WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Хачатурова Милана Радионовна

ЛИЧНОСТНЫЕ ПРЕДИКТОРЫ СОВЛАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ В СИТУАЦИИ МЕЖЛИЧНОСТНОГО КОНФЛИКТА

Специальность 19.00.01 - Общая психология, психология личности, история психологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва - 2012

Работа выполнена в Национальном исследовательском университете «Высшая школа экономики» на кафедре общей и экспериментальной психологии факультета психологии

Научный консультант: Болотова Алла Константиновна, доктор психологических наук, профессор

Официальные оппоненты: Толстых Наталия Николаевна, доктор психологических наук, профессор, заведующая кафедрой социальной психологии развития факультета социальной психологии Московского государственного психолого-педагогического университета Бабаева Юлия Давидовна, кандидат психологических наук, доцент, старший научный сотрудник факультета психологии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова

Ведущая организация: Институт психологии Российской Академии Наук

Защита состоится «24» апреля 2012 года в 16:30 часов на заседании диссертационного совета Д 212.048.03 при Национальном исследовательском университете «Высшая школа экономики» по адресу 109316, г. Москва, Волгоградский проспект, д.46Б, ауд. 210.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» по адресу 101000, г. Москва, ул. Мясницкая, д.20.

Автореферат разослан « » марта 2012 года.

Ученый секретарь диссертационного совета Молчанова Ольга Николаевна

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Постоянно усложняющиеся процессы, происходящие в современном обществе, нестабильность и непредсказуемость социальной ситуации приводят к росту напряженных ситуаций во многих сферах жизни человека. Одним из ключевых способов выхода из трудных жизненных ситуаций является совладающее поведение личности. Оно представляет собой поведенческие, когнитивные и эмоциональные действия человека, предпринимаемые им для преодоления трудных ситуаций и адаптации к возникшим обстоятельствам [Folkman, Lazarus, 1998].

В психологии проблематика совладающего поведения разрабатывается, начиная со второй половины XX века, и рассматривается в различных контекстах. Наибольшее количество исследований в зарубежной психологии посвящено характеристикам поведения человека в различных трудных ситуациях, а также социальным, кросс-культурным и другим особенностям копинга [Heim, 1988; Endler, Parker, 1990; Skinner, 1995; Amirkhan, 1999;

Frydenberg, 2004; Kraai, 2010 и др.]. В некоторых исследованиях акцентируются когнитивные аспекты совладания [Lazarus, 1993; Folkman, Moskowitz, 2000].

В отечественной психологии совладающее поведение активно изучается последние два десятилетия. Исследования посвящены изучению профессиональных, медицинских, социальных и других особенностей копингповедения [Анцыферова, 1994; Нартова-Бочавер, 1997; Дементий, 2004; Хазова, 2004; Крюкова, 2005; Бодров, 2006; Ялтонский, Сирота, 2008 и др.].

Совладающее поведение наиболее ярко проявляется в конфликтных ситуациях. Развиваясь на различных уровнях - внутриличностном, межличностном, межгрупповом и т.д., конфликт в большинстве своем имеет негативные последствия как для отдельного человека, так и для социального окружения в целом.

Проблеме межличностных конфликтов, причинам возникновения конфликтных ситуаций и способам их разрешения посвящен ряд работ отечественных и зарубежных психологов. Теоретические и практические исследования касаются структуры, динамики, причин конфликтных взаимодействий [Мерлин, 1970; Петровская, 1977; Кудрявцев, 1997; Анцупов, Шипилов, 1999; Гришина, 2004; Хасан, Сергоманов, 2004; Deutsch, 1973;

Boulding, 1975; Thomas, 1976; Dahrendorf, 1988; Petrosky, Birkimer, 1998 и др.].

В отечественной психологии исследования конфликтов во многом посвящены их особенностям в определенных возрастных и социальных группах, организационным конфликтам [Запесоцкая, 2006; Поздняков, 2006 и др.]. Однако можно отметить недостаток исследований в области изучения взаимосвязи совладающего поведения и конфликтных ситуаций. В то время как конфликтные взаимодействия остаются одной из наиболее актуальных тем современной психологической науки, особенности выбора копинг-стратегий в конфликте малоизученны [Юрасова, 1996; Кишко, 2003].

Из всего многообразия типов конфликтных ситуаций объектом нашего исследования стал межличностный конфликт, под которым мы понимаем противоречие, обусловленное противодействием людей друг другу, в котором происходит столкновение целей, интересов сторон, а также в нем выражено реальное соперничество его участников [Алексеева, 1983].

В последнее время многими зарубежными и отечественными авторами совладающее поведение человека в трудных, конфликтных, ситуациях рассматривается с точки зрения так называемого «ресурсного подхода», предполагающего наличие у человека определенных особенностей, помогающих ему преодолевать возникшие трудности [Хазова, 2004; Бодров, 2006; Водопьянова, 2009; Старченкова, 2009; Holahan, Moos, 1987; Hobfoll, Lerman, 1988; Taylor, 1995; Folkman, Lazarus, 1998; Frydenberg, 2004 и др.].

В нашей работе совладающее поведение личности в ситуации межличностного конфликта рассматривается как результат взаимодействия личностных ресурсов человека и условий конфликтной ситуации.

Определенные личностные ресурсы могут являться предикторами выбора копинг-стратегий в конфликте. Копинг-стратегии - это способы поведения человека в трудной ситуации, возникшие в ответ на воспринимаемую угрозу.

Проведенный анализ отечественной и зарубежной литературы позволяет предположить, что выбор копинг-стратегий в конфликте может быть рассмотрен в связи с такими личностными ресурсами как: временная перспектива [Epel et al., 1999; Zimbardo, Boyd, 1999; Brissette et al., 2002 и др.];

жизнестойкость [Леонтьев, Рассказова, 2006; Williams et al., 1995; Khoshaba, Maddi, 1999; Harvey, 2006; Esschleman et al., 2010 и др.]; самоэффективность [Гордеева, 2002; Шепелева, 2008; Bandura, 1989; Schunk, 1991; Schwarzer, Jerusalem, 1995; Nicholls et al., 2010 и др.]; мотивация достижения [Гордеева, 2002; Skinner, Edge, 2002; Thompson, Gaudreau, 2008 и др.]; мотивация аффилиации [Дементий, 2004; Кузнецова, 2006; Folkman, Lazarus, 1998; LevyShiff et al., 1998 и др.]; локус контроля [Крюкова, 2004; Битюцкая, 2007; Judge, Bono, 2001; Masters, Wallston, 2005; Caplan, Schooler, 2007 и др.].

Необходимо отметить, что эти личностные предикторы наилучшим образом характеризуют поведение человека в преодолении конфликтной ситуации. Тем не менее, в современной психологической литературе можно отметить недостаток исследований, посвященных изучению связи некоторых из личностных предикторов в их совокупности с совладающим поведением в конфликте.

Таким образом, целью данной работы является изучение личностных предикторов совладающего поведения человека в ситуации межличностного конфликта.

В качестве гипотезы исследования нами выдвинуто предположение о том, что такие личностные ресурсы как временная перспектива, жизнестойкость, самоэффективность, характеристики мотивации, а также локус контроля выступают предикторами выбора стратегий совладания в ситуации конфликта. Направленность временной перспективы на будущее, выраженная жизнестойкость и самоэффективность в конфликтной ситуации, стремление к достижению успеха, потребность в аффилиации, а также интернальность связаны с выбором адаптивных стратегий совладания. Другие совокупности личностных ресурсов связаны с неадаптивным совладанием с конфликтом.

Необходимо отметить, что в преодолении конфликтной ситуации особую роль играет самоэффективность, то есть вера человека в свои способности справиться с конфликтом [Bandura et al., 2001]. Поэтому дополнительной гипотезой нашего исследования является предположение о том, что конструктивность совладающего поведения в конфликте может быть определена через самоэффективность личности. Выраженная самоэффективность в конфликтной ситуации связана с выбором адаптивных вариантов стратегий совладания.

В соответствии с целью и гипотезами в работе поставлены следующие задачи:

1. Систематизировать накопленные в отечественной и зарубежной психологии данные о состоянии проблемы совладающего поведения.

2. Выявить определенную совокупность личностных предикторов выбора адаптивных копинг-стратегий в конфликте.

3. Раскрыть характеристики выбора типов стратегий совладания у лиц с различным уровнем конфликтности.

4. Определить гендерные и возрастные особенности совладающего поведения личности в ситуации межличностного конфликта.

5. Выявить связь самоэффективности личности в конфликтной ситуации и выбора адаптивных стратегий совладающего поведения.

6. Разработать практические рекомендации и программу психологического тренинга «Совладающее поведение в конфликтной ситуации».

Объект исследования - совладающее поведение человека, а предметом исследования выступили личностные предикторы совладающего поведения человека в ситуации межличностного конфликта.

Теоретико-методологическую основу проведенного исследования составили: положения субъектно-деятельностного подхода (С.Л.Рубинштейн, К.А.Абульханова-Славская), теории совладающего поведения (Л.И.Дементий, Л.И.Анцыферова, Т.Л.Крюкова, J.Amirkhan, E.Heim, S.Folkman, R.Lazarus и др.), концепции жизненного пути и жизненных стратегий личности (С.Л.Рубинштейн, Б.В.Зейгарник, К.А.Абульханова-Славская, А.К.Болотова, Е.И.Головаха, А.А.Кроник, K.Lewin, F.Zimbardo и др.), подходы к изучению личностных предикторов, определяющих выбор копинг-стратегий в трудных жизненных ситуациях (Т.О.Гордеева, Д.А.Леонтьев, A.Bandura, C.Carver, D.Khoshaba, S.Maddi, E.Skinner, R.Schwarzer и др.), а также отечественные и зарубежные принципы понимания межличностного конфликта (Л.А.Петровская, Н.В.Гришина, А.Я.Анцупов, Н.И.Леонов, J.Birkimer, K.Thomas, M.Petrosky и др.).

Методы и методики исследования. Для решения поставленных задач и проверки выдвинутых гипотез применялись сравнительно-теоретический анализ литературы по изучаемой проблематике и комплекс методик: методика Ф.Зимбардо на определение типа временной перспективы личности (в адаптации А.Сырцовой), опросник жизнестойкости С.Мадди (в адаптации Д.Леонтьева, Е.Рассказовой), опросник общей самоэффективности Р.Шварцера и М.Ерусалема (в адаптации В.Г.Ромека), методика определения мотивации успеха или избегания неудач А.Реана, опросник на определение мотивации аффилиации А.Мехрабиана, опросник, выявляющий уровень субъективного контроля Дж.Роттера (в адаптации Е.Ф.Бажина, Е.А.Голынкиной, Л.М.Эткинд), методика рисуночной фрустрации С.Розенцвейга для определения конфликтности личности и методика на выявление типов копинг-стратегий Э.Хайма.

Кроме того, в исследовании использовалось полуструктурированное интервью, разработанное нами с целью определения механизмов успешного и неуспешного совладания у респондентов, выбравших наиболее адаптивные и наиболее неадаптивные стратегии поведения.

Для статистической обработки данных применялась программа SPSS 14.(описательные статистики, критерии различий, однофакторный дисперсионный, корреляционный, регрессионный и кластерный анализ).

Эмпирическую базу исследования составили студенты 1-3 курсов гуманитарных и технических вузов г. Москвы (n=92), работники организаций различной направленности, являющиеся сотрудниками среднего и низшего звена (n=114) и руководителями высшего звена (n=44), а также неработающие респонденты (n=81). Всего в исследовании приняли участие 331 человек.

Научная новизна исследования состоит в следующем:

рассматриваемые в исследовании личностные ресурсы (временная перспектива, жизнестойкость, самоэффективность, характеристики мотивации, а также уровень субъективного контроля) и степень их выраженности впервые выступили в этой совокупности как предикторы эффективного преодоления человеком трудных ситуаций;

эмпирически доказана связь личностных ресурсов с выбором стратегий совладания и создана типология совладающего поведения в конфликте.

Результаты проведенного исследования позволили выделить четыре личностных типа, которые показывают, что ключевыми особенностями в выборе стратегий совладания с конфликтной ситуацией являются направленность временной перспективы и жизнестойкость. Временная перспектива, направленная на будущее, а также выраженная жизнестойкость являются предикторами выбора адаптивных стратегий совладания;

в результате проведенного исследования выявлены основные стратегии совладающего поведения личности в ситуации межличностного конфликта, раскрыты особенности выбора стратегий совладания с точки зрения конфликтности человека, а также определена гендерная и возрастная специфика совладающего поведения в конфликте;

в исследовании впервые показана возможность прогнозировать конструктивность совладающего поведения в конфликте через ситуативную самоэффективность человека;

разработаны практические рекомендации и программа психологического тренинга по развитию навыков совладающего поведения личности в ситуации межличностного конфликта.

Теоретическая значимость результатов исследования состоит в том, что:

теоретически и эмпирически обоснован новый подход к исследованию проблематики совладающего поведения человека с межличностным конфликтом, заключающийся в рассмотрении основных личностных предикторов выбора копинг-стратегий, а также в обусловленности данного выбора условиями конфликтной ситуации;

внесен вклад в решение задач изучения совладающего поведения через выделение совокупности определенных личностных ресурсов, степень выраженности которых рассматривается в качестве предиктора выбора человеком наиболее адаптивных стратегий преодоления трудных жизненных ситуаций;

выявленные сочетания предикторов выбора копинг-стратегий в конфликте позволяют описать качественное своеобразие личностных типов совладающего поведения;

полученные результаты показывают, что важную роль в выборе адаптивных копинг-стратегий в конфликтной ситуации играют временная перспектива и жизнестойкость, что позволяет рассматривать их в качестве компонентов поведенческого потенциала личности в преодолении и других трудных жизненных ситуаций;

представленный в работе теоретический и эмпирический материал имеет определенный интерес для исследования методов и средств формирования адаптивного совладающего поведения.

Практическая значимость результатов исследования состоит в том, что апробированный в работе комплекс методик может быть применен в психологической диагностике и практике психологического консультирования в области профессиональной ориентации и подбора кадров. Используемые в работе методики позволяют осуществлять прогноз профессиональной пригодности и успешности в тех сферах деятельности, где имеется высокий риск возникновения конфликтных ситуаций. Результаты проведенного исследования также могут быть использованы в работе с межличностными конфликтами в области семейного консультирования и бизнесконсультирования.

Материал исследования может являться основой для разработки ряда практических, профилактических и коррекционных рекомендаций по эффективному совладающему поведению в межличностных конфликтах, а также для проведения психологического тренинга.

Полученные данные могут быть использованы в учебных курсах по общей, возрастной и социальной психологии (раздел «Психология конфликтного поведения»), психологии личности, семинарах по проблемам совладающего поведения в трудных жизненных ситуациях.

Положения, выносимые на защиту:

1. Совокупность определенных личностных ресурсов (временная перспектива, жизнестойкость, самоэффективность, характеристики мотивации, уровень субъективного контроля) и степень их выраженности выступает в качестве предиктора выбора адаптивных стратегий совладания с конфликтной ситуацией.

2. В совладании с межличностным конфликтом выделяются четыре личностных типа - зависимый, устойчивый, негативный и диффузный, демонстрирующие различные способы совладающего поведения.

Важными факторами в выборе стратегий совладания являются временная перспектива и жизнестойкость. Временная перспектива, направленная на будущее, связана с выбором адаптивных стратегий поведения. Высокие показатели жизнестойкости связаны с выбором адаптивных когнитивных стратегий, слабо выраженная жизнестойкость является предиктором выбора неадаптивных эмоциональных стратегий.

3. Конструктивность совладающего поведения в конфликтной ситуации может быть определена через самоэффективность личности в конфликте, которая связана с предпочтением адаптивных вариантов эмоциональных и поведенческих стратегий совладания и отказом от выбора неадаптивных когнитивных стратегий.

Надежность и достоверность результатов исследования обеспечиваются непротиворечивостью теоретических концепций, лежащих в основе исследования, соответствием комплекса используемых методик целям, задачам и гипотезам исследования, валидностью и надежностью используемых методик, достаточным объемом выборки, корректным применением статистических методов анализа при обработке данных.

Апробация результатов исследования. Результаты исследования обсуждались на методологических семинарах кафедры общей и экспериментальной психологии Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». Теоретические и эмпирические положения исследования включены в содержание учебных курсов «Социальная психология», «Психология семейных отношений», «Общая и социальнополитическая психология» для студентов НИУ ВШЭ.

Результаты исследования докладывались на Международной научной конференции по изучению индивидуальных различий (Лондон, 2011), Международной конференции по поведенческим, когнитивным и психологическим наукам (Париж, 2010), Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» (Москва, 2008-2011), Всероссийской научно-практической конференции «Личность в трудных жизненных ситуациях как актуальное научное направление копингисследований в России» (Омск, 2009), Всероссийской конференции «Психология индивидуальности» (2008, 2010), Международной конференции молодых ученых «Психология - наука будущего» (Москва, 2008, 2011).

По материалам диссертации имеется 9 публикаций, в том числе и статья в издании, включенная в список, рекомендованный ВАК.

Структура и объем диссертации отражают общую логику исследования и состоят из введения, двух глав, заключения, списка литературы, включающего 226 наименований, из них 107 на иностранных языках, и пяти приложений. Основной текст диссертации изложен на 186 страницах.

Результаты теоретического и эмпирического анализа представлены в таблице и 26 рисунках.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность, цели, гипотезы и задачи исследования, описываются применяемые методы, теоретико-методологическая основа и эмпирическая база исследования, раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, обосновываются надежность и достоверность полученных результатов, указываются сведения об апробации результатов исследования, излагаются основные положения, выносимые на защиту, дается краткая характеристика структуры работы.

В первой главе «Сравнительно-теоретический анализ проблематики совладающего поведения личности в психологических исследованиях» дан обзор основных теорий и подходов к совладающему поведению и его особенностям в отечественных и зарубежных исследованиях.

В первом параграфе представлены основные подходы к изучению совладающего поведения. Теоретический анализ позволил установить, что в современной психологии нет единого понимания проблемы совладания. Один из подходов был сформирован в рамках психоаналитического направления (N.Haan). Второй, диспозиционный, подход к пониманию совладающего поведения объясняет его в терминах личностных черт (C.Holahan, R.Moos, R.McCrae, N.Endler, D.Parker, J.Amirkhan и др.). Третий, ситуационный, подход рассматривает преодоление в контексте конкретной трудной ситуации (R.Lazarus, S.Folkman, H.Feifel, S.Strack и др.).

В современных исследованиях при работе с копингом используется интегративный ситуационно-личностный подход, учитывающий как личностные особенности, так и ситуационный контекст совладания (R.Moss, J.Schaefer). Данный подход лежит в основе проведенного нами исследования.

В отечественной психологии совладающее поведение изучается в различных контекстах (Л.И.Анцыферова, С.К.Нартова-Бочавер, Л.И.Дементий, Т.Л.Крюкова и др.). Однако, несмотря на многообразие работ, исследований совладающего поведения в ситуации межличностного конфликта недостаточно.

Во втором параграфе анализируются социально-психологические детерминанты поведения человека в конфликтной ситуации. Особо подчеркивается, что в целом существует однозначное отношение к конфликтам как к негативным явлениям. В то же время любой конфликт может выполнять как деструктивные, так и конструктивные функции.

В отечественной и зарубежной психологии можно выделить три основных подхода к вопросу о детерминации конфликтного поведения:

личностно-ориентированный, мотивационно-ориентированный и интегральный подходы. В нашей работе мы придерживаемся интегрального подхода, сторонники которого стремятся учесть все возможные факторы, как личностные, так и ситуационные, которые могут привести к возникновению конфликта (В.С.Мерлин, Н.И.Леонов).

Важным результатом проведенного обзора было определение особенностей конфликта как относящегося к классу трудных ситуаций.

В третьем параграфе анализируются основные копинг-стратегии личности и дается их характеристика. Отмечается, что в отечественной и зарубежной психологии проблематика совладающего поведения многими авторами рассматривается с точки зрения «ресурсного подхода». Он делает акцент на наличии у человека «ключевых ресурсов», помогающих ему преодолевать трудные жизненные ситуации и адаптироваться к меняющимся обстоятельствам (К.Муздыбаев, В.А.Бодров, Н.Е.Водопьянова, R.Moos, S.Hobfoll, M.Lerman, S.Taylor, S.Folkman, R.Lazarus, E.Frydenberg и др.).

Копинг-ресурсом может выступать все то, что человек использует для совладания с трудными ситуациями, то есть совокупность личностных, когнитивных, социальных, материальных, культурных, ценностных средств и возможностей, которые человек осознанно может использовать для преодоления возникших трудностей. Однако в нашем исследовании мы делаем акцент на личностных ресурсах как играющих наиболее важную роль в выборе копинг-стратегий. Копинг-стратегии - это способы поведения человека в трудной ситуации, возникшие в ответ на воспринимаемую угрозу.

Отмечается, что в психологии пока нет единого понимания оснований для выделения копинг-стратегий. Критериями для их систематизации в зарубежной психологии преимущественно выступают направленность действий человека либо на саму ситуацию, либо на себя, степень интенсивности совладания, адаптивность или дезадаптивность, модальность стратегии и т.д.

В нашей работе мы придерживаемся классификации копинг-стратегий по Э.Хайму. Рассматривая копинг-стратегии в зависимости от их модальности, он предлагал выделять поведенческие, когнитивные и эмоциональные стратегии.

Каждые из них имеют варианты в зависимости от степени своих адаптивных возможностей: адаптивные, относительно адаптивные и неадаптивные копингстратегии [Heim, 1988].

Особенно подчеркивается, что проблема эффективности совладающего поведения однозначного решения пока не получила. Кроме того, отмечается, что в нашей работе под эффективной и адаптивной стратегией совладания с конфликтом понимается та стратегия, которая, с одной стороны, позволяет личности быть удовлетворенной результатами исхода конфликта, а с другой - позволяет полностью разрешить конфликтную ситуацию, минимизируя вероятность повторения подобного конфликта.

В четвертом параграфе рассматриваются личностные предикторы совладающего поведения человека. Проведенный анализ отечественной и зарубежной литературы позволяет предположить, что выбор копинг-стратегий в конфликте может быть рассмотрен в связи с такими личностными ресурсами как: временная перспектива (F.Zimbardo, J.Boyd, I.Brissette и др.);

жизнестойкость (Д.А.Леонтьев, Е.И.Рассказова, D.Khoshaba, S.Maddi и др.);

самоэффективность (Т.О.Гордеева, A.Bandura, R.Schwarzer, M.Jerusalem и др.);

мотивация достижения (E.Skinner, K.Edge, A.Thompson, P.Gaudreau и др.);

мотивация аффилиации (Л.И.Дементий, S.Folkman, R.Lazarus и др.); локус контроля (К.Муздыбаев, Т.Л.Крюкова, R.E.Smith, L.Caplan, C.Schooler и др.).

Необходимо отметить, что данные личностные ресурсы наилучшим образом характеризуют поведение человека в преодолении конфликтной ситуации.

Особо подчеркивается, что выделенная совокупность личностных ресурсов совладающего поведения имеет также свое теоретическое обоснование. С.Мадди, выстраивая концепцию жизнестойкости, изначально отмечал ее тесную связь с совладанием, выделяя жизнестойкое и пассивное совладание. Кроме того, по мнению С.Мадди, жизнестойкость личности связана с самоэффективностью [Maddi, 1999]. В то же время выраженная самоэффективность означает веру человека в свои возможности справиться с трудными задачами, тем самым она коррелирует с мотивацией достижения.

Самоэффективность и жизнестойкость личности позволяют ей не избегать конфликтных ситуаций, а, наоборот, активно взаимодействовать с другими участниками конфликта. Этот вывод позволяет связать данные личностные характеристики с мотивацией аффилиации. Помимо этого в конструкте жизнестойкости выделяется такой компонент как контроль, который схож с уровнем субъективного контроля человека. При этом важно рассмотреть и временные аспекты совладания, так как временная перспектива как интегральная характеристика оказывает влияние на многие жизненные процессы и события, в том числе и на выбор копинг-стратегий. Кроме того, Ж.Нюттен наделял временную перспективу мотивационным компонентом, что позволяет связать временную перспективу и мотивацию [Нюттен, 2004].

В пятом параграфе рассматривается связь временной перспективы и выбора копинг-стратегий. В зарубежной психологии проблематикой временной перспективы занимались Л.Фрэнк, К.Левин, Ж.Нюттен, Ф.Зимбардо и т.д., среди отечественных психологов можно отметить работы К.А.АбульхановойСлавской, А.К.Болотовой, Н.Н.Толстых, Т.Н.Березиной, А.Сырцовой и т.д.

Подчеркивается, что мы в своей работе понимаем под временной перспективой взгляд человека на свою жизнь с точки зрения прошлого, настоящего и будущего, умение увидеть их во взаимосвязи и оценить их влияние на события настоящего.

Во второй главе «Эмпирическое исследование личностных особенностей совладающего поведения в ситуации межличностного конфликта» изложены схема проведения исследования, описаны используемые методики и представлены полученные результаты.

В первом параграфе «Организация и процедура исследования» формулируются цель, задачи, гипотезы, объект, предмет, методы, этапы и процедура исследования, а также описана его эмпирическая база.

Исследование было проведено в три этапа в 2009-2011 годах.

I этап (2009 год): был проведен теоретический анализ литературы по изучению совладающего поведения личности, разработана программа исследования и подобраны диагностические методы.

II этап (2010 год): было проведено эмпирическое исследование личностных предикторов выбора предпочитаемых копинг-стратегий в конфликте.

III этап (2011 год): по результатам второго этапа исследования были отобраны 35 человек, выбравших наиболее адаптивные (n=16) и наиболее неадаптивные (n=19) стратегии поведения в межличностном конфликте, с которыми было проведено полуструктурированное интервью. В процессе интервью использовались следующие вопросы: «Вспомните несколько конфликтных ситуаций, которые возникали в Вашей жизни. Как Вы их разрешали»? «Какие стратегии разрешения конфликта Вы считаете наиболее эффективными? Какие из этих стратегий Вы используете сами и почему»? «Какие стратегии разрешения конфликта Вы считаете наиболее неэффективными? Какие из этих стратегий Вы используете сами и почему»? В исследовании приняли участие 331 человек, 157 мужчин и 1женщины, средний возраст которых 33 года. По возрастному признаку респонденты были разделены нами на три группы: младшая - до 20 лет (n=105), средняя - от 21 до 40 лет (n=125) и старшая - после 40 лет (n=101). По роду занятий респонденты, принявшие участие в исследовании: студенты 1-3 курсов гуманитарных и технических вузов г. Москвы (n=92), работники организаций различной направленности, являющиеся сотрудниками среднего и низшего (n=114) и руководителями высшего звена (n=44), а также неработающие респонденты (n=81).

Во втором параграфе «Методики исследования» описаны использованные методики. Отмечается, что в опроснике общей самоэффективности Р.Шварцера и М.Ерусалема (в адаптации В.Г.Ромека), исходя из задач нашего исследования, большинство вопросов были изменены нами для оценки не общей самоэффективности личности, а ситуативной самоэффективности в конфликте. Надежность модифицированной методики была проверена с помощью коэффициента Кронбаха. =0,85, что позволяет считать внутреннюю согласованность шкал методики достаточно высокой.

Кроме того, опросник на выявление типов копинг-стратегий Э.Хайма был также модифицирован нами. Так как в работе совладающее поведение личности понимается как результат взаимодействия личностных ресурсов человека и условий конфликтной ситуации, в качестве одной из особенностей ситуации в нашем исследовании выступал тип конфликта. Мы изменили инструкцию к методике: сначала давали респондентам описание трех конфликтных ситуаций, которые относились к трем различным сферам жизни личности - семейной, организационной и бытовой. Респондентам предлагалось из трех описанных конфликтов выбрать тот, с которым они наиболее часто сталкиваются и только после этого отметить различные стратегии поведения, которые они используют для совладания с данной конфликтной ситуацией.

В третьем параграфе «Результаты и обсуждение выбора копингстратегий в ситуации межличностного конфликта» рассмотрены выявленные предпочтения в выборе копинг-стратегий. Проведенное исследование показало, что предпочитаемыми копинг-стратегиями в конфликте являются когнитивные и поведенческие, а эмоциональные стратегии менее распространены (среднее значение - 0,26, 0,29 и 0,21 соответственно). Важно отметить, что среди всех типов стратегий преобладает их адаптивный вариант. Неадаптивные варианты совладания наиболее распространены среди эмоциональных копинг-стратегий.

Согласно полученным результатам, женщины склонны прибегать к эмоциональным стратегиям совладания, в то время как мужчины предпочитают когнитивные стратегии (значимость гендерных различий при выборе эмоциональных стратегий по U-критерию Манна-Уитни p0,05).

Наше исследование показало, что среди трех возрастных групп только в старшей группе преобладает выбор когнитивных стратегий совладания с конфликтной ситуацией. Кроме того, согласно нашим данным, в ситуации конфликта в семейной и бытовой сфере преобладает выбор эмоциональных стратегий. Сталкиваясь с организационным конфликтом, человек предпочитает когнитивный анализ проблемы (критерий Краскала-Уоллеса при выборе эмоциональных и когнитивных стратегий p0,01 и p0,05 соответственно).

В четвертом параграфе «Результаты и обсуждение совладающего поведения личности в зависимости от конфликтности» нами были проанализированы стратегии совладающего поведения респондентов с различным уровнем конфликтности.

В нашей работе мы предположили, что показателем конфликтности личности может являться экстрапунитивность, определяемая с помощью методики С.Розенцвейга. По нашему мнению, чем выраженнее экстрапунитивность, тем больше вероятность попадания человека в конфликтные ситуации. Исследование показало, что выраженная экстрапунитивность связана со стратегиями агрессивности и конструктивной активности (коэффициент корреляции Спирмена r=0,165 при p=0,08 (связь на уровне тенденции) и r=0,31при p0,01 соответственно).

В пятом параграфе «Результаты и обсуждение личностных предикторов совладающего поведения человека в конфликтной ситуации» проверяется первая сформулированная в исследовании гипотеза.

Для ее проверки был проведен иерархический кластерный анализ. Нами использовался метод Уорда с Евклидовой метрикой. Среди личностных характеристик, используемых для кластеризации, были жизнестойкость, самоэффективность, временная перспектива, локус контроля, мотивация достижения и мотивация аффилиации. С целью уравнивания вклада каждого из перечисленных показателей в итоговую модель, баллы по шкалам были предварительно стандартизированы (переведены в Z-оценки). На основе содержательного анализа полученных результатов была выделена модель из четырех кластеров. Средние, в том числе и стандартизованные, баллы респондентов, вошедших в каждый кластер, представлены в табл.1. В ней также приведены различия по психологическим переменным, которые были проверены с помощью однофакторного дисперсионного анализа.

Таблица 1. Описание кластеров по значениям личностных ресурсов Кластер I Кластер II Кластер III Кластер III (n=78) (n=106) (n=75) (n=72) N Z N Z N Z N Z F Жизн-кость 88,4 -0,01 103,6 0,82 68,61 -1,12 88,11 -0,03 110* (общ.знач.) Вовлеч-ность 39,2 -0,001 46,35 0,77 29,43 -1,07 38,51 -0,05 92* Контроль 30,1 -0,13 36,63 0,69 23,80 -,09 31,85 0,08 58* Прин. риска 19,1 0,16 20,77 0,55 15,27 -0,69 17,15 -0,26 32* Нег.прошлое 2,47 -0,001 1,94 -0,72 3,31 1,11 2,39 -0,11 88* Гед.настоящ. 3,67 0,45 3,47 0,08 3,56 0,25 2,94 -0,87 33* Будущее 3,69 -0,07 4,04 0,56 3,51 -0,41 3,56 -0,31 20* Поз.прошлое 4,18 0,81 3,85 0,25 3,42 -0,47 3,25 -0,75 58* Фат.настоящ. 2,63 0,19 1,93 -0,87 3,24 1,12 2,45 -0,08 130* Стр. к людям 142,6 0,84 129,1 0,21 118,4 -0,27 103,9 -0,96 71* Боязнь отвер. 114,3 0,23 94,68 -0,63 130,1 0,93 102,5 -0,29 61* Мотив дост. 13,79 -0,25 16,27 0,63 13,05 -0,51 14,18 -0,11 28* Самоэфф-ть 30,53 0,18 33,52 0,79 26,25 -0,69 26,47 -0,64 76* УСК 28,03 -0,24 53,83 0,91 10,83 -1,01 33,53 -0,001 114* * - значимость различий на уровне p0,0Респонденты, составляющие первый кластер, это в подавляющем большинстве своем женщины (70,5% респондентов). По возрасту в нем в равной степени находятся представители младшей и средней возрастных групп (по 42,3% соответственно). Респонденты, представляющие второй кластер - это в примерно равной степени мужчины и женщины (58,5% и 41,5% соответственно). Среди них есть представители всех трех возрастных групп, но с подавляющим акцентом в сторону средней группы (71,7%). Респонденты, входящие в третий кластер - это примерно в равной степени женщины и мужчины (60% и 40% соответственно). В нем присутствуют представители всех трех возрастных групп, но с преобладанием младшей группы (40%).

Респонденты, составляющие четвертый кластер - практически в равной степени мужчины и женщины (58,7% и 41,3% соответственно), подавляющее большинство которых относится к старшей возрастной группе (58,3%).

Различия между кластерами были проверены с точки зрения социальнодемографических характеристик. Значимые различия были выявлены по гендерному признаку (значимость различий по критерию 2 p0,01) и возрастному признаку (критерий Краскала-Уоллеса p0,01).

Завершая описание кластеров, необходимо отметить, что были выявлены статистически значимые различия по выраженности экстрапунитивных реакций у респондентов, представляющих разные кластеры (p=0,040,05 в результате однофакторного дисперсионного анализа). Наиболее слабо выраженную экстрапунитивность продемонстрировали представители второго кластера, а наиболее конфликтными оказались представители третьего кластера.

Полученные значения и их интерпретация позволяют нам дать содержательные названия выявленным кластерам, на основе которых могут быть выделены личностные типы. Представители первого кластера во многом благодаря экстернальному локусу контроля и ярко выраженной мотивации стремления к людям были названы зависимым личностным типом. На основе второго кластера нами был выделен устойчивый личностный тип. Показатели психологических характеристик третьего кластера дали название негативному личностному типу. Наконец, полученные результаты четвертого кластера, во многом носящие неопределенный характер, позволили нам получить диффузный личностный тип.

Для проверки гипотезы, проанализируем различия в личностных типах по выбору копинг-стратегий в ситуации межличностного конфликта.

Статистически значимые различия были обнаружены при выборе большинства рассматриваемых видов и типов копинг-стратегий. Оставив для анализа только те стратегии, которые значимо различаются, рассмотрим, в чем состоят особенности этого выбора.

Для представителей зависимого типа наиболее характерны адаптивные поведенческие стратегии - альтруизм и сотрудничество, а также они склонны прибегать к относительно адаптивным стратегиям эмоциональной разгрузки и пассивной кооперации. При этом им не столь свойственны стратегии отвлечения, придания смысла и конструктивной активности. Устойчивый тип склонен прибегать к адаптивным когнитивным, эмоциональным и поведенческим стратегиям. Представители данного типа анализируют возникшую конфликтную ситуацию, не теряют самообладания, обращаются к другим людям, а также сохраняют позитивный настрой в исходе конфликта.

При этом для устойчивого типа наименее характерны неадаптивные эмоциональные действия - подавление эмоций, проявление агрессивности, а также смирение с ситуацией.

Наиболее неадаптивное поведение в ситуации межличностного конфликта демонстрируют представители негативного типа. На конфликт они реагируют, прежде всего, через подавление эмоций, самообвинение и агрессивность, а также неадаптивными поведенческими действиями - активным избеганием и отступлением перед возникшей проблемой. Наконец, представители диффузного типа демонстрируют в целом относительно адаптивное совладающее поведение. Они выбирают стратегии компенсации, покорности, конструктивной активности. Таким образом, в конфликте они ведут себя достаточно пассивно, предпочитая отвлечение от проблемной ситуации, стремление заняться другими делами, чтобы забыть о своих трудностях. В то же время для них не характерны относительно адаптивные эмоциональные стратегии совладания.

Временная перспектива, жизнестойкость, самоэффективность, мотивация достижения и мотивация аффилиации, а также уровень субъективного контроля были обозначены нами как предикторы выбора стратегий совладания, следовательно, для проверки первой гипотезы исследования воспользуемся регрессионным анализом. Нами была использована множественная линейная регрессия с использованием пошагового метода. Ее результаты представлены в табл.2. Проинтерпретируем с ее помощью полученные различия в совладающем поведении четырех личностных типов, которые были выявлены в нашем исследовании.

Таблица 2. Результаты регрессионного анализа связи личностных ресурсов и стратегий совладающего поведения КА КОА КН ЭА ЭОА ЭН ПА ПОА ПН ВЛЧ =0,31** =0,19*** =-0,11*** =0,22** =-0,17*** =0,27** =-0,21** КОН =0,12*** =-0,13*** =-0,15*** =-0,13*** ПР =0,21** МС =0,22** =-0,13*** =0,36** =-0,14*** =-0,14*** МБО =0,21** =-0,15** МД =-0,24** =-0,15*** СЭ =-0,21** =0,14** =0,14*** =-0,13*** УСК =0,15** =-0,17*** =-0,18** =-0,24** НП =-0,16*** =0,13*** ГН =0,17** =-0,13** =0,19** БУД =0,17*** =-0,19** =0,16** =0,17*** ПП =-0,16*** ФН =0,35** =0,11*** R2 0,19 0,11 0,12 0,21 0,12 0,24 0,28 0,11 0,F 15,5* 7,2* 18,8* 18,7* 12,7* 19,9* 29,9* 6,3* 21,9* * При p0,001 ** При p0,01 *** При p0,05 **** Условные обозначения: КА - когнитивные адаптивные стратегии, КОА - когнитивные относительно адаптивные, КН - когнитивные неадаптивные, ЭА - эмоциональные адаптивные, ЭОА - эмоциональные относительно адаптивные, ЭН - эмоциональные неадаптивные, ПН - поведенческие адаптивные, ПОА - поведенческие относительно адаптивные, ПН - поведенческие неадаптивные. ВЛЧ - вовлеченность, КОН - контроль, ПР - принятие риска, МС - мотивация стремления к людям, МБО - мотивация боязни отвержения, МД - мотивация достижения, СЭ - самоэффективность, УСК - уровень субъективного контроля, НП - негативное прошлое, ГН - гедонистическое настоящее, БУД - будущее, ПП - позитивное прошлое, ФН - фаталистическое настоящее.

Устойчивый тип демонстрирует наиболее адаптивное совладающее поведение. Предикторами выбора адаптивных когнитивных, эмоциональных и поведенческих стратегий являются выраженная жизнестойкость, самоэффективность, направленность временной перспективы на будущее, мотивация стремления к людям, мотивация достижения и интернальный локус контроля. Таким образом, можно предположить, что жизнестойкость в сочетании с преобладанием мотива стремления к людям над мотивом боязни отвержения позволяет человеку устойчивого типа в ситуации конфликта прибегать к стратегии сотрудничества и обращения к другим людям.

Выраженная жизнестойкость и самоэффективность позволяет ему сохранять самообладание в любой конфликтной ситуации, какой бы трудной она ни была, и верить в собственные силы справиться с ней.

Кроме того, направленность временной перспективы на будущее позволяет при этом анализировать причины возникшего конфликта, гибко реагировать на происходящие изменения и успешно адаптироваться к ним.

Самоэффективность, мотивация, направленная на достижение успеха, интернальный тип локуса контроля и преобладание мотива стремления к людям позволяют предположить, что устойчивый тип будет проявлять активность в решении проблемы, стараться достичь своих интересов в конфликте, но учитывая при этом и интересы своего оппонента.

Для негативного типа характерны неадаптивные когнитивные, эмоциональные и поведенческие стратегии совладания. Их предикторами являются слабо выраженная жизнестойкость и самоэффективность, экстернальный тип локуса контроля, временная перспектива, направленная на негативное прошлое и фаталистическое настоящее, мотивация избегания неудач, а также преобладание мотива боязни отвержения над мотивом стремления к людям. Таким образом, слабо выраженная жизнестойкость в сочетании с ориентацией временной перспективы на негативное прошлое может обуславливать выбор неадаптивных эмоциональных стратегий.

Мотивация избегания неудачи, ощущение своей неэффективности в конфликте и экстернальный тип локуса контроля не позволяет негативному типу проявлять достаточную активность для эффективного преодоления трудной ситуации. При этом преобладание мотива боязни отвержения над мотивом стремления к людям делают для него невозможным выбор стратегий сотрудничества и обращения, так как человек негативного типа старается любым возможным способом избежать ситуации, где для него есть риск оказаться проигравшей стороной.

Зависимый тип в ситуации конфликта предпочитает адаптивные поведенческие и относительно адаптивные эмоциональные стратегии, предикторами выбора которых являются выраженная жизнестойкость, самоэффективность, направленность временной перспективы на будущее, сильно выраженный мотив стремления к людям, преобладающий над мотивом боязни отвержения, а также слабо выраженная мотивация достижения. Таким образом, можно предположить, что к выбору адаптивных поведенческих стратегий сотрудничества, обращения и альтруизма ведет, в том числе, сочетание высокой мотивации стремления к людям и слабо выраженной мотивации достижения.

Наконец, диффузный тип демонстрирует относительно адаптивное совладание. Его предикторами являются преобладание мотива боязни отвержения, слабо выраженная самоэффективность, а также временная перспектива, направленная на гедонистическое настоящее. Таким образом, диффузный тип не склонен проявлять собственную активность в разрешении конфликта, надеясь, что он разрешится сам собой, возвращая его в привычное, комфортное для него, существование.

Завершая анализ выявленных личностных типов, важно вновь подчеркнуть, что и для зависимого, и для устойчивого типа, отличающегося сильно выраженными показателями жизнестойкости, характерны адаптивные стратегии совладания. Но если для зависимого - это поведенческие стратегии сотрудничества и альтруизма, то для устойчивого типа характерны, прежде всего, когнитивные стратегии - сохранение самообладания и проблемный анализ. Таким образом, можно сделать вывод о том, что с ростом жизнестойкости повышается вероятность выбора когнитивных стратегий.

Кроме того, слабо выраженная жизнестойкость является предиктором выбора неадаптивных эмоциональных стратегий. Таким образом, полученные результаты позволяют нам частично подтвердить первую выдвинутую в исследовании гипотезу о личностных предикторах совладающего поведения.

В шестом параграфе «Результаты и обсуждение связи самоэффективности с выбором копинг-стратегий» вновь подчеркивается, что исследователями по-разному трактуется эффективность использования той или иной стратегии.

При работе с межличностными конфликтами, учитывая этическую сторону вопроса и сложности при проведении экспериментального исследования, оценить реальные показатели эффективности применения той или иной стратегии совладания представляется достаточно затруднительным.

Поэтому в нашей работе для решения этой проблемы был применен конструкт самоэффективности. В ряде исследований было показано, что специфическая самоэффективность связана с реальными достижениями в той или иной области. В среднем этот коэффициент корреляции составляет r=0,38 [Капрара, Сервон, 2003]. Таким образом, в нашем исследовании самоэффективность рассматривается не только как ресурс совладающего поведения, но и как показатель конструктивности выбора копинг-стратегий.

На наш взгляд, у каждого человека существуют свои стратегии совладающего поведения в конфликтной ситуации, которые являются для него эффективными и адаптивными. Оценивая высоко свою самоэффективность разрешения конфликтных ситуаций, человек будет выбирать наиболее успешные для себя стратегии совладания.

Кроме того, мы попытались ответить на вопрос эффективности стратегий совладания, основываясь не только на теоретических положениях, но и проанализировав ответы самих респондентов, участвовавших в исследовании.

Для проверки второй выдвинутой в исследовании гипотезы нами была использована множественная линейная регрессия с использованием пошагового метода. На рис.1 представлены результаты полученной регрессионной модели (R - 0,46, R2 - 0,21, F - 14,21, значимость p 0,001).

Основываясь на полученном уравнении, мы можем сделать следующий вывод, подтверждающий вторую выдвинутую в исследовании гипотезу.

Личность, субъективно высоко оценивающая эффективность своего совладания с конфликтной ситуацией, не игнорирует решение конфликта, не смиряется с ним, а, наоборот, протестует против его возникновения, сохраняя веру в то, что конфликт будет успешно преодолен, обращается за помощью к другим людям, сотрудничает с ними.

Полученные результаты были дополнены с помощью качественного анализа интервью, проведенных с респондентами на третьем этапе исследования. Респонденты, выбравшие наиболее адаптивные варианты стратегий совладания с конфликтом, отмечали, что самой неэффективной стратегией поведения является уход от конфликта, его игнорирование, «отмалчивание». Тем не менее, они уточняют, что стратегия игнорирования может быть эффективной только в том случае, если отношения с данным конкретным оппонентом не важны для человека. Также неэффективным, по мнению респондентов, является манипулирование своим оппонентом, стремление достигать только своих интересов в конфликте, что с большой долей вероятности может привести к его повторению. При этом наиболее эффективными они считают стратегии «разговора», «диалога», сотрудничества и компромисса.

Респонденты, склонные к выбору неадаптивных вариантов совладания с конфликтом, отмечают, что эффективной может быть «тактика минимального вмешательства», ухода от конфликта. При этом наиболее неэффективными стратегиями, по их мнению, являются тактики «уподобления» и «хлопанье дверью», то есть агрессивные реакции на конфликт.

Обращение Смирение -0,14* 0,17** 0,19** Самоэффективность Оптимизм в конфликте Игнорирование Протест -0,18* 0,19* Рис. 1. Стандартизованные коэффициенты регрессионной связи самоэффективности и стратегий совладающего поведения (* p0,05, ** p0,01) Материал исследования стал основой представленной в работе программы психологического тренинга по совладанию с конфликтными ситуациями, а также помог в разработке практических рекомендаций по проведению психологического консультирования для развития навыков эффективного совладающего поведения в ситуации конфликта.

В Заключении диссертации обобщены и сформулированы основные выводы, подтверждающие достижение поставленных задач.

1. Межличностный конфликт и его преодоление могут быть рассмотрены во взаимосвязи личностных ресурсов человека и условий конфликтной ситуации.

2. Результаты проведенного исследования позволяют выделить совокупность личностных ресурсов - временную перспективу, жизнестойкость, самоэффективность, мотивацию достижения и аффилиации, а также уровень субъективного контроля, степень выраженности которых выступает в качестве предиктора эффективного преодоления человеком конфликтных ситуаций.

3. Определенная совокупность предикторов совладающего поведения, выделенных в исследовании, позволила создать классификацию личностных типов, демонстрирующих различные особенности совладающего поведения в ситуации межличностного конфликта. В исследовании было выделено четыре личностных типа - зависимый, устойчивый, негативный и диффузный.

4. Проведенное исследование позволяет сделать вывод о том, что важными факторами в выборе стратегий совладания являются временная перспектива и жизнестойкость. Временная перспектива, направленная на будущее, связана с выбором адаптивных стратегий поведения. Высокие показатели жизнестойкости связаны с выбором адаптивных когнитивных стратегий, слабо выраженная жизнестойкость является предиктором выбора неадаптивных эмоциональных стратегий.

5. Результаты исследования показали, что наиболее предпочитаемыми копинг-стратегиями в конфликте являются когнитивные и поведенческие стратегии. Среди всех типов стратегий совладания преобладает их адаптивный вариант, при этом выбор неадаптивных вариантов доминирует среди эмоциональных стратегий.

6. Проведенное исследование позволяет утверждать, что выбор копингстратегий в ситуации конфликта может рассматриваться с точки зрения конфликтности человека. Выраженная экстрапунитивность связана со стратегиями агрессивности и конструктивной активности.

7. Согласно полученным нами результатам, совладающее поведение в ситуации межличностного конфликта имеет свою гендерную и возрастную специфику. Женщины в ситуации межличностного конфликта склонны прибегать к эмоциональным стратегиям совладания, в то время как большинство мужчин предпочитает когнитивные копингстратегии. С возрастом увеличивается выбор когнитивных стратегий совладания, а также степень адаптивности выбираемых стратегий. В юности предпочитаемыми являются эмоциональные стратегии.

8. Полученные нами данные свидетельствуют о том, что в ситуации, когда человек сталкивается с организационным конфликтом, он практически не прибегает к эмоциональным стратегиям, предпочитая когнитивный анализ проблемы. В случае с конфликтами в семейной и бытовой сфере, наоборот, преобладают эмоциональные стратегии.

9. Исследование показало, что конструктивность совладающего поведения в конфликтной ситуации может быть определена через самоэффективность личности в конфликте, которая связана с предпочтением адаптивных вариантов эмоциональных и поведенческих стратегий совладания и отказом от выбора неадаптивных когнитивных стратегий.

10.На основе полученных в исследовании результатов были разработаны практические рекомендации и программа психологического тренинга «Совладающее поведение в конфликтной ситуации».

Список публикаций по теме диссертации:

Работы, опубликованные автором в ведущих рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

1. Хачатурова М.Р. Личностные особенности совладающего поведения в конфликтной ситуации // Вестник Университета (Государственный университет управления). 2010. Выпуск 11, стр. 128-130. (0,3 п.л.) Другие работы, опубликованные автором по теме диссертации:

2. Хачатурова М.Р., Болотова А.К. Временная перспектива личности и выбор стратегий совладающего поведения в ситуации межличностного конфликта // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2011.

Выпуск 10 (33). (0,6 п.л., авт.вклад 0,3 п.л.) 3. Хачатурова М.Р. Жизнестойкость личности как фактор адаптации к трудным жизненным ситуациям // Материалы III Международной научной конференции «Психосоциальная адаптация в трансформирующемся обществе:

психология здоровья и здорового образа жизни». Минск, «Издательский центр БГУ». 2011, стр. 385-387. (0,1 п.л.) 4. Хачатурова М.Р. Роль жизнестойкости в выборе копинг-стратегий поведения личности // Материалы Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2011». Москва, 2011.

(0,1 п.л.) 5. Хачатурова М.Р. Временная перспектива управленцев различного уровня и ее связь с выбором типа совладающего поведения в трудных ситуациях // Материалы Международной научно-практической конференции молодых ученых «Психология XXI века». Санкт-Петербург, 2011, стр. 418-420.

(0,1 п.л.) 6. Хачатурова М.Р. Личностные причины возникновения организационных конфликтов // Журнал «Психология и экономика», 2010. Том 3, №1, стр. 41-47. (0,5 п.л.) 7. Hachaturova M. The Role of Personality Traits In Choosing of Coping Strategies In An Organizational Conflict // World Academy of Science, Engineering and Technology. 2010. Issue 66. P. 1347-1349. (0,3 п.л.) 8. Хачатурова М.Р. О роли личностных факторов в выборе стратегий разрешения конфликтов в ситуации социального взаимодействия // Материалы III Всероссийской конференции «Психология индивидуальности». - Москва:

Издательский дом ГУ-ВШЭ, 2010, стр. 300-302. (0,1 п.л.) 9. Хачатурова М.Р. Проявление склонности личности к конфликтному поведению // Сборник научных статей под ред. А.Л.Журавлева, Е.А.Сергиенко, А.В.Карпова. Москва: изд-во «Институт психологии РАН», 2009 год, стр. 642647 (0,3 п.л.) Лицензия ЛР № 020832 от 15 октября 1993 г.

Подписано в печать « » марта 2012 г. Формат 60х84/Бумага офсетная. Печать офсетная.

Усл. Печ. Л 1,Тираж 100 экз. Заказ № ____ Типография издательства НИУ ВШЭ 125319, г. Москва, Кочновский пр-д, д.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.