WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи     

Дашковская Инесса Николаевна

ОСОБЕННОСТИ Я-КОНЦЕПЦИИ И СПЕЦИФИКА САМОСОЗНАНИЯ НЕЗАМУЖНИХ БЕЗДЕТНЫХ ЖЕНЩИН

Специальность 19.00.01 –

общая психология, психология личности, история психологии.

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Москва 2012

Работа выполнена на кафедре психологического консультирования Института психологии им. Л.С. Выготского федерального государственного бюджетного образовательного учреждения  высшего профессионального образования «Российский государственный  гуманитарный университет» (РГГУ)

Научный руководитель: доктор психологических наук, профессор

Слободчиков Илья Михайлович

Официальные оппоненты:  КУДРЯВЦЕВ ВЛАДИМИР ТОВИЕВИЧ

  доктор психологических наук, профессор 

  институт психологии им. Л.С. Выготского РГГУ

  заведующий кафедрой теории и истории

  психологии

  СМИРНОВА  ТАМАРА ПЕТРОВНА

  канд. психол. наук, доцент, Институт социальной

  инженерии Московского государственного

  университета дизайна и технологии,

  заведующая кафедрой психологии

Ведущая организация:  Кубанский Государственный Университет

  (филиал в г.Славянск-на-Кубани)

Защита состоится «11» октября 2012 г. в 17.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.198.10, созданного на базе Российского государственного гуманитарного университета, по адресу: 125993, ГСП-3, 

г. Москва, Миусская площадь, д.6, к.7, ауд. № 396

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Российского государственного гуманитарного университета по адресу: 125993, ГСП-3, Москва, Миусская пл., д. 6, корп. 6.

Автореферат разослан «__» сентября 2012 г.

                               

Ученый секретарь

диссертационного совета  Жиляев А.Г.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

 

Актуальность исследования. Имеющиеся в научно-публицистической литературе факты свидетельствуют о том, что современные молодые люди крайне мало ориентированы на выполнение материнских  и отцовских ролей (Титаренко В.Я., Мытиль А. и др.). Функции матери не занимают центрального места в  самосознании современной женщины – этот тревожный факт отмечают многие отечественные и зарубежные учёные. В современных условиях, когда возросла социальная нагрузка на женщину, ей стало значительно сложнее, чем раньше, сочетать трудовую, общественно-полезную деятельность и материнство, это сочетание всё больше приобретает социальный характер. По мнению Матвеевой Е.В., возможность гармонического сочетания женщиной профессиональных и семейных ролей,  в значительной мере определяются её практической готовностью к семейной жизни и материнству.

В рамках исследования психологии личности женщины и не только в контексте гендерных структур, ожиданий, представлений и т.д., практически невозможно избежать обсуждения вопроса о необходимости и желательности замужества и рождения детей. Дискуссии и обсуждения этой темы всегда чрезвычайно остры и затрагивают весь круг вопросов и проблем, связанных с психологией личности, жизнедеятельности, психологией семьи, ситуацию самосознания и самоощущения, самоидентификации, проблемы самооценки, тревожности, агрессии и множеством психоаналитических аспектов. Если расширять рамки постановки проблемы – речь в принципе идёт о социальном и личностном наполнении жизни женщины, о системе её ценностей, представлении о собственных – внесоциальных и внестеретипно-ролевых ожиданиях и жизненных перспективах. Фактически, достаточно сконцентрироваться на  трех уровнях проблемного поля :  – социальном – социально- ролевых стереотипах и ожиданиях в связи с ними;  личностном,  – представлении человека определённого возраста о себе, реальных и перспективных личностных задачах и планах, и надличностном, – по сути своей экзистенциальном. Последний, в свою очередь, проводится через категорию «эмоциональное равновесие», представление о сбалансированности течения собственной жизни, о самоценности жизни и личности и, в этой связи, – о задачах связанных с достижением внутриличностной гармонии. Рассматривая подобное триединство  мы попадаем в сложнейшую конфликтное поле,  поскольку  историко-социальные установки и ожидания, стереотипы, закреплённые с негласных правилах и предписаниях, являются фактором давления на развитие личности, вне  их контекста - с одной стороны,  личность развиваться не может, с другой стороны – под их влиянием  невозможно говорить о свободе развития личности, необходимо говорить о своего рода «органической  адаптивной деформации».

В связи с последним аспектом автоматически возникает и внутриличностный конфликт, связанный с сопротивлением этой деформации, который в свою очередь выходит в аспект психологической проблематики, связанной с самоодобрением и неодобрением «самовыражающейся» личности. Таким образом, наше внимание в рамках исследования я-концепции и особенностей самосознания незамужних бездетных женщин, сосредотачивается на личности, добровольно делающей свой выбор, мотивируя его и принимая в той или иной степени все последствия этого выбора. Вместе с тем актуальность исследования определяется и необходимостью анализа сложного внутриличностного конструкта, составляющего индивидуальную систему жизненных представлений незамужней бездетной женщины.

  Цель исследования:  проанализировать и описать особенности я-концепции и самосознания незамужних бездетных женщин возраста 27-41года.

Объект исследования: личностные особенности незамужних бездетных женщин возраста 27-41 лет.

Предмет исследования: особенности я-концепции, самовосприятия и самосознания незамужних бездетных женщин.

Гипотеза исследования: Формирование я – концепции незамужних бездетных женщин  связана со следующими  основными аспектами: особенностями восприятия образа себя ( в том числе в рамках гендерных и социальных предъявлений),  представлением о структуре жизненных ценностей, характером отношения к проблемам (жизненным трудностям) и способам их решения. Специфика коррекционной работы в рамках изменений личностных установок связана с решением внутриличностных конфликтов, прояснению мотивационных аспектов жизненного выбора указанных категорий женщин, переориентированием значимых жизненных целей и разработкой позитивной поведенческой стратегии.

Задачи исследования:

  1. Провести теоретический анализ проблемы становления гендерного самосознания , развития и оформления соответствующих ему компонентов я-концепции.
  2. Выявить специфику и закономерности становления самосознания женщин, не вступивших в брак и не имеющих детей.
  3. Выявить личностные особенности, специфику самовосприятия и самоотношения незамужних бездетных женщин,  в возрастных границах 27- 41 год.
  4. Представить систему психолого-коррекционной деятельности, способствующую решению внутриличностных конфликтов, прояснению мотивационных аспектов жизненного выбора указанных категорий женщин.

Теоретической основой исследования является культурно- историческая концепция Л.С.Выготского.

В контексте проблематики исследования изучались, анализировались и переосмыслялись положения теорий персонологии и мультисубъектной теории личности В.А.Петровского, теории,  (в частности концепции инобытия в других и концепции дуализма самосознания индивида (единства, но не тождества «Я в себе и для себя» и «Я в другом и для другого»); положения теории смысла и концепции идентичности (Д.А.Леонтьев) ; теории и подходы Н.А.Бердяева, М.М. Бахтина, B.C. Библера, М. Бубера,  М. Кляйна, К. Хорни, Дж. Боулби, Э. Эриксона, А.Н.Леонтьева; работы А.Г.Харчева, С.И.Голод, А.С.Спиваковской, Г.Г.Филиповой,  А.Я.Варги, С.Ю. Мещеряковой, Ю.И. Шмурак, В.И. Брутмана и др.

Методы исследования: коппинг-тест Р.Лазаруса; МТЖЦ (морфологический тест жизненных ценностей) И.Ф. Сопова -Л.В.Карпушиной; тест локус-контроля в модификации Дж.Роттера;  методика исследования самооценки личности по С.А. Будасси, шкала реактивной и личностной тревожности Спилберга – Ханина;  авторская анкета, беседы, нестандартизированные интервью, включённое наблюдение.

Надежность и достоверность результатов исследования обеспечиваются соответствием материала инструментальных методик разработанному теоретическому конструкту, а теоретического конструкта – избранному методологическому подходу. Также достоверность исследования обеспечивается подборкой научной литературы по теме; репрезентативностью и объемом выборок респондентов; качественной и количественной обработкой экспериментальных данных и статистической значимостью полученных закономерностей; комплексным характером использованных методов исследования.

Эмпирическая база исследования: в исследовании приняло участие 122 женщины трех возрастных групп : 27-29 лет - 44 человека, 32 - 35 лет -42 человека, 37- 41г – 36 человек. Необходимо отметить, что никто из испытуемых не состоял на момент исследования в гражданском браке, не принимал к обсуждению решение о возможности рождения ребёнка. Отдельно, в связи со спецификой исследования, необходимо отметить, что  вся группа выборки – светская, гетеросексуальная. Контрольная группа  - замужние женщины возраста 27- 41 г. – 34 человека. 

Научная новизна и теоретическая значимость исследования состоят в расширении представлений о психологических закономерностях формирования я-концепции и особенностей самосознания женщин, мотивационных компонентов жизненной стратегии и позиции, специфике ценностных ориентаций, ожиданий, представлений и  перспективе развития личности. Феномен незамужнести и бездетности рассмотрен в свете жизненной философии и психологии, как базы добровольности выбора женщиной определённой жизненной стратегии и ценностно-ориентационного базиса. Впервые исследованы психологические причины и мотивы отказа от замужества и рождения детей женщинами репродуктивного возраста, при отсутствии  ситуации психологической неготовности к браку и деторождению. Представлены новые основания типологических вариантов психологической структуры личности женщины, в контексте комплексных представлений о себе, перспективе жизненного пути, на основе выбора коппинг-стратегий и поведенческих проявлений. Получены новые знания о структуре, характере и специфике внутриличностного и межличностного конфликта женщин в связи с социальным статусом и психологическим самочувствием, специфике формирования и развития тревожности и аутоагрессии.

Практическая значимость исследования заключается в том, что разработана система психокоррекционной и психотерапевтической работа с женщинами разных типологических групп в рамках коррекции представления о себе, переориентированием значимых жизненных целей и разработкой позитивной поведенческой стратегии, снижением уровня агрессии и аутоагрессии, снижением уровня ситуативной и личностной тревожности, апробированы и описаны новые модели тренинговых занятий в свете изучаемой проблематики. Разработана и представлена система психопрофилактики внутриличностных конфликтов в контекcте проблематики нереализуемого материнства и брачности.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Незамужние бездетные женщины типологически разделяются на группы, каждая из которых содержательно связана с представлением о себе, представлением о жизненной перспективе, определённой жизненной статегией и способом её реализации,  специфическими личностными установками.
  2. Ведущими чертами каждой типологической группы являются неустойчивость самооценки, повышенный уровень тревожности, повышенный уровень аутоагрессии, специфика защитно-компенсаторных реакций.
  3. Выбор ситуации отказа от замужества и деторождения при отсутствии психологической неготовности к материнству и браку определяется системой сложных мотивов и установок, как составляющей личностно-смысловой концепции.
  4. Психокоррекционная и психотерапевтическая работа с женщинами разных типологических групп связана с коррекцией представления о себе, переориентированием значимых жизненных целей и разработкой общей поведенческой стратегии, снижением уровня агрессии и аутоагрессии, снижением уровня ситуативной и личностной тревожности.

Апробация результатов работы. Содержание работы докладывалось и обсуждалось на заседаниях кафедры психологии  личности и возрастной психологии Кубанского Государственного Университета в период с 2008 по 2010 гг., на заседаниях кафедры психологического консультирования Института Психологии им. Л.С.Выготского РГГУ в период 2009-2011 гг., на международных практических конференциях, семинарах и симпозиумах посвящённых проблематике материнства и детства, гендерной психологии: г. Москва (2004г., 2007-2009гг, 2011г), С-Петербург (2006г, 2008г, 2009г, 2012г), Самара (2008,2010), Нижний Новгород (2011), Екатеринбург (2010), Варшава (2009г), Познань (2011),  Дублин (2010), Дубай (2007г, 2011г). Результаты исследования внедрены в виде семинарских и практических занятий в практику обучения на факультете психологии Кубанского Государственного Университета. В 2009-2011 учебных годах результаты практических семинаров и тренингов для женщин по профилактике внутриличностных конфликтов в связи с ситуацией незамужества и бездетности, стали основой для составления ряда практических программ и методического пособия (издано Краснодар 2007г).

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка использованной литературы, приложений. Библиографический список литературы включает 200 источников, из них на русском языке – 149, на иностранных языках – 51.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность диссертационного исследования, определяются предмет и объект исследования, формулируются цели, задачи и положения, выносимые на защиту, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы.

Первая глава «Самосознание женщин как предмет психологического исследования» посвящена анализу теорий, подходов и гипотез, связанных с понятийным полем «самосознание», «я-концепция»,  рассмотрена проекция данных понятий на ситуацию брачно-семейных отношений , рождение и воспитание ребёнка (психологическая проблематика материнства в контексте мотивационных структур). Описаны варианты динамики структурных элементов гендерного самосознания, представлена специфика развития и становления я-концепции женщин возраста 27-41 лет.

В контексте исследуемой проблемы необходимо отметить, что зачастую понятие «Я» описывается только в терминах, относящихся к собственно психологической сфере. "Телесный опыт" достаточно редко рассматривается как компонент образа «Я» и остается практически за пределами психологических теорий личности. Однако невозможно игнорировать тот факт, что пространство, в котором существует Я, есть человеческое тело (У.Джемс, И.С.Кон и др.). Е.Т.Соколова (1987,1997) утверждает, что существует тесная связь между переменными я-концепции и формами телесного опыта. Многие исследователи сходны во мнении, что представление о своем физическом облике является одной из главных составляющих я-концепции. Это направление исследований изучает образ тела и его связь с я-концепцией, исходя из представления о теле как своеобразном хранилище «я», обладающем более или менее определенными границами. Второе направление связано с другой характеристикой тела - внешностью. В этих исследованиях тело рассматривается, с одной стороны, как носитель личных и социальных значений, ценностей и т.п., а с другой - как объект, обладающий определенной формой и размерами. Соответственно выделяют два подхода. Представители первого делают акцент на эмоциональном отношении к собственной внешности. Второй опирается на исследование когнитивного компонента и отвечает на вопрос "Насколько точно субъект воспринимает свое тело?".  В первом случае используются такие понятия, как "значимость" и "ценность" тела, "удовлетворенность" им; во втором - речь идет о "точности", "переоценке", "искажении" в восприятии тела. В рамках первого подхода часть работ направлена на анализ связи между эмоционально-ценностым отношением к своей внешности и различными переменными я-концепции. Так, в частности, Р.Бернс (1992) пришел к выводу о том, что положительная оценка своего внешнего облика в сознании человека, а также в суждениях окружающих может существенно влиять на позитивность его я-концепции в целом, и наоборот, отрицательная оценка влечет за собой существенное снижение общей самооценки.  В отдельных исследованиях было обнаружено, что только определенные зоны тела оказывают влияние на самооценку и степень уважения личности. Кроме того, выявлено, что существует высокая зависимость между уровнем личностной депрессии и степенью неудовлетворенности телом (А.Марселло, 1989). Высокая корреляция обнаружена между удовлетворенностью телом и ощущением личностной защищенности (Уэйнберг,2000), а также между успешностью самореализации и оценкой собственного тела (Л.Сион,2000, 2003). Результаты исследования С.Журарда и Р.Секорда (1998,2004) показали, что существует высокая положительная корреляция между удовлетворенностью телом и удовлетворенностью собой в целом.

В рамках «новой» психологии личности Д.А.Леонтьев считает, что «Я» – форма переживания человеком своей личности, форма в которой личность открывает сама себя. Согласно этой концепции первая грань «Я» – это, так называемое, Я-телесное или физическое , переживание своего тела, как воплощение «Я». Вторая грань  – социально-ролевое «Я», выражающееся в ощущении себя носителем тех или иных социальных ролей и функций. Третья грань  – психологическое «Я». Оно включает в себя восприятие собственных черт, диспозиций, мотивов, потребностей и способностей, и отвечает на вопрос «какой Я?». Четвертая грань «Я» – ощущение себя как источника активности или пассивности. Это то «Я», которое является не представлением о себе, а некоторой первичной точкой отсчета любых представлений о себе. Пятая грань «Я» – это самоотношение, или Я – смысл . Наиболее поверхностным проявлением самоотношения выступает самооценка – общее положительное или отрицательное отношение к себе.

Проблема «проблемного» материнства как таковая, получила достаточное освещение в психологической науке, в частности  в психоаналитическом направлении – З. Фрейд, Э. Эриксон, К. Хорни. В последние годы возрос интерес отечественных психологов к данной проблеме. Появились работы А. Смулевича и В. Гнедыкина, посвященные эмоциональному взаимодействию будущей матери и плода. В. Брутман, М. Родионова и др. изучали феномен нежелательной беременности. В контексте настоящего исследования особое внимание необходимо уделить работам, анализирующим психологическую готовность к материнству.

По мнению Г. Г. Филипповой (2000, 2007, 2011) мотивационная основа материнского поведения человека формируется на протяжении всей жизни, испытывая влияние как благоприятных, так и неблагоприятных факторов. Соответственно, уровень психологической готовности к материнству определяется суммарным эффектом действия этих факторов к тому моменту, когда женщина становится матерью. Автор определяет психологическую готовность к материнству как ведущий фактор адаптации к беременности  и материнству. В качестве составляющих психологической готовности к материнству были выделены ценность будущего ребёнка; себя как матери; материнская компетентность.

Далее в тексте главы представлен анализ работ С.Ю.Мещеряковой (2000, 2004), В.И. Брутмана (2000), Е.М. Милосердовой (2009), Е.В. Матвеевой (1998, 2000), В.А.Иванникова (2008, 2010) и ряда других, посвящённых исследованию структуры материнского чувства, мотивационных основ готовности и неготовности к материнству.

В ходе исследований, проводившихся в период 1984 - 1994 гг. (З.А. Янкова и др.) году, было выявлено, в чём видят женщины свою главную задачу – в профессиональной деятельности или в воспитании детей и организации дома. В подавляющем большинстве ответов (86%) указывалось на то, что обе задачи главные (Янкова З.А.). В настоящее время женщины стремятся к самореализации, достижению больших успехов в карьере. Многие исследователи (Ф.Хорват, Н.Буленкова, О.Орловская и др.) отмечают, что у современной женщины наблюдается противоборство двух жизненных устремлений – желания свободного жизнеустройства и желания иметь детей.

Обзор проблемы «материнского выбора» (Ф.Хорват, О.Орловская и др.), представленный в данной главе,  будет неполон,  без упоминания и краткого представления феномена «childfree – добровольной бездетности». Данный феномен стремительно развивается в период последних пятнадцати лет не только в зарубежных странах – Европа, США, но находит немало сторонников и в России. Исследователи связывают  это в первую очередь с заметным возрастанием стремления к высокому профессиональному статусу и карьере, повышенной тяге к благосостоянию и высокому уровню потребления.

Понятие «childfree» появляется  в 70-х годах ХХ столетия, в связи с организацией NON (The National Organization for Non-Parents) - Национальной организацию для не-родителей (H.Pek, Sh.Radler). Основной целью организации было преодоления отношения к женщине не имеющей и не желающей иметь детей, как к неполноценной личности. Феномен  «childfree» описывали и исследовали Дж. Виверс (2000, 2008), К. Джиллеспи (2003, 2007) , М. Книл и Э.Джоши, 2008, Ч.Морелл, Л.Чанси 2009.

С точки зрения Дж. Виверс, «свободные от детей» делятся на два «класса» в отношении основных мотиваций бездетности.

Первый она называет «реджекторами» (те, кто испытывает отвращение к процессу рождения детей и к детям как таковым). Второй получил название «аффексьонадо» (те, кого привлекают прелести беззаботного бездетного образа жизни – путешествия, артистическая, богемная жизнь, развлечения и т.д.). В ходе дальнейших исследований ( M.Knill и др.), были выделены такие категории как «постоянные откладыватели» (с юности или с начала брака/партнерства применяют контрацепцию, но изначально не отказываются от идеи ребенка, однако их временное «потом» плавно переходит в постоянное «никогда» в момент, когда они уже более не хотят или не могут – или и то и другое – иметь детей); «волнообразные отказники» (у подобных людей бывают периоды, когда они хотят детей, но другие соображения и стремления их жизни все же оказываются важнее даже и в эти периоды, и детей они в результате все-таки не имеют именно по собственному решению).

Во второй главе «Психологические особенности незамужних бездетных женщин» представлены основные результаты экспериментального исследования, проведенного на выборке  156 чел,  из них 122 женщины трёх возрастных групп (А) 27-29 л, (Б) 32-35г., (В) 37- 41г. Контрольная группа – замужние женщины возраста 27-41 г – 34 человека. 

Вся выборка соответствует следующим базовым критериям: отсутствие опыта формальных брачных отношений, длительного (более полугода) гражданского брака; отсутствие детей, включая приёмных; светскость и отсутствие желания пострига.

По результатам авторской анкеты было выделено два критерия общей классификации данной выборки, первый определён нами – как формально-статистический: разделение в соответствии с вариантами ответа на вопрос о желательности брачных отношений и детей; второй – определяемый как содержательный – описывающий выборность ситуации незамужнести и бездетности. По сути эти два критерия (типологических основания) образуют два вектора, в рамках которых  описывается пространство личности исследуемой группы.

Результаты типологического разделения представлены в нижеследующей таблице :

I  1 - женщины желающие вступить в брак и иметь детей

2 -женщины не желающие вступать в брак, но желающие иметь детей

3 -женщины желающие вступать в брак, но нежелающие иметь детей

4 -женщины не желающие вступать в брак и не желающие иметь детей.

II 1- женщины, считающие, что незамужнесть и бездетность – результат их  «невезучести», «судьбы».

2- женщины, считающие, что незамужнесть и бездетность – ситуативное состояние, которое может измениться.

3- женщины, считающие, что незамужнесть и бездетность – результат объективно сложившихся обстоятельств.

4 - женщины, считающие, что незамужнесть и бездетность, результат их свободного личного выбора

Таб.1  Возрастные группы.

Далее всей группе испытуемых была предложена следующая батарея тестов:

1. «Локус контроля» Дж. Роттера.

2 «Методика исследования самооценки личности С.А. Будасси».

  3. Шкала реактивной и личностной тревожности Ч. Спилбергера в 

  модификации Ю.Ханина

  4.  Коппинг-тест Лазаруса

5. Морфологический тест жизненных ценностей, МТЦЖ

  (В.Ф. Сопов Л.В. Карпушина)

Сравнительный анализ результатов использованных методик был проведен с помощью статистической обработки  данных (программа SPSS 14.0) с использованием критериев сравнения Крускала-Уолиса, Манна-Уитни.

По результатам исследования коппингов (коппинг-тест Лазаруса) выявлены базовые отличия, между группами женщин с желанием брака и детей и с отсутствием такого желания. В частности  выявлено, что коппинг -конфронтация более характерна для женщин, стремящихся к браку, но нежелающих детей, наименее характерна данная коппинг-стратегия для женщин группы I-4 ( II-3,4). Дистанцированность как коппинг-стратегия,  характерна для двух промежуточных групп ( I-2,3), но не характерна для крайних групп (I-1,4)

Поиск социальной поддержки менее всего характерен для женщин, группы I-1( II -1, 2) и наиболее характерен для женщин группы I -2 ( II-2).

Кроме того, необходимо отметить, что копинг-конфронтация является специфически агрессивным ответом на неблагоприятную социальную и психоэмоциональную ситуацию. В данном случае, можно говорить о наличие определенного феномена: данный вид копинга безусловно характерен для женщин, не желающих детей. Однако чётко объяснить, почему  именно он им присущ невозможно. В беседах и нестандартизированных интервью спектр ответов на данный вопрос чрезвычайно варьировался и менялся по характеру содержательных рассуждений, по нашим наблюдениям ведущим фактором в данном случае можно считать характерологические особенности женщины, стиль индивидуального мышления и поведения, выходя за рамки поставленных в исследовании задач, эмпирически данная гипотеза не проверялась. Хорошо объяснимым является лишь поиск социальной поддержки, характерный для женщин группы I-2 . Так как желание растить ребенка в одиночку фактически не является социально одобряемой позицией, несмотря на объективную действительность ситуации, вне зависимости от  мотивации, возникает  ожидаемая реакция – поиска  социальной  и эмоциональной поддержки. Вне сомнения, данный показатель будет иметь существенную разницу при сравнении женщин – жительниц крупных и малых насёлённых пунктов, городских и сельских жительниц, выходя за рамки поставленных в исследовании задач, эмпирически данная гипотеза не проверялась.

Таб.2. Коппинг-стратегии в контексте возрастных групп.

Таб.3. Коппинг-стратегии в контексте содержательных групп

При анализе проявлений тревожности в контексте ситуации брачности и рождения ребёнка ( тест Спилберга-Ханина ) выявлена прямая не линейная зависимость – нарастание уровня тревожности с возрастом. Отдельно необходимо отметить несколько принципиально важных моментов – проявления тревожности практически не различались в рамках сравнения групп ни в I, ни во-II классификационном блоке, в ходе наблюдения и бесед-интервью выявлены косвенные зависимости уровня тревожности от статусного положения, характера выполняемой социальной и профессиональной деятельности, при этом во всех случаях проявления тревожности носят «волнообразный» характер прямо зависящий от степени принятия-непринятия фактических обстоятельств повседневной реальной жизни.  Иными словами – в большинстве случаев отмечено резкое повышение уровня тревожности в ситуации вероятностного выбора между «привычной устоявшейся жизнью» и «возможностью новых отношений», «появлением перспективы материнства», и снижение тревожности при осознании, психологической проработке и принятии ( в процессе психокоррекционной  работы) , при этом в возрастной группе 27-29 повышение и снижение тревожности носит «импульсный» характер, в группе 37-41 – характер «затяжного» процесса с большим «следовым» эффектом, уровень тревожности снижается медленно даже в тех случаях, когда уровень психологической зрелости высок и принятие ситуации возможных изменений – объективно и выражено.

Значимые различия по тревожности в возрастных группах 27-29 лет и 32-35 лет составили P<0,05 (Sig=0,041), при средних значениях 38,14 у младшей возрастной группы и 49,12 у старшей.

Значимые различия по тревожности в возрастных группах 27-29 лет и 37-41 лет составили P<0,01 (Sig=0,005), при средних значениях 33,88 у младшей возрастной группы и 48,60 у старшей.

Таб. 4. Морфологический тест жизненных ценностей

В процессе анализа результатов, полученных по МТЖЦ отмечаются следующие тенденции : сфера семьи и семейных отношений ожидаемо максимально важна для женщин группы I-1,  при этом существенны различия данной группы с группами I-2, I-3. Мы предполагаем, что в двух указанных группах содержательный акцент ставится на формировании и развитии диадных отношений, что выходит за рамки формализации понятия «семья» в данной методике.  При этом  необходимо отметить  достаточный интерес , отмеченный в ходе интервью и индивидуальных бесед, к обсуждению семьи и семейной проблематики в группе I-4, однако данный интерес носит характер внешнего, «экспертного», практически полностью исключающего акцент на данной сфере лично для себя, объяснительные мотивы варьируются в диапазоне от сознательного отказа и выработке определённого «внесемейного» образа жизни, стремления « к личной свободе», нежелания и непринятия ответственности за возможного «другого» до  - «непонимания в принципе проблемы семьеобразования» (прямая цитата). 

Сфера «профессия», «общественная деятельность» ожидаемо, выражено значимы для группы I-4, что очевидно, является системой компенсаторно-заместительной деятельности, при этом в данной группе не проявилась как ожидаемо выраженная, сфера «досуг, увлечения», что возможно связанно с особенностями конкретной выборки.

При сравнении самооценки у всех групп, обнаружилось, что в I-4 группе

в 55 % случаев является завышенной, достаточно стабильной, устойчивой, 35% группы показывают устойчиво высокую, (но не завышенную при этом) и также стабильную самооценку. Кроме того, стоит отметить, тот факт, что данная группа является крайне однородной по этому показателю, что делает высокий уровень самооценки «визитной карточкой» группы. Очевидно, что повышение самооценки в данном случае связана с рядом факторов – не в последнюю очередь с успехами в профессиональной и общественной деятельности, также в данном случае, самооценка является частью компенсаторно-приспособительных или же компенсаторно-защитных реакций.

Таб 5. Уровень самооценки.

Общий объём полученных данных позволяет утверждать,  что женщины  всех исследуемых групп в большей или меньшей степени ориентированы лишь на один из отрезков временной шкалы жизни (Прошлое-настоящее-будущее) и дискретное восприятие своего жизненного пути. Необходимо отметить достаточно невысокую степень гибкости поведения, нарастание с возрастом ригидности во взаимоотношениях с окружающими людьми.

Определённые сложности отмечаются в системе организации и проявлений эмоций (специально данный блок не изучался – данное направление необходимо выделить как перспективное в ходе дальнейших исследований), при этом женщины с установкой на отказ от детей,

(вне зависимости от желания брачных отношений), менее способны спонтанно и непосредственно выражать свои чувства, вести себя естественно и расковано, демонстрировать окружающим свои эмоции, менее отдают они себе отчет и в своих потребностях и чувствах, хуже рефлексируют их и ощущают. Для четвёртой группы (I-4) это сочетается с высокой или  завышенной самооценкой разного спектра адекватности, что, в результате, формирует специфику личностных проявлений в виде сложного защитно-адаптивного «каркаса»,  включающего высокие степени защитной агрессии, большую социальную и психологическую дистанцированность, личностную «закрытость», отчуждённость, эмоциональную холодность. При этом данные проявления могут хорошо сочетаться с демонстрируемыми «открытыми» формами внешнего поведения, которые в данном контексте будут носить характер социально-маскировочного процесса.

Вне зависимости от оценки своих достоинств и недостатков, практически все категории незамужних и бездетных женщин после 25 лет не принимают себя такими, как есть, также многие из них более склонны приписывать главенствующую роль  в происходящем с ними в первую очередь внешним силам (другие люди, случай, судьба), а лишь потом себе.

Мы уже отмечали факт сосредоточенности женщин всех исследуемых групп на своей внешности, телесное, физическое «я» занимает важное место в их «я» -концепции. Кроме того,  женщины групп II-1 и II-3  считают себя  менее женственными, что видимо, также можно связать со стереотипом материнства как показателем женственности.

Женщины этих групп также не видят связи между своими действиями и значимыми для них событиями жизни. Они не считают себя способными контролировать их развитие и полагают, что большинство этих событий являются результатом случая или действия других людей. Свои успехи и достижения приписывают судьбе или помощи других людей, также как и неудачи. В семейной жизни причиной значимых ситуаций считают партнера, а не себя. Свое здоровье и болезни, например, они  рассматривают как результат «порчи», действию других людей, а выздоровление, результатом действия врачей, не признавая своей ответственности.

Для женщин группы II 4, группы I-4, ( на 75% состав этих групп совпадает) по сравнению с женщинами остальных групп, включая контрольную, может быть отмечен высокий уровень интеллектуального контроля поведения, фактически речь идёт о структуре характера и мышления, как  интегрированной системе, детерминирующей почти все процессы, не дающей  возможности для спонтанности, что в свою очередь говорит о строгой фиксированности поведения в заданных рамках. Вместе с тем, высок в данной группе и уровень самоуважения, восприятия и осознания себя как источника своих достижений.

  В третьей главе  «Психологические основы коррекции поведения

незамужних бездетных женщин» представлены обоснования и материалы авторских лекционно-семинарских и тренинговых курсов комплексной программы психологической поддержки незамужних и бездетных женщин «Женское мастерство». Программа включает в себя шесть основных направлений : 1. Самопознание и самопринятие ( образ –я и я-концепция, самоанализ, самоотношение, самооценка, практическое исследование системы ценностных ориентаций, основы телесноориентированной терапии в контексте работы с физическим «я».) 2. Мотивационные основы поведения и поступков. 3. Система регуляции и контроля агрессии, тревожности и психоэмоциональных реакций (включая ситуации стресс-реагирования) 4. Навыки конструктивного полоролевого поведения (стратегия гендерного имиджа, самопрезентация, гендерная позиция, гендерные и социальные роли, их распределение в отношениях разного типа, анализ, организация и регуляция жизненного сценария) 5. Анализ внутриличных и межличностных конфликтов, стратегии продуктивного поведения в конфликтных отношениях. 6. Анализ содержания брачных сценариев поведения, организация и регуляция поведения в контексте брачно-семейных сценариев.

Комплексная программа разрабатывалась и апробировалась в период с 2000 по 2012гг, за указанный период проведено более 70 групп и семинаров-практикумов, в которых приняли участие свыше 1200 человек. География проведения семинарских и тренинговых занятий включает Москву, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Самару, Краснодар, Иркутск, Екатеринбург, Тюмень, Владивосток. Программа была представлена в виде мастер-классов в Варшаве (2009), Дублине (2010), Дубае (2007, 2011).

Исследуя мотивы безбрачия и нежелания иметь детей К.Хорни отмечает, что очень сильное раннее желание иметь много детей и вышеупомянутый страх приводит к отрицанию этого желания и его вытеснению. В связи с желанием иметь ребенка может возникнуть множество конфликтных подсознательных  тенденций. Естественный материнский инстинкт может быть нейтрализован некоторыми бессознательными мотивами. Для женщин, которые очень хотят быть мужчинами, но не всегда это осознают, беременность и материнство, как женский эквивалент мужской карьеры, нередко приобретает преувеличенное значение. Другой фактор, иногда играющий особую роль, - сильный страх умереть во время родов сам по себе может и не быть осознан. Источник же этого страха практически никогда не является сознательным. С другой стороны, материнскому инстинкту могут

противодействовать бессознательные враждебные импульсы, направленные непосредственно против ребенка. В действительности, по мнению Хорни, практически все женщины инстинктивно – подсознательно хотят иметь ребенка, но в то же время многие страшатся всех фаз реализации этого желания, от полового акта до ухода за ребенком, в случае когда этот страх приобретает черты невротической блокады происходит формирование сложной системы защитно-компенсаторных реакций, результатом которого становится выводимый в той или иной степени на уровень сознания отказ от беременности, а в ряде случаев и от создания семьи не только в «классическом» варианте, но и в варианте гражданского брака.

Элементы тренингового комплекса в первую очередь (первая задача) направлены на работу с этими неосознаваемыми страхами, их осознание, визуализацию, анализ и создание системы контроля собственного поведения.

Исследования В.Д.Менделевича, Э.В.Макаричевой и др. (1996, 2000)  показывают, что  у женщин отрицающих деторождение достаточно распространены черты психического инфантилизма. Данные ММРI, в сочетании с авторскими методиками, говорят об их склонности к депрессивным реакциям, повышенной тревожности с выраженным стремлением нравится всем окружающим, с некоторой  неуверенностью в себе, неустойчивой самооценкой, зависящей  от мнения окружающих. Проведённое нами исследование в полной мере подтвердило вышесказанное. В этой связи вторая задача  программы  - работа с личностным конструктом, формирование условий, внутреннего и внешнего (психологическая, эмоциональная поддержка) потенциала преодоления личностных комплексов, повышение самооценки, снижение уровня тревожности и аутоагрессии.

Гибкость поведения, способность быстро и адекватно реагировать на изменяющуюся ситуацию в свою очередь помогает в большей мере осознавать себя как источник своих достижений, с этим в немалой степени связан жизненный сценарий и логика адаптивного, а также защитного поведения.  Развитие личностных компетенций в целом и «женских» компетенций в частности, работа с жизненными сценариями, их анализ, оптимизация и позитивная коррекция является третьей задачей программы.

В заключении подводятся и анализируются итоги исследования, рассматриваются перспективы работы в рамках выявленных закономерностей и феноменов.

Основные выводы исследования:

1.Прослеживается тенденция изменения причинного объяснительного ряда не вступления в брак и бездетности в связи с возрастом, уменьшение уверенности в возможности изменить ситуацию, усиление объяснительно-заместительных реакций, попыток «объективно» обосновать ситуацию, ориентация на статегию избегания.

2. В каждой возрастной группе существует процент женщин, изначально ориентированный на сознательный выбор отсутствия брака и детей, своего рода «крайняя» группа. При этом их выбор тесно связан с системой ценностей, жизненными целями и задачами. Эта группа женщин обладает следующими личностными характеристиками: устойчиво высокая или завышенная самооценка, при этом есть основания полагать, что эта ситуация носит искусственно заместительный характер, базируясь на высоких социальных и профессиональных достижениях, самостоятельности и достаточной материальной обеспеченности, коррелируя с высоким уровнем социальной агрессии или аутоагрессии, высоком уровнем личностной тревожности (хоть и внешне тщательно скрытом, хорошо компенсированном), сложными защитно - компенсаторными реакциями. С возрастом процентность такого типа увеличивается.

3. Полярная предыдущей, «крайняя группа» – женщины  - с установкой на «обречённость» ситуации,  самовосприятие их  не объективно,  с тенденцией к преувеличению недостатков и недооценке достоинств, уровень самооценки низкий, неустойчивый, либо с признаками неадекватности, высокой степенью неуверенности в себе, неумением формировать жизненную перспективу и слабой способностью к анализу ситуации, в этой группе встречается процент лиц с признаками депрессий, уровень тревожности  - по сравнению с предыдущей группой ниже, уровень внешней агрессии и аутоагрессии – спектрально от сниженного – до высокого. При этом ориентация на семью и семейные ценности – высокая, но отсутствуют перспективы её развития или не предпринимаются шаги к её реализации. Эта группа включает в себя и категорию лиц, не имеющих навыков анализа и работы с ситуацией, не умеющих преодолевать жизненные трудности.

4. Женщины считающие, что ситуация их незамужнести и бездетности – объективна, обладает довольно специфичным набором личностных характеристик. Так, в частности более половины представительниц этой группы имеют устойчиво высокую самооценку, адекватное представление о себе, пропорционально включающее положительные и отрицательные характеристики, относительно невысокий уровень тревожности и аутоагрессии, при этом они демонстрируют явные признаки разочарования в собственном прошлом, отсутствие позитивного будущего, и принятие ситуации как таковой. Особо следует отметить во всех случаях наличие негативного опыта отношений «мужчина-женщина», эмоциональных проблем в отношениях с родителями, что косвенно может служить указанием на формирование предрасположенности сложившейся ситуации.

5. Женщины, считающие что ситуация с замужеством и бездетностью, временна и может измениться, отличаются прежде всего резкой скачкообразностью « исчезновения надежды» в зависимости от возрастного интервала. Необходимо отметить, что категория «возможности» редко переходит в категорию долженствования и ситуация практически замирает, как только речь идёт о приложении собственных значимых усилий для её активизации и поддержания динамики. К личностным особенностям этой группы относятся неустойчивая самооценка, в диапазоне от завышенной до резко заниженной, высокая степень ситуативной тревожности, неуверенность в себе, отсутствие представления о реальном будущем, образ «Я» несёт в себе ядро проблематизации, связанное с чертами инфантильности, недостаточной социальной и личностной зрелости.

6. Системная психокоррекционная работа и работа по психологической поддержке незамужних и бездетных женщин включает следующие основные аспекты: анализ и коррекцию образа «Я» и я-концепции; работа с  неосознаваемыми страхами, проявлениями  высокими степенями тревожности, агрессии, аутоагрессии; формирование условий, внутреннего и внешнего (психологическая, эмоциональная поддержка) потенциала преодоления личностных комплексов; работа с жизненными сценариями, их анализ, оптимизация и позитивная коррекция.

7. Эффективность модели психокоррекционных мероприятий, связанных с установками на безбрачие и бездетность связана с изменениями самооценки, реструктуризации системы жизненных ценностей, отказом от жёсткой эго-позиции в эмоционально значимых отношениях, повышением уровня социальной и личностной компетентности, формированием и развитием черт личностной и социальной зрелости.

Основные положения диссертации изложены в следующих опубликованных работах в изданиях из списка ВАК РФ:

1. « Проблема анализа жизненных сценариев незамужних бездетных женщин возраста 30-40 лет» , Сибирский психологический журнал, №1, 2009.

2. «Мотивации отказа от брака и деторождения» , Женщина в российском обществе № 1, 2010.

  и иных публикациях

  3. «Женская» компетентность как источник коррекции аутоагрессии», материалы ХVII международная научно-практическая конференция "Психология и педагогика: методика и проблемы практического применения", Екатеринбург, 2010.

4. «Самоанализ жизненного сценария и возможности его использования в коррекционной работе с незамужними женщинами старше 30 лет», Материалы международного симпозиума по проблемам материнства и детства, Варшава, 2009, на русском, англ. и польском яз.

  5. «Принципы психокоррекционной работы с женщинами с установкой на отказ от деторождения», Материалы областной научно-практической конференции «Образование и психологическое здоровье», Самара, 2007.

6. «Основы психокоррекционной работы с незамужними бездетными женщинами» (материалы тренинговых групп и групп психологической поддержки), 35с, Краснодар, 2005.

7.«Специфика проявления тревожности и аутоагресии у женщин с установкой на отказ от деторождения»./ Эл.сб.науч.тр. КубГУ , 2002.

8.  «Образ ребёнка у нерожавших женщин 35-40 лет»/. Эл.сб.науч.тр., КубГУ, 1999.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.