WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

УДК 159.922.2

Кондакова Ирина Владимировна

ЛИЧНОСТНЫЕ РЕСУРСЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИЩЕННОСТИ ВЗРОСЛЫХ, ПЕРЕЖИВШИХ НАСИЛИЕ В ДЕТСТВЕ

Специальность: 19.00.13 психология развития, акмеология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Санкт-Петербург

2012

Работа выполнена на кафедре психологии развития и образования федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена»

Научный руководитель:

доктор психологический наук, профессор, член-корреспондент РАО, профессор кафедры психологии развития и образования Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена

Баева Ирина Александровна

Официальные оппоненты:        

доктор психологических наук, профессор, проректор по научной деятельности Нижегородского государственного педагогического университета им. Козьмы Минина

Волкова Елена Николаевна

кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры социальной психологии факультета психологии Санкт-Петербургского государственного университета

Яничева Татьяна Гелиевна

Ведущая организация:

некоммерческое образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Институт специальной педагогики и психологии»

Защита диссертации состоится «27» ноября 2012 года в 15.00 часов на заседании Совета Д.212.199.18 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени доктора наук, созданного на базе Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена по адресу: 191186, г. Санкт-Петербург, наб. р. Мойки, д. 48, кор. 11, ауд. 37.

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена по адресу: 191186, г. Санкт-Петербург, наб. р. Мойки, д. 48, корпус 5.

Автореферат разослан «___» октября 2012 года.

Ученый секретарь Совета Д.212.199.18

кандидат психологических наук, доцент                                Е.Б. Лактионова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. В современном мире человек каждый день сталкивается с множеством угроз своему психическому здоровью, поэтому проблема защищенности личности от неблагоприятных внешних воздействий является одной из наиболее острых. Ее изучению посвящены исследования (И. А. Баева, Е.Н. Волкова, Г. В. Грачев, О. Ю. Зотова, Г. В. Семья и др.), в которых раскрывается сущность психологической защищенности, приведены способы повышения ее уровня в кризисных ситуациях. Одним из путей снижения отрицательного воздействия трудных жизненных условий на личность является поиск психологических ресурсов человека, способствующих преодолению и благополучному разрешению сложившейся ситуации. В психологии изучению ресурсов личности посвящены работы В. А. Бодрова, Е. Ю. Кожевниковой, Е.Ю. Коржовой, К. Муздыбаева, Ю. М. Резника, Е. А. Смирновой, K. L. Kumpher, C. B. Lam, A. Masten, C. A. McBrige-Chang, M. Ungar и др. Однако существует дефицит исследований, раскрывающих ресурсы психологической защищенности личности от конкретных трудных жизненных ситуаций в разных возрастных периодах, особенно в так называемых переходных этапах. Ранняя взрослость является одним из важных переходных периодов в жизни человека, когда главной задачей развития является достижение личностной зрелости (Холл, Линдсей), которая зависит от успешности прохождения предыдущих стадий, поэтому травматизация в детском возрасте может привести к изменениям, влияющим на все дальнейшее развитие. Одной из наиболее травматичных ситуаций, встречающихся в детском возрасте, является насилие.

В современном социальном взаимодействии насилие над детьми является широко распространенным явлением. По данным ООН, проводившей исследование распространенности насилия в течение четырех лет, ежегодно около 275 млн. детей испытывают насилие или становятся его свидетелями. В России около 2 млн. детей подвергаются насилию, 40% детей подвергаются насилию в семьях и около 30 % - насилию в школе.

Теоретические и эмпирические исследования убедительно доказывают факт отрицательного влияния насилия, пережитого в детстве, на дальнейшее развитие человека. Установлено, что дети, перенесшие насилие, чаще испытывают трудности в обучении, в общении со сверстниками, страдают депрессией, повышенной возбудимостью и другими нарушениями психики, среди таких детей чаще встречаются случаи алкоголизма и наркомании, подростковой преступности, для них характерно более агрессивное поведение. Частое столкновение с насилием в детстве может привести к виктимизации человека, что в конечном итоге повлияет на выбор его способов реагирования в опасных и рискованных ситуациях. Однако ряд исследователей утверждает, что факты насилия в детстве, далеко не всегда оказывают значимое влияние на дальнейшую жизнь человека. Обе представленные точки зрения можно считать верными, так как на развитие личности влияют как восприятие субъектом ситуации насилия, так и личностные и социальные ресурсы, которые он имеет для благополучного разрешения пережитой ситуации. Взрослые, пострадавшие от насилия в детстве, часто не могут обратиться за помощью к другим людям, поэтому социальные ресурсы психологической защищенности оказываются для них блокированными. В связи с этим высока актуальность проблемы выявления личностных ресурсов психологической защищенности, позволяющих взрослым справляться с отсроченными последствиями насилия, пережитого в детстве.

Актуальность проблемы и ее недостаточная проработанность в рамках психологии развития определили проблему, цель, объект, предмет, гипотезы и задачи диссертационного исследования.

Проблема исследования состоит в необходимости выявления личностных ресурсов, способствующих совладанию с психотравматическими последствиями пережитого в детстве насилия, для поддержания состояния психологической защищенности в ранней взрослости. В научной литературе данные ресурсы не описаны, хотя признается важность изучения ресурсов личности, которые позволяют справляться с определенной неблагоприятной жизненной ситуацией.

Целью нашего исследования является выявление личностных ресурсов психологической защищенности в ранней взрослости у людей, перенесших насилие в детстве.

Объектом исследования являются молодые люди и девушки в возрасте от 20 до 25 лет, пережившие и не переживавшие насилия в детстве.

Предметом исследования является структура личностных ресурсов психологической защищенности в ранней взрослости у людей, переживших насилие в детстве.

Для проверки в ходе исследования выдвинута следующая основная гипотеза: личностные ресурсы психологической защищенности людей, перенесших насилие в детстве, являются многокомпонентным образованием, структурными элементами которого выступают доверие к себе в различных сферах, эффективные копинг-стратегии, высокий уровень жизнестойкости и ответственности, мотивация к успеху, интернальный локус контроля, сбалансированная идентичность, знания о насилии и способах совладания с ним.

Частные гипотезы:

  1. Взрослые, пережившие и не переживавшие психотравмы в результате насилия в детстве, обладают разными психологическими особенностями, которые находят выражение в имеющихся у них ресурсах, обеспечивающих психологическую защищенность.
  2. Существуют отличия в личностных ресурсах у взрослых, переживших различные виды насилия в детстве.
  3. Личностные ресурсы психологической защищенности, проявляющиеся в ситуации особой опасности (защитные ресурсы), отличаются от личностных ресурсов, способствующих преодолению трудных жизненных ситуаций (развивающие ресурсы).

Для достижения цели и доказательства гипотез были поставлены следующие задачи:

  1. На основании теоретического анализа обосновать структуру личностных ресурсов психологической защищенности для людей в ранней взрослости, переживших психотравмирующий опыт насилия в детстве.
  2. Осуществить сравнительный анализ личностных характеристик, способствующих психологической защищенности у взрослых, перенесших и не перенесших психотравму в результате насилия в детстве.
  3. Определить личностные ресурсы людей, перенесших насилие в детстве, обеспечивающие их психологическую защищенность от негативных отсроченных последствий насилия в ранней взрослости.
  4. Выявить защитные и развивающие ресурсы взрослых, перенесших насилие в детстве.

Методологической и теоретической основой исследования являются:

- теория деятельности и теории активности субъекта при взаимодействии с окружающей действительностью (К.А. Абульханова-Славская, А.В. Брушлинский, Л.С. Выготский, Е.И. Исаев, А.Ф. Лазурский, А.Н.Леонтьев, Б.Ф. Ломов, В.Н.Мясищев, В.И. Панов, А.В. Петровский, С.Л.Рубинштейн, В.И. Слободчиков, М.Г. Ярошевский и др.),

- положения культурно-исторической теории и социально-генетической психологии о роли социальных взаимодействий в развитии личности (Л.С. Выготский, В.В. Давыдов, В.В. Рубцов, Д.Б. Эльконин).

Частной методологической основой исследования послужили концепция психологической безопасности среды и личности (И. А. Баева), а также положения отечественных (К. Муздыбаев, Л. В. Куликов, Д. А. Леонтьев, С. Т. Посохова, С. Л. Соловьева, Н. Е. Яблонски) и зарубежных (S. Folkman & R. S. Lazarus, S. E. Hobfoll, S. C. Kobasa, C. B. Lam, S. R. Maddi, A. Shirom) психологов о феномене и ресурсах психологической защищенности.

Методы и методики исследования. Для реализации поставленных задач, достижения цели исследования и проверки гипотез были использованы следующие подходы и методы научного познания: личностно-деятельностный, качественный и количественный, феноменологический подходы. Применялись теоретические (анализ и синтез, абстрагирование и конкретизация, аналогия) и эмпирические (изучение литературы, документов, праксиметрический метод, наблюдение, опрос, обследование) методы исследования. Для обработки эмпирических данных использовались качественные и количественные статистические методы: определение различий по t-критерию Стьюдента и φ-критерию Фишера, корреляционный, факторный и регрессионный анализы.

В исследовании использовались следующие методики:

Для установления наличия фактов насилия в детском опыте использовалась адаптированная методика «ICAST-R (Ретроспективный опросник наличия фактов насилия в детстве)».

Для выявления негативного влияния пережитых фактов насилия в детстве использовалась шкала «Реализованная виктимность» методики «Склонность к виктимному поведению» О. О. Андрониковой.

Для определения уровня защищенности от психологического насилия была использована адаптированная шкала «Защищенность личности от психологического насилия» методики «Психологическая безопасность образовательной среды школы» И. А. Баевой.

Для изучения личностных ресурсов психологической защищенности были использованы методика «Ответственность» В. П. Прядеина; адаптированная методика «Рефлексивный опросник уровня доверия к себе» Т. П. Скрипкиной; методика «Индикатор копинг-стратегий» Д. Амирхана; методика «Тест жизнестойкости» С. Мадди, в адаптации Д. А. Леонтьева и Е. И. Рассказовой; методика «Мотивация к успеху» Т. Элерса; методика «Тест-опросник субъективной локализации контроля» С. Р. Пантелеева и В. В. Столина; методика «Тест двадцати высказываний» М. Куна и Т. Макпартленда, в модификации Т. В. Румянцевой; авторская анкета для выявления знаний о насилии и способах совладания с ним.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Личностные ресурсы психологической защищенности взрослых, переживших насилие в детстве, могут быть рассмотрены как внутренние качества, способствующие успешному преодолению трудных жизненных ситуаций. Структура личностных ресурсов включает в себя четыре компонента: когнитивный (доверие к себе в различных сферах, знания о насилии и способах совладания с ним), эмоциональный (сбалансированная структура идентичности), поведенческий (эффективные копинг-стратегии), мотивационный (ответственность, жизнестойкость, мотивация к успеху, интернальный локус контроля).

2. Личностные ресурсы психологической защищенности взрослых, переживших различные виды насилия в детстве, имеют сходства и различия в структурных компонентах.

3. В структуре личностных ресурсов психологической защищенности от насилия, пережитого в детстве, существуют две группы ресурсов:

развивающие ресурсы, проявляющиеся в любой трудной жизненной ситуации, состоящие из доверия к себе в умении нравиться представителям противоположного пола, ответственности, жизнестойкости и мотивации к успеху;

защитные ресурсы, активизирующиеся в особо трудной жизненной ситуации, представленные доверием к себе в различных сферах, эффективными копинг-стратегиями, интернальным локусом контроля, сбалансированной идентичностью и знаниями о насилии и методах совладания с ним.

4. Базовыми личностными ресурсами психологической защищенности от физического и психологического насилия, перенесенного в детстве, являются ответственность и жизнестойкость.

Научная новизна исследования состоит в следующем:

1. Установлены новые теоретические и эмпирические факты, раскрывающие распространенность насилия над детьми, изучена степень выраженности различных его видов, частота столкновениями с ними и оценка степени травматичности пережитого в детстве насилия. Определены диагностические инструменты для подтверждения фактов насилия в детстве.

2. Впервые изучены особенности людей, переживших насилие в детстве и сумевших или не сумевших преодолеть его негативные последствия. Выявлены как общие особенности, характерные для всех взрослых, встречавшихся с фактами насилия в детстве, так и специфические черты, присущие либо группе взрослых, преодолевших психотравматичекую ситуацию, либо ее не преодолевшим.

3. Теоретически выявлен и впервые эмпирически подтвержден состав ресурсов психологической защищенности взрослых, способствующих снижению негативного влияния последствий пережитого в детстве насилия. Выделены две группы ресурсов психологической защищенности: основные, способствующие преодолению любого вида насилия, и специфические, характерные только для физического или психологического насилия.

4. В составе ресурсов психологической защищенности выявлены развивающие ресурсы, способствующие преодолению любой трудной жизненной ситуации в ранней взрослости, и защитные ресурсы, характерные для преодоления негативных последствий ситуации насилия, пережитого в детстве.

Теоретическая значимость исследования определяется тем, что полученные данные способствуют расширению представлений о ресурсах психологической защищенности в трудных жизненных ситуациях на разных возрастных этапах.

Расширен понятийный аппарат психологии безопасности. Уточнены понятия «психологическая защищенность» и «ресурсы психологической защищенности»; определен состав ресурсов психологической защищенности взрослых, переживших насилие в детстве, выделены защитные и развивающие ресурсы.

Полученные в исследовании данные дополняют представления о личностном развитии человека в ранней взрослости и расширяют знания об отстроченных последствиях различных видов насилия, выявляя не только негативные, но и позитивные аспекты; о закономерностях психического развития и особенностях людей, переживших насилие в детстве, обусловленных влиянием негативных факторов внешней среды, и о личностных ресурсах, способствующих поддержанию психологической защищенности.

Практическая значимость исследования.

Содержащиеся в работе выводы и эмпирические данные могут быть использованы в практике работы психологических служб, работающих с людьми, пережившими насилие. Данные исследования обосновывают технологии работы с жертвами насилия в детском возрасте с опорой на выявленные причины и формы насилия, психологические характеристики взрослых, преодолевших и не преодолевших его негативные последствия, а также на выявленные ресурсы психологической защищенности, и образуют основу для создания соответствующих профилактических и коррекционных программ. Выводы по исследованию предлагают исходные принципы для разработки рекомендаций практическим психологам при работе с клиентом, имеющим психотравму вследствие пережитого в детстве насилия.

Полученные в исследовании результаты могут быть включены в содержание учебных дисциплин: «Психология развития», «Возрастная психология» «Защита детей от насилия и жестокого обращения»; использоваться в системе повышения квалификации практических психологов и специалистов, работающих с детьми-жертвами насилия и детьми, проявляющими деструктивные формы взаимодействия.

Материалы диссертации используются в процессе профессиональной подготовки на психолого-педагогическом факультете РГПУ им. А. И. Герцена, включены в содержание учебной дисциплины «Психологические проблемы насилия в образовательной среде и способы их преодоления» образовательной программы магистерской подготовки.

Экспериментальная база исследования: исследование проводилось в течение трех лет (2009-2012 гг.) на базе Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена, Санкт-Петербургского государственного университета аэрокосмического приборостроения, Коми государственного педагогического института, Санкт-Петербургского государственного университета телекоммуникаций им. проф. М. А. Бонч-Бруевича, Государственной морской академии им. адмирала С. О. Макарова. Общее количество испытуемых 466 человек.

Достоверность и обоснованность результатов исследования обеспечивались методологической обоснованностью исходных позиций; применением общенаучных и конкретных методов, соответствующих целям и задачам исследования; содержательным анализом данных, полученных с помощью диагностических процедур; использованием методов описательной и индуктивной статистики, а также репрезентативностью выборки.

Апробация работы. Основные результаты обсуждались на заседаниях и семинарах кафедры психологии развития и образования РГПУ им. А. И. Герцена. Отдельные результаты и выводы исследования отражены в докладах на научно-практических конференциях: городской студенческой научно-практической конференции, посвященной Году учителя «Актуальные проблемы человека в инновационных условиях современного образования» (Санкт-Петербург, 2010), городской студенческой научно-практической конференции «Актуальные проблемы человека в инновационных условиях современного образования» (Санкт-Петербург, 2011), всероссийской научно-практической конференции «Психологические проблемы безопасности в образовании» (Москва, 2011), всероссийской студенческой научно-практической конференции «Актуальные проблемы человека в инновационных условиях современного образования» (Санкт-Петербург, 2012), международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы психологии» (Краснодар, 2012).

Публикации: по теме диссертации опубликовано 8 печатных работ.

Структура и объем диссертации: диссертация состоит из введения, трех глав основной части, заключения. Работа изложена на 195 страницах, содержит 16 таблиц, 10 рисунков и 9 приложений. Список литературы включает 187 источников, из них 37 - на иностранном языке.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность, определяется цель исследования, его предмет, объект; формулируются гипотезы и задачи; обосновываются используемые методики; раскрывается новизна, теоретическая и практическая значимость работы; формулируются положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Теоретический анализ проблемы психологической защищенности и ее ресурсов у взрослых, переживших насилие в детстве» посвящена анализу работ отечественных и зарубежных авторов, посвященных проблеме психологической защищенности и ее ресурсов у взрослых, переживших насилие в детстве и теоретическому обоснованию подхода к решению проблемы исследования.

В первом параграфе «Психологическая защищенность как результат функционирования ресурсов личности» анализируются подходы к пониманию феномена «психологическая защищенность» отечественных и зарубежных авторов. Исследуются истоки становления данного понятия, начиная с рассмотрения его в экзистенциальной философии как состояния человека, достигшего подлинной свободы и бытия через прохождение кризисных ситуаций. Психологи берут за основу представления экзистенциалистов о природе защищенности, ее связи со свободой и проявлением в кризисных ситуациях, но делают упор на поиск ресурсов для преодоления различных кризисных ситуаций. Так была обоснована необходимость личностных и средовых ресурсов для обеспечения психологической защищенности человека и в качестве личностных ресурсов предложены копинг-ресурсы (Р.С. Лазарус, С. Фолкман); определено, что психологическая защищенность обеспечивается работой психологических защит в травматических, неприятных, конфликтных для индивида ситуациях, с которыми на текущий момент он справиться не в состоянии (Р. М. Грановская, И.М. Никольская, С.Ю. Семенов, З. Фрейд); доказано, что психологическая защищенность основывается на вере в то, что человек будет принят референтной группой, будет иметь эмоционально благоприятные взаимоотношения и защищен от осуждения, неприятия и подавления (И.А. Баева, Г.В. Грачев, Б.А. Еремеев и др.); психологическая защищенность рассматривается как одна из базовых потребностей человека (А. Маслоу).

Установлено, что в научной литературе не существует общепринятого подхода к интерпретации психологической защищенности, а исследования отражают отдельные аспекты данного явления. На современном этапе развития науки изучение психологической защищенности базируется на исторических предпосылках и происходит в рамках различных концепций и подходов. В рамках концепции психологической безопасности (И.А. Баева) и с позиции защищенности личности или отдельных социальных групп от негативных воздействий в разных ситуациях (Т.О. Арчакова, Л.А. Гаязова, И.А. Горьковая, Г.В. Семья, В.Л. Ситников, Н.В. Юдин, Т.Г. Яничева) психологическая защищенность проявляется как эмоционально-положительное состояние человека, имеющего возможность развиваться и нормально функционировать в любых ситуациях, даже в самых неблагоприятных.

Концепции личностного адаптационного потенциала (Е.Ю. Двойникова, Н.Л. Коновалова, А.Г. Маклаков, С.Т. Посохова) и личностного потенциала (Д.А. Леонтьев) взаимосвязаны с психологической защищенностью. Они имеют как схожие позиции: позволяют человеку справиться с различными трудными для него ситуациями за счет внутренних ресурсов человека, создают условия для развития и проявления способностей человека; так и различия, проявляющиеся в отражении состояния человека в среде и учете данных влияний.

Анализируются и зарубежные синонимичные термины: «позитивный исход» (positive outcome) (Ш. Ионеску, G. Arrington, B. Becker, N. Garmezy, C.B. Lam, S.S. Luthar, C.A. McBride-Chang, M.N. Wilson) и «жизнестойкость» (hardiness) (С.А. Богомаз, Д.А. Леонтьев, Е.И. Рассказова, S. Kahn, D.M. Khoshaba, S.C. Kobasa, S.R. Maddi). В рамках данных подходов психологическая защищенность показывает состояние благополучия, отражающее результат действия личностных и социальных ресурсов, направленных на развитие личности и самореализацию, а также позволяющих успешно справляться с негативными воздействиями.

На основе представленных подходов дается авторское определение психологической защищенности, которая понимается как эмоционально положительное состояние человека, основанное на осознании личностью стабильной возможности удовлетворения своих базовых потребностей и характеризующееся возможностью нормально функционировать, успешно преодолевать любую трудную жизненную ситуацию и развиваться, используя для этого личностные и средовые ресурсы.

Второй параграф «Насилие как фактор воздействия на психическое развитие личности» посвящен анализу проблемы насилия над детьми. Насилие рассматривается как одна из серьезных психотравмирующих ситуаций детского возраста (Е.Н. Волкова, В.М. Кровяков, А.Н. Моховиков, С.Е. Режабек, М.М. Решетников и др.), имеющих серьезные негативные отсроченные последствия как для физического, так и для психологического развития человека.

Исследуются сходства и различия двух понятий «насилие над детьми» и «жестокое обращение с детьми». В результате анализа дается рабочее определение понятию «насилие над детьми» и его основные признаки. В рамках классификации, основанной на характеристике насильственных действий, проанализированы физическое и психологическое насилие: наиболее распространенные формы, факторы риска и причины, индикаторы и проявления в отдельных возрастных периодах (от младенчества и до подросткового) и наиболее часто встречающиеся последствия.

Далее в связи с целями исследования проводится подробный анализ отсроченных последствий насилия, пережитого в детстве, к которым относятся нехватка знаний и эрудиции; нарушение доверия к себе и другим; нарушение временной перспективы; нарушение самосознания человека; чувство одиночества, утрата смысла жизни; самодеструктивные тенденции, чувство социальной изоляции и стигматизации; плохо развитые навыки общения, учащение конфликтов, возникновение трудностей в общении с близкими и с окружающими людьми; появление мотивации избегания неудач; психиатрические, органические расстройства и депрессивные состояния; употребление психоактивных веществ и развитие зависимостей; соматопсихические заболевания или обострения хронических заболеваний, появление хронических болей невыясненной этиологии; суицидальные мысли или попытки самоубийства; садистские наклонности; навязчивое воспроизведение травматического опыта и кошмарные сны.

Третий параграф «Личностные ресурсы, способствующие защищенности от психотравмы, полученной в результате насилия, пережитого в детстве» посвящен анализу стратегий преодоления отрицательного воздействия психотравматического события, к которым можно отнести компенсаторное поведение, психологическую защиту личности и ресурсы психологической защищенности.

Компенсаторные механизмы и психологические защиты личности возникают сразу после акта насилия, позволяя человеку снизить негативное влияние пережитого насилия. Таким образом, они становятся механизмом выживания, помогая ребенку справиться с травматическими ситуациями и снизить уровень психологического страдания. Однако они только защищают от негативных переживаний и/или воспоминаний, но не решают проблему и не дают помощи. Справиться с последствиями пережитого насилия, человеку помогают его ресурсы.

Ресурсный подход в психологии на данный момент является наиболее распространенным, так как исследователей все чаще интересует то, как адаптивные возможности человека помогают ему справится с негативными последствиями стресса.

В отечественной и зарубежной научной литературе под ресурсами понимаются внутренние и внешние переменные, способствующие психологической устойчивости в стрессогенных ситуациях, то есть все то, что человек использует, чтобы удовлетворить требования среды. Наиболее распространенным подходом классификации ресурсов является их деление на личностные и средовые. В качестве средовых ресурсов рассматривается широкий спектр помощи со стороны социальной среды (например, доступность инструментальной, моральной и эмоциональной поддержки со стороны референтной группы), социальные навыки, власть и деньги; к личностным ресурсам относят навыки, способности и индивидуальные характеристики человека.

В ряде зарубежных и отечественных исследований в качестве личностных ресурсов, позволяющих человеку пережить любую ситуацию, угрожающую жизни, рассматриваются высокий уровень сопротивляемости и жизнестойкости, высокий уровень чувства собственного достоинства, самосовершенствование, психическое благополучие, гибкость, высокий уровень нервно-психической устойчивости, волевая и поведенческая регуляция, внутренний локус контроля, особенности темперамента, ориентация на цель и ее достижение, способность принимать решения и нести за них ответственность, самостоятельность, независимость ценностей, рефлексия, защитные механизмы и эмпатия, здоровые коммуникационные установки, контактность, открытость, доброжелательность в общении, экстраверсия, установление широких дружественный связей, обуздание агрессивности, эффективные копинг-стратегии, положительные эмоции и юмор, высокий уровень общего и социального интеллекта, позитивный школьный опыт, осмысленность жизни и личностная креативность, практическое мышление (которое рассматривается как показатель интеллектуального развития человека и способствует использованию конструктивных способов поведения), толерантность (М.М. Абдуллаева, Л.А. Гаязова, И.В. Камынина, Н.Г. Капустина, Е.Б. Лактионова, В.Л. Марищук, А.А. Нарушевич, М.М. Орлова, В.Г. Петросянц, Л.А. Регуш, В.Ю. Рыбников, М.В. Ряжева, С.Ю. Семенов, З.Х.Б. Сиееральта, И.Б. Скворцова, А.П. Сложеникин, С.Л. Соловьева, Т.И. Солодкова, G.A. Bonnano, N. Garmezy, S.C. Kobasa, S.R. Maddi, P.S. Pinheiro).

Проведенный теоретический анализ позволил заключить, что личностными ресурсами психологической защищенности взрослых, переживших насилие в детстве, являются внутренние качества, имеющиеся у человека и способствующие успешному преодолению им трудных жизненных ситуаций. На основе теоретического анализа к ним можно отнести мотивацию к успеху, ответственность, интернальный локус контроля, доверие к себе в различных сферах, высокий уровень жизнестойкости, эффективные копинг-стратегии, сбалансированную идентичность, знания о насилии и методах совладания с ним.

Во второй главе «Организация и методы исследования личностных ресурсов психологической защищенности взрослых, переживших насилие в детстве» описаны основные гипотезы и этапы исследования, дана характеристика выборки и способов обработки данных, представлены методы и конкретные методики изучения ресурсов психологической защищенности взрослых, переживших насилие в детстве. Выборка исследования состояла из взрослых в возрасте от 20 до 25 лет. Общее количество испытуемых 406 человек, в основную выборку вошли 306 респондентов: 132 молодых человека и 174 девушки.

По результатам данных полученных с помощью методики «ICAST-R (Ретроспективный опросник наличия фактов насилия в детстве)» выборка была разделена на 2 группы (пол испытуемых в этом случае не учитывался): группа испытуемых, переживших насилие в детстве (N = 176 человек), и группа испытуемых, не переживавших насилие в детстве (N = 130 человек). Кроме того группа испытуемых, переживших насилие в детстве была разделена еще на 2 подгруппы: группу людей с высокой частотой встречаемости с насилием (N = 109 человек) и группу людей с низкой частотой встречаемости с насилием (N = 67 человек). В группу с высокой частотой встречаемости с насилием попали те, у кого частота насилия по одному или нескольким видам достигает среднего или высокого уровня и кто отмечал серьезные последствия пережитого насилия. Таким образом, данную группу составили лица с высокой степенью травматичности пережитого насилия. Соответственно, остальные респонденты попали в группу с низкой частотой встречаемости с насилием и низким уровнем травматичности пережитого в детстве насилия.

В третьей главе «Аналитическая оценка результатов исследования личностных ресурсов психологической защищенности взрослых, переживших насилие в детстве» представлены результаты эмпирического изучения ресурсов психологической защищенности взрослых, переживших насилие в детстве, их интерпретация и выводы, полученные в ходе анализа.

Первый параграф «Результаты исследования наличия фактов насилия в детском опыте, степени его травматичности и защищенности личности от его негативных последствий» посвящен анализу результатов изучения наличия или отсутствия психотравмирующих фактов насилия в детском возрасте, а также степени травматичности, пережитого в детстве насилия. Было выявлено: юноши чаще встречаются с физическим насилием, чем девушки, девушки встречаются более часто с психологическим насилием. Это можно объяснить проявлением стереотипных форм поведения в отношении лиц определенного пола, а также меньшей чувствительностью молодых людей, по сравнению с девушками, к психологическому насилию. Девушки чаще отмечают факты столкновения с насилием, чем молодые люди. 49% юношей и 60% девушек из тех, кто отметил факты насилия, пережитого в детстве, встречались с двумя и более видами насилия.

Частота столкновения молодых людей с физическим и психологическим насилием в большинстве случаев остается на низком уровне, с психологическим насилием в семье — на низком или среднем уровне. Для девушек также характерен низкий уровень частоты столкновения с различными видами насилия. Однако, от 15% до 32% респондентов, переживших насилие в детстве, указывали высокую частоту встречаемости. С физическим насилием большинство юношей столкнулось в период от 5 до 13 лет, с психологическим насилием - от 10 до 17 лет, а с психологическим насилием в семье — от 5 до 9 лет. Девушки наиболее часто сталкивались с физическим насилием от 5 до 9 лет, с психологическим насилием и психологическим насилием в семье — от 10 до 13 лет. В возрасте до 9 лет сталкивались с физическим насилием около трети молодых людей и половины девушек, с психологическим насилием около 20% респондентов, с психологически насилием в семье – около половины молодых людей и 20% девушек.

Примерно треть испытуемых, переживших насилие в детстве, считают меру применявшегося к ним физического насилия не справедливой и неразумной, то есть оценивают перенесенное физическое насилие как травматичный детский опыт. Половина респондентов оценивает психологическое насилие как травматичное. При этом и юноши, и девушки оценивают перенесенное физическое насилие как менее травматичное, нежели психологическое.

Исследование наличия, частоты, возраста столкновения и степени травматичности, пережитого в детстве насилия, позволяет утверждать о наличии виктимных признаков у трети опрошенных респондентов. Более половины молодых людей и девушек, переживших насилие в детстве, имеют низкий уровень виктимности, что говорит о малой частоте попадания респондентов в критические ситуации и о выработке у них защитного способа поведения, позволяющего избегать опасных ситуаций, но у них присутствует внутренняя готовность к виктимному способу поведения. При этом только 3% молодых людей и 6% девушек имеют высокий уровень реализованной виктимности, проявляющийся в большой частоте попадания респондентов в неприятные или опасные для здоровья и жизни ситуации. Следствием этого является внутренняя предрасположенность и готовность личности действовать агрессивно или необдуманно (рис. 1).

Рис. 1. Количество взрослых, подвергавшихся насилию в детстве, имеющих различные уровни реализованной виктимности (в процентах).

С целью исследования защищенности от психологического насилия у респондентов в детстве и в настоящий момент нами использовалась шкала «Защищенность от психологического насилия». Данные свидетельствуют о том, что показатели защищенности от психологического насилия в детстве в группах юношей и девушек, переживших насилие в детстве, находятся на среднем уровне, а в группах молодых людей и девушек, не переживавших насилия в детстве, - на высоком уровне. При этом во всех группах уровень защищенности от психологического насилия на данный момент находится на высоком уровне (рис. 2).

Рис. 2. Защищенность взрослых от психологического насилия в детстве и в ранней взрослости (в баллах).

Девушки, пережившие насилие в детстве, выработали способы совладания с психологическим насилием и на данный момент успешно с ним справляются. Девушки, не встречавшиеся с насилием, обладают ресурсами защищенности от психологического насилия с детства и используют их для поддержания высокого уровня защищенности. Молодые люди, встречавшиеся и не встречавшиеся с психологическим насилием в детстве, также сумели найти ресурсы для совладания с ним.

Второй параграф «Сравнительный анализ психологических характеристик взрослых, переживших и не переживших психотравму в результате насилия, пережитого в детстве» содержит анализ психологических характеристик взрослых, переживших и не переживавших насилия в детстве.

Для выявления психологических характеристик и ресурсов психологической защищенности взрослых, переживших насилие в детстве, было проведено деление группы испытуемых, где основаниями выступили: высокий уровень реализованной виктимности и низкий уровень защищенности от психологического насилия, или наоборот, низкий уровень реализованной виктимности и высокий уровень защищенности от психологического насилия; частота встречаемости с насилием.

В результате, мы получили следующие группы (табл. 1):

-        «Адаптированные» (n = 92) – группа, которая продемонстрировала высокий уровень защищенности от психологического насилия и низкий уровень реализованной виктимности при отсутствии фактов насилия в детском возрасте;

-        «Защищенные» (n = 60) – группа, которая показала высокий уровень защищенности от психологического насилия и низкий уровень реализованной виктимности, но имеет высокую частоту столкновения с насилием в детстве;

-        «Незащищенные» (n = 49) – группа, которая показала низкий уровень защищенности от психологического насилия и высокий уровень реализованной виктимности при высокой частоте столкновения с насилием в детстве;

-        «Уязвимые» (n = 38) – группа, которая продемонстрировала низкий уровень защищенности от психологического насилия и высокий уровень реализованной виктимности при отсутствии фактов насилия в детском возрасте. В дальнейшем анализе эмпирического исследования данные респонденты рассматриваться не будут, так как они имеют высокий уровень психологической травмированности из-за факторов, не связанных с насилием, пережитым в детстве.

Таблица 1

Группы респондентов, выделенные для выявления психологических характеристик и ресурсов психологической защищенности

Уровень реализованной виктимности / уровень защищенности от психологического насилия

Частота встречаемости с насилием

Не было насилия

Высокая

Высокий / низкий

Уязвимые

(n = 38)

Не защищенные

(n = 49)

Низкий / высокий

Адаптированные

(n = 92)

Защищенные

(n = 60)

С целью выявления психологических характеристик взрослых, переживших и не переживших психотравму в результате насилия в детстве, мы провели сравнительный анализ психологических особенностей: уровня развития ответственности и ее составляющих, доверия к себе в различных сферах жизнедеятельности, жизнестойкости и ее составляющих, мотивации успеха, субъективной локализации контроля, копинг-стратегий, идентичности и знаний о насилии и способах совладания с ним – у трех групп: «адаптированных», «защищенных» и «незащищенных» респондентов. Были получены следующие характеристики групп.

Для взрослых, не переживавших насилия в детстве («адаптированных»), характерны высокие уровни ответственности, доверия к себе в различных сферах жизнедеятельности, жизнестойкости (p0,001) и несбалансированная идентичность. Наиболее используемой стратегией совладания является стратегия разрешения проблем (p0,001). Для них характерен интернальный локус контроля (p0,001). Они обладают меньшими знаниями о насилии в силу меньшего опыта столкновения с ним, а имеющиеся знания о насилии носят больше теоретический характер.

Для взрослых, переживших насилие в детстве и преодолевших полученную психотравму («защищенных»), характерны высокие значения ответственности и ее компонент, доверия к себе в сферах взаимоотношений с близкими людьми (друзьями) (p0,05) и умении интересно проводить досуг (p0,05), интернального локуса контроля (p0,001) и жизнестойкости (p0,01), наиболее используемой копинг-стратегией является разрешение проблем (p0,01), обладают сбалансированной идентичностью.

Взрослые, переживших насилие в детстве и не преодолевшие полученную психотравму («незащищенные»), характеризуются как ответственные, но они хуже справляются с любыми трудностями, встречающимися при выполнении ответственных поручений (p0,01). Для них более характерны желание обратить на себя внимание (p0,05) и зависимость от других людей или обстоятельств (p0,01). Они чаще обращаются за помощью к окружающим их людям из-за меньшего уровня доверия к себе во всех сферах. Наиболее используемыми копинг-стратегиями являются разрешение проблем и поиск социальной поддержки, нет четко выраженного локуса контроля. Обладают сбалансированной идентичностью.

Для всех групп взрослых наиболее значимыми являются умения построения взаимоотношений с друзьями. Им присущ средний уровень мотивации к успеху и ограниченные знания о насилии. Они относятся к уравновешенному типу, обладают средним уровнем дифференцированности идентичности и средним уровнем рефлексии.

В третьем параграфе «Ресурсы психологической защищенности взрослых, переживших насилие в детстве» с целью выявления ресурсов психологической защищенности взрослых от отсроченных последствий насилия, пережитого в детстве, были проведены корреляционный, факторный и регрессионные анализы у групп взрослых с высокой частотой встречаемости с насилием, имеющих разные уровни реализованной виктимности и защищенности от психологического насилия (у групп «защищенных» и «незащищенных» респондентов).

Из данных корреляционного анализа следует, что у респондентов из группы «защищенные» при возрастании количества фактов и частоты столкновения с физическим насилием в детстве снижается уровень преодоления трудностей в ранней взрослости.

Пережитое в детстве психологическое насилие приводит к повышению уровня ответственности. Психологическое насилие в семье, пережитое в детстве, привело к ранней взрослости к использованию неадаптивной стратегии избегания проблем, снижению уровней ответственности и жизнестойкости.

Для подтверждения полученных в корреляционном анализе данных был проведен регрессионный анализ. Доказано, что уровень реализованной виктимности взаимосвязан с фактами физического насилия, перенесенного в детстве. Также доказана взаимосвязь фактов психологического насилия и психологического насилия в семье и уровней защищенности от публичного оскорбления и недоброжелательного отношения в ранней взрослости. В регрессионном анализе рассматривалась связь уровня реализованной виктимности, уровней защищенности от публичного оскорбления и недоброжелательного отношения и психологических характеристик рассматриваемой группы.

В результате проведенного регрессионного анализа было получено следующее уравнение для уровня реализованной виктимности (коэффициент детерминации R2=0,40, значение статистики F=3,68 при p0,001):

у=1,91+34(0,99)+32(-0,93)+33(-0,37)+18(0,31)+52(-0,29)+10(-0,29)+56(0,24) +13(0,23)+57(-0,13)+0,65

Из данного уравнения следует, что на снижение отсроченных последствий перенесенного в детстве физического насилия, влияют повышение уровня жизнестойкости, при снижении готовности менять ситуацию и учиться на собственном опыте; большее многообразие субъективных сведений о конкретных функциях личностного свойства; снижение знаний о насилии в детстве и доверия к себе в умении нравиться представителям противоположного пола; повышение способности переносить ситуацию неопределенности; использование в качестве копинг-стратегии разрешения проблем; снижение дифференцированности идентичности.

Для уровня защищенности от публичного оскорбления, отрицательно взаимосвязанного с фактами перенесенного в детстве психологического насилия в семье, было получено следующее уравнение (коэффициент детерминации R2=0,51, значение статистики F=6,66 при p0,00001):

у=5,53+20(0,47)+16(0,44)+27(-0,42)+9(-0,34)+17(-0,26)+4(-0,23)+50(0,19)+

+30(-0,15)+0,81

Из данного уравнения следует, что на повышение уровня защищенности от публичного оскорбления влияют повышение уровня ответственности, получение положительных эмоций, некоторая пассивность поведения и большее стремление к взаимопомощи при выполнении ответственных дел, большее доверие к себе в сферах интеллектуальной деятельности и взаимоотношений с родителями, признание используемых методов совладания с насилием неэффективными и повышение мотивации к успеху.

С целью получения структуры личностных ресурсов психологической защищенности взрослых, переживших насилие в детстве и преодолевших его негативные последствия, был проведен факторный анализ. Общая дисперсия составила 70%. На основе содержательной интерпретации полученных данных нами было выделено 3 фактора в структуре личностных ресурсов: «активность и ответственность» (32 %), «жизнестойкость и преодоление трудностей» (28 %) и «идентичность и знания» (10 %).

Фактор «активность и ответственность» (дисперсия 32 %), включающий в себя следующие показатели ответственности: предметной результативности (0,84), стенической эмоциональности (0,83), регуляторной интернальности (0,77), когнитивной осмысленности (0,77), динамической эргичности (0,76) и социоцентрической мотивации (0,72), - описывает активное, самостоятельное поведение, направленное на получение общественно полезного результата, при этом человек испытывает положительные эмоции, удовольствие от собственной деятельности и желание быть среди людей, не боится брать на себя ответственность, считая себя ответственным за события, происходящие в его жизни.

Второй фактор, «жизнестойкость и преодоление трудностей» (дисперсия 28 %), включает в себя следующие компоненты жизнестойкости: жизнестойкость (0,93), контроль (0,85), вовлеченность (0,82), принятие риска (0,82) и характеристику ответственности - шкала трудности (-0,63), что говорит о поведении человека как способного справиться с трудностями, с возникшим внутренним напряжением за счет совладания со стрессами и принятия ответственности за собственную судьбу, получения удовольствия от деятельности и убежденности в необходимости и ценности любого жизненного опыта.

Третий фактор, «идентичность и знания» (дисперсия 10 %), состоит из компонента знаний о насилии – количестве источников информации знаний о насилии в детстве – и компонента идентичности личности - «?» - оценка качества идентичности, - что говорит о необходимости для преодоления негативных последствий насилия, пережитого в детстве, знаний о насилии и сбалансированной структуры идентичности, проявляющейся в возможности справляться с возрастающими кризисными переживаниями.

Далее были проанализированы ресурсы психологической защищенности взрослых, переживших насилие в детстве и не сумевших преодолеть его негативные последствия («незащищенные»). Данные корреляционного анализа позволяют заключить, что пережитое в детстве физическое насилие взаимосвязано с увеличением доверия к себе в сфере взаимодействия с противоположным полом, интернального локуса контроля и жизнестойкости, получением удовольствия от деятельности при выполнении ответственных поручений. Частота физического насилия отрицательно взаимосвязана с полом, что подтверждает сделанный ранее вывод о большей подверженности молодых людей физическому насилию.

Психологическое насилие и психологическое насилие в семье, пережитые в детстве, взаимосвязаны с более частым использованием стратегий поиска социальной поддержки и избегания. Данные испытуемые хуже справляются с трудностями, ведут себя неуверенно, нерешительно, пассивно, испытывают отрицательные эмоции при выполнении ответственных дел. Знания о насилии, которые были у них в детстве, считают неэффективными. Респонденты характеризуются меньшим уровнем жизнестойкости, обладают несбалансированной идентичностью и меньшим доверием к себе в отдельных сферах жизнедеятельности: в профессиональной и интеллектуальной деятельности,  решении бытовых задач, в умении строить взаимоотношения с близкими людьми (друзьями).

Для подтверждения полученных в корреляционном анализе данных был проведен регрессионный анализ. В регрессионном анализе рассматривалась связь уровня реализованной виктимности и психологических характеристик группы «незащищенных» в ранней взрослости, а также уровней защищенности от публичного оскорбления и недоброжелательного отношения и психологических характеристик рассматриваемой группы.

В результате проведенного регрессионного анализа было получено следующее уравнение для уровня реализованной виктимности (коэффициент детерминации R2=0,44, значение статистики F=3,44 при p0,003):

у=7,88+36(-0,48)+49(0,37)+51(-0,36)+34(-0,34)+52(-0,29)+55(0,29)+35(-0,22) +15(0,18)+54(0,17)+1,57

Из данного уравнения следует, что на снижение уровня реализованной виктимности, а следовательно, и отсроченных последствий перенесенного в детстве физического насилия, влияют повышение уровня интернального локуса контроля, увеличение знаний о насилии и методах совладания с ним, сбалансированная идентичность, снижение уровня жизнестойкости и частое использование в качестве копинг-стратегии избегания.

Для уровня защищенности от публичного оскорбления, отрицательно взаимосвязанного с фактами перенесенного в детстве психологического насилия в семье, было получено следующее уравнение (коэффициент детерминации R2=0,56, значение статистики F=9,09 при p0,000001):

у=0,36+10(0,64)+18(0,50)+27(-0,48)+23(0,28)+48(0,23)+6(-0,19)+0,81

Из данного уравнения следует, что на повышение уровня защищенности от публичного оскорбления, и следовательно, на защищенность от негативных последствий психологического насилия в семье, влияют повышение доверия к другим в сфере межличностных отношений с противоположным полом, ответственность и получение положительных эмоций при размеренном выполнении ответственных дел, уточнение знаний о физическом насилии и большее доверие к себе в сфере взаимоотношений с друзьями и близкими людьми.

Для уровня защищенности от недоброжелательного отношения, отрицательно взаимосвязанного с фактами перенесенного в детстве психологического насилия в семье, было получено следующее уравнение (коэффициент детерминации R2=0,51, значение статистики F=6,05 при p0,0001):

у=1,88+20(-0,62)+36(-0,41)+17(0,36)+10(0,29)+8(0,27)+18(0,22)+28(0,16)+1,02

Из данного уравнения следует, что на повышение уровня защищенности от недоброжелательного отношения влияют ответственность и получение положительных эмоций при выполнении ответственных дел, интернальный локус контроля, доверие к другим в сфере построения взаимоотношений в семье и с противоположным полом.

С целью получения факторной структуры личностных ресурсов психологической защищенности респондентов, переживших насилие в детстве и не преодолевших его негативные последствия, был проведен факторный анализ. Общая дисперсия составила 77 %. На основе содержательной интерпретации полученных данных нами было выделено 3 фактора в структуре личностных ресурсов взрослых, переживших насилие в детстве и не преодолевших его негативные последствия: «безответственность» (30 %), «жизнестойкость и активность» (26 %) и «сбалансированная идентичность» (21 %).

Первый фактор – «безответственность» (дисперсия 30 %) – включает в себя следующие характеристики ответственности: астеническая эмоциональность (0,87), шкала трудности (0,86), эгоцентрическая мотивация (0,83), динамическая аэргичность (0,82) и регуляторная экстернальность (0,82) – и описывает поведение человека неспособного справиться с трудностями, нерешительного, пассивного, зависимого от других людей или обстоятельств, стремящегося обратить на себя внимание и испытывающего отрицательные эмоции при выполнении ответственных дел.

Фактор «жизнестойкость и активность» (дисперсия 26 %), включающий в себя показатели жизнестойкости (0,97) и ее компонент: вовлеченности (0,89) и принятия риска (0,79), а также динамической эргичности (0,74), говорит о способности выбирать собственный путь и самостоятельном принятии решений, получении удовольствия от выполняемой деятельности и готовности рисковать при необходимости.

Третий фактор, «сбалансированная идентичность» (дисперсия 21 %), объединил в себе характеристики идентичности: общее количество характеристик идентичности (0,96), «положительная» оценка качеств идентичности (0,88) и «отрицательная» оценка качеств идентичности (0,81), что свидетельствует о повышении сбалансированности и дифференцированности идентичности взрослых, имеющих опыт столкновения с насилием в детстве.

Можно сделать вывод, что испытуемые из групп «защищенные» и «незащищенные» обладают практически одинаковым набором ресурсов, но именно меньшая выраженность данных ресурсов приводит к тому, что респонденты из группы «незащищенные» не смогли преодолеть негативные отсроченные последствия насилия.

Аналитическая оценка полученных факторных структур личностных ресурсов психологической защищенности позволяет сделать вывод, что базовыми ресурсами психологической защищенности взрослых являются ответственность и жизнестойкость (на них приходится 60% общей факторной массы у «защищенных» респондентов и 56% - у «незащищенных»).

В исследованиях, посвященных изучению ресурсов, распространено деление факторов, помогающих преодолеть трудную ситуацию на две группы:

- защитные, которые проявляются в ситуациях повышенного риска и позволяют лучше адаптироваться;

- неспецифические (развивающие), которые проявляются в любой ситуации.

Для проверки предположения о наличии в составе ресурсов психологической защищенности как «защитных», так и «развивающих» факторов нами был проведен сравнительный анализ двух групп респондентов, отличающихся по частоте встречаемости с насилием, но имеющих при этом одинаковые уровни реализованной виктимности и защищенности от психологического насилия: у групп «адаптированных» и «защищенных» респондентов. Обе группы обладают развивающими ресурсами, позволяющие им благополучно разрешать возникающие трудности вне зависимости от количества данных ситуаций, что проявляется в низком уровне реализованной виктимности. Группа «защищенных» обладает защитными ресурсами, за счет которых она справляется с ситуациями особого риска, к которым можно отнести негативные отсроченные последствия перенесенного в детстве насилия, группа «адаптированных» испытуемых не имеет опыта переживания насилия в детстве и, соответственно, не нуждается в защитных ресурсах.

В результате проведенного регрессионного анализа получено уравнение для уровня защищенности от публичного оскорбления, отрицательно взаимосвязанного с фактами перенесенного в детстве психологического насилия в семье (коэффициент детерминации R2=0,27, значение статистики F=8,01 при p0,0001): у=10,43+21(-0,27)+31(-0,25)+30(-0,24)+10(0,16)+1,55

Из данного уравнения следует, что на повышение уровня защищенности от публичного оскорбления влияют снижение доверия к себе в умении нравиться представителям противоположного пола, повышение мотивации успеха, учет мнений окружающих людей и обстоятельств при решении ответственных поручений, уверенность в собственных силах.

С целью получения факторной структуры личностных ресурсов психологической защищенности респондентов группы «адаптированные» был проведен факторный анализ. Общая дисперсия составила 68 %. На основе содержательной интерпретации полученных данных нами было выделено 2 фактора в структуре личностных ресурсов взрослых, не переживавших насилия в детстве и не имеющих психотравматических последствий: «самостоятельность и стремление к успеху» (35 %) и «уверенность в себе» (33 %).

Первый фактор, «самостоятельность и стремление к успеху» (дисперсия 35 %), включает в себя характеристику ответственности: регуляторная интернальность (0,90),- и мотивацию к успеху (0,75), что говорит о высоком уровне независимости и мотивации к успеху у респондентов, не имеющих психотравматического опыта.

Второй фактор «уверенность в себе» (дисперсия 33 %), включающий в себя показатель доверия к себе в умении нравиться представителям противоположного пола (0,83) и показатель жизнестойкости – вовлеченность (0,72) – говорит о высоком уровне уверенности в себе. Также данный фактор указывает на неиспользование внешних ресурсов при решении проблем. Полученные данные подтверждают выводы, сделанные при анализе уровня доверия к себе у группы «адаптированных» респондентов.

В результате проведенных регрессионного и факторного анализов были выявлены следующие личностные ресурсы психологической защищенности, которые присущи респондентам, не переживавшим насилия в детстве и не имеющим психотравматических последствий («адаптированным»): доверие к себе в умении нравиться представителям противоположного пола, ответственность, жизнестойкость и мотивация к успеху. Перечисленные выше ресурсы характерны  и для респондентов, переживших насилие в детстве. Можно сделать вывод, что указанные ресурсы являются развивающими ресурсами психологической защищенности.

Соответственно, защитными ресурсами являются следующие личностные характеристики: доверие к себе в различных сферах: профессиональной и интеллектуальной деятельности, решении бытовых проблем и умениях строить взаимоотношения с близкими людьми (друзьями), с детьми, в семье и с родителями, в умении интересно проводить досуг; эффективные копинг-стратегии; интернальный локус контроля; сбалансированная идентичность и знания о насилии и методах совладания с ним. Данные ресурсы отсутствуют у респондентов из группы «адаптированных» и существует у группы «защищенных».

В заключении обобщаются полученные в работе результаты, формулируются основные выводы, намечаются перспективы дальнейшего исследования.

Полученные в ходе исследования данные позволили сформулировать выводы:

1. Личностные ресурсы психологической защищенности взрослых, переживших насилие в детстве, являются многокомпонентным образованием, структурные элементы которого разделены на четыре блока:

- когнитивный, состоящий из доверия к себе в различных сферах и знаний о насилии и способах совладания с ним;

- эмоциональный, включающий в себя сбалансированную идентичность;

- мотивационный, представленный ответственностью, мотивацией успеха, жизнестойкостью и интернальным локусом контроля;

- поведенческий, включающий в себя эффективные копинг-стратегии.

2. Установлено, что 49% юношей и 60% девушек сообщают о двух и более видах насилия, пережитого в детстве. От 20% до 50% респондентов, переживших насилие в детстве, сталкивались с ним в возрасте до 9 лет.

Молодые люди чаще встречаются с физическим насилием, а девушки - с психологическим насилием. В 64% случаев юноши в возрасте сталкивались с физическим насилием в возрасте от 5 до 13 лет, с психологическим насилием – в возрасте от 10 до 17 лет. При этом частота столкновения с физическим насилием остается на низком уровне, а с психологическим насилием может достигать среднего уровня. Частота столкновения с насилием достигает высокого уровня примерно для четверти опрошенных молодых людей (от 22% до 29% - по разным видам насилия).

Девушки чаще сталкивались с различными видами насилия в возрасте от 5 до 13 лет, при этом частота столкновения была на низком уровне. При этом от 15% до 32% девушек отмечают высокую частота столкновения с насилием в детстве. 

3. Более трети выборки (от 36% до 47% молодых людей и от 32% до 58% девушек) считают меру насилия, совершенного над ними в детстве чрезмерной, неразумной и несправедливой, а полученный опыт – травматичным. При этом респонденты оценивают перенесенное физическое насилие как менее травмирующее, нежели психологическое.

4. Большинство испытуемых (от 60% до 68%), используя доступные ресурсы, смогли преодолеть негативные последствия пережитого в детстве насилия, что отражается в низком уровне реализованной виктимности, а также в высоком уровне защищенности от психологического насилия.

Выявлены диагностические критерии для определения пережитых в детстве фактов физического и психологического насилия. Ими являются шкалы «реализованная виктимность» и «защищенность от психологического насилия во взаимодействии».

5. Основными личностными ресурсами психологической защищенности взрослых, переживших физическое насилие в детстве, являются доверие к себе в сфере построения взаимоотношений с представителями противоположного пола, эффективные копинг-стратегии, ответственность, жизнестойкость, интернальный локус контроля, знания о насилии и сбалансированная идентичность.

Основными личностными ресурсами психологической защищенности взрослых, переживших психологическое насилие в детстве, являются доверие к себе в различных сферах, эффективные копинг-стратегии, ответственность, жизнестойкость, знания о насилии и сбалансированная идентичность.

Основными личностными ресурсами психологической защищенности взрослых, переживших в детстве психологическое насилие в семье, являются доверие к себе в различных сферах жизнедеятельности, эффективные копинг-стратегии, ответственность, жизнестойкость, мотивация к успеху, интернальный локус контроля, сбалансированная идентичность и знания о насилии и методах совладания с ним.

6. В структуре ресурсов психологической защищенности от насилия в детстве выделены две группы ресурсов:

развивающие ресурсы, проявляющиеся в любой ситуации, характерные для всей выборки, представлены двумя блоками: когнитивным, состоящим из доверия к себе в умении нравиться представителям противоположного пола; мотивационным, включающим в себя ответственность, жизнестойкость и мотивацию к успеху;

защитные ресурсы, активизирующиеся в особо трудной жизненной ситуации, представлены когнитивным (доверие к себе в различных сферах, знания о насилии и методах совладания с ним), эмоциональным (сбалансированная структура идентичности), поведенческим (эффективные копинг-стратегии) и мотивационным блоками (интернальный локус контроля).

7. Ответственность и жизнестойкость являются базовыми ресурсами психологической защищенности от физического и психологического насилия, пережитого в детстве.

Содержание исследования отражено в следующих публикациях автора:

1. Кондакова И. В. Личностные ресурсы психологической защищенности взрослых от негативных последствий насилия, пережитого в детстве. // Известия Российского государственного педагогического университета имени А. И. Герцена = Izvestia: Herzen University Journal of Humanities & Sciences. №:145: Рецензируемый научный журнал. СПб., апрель 2012. С. 122-135 (0,8 п.л.)

2. Кондакова И. В. Развивающие и защитные ресурсы психологической защищенности взрослых, переживших насилие в детстве.// Письма в Эмиссия.Оффлайн (The Emissia.Offline Letters): электронный научный журнал. - Апрель 2012, ART 1774. - CПб., 2012 г. URL: http://www.emissia.org/offline/2012/1774.htm. Гос.рег. 0421200031. ISSN 1997-8588.. Объем 0.5 п.л. [дата обращения 19.05.2012]

3. Кондакова И. В. Психологическая защищенность: история и современность. // Актуальные проблемы человека в инновационных условиях современного образования: Материалы Городской студенческой научно-практической конференции, посвященной Году учителя. - СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2010. - С. 79-83 (0,2 п.л.)

4. Кондакова И. В. Толерантность и школьное насилие. // Пути формирования установок толерантного сознания у детей и молодежи: Материалы городской научно-практической конференции. - СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2010. - С. 44-47 (0,2 п.л.)

5. Кондакова И. В. Личностные ресурсы психологической защищенности девушек, переживших насилие в детстве. // Актуальные проблемы человека в инновационных условиях современного образования и науки: Материалы Городской студенческой научно-практической конференции. - СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2011. - С. 24-28 (0,25 п.л.)

6. Кондакова И. В. Доверие к себе у взрослых, перенесших насилие в детстве. // Актуальные вопросы психологии: Материалы Международной научно-практической конференции. 16 января 2012 г.: Сборник научных трудов. – Краснодар, январь 2012. – С. 143-147 (0,3 п.л.)

7. Кондакова И. В. Распространенность насилия и оценка его травматичности взрослыми, пережившими насилие в детстве. // Психология. Социология. Педагогика. Научно-практический журнал. – Москва. – Январь 2012. - № 1. – С. 5-7 (0,2 п.л.)

8. Кондакова И. В. Знания о насилии как личностный ресурс психологической защищенности взрослых, переживших насилие в детстве. // Первые шаги в науке: Межвузовский альманах научных работ студентов. Выпуск III. Специальный выпуск / под общей редакцией профессора А.Н. Мячина – СПб.: РИО СПб филиала РТА, июнь 2012. – С. 111-116 (0,33 п.л.)

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.