WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ МВД РОССИИ __________________________________________________________________

На правах рукописи

Маркова Светлана Викторовна

Гендерные различия агрессивного и аутоагрессивного поведения у старших подростков с девиантным поведением

Специальность 19.00.06 – юридическая психология

Автореферат диссертации

на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Москва – 2012

Работа выполнена на кафедре нейро- и патопсихологии
Московского городского психолого-педагогического университета

Научный руководитель:

Ениколопов Сергей Николаевич, кандидат психологических наук,

профессор, заведующий кафедрой криминальной психологии факультета юридической психологии МГППУ

Официальные оппоненты:

Дозорцева Елена Георгиевна,

доктор психологических наук, профессор, руководитель лаборатории психологии детского и подросткового возраста  ГНЦССП им. В.П. Сербского

Хломов Кирилл Даниилович,

кандидат психологических наук, руководитель Центра социально-психологической адаптации и развития подростков «Перекресток»

Ведущая организация:

ФГКОУ ВПО Санкт-Петербургский университет МВД России

Защита состоится  «19» апреля 2012 г. в 14:30 часов на заседании диссертационного совета ДМ 203.002.05 при Академии управления МВД России по адресу: 125171 г. Москва ул. З. и А. Космодемьянских, д.8., в ауд. 404-406.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Академии управления МВД России по адресу: 125171 г. Москва ул. З. и А. Космодемьянских, д.8.

Автореферат разослан «_15_»_марта__2012 г. 

Ученый секретарь объединенного

диссертационного совета ДМ 203.002.05  Стурова М.П.

доктор педагогических наук, профессор

Общая характеристика работы



Актуальность исследования. Подростковый возраст – это период не только глобальных перестроек ранее сложившихся психологических структур, но и закладки основы сознательного поведения, возникновения новообразований, проявления общей направленности в формировании нравственных представлений и социальных установок. Являясь одним из видов отклоняющегося поведения, агрессивное поведение в подростковом возрасте нередко принимает враждебную форму. При этом тревожит факт увеличения числа преступлений против личности, влекущих за собой тяжкие телесные повреждения. Происходящие в современном обществе кризисные процессы негативно влияют на людей всех возрастных категорий, порождая озлобленность, тревожность и насилие. Подростки, живущие в сложном, по своему содержанию, мире, возможно, больше других возрастных категорий страдают от происходящих в обществе процессов. Участились случаи групповых драк подростков, носящих ожесточённый характер. Замечено, что в последние годы количество преступлений, совершенных девочками подросткового возраста, значительно выросло (Berger, 1989; Hennington, Hughes, Cavell and Thompson, 1998; Similarly, Burman, Tisdall and Brown, 1998). В 2009 году каждое девятнадцатое (5,3%) оконченное расследованием преступление совершено несовершеннолетними или при их соучастии (статистика МВД России за январь-ноябрь 2011 года).

На сегодняшний день в нашем обществе имеется серьезный дефицит позитивного воздействия на подростков. Рост межличностных и межгрупповых конфликтов, популярность отдельных неформальных группировок, культивирующих нетерпимость в обществе, еще сильнее усугубляют ситуацию. Кроме того, все чаще семья не выполняет такие важные функции, как формирование у детей чувства психологического комфорта, защищенности. В этих условиях анализ проблемы агрессивного поведения детей подросткового возраста особенно актуален. За последние десятилетия было проведено множество исследований, изучавших с самых разных точек зрения проявляющееся агрессивное поведение. В большинстве исследований выявляются и описываются уровни агрессивного поведения и влияющие на него факторы. Среди этих факторов обычно выделяются особенности семейного воспитания (Patterson, Reid and Dishion, 1992; Scarr, Phillips and McCartney, 1990; Eron, Huesmann, 1984; Farrington, 1989; Olweus, 1980; Rothbaum and Weisz, 1994; Kuppens et al., 2009; Murray-Close and Ostrov, 2009), модели агрессивного поведения на телеэкране (Cantor, 2000; Murray, 1997;  Singer et al., 1998; Huesmann et al., 2003; Coyne et al., 2010; Villiani, 2001; Huesmann and Kirwil, 2007) или со стороны сверстников (Farrington L. Berkowitz and  West, 1982; Cairns, Neckerman, Gest and Gariepy, 1988; Haskins, 1985, Raine, 1993), уровень фрустрации (Berkowitz, 2008), импульсивности (Campbell and Muncer, 2009; Raine et al., 2006; Ostrov and Godlecki, 2009), предвзятая атрибуция враждебности (Bailey and Ostrov, 2008; Crick et al., 2002; Godleski and Ostrov, 2010), гендерные различия (Archer, 1988; Maccoby and Jacklin, 1980; Eagly and Steffen, 1986, Hinshaw and Anderson, 1996; Crick and Grotpeter, 1995; Archer and Coyne, 2005; Verona and Curtin, 2006). Вместе с растущим осознанием того факта, что в предыдущих исследованиях агрессии не уделялось должного внимания аспектам женской агрессии, возник интерес к изучению женской агрессии как особого явления. Поскольку становится все очевиднее, что формы женской агрессии могут отличаться от мужских способов выражения агрессии, изучение гендерных различий агрессивного поведения по праву претендует на признание в качестве актуального направления исследований.

Цель исследования - определить гендерные различия агрессивного и аутоагрессивного поведения у старших подростков с девиантным поведением.

Для достижения поставленной в исследовании цели необходимо решить следующие задачи:

1. Изучить литературу, посвященную особенностям подросткового возраста, гендерным различиям и проблемам агрессии.

2. Исследовать структуру агрессии подростков 15-17 лет, особенности полоролевой идентичности у старших подростков, провести исследование склонности к девиантному поведению и перфекционизма у старших подростков, обучающихся в обычной школе, специальной школе для девиантных подростков и кадетском корпусе.

3. Изучить связь между агрессивными, аутоагрессивными проявлениями с полоролевой идентичностью, уровнем перфекционизма и склонностью к девиантному поведению у юношей и девушек 15-17 лет, обучающихся в массовой общеобразовательной школе, специальной школе для девиантных подростков и кадетском корпусе.

4.  Исследовать связь особенностей полоролевой идентичности с уровнем перфекционизма и склонностью к девиантным поступкам у старших подростков, обучающихся в обычной школе, специальной школе для девиантных подростков и кадетском корпусе.

5. Изучить связь между уровнем перфекционизма и склонностью к девиантному поведению у подростков 15-17 лет, обучающихся в обычной школе, специальной школе для девиантных подростков и кадетском корпусе.

Объект исследования - агрессивное и аутоагрессивное поведение у старших подростков, обучающихся в обычной школе, специальной школе для девиантных подростков и кадетском корпусе.

Предмет исследования - гендерные различия агрессивного и аутоагрессивного поведения у старших подростков с девиантным поведением.

Гипотезы исследования - агрессивное поведение у мальчиков 15-17 лет встречается чаще, чем у девочек того же возраста и отличается по структуре; мальчики и девочки, имеющие высокий уровень агрессии, имеют высокий уровень маскулинности, склонность к девиантному поведению и крайние степени выраженности перфекционизма.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Юноши 15-17 лет, без деления на разные возрастные категории, имеют схожий с девушками той же возрастной группы уровень выраженности агрессивных проявлений, но отличную структуру; юноши опережают девушек в выраженности маскулинности и общей склонности к девиантному поведению и перфекционизму.
  2. В рамках отдельных возрастных категорий гендерные различия не выражены. Подростки 15 лет обоих полов опережают 16-ти и 17-летних как в уровне выраженности агрессивных проявлений, так и в склонности к девиантному поведению. Подростки 17-ти лет имеют более высокий уровень выраженности перфекционизма, что справедливо как для юношей, так и для девушек.
  3. Подростки, обучающиеся в специальной школе для детей с девиантным поведением, имеют более высокий уровень агрессии, повышенную склонность к отклоняющемуся поведению, повышенный уровень маскулинности и минимальные значения по уровню выраженности перфекционизма, чем подростки из кадетского корпуса и общеобразовательной школы.
  4. Юноши, обучающиеся в специальной школе для подростков с девиантным поведением, имеют менее выраженный уровень перфекционизма, чем юноши из общеобразовательной школы и кадетского корпуса. Напротив, девушки, обучающиеся в специальной школе для подростков с девиантным поведением, превосходят своих сверстниц из общеобразовательной школы и кадетского корпуса  в выраженности фемининности и агрессивных проявлений, уступая девушкам из общеобразовательной школы в выраженности перфекционизма.
  5. Юноши с аутоагрессивным поведением имеют более выраженный, в сравнении с аутоагрессивными девушками, уровень перфекционизма и склонности к отклоняющемуся поведению. Кроме того, для них характерен повышенный уровень склонности к отклоняющемуся поведению по сравнению с юношами, не имеющими склонности к аутоагрессивному поведению. Аутоагрессивные девушки превосходят девушек, не склонных к аутоагрессивному поведению, по уровню выраженности агрессивных проявлений и фемининности.

Методологическая основа исследования: основные теории и концепции  подросткового возраста;  отечественные и зарубежные подходы к изучению агрессивного поведения у подростков, гендерных различий и перфекционизма. Были использованы положения концепций подросткового возраста различных авторов, таких как: Ст. Холл, Э. Шпрангер, Ш. Бюлер, В. Штерн, Ж. Пиаже, Э. Эриксон, Л. С. Выготский, Д. Б. Эльконин, Л. И. Божович, и других; исследований агрессивного поведения (К. Андерсон, А. Бандура, Д.И. Фельдштейн, А. Басс, Х.Хекхаузен, К. Андерсон, Д. Ричардсон, С.Берковиц, А.А.Реан, О.И. Шляхтина, С.Н. Ениколопов), основ гендерного анализа (Ш. Берн, К. Бьерквист, Р. Бреннон, X. Джин, А. Игли, Д. Кандиоти, Г. Коои, К. Лагерспетц, и др.), исследований перфекционизма (Г.Л. Флетт, П.Л. Хьюитт, Р.О. Фрост, Б.Дж. Кокс, М.В. Эннс).

Методы и методики исследования: теоретический анализ литературы, наблюдение, анкетирование учителей и воспитателей, методика исследования девиантности А.Н. Орла, опросник Басса-Перри, опросник МиФ, опросник, выявляющий уровень перфекционизма (Почти совершенная шкала Слэйни).

Научная новизна исследования заключается в определении связи агрессивного и аутоагрессивного поведения и перфекционизма; определении связи полоролевой идентичности и перфекционизма; определении связи склонности к девиантному поведению и перфекционизма; определении гендерных различий агрессивного и аутоагрессивного поведения у старших подростков; выделении паттерна, характерного для аутоагрессивных подростков изучаемой группы, заключающегося в повышенном уровне аутоагрессии, повышенной склонности к преодолению норм и крайне низкий волевой контроль поведения.

Теоретическая значимость состоит в уточнении особенностей гендерных различий агрессивного поведения у старших подростков; выявлении связи между агрессивным и аутоагрессивным поведением, склонностью к девиантному поведению, полоролевой идентичностью и уровнем выраженности перфекционизма; уточнении положения о связи агрессивного и аутоагрессивного поведения и склонности к девиантному поведению; уточнении положения о связи высокого уровня агрессии и высокого уровня маскулинности как у мальчиков, так и у девочек; выявлении паттерна проявлений, характерных для аутоагрессивных подростков изучаемой группы.

Практическая значимость: полученные результаты могут быть использованы психологами и педагогами для углубления представлений об особенностях агрессивного и аутоагрессивного поведения у старших подростков, его связи со склонностью к отклоняющемуся поведению, полоролевой идентичностью и перфекционизмом, для дальнейшего использования полученных данных при разработке мер профилактики агрессивного и девиантного поведения и выработке продуктивной стратегии работы в общеобразовательных и специализированных образовательных учреждениях;  апробированная методика, выявляющая уровень перфекционизма, может быть использована для получения более полной информации о личностных особенностях испытуемых на разных возрастных этапах.





Экспериментальная база исследования: исследование проведено в ГОУ Московский морской кадетский корпус им. Героев Севастополя № 1700, ГБОУ специальная школа №2, ГБОУ СОШ №674. Общее число испытуемых: 454  человек. Из них девушек: 210 человек; юношей:  244 человек. Аутоагрессивных подростков: 19 человек. Из них девушек: 13 человек, юношей: 6 человек.

Структура и объем диссертации: диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, заключения и приложения, библиографического списка, включающего 193 источника, из них 129 – на английском языке, и приложения. Материалы диссертационного исследования изложены на 174 страницах. Работа содержит 15 таблиц и 19 графиков.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность изучаемой проблемы, формулируются гипотеза, цели, задачи исследования. Обозначается теоретическая и методологическая основы исследования, определяется его научная новизна и практическое значение.

В главе I проведено теоретическое обобщение данных из отечественных и зарубежных источников по проблемам  изучения особенностей подросткового возраста, агрессивного поведения у подростков и гендерных различий. В параграфе 1.1 излагаются гипотезы, мнения и теоретические взгляды на особенности подросткового возраста таких ученых как: Л.С. Выготский, С. Холл, Э. Шпрангер, Ш. Бюлер, Г. Гецер, В. Штерн, Э. Эриксон, Ж. Пиаже, Л. И. Божович. Раскрывается специфика подросткового возраста, особенностей развития психических познавательных процессов, эмоциональной и мотивационной сфер, самооценки и взаимоотношений с окружающими. Определение агрессии и классификации видов агрессии приводятся в параграфе 1.2, где отмечается, что,  не смотря на значительные разногласия относительно определений агрессии (агрессивного поведения), большинство специалистов в области социальных наук понимают под агрессией форму поведения, нацеленную на оскорбления или причинение вреда другому живому существу (С.Н. Ениколопов, 2001). Кроме того, отдельное внимание уделено рассмотрению феномена аутоагрессии. Акцентируется внимание на проблеме изучения аутоагрессии в психологии, отмечается, что аутоагрессивное поведение обладает значительным разнообразием форм проявления. В общем случае, аутоагрессивное поведение рассматривается как вариант агрессивного, при котором субъект и объект действия совпадают (С.Н. Ениколопов, 2001). За последние десятилетия было проведено множество исследований, изучавших с самых разных точек зрения проявляющееся агрессивное поведение. В большинстве исследований выявляются и описываются уровни агрессивного поведения и влияющие на него факторы. Среди этих факторов обычно выделяются особенности семейного воспитания (Patterson, Reid and Dishion, 1992; McCord, 1986; Scarr, Phillips and McCartney, 1990; Eron , Huesmann, 1984; Lefkowitz, 1977; Widom, 1989; Farrington, 1989; Olweus, 1980; Rothbaum and Weisz, 1994; Kuppens et al., 2009; Murray-Close and Ostrov, 2009) , модели агрессивного поведения на телеэкране (Cantor, 2000; Murray, 1997;  Singer et al., 1998; Huesmann, Eron, Lefkowitz and Walder, 1984; Grusec, 1972, Villiani, 2001; Coyne et al., 2010; Villiani, 2001; Huesmann and Kirwil, 2007) или со стороны сверстников (Farrington, Berkowitz and West, 1982; Cairns,  Neckerman, Gest and Gariepy, 1988; Dodge, 1983; Haskins, 1985, Raine, 1993), уровень фрустрации (Berkowitz, 2008), импульсивности (Campbell and Muncer, 2009; Raine et al., 2006; Ostrov and Godlecki, 2009), предвзятая атрибуция враждебности (Bailey and Ostrov, 2008; Crick et al., 2002; Godleski and Ostrov, 2010), гендерные различия (Archer, 1988; Maccoby and Jacklin, 1980; Eagly and Steffen, 1986, Hinshaw and Anderson, 1996; Archer and Coyne, 2005; Verona and Curtin, 2006; Crick and Grotpeter, 1995; Н.И. Абубакирова, О.А. Воронина, Т.А. Гурко, И.С. Клецина, Л.П. Репина, Н.А. Челышева). В отечественной психологии изучение агрессии началось сравнительно недавно. Отдельные вопросы психологии агрессивности изучали Н.Д. Левитов, Д.И. Фельдштейн, Ю.М. Антонян, Л.М. Семенюк, Т.Г. Румянцева, С.А. Беличева, И.А. Фурманов, Ю.Б. Можгинский, А.А. Реан, С.Н. Ениколопов, А.К. Осницкий, Е.В. Ольшанская, А.Д. Глоточкин, В.Т. Кондрашенко, А.Е. Личко и др. Далее, раскрывается специфика изучения агрессии с позиций следующих теоретических подходов: этологический (К. Лоренц, Е. Торп, Т. Томпсон), психоаналитический (З. Фрейд, К. Юнг, А. Адлер), фрустрационный (Д. Доллард, Л. Берковиц, Е. Мак-Нейл) бихевиористский (А. Басс, А. Бандура).

Углубленное рассмотрение психологических особенностей агрессии  и аутоагрессии в подростковом возрасте проводится в параграфе 1.3, где анализируются и излагаются данные экспериментальных исследований различных аспектов агрессивного поведения у подростков. Результаты разных исследований дают довольно высокие показатели устойчивости различных форм агрессии на протяжении всего периода развития. Исследования показали, что существуют индивидуальные различия в устойчивости агрессивности, для большинства данное поведение является преходящим и ситуационным. Важное значение имеет возраст появления агрессивного поведения: возникшие в раннем возрасте проявления являются более устойчивыми, хотя, безусловно, тут тоже важно учитывать наличие индивидуальных различий (Farrington 1989b; Stanger et al., 1992; MacDonald and Achenbach, 1999; Hofstra et al., 2000; Achenbach et al., 1995; Ferdinand and Verhulst, 1995). Вопрос о роли социальных и биологических факторов в происхождении агрессии довольно сложен (Cadoret et al., 1995; Mason and  Frick, 1994; Rutter, Silberg, O’Connor and Simonoff, 1999). Аналитические обзоры исследований в этой области позволяют заключить, что в агрессивном поведении присутствует существенный генетический компонент, а существенное взаимодействие между биологической уязвимостью и неблагоприятными средовыми факторами обнаруживается в развитии такого поведения (Cadoret et al., 1995; Mason and Frick, 1994; Rutter, Silberg, O’Connor and Simonoff, 1999). Эти наследственные влияния, по-видимому, наиболее сильны в открытых типах агрессии и в случаях агрессии с ранним началом, но были также обнаружены в скрытом агрессивном и оппозиционном поведении (Eaves et al., 1997; Hewitt et al., 1997; Hudziak, Rudiger, Neale, Heath and Todd, 2000; Cates et al., 1993; Coccaro et al., 1997a; Vernon et al., 1999; Yeh et al., 2010).

Ряд существующих исследований посвящены изучению взаимосвязи агрессии с особенностями характера, самооценкой, социальным статусом подростка (А.А. Реан, 1997; Н.Б. Трофимова, 1999; П.А. Ковалев, 1996; Ostrov and Godlecki, 2009; Baker and Bramston, 1997; Murray-Close et al., 2010; Peled and Moretti, 2010; Sprague et al., 2011). Особое внимание в изучении проблем агрессии уделяется роли внутрисемейных отношений и социально-экономического статуса семьи в возникновении агрессивного поведения (Peek et al., 1985; Baron, Richardson, 1994; А.А. Реан, М.Ю. Санникова, 1996; Staub, 1996; Hinshaw and Anderson, 1996; Неthегingtоn and Stanley-Hagan, 1999).  Долгое время ученых всех стран волнует вопрос влияния транслируемого в СМИ насилия на подростков. Существуют данные, доказывающие, что телепередачи и фильмы со сценами насилия более популярны среди агрессивных зрителей, чем среди неагрессивных (Cantor, 2000; Anderson and Gentile, 2007; Bushman and Huesman, 2006). Или  доказывающие, что на агрессию в первую очередь влияет пол и семейная ситуация развития (Ferguson, San Miguel, and Hartley, 2009). Но также имеется и дос­таточное количество эмпирических доказательств того, что де­монстрация насилия – особенно периодически повторяющаяся демонстрация, которая типична для СМИ – вредна для детей и подростков (Cantor, 2000; Donnerstein et al., 1994; Мurray, 1997; Comstock 2003; Vidal, Clemente, Miguel and Espinosa, Pablo, 2003). В противодействие риск-факторам, существуют и защитные факторы, которые модифицируют, улучшают или изменяют реакцию индивида на опасное воздействие внешней среды, склоняющее его к неадаптивному результа­ту (Jenkins and Smith, 1990; Rae-Grant et al., 1989; Seifer et al., 1992; Tiet et al., 1989; Werner, 1994; Rutter, 1985).

В параграфе 1.4 проанализированы и обобщены данные экспериментальных исследований гендерных  различий агрессивного поведения у старших подростков, возрастных различий в проявлении агрессии, особенностей агрессии у девочек. В частности, форм: у девочек отмечаются более высокие уровни реляционной агрессии, чем у мальчиков, и, как показали исследования, для девочек характерны косвенные формы выражения агрессии, в то время как для мальчиков – открытые (Bjorkqvist, Оstеrman and Kaukiainen, 1992; Crick and Grotpeter, 1995; Crick and Bigbee, 1998; Taylor et al., 2000; Verona and Curtin, 2006). Исследования устойчивости агрессивных проявлений на разных возрастных этапах показали примерно равный уровень у младших подростков,  но, по мере взросления, картина меняется, обнаруживая большую устойчивость у лиц мужского пола, нежели у женского. При этом, имеющиеся данные убеждают в том, что индивидные, семейные и средовые корреляты агрессии и антисоциального поведения во многом схожи у лиц мужского и женского пола (McGee, Feehan, Villians and Anderson, 1992; П.А. Ковалев, 1996; Л.М. Семенюк, 1996; Silverthorn and Frick, 1999; Webster and Stretton, 1996Ь; Zoccolillo, 1993). Некоторые характеристики структуры семьи оказа­лись связанными с повышенным риском возникновения агрессивного поведения. К этим характеристикам относятся размер семьи, порядок рождения ребен­ка и родительский статус, а в сочетании с дополнительными переменными этот риск усиливается. Эти модифицирующие перемен­ные, по-видимому, включают гендер, социально-экономический статус семьи и порядок рождения ребенка (Webster-Stratton, 1996Ь; Calhoun et al., 1993; Rosenbaum, 1989; Reiss and Roth, 1993). Учитывая, что пубертатный период – это период серьезных изменений, происходящих в организме подростков, необходимо остановиться и на влиянии физических и гормональных преобразований. Физические и гормональные изменения, связанные с пубертатом, влияния более раннего возраста менархе на антисоциальное поведение, не­гативный Я-образ и снижение самооценки, а так­же повышенный уровень антисоциального поведения в подростковой среде, действуя в совокупно­сти, могут направить девушек из группы риска по пути развития антисоциального поведения в пери­од отрочества-юности (Silverthorn and Frick, 1999; Peterson, Sarigiani and Kennedy, 1991; Caspi, Lynam, Moffitt and Silva, 1993; Simmons and Blyth, 1987; Stattin and Magnusson, 1990). Кроме того, рассматриваются гендерные различия аутоагрессивного поведения у подростков. Случаи рецидивов также чаще регистрируются у девочек (Hawton, Fagg and Simkin, 1996; Herpertz, 1995; Winchel and Stanley, 1991; Hawton, Kingsbury, Steinhardt, ]ames and Fagg, 1999; Levenkron, 1998; Strong, 1998; Hyman, 1999; Zila, Farber, 2000; Nichols, 2000; Kiselica, 2001; С.Н. Ениколопов, Л.В. Ерофеева; Б.П. Яковлев, О.Г. Литовченко, 2006). Гендерные различия достигают максимума в середине периода отро­чества-юности. К началу периода взрослости уро­вень аутоагрессии падает, а половое соотношение распрост­раненности такого поведения приближается к 1:1 (Briere and Gil, 1998; Hawton et аl., 1996).

Исследованиям перфекционизма в отечественной и зарубежной психологии посвящен параграф 1.5. В данном параграфе рассмотрены теории и исследования перфекционизма (Г.Л. Флетт, П.Л. Хьитт, Р.О. Фрост, Б.Дж. Кокс, М.В. Эннс,  В.А. Ясная, С.Н. Ениколопов, Н. Гаранян, А. Холмогорова, Т. Юдеева). Для перфекциониста, по мнению ученых, собственные оценки результатов деятельности неразрывно связаны с представлением о родительских ожиданиях и одобрении или неодобрении. Это – существенная и, возможно, центральная составляющая перфекционизма (Burns, 1980; Hamachek, 1978; Pacht, 1984; Hollender, 1965). Д.Хамачек и другие авторы, исследовавшие  перфекционизм, выделили различия между адаптивным и дезадаптивным перфекционизмом (В.А. Ясная, С.Н. Ениколопов, 2007). В последние 20 лет исследователи стали изучать роль перфекционизма в таких расстройствах как депрессия (Blatt, 1995;  Enns, Cox, 1999; Hewitt, Dyck, 1986;  Hewitt, Flett, 1990, 1991, 1993), тревожность (Flett, Hewitt, Dyck, D.G., 1989; Stber, Joorman, 2001), расстройства питания (Ashby, Kottman, Schoen, 1998), личностные расстройства (Hewitt, Flett, 1991; Hewitt, Flett, Blankstein, 1991), хронические боли и другие виды тяжелой дезадаптации (Flett, Hewitt, 1991, 2002; Hewitt, Flett, Blankstein, Dynin, 1994; Flett, Hewitt, Dyck, 1989).

Глава II посвящена эмпирическому исследованию: цели и объекту (параграф 2.1), организации, используемым методам, этапам проведения, выборке (параграф 2.2). В параграфе 2.3  анализируются, обобщаются и излагаются полученные данные экспериментального исследования агрессивного и аутоагрессивного поведения у старших подростков. Представлены результаты экспериментального изучения структуры агрессии старших подростков, склонности к девиантному поведению, уровень перфекционизма у подростков и полоролевой идентичности у испытуемых. Отражены результаты анализа данных, полученных в ходе экспериментального исследования.

Для оценки полученных результатов использовались t-критерий Стьюдента, критерий Манна-Уитни (U), критерий Колмогорова-Смирнова (λ), непараметрический критерий множественных сравнений Тьюки-Крамера (Tukey-Kramer Multiple-Comparison Test).

Весь массив полученных данных представляет собой результаты тестирования трех экспериментальных групп:

юноши и девушки, учащиеся специальной общеобразовательной школы №2 (131 человек),

юноши и девушки, учащиеся общеобразовательной школы №674 (159 человек),

юноши и девушки, учащиеся кадетского корпуса (160 человек).

Полученные данные были обработаны с учетом разделения на школы, пол и возраст. Сравнение результатов экспериментальных групп общей выборки (без деления на группы юношей и девушек) показало, что наименее выраженные агрессивные проявления – у испытуемых массовой школы (см. таблицу 1).

Таблица 1

Сравнение результатов по экспериментальным группам общей выборки

(проверка множественных гипотез о равенстве средних значений критерием

Tukey-Kramer Multiple-Comparison Test)

Шкалы

школа 2 (n=131)

школа 674

(n=159)

кадеты

(n=160)

Результат множественных сравнений методом Тьюки-Крамера

(p0,05)1

Шкала физической агрессии, методика Басса-Перри

27

25*

28

674 шк. < 2 шк., кадет;

2 шк. и кадет – нет различий

Шкала гнева, методика Басса-Перри

22

21

22

НЕТ РАЗЛИЧИЙ

Шкала враждебности, методика Басса-Перри

23

22

22

НЕТ РАЗЛИЧИЙ

Интегральная шкала, методика Басса-Перри

72

68*

71

674 шк. < 2 шк., кадет;

2 шк. и кадет – нет различий

Шкала маскулинности, Миф

163

159*

161

674 шк. < 2 шк., кадет;

2 шк. и кадет – нет различий

Шкала фемининности, Миф

161

160

159

НЕТ РАЗЛИЧИЙ

Шкала лжи, СОП

1,0

1,1

1,2

НЕТ РАЗЛИЧИЙ

Шкала преодоления норм, СОП

7,5

7,4

7,1

НЕТ РАЗЛИЧИЙ

Шкала склонности к аддикциям, СОП

7,7

8,1

7,5

НЕТ РАЗЛИЧИЙ

Шкала склонности к аутоагресии, СОП

8,1

8,5

7,9

НЕТ РАЗЛИЧИЙ

Шкала склонности к агрессии, СОП

11

11

11

НЕТ РАЗЛИЧИЙ

Шкала отсутствия волевого контроля, СОП

7,6

7,5

7,4

НЕТ РАЗЛИЧИЙ

Шкала склонности к делинквентному поведению, СОП

7,8

7,4

7,4

НЕТ РАЗЛИЧИЙ

Шкала стандарты и порядок, Перфекционизм

35

36

35

НЕТ РАЗЛИЧИЙ

Шкала расхождение, Перфекционизм

22*

25*

24*

674 шк. > 2 шк., кадет;

кадет > 2 шк.

Шкала отношения, Перфекционизм

20,5

21,1*

20,1

674 шк. > кадет.,

674 шк. и 2 шк. – нет различий

2 шк. и кадет – нет различий

Шкала промедление, Перфекционизм

7,9

8,4*

8,2

674 шк. > 2 шк.,

674 шк. и кадет. – нет различий

2 шк. и кадет – нет различий

Шкала тревоги, Перфекционизм

6,6

6,5

5,9*

кадет. < 674 шк., 2 шк.

674 шк. и 2 шк. – нет различий

Примечание: 1 - Приводятся данные, полученные методом сравнения Tukey-Kramer Multiple-Comparison. Звездочкой (*) отмечены различия, значимые на уровне 0,05.

При сравнении полученных результатов в различных образовательных учреждениях  с учетом пола, девушки - учащиеся специальной школы, заметно превосходят учащихся других школ. Правда, по шкале гнева данной методики результаты экспериментальных групп статистически значимо не различаются, и учащиеся специальной школы №2 делят высший балл вместе с кадетами. Учащиеся массовой  общеобразовательной школы показали наименьшую выраженность маскулинности, а максимальные значения опять же у учащихся спецшколы №2. В результатах исследования выраженности перфекционизма группы разных образовательных учреждений имеют существенные различия в показателях. Так, учащиеся общеобразовательной школы (как отдельно по группам, так и с учетом пола испытуемых) №674 заметно лидируют по всем шкалам методики, в то время как учащиеся специальной школы №2 имеют минимальные значения. Следует отметить при этом, что учащиеся этих двух школ делят первое место по выраженности тревоги. Правда, при учете пола испытуемых, мы видим, что на первое место выходят именно юноши специальной школы. В выраженности склонности к девиантному поведению учащиеся всех школ показали примерно схожие результаты, за исключением шкалы принятия женской роли среди девушек. В этом лидирующая позиция у девушек из специальной общеобразовательной школы.

Из всей группы испытуемых, принимавших участие в эксперименте, была выделена группа подростков, склонных к аутоагрессивному поведению. В эту подгруппу отбирались подростки с аутоагрессивными попытками. Для сбора данных использовались экспертная оценка воспитателей, учителей, и беседы с подростками. Естественно, многие подростки тщательно скрывают  все, что связано с попытками самоповреждающего поведения, даже если они имели место быть, поэтому количество испытуемых в данной подгруппе очень невелико. Анализ данных проводился без деления на школы и возраст.

По итогам сравнения показателей тестирования мужской и женской групп аутоагрессоров можно сказать, что юноши более склонны к преодолению норм и правил, чем девушки. Интересно, что юноши лишь слегка опережают девушек в склонности к аддиктивному поведению, что демонстрирует характерную в последнее время нивелировку разницы в аддиктивном поведении между аутоагрессорами юношами и девушками. По уровню выраженности перфекционизма аутоагрессивные юноши также значимо опережают аутоагрессивных девушек по шкале «стандарты и порядок». Сравнивая результаты группы аутоагрессивных юношей с группой юношей общей выборки данного исследования отметим, что кроме формальной разницы в результатах по шкале аутоагрессии методики диагностики девиантного поведения (А.Н.Орел), обнаружено в группе аутоагрессивных юношей специфическое повышение результатов по шкалам данной методики «преодоление норм» и «отсутствие волевого контроля». Таким образом, сочетанное повышение баллов по этим трем шкалам методики диагностики девиантного поведения (аутоагрессия, преодоление норм и отсутствие волевого контроля) можно считать характерным паттерном аутоагрессивного проявления в характеристиках соответствующей юношеской группы. В результатах сравнения показателей женской аутоагрессивной группы с результатами общей женской выборки настоящей работы картина складывается иным, чем в результатах юношеской группы, образом. Конкретно, показатели аутоагрессивно настроенных девушек превышают  показатели своих нормативных сверстниц по результатам тестирования шкалой враждебности и интегральной шкалой методики диагностики агрессивности Басса-Перри, а также по шкале фемининности методики МиФ.

Согласно полученным данным, юноши и девушки имеют различную структуру агрессии. Группа испытуемых юношей показала значимо более высокие показатели физической агрессии, чем группа девушек. Это были ожидаемые результаты. В показателях же враждебности характер данных обратный. Здесь девушки показали больший в среднем уровень враждебности, чем юноши. По шкале гнева статистически значимых результатов не выявлено, хотя как тенденцию можно отметить увеличение уровня гнева в группе девушек по сравнению с группой юношей. При этом, в целом, интегральная шкала методики Басса-Перри не показала каких-либо различий между юношами и девушками.

По результатам методики «Маскулинность и Фемининность», проведенной для исследования полоролевой идентичности у юношей и девушек, полученные результаты не содержали никаких сюрпризов: юноши опережают по показателю маскулинности девушек. И наоборот, девушки лидируют по показателю фемининности.  И только исследование склонности к отклоняющемуся поведению показало большую склонность юношей, по сравнению с девушками, к преодолению норм и правил. И хотя разница этих показателей невелика по абсолютным величинам, но она статистически значима (p<0,005). Также мужская группа опережает женскую по склонности к аддикциям и к агрессивному поведению. В склонности к аутоагрессии статистически значимых различий не выявлено. По уровню отсутствия волевого контроля девушки опережают юношей. В склонности к делинквентному поведению лидируют юноши. Девушки хоть и не сильно отстают по данному показателю, но различия статистически значимы (р=0,000).

По результатам исследования выраженности перфекционизма, юноши практически по всем шкалам опережают девушек: по шкалам «стандарты и порядок», «расхождение» и «отношения». Показатели  юношей выше соответствующих показателей женской группы. При анализе данных с учетом возраста, лидируют 17-летние девушки, но только по двум шкалам из пяти (расхождение и промедление) это лидерство статистически значимо.

В исследовании принимали участие подростки 15, 16 и 17 лет. Мы провели множественные возрастные сравнения общей выборки результатов (независимо от пола испытуемого), и обнаружили, что 15-летние испытуемые значимо превосходят 16-ти и 17-летних в проявлениях физической агрессии (см. таблицу 2).

Таблица 2

Сравнение результатов по возрастным группам общей выборки

(проверка множественных гипотез о равенстве средних значений критерием

Tukey-Kramer Multiple-Comparison Test)

Шкалы

15 лет (n=169)

16 лет

(n=144)

17 лет

(n=137)

Результат множественных сравнений методом Тьюки-Крамера

(p0,05)1

Шкала физической агрессии, методика Басса-Перри

28*

27*

25*

15 лет > 16 лет > 17 лет

Шкала гнева, методика Басса-Перри

22

22

20*

17 лет < 15 лет, 16 лет

Шкала враждебности, методика Басса-Перри

23

22

22

НЕТ РАЗЛИЧИЙ

Интегральная шкала, методика Басса-Перри

73

70

66*

17 лет < 15 лет, 16 лет

Шкала маскулинности, Миф

161

161

160

НЕТ РАЗЛИЧИЙ

Шкала фемининности, Миф

160

160

159

НЕТ РАЗЛИЧИЙ

Шкала лжи, СОП

1,4*

1

1

15 лет > 16 лет, 17 лет

Шкала преодоления норм, СОП

8*

7

7

15 лет > 16 лет, 17 лет

Шкала склонности к аддикциям, СОП

9*

7*

8*

15 лет > 16 лет, 17 лет

17 лет > 16 лет

Шкала склонности к аутоагресии, СОП

9*

8

8

15 лет > 16 лет, 17 лет

Шкала склонности к агрессии, СОП

13*

10

10

15 лет > 16 лет, 17 лет

Шкала отсутствия волевого контроля, СОП

8*

7

7

15 лет > 16 лет, 17 лет

Шкала склонности к делинквентному поведению, СОП

8,2

6,6*

7,7

16 лет < 15 лет, 17 лет

Шкала стандарты и порядок, Перфекционизм

36

35

36

НЕТ РАЗЛИЧИЙ

Шкала расхождение, Перфекционизм

23,5

23,6

24,4*

17 лет > 15 лет

Шкала отношения, Перфекционизм

21

21

21

НЕТ РАЗЛИЧИЙ

Шкала промедление, Перфекционизм

8

8

8

НЕТ РАЗЛИЧИЙ

Шкала тревоги, Перфекционизм

6,3

6,2

6,5

НЕТ РАЗЛИЧИЙ

Примечание: 1 - Приводятся данные, полученные методом сравнения Tukey-Kramer Multiple-Comparison. Звездочкой (*) отмечены различия, значимые на уровне 0,05.

Причем, при сравнении данных с учетом пола, выявлено, что по уровню физической агрессии лидируют как 15-летние юноши, так и девушки. В свою очередь, у 17-летних подростков существенно ниже интегральный балл по всем шкалам методики. По методике определения полоролевой идентичности, но при учете фактора пола в анализе данных, 17-летние юноши показали максимальное значение по шкале маскулинности по сравнению с 15-ти и 16-летними юношами.

В заключении подводится итог теоретического и экспериментального изучения гендерных различий агрессивного и аутоагрессивного поведения у старших подростков, определяются перспективы и формулируются выводы.

Из полученных результатов исследования можно сделать следующие выводы:

  • Девушки 15-17 лет имеют не меньший уровень выраженности агрессивных проявлений, чем юноши, но разница заключается в структуре: если у юношей на первом месте стоит физическая агрессия, то у девушек – враждебность.
  • Подростки, без учета возраста и пола, имеющие более выраженные проявления маскулинности, имеют более выраженную склонность к отклоняющемуся поведению и повышенный уровень агрессивных проявлений. Повышенный уровень фемининности, очевидно, связан с пониженной склонностью  к девиантному поведению и, при этом, с низким уровнем волевого контроля.
  • Для юношей подросткового возраста характерны выраженность преимущественно маскулинных качеств, повышенный уровень физической агрессии и перфекционизма. Кроме того, для них характерна более заметная склонность к отклоняющемуся поведению. Наличие же у девушек выраженных фемининных качеств, связано, преимущественно, с повышенным уровнем враждебности и средним уровнем выраженности перфекционизма.
  • Юноши с аутоагрессивными попытками не имеют выраженных отличий от юношей без аутоагрессивных попыток. Аутоагрессивные девушки же превосходят своих сверстниц как по выраженности фемининности, так и по уровню враждебности и агрессии в целом. При сравнении аутоагрессивных подростков мужского и женского пола между собой, выявлено, что аутоагрессивные юноши гораздо сильнее превосходят аутоагрессивных девушек по уровню выраженности перфекционизма. Кроме того, обнаружен характерный для данной группы испытуемых паттерн аутоагрессивных проявлений: наличие сочетанного повышения баллов по шкалам методики диагностики девиантного поведения (аутоагрессия, преодоление норм и отсутствие волевого контроля).
  • Подростки 15 лет не имеют гендерных различий в выраженности агрессивных проявлений. У девушек данной возрастной группы преобладает выраженность физической агрессии, а юноши опережают остальные возрастные группы по выраженности всех видов агрессивных проявлений. 15-летние подростки обоих полов, кроме того, опережают 16-ти и 17-летних и в склонности к девиантному поведению. Подростки же17-ти лет имеют более высокий уровень выраженности перфекционизма, что справедливо как для юношей, так и для девушек.
  • Для подростков, обучающихся в специальной школе для детей с девиантным поведением, характерны более выраженные агрессивные проявления, повышенная склонность к отклоняющемуся поведению, повышенный уровень маскулинности и минимальные значения по уровню выраженности перфекционизма, в отличии от  подростков из кадетского корпуса и общеобразовательной школы.
  • При сравнении полученных результатов с учетом пола, выявлено, что юноши, обучающиеся в специальной школе для подростков с девиантным поведением, имеют менее выраженный уровень перфекционизма, чем юноши из общеобразовательной школы и кадетского корпуса. Напротив, девушки, обучающиеся в специальной школе для подростков с девиантным поведением, превосходят своих сверстниц из общеобразовательной школы и кадетского корпуса  в выраженности фемининности и агрессивных проявлений, уступая девушкам из общеобразовательной школы в выраженности перфекционизма.

Основные выводы и положения диссертационного исследования опубликованы в 16 научных статьях автора, общим объемом 6,8 п.л.,  из них 6 статей в соавторстве, объемом 2,0 п.л. (соавторство не разделено) из них 3 статьи опубликованы в изданиях, рекомендованных перечнем ВАК Минобрнауки России, объемом 1,9 п.л.

Научные статьи, опубликованные в рецензируемых изданиях, рекомендованных перечнем ВАК Минобрнауки России:

  1. Маркова С.В. Исследование гендерных различий агрессивного поведения старших подростков // Психологическая наука и образование. – М: МГППУ. – 2012. №1. URL:  www.psyedu.ru, - 1 п.л.;
  2. Маркова С.В., Никитская Е.А. Родительский клуб как форма работы с семьями проблемных подростков // Народное образование. – 2011. №1. – 0,4 п.л., (соавторство не разделено);
  3. Маркова С.В., Никитская Е.А. Ценностные ориентации подростков с девиантным поведением, обучающихся в специальной общеобразовательной школе // Вестник ПСТГУ IV: Педагогика .Психология. – 2011. Вып.3(22). – 0,5 п.л., (соавторство не разделено);

  Научные статьи, опубликованные в иных изданиях:

  1. Маркова С.В. Исследование гендерных различий агрессивного и аутоагрессивного поведения подростков // Социальная педагогика. –2010.  №6. – 0,3 п.л.;
  2. Маркова С.В., Никитская Е.А. Работа школы с семьёй подростка девиантного поведения подростков // Социальная педагогика. – 2011.  №2. – 0, 6 п.л., (соавторство не разделено);
  3. Маркова С.В. Особенности психолого-педагогического сопровождения в специальной школе №2 // V Международная конференция дефектологов. – М: ЗОУОДО,  2009, - 0,4 п.л.;
  4. Маркова С.В. Гендерные различия агрессивного поведения у подростков // VIII межвузовская научно-практическая конференция студентов, аспирантов и молодых ученых "Молодые ученые - столичному образованию". – М: МГППУ, 2009. – 0,2 п.л.;
  5. Маркова С.В. Агрессивное поведение подростков как актуальное направление исследований специальной психологии // V Международная научно-практическая конференция молодых ученых «ПСИХОЛОГИЯ ХХI ВЕКА». – Спб: ЛГУ им. Пушкина, 2009. – 0,3 п.л.;
  6. Маркова С.В. Агрессивное поведение подростков: психологические особенности и факторы, влияющие на его возникновение//  Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы клинической и прикладной психологии». -  Владивосток: ВГМУ, 2009. – 0,4 п.л.;
  7. Маркова С.В. Психолого-педагогическое сопровождение образовательного процесса в специальной школе» //  Конференция: "Система реабилитации и социально-правовой адаптации в специальной образовательной школе". – М: ЦОУДО, 2009. - 1 п.л.;
  8. Маркова С.В., Ениколопов С.Н. Гендерные различия агрессивного поведения у подростков // Общероссийская научно-практическая конференция «Современные исследования социальных проблем». – Красноярск: Научно-инновационный центр, 2009. – 0,2 п.л., (соавторство не разделено);
  9. Маркова С.В. Гендерные различия агрессивного поведения у подростков // Специальная психология. – М: Образование плюс, 2009. – 0,3 п.л.;
  10. Маркова С.В., Никитская Е.А. Укрепление института семьи как необходимое условие в профилактике девиантного поведениия у подростков в специальных общеобразовательных школах» // IV международная научно-практическая конференция «Девиация и обеспечение интеллектуальной безопасности образовательного пространства. Проблемы. Пути. Решения».  - М., 2010. – 0,6 п.л.;
  11. Маркова С.В.  Исследование гендерных различий агрессивного и аутоагрессивного поведения у старших подростков // Всероссийская конференция Коченовские чтения «Психология и право в современной России». – М: МГППУ, 2010. – 0,1 п.л.;
  12. Маркова С.В. Работа педагога-психолога по преодолению агрессивного поведения подростков // Городская научно-практическая конференция «Педагогическая реабилитация и воспитание трудных подростков в условиях специальных школ». – М: СЗОУДО, 2010. URL: http://www.szouo.ru. – 0,3 п.л.;
  13. Маркова С.В., Никитская Е.А. Из опыта по восстановлению ценностных ориентаций подростков с девиантным поведением // XXI Ежегодная научно-практическая конференция педагогического ф-та ПСТГУ «Педагогическое образование в контексте формирования нравственных и духовных ценностей обучающихся». – М: изд-во ПСТГУ, 2011. – 0,2 п.л., (соавторство не разделено).

  Подписано в печать: 12.03.12

Тираж: 100 экз. Заказ № 5987

Отпечатано в типографии «Реглет»

119526, г. Москва,  ул. Бауманская, д. 33

  (495) 979-96-99;  www.reglet.ru






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.