WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Шебанец Елена Юрьевна

ФАКТОРЫ СУБЪЕКТИВНОГО БЛАГОПОЛУЧИЯ
МАТЕРИ, ИМЕЮЩЕЙ РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА
(С ДИАГНОЗОМ ДЦП)

Специальность 19.00.01 Общая психология,
психология личности, история психологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Краснодар

2012

Работа выполнена на кафедре психологии личности и общей психологии
ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный университет»

Научный

руководитель:

Рябикина Зинаида Ивановна,

доктор психологических наук, профессор

Официальные

оппоненты:

Горская Галина Борисовна,

доктор психологических наук, профессор кафедры
психологии Кубанского государственного
университета физической культуры, спорта и туризма

Шамионов Раиль Мунирович,

доктор психологических наук, профессор кафедры
психологии образования Саратовского государственного университета им. Н.Г.Чернышевского

Ведущая

организация:

ГОУ ВПО «Омский государственный университет» им. Достоевского

Защита состоится 26 мая 2012 в 12 часов на заседании диссертационного совета Д 212.101.06 в Кубанском государственном университете по адресу: 350040, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Кубанского государственного университета по адресу: г. Краснодар, ул. Ставро­польская, 149.

Текст автореферата размещен на официальном сайте Высшей аттестационной комиссии (ВАК): URL: http://vak.ed.gov.ru; на сайте Кубанского государственного университета: URL: http: //www.kubsu.ru.

Автореферат разослан «____» апреля 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                О.В. Засядко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность работы. В психологической науке и практике проблемы семьи, имеющей ребенка-инвалида (в том числе ребенка с детским церебральным параличом), рассматриваются чаще через призму проблем самого ребенка. Однако рождение такого ребенка нарушает весь ход жизни семьи, причем наибольшие трудности в данной ситуации испытывает мать. В исследованиях семей с ребенком-инвалидом раскрываются различные аспекты неблагополучия матери. Длительность психического стресса, который испытывает мать, нарастание тревоги за будущее ребенка приводят к различного рода психосоматическим расстройствам, к деформации эмоционально-волевой, аксиологической и других сфер личности матери (Н.Е. Карпова, Е.М. Мастюкова, А.Г. Московкина, Т.А. Стрекалова и др.). Но констатация негативных переживаний женщин, ее неблагополучия не дает представления о позитивных сторонах и условиях материнства. Несмотря на болезнь ребенка, женщине важно испытывать позитивные переживания, это необходимо не только ей самой, но и является важным условием нормального развития ребенка. Данное исследование направлено на изучение таких факторов, которые помогли бы женщине, находящейся в тяжелой ситуации, испытывать субъективное благополучие.

Важность изучения субъективного благополучия личности подтверждается многочисленными исследованиями в зарубежной и отечественной психологии (N. Bradburn, Е. Diener, С.D. Ryff, А.В. Воронина, Е.П. Калитиевская, Г.Л. Пучкова, Р.М. Шамионов и др.). Несмотря на разнообразие подходов, исследователи едины в том, что субъективное благополучие является необходимым условием психического здоровья личности и удовлетворенности жизнью в целом. В качестве причин субъективного благополучия или неблагополучия личности рассматриваются различные факторы, как объективные (материальное положение, наличие работы, профессии и др.), так и субъективные (особенности личности). Обобщение этих факторов представляется возможным с точки зрения субъектно-бытийного подхода в психологии. Рассмотрение личности как субъекта своего бытия (С.Л. Рубинштейн, А.В. Брушлинский, К.А. Абульханова, В.В. Знаков, З.И. Рябикина, В.И. Моросанова, А.К. Осницкий и др.) позволяет интерпретировать субъективное благополучие как результат собственной активной позиции, когда счастье находится «в руках самого человека». От того, насколько женщина, воспитывающая ребенка-инвалида, будет проявлять субъектность в различных сферах жизни (в профессиональной сфере, в семейных отношениях), будет зависеть ее субъективное благополучие. Проявление социальной активности помогает женщине справиться с трудностями воспитания ребенка-инвалида и чувствовать себя благополучной.

Актуальность прикладного аспекта исследования состоит в том, что в практике психологической помощи обосновывается подход, направленный на повышение субъективного благополучия матерей, имеющих детей-инвалидов. Актуальность теоретической разработки проблемы субъективного благополучия матери, оказавшейся в трудной жизненной ситуации, и ее практическая значимость определили тему исследования.

Цель исследования – выявить объективные и личностные факторы, выражающие субъектную позицию матери, имеющей ребенка-инвалида и характер их связи с ее субъективным благополучием.

Объект исследования – факторы и особенности субъективного благополучия матери, имеющей ребенка-инвалида.

Предмет исследования – объективные и личностные факторы субъективного благополучия матери, имеющей ребенка-инвалида (с диагнозом ДЦП).

Гипотеза исследования: субъективное благополучие матери, имеющей ребенка-инвалида, связано с объективными факторами (трудовая занятость, наличие образования, полная семья) и личностными особенностями женщины, выражающими субъектную позицию ее личности.

Для достижения цели и проверки гипотез были поставлены следующие задачи исследования.

Теоретические задачи:

–        обобщить теоретические подходы к изучению проблемы субъективного благополучия в отечественной и зарубежной психологии;

  • выявить объективные и личностные факторы субъективного благополучия личности;
  • дать характеристику субъективных переживаний и особенностей личности матери, имеющей ребенка-инвалида;
  • обосновать роль субъектности личности как интегративного показателя субъективного благополучия матери, имеющей ребенка-инвалида.

Эмпирические задачи:

  • подобрать измерительные процедуры для диагностики объективных условий, личностных качеств и субъективного благополучия матерей, имеющих ребенка-инвалида;
  • разработать анкету для изучения показателей и факторов субъективного благополучия матерей, имеющих ребенка-инвалида;
  • выбрать математические процедуры анализа данных, провести математическую обработку данных исследования;
  • дать характеристику объективных и личностных факторов, выражающих субъектную позицию матерей, имеющих ребенка-инвалида, доказать их влияние на субъективное благополучие и раскрыть характер этого влияния;
  • выявить особенности связи объективных факторов (трудовая занятость, профессиональная подготовка, семейное положение) с субъек­тивным благополучием матерей, имеющих ребенка-инвалида;
  • охарактеризовать субъектные качества личности матерей, имею­щих ребенка-инвалида (интернальность, способы выхода из трудных жизненных ситуаций), как фактор их субъективного благополучия.

Теоретической и методологической основой исследования послужили: субъектно-деятельностный подход (К.А. Абульханова-Славская, Б.Г. Ананьев, А.В. Брушлинский, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн и др.); субъектно-бытийный подход (К.А. Абульханова-Славская, В.В. Знаков, С.Л. Рубинштейн, З.И. Рябикина и др.); методология рассмотрения проблемы субъективного благополучия личности (М. Аргайл, Е. Динер, Е.Р. Калитиевская, Е. Кэмпбелл, К. Роджерс, Р.М. Шамионов и др.); подход к пониманию субъектности, этапов и факторов её становления (В.П. Бедерханова, В.В. Знаков, Е.А. Сергиенко, Н.Е. Харламенкова и др.); психология материнства (И.С. Кон, С.Ю. Мещерякова, М. Мид, В.Н. Самоукина, Т.К. Хозяинова, Г.Г. Филиппова и др.).

Методы исследования:

  • теоретические: теоретический анализ, сопоставление и обобщение теоретико-эмпирических исследований по изучаемой проблеме;
  • эмпирические: методика изучения субъективного благополучия – «Шкала субъективного благополучия» (автор адаптации М.В. Соколова); тест Дж. Роттера «Диагностика уровня субъективного контроля» в адап­тации Е.Ф. Бажина, С.А. Голынкиной, А.М. Эткинда; методика «Вы­ход из трудной жизненной ситуации» Н.П. Фетискина, В.В. Козлова, а также авторская анкета, включающая три блока вопросов, направленных на изучение факторов и составляющих субъективного благополучия: а) социально-демографические показатели, б) психологические особен­ности взаимоотношений в семье, в) отношение матери к ребенку-инвалиду;
  • методы обработки данных: количественный (статистические методы) и качественный (аналитическое обобщение).

Эмпирическая база исследования. Контингент испытуемых составили 50 женщин, имеющих детей-инвалидов с диагнозом ДЦП. Средний возраст женщин – 35 лет, возраст большинства опрошенных колеблется в пределах 31–40 лет. Значительное количество опрошенных работают (72 %) и примерно равное количество женщин имеют полную (42 %) и неполную (58 %) семью.

Надежность и достоверность результатов исследования обеспечивается методологической обоснованностью исходных теоретических положений, использованием адекватных задачам исследовательских процедур, достаточным объемом эмпирического материала, применением статистических процедур обработки данных, соответствующих эмпирическому материалу.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

  • теоретически обоснована и раскрыта связь субъективного благо­получия матери, имеющей ребенка-инвалида, с ее субъектной позицией;
  • выделены объективные факторы, выражающие субъектную пози­цию личности матери, имеющей ребенка-инвалида (трудовая занятость, профессиональное образование, полная семья), и эмпирически доказан характер их влияния на ее субъективное благополучие;
  • выявлены личностные факторы, выражающие субъектную позицию личности матери, имеющей ребенка-инвалида (интернальность и адек­ватность эмоциональных реакций в сложных жизненных ситуациях), и эмпирически доказан характер их влияния на ее субъективное благополучие;
  • доказано, что субъективное благополучие матери, имеющей ребен­ка-инвалида, повышается, если она обладает субъектными качествами, проявляет субъектную позицию в отношении трудовой занятости и своего профессионального роста, является субъектом межличностных отношений в полной семье.

Теоретическая значимость работы состоит в дополнении и конкретизации представлений о субъективном благополучии личности матери, находящейся в трудной жизненной ситуации воспитания ребенка-инвалида. Доказана роль субъектной позиции женщины-матери, имеющей ребенка-инвалида (с диагнозом ДЦП), как фактора ее субъективного благополучия. Выявлены и обоснованы объективные и личностные факторы, выражающие субъектную позицию матери, имеющей ребенка-инвалида, и установлена их связь с ее субъективным благополучием.

Практическая значимость результатов исследования заключается в возможности использования материалов и выводов диссертации в оказании психологической помощи и поддержки матерям, имеющим ребенка-инвалида. Отдельные положения диссертации целесообразно включить в учебные курсы по психологии личности, психологии семьи, а также использовать для разработки коррекционных программ.

Результаты проведенного исследования конкретизируются в основных положениях, выносимых на защиту.

1. Субъективное благополучие матери, имеющей ребенка-инвалида, снижено в связи с тяжелыми переживаниями и физическими нагрузками по уходу за ребенком. При этом субъективное благополучие таких матерей – вариабельный феномен, обусловленный наличием или отсутствием определенных факторов (объективных и личностных), выражающих ее субъектную позицию.

2. Субъектная позиция личности матери, имеющей ребенка-инвалида, носит интегративный характер. Она включает объективные и личностные факторы, обусловливающие субъективное благополучие женщины. К объективным факторам относятся трудовая занятость, наличие профессионального образования и семейное положение; к личностным – интернальность и умение справляться со сложными жизненными ситуациями.

3. Объективные составляющие, выражающие субъектную позицию матери, имеющей ребенка-инвалида, являются факторами ее субъективного благополучия.

Фактор трудовой занятости женщин, воспитывающих ребенка-инвалида, позитивно сказывается на ее субъективном благополучии. Уровень субъективного благополучия у работающих женщин выше, чем у неработающих, а взаимоотношения в семье более благополучны, чем в семье неработающих женщин.

Наличие профессионального образования позитивно влияет на субъективное благополучие женщин, имеющих ребенка-инвалида. У них более позитивные взгляды на будущее ребенка, более благополучны они и в семейных отношениях.

Фактор полноты семьи связан с позитивными тенденциями в субъек­тивном благополучии женщин, имеющих ребенка-инвалида. У женщин из полных семей отношения с мужем хорошие, последние оказывают помощь в воспитании ребенка чаще, чем в неполных семьях. Все дети в полных семьях желанные.

4. Личностные качества матери, имеющей ребенка-инвалида, отражающие ее субъектную позицию, являются фактором ее субъективного благополучия:

  • проявление интернальности в семейных отношениях, в области здоровья и достижений повышает субъективное благополучие женщины;
  • адекватные способы выхода из трудных жизненных ситуаций связаны с показателями субъективного благополучия женщин: настроение женщины улучшается, а эмоциональная напряженность и чувстви­тельность уменьшаются.

5. Уровень субъективного благополучия женщин, имеющих ребенка-инвалида, связан с личностными качествами интернальности / экстернальности и способами выхода из трудных жизненных ситуаций.

Женщины с низким уровнем субъективного благополучия ха­рактеризуются в целом низкими показателями субъективного контроля, (т.е. больше полагаются на случай или других людей). В трудных жизненных ситуациях часто срываются, расстраиваются, не выдерживают ударов судьбы и могут реагировать психологически неадекватно.

Женщины со средним уровнем субъективного благополучия обладают интернальными качествами в большей степени, чем в группе с низким уровнем. Меньше выражены у них и негативные реакции на сложные жизненные ситуации.

Наиболее выражены субъектные качества в группе со средневысоким уровнем субъективного благополучия. Значения интернальности выражены в области достижений, семейных отношений и в области здоровья. Таким женщинам в меньшей степени свойственны эмо­циональные срывы, они меньше расстраиваются при возникновении проблем.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения работы докладывались и обсуждались на методологических семинарах на кафедре психологии личности и общей психологии КубГУ в течение 2006–2009 гг.; на кафедре психологии АГУ в 2006–2011 гг.; на всероссийских и международных научно-практических конференциях в г. Москве, Новосибирске, Комсомольске-на-Амуре в 2005, 2010, 2011 гг.

По теме исследования опубликовано 20 работ, из них 4 в журналах, включенных в список ВАК.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, содержащего выводы, приложений. Список использованной литературы включает 153 источника, из них 33 на английском языке. Аналитический материал представлен 24 таблицами и 4 рисунками.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность проблемы исследования; определены объект и предмет, цель, задачи, методы; сформулирована гипотеза исследования; обозначены теоретико-методологические основания исследования, раскрыты научная новизна и практическая значимость полученных результатов, приведены данные об их апробации; сформулированы положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Теоретико-методологические подходы и исследования субъективного благополучия личности в отечественной и зарубежной психологии» дан обзор научных представлений о проблеме субъективного благополучия в зарубежной и отечественной психологии.

В параграфе 1.1 «Психология субъективного благополучия личности: понятие и исследовательские подходы» проведен анализ психологических исследований, рассматривающих понятие субъективного благополучия и синонимичные ему понятия «удовлетворенность жизнью», «счастье», «психологическое благополучие», «оптимизм». Представлены различные точки зрения на данную проблему зарубежных и отечественных психологов.

В п. 1.1.1 «Подходы и исследования субъективного благополучия личности в зарубежной психологии» дана трактовка этого феномена зарубежными психологами. Изложена история разработки и проведено сопоставление различных трактовок и подходов к изучению субъективного благополучия в трудах таких ученых, как N. Bradburn, Е. Diener, С.D. Ryff, B. Singer и др.

Проведенный анализ показал, что не выработано единого понимания субъективного благополучия, которое отождествляется с психологическим благополучием, с субъективным ощущением счастья, общей удовлетворенностью жизнью, личностным благополучием и другими понятиями. Но все исследователи сходятся во мнении о важности для понимания личности данного феномена.

Содержательно охарактеризованы основные направления в понимании субъективного благополучия: гедонистическое, в котором делается акцент на аффективную составляющую, и эвдемоническое, в котором необходимым аспектом является личностный рост, предполагающий субъектную позицию личности по отношению к своей жизни.





В п. 1.1.2 «Подходы и исследования субъективного благополучия личности в отечественной психологии» представлен анализ научных трудов отечественных ученых (А.В. Ворониной, Л.В. Куликовой, О.И. Моткова, Р.М. Шамионова и др.), свидетельствующий о неоднозначности трактовки данного феномена. Сопоставление таких близких понятий, рассматриваемых в исследованиях, как психическое здоровье (Б.С. Братусь, Р.Р. Ли­дерман, В.М. Розин), счастье (А.А. Кроник, О.И. Мотков), психологическое благополучие (А.В. Воронина), с пониманием субъективного благополучия показало, что это синонимичные, но не всегда совпадающие понятия. Наиболее разработано понятие субъективного благополучия Р.М. Шамионовым, в котором обозначены часто выделяемые в исследованиях составляющие: эмоциональное состояние удовлетворенности и оценочное отношение человека к своей жизни. Эти критерии стали основой понимания рассматриваемого в нашем исследовании субъективного благополучия матери, имеющей ребенка-инвалида.

В параграфе 1.2 «Факторы субъективного благополучия личности» проанализированы исследования, в которых рассматриваются детерминанты субъективного благополучия. Авторы выделяют объективные факторы, определяющие благополучие как результат комбинации различных социально-демографических показателей жизни. К субъективным факторам относят различные качества личности, от которых зависит ее субъективное благополучие. В исследованиях благополучия также сделан акцент на необходимости учета сложного характера взаимосвязей объективных и субъективных условий жизни.

В п. 1.2.1 «Объективные факторы субъективного благополучия личности» дан обзор исследований, освещающих объективные условия бытия личности, детерминирующие субъективное благополучие. К объективным факторам исследователи относят: отношения с социумом (стабильность в стране: экономическая, политическая, социальная); трудовые процессы (профессия, профессиональная группа, профессиональный интерес, профессиональное общение, доход); жизненные процессы (потребности, безопасность, здоровье, экология); социальный опыт (способы преодоления фрустрации, комплекс паттернов поведения, социальная ориентация) (Е.Е. Бочарова, Л.В. Куликов, Р.М. Шамионов). По мнению М. Аргайла, главными источниками благополучия, причинами положительных эмоций, счастья являются социальные взаимоотношения, работа, досуг, такие виды отношений, как романтическая любовь, брак и дружба. Такую роль они играют потому, что дают человеку социальную поддержку, проявляющуюся в форме практической помощи, эмоционального подкрепления.

В п. 1.2.2 «Личностные особенности как фактор субъективного благополучия» представлены исследования позитивного и негативного влияния отдельных качеств личности на ее субъективное благополучие. Изучено влияние таких качеств личности, как темперамент, самооценка, оптимизм, толерантность к фрустрирующим ситуациям, общительность, интернальность, самоактуализация и др. (Г.Л. Пучкова, К. Рифф, Р.М. Шамионов, О.С. Ширяева, Э. Эриксон и др.).

Тем не менее данные исследований касаются отдельных качеств личности, часто не сопоставимы и не дают целостного представления об обусловленности субъективного благополучия. Целесообразным представляется рассматривать детерминированность в рамках единого концептуального подхода к пониманию личности. Субъектно-бытийный подход позволяет понять личность с точки зрения ее преобразовательной активности и рассматривать субъективное благополучие как результат собственной активности, а не отдельных качеств личности.

В п. 1.2.3 «Субъектность личности и ее субъективное благополучие» обоснована взаимосвязь субъектной позиции личности с ее субъективным благополучием. Современная психология, развивающая субъектный подход, рассматривает человека как автора собственной жизни с активной позицией. Субъектность связывается с осуществлением собственного выбора, наличием четко поставленных целей, с проявлением активности в планировании и построении своей жизни, способностью к самоактуализации, саморазвитию и самопостроению, проявляющейся в субъектной позиции личности (К.А. Абульханова-Славская, В.П. Бедерханова, А.В. Бруш­линский, С.Л. Ру­бинштейн и др.).

В рамках эвдемонического подхода исследователи субъективного благополучия трактуют благополучие как полноту самореализации и возможность становиться субъектом собственной жизни. Рассматриваются такие показатели, как автономность, интернальность, осмысленность жизни, ценностные ориентации, уровень самоактуализации (Е.Е. Бочарова, Г.Л. Пучкова, В.Э. Чудновский, П.П. Фесенко). В исследовании Е.Р. Калитеевской доказано, что показателем психического здоровья и зрелости является субъектность – способность выступать активным и автономным субъектом собственной жизни в изменяющемся мире. М. Аргайл отмечает, что субъективное благополучие усиливается, если человек сосредоточен на достижении реальных и важных целей.

На основании понимания личности как субъекта в рамках субъектно-бытийного подхода и результатах исследования субъективного благополучия в рамках эвдемонического направления был сделан вывод о том, что субъектная позиция личности является фактором ее субъективного благополучия, интегрирующим объективные и субъективные характеристики личности. К объективным проявлениям субъектности личности относятся деятельностные характеристики: социальная активность и активность в межличностных отношениях. В сфере социальной активности личность в первую очередь выступает как субъект труда и как субъект в сфере профессионального совершенствования. В сфере межличностных отношений личность выступает субъектом в установлении позитивных отношений с другими. К субъектным качествам личности относятся автономия и независимость, способность изменять окружающие обстоятельства, преодолевать трудности и реализовывать жизненные цели.

Во второй главе «Теоретико-эмпирические исследования материнства в психологии» освещены проблемы и аспекты изучения материнства в психологии.

В параграфе 2.1 «Теоретические подходы и исследования феномена материнства в психологии» рассмотрены исследования в зарубежной и отечественной психологии. Раскрыты основные аспекты изучения материнства: культурно-исторический (И. Кон, М. Мид, Е. Badinter и др.); биологические и социоцентрические взгляды на природу материнства (Э. Бадинтер, М. Мид, К. Остин, Г.Г. Филиппова); психотерапевтически ориентированные подходы. Дан анализ исследований, касающихся феноменологических аспектов, описывающих ролевые функции матери, типы поведения, периоды материнства. Анализ теорий материнства показал, что материнство – сложный феномен, включающий физиологические, психофизиологические, психологические и социальные аспекты. В заключение сделан вывод о роли матери в становлении личности ребенка и значении материнства для личности самой женщины.

В параграфе 2.2 «Роль материнства в субъективном благополучии женщины» показано, что материнство – важная и необходимая для нормального функционирования личности женщины сфера. Г.Г. Филиппова рассматривает смысловое переживание материнства как психологическое новообразование в сфере самосознания женщины. Возникновение нового жизненного отношения влечёт за собой усложнение организации женщины, что расширяет круг её взаимодействий с миром и способствует возникновению новых отношений с окружающими. Таким образом, субъективное благополучие женщины определяется возможностью ее самореализации в материнстве, а также поддерживается социальной нормативной оценкой окружающих.

В параграфе 2.3 «Ребенок-инвалид как отягощающий фактор положения женщины-матери в семье» дан анализ изменений в семейных отношениях с рождением ребенка-инвалида. Происходит трансформация уклада семьи, изменяется и положение женщины в семье. Рассмотрено психотравмирующее воздействие ситуации, физических нагрузок в семье на психоэмоциональное, соматическое состояние женщины-матери (Н.Е. Кар­пова, Е.В. Крыжко, Т.А. Стрелекалова). Стрессовая ситуация часто усугубляется для женщины ухудшением отношений с мужем, возникающими конфликтами. Снижается количество социальных контактов, так как женщине приходится оставить работу, сужается круг общения с друзьями и родственниками в силу болезни ребенка (Е.М. Мастюкова, А.Г. Московкина). Все это накладывает негативный отпечаток на личность матери, воспитывающей ребенка-инвалида.

В параграфе 2.4 «Характеристика эмоционального неблагополучия матери, имеющей ребенка-инвалида» приведены данные исследований трансформации личностных особенностей женщин. Матери, имеющие ребенка с детским церебральным параличом, так же как и матери детей с другими вариантами дизонтогенеза, находятся в ситуации так называемого родительского стресса, стадии и содержание которого описаны многими учеными (Р.Ф. Майрамян, В.В. Ткачева, И.В. Саломатина, Е.М. Мастю­кова, А.Г. Московкина, М.Н. Гуслова и др.). Эта ситуация затрагивает значимые для матери ценности, фрустрирует ее базовые потребности, у них часто возникает чувство вины, депрессивные и невротические состояния. Исследования показывают, что матери детей с отклонениями в развитии, независимо от характера патологии, имеют те или иные личностные проблемы (Е.В. Котова, И.А. Скворцова и др.).

Проведенный анализ обобщен в выводах, имеющих теоретическое и методологическое значение для настоящего исследования. На основе анализа подходов к пониманию феномена субъективного благополучия обосновано рабочее определение субъективного благополучия матери, имеющей ребенка-инвалида. К основным составляющим отнесены отношения женщин к значимым сферам жизнедеятельности – отношение к ребенку, отношения в семье и эмоциональное состояние удовлетворенности.

С позиции субъектно-бытийного подхода выделены объективные и личностные факторы субъективного благополучия, отражающие субъектную позицию личности матери, имеющей ребенка-инвалида. К объективным факторам отнесены проявления субъектности в трудовой деятельности (женщина работает), в области профессиональной подготовки (у нее есть профессиональное образование) и в семейных отношениях (у нее полная семья). К субъектным качествам отнесены качества интернальности и умение справиться с трудными жизненными ситуациями.

В третьей главе «Эмпирическое исследование факторов субъективного благополучия матери, имеющей ребенка-инвалида» приведены данные эмпирической части исследования, осуществлены анализ и интерпретация данных, сделаны выводы.

В параграфе 3.1 «Описание выборки и методы исследования» представлена характеристика методик, конкретных психодиагностических процедур, используемых в эмпирическом исследовании, дано описание выборки.

В параграфе 3.2 «Характеристика объективных факторов субъективного благополучия женщин, имеющих ребенка-инвалида» изложены результаты изучения социально-демографических факторов субъективного благополучия женщин, имеющих ребенка-инвалида. К объективным факторам относятся: семейное положение женщин (полная / неполная семья), наличие профессии и трудовая занятость женщины. Каждый из этих факторов выражает субъектную позицию личности женщины, имеющей ребенка-инвалида, для которой проявление активности в получении образования, трудовой занятости требует больших усилий и настойчивости. Сохраняя семью в тяжелой жизненной ситуации, поддерживая отношения взаимопонимания с супругом, женщина в большей мере будет субъектом своей жизни, так как зачастую сохранить семью, воспитывающую ребенка-инвалида, гораздо сложнее в силу повышенной стрессовой нагрузки на супругов.

В п. 3.2.1 «Трудовая занятость женщины, имеющей ребенка-инвалида, как фактор ее субъективного благополучия» представлены результаты изучения субъективного благополучия работающих и неработающих женщин. Уровень субъективного благополучия женщин оценивался по методике «Шкала субъективного благополучия» (ШСБ) и по их ответам на вопросы анкеты.

Поскольку уровень субъективного благополучия в обеих группах женщин по результатам ШСБ был выявлен в основном в пределах средних показателей (4–7-й стены), то различия между работающими и неработающими респондентками находились дифференцировано по каждому стену (табл. 1). Достоверность различий выявлялась с помощью метода углового преобразования Фишера.

В результате сравнения показателей в группах работающих и неработающих женщин были выявлены достоверные различия для среднего уровня их субъективного благополучия. Более благополучными оказались работающие женщины. Более выраженное благополучие (5-й стен) отмечено у 37 % работающих женщин и 12 % неработающих. Значение 7-го стена характеризует отклонение в сторону неблагополучия. По количеству женщин со значением 7-го стена достоверно больше оказалось в группе неработающих – 25 %, а в группе работающих – 6,3 %. Эти данные свидетельствуют о том, что работающие женщины оценивают свое субъективное благополучие выше, чем неработающие.

Таблица 1

Сравнение уровней субъективного благополучия
у работающих и неработающих женщин

Стены

Количество, %

Работающие

Неработающие

3

6,3

12,5

4

18,65

25

0,35

5

37,5

12,5

1,49*1

6

18,65

25

0,35

7

6,3

25

1,54

8

6,3

0

9

6,3

0

Для установления влияния фактора трудовой занятости на дополнительные показатели субъективного благополучия (оценка семейных отношений и отношений к ребенку-инвалиду) сравнивались результаты анкетирования в группах работающих и неработающих женщин (использовался метод углового преобразования Фишера). Достоверные различия представлены в табл. 2.

Таблица 2

Достоверные различия оценок отношений в семье и отношения к ребенку
в группах работающих и неработающих женщин
(фрагменты табл. 5, 6 диссертации)

Вопросы анкеты

Варианты
ответов
на вопросы

Подгруппы
респондентов

p

Работающие,
%

Неработающие, %

От чего пришлось отказаться ради ребенка?

Ни от чего

27,8

7,1

1,81

< 0,05

Временно от работы

2,8

71,6

5,33

< 0,01

От личной жизни

50

14,2

2,53

< 0,01

Какие взаимоотношения с мужем?

Никаких

13,9

64,5

4,1

< 0,01

Нормальные

33,3

7,1

2,2

< 0,05

Какое участие в воспитании ребенка принимает муж?

Время от времени

30,6

7,1

1,81

< 0,05

Не помогает

27,8

64,5

2,39

< 0,01

Как часто проводите время всей семьей?

Никогда

25

64,5

2,59

< 0,01

Желанный ли ребенок?

Да

91,7

57,1

2,67

< 0,01

Нет

8,3

42,9

2,68

< 0,01

На вопрос «От чего пришлось отказаться ради больного ребенка?» ответили отрицательно 27,8 % работающих женщин. То есть эти женщины продолжают общаться с друзьями, проводят время с семьей, работают и, несмотря на трудности, живут полноценной жизнью, не замыкаясь в себе. Но большинство женщин жертвуют чем-то ради ребенка, испытывая депривацию в значимых для личности сферах.

Во взаимоотношениях с мужем работающие женщины значительно благополучнее неработающих: у них чаще, чем у неработающих, устанавливаются нормальные отношения с мужем (33,3 %), а в группе неработающих большинство женщин не общаются с мужьями (64,5 %); мужчин, не оказывающих помощь женщинам, в два раза больше в группе неработающих матерей (соответственно 27 и 64,5 %); семьи работающих женщин гораздо чаще проводят время вместе, а семьи неработающих матерей  практически не встречаются вместе (64,5 %). Значительные различия получены в ответах на вопрос о желанности ребенка. Практически у всех работающих женщин ребенок желанный, а почти у половины неработающих женщин ребенок нежеланный.

Анализ различий социально-демографических показателей у работающих и неработающих женщин позволил сделать вывод о том, что у работающих женщин выше уровень образования (* = 2,1, p < 0,1). Выявлена также корреляционная связь (r = 0,3) трудовой занятости с полнотой семьи, т.е. у работающих женщин чаще полная семья.

На основании анализа полученных данных сделан вывод о том, что фактор трудовой деятельности женщин, имеющих ребенка-инвалида, позитивно сказывается на их субъективном благополучии. У работающих женщин выше уровень образования по сравнению с неработающими, у них чаще полная семья и отношения в семье более благополучны (отец ребенка помогает ей в уходе за ребенком, и у них складываются отношения и взаимопонимания), меньшему числу работающих матерей приходится отказываться от чего-либо ради ребенка; у них чаще, чем в семьях неработающих женщин, есть еще дети, и это желанные дети.

В п. 3.2.2 «Уровень профессионального образования как фактор субъективного благополучия женщины, имеющей ребенка-инвалида» рассмотрены связи показателей субъективного благополучия респонденток с профессиональным образованием. Для изучения влияния этого объективного фактора на субъективное благополучие женщин сравнивались показатели субъективного благополучия у женщин, имеющих профессиональное образование и не имеющих его. В табл. 3 представлена сравнительная характеристика результатов опросника «Шкала субъективного благополучия».

Таблица 3

Сравнение уровней субъективного благополучия у женщин,
имеющих профессиональное образование и не имеющих его, %

Уровень субъективного
благополучия

Имеющие
профессиональное
образование

Не имеющие
профессионального
образования

Средневысокий (3–4-й стены)

34,5

16,7

Средний (5–7-й стены)

44,5

66,6

Низкий (8–9-й стены)

21

16,7

Сравнение показателей в табл. 3 позволяет увидеть некоторое смещение в сторону средневысокого уровня субъективного благополучия в группе матерей, имеющих профессиональное образование, что свидетельствует о более высоком уровне субъективного благополучия у женщин с профессиональной подготовкой.

Для установления влияния фактора профессиональной подготовки на дополнительные показатели субъективного благополучия (оценка семейных отношений и отношений к ребенку-инвалиду) сравнивались результаты анкетирования в группах женщин с профессиональным образованием и без него (использовался метод углового преобразования Фишера). Достоверные различия представлены в табл. 4.

Сравнительный анализ ответов на вопросы анкеты по этим группам женщин показал следующее. Ответы женщин с профессиональным образованием более позитивны, чем ответы женщин без образования. Выявлено, что около трети женщин, имеющих профессию, ни от чего не отказались в связи с болезнью ребенка и продолжают вести социально активный образ жизни: работают, общаются с друзьями и родственниками, не отказываются от личной жизни. Но остальные женщины отказываются от чего-либо. Различия между профессионально подготовленными и женщинами без такой подготовки заключаются в том, что первые отказываются в основном от личной жизни, а вторые – от работы. Отношения с мужем женщины с профессиональным образованием охарактеризовали преимущественно как хорошие и нормальные, а у женщин без образования отношения с мужем не сложились. Гораздо большему количеству женщин с профессиональным образованием мужья оказывают помощь в воспитании ребенка-инвалида, эти семьи отличаются и тем, что проводят время все вместе. Почти половина женщин с профессиональным образованием надеются на улучшение состояния ребенка, в отличие от женщин без профессионального образования, которые пессимистичны в отношении прогноза будущего своего ребенка.

Таблица 4

Достоверные различия оценок отношений в семье и отношения к ребенку
в группах женщин с профессиональным образованием без него
(фрагменты из табл. 11,12 диссертации)

Вопросы
анкеты

Варианты
ответов
на вопросы

Подгруппы респондентов

p

Имеют
профессиональное
образование, %

Не имеют
профессионального
образования, %

От чего пришлось отказаться ради ребенка

Ни от чего

26,2

0

3,84

< 0,01

Временно от работы

2,4

50

2,66

< 0,05

От личной жизни

40,5

0

5,35

< 0,01

Какие взаимоотношения с мужем?

Хорошие

12,0

0

1,99

< 0,1

Нормальные

45,2

0

5,89

< 0,01

Никаких

19,0

75

3,4

< 0,01

Какое участие в воспитании ребенка принимает Ваш муж?

Время от времени

28,6

0

4,1

< 0,01

Не помогает

28,6

75

2,75

< 0,01

Как часто проводите время всей семьей?

Часто

26,2

0

3,86

< 0,01

Иногда

26,2

0

3,86

< 0,01

Никогда

28,6

75

2,75

< 0,01

Каким видится будущее ребенка?

Надежда на улучшение состояния

47,6

0

5,91

< 0,01

Безнадежность

16,7

62,5

2,53

< 0,05

Было также установлено, что фактор трудовой занятости связан с фактором профессионального образования. Среди неработающих женщин профессионально подготовленных значительно меньше (* = 2,25, p < 0,1), чем среди женщин без образования, т.е. у женщин с образованием больше возможности быть субъектом трудовой активности и реализовать себя в профессии.

Итак, у профессионально подготовленных женщин уровень субъективного благополучия выше, чем у женщин без профессионального образования. Они отличаются тем, что реализуют себя в профессии, несмотря на занятость, они проводят время с семьей, более оптимистичны в оценке будущего своего ребенка, меньшему количеству таких матерей приходится отказаться от чего-либо ради ребенка, с мужем сложились хорошие взаимоотношения, большинство мужей участвуют в воспитании ребенка. Активность женщин, получивших образование, работающих свидетельствует о проявлении субъектности их личности, обусловливающей субъективное благополучие.

В п. 3.2.3 «Полная семья как фактор субъективного благополучия женщины, имеющей ребенка-инвалида» рассмотрена связь семейного положения женщин с их субъективным благополучием. Для установления связей фактора полноты семьи с субъективным благополучием сравнивались показатели по методике ШСБ у женщин из полных и неполных семей. Сравнение показателей ШСБ позволило установить более позитивные тенденции в группе женщин из полных семей. Для выявления статистически достоверных различий были сопоставлены дифференцированные показатели ШСБ по каждому из стенов методом углового преобразования Фишера (табл. 5).

Таблица 5

Сравнение результатов опросника «Шкала субъективного благополучия»
у женщин из полных и неполных семей

Стены

Полные семьи, %

Неполные семьи, %

3

12,5

0

4

25

12,5

0,8

5

25

25

0

6

12,5

37,5

1,32

7

12,5

12,5

0

8

12,5

0

9

0

12,5

Достоверные различия между женщинами из полных и неполных семей по результатам методики ШСБ выявлены по показателю, относящемуся к среднему уровню (6-й стен). Среди женщин из неполных семей их значимо больше (37,5 против 12,5%). По другим уровням показатели субъективного благополучия в группе полных семей значительно смещены в сторону средневысокого уровня (3-й стен), а в неполных – в сторону выраженного неблагополучия (9-й стен). Поэтому можно отметить более позитивную тенденцию в группе матерей из полных семей.

Результаты анализа ответов на вопросы анкеты, касающиеся оценки семейных отношений, подтверждают сделанный вывод о субъективном благополучии женщин из полных семей (табл. 6). Анализ выявленных статистически достоверных различий показал следующее. Почти во всех полных семьях есть еще дети, и они желанные для матерей. Меньшему числу матерей из полных семей приходится отказываться от чего-либо ради ребенка. Отношения с мужем практически у всех женщин позитивные, и мужья оказывают помощь в воспитании ребенка гораздо чаще, чем в неполных семьях. Такие матери уделяют семье достаточно внимания и часто проводят время всей семьей. Оценки своих семейных отношений матерей из неполных семей отражают их низкую субъективную удовлетворенность. У 72,4 % матерей из неполных семей дети нежеланные, у почти 60 % женщин больше нет детей, и почти 70 % из них ответили, что пожертвовали ради больного ребенка личной жизнью. Большая часть бывших мужей не помогает женщинам воспитывать ребенка-инвалида и не встречается с семьей.

Установлены статистически достоверные различия в уровне образования женщин из полных и неполных семей. Женщины из полных семей чаще, чем женщины из неполных семей, имеют профессию ( = 1,74, р < 0,05).

Таблица 6

Достоверные различия оценок отношений в семье и отношения к ребенку
в группах женщин из полных и неполных семей
(фрагменты табл. 17 и 18 диссертации)

Вопросы анкеты

Варианты
ответов
на вопросы

Подгруппы
респондентов

p

Полная
семья, %

Неполная
семья, %

От чего пришлось отказаться ради ребенка?

От обычного круга общения

38,1

0

5,23

< 0,01

Ни от чего

42,9

6,9

3,12

< 0,01

От личной жизни

0

69

5,91

< 0,01

Какие взаимоотношения с мужем?

Хорошие

19,1

3,4

1,86

< 0,05

Замечательные

42,8

0

5,35

< 0,01

Никаких

0

48,5

5,75

< 0,01

Какое участие в воспитании ребенка принимает Ваш муж?

Помогает во всем

76,2

10,5

5,1

< 0,01

Время от времени

9,5

31

1,9

< 0,05

Не помогает

9,5

58,5

3,89

< 0,01

Как часто проводите время всей семьей?

Часто

38,1

13,8

1,98

< 0,05

Всегда

42,9

0

5,35

< 0,01

Никогда

4,8

56,6

4,4

< 0,01

Желанный ли ребенок?

Да

100

72,4

3,86

< 0,01

Нет

0

27,6

3,84

< 0,01

Есть ли еще дети?

Да

80,9

41,4

2,93

< 0,01

Нет

19,1

58,6

2,93

< 0,01

Таким образом, анализ влияния фактора полноты семьи показал, что в полной семье, несмотря на возникающие в связи с болезнью ребенка сложности, уровень субъективного благополучия женщины, имеющей ребенка-инвалида, выше, чем в неполной. Женщины из полных семей чаще имеют профессиональное образование; у большинства из них есть еще дети, причем все дети желанные; меньше женщин, чем в неполных семьях, отказываются от чего-либо ради ребенка, отношения с мужьями замечательные, последние оказывают помощь гораздо чаще, чем в неполных семьях; такие семьи часто проводят время всей семьей.

Итак, подтверждено предположение о том, что объективные факторы (трудовая занятость, наличие профессии и полная семья), отражающие субъектную позицию личности женщины, имеющей ребенка-инвалида позитивно, влияют на ее субъективное благополучие.

В параграфе 3.3 «Личностные особенности матери, имеющей ребенка-инвалида, как фактор ее субъективного благополучия» рассмотрены связи показателей и уровня субъективного благополучия с качествами их личности.

В п. 3.3.1 «Связь показателей субъективного благополучия и особенностей личности матерей, имеющих ребенка-инвалида» дана характеристика связей субъективного благополучия женщин с субъектными качествами личности. Для выявления связей между показателями по методике ШСБ и показателями, полученными по личностным методикам «Уровень субъективного контроля» (УСК) и «Выход из трудной жизненной ситуации» (ТЖС), использовался метод корреляционного анализа. Статистически значимые связи представлены в табл. 7.

Таблица 7

Значимые коэффициенты корреляции между показателями субъективного
благополучия и значениями личностных методик

Показатели
методики
ШСБ

Шкалы УСК

ТЖС

Общая
интернальность (Ио)

Интернальность
достижений (Ид)

Интернальность
в области неудач (Ин)

Интернальность
в семейных
отношениях (Ис)

Интернальность
в производственных
отношениях (Ип)

Интернальность
в межличностных
отношениях (Им)

Интернальность
в отношении здоровья
и болезни (Из)

Напряженность и чувствительность

–0,18

0,11

–0,07

–0,22

–0,12

–0,11

0,09

0,27

Изменения настроения

–0,16

–0,01

–0,15

–0,08

–0,22

0,04

0,30

0,31

Удовлетворенность повседневной деятельностью

0,26

0,49

–0,08

0,40

–0,01

0,06

0,14

0,03

Общая оценка благополучия

0,32

–0,15

0,25

0,31

–0,18

–0,01

–0,16

0,18

Из табл. 7 видно, что выявлено шесть статистически достоверных связей показателей субъективного благополучия с показателями субъективного контроля. Все коэффициенты корреляции отрицательные, но при их анализе следует учитывать разнонаправленность числовых показателей по методикам УСК и ШСБ. Поэтому все отрицательные корреляции интерпретируются следующим образом: с увеличением показателей УСК (т.е. чем больше проявляются качества интернальности) повышается уровень субъективного благополучия женщин.

Суммарный показатель оценки благополучия имеет 3 значимых корреляции с показателями: общая интернальность (r = –0,32), интернальность в семейных отношениях (r = –0,31) и интернальность в области неудач (r = –0,25). Это означает, что в целом можно говорить о зависимости субъективного благополучия от качеств интернальности, но в большей степени от интернальности в области неудач и в области семейных отношений.

Связи составляющих методики ШСБ интерпретируются следующим образом. Настроение женщины как показатель ее субъективного благополучия зависит от контроля за здоровьем, очевидно, в первую очередь здоровьем ребенка (r = –0,30). С показателем ШСБ «удовлетворенность повседневной жизнью» установлены следующие связи: с интернальностью в области достижений (r = –0,49), с показателем общей интернальности (r = –0,26) и интернальностью в семейных отношениях (r = –0,40). Итак, чем выше интернальность достижений, интернальность в семейных отношениях и интернальность в целом, тем выше уровень удовлетворенности женщин своей повседневной жизнью.

Выявлены две статистически достоверные корреляционные связи показателей ШСБ со способами выхода из трудных жизненных ситуаций: «изменения настроения» (r = 0,31) и «напряженность и чувствительность» (r = 0,27). Это означает, что настроение женщины, ее эмоциональная напряженность и чувствительность зависят от умения находить в себе силы и способы выхода из трудных жизненных ситуаций.

Таким образом, доказано, что субъектные качества личности матери, имеющей ребенка-инвалида, обусловливают ее субъективное благополучие. К таким качествам относятся: интернальность, т.е. умение и желание активно вмешиваться в происходящее в соответствии со своими планами и надеяться на собственные усилия, а не обстоятельства, а также умение находить в себе силы справляться с жизненными трудностями и не приходить в уныние.

В п. 3.3.2 «Характеристика личностных особенностей матерей, имеющих ребенка-инвалида, в зависимости от уровня субъективного благополучия» проведен анализ связей уровня субъективного благополучия матерей с субъектными качествами личности: интернальностью и способами выхода из трудных жизненных ситуаций.

Для сравнения субъектных качеств личности матерей с разным уровнем субъективного благополучия подсчитаны среднегрупповые показатели значений УСК и ТЖС в группах с низким, средним и средневысоким уровнями субъективного благополучия (табл. 8).

Динамика среднегрупповых значений в табл. 8 характеризует изменение показателей по методике УСК в сторону снижения, т.е. в сторону экстернальности от средневысокого уровня к низкому, и в сторону увеличения по методике ТЖС, что характеризует снижение адекватности поведения в трудных жизненных ситуациях.

Таблица 8

Средние значения УСК и ТЖС в группах женщин с разными уровнями
субъективного благополучия

Уровень
субъективного
благополучия

Шкалы УСК

Выход из трудной
жизненной ситуации

Общая
интернальность (Ио)

Интернальность
достижений (Ид)

Интернальность
в области неудач (Ин)

Интернальность
в семейных
отношениях (Ис)

Интернальность
в производственных
отношениях (Ип)

Интернальность
в межличностных
отношениях (Им)

Интернальность
в отношении здоровья
и болезни (Из)

Средневысокий

4,9

5,7

5,0

7,1

3,5

4,8

5,2

20,2

Средний

4,3

5,5

4,7

6,5

3,3

5,4

5,0

22,3

Низкий

4,3

5,2

4,7

6,1

3,3

4,6

5,0

25,7

Для выявления различий в группах женщин с разным уровнем субъективного благополучия по показателям этих личностных методик (УСК и ТЖС) применен статистический критерий (двухвыборочный t-критерий Стьюдента для независимых выборок). Результаты расчетов t-критерия приведены в табл. 9.

Таблица 9

Достоверные различия между личностными показателями в группах
женщин с разными уровнями субъективного благополучия
(фрагмент табл. 24 диссертации)

Показатели личностных методик
УСК и ТЖС

t-критерий

Низкий
и средний
уровни

Низкий
и высокий
уровни

Средний
и средневысокий
уровни

Ио – шкала общей интернальности

0,03

1,39

1,92**

Ис – шкала интернальности в области семейных отношений

1,11

2,62*

1,71**

Им – шкала интернальности в области межличностных отношений

2,10*

0,39

1,43

Выход из трудной жизненной ситуации (ТЖС)

1,53

2,48*

0,89

Примечание: * значения, соответствующие уровню значимости p  0,05; ** значения, соответствующие уровню значимости p  0,1.

Анализ достоверных различий и средних значений личностных качеств женщин из разных групп субъективного благополучия позволил сделать следующие выводы.

Женщины с низким уровнем субъективного благополучия ха­рактеризуются в целом более низкими показателями субъективного контроля. Они отличаются экстернальностью в области межличностных отношений и меньшей интернальностью в семейных отношениях, чем в других группах. По показателям методики ТЖС они характеризуются, в отличие от женщин с высоким уровнем субъективного благополучия, неумением адекватно реагировать на жизненные проблемы.

Женщины со средним уровнем субъективного благополучия обладают большим количеством интернальных качеств, чем в группе с низким уровнем субъективного благополучия. Для них характерна интернальность в семейных и межличностных отношениях. Меньше выражены у них и негативные реакции на сложные жизненные ситуации.

Группа женщин со средневысоким уровнем субъективного благо­получия характеризуется более высоким общим показателем интер­нальности. Значения интернальности в этой группе выражены в области достижений, семейных отношений и в области здоровья. Они значимо отличаются более высокой интернальностью в области семейных отношений по сравнению с другими группами. Женщины с таким уровнем субъективного благополучия значительно меньше расстраиваются, у них меньше проявляются эмоциональные срывы при возникновении проблем.

Таким образом, подтверждено предположение о том, что субъектные качества личности матерей, имеющих ребенка-инвалида, служат фактором, обусловливающим уровень субъективного благополучия их личности.

В заключении подведены итоги исследования, отмечено, что полученные данные подтверждают выдвинутую гипотезу, сформулированы основные выводы.

1. Доказано, что у матерей, имеющих ребенка-инвалида, отсутствует высший уровень субъективного благополучия в связи с многочисленными стрессами. При этом субъективное благополучие таких матерей – вариабельный феномен, обусловленный определенными объективными и личностными факторами, отражающими их субъектную позицию.

2. Подтверждено, что субъектная позиция личности матери, имеющей ребенка-инвалида, носит интегративный характер, включая объективные и личностные факторы. К объективным факторам относятся: проявление субъектности в трудовой деятельности, в области профессиональной подготовки и в семейных отношениях. К личностным факторам относятся субъектные качества личности – интернальность и умение справляться со сложными жизненными ситуациями.

3. Выявлены взаимосвязи объективных факторов, отражающих субъ­ектную позицию матери, имеющей ребенка-инвалида, с особенностями ее субъективного благополучия.

Фактор трудовой занятости женщин, имеющих ребенка-инвалида, позитивно сказывается на субъективном благополучии. В группе работающих женщин уровень субъективного благополучия выше, чем в группе неработающих. Существует связь фактора трудовой занятости с другими показателями благополучия женщин. Достоверно значимые различия в группах работающих и неработающих женщин получены по следующим показателям. У работающих женщин выше уровень образования по сравнению с неработающими, они чаще имеют полную семью, а отношения в семье более благополучны (отец ребенка помогает в уходе за ребенком, у них складываются отношения поддержки и взаимопонимания); меньшее число матерей отказывается от чего-либо ради ребенка, продолжая вести полноценную жизнь, у них чаще, чем в семьях неработающих женщин, есть еще дети, и это желанные дети.

Наличие профессионального образования позитивно влияет на субъективное благополучие женщин, имеющих ребенка-инвалида. Жен­щины, имеющие профессию, чаще трудоустроены, у них более позитивные взгляды на будущее ребенка, меньшему числу матерей приходится отказываться от чего-либо ради ребенка, более благополучны они и в семейных отношениях.

Фактор полноты семьи также связан с позитивными тенденциями влияния на субъективное благополучие женщин, имеющих ребенка-инвалида. Женщины из полных семей чаще имеют профессиональное образование, все дети из таких семей желанные. Меньшему числу матерей из полных семей приходится отказываться от чего-либо ради ребенка. Отношения с мужем у большинства женщин замечательные, они оказывают помощь в воспитании ребенка гораздо чаще, чем в неполных семьях. Такие матери уделяют семье достаточно внимания и часто проводят время всей семьей.

4. Выявлены следующие взаимосвязи субъектных качеств личности матери, имеющей ребенка-инвалида, с особенностями ее субъективного благополучия. Качества интернальности связаны с субъективным благополучием, которое зависит от качеств интернальности, но в большей степени от интернальности в области неудач и в области семейных отношений. Выявлена специфика взаимосвязей в зависимости от составляющих субъективного благополучия женщин: чем выше интернальность достижений, интернальность в семейных отношениях и интернальность в целом, тем больше удовлетворенность женщин своей повседневной жизнью. Настроение женщины как показатель ее субъективного благополучия зависит от контроля за здоровьем.

Со способами выхода из трудных жизненных ситуаций связан такой показатель субъективного благополучия женщины, как настроение: настроение женщины улучшается, ее эмоциональная напряженность и чувствительность уменьшаются в зависимости от умения находить силы и способы выхода из трудных жизненных ситуаций.

5. Уровень субъективного благополучия женщин, имеющих ребенка-инвалида, связан с субъектными качествами личности (интернальности / экстернальности и способами выхода из трудных жизненных ситуаций).

Женщины с низким уровнем субъективного благополучия ха­рактеризуются в целом низкими показателями субъективного контроля, они больше полагаются на случай или других людей. Они отличаются экстернальностью в области межличностных отношений и меньшей интернальностью в семейных отношениях. При этом женщины в трудных жизненных ситуациях часто срываются, расстраиваются, не выдерживают ударов судьбы и могут реагировать психологически неадекватно.

Женщины со средним уровнем субъективного благополучия характеризуются более выраженными субъектными качествами. Они обладают интернальными качествами в большей степени, чем женщины в группе с низким уровнем. Для них характерна интернальность в семейных, межличностных отношениях. Меньше выражены у них и негативные реакции на сложные жизненные ситуации.

Наиболее выражены субъектные качества в группе со средневысоким уровнем субъективного благополучия. Значения интернальности в группе с высоким уровнем выражены в области достижений, семейных отношений и в области здоровья. Им в меньшей степени (по сравнению с группами с низким и средним уровнем) характерны эмоциональные срывы, они меньше расстраиваются при возникновении проблем.

Содержание диссертационного исследования представлены в следующих основных публикациях автора.

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК

  1. Шебанец Е.Ю. Организация психологической поддержки семьям, имеющим ребенка с отклонениями в развитии // Проблема субъекта и особенности субъектной личности // Человек. Сообщество. Управление. 2006. Спец. выпуск № 2. С. 91–96.
  2. Шебанец Е.Ю. Соотношение психологической поддержки и психологического сопровождения в процессе психологической помощи родителям и детям с отклонениями в развитии // Вестн. Адыг. гос. ун-та. 2007. Вып. 3. С. 371–375.
  3. Шебанец Е.Ю. Объективные факторы субъективного благополучия матери, имеющей ребенка-инвалида (с диагнозом ДЦП) // Вестн. Адыг. гос. ун-та. 2011. Вып. 1. С. 181–186.
  4. Шебанец Е.Ю., Хозяинова Т.К. Связь личностных особенностей субъективного благополучия матерей, имеющих ребенка-инвалида, с уровнем их субъективного благополучия // Вестн. Адыг. гос. ун-та. 2011. Вып. 4 (89). С. 115–121.

Статьи в научных и научно-методических сборниках,
периодических изданиях, тезисы докладов

  1. Шебанец Е.Ю. Психологическое изучение матерей, имеющих ребенка-инвалида с детским церебральным параличом // материалы IX Рос. конференции по экопсихологии / Психологический институт РАО, Международный независимый эколого-политологический университет. М.: УМК «Психология», 2010. С. 335–339.
  2. Шебанец Е.Ю. Исследование субъектной позиции матерей, имеющих ребенка-инвалида (с диагнозом ДЦП) // Медико-психолого-социально-педагогическое сопровождение детей-инвалидов и их семей: материалы Всерос. науч.-практ. конф. с международным участием: в 2 т. Красноярск: ГОУ ВПО «СибГТУ», 2010. Т. 2. С. 218–223.
  3. Шебанец Е.Ю. Психологические особенности субъектной позиции матерей, имеющих ребенка-инвалида (с диагнозом ДЦП) // Психология XXI века: материалы VI Междунар. науч.-практ. конф. молодых ученых: в 2 т. СПб.: Ленинград. гос. ун-т им. А.С. Пушкина; «АЙСИНГ», 2010. Т. 2. С. 64–68.
  4. Шебанец Е.Ю. Исследование психологических факторов субъек-тивного благополучия матери, имеющей ребенка-инвалида (с диагнозом ДЦП // Психология и педагогика: методика и проблемы практического применения: материалы XVI Междунар. науч.-практ. конф.: в 2 ч. Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2010. Ч. 1. С. 107–111.
  5. Шебанец Е.Ю. Изучение факторов субъективного благополучия матери ребенка-инвалида (с диагнозом ДЦП) // Психологическое сопровождение детей с особыми образовательными потребностями в условиях общеобразовательного учреждения: материалы Всерос. заочной науч.-практ. конф. Комсомольск-на-Амуре: изд-во АМГПУ, 2011. С. 167–173.
  6. Хозяинова Т.К., Шебанец Е.Ю. Субъектность матери, воспи­тывающей ребенка-инвалида, как условие ее субъективного благополучия // Научные материалы V Съезда Общероссийской общественной организации «Российское психологическое общество». М., 2012. Т. 3. С. 329.

Научное издание

Шебанец  Елена Юрьевна

ФАКТОРЫ СУБЪЕКТИВНОГО БЛАГОПОЛУЧИЯ МАТЕРИ,
ИМЕЮЩЕЙ РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА (С ДИАГНОЗОМ ДЦП)

Автореферат

_____________________________________________________________

Подписано в печать 16.05.2012. Формат 60 84 1/16.

Бумага тип. № 1. Печать цифровая. Уч.-изд. л. 1,5.

Тираж 100 экз. Заказ №

Издательско-полиграфический центр АГУ

385000, г. Майкоп, ул. Первомайская, 208.


* Здесь и в других таблицах жирным шрифтом отмечены статистически достоверные значения.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.