этапы, приняли участие более 1000 человек.

Научная новизна исследования заключается в следующем.

1. Разработана обобщённая психологическая концепция личностного здоровья профессионала, дающая целостное представление о его сущности, структурно-уровневой организации, детерминантах и генезисе формирования. Во-первых, в рамках концепции впервые верифицировано положение, согласно которому личностное здоровье профессионала базируется на структурно-уровневом принципе и образует иерархию закономерно организованной совокупности уровней. Во-вторых, доказано, что иерархия личностного здоровья профессионала образована пятью основными уровнями – метасистемным, системным, субсистемным, компонентным и элементным, каждый из которых обладает собственной качественной определенностью, следовательно, в принципе не может быть редуцируем ни к одному другому уровню. В-третьих, доказано, что иерархия основных уровней личностного здоровья профессионала является интегративным образованием, формирующимся и функционирующим под определяющим влиянием двух основных классов детерминант – деятельностных, связанных со спецификой подготовки и условий профессиональной деятельности, и личностных, связанных с особенностями структурной организации личности профессионала. В-четвёртых, обоснованы и раскрыты критерии (субъективное благополучие; социальная направленность как включённость в определённое профессиональное и социокультурное сообщество; самоактуализация). Определены внутренние (профессиональная пригодность, профессиональная готовность, особенности мотивационно-ценностной структуры личности) и внешние (тип профессиональной деятельности и этап профессионализации) детерминанты личностного здоровья профессионала. Выявлены механизмы (субъектная активность личности, саморегуляция, рефлексия). В-пятых, представлены рекомендации по формированию, поддержанию и развитию личностного здоровья профессионала. В-шестых, расширен понятийный аппарат психологии посредством обоснования содержания понятий «личностное здоровье» и «личностное здоровье профессионала».

2. Доказана объективная необходимость в использовании метасистемного подхода для определения содержательной сущности личностного здоровья профессионала, которая принадлежит к качественно специфическому классу систем со встроенным метасистемным уровнем. Атрибутивной особенностью таких систем является функциональная представленность в их составе и структуре метасистемы, в которую они сами объективно включены.

3. Доказано, что формирование и развитие личностного здоровья профессионала подчиняется основным закономерностям системогенетического типа и на этом основании представляет собой процесс системогенеза.

4. Доказано, что общие принципы и закономерности системогенеза дополняются и обогащаются в процессе формирования личностного здоровья профессионала новыми особенностями, обусловленными его спецификой, прежде всего принадлежностью к системам со встроенным метасистемным уровнем.

5. Показано, что основным механизмом системогенеза личностного здоровья профессионала является формирование уровневой структуры личностного здоровья в процессе формирования и развития личности профессионала, т.е. в процессе профессионализации происходит закономерное формирование всё новых и более сложных уровней организации личностного здоровья профессионала на основе компонентного уровня - уровня отдельных личностных характеристик.

Теоретическая значимость исследования. Результаты исследования обосновывают разработку нового научного направления – психологию личностного здоровья профессионала, создают необходимые теоретико-методологические предпосылки для широкого спектра теоретических и прикладных исследований личностного здоровья профессионала, направленных на расширение фундаментальных и прикладных основ психологии труда, психологии личности и психологии здоровья.

Реализован метасистемный теоретико-методологический подход к исследованию личностного здоровья профессионала на основе объединения принципов, личностного, субъектно-деятельностного и системно-генетического подходов, что позволило выявить и объяснить не только отдельные уровни личностного здоровья профессионала, а всю их систему в целом. Вскрыта совокупность закономерностей, феноменов и эффектов, специфичных для каждого уровня, что обусловливает существование у них собственной качественной определенности, их несводимость друг к другу, а также закономерную соподчиненность.

Исследование относится к разряду фундаментальных, в нем раскрываются общие психологические закономерности, механизмы функционирования, тенденции и условия развития личностного здоровья профессионала; для психологии труда значимым является целостное рассмотрение личностного здоровья профессионала как системного качества в единстве структурных и динамических аспектов и в тесной взаимосвязи с процессом общего личностно-профессионального развития человека.

Создание концепции личностного здоровья профессионала существенно расширяет теоретическую базу психологии применительно к выполнению задач, поставленных государством в контексте решения «проблемы создания и внедрения в жизнь программы психологического здоровья нации как непременного условия социальной стабильности, прогнозируемости процессов, происходящих в обществе» (В.В. Путин).

В настоящем исследовании доказана принадлежность процесса формирования личностного здоровья профессионала к системогенетическому типу развития, что позволяет обобщить концепцию системогенеза применительно к принципиально новой области психологического исследования – психологии личностного здоровья профессионала, содействуя тем самым развитию общей концепции системогенеза.

Полученные в исследовании результаты, раскрывающие закономерности и механизмы высшего – метасистемного уровня, образованного организованной совокупностью собственно личностных детерминант, способствуют более широким теоретическим представлениям о структурной организации личности профессионала и личности в целом.

Установленная и проинтерпретированная нами система психологических закономерностей и феноменов личностного здоровья профессионала содействует развитию эмпирического базиса психологии труда и психологии личности; обогащает феноменологию психологии, способствует разработке более полных, дифференцированных и концептуально завершенных представлений об ее основных категориях – деятельности, личности, здоровье.

Практическая значимость исследования определяется тем, что обобщённая психологическая концепция личностного здоровья профессионала создаёт предпосылки для развития и более полной реализации личности в профессиональной деятельности и жизнедеятельности в целом, а именно.

1. Обоснованные в работе методологические положения, концептуальные модели и рекомендации, объясняющие психологическую сущность, специфику и условия развития личностного здоровья профессионала, могут лечь в основу целостной системы профессионального сопровождения специалистов различных профилей, в первую очередь наиболее опасных для личности экстремальных видов профессиональной деятельности (транспортных отраслей, силовых структур, военного ведомства, спасателей и т.д.).

2. Показано, что формирование психологической готовности к развитию и поддержанию личностного здоровья наиболее эффективно на этапе профессионального обучения.

3. Выявленные особенности личностного здоровья профессионала позволяют разработать программы психологического сопровождения профессионалов в зависимости от особенностей профессиональной деятельности и от этапа профессионализации.

4. Разработка проблемы личностного здоровья профессионала вносит определенный вклад в решение проблемы стрессоустойчивости субъекта труда, поскольку личностное здоровье, во-первых, обеспечивает профессионалу возможность адаптации к воздействию экстремальных факторов профессиональной среды; во-вторых, характеризует уровень его функциональной надёжности; в-третьих, проявляется в регуляции психологических, физиологических, поведенческих ресурсов организма и психики; в-четвёртых, обеспечивает предупреждение функциональных расстройств, негативных эмоциональных переживаний и, как следствие, способствует повышению эффективности деятельности.

5. Результаты исследования личностного здоровья профессионала используются при планировании совместной работы психологических служб Хабаровского техникума железнодорожного транспорта, Дальневосточного государственного университета путей сообщения; психологических служб Локомотивных депо и Дорожного центра управления перевозками Двостжд в подборе и расстановке кадров; разработке программ повышения квалификации специалистов различных категорий системы железнодорожного транспорта, планировании профессиональной карьеры сотрудников; в процессе профессионального психологического сопровождения специалистов, а также в процессе подготовки специалистов для системы железнодорожного транспорта.

6. Сформирован и апробирован диагностический комплекс методик, позволяющий психологам-практикам эффективно решать широкий круг задач, связанных с психологическим сопровождением специалистов различных профилей и ведомств, обеспечением их личностной, социально-профессиональной сохранности и профессионального совершенствования.

7. Теоретические и методологические положения концепции личностного здоровья профессионала не только обогащают содержание преподаваемых в вузах курсов «Психологии труда», «Инженерной психологии», «Психологии личности», «Психологии здоровья», «Психологии здоровья профессионала», но и позволяют оптимизировать разработку проблем психологического обеспечения различных сторон жизнедеятельности профессионалов в современных условиях.

Апробация и внедрение результатов исследования. Результаты диссертационного исследования были представлены и обсуждались на 38 научных конференциях различного уровня: 9 международных: Хабаровск (2005, 2007); Ставрополь, 2006; Новосибирск, 2007; Москва, 2007; Улан-Удэ, 2009; Астрахань, 2009; Благовещенск, 2010; Владивосток, 2011; 14 всероссийских - Хабаровск (2003, 2004, 2006, 2009); Сочи, 2005; Чита, 2007; Москва (2007, 2011, 2012); Биробиджан, 2007; .Ростов-на-Дону, 2007; Томск, 2007; Краснодар, 2008; Свободный, 2010; 16 региональных: Хабаровск (2001 – 2011г.); Омск, 2005; Москва, 2005; Биробиджан, 2006; Владивосток, 2008.

Основные положения диссертации обсуждались на заседаниях кафедры «Психология» ДВГУПС (2004-2012 г.г.), кафедры «Психология труда и инженерная психология» факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова (2006г., 2008г.), лаборатории «Психология труда» ИП РАН (2008-2011 г.).

Материалы диссертационного исследования послужили основанием для разработки гранта РФФИ и Правительства Хабаровского края № 15-166 «Психологическое здоровье дальневосточников» (2003-2005 г.г.).

По теме диссертации опубликовано 67 работ общим объёмом более 70 п.л., в том числе: 3 монографии; 15 статей в журналах перечня ВАК; 9 статей в коллективных монографиях, сборниках научных трудов; 40 статей и тезисов в материалах конференций разного уровня.

Основные положения, выносимые на защиту

1. Обобщённая психологическая концепция личностного здоровья профессионала даёт целостное представление о сущности, организации, функциях, генезисе, детерминантах и критериях личностного здоровья профессионала; позволяет рассматривать его одновременно и как психологическое явление - как целостную, сложную, интегративную, динамическую характеристику личности - метакачество личности, которое характеризуется субъектной активностью личности, социальной направленностью, стремлением к самореализации и проявляется в субъективном благополучии в рамках своей принадлежности к определённому социокультурному и профессиональному сообществу, и как психологический процесс становления специфических системных закономерностей - принципов системогенеза, определяющих регуляцию личностной активности и обеспечивающих эффективную жизнедеятельность профессионала.

2. Личностное здоровье профессионала включено в личность, как метасистему, поскольку любые собственноличностные образования выступают в качестве психологических феноменов сознания, отражающих различные аспекты отношения личности к себе, к другим, к деятельности и к миру в целом. Это является необходимым и достаточным основанием для дифференциации нового уровня организации личностного здоровья профессионала – метасистемного.

3. Личностное здоровье профессионала как интегративная характеристика и как метакачество личности организовано на основе структурно-уровневого принципа и образует иерархию пяти основных уровней, в которой реализованы важнейшие характеристики структурно-уровневой организации психических образований: существование у каждого уровня собственной качественной определенности, системы закономерных межуровневых взаимодействий и взаимопереходов, а также наличие единого и инвариантного критерия дифференциации уровней. Совокупность уровней организации личностного здоровья профессионала позволяет дать полную экспликацию её структурной организации.

4. Основными уровнями организации личностного здоровья профессионала являются метасистемный, системный, субсистемный, компонентный и элементный уровни. Сущность метасистемного уровня заключается в том, что на нем представлены собственно личностные образования (интересы, идеалы, установки, социальные роли личности, нормы и т.д.) метасистемы ­ личности, которую характеризует личностное здоровье. Системный уровень образован всей совокупностью организованных в целостность факторов личностного здоровья профессионала. Субсистемный уровень представляет собой закономерную организацию основных подсистем личностного здоровья (внешней и внутренней детерминации, регулятивная, коммуникативная и когнитивная подсистемы, подсистемы самоактуализации и направленности, подсистемы ресурсов и деструкторов и внепрофессиональных видов деятельности), каждая из которых является синтезом качественно гомогенных и функционально сходных компонентов личностного здоровья. Данные подсистемы выступают как самостоятельные психологические феномены сознания, отражающие разные психологические критерии личности. Сущность компонентного уровня состоит в том, что на нем локализованы отдельные состояния, качества и отношения личности. На элементном уровне представлены образования, которые, несмотря на то, что объективно необходимы для формирования состояний, качеств и отношений личности, однако, сами по себе еще недостаточны для этого – это категории свойств и условий. Первая из них имеет внутреннюю локализацию, а вторая - внешнюю, что в совокупности даёт достаточно полное описание элементных детерминант организации и регуляции всех форм активности личности.

5. Личностное здоровье профессионала является интегративным результатом взаимодействия двух основных категорий детерминант – внешних и внутренних. Внутренняя категория образована детерминантами собственноличностного плана: выраженной социальной направленностью, способностью к саморегуляции, направленностью на самоактуализацию и обеспечивает формирование личностного здоровья как характеристики личности в целом; внешняя категория включает факторы деятельностного плана: тип профессиональной деятельности и этап профессионализации и обеспечивает процесс формирования личности профессионала, качество и результативность его деятельности и, соответственно, личностное здоровье профессионала.

6. Ключевую роль в структурно-уровневой организации личностного здоровья профессионала играет качественно специфический уровень – субсистемный, занимающий в ней центральное место. Объективная необходимость его дифференциации обусловлена тем, что два известные в настоящее время уровня личностного здоровья – системный и компонентный – не исчерпывают собой всего его содержания. Этот уровень в наибольшей степени сензитивен к содержанию, структуре, условиям и организации профессиональной деятельности, поскольку формируется под определяющим воздействием не только личностной, но и собственно деятельностной детерминации.

7. Формирование и развитие личностного здоровья в процессе профессионализации развертывается на основе специфических системных закономерностей - принципов системогенеза. В едином процессе системогенеза личностного здоровья профессионала синтезированы как общие, так и специфические генетические закономерности.

К общим закономерностям относятся принципы:

- неравномерности, проявляющейся в разных темпах генетической динамики подструктур личностного здоровья профессионала на различных этапах профессионализации;

- гетерохронности, означающий, что отдельные подсистемы, «составляющие» личностное здоровье профессионала, развиваются в процессе профессионализации разновременно;

- позитивности или прогрессивности, выражающейся в том, что абсолютная степень развития практически всех подсистем возрастает на исследованном интервале профессионализации;

- принцип «одновременности закладки», подтверждающийся тем, что уже на первом этапе профессионализации обнаруживаются все подсистемы личностного здоровья профессионала, хотя, разумеется, и в разной степени;

- интеграция в процессе профессионализации и генезиса личностного здоровья профессионала качественно сходных компонентов и их дифференциация от компонентов, принадлежащим к другим подсистемам способствуют формированию подсистем личностного здоровья профессионала как относительно самостоятельных целостностей в рамках целостной сферы личностного здоровья профессионала и др.

К специфическим генетическим закономерностям, обусловленным спецификой личностного здоровья профессионала, качественным своеобразием личности и спецификой профессиональной деятельности относятся:

- эффект «асимметричного взаимодействия метасистемного и системного уровней», который состоит в том, что детерминационное влияние компонентов метасистемы на личностного здоровья профессионала, как правило, имеет место, но обратные детерминационные связи представлены в гораздо меньшей степени;

- общий генезис личностного здоровья профессионала представляет собой совокупное развитие частных генезисов подсистем личностного здоровья профессионала, для каждой из которых характерно наличие сензитивного периода. Например, подсистемы внешней и внутренней детерминации личностного здоровья профессионала формируются намного раньше, чем подсистема самоактуализации; подсистема направленности наименее интенсивно развивается на этапе завершения профессионального обучения;

- ценностная относительность генезиса личностного здоровья профессионала в целом и генезиса многих из отдельно взятых качеств личностного здоровья профессионала, которая выражается в том, что позитивные и действенные для определенного этапа профессионализации и для определённых видов профессиональной деятельности качества могут в дальнейшем как бы инвертировать свой ценностный (как для личности, так и для деятельности) смысл, становясь негативными. Так, например, положительный для этапа профессионального выбора и начала обучения интерес к внешней стороне профессиональной деятельности в дальнейшем, если он сохраняет свою доминирующую значимость, может оказывать уже преимущественно негативное влияние на общий процесс профессионализации;

- феномен «опережающего формирования динамической составляющей (более простой) образований личностного здоровья профессионала по отношению к содержательной (более сложной)». Например, двумя основными характеристиками тревожности как компоненты личностного здоровья профессионала являются уровень субъективного контроля Ио (содержательная составляющая) и эмоциональная устойчивость / неустойчивость С (энергетическая, побудительная составляющая).

8. В качестве базового критерия личностного здоровья профессионала выступает субъективное благополучие личности, которое представляет собой интегральную динамическую систему субъективных отношений личности к различным аспектам своей жизни при условии социальной направленности личности (включённости в профессиональное или социокультурное сообщество) и субъектной активности.

9. В структуре личностного здоровья профессионала можно выделить специфические подсистемы, обозначенные как «подсистема ресурсов» и «подсистема деструкторов». Сущностное различие ресурсов и деструкторов личностного здоровья профессионала заключается в их вкладе в достижение актуальных для личности потребностей, целей, ценностей и определённой роли в обеспечении личностного здоровья профессионала. В качестве ресурсов и деструкторов личностного здоровья профессионала выступают как характеристики личности, так и особенности профессиональной деятельности, выраженность которых является определяющим фактором, влияющим на его формирование. Личностное здоровье профессионала обеспечивается сбалансированным «распределением» ресурсов и деструкторов на каждом уровне его организации и в системе всех детерминант.

Структура диссертации определяется задачами и логикой исследования и содержит: введение; 3 раздела, 6 глав; заключение; библиографический список и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении рассматриваются истоки и современное состояние проблемы здоровья, личностного здоровья и здоровья профессионала.

Проблема здоровья личности берёт своё начало с древнейших времён: её философское осмысление содержится в древнеиндийских Ведах, древнекитайском даосском трактате «Дао дэ цзин» и конфуцианском «Лунь юй», в трудах древнегреческих и древнеримских философов (Фалес, Гераклит, Гиппократ, Гален, Алкмеон, Пифагор, Платон, Аристотель, Цицерон, Сенека, Марк Аврелий и др.). Не теряет она своей актуальности и в Средние века (Ар Рази, Абу-Мансур Кумри, Ибн Сина, Аль Фараби, Авиценна, Ф. Аквинский и др.). Проблема здоровья, здорового образа жизни нашла отражение в работах философов нового и новейшего времени: Ф. Бэкона, Р. Декарта, Ж. Руссо, Б. Спинозы, Х. Де Руа, Ж. Ламетри, М.В. Ломоносова, А. Радищева и др.

И деятельности как специальной происходит оформление проблемы «здоровье-болезнь» в сфере медицины; значительный удельный вес приобретают психологические исследования различных факторов и детерминант здоровья; формируется традиция комплексного, системного исследования здоровья личности (Л.М. Аболин, В.А. Ананьев, Н.М. Амосов, Б.С. Братусь, И.И. Брехман, О.И. Даниленко, В.П. Казначеев, Е.Р. Калитеевская, Д.А. Леонтьев, В.П. Петленко, В.М. Розин, Э.В. Сайко, П.Д. Тищенко, H. Hensel, D. Leder, B. Skinner и др.).

На современном этапе конкретные попытки сформировать целостное научное представление о феномене здоровья личности предпринимаются как зарубежными, так и отечественными психологами. В зарубежных исследованиях, главным образом в рамках гуманистической и трансперсональной психологии, усилиями крупнейших ученых (Г. Олпорт, А.Маслоу, К. Роджерс, С. Гроф и др.) началась систематизированная разработка психологических концепций здоровья. В общем своде психологических дисциплин выделилась Health psychology (Психология здоровья) научно-практическое направление, призванное исследовать социокультурные и социально-психологические аспекты проблематики здоровья и здравоохранения (V. Elderkin, R.C. Silver, H.Waitzkin, U. Flick, J. Gordon, D. Marks, M. Murray, B. Evans, M. Murray, M.Murray, K. Chamberlain, K.C. Schou, J. Hewison).

В отечественной психологической науке подъем исследовательского интереса к этой области приходится на конец XX – начало XXI вв. Здоровье личности рассматривается в свете концепции «вертикали сознания» (Б.С. Братусь), в перспективе предельных возможностей и высших достижений человеческого духа (В.А. Пономаренко). Оно определяется и как системное качество, характеризующее личность в ее целостности (И.В. Дубровина, Е.Р. Калитеевская, Ю.М. Орлов), и как «структурообразующий конструкт духовной сферы человечества» (А.А. Бодалев, В.Т. Ганжин, А.А. Деркач), профессиональное здоровье (Г.С. Никифоров, В.А. Ананьев), которые рассматриваются авторами в соответствии с потребностями различных видов социальной практики.

Современное понимание здоровья личности, характерное для отечественной психологии, требует определённой аргументации в отношении понятия «личностное здоровье», которое в психологических работах чаще всего подменяют термином «психологическое здоровье» (И.Н. Гурвич, В.А. Ананьев, А.М. Степанов, И.В. Дубровина, О.В. Хухлаева, Г.С. Никифоров, В.Э. Пахальян и др.). В отношении последнего сложилась несколько неоднозначная ситуация: с одной стороны, психологическое здоровье в самом общем значении предложено как смыслообразующая и системообразующая категория, с другой – остается метафорой, не имеющей определенного научного содержания.

Психологическое здоровье описывается: в терминах состояния, как баланс между различными аспектами личности человека (Р. Ассаджиоли); между потребностями индивида и общества, который поддерживается постоянными усилиями (С. Фрайберг); как процесс жизни личности, в котором сбалансированы рефлексивные, эмоциональные, интеллектуальные, коммуникативные, поведенческие аспекты (Н.Г. Гаранян, А.Б. Холмогорова). Исследователи также делают акцент на его функциях: поддержании равновесия между личностью и средой, адекватной регуляции поведения и деятельности человека, способности противостоять жизненным трудностям без отрицательных последствий для здоровья (А.В. Петровский, М.Г. Ярошевский, П. Бейкер).

Термин «психологическое здоровье», по мнению И.В. Дубровиной, относится к личности в целом, находится в тесной связи с высшими проявлениями человеческого духа и позволяет, в отличие от медицинского, социального, философского и других аспектов, выделить собственно психологический аспект проблемы психического здоровья.

Итак, психологическое здоровье в целом определяется двумя признаками: соблюдением принципа оптимума в основных формах проявления жизнедеятельности, что находит свое отражение в критериях здоровой личности; и эффективной адаптацией личности, которая способствует гармонии с природой, с людьми и с самим собой.

Учёными признаётся, что психическое здоровье может соответствовать и степени интеграции разнообразных событий своей жизни; и своего субъективного опыта и формируемых личностно картин мира; и количеству общих социальных систем, в которые включается человек. А.Г. Асмолов называет его смыслостроительством своей личности, В.А. Петровский – конвергенцией в структуре отраженной субъективности, Г.С. Абрамова – живым сознанием, Ф.Е. Василюк – надситуативным смыслом.

В современной психологии занимаются проблемами многоуровневости психического здоровья Б.С. Братусь, Ф.Е. Василюк, Д.А. Леонтьев, Е.Р. Калитеевская и др. Основу такого подхода составляют данные о том, что высший уровень психического здоровья связан с адекватным личностным производством смысловых ориентаций, с определением общего смысла жизни, жизненных стратегий, отношений к другим, себе – всё это и оказывает регулирующее воздействие на нижележащие уровни. Такой подход приводит к определению критериев психического здоровья, характеризующих в большей степени сам процесс, нежели состояние. Из этого следует, что нарушения психического здоровья не всегда связаны с психическим заболеванием, во время которого нарушается адаптивная функция, несмотря на то, что развитие личности при этом не прекращается. Именно такой подход к психическому здоровью декларирует его как зрелость, сохранность и активность механизмов личностной саморегуляции, обеспечивающих полноценное человеческое функционирование.

Проведенный обзор философских (В.Е. Давидович, В.М. Розин, И.Н. Смирнов, К.С. Хруцкий, А.Е. Чекалов и др.), валеологических (Р.И. Айзман, Г.Л. Апанасенко, И.Н. Гурвич, В.П. Казначеев, В.П. Куликов, А.Г. Кураев, В.А. Лищук, Т.Н. Маляренко, Л.А. Попова и др.), психологических (В.А. Ананьев, Б.С. Братусь, О.С. Васильева, А.В. Воронина, И.В. Дубровина, И.В. Ежов, Р.Е. Калитеевская, Л.В. Куликов, А. Маслоу, Ю.И. Мельник, Г.С. Никифоров, К. Роджерс, В. Франкл и др.) представлений о психическом здоровье позволяет сделать следующие выводы.

Во-первых, понятие «психическое здоровье» рассматривается в широком смысле как многоуровневое образование и в узком смысле – как уровень здоровья, характеризующий психическую деятельность индивида с точки зрения адекватности восприятия реальности и характера реакций внешним раздражителям. Во-вторых, «психическое здоровье» рассматривает дихотомию здоровье-болезнь, а «психологическое здоровье» только здоровье, причём, когда речь идёт о здоровой личности, то смысл этих терминов становится идентичным. В-третьих, необходимо выделить особый уровень здоровья, характеризующий целостное интегральное образование – личность, логичное название которому личностное здоровье. Ещё А.Н. Леонтьев указал на необходимость разделения представлений о личности и о «психическом», говоря о «личностном» как об особом «измерении».

Учитывая роль профессиональной составляющей в жизнедеятельности личности, в отечественной психологии труда уделяется большое внимание изучению проблем профессионального здоровья (В.А. Пономаренко, А.Г. Маклаков, Г.С. Никифоров, В.А. Ананьев), под которым понимается: свойство организма сохранять необходимые компенсаторные и защитные механизмы, обеспечивающие профессиональную надёжность и работоспособность во всех условиях профессиональной деятельности (В.А. Пономаренко); определённый уровень характеристик здоровья специалиста, отвечающий требованиям профессиональной деятельности и обеспечивающий её высокую эффективность (А.Г. Маклаков). Из этого следует, что профессиональное здоровье в большей степени характеризует профессионально важные качества личности, профессионализм личности, чем саму личность. Такой расклад сил в отношении профессионала как раз и выявляет основную проблему данной области психологического знания, когда личность профессионала осталась практически «за бортом», на периферии исследовательских интересов, несмотря на то, что в психологии труда провозглашается приоритет личности и личностного в отношении работника, специалиста и профессионала. Заметим, что наше исследование не является первой попыткой приблизиться к решению остростоящей проблемы, однако, чем их больше (попыток), тем ближе цель. Личностное здоровье профессионала, как интегративная характеристика личности, характеризует развитие личности профессионала, его возможности и ресурсы не только в отношении обеспечения профессиональной деятельности, но и жизнедеятельности в целом. Исходя из того, что профессиональное здоровье является значимым фактором эффективности профессиональной деятельности и профессионально важным качеством личности, следовательно, его можно рассматривать в качестве фактора личностного здоровья профессионала.

В качестве характеристик здоровой личности также используются понятия: «сила Я», «личностный потенциал», «духовное здоровье», «личностная зрелость», «жизнеспособность», однако, все эти характеристики определяют возможность и способность личности к преодолению, противостоянию жизненным трудностям, тогда как личностное здоровье, наоборот, характеризует сбалансированное, гармоничное жизнеустройство личности, способность перераспределять не только собственные силы и средства (ресурсы) между различными сторонами жизнедеятельности, но и изменять направление личностного развития: не концентрироваться на деструктивном, вовремя выходить из разрушающей личность деятельности; способность ставить альтернативные цели, находить перспективные для развития виды деятельности. Всё это даёт основания рассматривать данные понятия в качестве базы для обозначения интегральной личностной характеристики – личностного здоровья.

Систематизация этих исследований позволила выявить, что основными аспектами в современном понимании проблемы здоровья личности являются.

- Междисциплинарный статус проблемы. Специфика здоровья личности не может быть ограничена отдельными аспектами бытия, поэтому здоровье становится предметом междисциплинарного исследования.

- Целостность. Большинство специалистов сходится в том, что здоровье представляет собой системное качество, характеризующее человеческое бытие в его целостности, а целостности предмета должна соответствовать целостность его научного видения.

- Признание глобальности проблемы. В настоящее время проблема здоровья личности приобретает значение сложного и глобального социокультурного явления, на этом основании допустимо говорить о единой «политике здоровья».

- Фокусировка на социокультурном аспекте проблемы. Комплексное исследование здоровья требует всестороннего анализа того социокультурного контекста, в котором проблематика здоровья приобретает специфическое социально обусловленное значение (Н.Ф. Калина, В.М. Розин, Дж. Хилман и др.). Высказываются даже идеи о тотальной переоценке культурных ценностей и о построении особой идеологии, способствующей оздоровлению целых сообществ.

Это обусловило необходимость включения для разработки обобщённой психологической концепции личностного здоровья профессионала принципов и положений, сформулированных в рамках системного (Б.Ф. Ломов, П.К. Анохин, В.П. Кузьмин, В.С. Тюхтин и др.), метасистемного (Дж. Флейвелл, Р. Стернберг, А.В. Карпов и др.), субъектно-деятельностного (С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, Б.Ф. Ломов, Б.М. Теплов, А.В. Брушлинский, Е.А. Климов, В.А. Бодров, Г.М. Зараковский, O.K. Конопкин, А.К. Осницкий, Л.Г. Дикая, С.П. Безносов, А.К. Маркова, А.Р. Фонарёв и др.), личностного (Б.Г. Ананьев, С.Л. Рубинштейн, Л.И. Анцыферова, К.А. Абульханова-Славская, В.Г. Асеев, В.К. Вилюнас, А.В. Петровский, В.А. Ядов и др.) и системно-генетического (Л.С. Выготский, А.Г. Асмолов, А.В. Петровский, В.Д. Шадриков, Ю.К. Корнилов, Ю.П. Поварёнков и др.) методологических подходов.

Системный подход, основными принципами которого являются: отказ от определения здоровья как неболезни; выделение системных, а не изолированных критериев здоровья; рассмотрение здоровья как системы, имеющей сложное, поуровневое строение; обязательное изучение динамики системы; переход от выделения определенных типов к индивидуальному моделированию и другие позволяет рассматривать личностное здоровье профессионала как иерархически сложноорганизованную динамическую систему.

Основные положения личностного подхода позволяют рассматривать личностное здоровье профессионала как интегративную характеристику личности профессионала, которая формируется до начала профессионализации личности и на всём протяжении её жизненного пути.

С позиций субъектно-деятельностного подхода личностное здоровье профессионала - это средство профессионализации, профессиональной успешности, профессионального долголетия; это возможность и способность личности к активной личностной самореализации в профессии.

Системно-генетический подход даёт возможность изучить происхождение данной системы - личностного здоровья профессионала, её формирование и совершенствование, а также прогнозировать перспективы развития.

Объективная необходимость использования метасистемного подхода в качестве основного в нашем исследовании определяется значимостью адекватного раскрытия сущности, структуры и генезиса личностного здоровья профессионала как системы, принадлежащей к качественно специфическому классу систем со встроенным метасистемным уровнем.

Личностное здоровье, таким образом, выступает в качестве показателя жизнедеятельности зрелой, жизнеспособной личности, обладающей личностным потенциалом. С одной стороны, формируясь на основе этих качеств, личностное здоровье представляет собой высший уровень личностных характеристик, а с другой, в силу того, что личностное здоровье представлено во всех этих качествах, так и они, в свою очередь, являются проявлением, выражением личностного здоровья.

Всесторонний глубокий анализ заявленной проблемы позволил нам предложить следующее понимание личностного здоровья – это целостная, динамическая, интегративная характеристика личности, которая обусловлена социальной направленностью, субъектной активностью, стремлением к самоактуализации и проявляется в субъективном благополучии в рамках своей принадлежности к определённому социокультурному и профессиональному сообществу.

Таким образом, личностное здоровье профессионала, как интегративная, динамическая характеристика личности, образуется на пересечении систем разного уровня сложности (личности, профессии, общения, деятельности, ближайшего и дальнего социального окружения, социума в целом), имеет иерархическую структурно-уровневую организацию, соответствующую структурной организации систем со встроенным метасистемным уровнем.

Это предполагает, что личностное здоровье профессионала образовано двумя основными категориями детерминант – внутренними и внешними. Внутреннюю категорию составляют детерминанты собственно личностного плана: социальная направленность, саморегуляция, стремление к самоактуализации, которые обеспечивают формирование личностного здоровья как характеристики личности в целом; внешняя категория детерминант включает факторы деятельностного плана: тип профессиональной деятельности и этап профессионализации, обеспечивающие формирование личности профессионала и уровень профессионализма и, соответственно, формирование личностного здоровья профессионала.

Наиболее адекватно отношение личности к собственному здоровью может быть раскрыто с позиции теории мотивации В.Г. Асеева, которая не только раскрывает диалектику двух разных, но составляющих единство мотивационных тенденций - содержательной и динамической, но и убедительно доказывает, что особенности мотивации поведения личности в отношении собственного здоровья с необходимостью следует учитывать в профессиональной деятельности, точнее, «закладывать» в структуру учебного процесса в период подготовки профессионала в качестве дисциплин психолого-педагогического цикла, направленных на самопознание, самопонимание и самопринятие; в профессиональную деятельность психологов с целью сопровождения профессионала на всём протяжении его профессионального пути.

В контексте исследования личностного здоровья профессионала важную роль играет концепция А.В. Петровского, базирующаяся на идеях Л.С. Выготского: об активности индивида; об опосредованном характере психических свойств человека; об интериоризации социальных отношений, которые определяют процесс становления личности в общении и совместной деятельности. А субъектная активность и саморегуляция, таким образом, являются механизмами, обеспечивающими становление личности и, соответственно, личностного здоровья как интегративной характеристики личности.

Именно субъектную активность определяют как психологическое образование, характеризующее присущий личности способ самоактуализации и самореализации, как качество целостного, автономного, саморазвивающегося субъекта. Выявлена важная роль субъектной активности: в регуляции деятельности личности (О.А. Конопкин, В.И. Моросанова и др.), её функционального состояния (Л.П. Гримак, В.И. Медведев, Л.Г. Дикая и др.), саморегуляции (К.А. Альбуханова-Славская, Л.И. Анцыферова).

В то же время субъектную активность определяют и как специфический вид активности - персонифицированную активность, которую человек развивает как автор своих усилий, определяя для себя и меру субъектной включенности, и меру собственного творчества при достижении сформулированных целей (А.К. Осницкий); и как надситуативную активность - способность субъекта подниматься над уровнем требований ситуации, ставить цели, избыточные с точки зрения исходной задачи, преодолевая внешние и внутренние ограничения деятельности (А.В. Петровский).

Предлагаемое Л.Г. Дикой понимание субъектной активности как системное взаимодействие регуляторных механизмов разного уровня включает и внутренний психологический мир субъекта, и природную, и произвольную осознанную саморегуляцию. Изменение структуры субъектной активности в процессе профессиональной деятельности определяется взаимодействием регуляторных механизмов разного уровня, а отражается в профессиональной и личностной самореализации субъекта, влияющей, как нам представляется, на формирование личностного здоровья профессионала.

Процесс развития личности в связи с характером деятельности развёртывается, реализуется исходя из особенностей целого ряда личностных и деятельностных факторов. Следует отметить, что это развитие преследует цель обеспечения достаточно надёжного поведения индивида в конкретных и типичных жизненных и профессиональных условиях, что определяет формирование устойчивых черт личности, специфичных, в частности, для ведущего вида деятельности.

Многие исследователи отмечают, что именно в ситуациях целенаправленного поведения, характерных, прежде всего, для профессиональной деятельности, проявляются противоречия между личностными образованиями и внешними деятельностными и социальными факторами, выступающими в роли требований к личности, формирования тех её черт и качеств, которые наиболее адекватны конкретным формам поведения и деятельности. В то же время включение личности в деятельность, установка на реализацию её целей и задач обусловливают стремление субъекта деятельности преломить, адаптировать содержание и способы обеспечения трудового процесса к тем функциональным возможностям, которые определяются структурой личности конкретного человека.

Исходя из общепринятого в отечественной психологии (С.Л. Рубинштейн, Б.Г. Ананьев, А.Н. Леонтьев, Б.Ф. Ломов, Л.И. Анцыферова, Е.А. Климов, В.А. Бодров, Л.Г. Дикая, Ю.К. Стрелков, Е.М. Иванова и др.) представление о том, что ведущую роль в развитии личности играет деятельность, то профессиональную деятельность следует рассматривать как системообразующий вид жизнедеятельности личности, в ходе которой программируются результативные аспекты деятельности, профессионального поведения и личность профессионала. Принимая во внимание, что процесс профессионального развития также характеризуется неравномерностью и слабой прогнозируемостью, то по отношению к каждому виду профессиональной деятельности необходимо отдельно рассматривать её специфику, условия и направление формирования личности профессионала в ней. Между тем существуют и некоторые общие характеристики процесса становления профессионала, значимо отражающиеся на формировании его личностного здоровья, к которым относятся: условия труда, организационная культура предприятия, надёжность и безопасность труда.

Проводимое нами исследование личностного здоровья профессионала осуществлялось на примере типов профессиональных деятельностей «человек-техника» и «человек-человек» в силу их различий по «отношению субъекта к действительности, которая может выступать для него либо в форме объекта, либо в форме субъекта» (Е.А. Климов).

Профессионалы первой группы – это операторы-железнодорожники: поездные диспетчеры и машинисты локомотива различных отделений Дальневосточной железной дороги; во вторую группу вошли учителя филологи (русского языка и литературы) средних общеобразовательных школ Дальнего Востока России.

В нашем исследовании не ставилась задача определения профессионализма респондентов и их соответствия выбранной профессии, необходимо заметить, что понятие «профессионалы» мы трактуем широко, т.е. это люди, имеющие профессиональное образование и опыт работы в соответствующем виде профессиональной деятельности. У железнодорожников профессиональное соответствие определяется медико-психологической экспертизой на этапе поступления на работу и затем в установленном плановом порядке.

В целях выявления динамики формирования личностного здоровья профессионала в процессе профессионализации и изучения особенностей влияния профессиональной деятельности на личностное здоровье к участию в исследовании были привлечены и студенты – будущие профессионалы обозначенных профессий.

Основное внимание было направлено на профессионалов первого типа, деятельность которых осуществляется в экстремальных условиях, где надёжность и безопасность являются не только необходимыми условиями для осуществления непосредственно самой деятельности, но и определяющими профессионально важными качествами. Именно к такому виду относится деятельность практически всех категорий специалистов железнодорожного транспорта, причём особый интерес вызывают профессии, встречающиеся только в этой отрасли: поездные диспетчеры и машинисты локомотива. 

Железнодорожный транспорт в России имеет особую социально-экономическую, политическую и культурную специфику, которая определяется его основными функциями: государствообразующей, системообразующей, территориально-интеграционной.

Специфика пространственно-географических характеристик производственной деятельности железнодорожного транспорта: протяженность производственного пространства; удаленность большинства предприятий отрасли от культурных центров страны; разнообразие климатических условий; многочисленность населения, неоднородного в экономическом, социальном, культурном, этническом плане; рассредоточенность предприятий определяет особенности профессиональной деятельности специалистов железнодорожного транспорта. К ним относятся: повышенная опасность (движущиеся объекты; ток высокого напряжения; экстремальные, непредвиденные ситуации на железнодорожном пути и т.д.); неблагоприятные условия труда (сверхнизкий или сверхвысокий температурный режим, вибрация движущихся объектов, шум); значительная доля тяжелого, малоквалифицированного ручного труда (особенно у работников путевого хозяйства); временные ограничения при выполнении графика движения поездов; непрерывность производственного цикла. Всё это характеризует высокие уровни интенсивности и напряжённости профессиональной деятельности, что уже само по себе является стрессогенным. Под влиянием этих факторов сформировалась и особая организационная культура, главной чертой которой является административно-командный стиль управления, характеризующийся: закрытостью; жесткой регламентацией служебных отношений; авторитарностью и директивностью стиля руководства; ритуальностью и традиционностью образа жизни железнодорожников. Результаты эмпирических исследований (Ю.Г. Семёнов, А.К. Максимов и др.) показывают в целом отрицательный индекс организационной культуры предприятий железнодорожного транспорта.

Анализ нормативных документов, регламентирующих деятельность операторов в системе ОАО «РЖД» и эмпирические исследования (Г.М. Грошев, С.С. Сергеев, Ю.Г. Семёнов, А.К. Максимов, Т.Н. Федоренко и др.) позволили сделать обоснованный вывод о том, что профессионально важные качества железнодорожных операторов в основе своей идентичны в силу общности основных задач деятельности – обеспечение надёжности и безопасности перевозок. К ним относятся качества личности, обеспечивающие надёжность и безопасность самих профессионалов с целью реализации основных задач деятельности: саморегуляция, эмоциональная устойчивость, стрессоустойчивость, социальная направленность. Безусловно, в структуре профессионально важных качеств этих специалистов существуют и специфические качества в связи с особенностями их деятельности: у поездных диспетчеров эти качества связаны с организацией и управлением движения на транспорте, а у машинистов локомотива – с управлением движущимся объектом - локомотивом. И здесь мы встречаемся с противоречием, которое в целом послужило основанием для организации исследования проблемы личностного здоровья профессионала.

С одной стороны, наличие данных ПВК в структуре личности (это подтверждается профессиональным психологическим отбором при устройстве на работу и регулярным плановым подтверждением профсоответствия) характеризует операторов как личностно здоровых профессионалов, поскольку эти качества являются одновременно и критериями личностного здоровья профессионала. Однако, с другой стороны, в данных видах профессиональной деятельности эти качества, как профессионально важные, являются средством, инструментом для реализации целей и задач деятельности, поэтому оказываются направленными на деятельность, а не на личность профессионала, т.е. на себя. Противоречие заключается в следующем. Обладая необходимым личностно-профессиональным ресурсом для формирования и собственного личностного здоровья, и реализации целей и задач деятельности, профессионалы в силу напряжённости, непрерывности деятельности, её жесткой иерархической организации оказываются настолько глубоко включёнными в эту деятельность (в сущности, принадлежат ей), что оказываются сами беззащитными перед ней. В этих условиях в большей степени актуализируется проблема обеспечения условий для формирования, сохранения и развития личностного здоровья профессионалов-железнодорожников.

Помимо этого, опираясь на психологический анализ профессиональной деятельности педагога (О.А. Абдуллина, Ю.П. Азаров, Б.А. Вяткин, В.И. Геницианский, З.Ф. Есарева, Н.В. Кузьмина, Л.М. Митина, В.А. Сластенин, Л.Ф. Спирин, А.И. Щербаков, Н.Е. Буланкина, В.Г. Иванов, В.Г. Казанская, Е.П. Крупник, Н.В. Кузьмина, А.К. Маркова, С.Д. Смирнов и др.) нами был определён ряд её специфических особенностей: полифункциональность; высокая вариативность условий выполнения профессиональных обязанностей; высокий уровень творчества в решении профессиональных задач; выраженная ориентация на ценность другого человека; педагогическая направленность. Соответственно, профессионально важными качествами педагога-профессионала являются: субъектность, направленность на самоактуализацию, саморазвитие, рефлексия, самоконтроль, когнитивные и коммуникативные способности, эмоциональная устойчивость.

Как видим, выявлено соответствие профессионально важных качеств личности, характеризующих эффективного профессионала независимо от типа его профессиональной деятельности и основных показателей его личностного здоровья: субъектная активность, саморегуляция, социальная направленность. Это, в свою очередь, позволяет сделать вывод о том, что личностного здоровья профессионалов и успешность профессиональной деятельности – взаимообусловленные феномены.

Опираясь на позицию Ю.П. Поваренкова, мы также считаем, что в основе детерминации личностного здоровья профессионала лежит объективное противоречие между человеком и обществом, между социально-профессиональными требованиями, условиями и реальными возможностями и притязаниями человека. Именно на основе данного противоречия человек формулирует свои собственные задачи профессионализации, в которых может учитываться или нет реальная ситуация, т.е. необходимо исходить только из потребностей человека или опираться и на его возможности. Тогда фундаментом для формирования личностного здоровья профессионала является соответствие человека предъявляемым требованиям профессиональной деятельности и то, насколько содержание этих требований устраивает самого человека. Разрешить это базовое противоречие возможно только в процессе профессионализации, главным образом непосредственно в процессе осуществления профессиональной деятельности.

В современной психологической литературе (Е.А. Климов, Э.Ф. Зеер, В.А. Бодров, Ю.К. Стрелков, А.К. Маркова, А.А. Деркач, Ю.П. Поваренков, Д.Н. Завалишина, Е.М. Иванова, Л.М. Митина, А.Р. Фонарёв и др.) процесс профессионального становления понимается как целостный динамически разворачивающийся во времени процесс, начиная от формирования профессиональных намерений до полной реализации себя в деятельности.

Весь процесс профессионализации принято разделять на этапы. В нашем исследовании выделяются 3 этапа профессионализации в контексте формирования личностного здоровья профессионалов: 1) этап адаптации – начало профессионального обучения (1-й курс), 2) ориентировочный этап – окончание профессионального обучения (5-й курс), 3) этап формирования профессионализма (от 5-летней деятельности).

Следуя логике нашего исследования вначале была обоснована комплексная стратегия исследования личностного здоровья профессионала, которая позволяет раскрыть предмет изучения в полной совокупности его объективно основных закономерностей, что в значительной степени содействует разработке целостных представлений о его содержании и принципах организации.

Если исходить из того, что личностное здоровье профессионала само по себе является очень сложной системой, то соотношение личностного здоровья профессионала и личности профессионала необходимо трактовать как отношения системы и метасистемы. Между тем, решению этого вопроса препятствуют традиционные представления о личностном здоровье как о «составляющей» личности, что с настоятельной необходимостью потребовало сформулировать положение о специфичности личностного здоровья профессионала как системы со встроенным метасистемным уровнем и своеобразии её связей с метасистемой, в качестве которой выступает личность.

Поясним. С одной стороны, личностное здоровье профессионала является относительно самостоятельной, сложноорганизованной системой, а с другой - оно выступает частью личности и входит в неё как в свою метасистему. Заметим, что подавляющее большинство личностных структур, образований, процессов, явлений, качеств могут выступать одновременно и в этом своем личностном статусе, и в функции факторов, детерминант личностного здоровья. Во втором случае все они начинают проявлять себя в качестве организаторов всех форм активности личности, объединяясь, синтезируясь по функциональному признаку — критерию.

Для раскрытия закономерностей структурной организации личностного здоровья профессионала был применён структурно-уровневый подход, реализация которого в теоретическом плане показала, что все пять значений общесистемного критерия дифференциации уровней – элементное, компонентное, субсистемное, системное и метасистемное соответствуют основным уровням структурной организации личностного здоровья профессионала. В этом критерии также содержатся средства для раскрытия и качественной определенности самих уровней и механизмов межуровневых взаимодействий и взаимопереходов между ними (А.В. Карпов).

Исследование уровней организации личностного здоровья профессионала позволило выявить их специфику. Сущность метасистемного уровня заключается в том, что на нем представлены собственно личностные образования (интересы, идеалы, установки, социальные роли личности, нормы и пр.) метасистемы - личности, которую характеризует личностное здоровье. Системный уровень образован всей совокупностью организованных в целостность факторов личностного здоровья профессионала. Субсистемный уровень представляет собой закономерную организацию основных подсистем личностного здоровья (внешней и внутренней детерминации, регулятивная, коммуникативная и когнитивная подсистемы, подсистемы самоактуализации и направленности, подсистемы ресурсов и деструкторов и внепрофессиональных видов деятельности), каждая из которых является синтезом качественно гомогенных и функционально сходных компонентов. Эти подсистемы выступают как самостоятельные психологические феномены сознания, отражающие разные психологические критерии личности. Сущность компонентного уровня состоит в том, что на нем локализованы отдельные состояния, качества и отношения личности. На элементном уровне представлены образования, которые, хотя и объективно необходимы для формирования состояний, качеств и отношений личности, но сами по себе еще недостаточны для этого – это категории свойств и условий. Первая из них имеет внутреннюю локализацию, а вторая - внешнюю, что в совокупности даёт достаточно полное описание элементных детерминант организации и регуляции всех форм активности личности (табл. 1).

Таблица 1

Соотношение значений общесистемного критерия дифференциации

уровней и основных уровней организации ЛЗП

Значения критерия

дифференциации уровней

Уровни организации личностного здоровья

профессионала

Метасистемное

Метасистемный (личностный)

Системное

Системный (уровень организации личностного

здоровья «как системы»)

Субсистемное

Уровень личностных подсистем

Компонентное

Уровень отдельных качеств и отношений личности

Элементное

Уровень свойств личности и условий, в которых

личность формируется

С целью проверки теоретического положения о том, что субсистемный уровень обладает особой ролью и наиболее выраженной специфичностью в общей организации личностного здоровья профессионала, было организовано эмпирическое исследование его содержания и структуры, в ходе которого установлено, что его состав образован как личностными подсистемами, так и подсистемами, обусловленными спецификой профессиональной деятельности.

К числу первых были отнесены компоненты личностного здоровья профессионала, которые, в соответствии с традиционной в психологии типологией, можно условно классифицировать на подсистемы: внешней и внутренней детерминации, когнитивные, коммуникативные и регулятивные, самоактуализации и направленности. Вместе с тем, всесторонне обосновано положение, согласно которому совокупность только этих подсистем не исчерпывает собой всего реального содержания субсистемного уровня личностного здоровья профессионала в целом и далеко не в полной мере раскрывает его специфику. В связи с этим нами посредством теоретического анализа были выделены подсистемы ресурсов и деструкторов. Важно отметить, что в таком качестве могут выступать и характеристики личности и характеристики профессиональной деятельности (условия труда, специфика организационной культуры, технологическая специфика и т.п.), которые, разумеется, не могут быть ни исключительно позитивными, ни однозначно негативными.

Следует отметить, именно определённая ситуативная выраженность или уровень развития тех или иных характеристик личности и профессиональной деятельности, как и взаимодействие этих характеристик, в целостном контексте жизнедеятельности личности может являться определяющим фактором их роли в формировании и развитии личностного здоровья профессионала. При этом обращаем внимание на то, что категория факторов ресурсного и деструктивного обеспечения достаточно полно соответствует всем подсистемам личностного здоровья, которые считаются в современной психологии личности базовыми. Отсюда следует, что подсистемы ресурсов и деструкторов приобретают как бы «распределенный характер», предстают в виде инверсионной формы всех других подсистем.

Кроме того, на основании анализа жизнедеятельности личности профессионала была установлена также в структуре субсистемного уровня подсистема внепрофессиональных видов деятельности, под которыми мы понимаем всю систему жизнедеятельности личности, за исключением профессиональной деятельности, и определяем её как главную и ведущую систему детерминант, исходную для формирования личностного здоровья профессионала. Заметим, что ситуативная выраженность определённых факторов этой подсистемы также может выступать в качестве ресурсов или деструкторов, способных как компенсировать недостаточную удовлетворённость профессиональной деятельностью в общей структуре личностного здоровья профессионала, так и наоборот, удовлетворённость профессиональной деятельностью может компенсировать неблагополучие в остальных сферах жизнедеятельности. Выявленные особенности подсистемы внепрофессиональных видов деятельности, с одной стороны, подтверждают распределённый характер подсистем ресурсов и деструкторов, а с другой характеризуют эти виды деятельности как смыслообразующие по отношению к профессиональным. Следовательно, подсистемы ресурсов, деструкторов и внепрофессиональных видов деятельности образуют качественно определенные подсистемы личностного здоровья профессионала.

Кроме того, представлено решение задачи определения общего, особенного и единичного выявленных подсистем по отношению к особенностям других компонентов личностного здоровья профессионала, которое доказывает, что:

1. Все они носят комплексный, синтетический характер; формируются и функционируют как продукты соорганизации ряда «первичных» характеристик, следовательно, выступают как качественно иной уровень организации всей системы личностного здоровья профессионала в целом.

2. Реализуя свою основную функцию – регулятивную, они могут быть направлены, как на «внешнюю», так и на «внутреннюю» деятельность. Во втором случае они трансформируются из регулятивных характеристик личности в саморегулятивные и реализуют свои функции в отношении собственно психических образований, структур и т.д.

3. Подсистемы личностного здоровья профессионала не могут быть локализованы и на предельно обобщённом системном уровне, так как будучи интегративными, они одновременно являются и дифференциальными и на этом основании не могут обладать статусом максимальной обобщенности, в связи с этим они выявляются на уровне основных подсистем личностного здоровья профессионала.

Следующей стояла задача верификации самостоятельности уровневого статуса субсистемного уровня, его несводимости к системному и компонентному уровням. Поскольку субсистемный уровень является частью личностного здоровья профессионала «как системы», то он и не может быть отождествлен с системным уровнем. Вторая же часть этой задачи была решена следующим образом.

1. Посредством метода многомерного корреляционного анализа установлено, что величины корреляций, определенные на общем массиве всех диагностированных параметров личностного здоровья профессионала, без их дифференциации на основные подсистемы (интерподсистемные корреляции), оказались статистически незначимыми, их достоверность варьировала в диапазоне =0,20…0,25. Корреляции между уровнями развития компонентов личностного здоровья профессионала, входящих в одни и те же подсистемы (интраподсистемные корреляции), напротив, практически всегда являются значимыми (на =0,80…0,90). Кроме того, на множестве связей интерподсистемного типа обнаруживается достаточно большая доля значимых отрицательных корреляций, что свидетельствует о наличии внутри системы личностного здоровья профессионала в целом не только интегративных, но и дезинтегративных тенденций. И наоборот, подавляющее большинство интраподсистемных связей оказались положительными, что является дополнительным свидетельством высокой степени когерентности подсистем личностного здоровья профессионала.

2. Методом факторных декомпозиций было доказано, что взаимодействие между компонентами, входящими в одни и те же подсистемы, является, как правило, статистически значимым и принадлежащим к так называемому «расходящемуся», то есть взаимоусиливающему типу. Взаимодействие же между компонентами, принадлежащими к разным подсистемам, в подавляющем большинстве случаев статистически незначимо. Данный результат также показывает что внутри подсистем имеет место более выраженная интеграция отдельных компонентов, что является ещё одним объективным подтверждением существования подсистем личностного здоровья профессионала, а следовательно, и доказательством уровневого статуса субсистемного уровня.

3. Решающим аргументом в пользу правомерности сформулированного предположения является следующий результат: дисперсии взаимодействия компонентов, принадлежащих к одним и тем же подсистемам, являются статистически значимыми и достаточно существенными. Дисперсии же взаимодействия компонентов, принадлежащих к разным подсистемам, являются в подавляющем большинстве случаев статистически незначимыми, хотя в последнем случае заметно более значимыми являются величины автономных дисперсий, которые соотносятся с тем или иным компонентом в отдельности. Данные результаты непосредственно указывают на то, что мера интегрированности компонентов внутри подсистем не только имеет высокое самостоятельное значение, но и статистически достоверно превышает аналогичную меру, рассчитанную между компонентами без их дифференциации на подсистемы, а это доказывает и само существование подсистем личностного здоровья профессионала.

Кроме того, все эти результаты доказывают, что интегрированность компонентов личностного здоровья профессионала в пределах подсистем статистически значимо выше, чем между ними. Эта интеграция приводит к формированию нового, дополнительного содержания каждой подсистемы, нередуцируемого к аддитивной совокупности входящих в них компонентов. А это значит, что субсистемный уровень организации личностного здоровья профессионала несводим к компонентному уровню его организации. Кроме того, это также означает, что личностное здоровье профессионала не может быть полно и адекватно раскрыто без учета категории подсистем личностного здоровья профессионала и без специального учета и изучения субсистемного уровня его организации.

При изучении компонентного уровня организации личностного здоровья профессионала основная исследовательская задача состояла в установлении тех закономерностей и феноменов, которые, возможно, существуют, но не описаны до сих пор. Так, в частности, обнаружен, изучен и теоретически проинтерпретирован механизм функционирования данного уровня, обозначенный как «механизм тройной синергии». Он заключается в том, что на компонентном уровне имеют место взаимодействие и взаимоусиление трех основных типов детерминации поведения и деятельности: аналитического (со стороны отдельных компонентов), агрегативного (со стороны их суммативного влияния) и структурного (со стороны интегративных эффектов, формирующихся в результате их синтезирования в целостные подсистемы). Данный механизм наиболее адекватен психологической природе здоровья в целом, поскольку именно эффекты синергии являются решающим средством повышения динамического потенциала любой системы, в том числе и личностного здоровья профессионала.

Следующему уровню организации личностного здоровья профессионала – системному – также присуща развернутая система специфических закономерностей, главными из которых являются обнаруженные в работе значимые структурные различия организации подсистем личностного здоровья профессионала в зависимости от уровня субъективного благополучия – основного интегративного критерия личностного здоровья профессионала.

Для решения задачи определения критериев личностного здоровья был проведён анализ трактовок понятия «здоровье» и теоретико-методологических подходов к изучению здоровья личности, позволивших выявить общность всех подходов в плане общей характеристики здоровой личности – субъективного благополучия (СБ), которое соответствует определению здоровья, предложенному Всемирной организацией здравоохранения: «состояние полного физического, душевного и социального благополучия». Факторы, влияющие на формирование субъективного благополучия, представляют собой детерминанты разного рода, уровня и обобщенности. Отмечается сложный характер взаимосвязей объективных и субъективных условий жизни, влияющих на субъективное благополучие личности. Различные уровни субъективного благополучия: материальный, личностный, социальный, профессиональный, физический и психологический оптимизируются в зависимости от актуальной жизненной ситуации. Невозможность усиления индекса благополучия в одной сфере часто замещается активностью и достижениями в другой. Вместе с тем, человек стремится к «глобальному» благополучию, которое для него принимает очевидные очертания в процессе становления личности. Таким образом, субъективное благополучие, как основной критерий личностного здоровья, представляет собой интегральное психологическое образование, включающее оценку и отношение человека к своей жизни и самому себе, характеризуется субъективностью, позитивностью и глобальностью измерения, уровень развития которого является объективным показателем выраженности личностного здоровья профессионала.

Уровень субъективного благополучия определялся нами по результатам методики ВОЗКЖ-100 в каждой студенческой профессиональной группе и на каждом этапе профессионализации отдельно, при этом методика «Удовлетворённость работой» предлагалась только профессионалам. Возможность использования для эмпирического изучения субъективного благополучия Всемирного опросника здравоохранения «Качество жизни» (ВОЗКЖ-100) определяется самим его содержанием, в котором субъективная оценка качества собственной жизни, её условий, здоровья респондентами была более подчеркнута, в отличие от их объективных показателей, а это, в соответствии с определением качества жизни Г.М. Зараковского, является показателем СБ (который идентичен принятому в нашем исследовании), а не качества жизни в его классическом понимании.

Таблица 2

Динамика показателей субъективного благополучия

Показатели СБ

Этап профессионализации

Благополучные

Неблагополучные

П

ДНЦ

МЛ

П

ДНЦ

МЛ

Удовлетворённость своей жизнью 

1-й курс

5-й курс

помощники

профессионалы

31,8

33,7

30,5

36

36,5

35,3

36,5

35,7

36,6

36,1

19,2

25,0

23,0

27,8

29,9

26,1

27,2

28,0

30,1

28,6

Удовлетворённость здоровьем 

1-й курс

5-й курс

помощники

профессионалы

33,0

31,3

30,6

35,4

36,6

34,1

36,3

35,6

36,6

36,8

22,6

24,6

24,6

27,9

30,3

24,7

29,7

28,2

27,2

26,8

Субъективная оценка качества жизни

1-й курс

5-й курс

помощники

профессионалы

24,2

24,9

22,9

26,7

27,0

24,8

26,7

25,5

26,0

25,6

23,0

20,1

17,3

22,4

22,5

20,3

21,9

21,4

21,2

20,3

Удовлетворённость работой

помощники

профессионалы

2,8

2,3

2,4

2,4

3,2

3,0

3,6

3,6

Примечание: П – педагоги, ДНЦ – поездные диспетчера, МЛ – машинисты локомотива; выделенные показатели у благополучных характеризуют наиболее высокий уровень, у неблагополучных – наиболее низкий.

Структура субъективного благополучия включает обобщённые компоненты: субъективную оценку качества жизни, удовлетворённость своей жизнью и удовлетворённость своим здоровьем, каждый из которых в свою очередь также имеет сложную интегративную структуру и определяется исходя из оценок шести крупных сфер: физические функции, психологические функции, уровень независимости, социальные отношения, окружающая среда и духовная сфера. Внутри каждой из сфер выделяется несколько составляющих ее субсфер более узких и конкретных аспектов жизни личности.

В соответствии с полученными результатами респонденты были сгруппированы в подгруппы: «субъективно-благополучные», «субъективно-неблагополучные» и «субъективно-неустойчивые» (далее по тексту «благополучные», «неблагополучные» и «неустойчивые»). При выделении двух первых подгрупп учитывались крайние показатели благополучия / неблагополучия соответственно: в группу «неустойчивые» вошли респонденты, получившие промежуточные результаты (табл. 2 и 3).

Таблица 3

Количественное соотношение подгрупп в зависимости от уровня СБ

Этапы профессионализации

Поездные

Диспетчера, %

Машинисты

Локомотива, %

Педагоги, %

Б

НБ

НУ

Б

НБ

НУ

Б

НБ

НУ

1-ый курс

40,3

32,8

26,9

32,7

40,8

26,5

35

11,8

52,9

5-ый курс

36

24

40

55

30

15

38,9

44,4

16,7

Помощники

28,3

12,5

58,3

Профессионалы

29,4

11,8

58,8

25

8,3

66,7

37,5

8,3

51,2

Примечание: Б – субъективно благополучные, НБ – субъективно неблагополучные, НУ – субъективно неустойчивые.

На основании анализа полученных структурограмм подсистем личностного здоровья профессионала были сделаны следующие основные заключения.

Первое. Несмотря на то, что состав подсистем в подгруппах благополучных и неблагополучных респондентов полностью идентичен, однако, организация подсистем в подгруппах существенным образом различается (матрицы интеркорреляций подсистем, на основе которых построены структурограммы, оказались статистически достоверно разнородными по критерию 2 (на =0,95), а это свидетельствует об их качественной гетерогенности). Отсюда следует, что изменение уровня личностного здоровья профессионала в значительной степени определяется собственными системными эффектами и механизмами интеграции основных подсистем личностного здоровья профессионала, а не только степенью развития отдельных подсистем, хотя это также имеет место.

Второе. Структурограммы благополучных и неблагополучных респондентов значимо различны и по общей степени их организованности. Полученный результат указывает на достаточно важный механизм личностного здоровья профессионала: в основе повышения уровня личностного здоровья профессионала лежит качественное переструктурирование совокупности его основных подсистем. Изменения уровня личностного здоровья профессионала определяются именно системными эффектами интеграции подсистем, что также доказывает качественную специфичность системного уровня.

Специфика исследования метасистемного уровня определялась своеобразием отношений данного уровня с ближайшим к нему системным уровнем – они оба должны обладать не столько качественными различиями, сколько принципиальным подобием основных закономерностей и механизмов. Как показало исследование, такое подобие существует и заключается в следующем.

Во-первых, если личностные качества (как основные «составляющие» метасистемы - личности) действительно, выступая в функции компонентов, встраиваются в личностное здоровье профессионала как систему, то динамика их структурной организации должна быть принципиально подобной динамике структурных перестроек на системном уровне. Данное предположение нашло свое подтверждение в практически линейной связи между степенью организованности личностных качеств и мерой организованности основных подсистем личностного здоровья профессионала. Динамика наиболее обобщенных индексов структуры личностных качеств и индексов структуры подсистем личностного здоровья профессионала фактически подобна.

Во-вторых, обнаружено, что целостные структуры личностных качеств в группах респондентов, качественно различающихся по степени удовлетворённости основными жизненными позициями, составляющими личностное здоровье профессионала, обладают аналогичными качественными различиями (статистически достоверными по критерию 2 на =0,95).

В-третьих, организованность этих структур значимо возрастает при возрастании уровня субъективного благополучия, следовательно, структурная организации личностных качеств выступает как действенный механизм обеспечения личностного здоровья профессионала: чем она выше, тем выше и уровень личностного здоровья профессионала.

В-четвертых, определение коэффициентов корреляционного отношения показало, что они являются статистически значимыми (=0,95) по отношению к детерминации личностными качествами подсистем личностного здоровья профессионала и незначимыми по отношению к детерминации подсистемами самих личностных качеств. Следовательно, личностные качества не только выступают в функции компонентов личностного здоровья профессионала, но и значимо детерминируют собой меру развитости подсистем. Это даёт основания считать, что они действительно встраиваются в сферу личностного здоровья профессионала, а уровень, на котором они исходно представлены метасистемный, одновременно выступает и собственным уровнем личностного здоровья профессионала.

При исследовании элементного уровня также была доказана правомерность его уровневого статуса. Во-первых, в теоретическом плане элементный уровень обладает качественной специфичностью потому, что он образован такими сущностями, которые, хотя и необходимы для формирования и функционирования компонентов личностного здоровья профессионала (свойствами и условиями), но сами по себе еще недостаточны для этого. Чтобы стать компонентами личностного здоровья профессионала, они должны обязательно обогатиться иными средствами, иным содержанием и, прежде всего, их осознанием (и субъектным принятием), знаниями способов их реализации и т.д. Во-вторых, уровень личностного здоровья профессионала непосредственно и статистически значимо (на =0,95) связан с уровнем субъективного контроля (УСК), который, как известно, выступает и предпосылкой, и проявлением меры осознания себя и других, а также мерой субъектного принятия внешних стимульных воздействий, то есть фактически ведущим операциональным средством трансформации элементов в компоненты. В-третьих, обнаружено, что между двумя основными «составляющими» такого важнейшего для личностного здоровья профессионала образования, как личностная тревожность (динамической и содержательной), существует статистически значимый коэффициент взаимодействия, а это непосредственно указывает на несводимость компонентного уровня к элементному, следовательно, и на самостоятельность уровневого статуса последнего.

Таким образом, полученные результаты доказывают существование у каждого из уровней личностного здоровья профессионала собственной качественной определенности, а следовательно, и их уровневого статуса; раскрывают совокупность их собственных закономерностей, особенностей, механизмов, феноменов, а также наличие закономерных взаимосвязей иерархического типа между ними.

Комплексное эмпирическое исследование основных структурных уровней организации личностного здоровья профессионала подтвердило положение о структурно-уровневом принципе его организации. Основу исследования составили сравнительный метод, методы многомерного корреляционного анализа, факторный, многофакторный дисперсионный анализ и др. Все указанные методы могут быть реализованы в комплексе друг с другом при обработке одних и тех же массивов эмпирических данных. Это создает основания для верификации результатов, полученных разными методами, и, соответственно, повышает степень обоснованности общих выводов исследования.

Закономерности генезиса личностного здоровья профессионала представлены в качестве результатов решения следующих основных задач: во-первых, определить общие и специфические закономерности формирования и развития личностного здоровья профессионала, с последующей верификацией на этой основе общетеоретической гипотезы о принадлежности этого формирования к системогенетическому типу; во-вторых, изучить генезис субсистемного уровня, выполняющего наибольшую функциональную роль в структуре личностного здоровья профессионала; в-третьих, выявить возможную специфику системогенеза личностного здоровья профессионала, обусловленную его принадлежностью к системам со встроенным метасистемным уровнем; в-четвертых, раскрыть конкретные феномены и эффекты генетического характера.

Общим результатом решения всех этих задач явилось доказательство принадлежности формирования и развития личностного здоровья профессионала к системогенетическому типу и их подчиненность основным принципам системогенеза, а также установление общих и специфических закономерностей генезиса личностного здоровья профессионала. Этот результат наиболее явно представлен по отношению к субсистемному уровню. Так, было установлено, что формирование подсистем личностного здоровья профессионала происходит на основе соподчиненного по отношению к нему уровня компонентного. На выборке благополучных представителей изучаемых профессий в зависимости от этапа профессионализации (n=120) были установлены следующие факты, вытекающие из данных, представленных в табл. 4.

Таблица 4

Интеграционные процессы и механизмы на субсистемном уровне ЛЗП 

Группы

Поездные диспетчеры

Машинисты

Педагоги

1-й курс

7 (49)

7 (71)

5 (79)

5-й (4-й) курс

7 (53)

7 (75)

5 (79)

Помощники машинистов

5 (76)

Профессионалы

3 (79)

5 (77)

5 (67)

Примечание: Всего измеряемых компонентов – 79; цифра за скобками количество субсистем ЛЗП; в скобках указано общее количество компонентов, вошедших во все факторы.

Процесс профессионализации характеризуется уменьшением количества факторов (подсистем), увеличением количества компонентов, входящих в состав этих факторов и увеличением удельного веса этих компонентов в факторах. Следовательно, в процессе генезиса личностного здоровья профессионала имеет место прогрессирующая интеграция внутриподсистемных компонентов и столь же прогрессирующая тенденция дифференциации компонентов, принадлежащих к различным подсистемам. Это означает, что в собственно генетическом аспекте, имеют место интеграция качественно гомогенных компонентов и их дифференциация от компонентов, принадлежащим к другим подсистемам. Полученный результат свидетельствует о том, что, во-первых, имеет место формирование подсистем как относительно самостоятельных целостностей в рамках общей системы личностного здоровья профессионала, во-вторых, ведущим механизмом этого выступает возрастающая интеграция качественно однородных компонентов.

Аналогичным образом были изучены связи и всех других пар соседних уровней. В частности, показано, что принципиально сходные закономерности интегративного и дифференцирующего типов характерны как для формирования, так и последующей организации основных подсистем личностного здоровья профессионала. Следовательно, генезис личностного здоровья профессионала в наиболее обобщенном виде представляет собой формирование уровневой структуры личностного здоровья профессионала как в аспекте наполнения конкретным содержанием каждого уровня, так и в аспекте формирования закономерных межуровневых взаимодействий между ними. Онтологически генезис личностного здоровья профессионала как системы это и есть генезис её уровневой структуры.

Таким образом, одну из ведущих ролей в генезисе личностного здоровья профессионала играют механизмы межуровневых взаимодействий соседних уровней, суть которых заключается в том, что под влиянием детерминации вышележащего уровня в нижележащий вносятся дополнительное содержание и дополнительная организация, в результате этого качественная определенность последнего подвергается закономерным трансформациям, возникают новые качественные особенности и характеристики, означающие переход на вышележащий уровень.

В целях выявления особенностей и закономерностей сравнительного генезиса отдельных подсистем личностного здоровья профессионала в процессе профессионализации была проведена серия исследований, организованная по методу «поперечных срезов» при участии благополучных респондентов всех изучаемых профессиональных групп (n=120).

Во-первых, обнаружено, что развитие отдельных подсистем характеризуется неравномерностью, проявляющейся в разных темпах их генетической динамики на разных этапах профессиогенеза. Выявлено, что практически нет ни одной подсистемы, динамика которой носит равномерный характер на всем исследованном диапазоне. Это позволяет считать, что неравномерность генезиса является общей чертой генезиса всех подсистем личностного здоровья профессионала (табл. 5).

Таблица 5

Степень сформированности основных подсистем ЛЗП (в %)

Субсистемы

Педагоги

Диспетчеры

Машинисты

Курс

1-й

5-й

П

1-й

5-й

Д

1-й

4-й

ПМ

М

1.Внутренней детерминации

22,4

11,9

14,3

2,3

25,6

14,3

33,3

28,6

30,9

2.Внешней детерминации

10,8

24,5

18,9

21,6

5,4

13,5

10,8

32,4

3.Когнитивная

29,4

17,6

11,8

23,5

23,5

4.Регулятивная

10,5

13,5

28,9

10,5

13,2

36,8

26,3

36,9

36,9

44,7

5. Коммуникативная

12,5

25

25

25

8,33

8,3

6. Самоактуализации

52

32

32

40

40

32

28

36

32

7. Направленности

25

40,6

22

6,25

21,9

34,3

21,9

12,5

37,5

8.Внепрофессиональных

видов деятельности

32

32

20

16

12

32

16

12

Примечание. Д – поездные диспетчеры, М – машинисты локомотива, ПМ – помощники машинистов локомотива, П – педагоги.

В табл. 5 представлены доли каждой субсистемы личностного здоровья профессионала в совокупности (по модулю в процентном соотношении от её полной выраженности) в тех факторах одной возрастной группы, в которых они доминируют. За 100 % принимается выраженность подсистемы. Например, степень развития подсистемы внутренней детерминации в профессиональной группе педагогов снижается к 5-му курсу, а затем немного повышается у профессионалов, у которых степень развития подсистемы внутренней детерминации достигает своего максимума к 5-му курсу. В профессиональной группе машинистов локомотива ситуация обратная: степень развития подсистемы внутренней детерминации резко достигает своего максимума к 4-му курсу, несколько снижается у помощников машинистов и опять повышается у машинистов локомотива. А степень развития подсистемы внешней детерминации немного понижается к 4-му курсу, резко возрастает у помощников машинистов, а у машинистов локомотива она вообще не определена в качестве значимой. Кроме этого, динамика степени развития подсистем носит не только неравномерный характер, но в ряде случаев характеризуется разным «знаком» на отдельных этапах профессионализации. Так, например, степень развития подсистемы направленности в профессиональной группе машинистов резко снижается при переходе от 4-го курса к помощникам машинистов, но затем резко возрастает при переходе от помощников машинистов к машинистам. Следовательно, неравномерность представлена не только в форме различий в темпах генетической динамики, но и в форме различий в направленности этой динамики на различных возрастных этапах профессионализации.

Во-вторых, обнаружен факт гетерохронности развития степени сформированности подсистем личностного здоровья профессионала. В частности, в профессиональной группе педагогов при переходе от 1-го курса к 5-му наиболее интенсивными темпами развиваются подсистемы внешней детерминации и направленности; у поездных диспетчеров в этот же период – подсистема внутренней детерминации и коммуникативная; у машинистов – внутренней мотивации, регулятивная и самоактуализации. На другом возрастном диапазоне – от 5-го курса к профессионалам – наибольшие темпы развития обнаруживаются уже у других подсистем: у педагогов – регулятивная, у диспетчеров – регулятивная, направленности и внепрофессиональных типов деятельности; у машинистов – внешней детерминации. Наличие гетерохронности объективно свидетельствует о существовании сензитивных периодов развития подсистем личностного здоровья профессионала.

В-третьих, динамика всех подсистем личностного здоровья профессионала является в достаточной степени согласованной. Так, развитие антагонистических по своей направленности подсистем, например подсистемы ресурсов и деструкторов характеризуется практически полной инверсией их формы и выраженности на разных этапах профессионализации.

В-четвертых, общей особенностью динамики подсистем личностного здоровья профессионала является то, что в целом она носит позитивный, то есть прогрессивный характер.

В-пятых, имеет место и ещё одна типичная для системогенеза закономерность «принцип одновременности закладки» основных компонентов системы, которая обнаруживается в том, что уже на первом профессиональном срезе выявляются практически все подсистемы личностного здоровья профессионала, хотя и в разной степени, которые в дальнейшем подвергаются той или иной трансформации.

В-шестых, в ходе профессионализации структуры подсистем личностного здоровья профессионала количественно и качественно значимо трансформируются. Следовательно, развитие личностного здоровья профессионала представляет собой не столько динамику степени сформированности его отдельных подсистем, сколько качественные изменения, перестройку содержания, характера их структуры.

Таким образом, генезис личностного здоровья профессионала подчиняется основным принципам системогенеза, причем в наибольшей степени это характерно для наиболее специфичного уровня именно для профессиональной деятельности субсистемного.

Далее были получены данные, подтверждающие предположение, согласно которому генезис личностного здоровья профессионала имеет и дополнительные специфические особенности, обусловленные своеобразием самого феномена. Так, руководствуясь тем, что личностное здоровье профессионала входит в состав целого ряда метасистем личности, профессиональной деятельности, социальной макро- и микросреды, было сформулировано предположение, согласно которому все метасистемы одновременно влияют на его генезис. Причем они, наряду с положительным влиянием, содержат в себе мощный деструктивный потенциал, а интегративным эффектом их влияния на личностное здоровье профессионала выступает формирование в его общей структуре относительно самостоятельной подсистемы – подсистемы деструкторов. Сравнительная динамика развития подсистем ресурсов и деструкторов представлена в табл. 6.

Таблица 6

Динамика соотношения ресурсов и деструкторов в

процессе профессионализации

Субсистемы

Педагоги

Диспетчеры

Машинисты

Курс

1-ый

5-ый

П

1-ый

5-ый

Д

1-ый

4-ый

ПМ

М

Ресурсы /

деструкторы

47/

32

45/

34

38/

29

37/

12

35/

18

41/

38

42/

29

38/

37

40/

36

42/

36

Примечание. Д – поездные диспетчеры, М – машинисты локомотива, ПМ – помощники машинистов локомотива, П – педагоги.

Анализ представленных результатов позволяет сделать следующие выводы.

1. Динамика развития ресурсной сферы в целом согласуется с уже имеющимися данными: выраженное доминирование ресурсов по отношению к деструкторам у студентов 1-х курсов независимо от специальности характеризует своего рода эйфорию в связи с поступлением в учебное заведение, освоение новой социальной роли – студент, гордость за себя и т.д., которая к моменту окончания учебного заведения заметно сглаживается и практически уравновешивается (равное соотношение ресурсов и деструкторов) у профессионалов.

2. Динамика развития деструкторов носит в значительной степени инвертированный характер по отношению к динамике ресурсов.

3. Динамика развития деструкторов выражена в большей степени, нежели динамика ресурсов.

4. Динамика развития деструкторов стабильно прогрессирует в профессиональных группах операторов, у педагогов же понижается именно у профессионалов; динамика развития ресурсов имеет свои особенности в каждой профессиональной группе: у педагогов стабильно понижается, у диспетчеров – немного понижается лишь к 5-му курсу и увеличивается у профессионалов; у машинистов аналогично понижается к 5-му курсу и постепенно повышается, начиная от помощников и переходя к машинистам.

5. Характер этих зависимостей неоднозначный: «зеркальный» у поездных диспетчеров: ослабление ресурса сопровождается усилением деструктора, что в итоге приводит к равномерному их распределению; «прямой» у педагогов: понижение ресурса сопровождается понижением деструктора; «неопределённый» у машинистов: некоторое понижение ресурсов у выпускников и помощников сопровождается повышением деструкторов у выпускников и дальнейшей их стабилизацией.

Таким образом, подтверждено предположение о том, что генезис системы деструкторов подчиняется определенным закономерностям, существенное влияние на формирование которых оказывает тип профессиональной деятельности.

Далее было осуществлено исследование роли, которую играет в генезисе личностного здоровья профессионала высший, метасистемный уровень, в результате которого были установлены две основные закономерности. Первая. В процессе профессионализации значимо увеличивается количество корреляционных связей между уровнем развития личностных качеств и сформированностью личностного здоровья профессионала. Вторая. Возрастает как число, так и значимость коэффициентов корреляционного отношения, которые свидетельствуют о детерминационной роли первых по отношению ко вторым. Данный факт непосредственно указывает на то, что уровень развития ряда основных личностных качеств (в частности, ценности, мотивация, локус контроля и др.), а также мера их структурной организации являются значимой детерминантой личностного здоровья профессионала.

Помимо этого, выявлен и проинтерпретирован ряд других, частных, но весьма значимых особенностей генезиса личностного здоровья профессионала. Во-первых, общий генезис личностного здоровья профессионала является внутренне дифференцированным, гетерогенным по своей психологической природе. Он представляет собой совокупное развитие частных генезисов подсистем личностного здоровья профессионала, для каждой из которых характерно наличие сензитивного периода. Во-вторых, установлен факт генетической относительности подавляющего большинства генетических закономерностей личностного здоровья профессионала. Установлено, что не только степень их выраженности, но даже сам их тип существенно трансформируется в зависимости от того или иного периода профессионализации. Так, в частности, если в начальный период профессионального обучения интерес к внешней стороне будущей профессии рассматривается в качестве ресурса, то в дальнейшем, если он сохраняет свою доминирующую значимость, оказывает уже преимущественно деструктивное влияние на «общее отношение к профессиональному обучению».

Доказано также, что формирование относительно более простых подсистем (внешней детерминации, коммуникативной, внепрофессиональных видов деятельности) соотносится, как правило, с более ранними периодами профессионализации, чем формирование относительно более сложных подсистем (внутренней детерминации, регулятивной, самореализации и направленности). Данная закономерность, по-видимому, опосредствуется и детерминируется генезисом собственно когнитивных характеристик формирующейся личности профессионала.

Таким образом, доказано, что общей закономерностью генезиса личностного здоровья профессионала является его принадлежность к системогенетическому типу развития, а новые и специфические закономерности этого генезиса определяются своеобразием особенностей структуры и содержания личности и основными особенностями профессиональной деятельности.

В ходе последующих этапов эмпирического исследования изучались специфика личностного здоровья профессионала в зависимости от типа профессиональной деятельности и этапа профессионализации, результаты которых представлены в качестве выводов в целом по исследованию.

Итак, в ходе теоретического анализа и эмпирического исследования нашли своё подтверждение все сделанные ранее предположения, которые позволяют сформулировать основные положения обобщённой психологической концепции личностного здоровья профессионала, суть которой состоит в теоретико-методологическом обосновании личностного здоровья профессионала как метакачества личности, проявляющегося одновременно и как психологическое явление, и как процесс, способствующий регуляции личностью её активности в организации и планировании профессиональной деятельности в контексте собственной жизнедеятельности в целом.

Содержание концепции личностного здоровья профессионала отражает следующие теоретико-методологические, структурно-содержательные и процессуально-функциональные аспекты.

1.Теоретико-методологические аспекты:

  • Содержательная сущность личностного здоровья профессионала может быть раскрыта наиболее адекватно и полно при условии применения к его исследованию метасистемного подхода, с использованием основных принципов субъектно-деятельностного, системно-генетического и личностного подходов.
  • Личностное здоровье профессионала принадлежит к системам со встроенным метасистемным уровнем. Это означает, что та метасистема, которая выступает онтологически первичной по отношению к нему и является более общей – это личность профессионала, в то же время оказывается функционально представленной в содержании самого личностного здоровья профессионала как системы, образуя аспект его собственного содержания.
  • Личностное здоровье профессионала необходимо рассматривать одновременно как психологическое явление, т.е. как целостную, сложную, интегративную, динамическую характеристику личности, и как психологический процесс по организации, регуляции всех видов личностной активности профессионала в направлении обеспечения качества и благополучия его жизнедеятельности в целом.
  • Формирование и развитие личностного здоровья профессионала осуществляется на основе принципов системогенеза и поэтому представляет собой в наиболее общем виде системогенез.

2. Структурно-содержательные аспекты

  • Личностное здоровье профессионала организовано на основе структурно-уровневого принципа и образует иерархию, включающую пять основных уровней: метасистемный, системный, субсистемный, компонентный и элементный.
  • Содержательное наполнение личностного здоровья профессионала включает подсистемы: внешней и внутренней детерминации, регулятивную, коммуникативную, когнитивную, самоактуализации, направленности, ресурсов, деструкторов и внепрофессиональных видов деятельности.
  • Критерии оценки личностного здоровья профессионала: субъективное благополучие; социальная направленность как включённость в определённое профессиональное и социокультурное сообщество; самоактуализация; специальное профессиональное образование и опыт профессиональной деятельности.

3. Процессуально-функциональные аспекты

  • Механизмы формирования и развития личностного здоровья профессионала: субъектная активность, саморегуляция, рефлексия.
  • Этапы формирования личностного здоровья профессионала: в условиях образовательных учреждений - адаптационный, ориентировочный; на производстве – формирующий, оценочный.
  • Функциональные закономерности личностного здоровья профессионала определяются двумя основными категориями детерминант – внешней и внутренней. Внутренняя категория обеспечивает формирование личностного здоровья как характеристики личности в целом и, соответственно, образована детерминантами собственно личностного плана: социальной направленностью, способностью к саморегуляции, стремлением к самоактуализации; внешняя категория включает факторы деятельностного плана: тип профессиональной деятельности и этап профессионализации и обеспечивает формирования личности профессионала и уровень профессионализма, а следовательно, и личностного здоровья профессионала.

В заключительной части исследования подведены итоги, обобщены его результаты, сформулированы основные выводы.

1. Личностное здоровье профессионала организовано на основе структурно-уровневого принципа и образует иерархию, включающую пять основных уровней: метасистемный, системный, субсистемный, компонентный и элементный. Такое решение является наиболее полным среди существующих в настоящее время подходов к решению данной проблемы, преодолевает их основной недостаток, состоящий в том, что здоровье человека как система изучается преимущественно с позиций парадигмы, предполагающей его исследование лишь на двух уровнях – относительно наиболее сложном (здоровье как система) и относительно наиболее простом (на уровне компонентов, качественный состав которых зависит от изучаемого типа здоровья человека).

2. В личностном здоровье профессионала реализованы основные характеристики иерархической, структурно-уровневой организации психических образований: существование у каждого уровня собственной качественной определенности, система закономерных межуровневых взаимодействий, а также наличие единого и инвариантного критерия дифференциации уровней.

3. Сущность метасистемного уровня заключается в том, что на нем представлены собственно личностные образования (интересы, идеалы, установки, социальные роли личности, нормы и др.) метасистемы - личность, которую характеризует личностное здоровье. Личность, как метасистема, встраиваясь в собственное содержание личностного здоровья профессионала, образует его высший уровень — метасистемный. Основным механизмом этого является то, что фактически любое личностное образование включает содержательную (когнитивную) и динамическую («энергетическую») составляющие. Тем самым оказывается возможным функциональное объединение этих личностных образований, которое и составляет содержание метасистемного уровня организации личностного здоровья профессионала.

4. Раскрыты сущность, состав и структура системного уровня, который образован всей совокупностью организованных в целостность факторов личностного здоровья профессионала. Это доказано, во-первых, принадлежностью личностного здоровья профессионала к системам со встроенным метасистемным уровнем и, во-вторых, тем, что сам системный уровень структурируется не из своих компонентов, а из их функциональных синтезов (из основных подсистем личностного здоровья). Система специфических психологических закономерностей, присущая системному уровню - это, прежде всего, качественная, принципиальная, различная именно в структурном плане организация подсистем личностного здоровья профессионала, обусловленная уровнем его развития.

5. Доказано, что особой ролью и наиболее выраженной специфичностью в общей организации личностного здоровья профессионала обладает субсистемный уровень, который образован закономерным сочетанием основных подсистем: внешней и внутренней детерминации; регулятивной, коммуникативной, когнитивной, самоактуализации и направленности, а также специфических подсистем: ресурсов, деструкторов и внепрофессиональных видов деятельности.

6. Сущность компонентного уровня состоит в том, что на нем локализованы отдельные состояния, качества и отношения личности. Установлена совокупность новых закономерностей, феноменов и особенностей компонентного уровня организации личностного здоровья профессионала, основным из которых, в частности, является «механизм тройной синергии». Данный механизм наиболее адекватен психологической природе здоровья в целом, поскольку именно эффекты синергии являются решающим средством повышения динамического потенциала любой системы, в том числе и личностного здоровья профессионала.

7. Дифференцирован также элементный уровень организации личностного здоровья профессионала, представленный такими психическими образованиями, которые, хотя и являются необходимыми для формирования компонентов личностного здоровья профессионала, но в то же время сами по себе они ещё недостаточны для этого – это категории свойств и условий. Первая соотносится с «внутренне локализованными» элементами и включает в себя всю совокупность свойств личности. Вторая имеет внешнюю локализацию и образована всей совокупностью элементов социальной среды, в которой личность непосредственно формируется и где происходит её становление и развитие. Эти категории, являясь онтологической базой для формирования компонентов личностного здоровья профессионала, обязательно должны либо дополниться представлениями о своих потребностях, направленности и особенностях собственной личности, либо быть осознанно принятыми, интернализованными и перейти тем самым из разряда внешних принудителей (условий) в разряд внутренних побудителей (компонентов личностного здоровья профессионала).

8. Дана комплексная психологическая характеристика специфических подсистем личностного здоровья профессионала, обозначенных как «подсистема ресурсов» и «подсистема деструкторов», сущностное различие которых заключается в их вкладе в достижение актуальных для личности потребностей, целей, ценностей, т.е. в их роли в обеспечении личностного здоровья профессионала. В качестве ресурсов и деструкторов выступают как характеристики личности, так и особенности профессиональной деятельности, выраженность, адекватность которых в контексте актуальной ситуации жизнедеятельности личности и является определяющим фактором в их влиянии на формирование личностного здоровья профессионала (ресурсном или деструктивном). В этой связи данные подсистемы приобретают как бы «распределенный характер», предстают как инверсионная форма всех других подсистем. Поэтому ресурсы и деструкторы, характеризуя целостную структуру личностного здоровья профессионала и являясь неотъемлемой её частью, формируют баланс, нарушение которого может привести к дезорганизации, разрушению его личностного здоровья и личности в целом. Следовательно, личностное здоровье профессионала обеспечивается сбалансированным «распределением» подсистем ресурсов и деструкторов на всех уровнях его структурной организации и в системе всех видов детерминант.

9. Подтверждено, что в структурах личностного здоровья профессионала всех субъективно-благополучных респондентов ресурсы и деструкторы сбалансировано «распределены» в системе направленности личности «интеграция-индивидуализация» на всех уровнях его структурной организации и в системе всех видов детерминант.

В структурах личностного здоровья субъективно-неблагополучных респондентов распределение ресурсов и деструкторов в системе направленности личности «интеграция-индивидуализация» наблюдаются следующие смещения:

- в профессиональной группе поездных диспетчеров: у 1-го курса в направлении индивидуализации, у выпускников и профессионалов – в направлении интеграции;

- в профессиональной группе машинистов локомотива на всех этапах становления профессионала в направлении индивидуализации;

- в профессиональной группе педагогов на всех этапах становления профессионала в направлении индивидуализации.

Таким образом, неблагополучие профессионала в управленческой деятельности, к которой относится профессиональная деятельность поездного диспетчера, а следовательно, и разрушение личностного здоровья, связано с чрезмерной интеграцией, включённостью поглощённостью профессионала деятельностью.

Неблагополучие же респондентов в тех видах профессий, деятельность в которых в большей степени осуществляется персонально (это профессии машиниста локомотива и педагога), а следовательно, и разрушение их личностного здоровья связано, наоборот, с чрезмерной индивидуализацией профессионалов, с акцентированностью на себе, как на определяющем субъекте деятельности.

Соответственно этому в психологическом сопровождении профессионала в направлении сохранения и развития его личностного здоровья должны обязательно учитываться полученные фактические данные.

10. Предложена новая интерпретация понятия «внепрофессиональные виды деятельности». Оно обосновано в качестве подсистемы личностного здоровья профессионала, образованной упорядоченным множеством гомогенных в определенном отношении компонентов, которые, нередко являясь терминальными по отношению к собственно профессиональным как инструментальным, обусловливают динамический потенциал первых. Внепрофессиональные виды деятельности в «широком» смысле способствуют формированию и развитию собственно потребности в профессиональной деятельности, выступая в этом случае как смыслообразующие по отношению к ней. В общей иерархии активности личности именно внепрофессиональные виды деятельности могут выступать как доминантные, поскольку локализуются на высших её уровнях и подчиняют себе собственно профессиональные виды активности.

11. Доказано и эмпирически обосновано положение, согласно которому формирование и развитие личностного здоровья профессионала подчиняется основным принципам системогенеза (неравномерности, гетерохронности, прогрессирующей интегрированности и дифференцированности системы и др.) и в силу этого в целом принадлежит к системогенетическому типу развития.

Установлено, что генезис личностного здоровья профессионала детерминирован взаимодействием целого ряда метасистем: личности, профессиональной деятельности, социокультурной среды, которые являются мощным источниками не только позитивного, но и негативного влияния. В силу этого и весь процесс генезиса личностного здоровья профессионала в процессе профессионализации представляет собой диалектическое единство и «борьбу» двух основных тенденций - тенденции к формированию личностного здоровья профессионала и тенденции к его разрушению.

Обнаружен ряд новых закономерностей генезиса личностного здоровья профессионала. Это, в частности, наличие у каждой из основных подсистем сензитивного периода; феномен негативной фиксации положительной доминанты; явление генетической относительности подавляющего большинства закономерностей генезиса личностного здоровья профессионала; феномен «опережающего формирования динамической составляющей образований личностного здоровья профессионала по отношению к содержательной» и др.

12. В качестве интегративного критерия личностного здоровья профессионала выступает субъективное благополучие, которое представляет собой интегральную динамическую систему субъективных отношений личности к различным аспектам своей жизни. Уровень субъективного благополучия существенным образом зависит от типа профессиональной деятельности, особенностей ее организации, условий труда, организационной культуры и этапа профессионализации – зрелости профессионала и уровня его профессионализма. А субъективное благополучие в свою очередь характеризует направленность личности на профессиональную или внепрофессиональную деятельность, служит индикатором взаимосоответствия / несоответствия профессиональной деятельности и личности.

13. Этап окончания учебного заведения – завершение базового профессионального образования является наиболее благополучным в плане удовлетворённости своей жизнью, состоянием здоровья и качеством жизни в целом, о чём свидетельствуют и наиболее высокий уровень субъективного благополучия у выпускников, и большее количество благополучных выпускников в целом независимо от типа профессиональной деятельности. Это характеризует сбалансированность уровня ожиданий выпускников и уровня «обещаний» перспектив, которые перед ними открываются.

14. Наиболее высокий уровень субъективного благополучия выявлен в профессиональной группе машинистов локомотива, о чём свидетельствуют количественные показатели субъективного благополучия на всех этапах профессионализации и количественное распределение респондентов в подгруппах (табл. 2 и 3). Это характеризует сбалансированность уровня удовлетворения потребностей личности и уровня требований деятельности – уровня необходимой включённости в деятельность.

15. Семантическим анализом отношения к профессии и к здоровью удалось выявить:

– выраженную однородность отношения к профессии и здоровью студентов-первокурсников и профессионалов независимо от уровня их субъективного благополучия, которая свидетельствует о приобщённости, защищённости первых семейной родительской средой, а вторых – профессиональной;

- разнонаправленность отношений к профессии и здоровью студентов-выпускников в зависимости от уровня их субъективного благополучия, которую можно объяснить тем, что от семейной среды они уже практически оторвались, а в профессиональную пока ещё не вошли.

Указанные факты требуют особенно пристального внимания со стороны руководителей и педагогов сферы профессионального образования, поскольку социальный заказ на подготовку специалистов не может считаться выполненным, если этот специалист приходит на производство тревожным, неустойчивым, «раздираемый» внутренними противоречиями. Особо следует отметить, что в современной экономике, промышленности, профессиональной социальной сфере времени на адаптацию молодого специалиста к условиям и специфике деятельности не предусмотрено, не существует как такового и самого понятия «молодой специалист» со всеми присущими ему правами и возможностями. Ключевым требованием, предъявляемым к выпускнику, является наличие профессионализма качества, формирующегося исключительно в процессе профессиональной деятельности.

16. Выявлено, что под влиянием особенностей, характеризующих определённый тип профессиональной деятельности, формируется профессионализм как условие личностного здоровья профессионала, который отражается:

- в уровне субъективного благополучия (наиболее высокий – в профессиональной группе машинистов локомотива, а наиболее низкий – в профессиональной группе педагогов);

- в количественной и качественной динамике уровней субъективного благополучия в процессе профессионализации (в профессиональной группе поездных диспетчеров с ростом профессионализации прямо пропорционально растёт количество субсфер, состоянием которых удовлетворены субъективно благополучные респонденты; в группе машинистов локомотива аналогичные количественные изменения колеблются от +1 до -1 (в пределах одного уровня); в группе педагогов динамика обратная поездным диспетчерам);

- в структуре и содержании субсистемного и системного уровней: у машинистов в структуре субсистемного уровня на всех этапах профессионализации выявлено взаимодействие подсистем внешней и внутренней детерминации и регулятивности и их амбивалентная роль в структуре личностного здоровья профессионала; кроме того, в структурах субсистемного и системного уровней машинистов выявлен фактор «самоактуализации – регулятивности», т.е. стремление к самоактуализации в этой профессиональной группе уравновешивается (ограничивается) саморегуляцией или, иначе говоря, регулируется самой личностью;

- у поездных диспетчеров в структуре субсистемного уровня первокурсников и профессионалов также присутствует фактор «самоактуализации – регулятивности», а у первокурсников и выпускников – внутренней / внешней детерминации;

- в структурах субсистемных уровней поездных диспетчеров и машинистов локомотива более значимую роль играет подсистема внутренней детерминации по сравнению с подсистемой внешней детерминации, а у педагогов, наоборот, – внешней;

- значимая уравновешивающая функция в структуре субсистемного уровня в профессиональной группе педагогов отведена подсистеме внепрофессиональных видов деятельности, эта подсистема представлена и в аналогичных структурах машинистов, и поездных диспетчеров, хотя её роль не настолько выражена, а функция амбивалентна;

- личностное здоровье профессионала (системный уровень) в профессиональной группе поездных диспетчеров обеспечивается преимущественно благодаря наличию подсистем регулятивности и самоактуализации, у педагогов – направленности и самоактуализации, в профессиональной группе машинистов локомотива – у студентов – благодаря наличию самоактуализации и регулятивности, у профессионалов – благодаря наличию подсистем самоактуализации и направленности;

- во взаимодействии субсистемного и системного уровней личностного здоровья на каждом этапе профессионализации;

- в содержании ресурсных и деструктивных подсистем.

17. В процессе становления профессионала его личностное здоровье претерпевает закономерные изменения, которые отражаются:

- в уровне субъективного благополучия (на этапе профессионального обучения – у студентов уровень субъективного благополучия выше, чем на этапе развития профессионализма);

- в качественной дифференциации респондентов (среди профессионалов доля субъективно-неблагополучных респондентов уменьшается, но существенно увеличивается доля субъективно-неустойчивых по сравнению со студентами);

- в отношении к профессии и здоровью (гомогенность смысловой сферы первокурсников и профессионалов и геетрогенность – выпускников, которая характеризует их отношение к профессии и здоровью);

- в сферах детерминации личностного здоровья профессионала (преимущественно внешняя детерминация у первокурсников, а внутренняя – у выпускников и профессионалов);

- в характеристиках личности (у профессионалов ниже уровень тревожности по сравнению со студентами, но выше осторожность; профессионалы меньше внимания уделяют внепрофессиональным видам деятельности и в меньшей степени стремятся к самоактуализации);

- личностное здоровье на первом этапе профессионализации – у первокурсников обеспечивается балансом потребности в саморегуляции и потребности в поддержке семьи, друзей – в стабильных близких социальных отношениях;

- личностное здоровье на завершающем этапе профессионального обучения – у выпускников – характеризуется балансом внутренних потребностей и внешних требований;

- личностное здоровье профессионалов характеризуется балансом потребности в личностной самореализации и стремлением к профессиональным достижениям.

18. Наибольшее количество характеристик личности, имеющих значимые различия, выявлены у студентов-выпускников, изменения эти касаются мотивационно-ценностной сферы личности и её направленности. На этом же этапе профессионализации обнаружен и наиболее высокий уровень субъективного благополучия. Это позволяет сделать вывод, что личность будущего профессионала претерпевает существенные изменения, прежде всего, в период подготовки профессионала, и именно эти изменения обеспечивают более высокий уровень его личностного здоровья, а следовательно, и его становление и развитие.

19. Определены следующие направления дальнейшего развития концепции личностного здоровья профессионала:

- изучение особенностей поэтапного развития личностного здоровья профессионала;

- построение вариативных моделей формирования личностного здоровья профессионала с учетом многообразия детерминирующих условий профессиональной и образовательной среды;

- разработка методик формирования и развития личностного здоровья профессионала;

- исследование взаимосвязи личностного здоровья профессионала и профессиональной успешности;

- исследование специфики личностного здоровья профессионалов во всём спектре типов профессиональной деятельности («человек-знак», «человек-природа», «человек-художественный образ» и т.д.);

- исследование специфики личностного здоровья в специфических социальных группах (у безработных; у лиц без определённого места жительства; у осужденных и др.).

Полученные результаты исследования обогащают научные представления о личности современного профессионала, расширяют арсенал средств, обеспечивающих психологическую готовность личности к профессиональной деятельности, способствуют развитию психологической теории и практики к конкретным условиям подготовки профессионала. Признание факта необходимости и возможности формирования личностного здоровья профессионала в ходе профессионального обучения свидетельствует о перспективности данного направления исследований. Безусловно, что теоретические и практические результаты диссертационной работы не исчерпывают всех аспектов рассматриваемой проблемы, однако они создают необходимые теоретико-методологические предпосылки для широкого спектра теоретических и прикладных исследований психологии личностного здоровья профессионала.

Рекомендации по использованию результатов

диссертационного исследования:

  1. В ходе разработки и внедрения новых моделей подготовки студентов учитывать необходимость и возможность формирования личностного здоровья профессионала непосредственно в период профессионального обучения.
  2. Внедрить в практику подготовки будущих профессионалов дисциплины психолого-педагогического цикла, обеспечивающие формирование личностного здоровья профессионалов.
  3. Использовать в практике профессиональной подготовки специалистов представленные в работе методики психологической диагностики личностного здоровья профессионалов в целях повышения качества его формирования в условиях образовательного учреждения.
  4. Разработать методические пособия и рекомендации по организации психологического обеспечения формирования, поддержания и развития личностного здоровья профессионала в условиях образовательных учреждений, для курсов повышения квалификации профессионалов, психологических служб с учётом не только специфики конкретных видов профессиональной деятельности, но и теоретических основ психологии личностного здоровья профессионала.

Основное содержание работы отражено в следующих публикациях:

Монографии:

1. Сокольская М.В. Личностное здоровье профессионала / М.В. Сокольская. – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2008. – 303 с. (19 п.л.)

2. Сокольская М.В. Личностное здоровье человека (теоретический аспект) / М.В. Сокольская. – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2007. – 204 с. (12,7 п.л.)

3. Сокольская М.В. Ценностные ориентации в структуре личности и деятельности подростков / М.В. Сокольская. – Хабаровск; Изд-во ДВГУПС, 2004. – 119 с. (7,4 п.л.)

Статьи в научных журналах перечня ВАК:

4. Сокольская М.В. Ценностное отношение к здоровью и профессии у работников системы железнодорожного транспорта / М.В. Сокольская, Е.С. Шемелина // Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке: науч.-теорет. журнал. – Хабаровск : Изд-во ДВГУПС, 2004. - №4. – С. 39-47. (0,4/0,4).

5. Сокольская М.В. К вопросу о саморегуляции как детерминанте субъектной активности личности / М.В. Сокольская // Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке. - №3 (15), 2007. – С. 29-36. (0,75 п.л.)

6. Сокольская М.В. Ценностная структура личности железнодорожников / М.В. Сокольская // Вестн. Бурят. ун-та. Сер. 10. Психология. Вып. 3. - Улан-Удэ: Изд-во Бурят. госун-та, 2006. – С. 166-177. (1 п.л.)

7. Сокольская М.В. Анализ личностной готовности к профессиональной деятельности студентов технического вуза / М.В. Сокольская // Ползуновский вестник. – 2006. - № 3/2. – С. 252-258. (1,0 п.л.)

8. Сокольская М.В. Психосемантический анализ отношения к здоровью операторов – поездных диспетчеров / М.В. Сокольская // Мир психологии. – Москва. - 2008. - № 3. – С. 197-205. (0,6 п.л.)

9. Сокольская М.В. Психосемантический анализ отношения к профессии операторов – поездных диспетчеров / М.В. Сокольская // Психологическая наука и образование. - 2007. – №4. - С. 52-61. (0,6 п.л.)

10. Сокольская М.В. Личностное здоровье профессионала / М.В. Сокольская // Вестник Российского государственного университета им. Иммануила Канта. Вып. 5. Сер. Педагогические и психологические науки. – Калининград: Изд-во РГУ им. И.Канта, 2009. – С. 21-30. (0,8 п.л.)

11. Сокольская М.В. Личностное здоровье человека: теоретический анализ (сообщение 1) / М.В. Сокольская // Сибирский психологический журнал. – Томск. - 2008. - № 29. – С. 69-74. (0,7 п.л.)

12. Сокольская М.В. Личностное здоровье специалистов в различных видах профессиональной деятельности (сообщение 2) / М.В. Сокольская // Сибирский психологический журнал. - Томск, 2008. – №30. – С. 110-114. (0,7 п.л.)

13. Сокольская М.В. Субъектная активность как условие личностного здоровья / М.В. Сокольская // Известия Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена: Общественные и гуманитарные науки (философия, языкознание, литературоведение, культурология, экономика, право, история, социология, педагогика, психология): Научный журнал. – СПб., 2008. –№ 11 (62). - С. 293-304. (1 п.л.)

14. Сокольская М.В. Личностное здоровье профессионала: актуальность исследования / М.В. Сокольская // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. – Ростов-н/Д, 2009. - № 1(149). – С. 108-114. (0,7 п.л.)

15. Сокольская М.В. Отношение к здоровью как социокультурный феномен / М.В. Сокольская // Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке. – Хабаровск, 2008. - №4 (20). - С. 37-44. (1,0 п.л.)

16. Сокольская М.В. Личные и профессиональные смыслы в структуре ценностно-мотивационной сферы машиниста локомотива / М.В. Сокольская, Н.М. Васева // Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке. – Хабаровск, 2009. – №4 (24). - С. 89 -96. (0,5/0,5 п.л.)

17. Сокольская М.В. Личностное здоровье в становлении профессионала / М.В. Сокольская // Вестник Бурятского университета. Сер. 10: Психология. - Улан-Удэ : Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2010. – С. 65-71. (0,8 п.л.)

18. Сокольская М.В. Динамика личностного здоровья в процессе становления профессионала/ М.В. Сокольская // Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке. – Хабаровск, 2012. (0,5 п.л.)

Статьи в научных журналах, коллективных монографиях и сборниках:

19. Сокольская М.В. Ценностные ориентации творческой личности / М.В. Сокольская // Теория и практика становления личностно–ориентированного обучения // Сб.тр.ХГИИК. - Хабаровск, 1996. – С. 150-154. (0,2 п.л.)

20. Сокольская М.В. Психическое и психологическое здоровье: анализ понятий / М.В. Сокольская // Психологическое здоровье дальневосточников / Коллективная монография под ред. К.И. Воробьёвой. - Хабаровск. Изд-во: ООП ДВИПиП, 2004. – С. 7-21. (1,1 п.л.)

21. Сокольская М.В. Методологические подходы к проблеме психического здоровья человека / М.В. Сокольская, Е.Ю. Рубанова // Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке : науч.-теорет. журнал. – Хабаровск : Изд-во ДВГУПС, 2004. - №1. - С. 43-50. (0,5/0,5п.л.)

22. Сокольская М.В. Анализ профессионально важных качеств машинистов локомотивов / М.В. Сокольская // Вестник Морского гос.ун-та. Серия Гуманитарные науки. Выпуск 6. – Владивосток: Изд-во МГУ им. адм. Г.И. Невельского, 2005. – С. 105-110. (0,4 п.л.)

23. Сокольская М.В. Психологические особенности поддержания здоровья / М.В. Сокольская // Теоретические и прикладные аспекты психологии развития: проблемы, решения, перспективы: сб. науч. тр. / под ред. И.С. Морозовой; ГОУ ВПО «Кемеровский государственный университет». – Кемерово: Кузбассвузиздат, 2007. – С. 66 – 71. (0,6 п.л.)

24. Сокольская М.В. Личностно-профессиональное становление специалиста в системе профессионального образования (на примере поездных диспетчеров) / М.В. Сокольская // Непрерывное образование: от методологии до практического воплощения: сб. науч. статей / под ред. С.А. Хмара, Е.В. Елисеевой. – Хабаровск: Изд-во ДВГГУ, 2007. – С. 180-185. (0,4 п.л.)

25. Сокольская М.В. Личностное здоровье специалиста / М.В. Сокольская // Личность и профессиональная деятельность: коллективная монография. В 2 т. - Т.2 / под общ. ред. Л.Г. Дикой, Т.Х. Невструевой. – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2008. - С. 82-94. (1 п.л.)

26. Сокольская М.В. Субъективное благополучие студентов – парадоксы особенностей профессионального образования / М.В. Сокольская // Гуманитарность современного образования: психолого-педагогические парадоксы: сб. науч. тр. / под ред. Л.Ф. Вязниковой, Г.П. Звенигородской. – Хабаровск : Изд-во ДВГГУ, 2009. – С. 139-150. (1 п.л.)

27. Сокольская М.В. Проблема влияния профессиональной деятельности на личность / М.В. Сокольская // Профессиональная подготовка кадров для социальной сферы: региональный аспект: коллект. моногр. / под ред. Т.Н. Мартыновой / ГОУ ВПО «Кемеровский гос. ун-ет». – Томск : Изд-во Томского гос. пед. ун-та, 2009. – С. 262-277. (1,2 п.л.)

Статьи и тезисы докладов:

28. Сокольская М.В. Особенности ценностных ориентаций студентов технического вуза / М.В. Сокольская // Методические проблемы повышения качества подготовки специалистов : материалы межвуз. науч.-метод. конф. – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2002. - С. 181-184. (0,3 п.л.)

29. Сокольская М.В. Взаимосвязь субъективного отношения к здоровью и субъективной оценки качества жизни / М.В. Сокольская, Е.С. Шемелина // Современные технологии - железнодорожному транспорту и промышленности: тр. 43-й всерос. науч.-практ. конф. : в 4т. / под ред. Ю.А. Давыдова – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2003. - С. 40-45. (0,25/0,25 п.л.)

30. Сокольская М.В. Качество жизни и психологическое здоровье в представлении студентов / М.В. Сокольская, Е.С. Шемелина // Психология и практика на Дальнем востоке : материалы 3-й науч.-практ. конф. – Хабаровск, 2003. – С. 97-105. (0,5/0,5 п.л.)

31. Сокольская М.В. Неслучайные размышления об отношении к здоровью и значении научной психологии для обыденного сознания / М.В. Сокольская // Культура педагогического труда в ХХ1 веке : материалы всерос. науч. конф. – Хабаровск, 2004. – С. 203-204. (0,2 п.л.)

32. Сокольская М.В. Профессиональное самоопределение как активность личности/ М.В. Сокольская // Современные технологии в высшем профессиональном образовании : материалы межрегион. науч. метод. конф. : в 2 т. / под ред. Б.Е. Дынькина. – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2004. - С. 204-209. (0,3 п.л.)

33. Сокольская М.В. Профессия и здоровье в ценностной структуре личности железнодорожников / М.В. Сокольская // Экономические, социокультурные, психологические проблемы развития железнодорожного транспорта: история и современность : материалы науч.-метод. конф. ОГУПС. - Омск, 2005. - С. 164-167. (0,2 п.л.)

34. Сокольская М.В. Психологические особенности деятельности поездных диспетчеров / М.В. Сокольская // Культурно-экономическое сотрудничество стран Северо-Восточной Азии: материалы междунар. симпозиума в 3 т. Т.2 / под ред. Т.И. Лаптевой, С.Е. Туркулец. – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2005. – С. 107-115. (0,5 п.л.)

35. Сокольская М.В. Особенности профессионального самоопределения студентов / М.В. Сокольская // Гуманитарный анализ состояния и перспектив развития высшего образования в России: материалы докладов науч.-практ. конф. – Сочи : Изд-во НОЦ РАО, 2005. – С. 134-139. (0,25 п.л.)

36. Сокольская М.В. Профессиональное самоопределение студентов / М.В. Сокольская // Прикладная психология как ресурс социально-экономического развития современной России : материалы межрегион. науч.-практ. конф. – М.: Изд-во МГУ им. М.В. Ломоносов, АНО УМО «Инсайт», 2005. – С. 351-356. (0,2 п.л.)

37. Сокольская М.В. Профессиональное здоровье как экономическая категория / М.В. Сокольская // Психология и практика на Дальнем Востоке : материалы III науч.-практ. конф. / под ред. К.И. Воробьёвой. – Хабаровск: ДВИПИП, 2001. – С. 71-80. (0,5 п.л.)

38. Сокольская М.В. История изучения безопасности операторского труда / М.В. Сокольская // Психология и практика на Дальнем Востоке : материалы IV науч.-практ. конф. / под ред. К.И. Воробьёвой. – Хабаровск: ДВИПИП, 2002. – С. 29-36. (0,5 п.л.)

39. Сокольская М.В. Ценностные ориентации и проблемы мотивации, удовлетворённости личности / М.В. Сокольская // Психология и практика на Дальнем Востоке : материалы V науч.-практ. конф. / под ред. К.И. Воробьёвой. – Хабаровск: ДВИПИП, 2003. – С. 132-137. (0,5 п.л.)

40. Сокольская М.В. Субъективное отношение к здоровью и качеству жизни студентов / М.В. Сокольская // Общество. Человек. Власть: перспективы взаимодействия : материалы науч.-практ. конф. / под ред. В.П. Дурина. – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2005. – С. 201-208. (0,4 п.л.)

41. Сокольская М.В. Профессиональное самоопределение студентов специальности «Организация перевозок и управление на железнодорожном транспорте» как этап профессионального пути личности / М.В. Сокольская // Современные технологии – железнодорожному транспорту и промышленности: труды 44-й всерос. науч.-практ. конф. / под ред. Ю.А. Давыдова. – Хабаровск : Изд-во ДВГУПС, 2006. - С. 74-83. (0,6 п.л.)

42. Сокольская М.В. Влияние уровня субъективного контроля на удовлетворённость деятельностью / М.В. Сокольская, Н.М. Васева // Высшая школа – важнейший государственный ресурс регионального развития: регион. межвуз. науч.–практ. конф. / под ред. Н.Н. Паранчер. – В 3 т. – Т.3. – Биробиджан: АмГУ БФ, 2006. – С. 98-105. (0,3/0,3 п.л.)

43. Сокольская М.В. Коммуникативная толерантность преподавателей и студентов / М.В. Сокольская, А.А. Макеева // Научно-технические проблемы транспорта, промышленности и образования: труды регион. науч.-техн. конф. творч. молодёжи. – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2006. – С. 121-125. (0,2/0,2 п.л.)

44. Сокольская М.В. Профессионально-важные качества личности машиниста локомотива / М.В. Сокольская // Психология и практика на Дальнем Востоке : материалы V науч.-практ. конф. – Хабаровск: ДВИПИП, 2005. - С. 143-150. (0,5 п.л.)

45. Сокольская М.В. Локус контроля как фактор стрессоустойчивости личности оператора / М.В. Сокольская // Личностный ресурс субъекта труда в изменяющейся России : материалы I междунар. науч.-практ. конф.- Кисловодск – Ставрополь – Москва: СевКавГТУ., 2006. – С. 588–592. (0,3 п.л.)

46. Сокольская М.В. Психологические аспекты проблемы поддержания профессионального здоровья / М.В. Сокольская // Управление качеством образования и интеграция вузов в международное образовательное пространство: сб. науч. тр. межрегион. науч.-метод. конф. В 2 т. Т. 1 / Под ред. Б.Е. Дынькина. – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2006. – С. 199-204. (0,3 п.л.)

47. Сокольская М.В. Динамика коммуникативной толерантности студентов / М.В. Сокольская // Психолого-педагогические проблемы повышения качества подготовки специалистов: материалы регион. науч.-метод. конф., 14-15 ноября 2006 г. – Владивосток: Изд-во ДВГТУ, 2008. – С. 204-208. (0,3 п.л.)

48. Сокольская М.В. Роль образа жизни в профилактике и укреплении здоровья специалистов / М.В. Сокольская // Личность в современном обществе: социализация, поведение, общение: материалы всерос. науч. конф. / Забайкал. гос. гум.-пед. ун-т. - Чита, 2007. – С. 170-174. (0,5 п.л.)

49. Сокольская М.В. Личностное здоровье в системе здоровья человека / М.В. Сокольская // Материалы научно-практических конгрессов III Всероссийского форума «Здоровье нации – основа процветания России». - Том 3, ч. 1 и 2. – ч. 2. - М., 2007. - С. 127-129. (0,2 п.л.)

50. Сокольская М.В. Культура здоровья как элемент культуры личности и общества / М.В. Сокольская // Психологическая культура личности как стратегия социально-образовательного развития региона: сб. докладов всерос. науч.-практ. конф. / под общ. ред. Т.А. Македон. – Биробиджан: Изд-во ДВГСГА, 2007. – С. 30-36. (0,4 п.л.)

51. Сокольская М.В. Субъективное благополучие личности профессионала / М.В. Сокольская, С.Б. Спидлен // Материалы IV съезда РПО. - Ростов-н/Д., 2007. – С. 276-278. (0,1/0,1 п.л.)

52. Сокольская М.В. Особенности субъективного благополучия личности в различных видах профессиональной деятельности/ М.В. Сокольская // Личность и профессия : тр. междунар. науч.-практ. конф. / под ред. К.И. Воробьёвой. – Хабаровск : Изд-во ДВГУПС, 2007. – Т. 7. – С. 202-208. (0,4 п.л.)

53. Сокольская М.В. Особенности проявления коммуникативной толерантности в различных типах профессиональной деятельности / М.В. Сокольская, А.А. Макеева // Личность и профессия : тр. междунар. науч.-практ. конф. / под ред. К.И. Воробьёвой. – Хабаровск : Изд-во ДВГУПС, 2007. – Т. 7. – С. 208-213. (0,15/0,15 п.л.)

54. Сокольская М.В. К вопросу о безопасности жизнедеятельности специалистов железнодорожного транспорта / М.В. Сокольская // Актуальные проблемы Транссиба на современном этапе. Кадровое и научно-техническое обеспечение процессов интеграции в мировую транспортную систему : материалы междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск, 2007. – С. 165-169. (0,1 п.л.)

55. Сокольская М.В. Субъектная активность как условие личностного здоровья человека / М.В. Сокольская // Актуальные проблемы психологии активности личности: матер. всерос. (заочной) науч.-практ. конф. с междунар. участием / под ред. С.Б. Малых, З.И. Рябикиной, Е.А. Белан, Е.В. Харитоновой. - Краснодар: КубГУ, 2008. – С. 301-306. (0,35 п.л.)

56. Сокольская М.В. Личностное здоровье человека / М.В. Сокольская // Психологическое исследование: теория, методология, практика, образование: сб. материалов II Сибирского психологического форума. – Томск: Томский гос. ун-т, 2007. – С. 456-458. (0,3 п.л.)

57. Сокольская М.В. Личность как основание психического здоровья субъекта жизнедеятельности / М.В. Сокольская // Психология XXI века Актуальные проблемы и тенденции развития: материалы междунар. науч.-практ. конф. / Пензенский филиал НОУ «МНЭПУ», «МГОУ», «ПГПУ» им. В.Г. Белинского; отв. ред. И.П. Шахова. – М.: Изд-во МНЭПУ, 2007. – С. 53-57. (0,5 п.л.)

58. Сокольская М.В. Мотивационно-ценностные детерминанты здоровья личности / М.В. Сокольская // Подготовка компетентного специалиста: реалии и перспективы: сб. науч. тр. по материалам регион. науч.-практ. конф. / под ред. Т.Т. Рыбаковой, Е.Н. Ткач. – Хабаровск: Изд-во ДВГГУ, 2008. - С. 95-104. (0,6 п.л.)

59. Сокольская М.В. Влияние профессиональной деятельности на личностное становление будущих специалистов / М.В. Сокольская // Проблемы интеграции российского образования в мировое образовательное пространство : материалы межрегион. науч.-метод. конф. / под ред. А.Н. Гануса. – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2008. - Т. 2. – С. 249-255. (0,4 п.л.)

60. Сокольская М.В. Личностное здоровье в структуре компетентности будущего специалиста / М.В. Сокольская // Образование и глобализация: материалы Третьей Байкальской междунар. конф. – Улан-Удэ: Изд-во Бурятского госун-та, 2009. – Ч.II. – С. 91-93. (0,3 п.л.)

61. Сокольская М.В. Психологическое здоровье: анализ понятия / М.В. Сокольская // Психологическое здоровье подрастающего поколения: проблемы и пути решения : материалы междунар. науч.-практ. конф. / сост. И.А. Еремицкая. – Астрахань : Изд. дом «Астраханский университет», 2009. – С. 61-65. (0,35 п.л.)

62. Сокольская М.В. Субъективное благополучие как фактор профессиональной успешности / М.В. Сокольская // Комплексное развитие юга Дальнего Востока России: материалы всерос. науч.-практ. конф. / под ред. В.П. Дурина. – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2009. – С. 134-138. (0,4 п.л.)

63. Сокольская М.В. Психологическое здоровье нации – приоритетное направление государственной политики / М.В. Сокольская // Системный подход в вопросах формирования молодёжной политики со стороны общества и государства: тр. всерос. науч.-практ. конф. / под ред. В.В. Рожковой. – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС, 2010. – Т. 2. – С. 268-273. (0,25 п.л.)

64. Сокольская М.В. Роль личностного здоровья в становлении профессионала / М.В. Сокольская // Высшее профессиональное образование в России и Китае: наука и практика в региональном и межкультурном пространстве : материалы междунар. науч.-практ. конф., посвящённой году китайского языка в России. – Благовещенск: Амурский гос.ун-т., 2010. – С. 205-210. (0,3 п.л.)

65. Сокольская М.В. Личностное здоровье и профилактика профессиональных рисков / М.В. Сокольская // Психология здоровья: спорт, профилактика, образ жизни : сб. материалов всерос. науч.-практ. конф. – М.: МГППУ, 2011. - С. 315-318. (0,3 п.л.)

66. Сокольская М.В. Методологические основания исследования личностного здоровья профессионала / М.В. Сокольская // Проблема здоровья личности в теоретической и прикладной психологии : материалы междунар. науч.-практ. конф. / Под ред.Н.А. Кравцовой. – Владивосток : Мор. гос. ун-т им. адм. Г.И. Невельского, 2011. – С. 52-63. (0,6 п.л.)

67. Сокольская М.В. Метасистемный подход к решению проблемы личностного здоровья профессионала / М.В. Сокольская // Материалы V съезда РПО, 14-18 февраля 2012. - М.: Изд-во МГУ им. М.В. Ломоносова. (0,1 п.л.)




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.